WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 21 |

«Вопросы истории, международных отношений и документоведения Выпуск 7 Сборник материалов Российской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 93/99 + 327(082) ...»

-- [ Страница 7 ] --

Литература Юрганов А.Л. Убить беса. Путь от Средневековья к Новому времени. М., 2009.

Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI–XVII вв. М., 2001.

Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1903.

Краснова И.А. Традиции и новации в изучении истории женщины в Тоскане XIV–XV веков // Методологические и историографические вопросы исторической науки. Томск, 2007.

Мюшембле Р. Очерки по истории дьявола. М., 2005.

А.С. Полякова

«ПРЕКРАСНО СТРАДАТЬ ЗА РОДИНУ»: ПРОЕКТ ФРАНЦУЗСКОГО БРАКА

ЕЛИЗАВЕТЫ ТЮДОР И ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАСТРОЕНИЙ

Рассматриваются причины недовольства английского общества проектом французского брака Елизаветы Тюдор в конце 70-х–начале 80-х гг. XVI в. и причины отказа королевы от заключения брака в контексте изменения общественных настроений.

Ключевые слова: Елизавета Тюдор, придворное общество, абсолютная монархия.

Абсолютная власть монарха предполагает независимость позиции правителя от многих органов государственного управления, церкви и общественного мнения. Такие монархии стали складываться в Европе в XVI в., в каждой стране приобретая свои особенные черты. Английский абсолютизм считается одним из самых специфических, привлекая исследователей к проблеме выстраивания отношений монарха и подданных.

Королева Англии Елизавета Тюдор вошла в историю не только как прославленный лидер, принципиальный в решении многих вопросов, победительница Непобедимой Армады, но и как «добрая королева Бесс», любящая свой народ и внимательная к его мнению. В конце 1570-х–начале 1580-х гг. единая позиция народа, придворного общества, Парламента и духовенства стала одной из причин отказа королевы от заключения брака с французским герцогом Анжу. В 1581 г. Елизавета заявила французскому посольству, что брак не будет благим делом из-за «чрезвычайного недовольства подданных этого государства» [1. С. 180].

Все правление Елизаветы сопровождалось усилением ее личной власти и отказом от властных полномочий не только знати, попадавшей в зависимость от королевских пожалований, но и простых подданных, заявлявших о своей лояльности Елизавете. Феномен популярности королевы можно объяснить в терминах социальной теории Пьера Бурдье. В своей книге «Социология политики» французский социолог подробно описал и назвал делегированием процесс передачи права доверенному лицу говорить и действовать от имени доверителей. Бурдье утверждает: «Доверенное лицо – … часть группы, которая может функционировать как знак вместо целой группы» [2. С. 182]. И чем более члены группы обделены в плане политического, экономического и культурного капитала, тем легче процесс делегирования и тем с большей охотой группа отказывается от своих прав в пользу доверенного лица [2. С. 183]. Но принципиальность и активность высказывания своего мнения подданными заставляют нас задать вопрос: было ли всенародное недовольство актом неповиновения воле государыни и наступлением на право суверена решать наследственный вопрос?

Ожидание наследника от монарха являлось и является традиционным. Поэтому с самого восшествия Елизаветы на престол Парламент обращался к монархине с петициями решить проблему наследования короны. В 1565 г. судья Ковентри обратился к Елизавете с пожеланием: «Подобно тому, как вы являетесь матерью вашего королевства… вы сможете, по великодушию и справедливости Господа, стать настоящей матерью и, принеся благословенный плод вашего королевского тела, видеть детей ваших детей в третьем и четвертом поколениях» [1. С. 3]. Елизавета отвечала на петиции неоднозначно и, хотя намекала на желание остаться незамужней, все же не отвергала возможности брака и рождения наследника. В 1579 г. Елизавета возобновляет начавшиеся 7 лет назад переговоры по заключению брака с французским герцогом Анжу и очень скоро наталкивается на недовольство всех подданных этой партией. Неприятие было так сильно, что накануне визита герцога в Англию, опасаясь за жизнь своего «лягушонка», хоть и путешествовавшего инкогнито, Елизавета издает указ, запрещающий носить с собой огнестрельное оружие вблизи двора [1. С. 162].

Опасность брака с французом представлялась всем ясной из-за возраста Елизаветы (в 1579 г. ей исполнилось 46 лет), и опасность родов в ее возрасте грозила потерей политической независимости Англии;

католическая вера герцога Анжуйского представлялась неприемлемой для короля протестантской страны.

Протестантизм, а вместе с ним и англиканское духовенство уже приобрели сильные позиции в Англии, еще более укрепившись после подавления Северного восстания 1569 г. и принципиальной позиции самой королевы, поэтому духовенство одним из первых начало убеждать королеву отказаться от брака с католиком.

Так, епископ Кокс направил Елизавете трактат, отговаривавший королеву от брака с французом [1. С. 160].

Многие члены Тайного Совета, будучи убежденными протестантами, как Уолсингем [3. С. 48], были решительно против брака королевы.

Парламент, представляя интересы горожан и знати (по замечанию К. Хейга, «приблизительно треть членов парламента от мелких городов выбиралась благодаря влиянию какого-то могущественного вельможи, часто в результате прямого нажима» [4. С. 89]), не мог согласиться с требованием герцога посещать католические мессы. Поэтому попытки в 1581 г. принять более строгие законы в отношении английских католиков могли служить противодействием заключению брачного контракта [1. С. 179].

Среди придворных также наблюдалась оппозиция герцогу Анжуйскому. При дворе популярным стало преподносить украшения в виде лягушки, а в некоторых печатных работах упоминались жабы в негативном значении, намекая на Анжу и его прозвище «лягушонок», данное самой королевой [1. С. 168]. Обстановка при дворе монархини всегда была очень напряженной из-за обилия признанных фаворитов и еще большого числа потенциальных получателей королевской милости. Поэтому появление еще одного мужчины, который будет безраздельно пользоваться вниманием Елизаветы, не могло не настроить придворных-протестантов против католика француза. Боязнь потерять высокие позиции при дворе, пожалования и знаки внимания от королевы в денежном эквиваленте заставляла идти на решительные меры. Придворный и талантливый поэт Филипп Сидни предупреждал королеву, что брак с Анжу «сильно уменьшит любовь, которую истинные верующие так долго к ней питали» [5. С. 151]. По заказу одного из членов Тайного Совета Джон Стаббс написал трактат, называвший «Алансона воплощением ветхозаветного Дьявола, который в образе змеи искушает непорочную Еву Англии, Антихристом, посягнувшим на корону» [5. С. 151]. Реакция королевы не заставила себя ждать, и автор трактата был приговорен к отсечению руки. Однако от своей позиции подданный Елизаветы не отказался: после экзекуции он поднял свою отсеченную руку и произнес: «Здесь я оставил руку истинного англичанина» [5. С. 151]. В это же время начинает меняться образ королевы в живописи. На портретах Елизаветы появляются аллегории и отсылки к образам Девы Марии и непорочной весталки Туккии, пронесшей воду в решете, не обронив ни капли, в качестве доказательства своей девственности [1. С. 171].

Недовольство самого широкого слоя населения Англии – простого народа – выражалось в памфлетах и презрительных высказываниях в адрес герцога Анжуйского. Ярким примером может служить широко распространенный в Англии памфлет, заявлявший: «… дорогой Франциск, правь дома, не отказывай нам. Для тебя здесь нет ничего, кроме меча и огня» [1. С. 164]. А в 1580 г. Тайный Совет приказал пригвоздить простолюдина к позорному столбу за «бунтарские» и похотливые высказывания о герцоге [1. С. 167].

Однако при этом всенародное сопротивление опасному с политической точки зрения браку не означало недовольства самой королевой и ее политикой. Наоборот, риторика всех слоев населения отличалась подчеркнутым уважением и верностью Елизавете. И делегирование властных полномочий подданных Англии своей королеве хоть и осложнялось северным восстанием 1569 г., тем не менее имело место и позволяло Елизавете говорить и действовать от имени всей Англии. Королева с самого начала своего правления подтверждала свою готовность защищать Англию и ее жителей. Многочисленные гравюры и портреты Елизаветы с пеликаном, разрывавшим себе грудь, чтобы напоить своей кровью птенцов, а также девиз королевы «Прекрасно страдать за Родину» формировали образ заботливой и любящей свой народ монархини [6.

С. 47]. И народ, отчасти из-за традиционно сформированных в Англии общих интересов сословий и наличия институтов давления сословий на верховную власть, отчасти из-за влияния широко пропагандируемого образа заботливой королевы, требует от Елизаветы осознания ответственности за судьбу государства и опасности, стоящей за возможным браком. Совпадение позиций всех сословий в Англии и принципиальное нежелание принять консорта-католика, безусловно, повлияли на решение королевы отказаться от ухаживаний герцога Анжуйского из соображений личной безопасности. Обстоятельства тяжелого детства и юности Елизаветы, постоянное нахождение в состоянии стресса и страх потерять жизнь, пример нелюбимой народом королевы-сестры, Марии Кровавой, способствовали формированию идентичности монарха, постоянно подтверждающего любовь к Англии, что гарантировало ей взаимность от народа и безопасность [7. С. 84–87]. Поэтому наряду с политическими причинами отказа от французского брака и нежеланием поддерживать «господина, запутавшегося в войне» в Нидерландах, как сказала сама Елизавета [1.

С. 183], существовали и социально-психологические причины.

История отношений королевы Англии и герцога Анжуйского закончилась пышными проводами герцога Анжуйского в очередной военный поход в Нидерланды, где Вильгельм Оранский уже получил письмо с просьбой от королевы удерживать там ее «лягушонка» как можно дольше. Елизавета скорбела и плакала [5. C.

154], но не изменяла своему девизу «Прекрасно страдать за Родину», зная, что народ Англии высоко оценит ее акт самопожертвования ради государственных интересов и отблагодарит своего суверена еще большей любовью и верностью.

За несколько десятилетий правления династии Тюдоров и усиления королевской власти в Англии наблюдается изменение общественных настроений и позиции в отношении обязанностей монарха. В 1530-х гг.

Генрих VIII мог позволить себе не спрашивать совета народа и ради решения наследственного вопроса изменить религию всего государства. В конце 1570-х гг. общество считает возможным и необходимым заявлять монарху о своей позиции по тому или иному вопросу, при этом ни в коем случае не оспаривая полномочия верховной власти. Это нельзя объяснить только «гендерным несоответствием» Елизаветы: в правление Якова I брак наследного принца Карла с французской принцессой также вызвал шквал критики [8.

С. 85].

Литература

1. Doran S. Monarchy and Matrimony. The Courtships of Elizabeth I. NY, 2003.

2. Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

3. Doran S. Why did Elizabeth not Marry? // Dissing Elizabeth. Negative representations of Gloriana. Edited by Julia M. Walker.

Durahm, 2004.

4. Хейг К. Елизавета I Английская. Ростов-на-Дону, 1997.

5. Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М., 2004.

6. Дмитриева О.В. От сакральных образов к образу сакрального. Елизаветинская пропаганда и ее восприятие в народной традиции // Одиссей. М., 2002.

7. Полякова А.С. Мария и Елизавета Тюдор: формирование образа правителя // Вопросы истории, международных отношений и документоведения: сб. тр. студентов и аспирантов исторического факультета. Томск, 2009. Вып. 4.

8. Юм Д. Англия под властью дома Стюартов. СПб., 2001. Т. 1.

О.А. Серкова

БУСИДО И РЫЦАРСКИЙ КОДЕКС: СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

«ПОВЕСТИ О ДОМЕ ТАЙРА» И «ПЕСНИ О НИБЕЛУНГАХ»

Сравнениваются два ярких произведения начала XIII в., представляющие как восточную, так и западную традицию – это японская «Повесть о доме Тайра» и германская «Песнь о Нибелунгах». Определяются основания для сравнения и некоторые направления сравнительно-исторического анализа.

Ключевые слова: бусидо, рыцарский кодекс, «Повесть о доме Тайра», «Песнь о Нибелунгах».

В первую очередь следует сказать несколько слов о проблематике и определить основания для данного сравнения. Мы знаем, что историческое и календарное время часто не совпадают, тем более если речь идт о двух удалнных регионах и их заведомо различных культурах.

В данном случае мы можем говорить о необыкновенной схожести процессов, проходящих в Японии в XI–XIII вв. и Германии в IV–VI вв. В это время и там и там произошл переход от старого порядка к новому, и там и там развивались отношения феодальной зависимости и складывалась целая система такой зависимости. Почему же для сравнения мы берм именно эти два произведения? Во-первых, оба эти произведения являются классическими примерами литературы ранних рыцарской и самурайской среды. Оба они являются продолжением народного эпоса и сказаний, выраженного теперь в письменной форме, и литературным жанром обоих произведений стала эпопея. «Повесть о Доме Тайра» и «Песнь о Нибелунгах», как и любое эпическое произведение, являются отражением среды, в которой были написаны, е реалий и культуры. Специфический же характер обоих произведений обусловливается тем, что и то и другое произведения – это уже литература не столько народная, сколько сословная, литература самурайства и рыцарства. А поскольку между рыцарской и самурайской культурой этого периода можно выделить определнные параллели (и их немало), то можно считать это достаточным основанием для такого сравнения. Есть определнное сходство и в самом процессе создания произведений, отмечает Николай Иосифович Конрад [1. C. 339]. Он сравнивает западных рыцарей-монахов, которые, как нам известно, трудились над созданием западного средневекового эпоса (в том числе «Песни о Нибелунгах»), и японских самураев, ушедших в монастыри, чьему перу и принадлежит «Повесть о Доме Тайра». Следовательно, не только героями, но и авторами произведений являлись люди из аналогичных слов.

Тем не менее в историографии можно встретить определнные противоречия и споры по поводу правомерности сравнения самураев и рыцарей, бусидо и рыцарской морали. В монографии Конрада можно встретить выдержки и цитаты из работ японского профессора Иноуэ Тэцудзиро, с которым сам Николай Иосифович вступает в спор. Спор этот касается в первую очередь истоков бусидо, которые Конрад видит в бурном XII в. Он рассматривает бусидо как совокупность воззрений и норм поведения самурайства, которые возникли «в строгом соответствии с жизненно необходимыми задачами восходившего в то время рыцарства и с теми требованиями, которые ежечасно предъявляла к его представителям окружающая действительность.

Шла борьба, требовавшая непрерывного напряжения сил, открывшая доступ к материальным благам, почту, славе; шла борьба, требовавшая постоянной мобилизации всех душевных и физических способностей, стойкости и упорства, мужества и жесткости, ума и хитрости. Лишь с такими качествами можно было преуспеть. Без них ждала гибель» [1]. Так он характеризует складывание бусидо. В свою очередь, мы можем сравнить это с процессом складывания культуры рыцарской среды – она также обусловлена постоянной борьбой, бесконечными войнами и междоусобицами, от успеха в которых также зависело выживание.

В обоих случаях такие перемены связаны с определнным ослаблением кровно-родственных связей и усилением связей договорных. Такие отношения неразрывно связаны с понятиями «долга» и «верности» для рыцаря и самурая. Говоря о долге в этом контексте, мы имеем в виду в первую очередь обоюдный долг вассала сеньору и сеньора вассалу. Понятие долга и соблюдение его в японской и германской традициях, на наш взгляд, довольно схожи. И там и там идею взаимосвязанности и взаимозависимости отследить нетрудно. Так, в «Песни о Нибелунгах» ярко и наглядно представлен пример исполненного вассального долга: один из героев эпоса – Хаген выполняет свой вассальный долг, даже узнав о пророчестве, гласящем, что никто из бургундов, стало быть, и он сам, не возвратится живым из державы гуннов. И доблестно сражается и умирает за честь своих королей [2. 2-я часть эпоса]. А следующий пример дат нам понять, что такое долг сеньора: в критический момент сражения с гуннами бургундские короли получают шанс спастись самим и спасти свои дружины ценой выдачи Хагена, их вассала, но ответ на это предложение таков: «Да не попустит бог, / Чтоб нашего вассала мы отдали в залог. / Мы тысячею братьев пожертвуем скорее, / Чем предадим хоть одного из верных нам людей» [2. Авентюра XXXVI].

В японской традиции вс обстоит примерно та кже – Н.И. Конрад пишет: «Долг вассала состоял в хоси – «служении», долг сеньора – в гоон – «милости». Реально оба этих долга были необходимы для обеих сторон, так как каждая нуждалась в другой, но такая связь, порожднная жизненной необходимостью, вылилась в форму моральной категории – тю – «верности» (верности долгу, в первую очередь)» [1]. И в качестве примера можно привести сюжет из «Повести о Доме Тайра» (4 свиток, глава 6): Мунэмори настигает Киоу, который не успел присоединиться к своему господину Ёримасе и Мунэмори предлагает Киоу перейти на свою сторону, то есть сторону Тайра, или выбрать смерть, соответственно; Киоу со скорбью соглашается присоединиться к Тайра. Весь последующий день он нест усердную службу и затем обращается с просьбой дать ему коня, чтобы разбить своего бывшего господина и доказать свою верность дому Тайра. Мунэмори дат ему одного из лучших коней по кличке Сребреник, и Киоу на этом коне в первую же ночь скачет к Ёримасе, чтобы защитить его в предстоящей битве и сложить за него свою голову. Таким образом, он остатся верен своему первому и единственному господину и исполняет свой вассальный долг.

Н.И. Конрад говорит, что все основные принципы (долг, верность, мужество и скромность) являются продолжением стандартных воинских качеств, но только в осмысленном и облагороженном виде. Так, например, «храбрость и отвага, свойственные отдельным дружинникам, превратились в «мужество» как некое благороднейшее свойство человеческой природы вообще», – пишет Н.И. Конрад, а «подчиннное положение рядовых воинов, невозможность для них подымать голову перед своим господином выдвинули принцип «скромности» [1].

Следует сказать ещ несколько слов о мужестве и скромности самураев из «Повести о Доме Тайра» в сравнении с рыцарями из «Песни о Нибелунгах». Все мы знакомы с таким явлением западной рыцарской культуры, как «избыточное мужество». Оно выражается в том, что сражение как минимум должно проходить «на равных», а в лучшем случае герой должен дать противнику фору, чтобы остаться героем, даже если результатом этого будет гибель героя. Но, конечно, о применении хитрости и обмана речь тут идти не может.

В японской традиции есть явление, сравнимое с западным «избыточным мужеством», и оно представляет особый интерес для нас. Это же явление отмечает и Конрад в своей монографии. Своеобразным проявлением избыточной мужественности является стремление самурая первым вступить на поле битвы, как его рисует и воспевает эпос. Первым переправиться через реку, развязать битву и первым вступить в не – такие примеры встречаются в тексте на каждом шагу.

Но помимо мужества эпическому самураю свойственна ещ и скромность, что совсем не свойственно эпическому рыцарю (если только не рассматривать скромность как проявление подчинения сюзерену).

Скромность японского рыцаря (е истоки мы видим в китайской традиции) заключается в его сдержанности (как в делах, так и в речах), в его стремлении проявить себя в сражении и благом деле. Рассмотрим пример.

Ёсинака – достойный, успешный, умелый воин говорит следующие слова: «Я, Ёсинака, рожденный в семье воинов, где почитают боевой лук и боевых коней, унаследовал, недостойный, от моих предков сие занятие». И дальше он произносит парафраз китайской песни, смысл которой состоит, во-первых, в том, что сын естественно наследует профессию отца, во вторых, подчеркивает свое якобы ещ несовершенное мастерство, в духе преувеличенной скромности, характерной для стиля китайской и японской литературы. Маловероятно, чтобы европейский рыцарь повл себя сходным образом: в западной традиции было принято себя хвалить, причм делать это обильно и красочно.

В заключение следует обозначить основные направления для будущего сравнительного анализа.

Следующим этапом работы станет исследование того, каким перед читателем предстат герой в японской и немецкой средневековой литературе – какими чертами он должен обладать и как должен себя вести. Понятия хитрости и смекалки в японской традиции также требуют более глубокого анализа. Интересно рассмотреть отношение к верховной власти (император и король), затронуть тему богатства и дара в данных произведениях. Любопытно было бы сравнить положение женщины в рыцарской и самурайской среде.

–  –  –

К ВОПРОСУ О СКЛАДЫВАНИИ СОЮЗА БЮРГЕРСТВА И РЫЦАРСТВА В КОНТЕКСТЕ

ГЕНЕЗИСА ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ В АНГЛИИ В XIII – XIV вв.

Рассматривается создание союза между бюргерами и рыцарями в Англии в XIV в. Этот процесс связывается с интенсификацией товарно-денежных отношений.

Ключевые слова: средневековая Англия, товарно-денежные отношения, союз бюргерства и рыцарей.

Отличительной, специфической чертой всей европейской цивилизации, бесспорно, является зарождение и развитие капитализма. При этом зарождение и развитие товарно-денежных отношений, без которых немыслимо развитие капитализма, шло неравномерно. И если ещ в XIII–XIV вв. Италия была лидером в развитии нового экономического уклада, то уже в XV–XVI вв. пальма первенства переходит к Англии, где раньше, чем где бы то ни было, возник капитализм. Важной особенностью развития региона в период развитого Средневековья стало не просто появление союза между бюргерами и мелким и средним рыцарством, которые очень быстро осознали общность интересов, но и их активное вмешательство в политику короля, прежде всего в рамках парламента.

Точкой бифуркации в этом процессе стало второе, в британской историографии называемое Анжуйским, завоевание, когда на престоле оказался Генрих II Плантагенет. Первой из его реформ была военная реформа, когда вместо феодальной повинности участия в военных операциях короля феодалов Генрих II вводит так называемые «щитовые деньги» взамен этой обязанности [1. С. 61–62]. Это мера фактически отсекала рыцарство от войны и заставляла его находить иные источники заработка. В условиях, когда рыночные отношения начинали развиваться вс более интенсивно, это мера вынудила рыцарство искать иные способы обогащения. В результате англо-нормандское мелкое рыцарство начинает постепенно включаться в товарноденежные отношения [2. С. 30–32]. К тому же в XIII в. наблюдаются процессы упадка феодальной экономики, а мелкая и средняя вотчина была более приспособляема к меняющимся условиям хозяйствования [3. С. 232], что ещ сильнее толкало рыцарство искать новые методы зарабатывать деньги. Вс это вкупе помогло рыцарям относительно безболезненно начать заниматься новым видом деятельности. Тем более, что статут 1290 г. Quia emptores, запрещающий субинфеодацию, разрешал субституцию, что отвечало как раз интересам мелких и средних феодалов, так как позволял свободное отчуждение земли. Благодаря этому рыцари могли начать торговать землй, на языке психологии они нарабатывали новые актуально-моментальные установки иного поведения, сближающего их с торговцами. Примечательно, что на Ранимедском лугу, где сословия вручили Иоанну Безземельному Великую хартию вольностей, горожане и рыцарство выступили единой колонной и с едиными требованиями.

Таким образом, благодаря означенным факторам, именно в XIII в. начинается сближение рыцарства и городского сословия, которое в XIV в. выльется в мощный блок как в парламенте, так и за его пределами.

Этот процесс шл с нескольких сторон. С одной стороны, рыцари начали активно включаться в торговлю.

С другой стороны, городское сословие не испытывало столь острого кризиса из-за своей «небоугодной»

деятельности и достаточно рано ремесло торговца перестало быть низким.

Этому способствовал, во-первых, большой удельный вес в английском праве традиционного варварского элемента, в котором многие нормы предусматривали равенство каждого члена социума закону и друг другу, а значит, эта форс-идея [4. С. 60] (в терминологии Бурдье), или единая нефиксированная установка получила возможность для реактулизации и закрепления [5. С. 69], а во-вторых, относительно мягкая табуированность торговли. В результате этого, если в гражданском праве континентальных государств основой было право римское имперское, чьей цивилизационной основой было рабство, то английским идеалом был «свободный и законный человек» [6. С.

443]. К тому же по ассизе о вооружении Генриха II [1. С. 62–63], которая во многом соответствовала традиционным английским законам [6. С. 110], каждый свободный человек, как крестьянин, так и городской житель, должен быть за свой счт приобрести вооружение в соответствии со своими доходами, то есть был военнообязанным. Это постановление отчасти нивелировало самую важную отличительную черту высшего сословия – военную деятельность – и делало равными перед королм всех подданных. Несформировавшееся представление о своей сословной избранности облегчало создание коалиции горожан с рыцарством, в отличие от Италии, где не только торговое сословие относилось с недоверием, а то и с враждой к феодалам, а даже подчас запрещало им вообще участвовать в политических делах городов, как это было во многих городах Ломбардии.

Успешному появлению этого союза в немалой степени способствовала и политика королевской власти, которая была заинтересована в сотрудничестве, так как это позволяло проводить централизаторскую политику, а значит, и изымать постоянно нуждающемуся королю необходимые финансовые средства для проведения своих действий. И тут мы подходим к другой стороне рождения товарно-денежных отношений в Англии, а именно быстрой и достаточно успешной централизации государства, которая, в свою очередь,

Что, впрочем, можно объяснить и боязнью за сво положение.

обеспечила определнные политико-правовые гарантии развитию товарно-денежных отношений. Достаточно красноречиво об этом говорит юридическая реформа Генриха II, которая вошла в историю под названием «реформа общего права» – как в смысле социальной составляющей, так и географической. Согласно ей любой свободный человек мог перенести за определнную плату сво дело в суд королевской скамьи. Как пишет Е.В. Гутнова, в XIII в. король вс чаще встат на сторону городов в их борьбе за муниципальные права, причм помощь оказывается даже городам, формально принадлежащим феодалам [1. С. 196]. Этот процесс поддержки торговых сословий неблагородного происхождения при этом не был линейным и безусловным. Король не мог действовать без оглядки на баронов, будучи связан с феодальной элитой, так, в частности, король разрешил свободный импорт иностранных товаров в ущерб национальных производителей [7. С. 108]. Впрочем, эта статья Великой хартии вольностей, как полагают исследователи, касалась, прежде всего, торговли товарами роскоши, пряностями – продукцией, востребованной именно знатью, и потому не столь болезненно сказалась на местных торговцах.

Вс более сближающиеся слои рыцарства и городских сословий оказались в ситуации, схожей с той, что была в Италии, только в более раннее время [8. С. 49], когда они были необходимы всем – как королю, который без их поддержки не смог бы противостоять сепаратизму магнатов, так и магнатам, которые вс более слабели и не могли лишь своими силами бороться за свои привилегии. Так, уже в конфликте 1215 г. бароны вынуждены были искать союза с городами, мелкими феодалами и фригольдерами [1. С. 285], чтобы иметь шанс на победу в борьбе с королм. Уже во второй половине столетия король в статуте 1283 г. ставит интересы кредиторов выше интересов баронов, позволяя изымать их земли за долги [1. С. 193]. Эта расстановка сил, во-первых, позволила бюргерам и рыцарству осознать свою силу и общность интересов и в конце века в ходе восстания 1297 г. выступить с единой программой. Во-вторых, отсюда проистекали предпосылки для изменения габитуса в обществе, более рационализированное восприятие магнатов и собственно короля. И, в-третьих, благодаря тому, что в союзе с ними испытывали необходимость несколько социальных сил, они обретали опыт лавирования и компромисса как между собой, так и с другими сословиями. Это позволило им не только наработать новые установки, но и закрепить уже появившиеся.

В этот период город и его союзник рыцарство заявляет о себе и как об экономической, и как о политической силе. Все эти процессы предопределили бурный рост английской экономики. И если до середины XIV в. флорентийцы были единственными кредиторами, способными утолить финансовый голод короны, то после банкротства банкирских домов Перуцци и Барди в 1342 и 1346 гг., английские купцы оказались в состоянии дать королю внушительный зам [9. С. 4]. В этот период значительно увеличивается внешнеторговый оборот, торговое сальдо становится положительным [9. С. 5–11], а Лондон становится одной из торговых столиц средневековой Европы [10. С. 86].

Таким образом, именно складывание союза между рыцарством и бюргерами дало мощный толчок для развития товарно-денежных отношений. Благодаря этому союзу им удалось добиться выполнения их политических требований, которые обеспечивали более комфортное развитие торговой деятельности, а значит, и товарно-денежных отношений в целом.

Литература

1. Гутнова Е.В. Возникновение английского парламента. М., 1960.

2. Репина Л.П. Сословие горожан и феодальное государство в Англии XIV века. М, 1979.

3. Петрушевский Д.М. Английская деревня XIII–XIV веков и восстание Уота Тайлера. М., 1935.

4. Бурдье П. Социология политики. М., 1990.

5. Николаева И.Ю. Проблема методологического синтеза и верификации в истории в свете современных концепций бессознательного. Томск, 2005.

6. Брайнт А. Эпоха рыцарства в истории Англии. СПб., 2001.

7. Памятники истории Англии XI–XIII веков. М., 1936.

8. Тарле Е.В. История Италии в средние века. СПб., 1901.

9. Кузнецов Е.В. Торговля и купеческий капитал в Англии XIV–XV вв. // Проблемы английской истории и историографии.

Горький, 1989.

10. Кузнецов Е.В. Борьба цехов и купеческой олигархии в Лондоне в 70–80-х гг. XIV в. // Учные записки Горьковского гос. университета. Серия историко-филологическая. Горький, 1968. Вып. 88. Ч. 2.

–  –  –

Рассматриваются и выявляются результаты исследования источниковедческой базы, проблем и основных направлений в работах современных исследователей и египтологов.

Ключевые слова: хронология, «Тексты пирамид», Пирамиды Хуфу.

Сегодня мы знаем о Египте по сочинениям древнегреческих авторов и римских путешественников, по работам многих поколений египтологов, которые отражают их взгляды и представления. В них еще не было научно обоснованных методов исследования, поэтому в дальнейшем возникли интерпретации разных аспектов древнеегипетской истории, и появление новых фактов заставляет ученых пересматривать свои взгляды и вносить в них поправки.

Актуальность проблемы заключается в том, что появляющиеся в последнее время в египтологии новые труды зачастую направлены на реконструкцию истории, альтернативную интерпретацию фактов. Среди них встречаются и противоречащие фундаментальным требованиям науки. Современная египтология проверяет и уточняет данные прошлых столетий, исправляет ошибки, допущенные предшествующими археологами, опираясь на современные достижения в области химии, физики, биологии и т.д. И составляет более точное и полное представление об истории Древнего Египта.

Первым египтологом, использующим при раскопках научную методику, инициатором первых крупных раскопок стал француз Огюст Мариэтт (1821–1881). Огюст Мариэтт – египтолог, создавший в Египте первую в мире национальную службу древностей, а в Каире – первый государственный музей на Ближнем Востоке.

Если с именем Мариэтта связана борьба за сохранение наследия Египта, то с именем его преемника, Гастона Масперо, открылась новая эра египтологии, ознаменовавшаяся развитием новых методов и приемов археологических исследований. В течение 1884–1892 гг. Гастон Масперо напечатал все иероглифические тексты, обнаруженные в пирамидах Тети, Унаса, Мер-ен-ра и Пепи II в «Сборнике трудов, касающихся египетской и ассирийской филологии и археологии».

Открытие «текстов пирамид» дало египтологам богатейший материал для изучения древнеегипетской религии. Французский историк Франсуа Ленорман писал в 1873 г. во втором томе своего труда «Первые цивилизации»: «Все признаки указывают на то, что египетская цивилизация являлась в сущности материалистической и была очень мало озабочена делами религии». Содержание «текстов пирамид»

решительно опровергло это мнение. Более того, оно убедительно показало, что египтяне придавали религии и вообще духовной стороне человеческой жизни такое важное значение, которое, пожалуй, не придавал никакой другой древний народ. Древние египтяне были, как оказалось, первыми на земле людьми, поверившими в бессмертие человеческой души [1. C. 198–199].

Немаловажный интерес вызывают пирамиды в Гизе. Первоначально пирамиды были объектами для охотников за сокровищами, которые проводили собственные раскопки. Самый известный из первых археологов – это живший в VIII в. калиф эль-Мамун, сын калифа Гаруна аль-Рашида. Он писал, что залил северную сторону Великой пирамиды горячим уксусом в тщетной попытке разломить камни и добраться до сокровищ, ибо он, как и все другие, был абсолютно уверен, что пирамида была набита золотом [2. C. 47].

Современное исследование пирамид продвинулось настолько далеко, что существующая до 1838 г. идея о захоронениях и спрятанных там сокровищах утратила всякий смысл.

В связи с этим в Англии стало развиваться теоретическое направление в изучении пирамид.

Теоретическое направление в Англии поставило новые вопросы о пирамиде Хуфу. Высказывается мнение, что, имеющая столь точные пропорции, она не может быть творением человека. Очевидно, пирамида была построена не без участия божественных сил – исчезнувшей расы избранных Богом людей. Не являясь языческой усыпальницей, пирамида была памятником человеческой судьбы, возведенным с помощью «пирамидных дюймов», и знающие люди могли предсказывать по ней будущее. В 1867 г. королевский астроном и профессор Эдинбургского университета Чарльз Смит утверждал, что пирамида Хуфу имеет столь точные пропорции, что просто не могла быть творением человека: «Во всей этой постройке, со всеми ее традициями, как древними, так и современными, мы понимаем, что это самое древнее сооружение в мире, а не языческий след и не идолопоклонство» [3]. Смит ошибался, полагая, что более поздние пирамиды, меньшего размера, были чрезмерно покрыты изображениями и иероглифами, а также был не прав в том, что Великая пирамида – самая старая и наиболее значительная пирамида. И, как было доказано впоследствии, ошибалcя и в «пирамидных дюймах».

В настоящее время этим вопросом занимается Питер Лемезурье, ученый-языковед Кембриджского университета. П. Лемезурье в своей работе «Великая пирамида расшифрована» приводит основные события грядущей истории человечества в духовном плане, полученные им на основе расшифровки основных геометрических параметров пирамиды Хуфу, ее коридоров и камер, в соотношениях которых, по утверждению ученого, содержатся предсказания будущего.

В 2002 г. и по настоящее время исследования в пирамиде Хуфу с помощью миниатюрного робота выдвинули версию о религиозном предназначении, связанном с представлениями египтян о загробном путешествии души.

Одной из самых острых и трудноразрешимых проблем в историографии древнеегипетской истории всегда была и до сих пор остается проблема ее хронологии. На трудности определения временных рамок древней египетской истории указывал еще ученый-энциклопедист XVII в. Атанасиус Кирхер [1. C. 235].

Английский египтолог У.М. Флиндерс Петри в качестве времени восшествия Менеса на престол называл:

сначала – 4777 г. до н.э., затем 5510 г. до н.э. Французский египтолог О. Мариэтт относил начало правления Менеса к 5004 г. до н.э., немецкий египтолог Г. Бругш и английский египтолог Э.А.У. Бадж называли в качестве даты этого события 4400 г., немецкий египтолог Дж. Г. Брэстед – 3400 г., немецкий египтолог Курт Зетхе – 3360 г., Э. Мейер – 3180 г., барон Бунсен – 3059 г., английский египтолог сэр Дж. Г. Уилкинсон – 2691 г. до н.э.

Как видим, расхождение между первой и последней датами в приведенном списке достигает 2819 лет.

Все приведенные даты египтологи представляли в качестве приблизительных, но это не уменьшало разногласий между ними и свидетельствовало лишь о невозможности создания более точной хронологии древнеегипетской истории.

Еще большую путаницу в хронологию Древнего Египта внесли Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко. В своей книге «Новая хронология Египта» авторы утверждают, что существующая хронология исторических событий в целом неверна, и предлагают свою реконструкцию истории. По их уверению, хронология основана на математических и астрономических расчетах, потому историки критикуют их за игнорирование методологии исторической науки. Авторы считают: «Оказалось, что ни одно окончательное астрономическое решение для зодиаков Египта не опустилось ранее XII века нашей эры» [4. C. 6]. Историки категорически не согласны, что достоверных письменных источников по истории человечества ранее IX в. не существует.

Критики «Новой хронологии» отмечают, что она противоречит фундаментальному требованию ко всякой теории и гипотезе, претендующей на научность: такая теория или гипотеза не должна противоречить данным иных областей науки. Также для объяснения некоторых отдельных фактов теория Г.В. Носовского и А.Т.

Фоменко требует отбросить научные теории, описывающие чрезвычайно широкий круг наблюдаемых явлений, не предлагая собственного приемлемого объяснения, и, таким образом, в своем нынешнем виде подпадает под определение лженауки.

Таким образом, исследование проблем и направлений современной египтологии позволяет сделать вывод, что египтология как наука, прошла большой путь, начавшись с XIX в., и сегодня это уже наука, которая использует современные комплексные методы исследования, позволяющие с большей степени точностью датировать найденные материалы. И на основе добытых данных устранять ошибки, допущенные в ранних трудах жрецов, путешественников, историков, но не лишает ученых возможности дискуссий и по настоящее время.

Литература

1. Томсинов В.А. Краткая история египтологии. М., 2004.

2. Тилдесли Д. Египет. Возвращение утерянной цивилизации. М., 2007.

3. Теоретическое направление изучения пирамид [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://egyptcult.ru/teoreticheskoenapravlenie-izucheniya-piramid.html, свободный (дата обращения: 20.02.2011).

4. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Египта. Исследование 2000–2003 гг. М., 2003.

–  –  –

Исследуются особенности проведения королевских коронаций во Франции и Англии периода Средневековья и Нового времени. Рассматриваются случаи изменения традиционного проведения ритуала в Англии и анализируются взгляды историков на причины подобных новаций.

Ключевые слова: Коронация, правитель, ритуал, презентация власти.

Коронация являлась, пожалуй, одним из ключевых ритуалов в жизни средневекового правителя. Не менее актуальным он был и для многочисленных подданных монарха. Именно посредством данной церемонии, характеризующейся четкими действиями всех ее участников, король презентовал свою власть, демонстрировал свое восшествие на трон, а подданные приветствовали его и принимали нового главу государства.

Средневековая идеология, основанная на конкретном восприятии событий, традиционности, преемственности обычаев и острожном отношении к новациям, определяла строгость и необходимость строгого соблюдения всех мельчайших деталей коронационного ритуала. Выверено было все: местонахождения конкретных лиц, представителей церкви, светской власти, текст хвалебных королевских гимнов, положение монарха в момент его миропомазания. Именно подобные тонкости и особенности интересуют западноевропейских исследователей при анализе процесса принятия престолонаследником статуса главы королевства.

В настоящей статье ставится задача показать, какие особенности коронационных процессий интересуют историков. Исходя из традиционности и строгой преемственности норм проведения этого ритуала, авторы ищут исключения, новации и специфические для того или иного времени черты, выходящие за рамки четко определенных правил его исполнения. В качестве объекта исследования взяты очерки исследователей антропоисторического направления, собранные в специальном сборнике, посвященном изучению коронационных процессов.

Безусловным эталоном коронационной церемонии выступает французский пример. Для западноевропейской практики традиционно принято рассматривать данный ритуал именно во французском варианте. В этой связи уместно привести рассуждения Ральфа Гизе, исследователя французского монаршего двора. Он обращает внимание на традиционность коронации. По его заключению, ни одна европейская страна не может характеризоваться таким постоянством, как французская церемония восхождения монарха на трон.

Несмотря на претензии англичан на французский престол, на революцию 1789 г. и эпоху Наполеона, правила коронования были стабильны, и ничто не смогло их пошатнуть.

Самая важная особенность – это принципиальное различие между наречением королем законного престолонаследника и помазанием его на престол, то есть освещением его власти. По умолчанию было понятно, что старший сын правителя либо преемник, согласно «салической традиции», будет королем и примет власть в свои руки. Однако более значимым и символичным было именно освящение новоявленного монарха, так называемое наделение его божьей благодатью [1. P. 38]. Только пройдя эту церемонию правитель мог считаться истинным носителем государственной власти и защитником своих подданных. Не менее важным в символическом восприятии данного ритуала, по наблюдению Р. Гизе, было его исполнение исключительно в соборе в Реймсе. В качестве иллюстрации он приводит пример с принятием монаршего статуса Филиппом III, сыном Людовика IX, погибшего в крестовом походе в Тунисе. Филиппа признали королем, его поддержали бароны и официально подтвердили данный статус. Однако для полного утверждения Филипп обязан был пройти процедуру елеосвящения в Реймсском соборе. Несмотря на то, что данная процедура в силу объективных обстоятельств была отложена на год, только после ее прохождения он получил возможность официально править своим государством. Так была важна в символическом отношении эта черта французского коронационного ритуала, игравшая существенную роль в презентации и дальнейшем установлении власти монарха.

Тема французского двора определенно была актуальной ввиду традиционности совершения коронации.

Однако на этом фоне еще более интересными представляются работы, посвященные английской практике, которая имела ряд отличий от континента. В этой связи представляется важным представить анализ нескольких таких исследований, посвященных изучению новаций в Англии.

Проблема вариаций и нововведений в ритуале сравнительно с континентом начинает проявляться в Англии с XIV столетия. Анализ этих нововведений изложен в очерке Эндрю Хьюза [1. P. 197]. Свои рассуждения он основывает на анализе гимнов и песнопений, звучавших в ходе процессии. С 1308 г., когда власть принимал Эдуард II, в ознаменование величия и могущества монарха коронационная процессия началась с возгласов «Vivat rex», что не было характерно для подобных случаев. Также новационным было включение в процесс исполнения ритуала песнопений на обряд помазания монарха, в том числе и упоминавшие святого Эдмунда, короля-мученика. Данное нововведение было не случайным, по замечанию Э.

Хьюза. Таким образом проводилась параллель с Людовиком IX, который знаменовал собой святость французской монархии. Соответственно, упоминание Эдмунда означало освящение монархии английской.

Еще одним нововведением в английской коронационной традиции было опущение одного из самых символичных составляющих коронации, так называемых Laudes. Возгласы толпы, направленные на восхваление нового правителя, стали не актуальны для ритуала. Как отмечает автор, Эдуард II уже не слышал подобных возгласов в свою честь, и в последующем Laudes не звучали ни для одного из британских монархов [1. P. 207].

Анализ очерков, посвященных британской тематике, показывает, что основная доля новшеств в ритуале коронования монарха относится к периоду реформации, после введения контроля над религиозными вопросами самим английским монархом.

Тем не менее авторы отмечают ряд очень занимательных особенностей, связанных с изменением приоритетов. С учетом того, что авторитет и влияние Папы Римского в странах Северной Европы уменьшились, коронация английских королей стала входить в компетенцию непосредственно правителей. В этой связи ярким примером выступает восхождение на престол Елизаветы I. Ричард МакКой, рассуждая об этом прецеденте, приводит различные точки зрения современников Елизаветы и их взгляды на это событие [1.

P. 222]. Будучи протестанткой, а, следовательно, находясь в сложных отношениях с католической церковью, по обычаям которой и проводился обряд коронования, престолопреемница выбрала свой вариант решения данного вопроса. Из-за отсутствия архиепископа Кентерберийского и нежелания проводить церемонию другими иерархами католической церкви она назначила для этих целей Оуэна Оглторпа, епископа Карлайлского. Следуя ее требованиям и стремлениям, епископ вынужден был внести ряд новаций в сложившийся веками ритуал. Елизавета отказалась проходить обряд причастия хлебом. В момент, когда данный элемент коронационной процессии должен был состояться, она удалилась со службы. Дэвид Старди приводит различные точки зрения исследователей данного прецедента [1. P. 240]. По мнению одних авторов, это был целенаправленный знак протеста против католических обычаев, другие считают, что таким образом она продемонстрировала свое превосходство над традицией, а третьи предполагают, что вкушение хлеба имело место, однако было красиво завуалировано прикрывавшим рот платком. Так или иначе, факт изменения многовековой традиции имел место быть. Это было выходящим за нормы и правила событием, которое, безусловно, заинтересовало историков.

В изучении проблем коронационных ритуалов XIII–XVII вв. американские исследователи второй половины ХХ в. акцентировали свое внимание на традиционных и маломеняющихся действиях короля и его подданных. С конца ХХ в. в американской историографии прослеживается четкая тенденция исследования инноваций в процедурах, касающихся коронации европейских монархов. В частности, в работах Э. Хьюза, Р.

МакКоя, Д. Старди показана трансформация коронационных ритуалов в Англии и Франции, связанных со смысловой заменой хвалебных речей, введением в оборот ранее не используемых образов святых, реформационными преобразованиями.

–  –  –

Рассматриваются российско-китайские отношения на Дальнем Востоке. Делается вывод о «размытости» границ под влиянием экономических, демографических и культурных факторов.

Ключевые слова: Дальний Восток, Китай, аккультурация, экономический, культурный и демографический экспансионизм.

Тактика овладения одним государством территорией другого включает в себя не только применение военной силы, но также и мирные средства. Они, прежде всего, включают в себя экономическое овладение, приобщение к культуре чужого государства и массовую миграцию на территорию окультуриваемого региона.

Безусловно, этот процесс требует большого количества времени, но он же является более эффективным и проходит в наименьшей степени безболезненно.

Именно такая ситуация складывается на Дальнем Востоке в течение последних десятилетий. И это вовсе не удивительно. В географическом плане регион является самым отдаленным от центра, и, как следствие, Москва уделяет малое внимание его развитию. За время кризиса сократился объем промышленного производства, доходы каждого пятого жителя ниже прожиточного минимума. И главное – демографическая проблема. За последние 20 лет население округа сократилось на четверть. Слабая экономика, низкий уровень жизни населения – все это причины катастрофической депопуляции региона. Правительство РФ, безусловно, понимает необходимость финансирования и реформирования отдельных отраслей региона. Приняты федеральные целевые программы, по которым в 2010–2013 гг. будет выделено 367 млрд рублей. Но, по признанию министра регионального развития Виктора Басаргина, сейчас на реализацию ряда ключевых проектов развития Дальнего Востока «влияют условия ограничения лимитов бюджетных обязательств» [1].



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 21 |

Похожие работы:

«ИДЕИ А.А. ИНОСТРАНЦЕВА В ГЕОЛОГИИ И АРХЕОЛОГИИ. ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ МУЗЕИ МАТЕРИАЛЫ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург Россия ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ПАЛЕОНТОЛОГО-СТРАТИТРАФИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ КАФЕДРЫ ДИНАМИЧЕСКОЙ И ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОЛОГИИ МУЗЕЙ ИСТОРИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОБЩЕСТВО ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЕЙ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ посвященная памяти члена-корреспондента Петербургской Академии Наук, основателя кафедры...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ, ТЕХНОЛОГИИ И МОДЕЛИ РЕКОНСТРУКЦИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ЯВЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК МАТЕРИАЛЫ XII КОНФЕРЕНЦИИ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР МОСКВА, 2224 ОКТЯБРЯ 2010 г. Издательство Московского университета ББК 63ф1я И665 Издание осуществлено при поддержке гранта РФФИ, проект №10-06-06184-г Редакционный совет: к.и.н. В.Ю. Афиани (Москва), к.и.н. С.А. Баканов (Челябинск), ст.преп. Е.Н. Балыкина (Минск), д.и.н....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XV (V) СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ XI МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ» К 15 ЛЕ Т И Ю С О Д Н Я О С Н О В АН И Я Ф И Л И А Л А М Г У В Г О Р О Д Е С Е В АС Т О П О Л Е МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» Государственное научное учреждение «Институт истории Национальной академии наук Беларуси»ПОБЕДА – ОДНА НА ВСЕХ Материалы международной научно-практической конференции Витебск, 24 апреля 2014 г. Витебск ВГУ имени П.М. Машерова УДК 94(100)1939/1945+94(470)1941/19 ББК 63.3(2)622я4 П41 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования «Витебский...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. КУЛЕШОВА» МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ МОГИЛЕВСКИЙ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ ЦЕНТР РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО – 9 Сборник научных статей Под общей редакцией В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко им. А.А. Кулешова Могилев МГУ имени А. А. Кулешова УДК 2(075.8) ББК 86я73 Р36 Печатается по решению редакционно-издательского совета МГУ имени А. А. Кулешова Р е д а...»

«Организационный комитет конференции РУШАНИН Владимир Яковлевич, доктор исторических наук, профессор, ректор Челябинской государственной академии культуры и искусств ГУДОВИЧ Ирина Васильевна, директор Челябинской областной универсальной научной библиотеки ШТОЛЕР Андрей Владимирович, кандидат педагогических наук, доцент, проректор по научно-исследовательской и инновационной работе академии МИХАЙЛЕНКО Елена Викторовна, заместитель директора по научнометодической работе Челябинской областной...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«Министерство обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно практической конференции 15–17 мая 2013 года Часть I Санкт Петербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М....»

«ОТ РЕДАКТОРА © 2015 Г.С. Розенберг Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти FROM EDITOR Gennady S. Rozenberg Institute of Ecology of the Volga River Basin of the RAS, Togliatti e-mail: genarozenberg@yandex.ru Ровно 25 лет тому назад, 2-3 апреля 1990 г. в нашем Институте совместно с Институтом философии АН СССР, Институтом истории естествознания и техники АН СССР и Ульяновским государственным педагогическим институтом им. И.Н. Ульянова была проведена первая Всесоюзная конференция...»

«Владимир Кучин Всемирная волновая история от 1850 г. по 1889 г. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11610988 ISBN 9785447420581 Аннотация Книга содержит хронологически изложенное описание исторических событий, основанное на оригинальной авторской исторической концепции и опирающееся на обширные первоисточники. Содержание Глава 2.01 Волновая история. 1850 – 5 1869 гг. 1850 г. 5 1851 г. 20 1852 г. 40 1853 г. 61 1854 г. 88 1855 г. 114 1856 г. 144 1857 г. 166 1858 г. 181 1859 г. 201 1860 г....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» XLV НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ 2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия Тезисы докладов Часть II Самара Издательство «Самарский университет» УДК 06 ББК 94 Н 34 Н 34 ХLV научная конференция студентов (2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия) : тез. докл. Ч. II / отв. за выпуск Н. С. Комарова, Л. А....»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ИТАЛЬЯНСКАЯ РЕСПУБЛИКА В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ Доклады Института Европы № Москва УДК 321/327(450))062.552) ББК 66.3(4Ита)я431+66.4(4Ита)я4 И Редакционный совет: Ал.А. Громыко (председатель), Е.В. Ананьева, Ю.А. Борко, В.В. Журкин, М.Г. Носов, В.П. Фёдоров Под редакцией А.А. Язьковой Рецензенты: Зонова Татьяна Владимировна, доктор политических наук, Плевако Наталья Сергеевна, кандидат исторических наук...»

«АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ МДЕНИЕТ ЖНЕ СПОРТ МИНИСТРЛІГІ МЕМЛЕКЕТТІК ОРТАЛЫ МУЗЕЙІ АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖНЕ ЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ Л-ФАРАБИ атындаы АЗА ЛТТЫ УНИВЕРСИТЕТІ АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖНЕ ЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ, ЫЛЫМ КОМИТЕТІ Ш.Ш. УЛИХАНОВ АТЫНДАЫ ТАРИХ ЖНЕ ЭТНОЛОГИЯ ИНСТИТУТЫ Крнекті алым-этнограф, тарих ылымдарыны докторы, профессор Халел Арынбаевты 90-жылдыына арналан «ІІ АРЫНБАЕВ ОУЛАРЫ» атты халыаралы ылыми-тжірибелік конференция МАТЕРИАЛДАРЫ 25 желтосан 2014 ж. МАТЕРИАЛЫ международной...»

«ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ СРЕДНЕВЕКОВОГО ОБЩЕСТВА Материалы XXXIII всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Курбатовские чтения» (26–29 ноября 2013 года) УДК 94(100)‘‘05/.’’ ББК 63.3(0)4 П 78 Редакционная коллегия: д. и. н., проф. А. Ю. Прокопьев (отв. редактор), д. и. н., проф. Г. Е. Лебедева, к. и. н., доц. А. В. Банников, к. и. н., доц. В. А. Ковалев, к. и. н. Д. И. Вебер, З. А. Лурье, Ф. Е. Левин, К. В. Перепечкин (отв. секретарь) П 78 Проблемы истории и культуры...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр исторических исследований РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ Кафедра психологии и педагогики НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА ЭЛИТА РОССИИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Сборник научных статей Выпуск 2 Москва УДК 316.344.42 ББК 60.541.1 Э 46 Редакционная коллегия: А.А. Королев, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ...»

«Коллектив авторов Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12117892 Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность: ИРИ РАН; Москва; 2015 ISBN 978-5-8055-0281-2 Аннотация В сборнике представлены материалы международной научной конференции, приуроченной к 70-летию Великой Победы, в работе которой приняли участие ученыеисторики из России, Китая, США, Республики Корея и...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Воспитание и обучение: теория, методика и практика Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37 ББК 74+74.200 В77 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Мужжавлева Татьяна Викторовна, д-р....»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления август 2015 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. СТАТИСТИКА ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 8 КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА. ФОЛЬКЛОР ЛИТЕРАТУРА УНИВЕРСАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ Авторский...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.