WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |

«Вопросы истории, международных отношений и документоведения Выпуск 7 Сборник материалов Российской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 93/99 + 327(082) ...»

-- [ Страница 6 ] --

С одной стороны, она усугубила и без того тяжелое положение жителей Томска в условиях войны. Но, с другой стороны, благодаря мобилизации всех сил и средств, упорному труду томичей город сумел решить обострившиеся проблемы и включиться в работу по обеспечению нужд фронта, внеся заметный вклад в общую победу советского народа в годы Великой Отечественной войны.

–  –  –

Рассматриваются характерные черты народного театра конца XIX–начала XX в., определяются причины формирования в нем особого образа дворянина.

Ключевые слова: народный театр, образ барина.

Русская народная драма и народное театральное искусство в целом – интереснейшее и значительное явление национальной культуры. Драматические представления еще в начале ХХ века составляли органическую часть праздничного народного быта. По мнению А.Ф. Некрыловой и Н.И. Савушкиной, «народная драма – естественное порождение фольклорной традиции. В ней спрессовался творческий опыт, накопленный десятками поколений самых широких слоев народа» [1. С. 5–6].

«Народный театр» понятие многозначное, обширное и в какой-то мере условное. Ведь театр – это сложный организм, создающий спектакли – произведения искусства, в которых синтезируется работа многих специалистов (драматургов, режиссеров, актеров и т.д.). Народный же театр может включать в себя магические, бытовые обряды, народные игрища, искусство скоморохов. Стоит также отметить, что очень часто профессиональные театры с особым репертуаром, создаваемые для народа, и непосредственно сами народные театры, то есть созданные народом, называют одним термином. Поэтому, обращаясь к данному понятию, необходимо разъяснять и уточнять, в каком смысле оно употребляется.

В рамках представленной статьи термин «народный театр» будет использоваться в следующем значении:

это непрофессиональный театр, в котором исполнителями и зрителями являются представители народа – все слои крестьянства, мещанство (ремесленники), мелкое купечество и чиновничество, низшие слои духовенства, а в Новое время большая часть фабрично-заводского пролетариата. Г.А. Хайченко объединяет их одним понятием – «представители трудящихся классов» [2. С. 3]. Они еще задолго до появления профессионального театра и впоследствии, не имея к нему доступа, создавали и разыгрывали свои собственные драматические произведения. Репертуар подобного театра могли составлять произведения как устного народного творчества, так и профессиональной драматургии. Термин достаточно широк и не исчерпывается театральными формами, связанными только с устной народной традицией.

Считается, что история народного театра является длительной и проходит несколько стадий. Как пишет Н.И. Савушкина, «народные театры возникли в пореформенной России и получили широкое распространение в конце XIX – начале ХХ века» [3. С. 5]. В этот же период среди отдельных рабочих групп, крестьянотходников культивировались «пьесы, появившиеся еще в конце XVIII–XIX веке, которые в конце XIX – начале XX века распространились и в деревне» [4. С. 7]. Таким образом, в интересующий нас этап быстрыми темпами начинает развиваться любительский театр.

Особое внимание при изучении особенностей народного театра привлекает период конца XIX – начала XX века. Исследователи считают, что в это время происходят определенные изменения в духовной культуре русского общества. Как пишут А.Ф. Некрылова и Н.И. Савушкина, «в XIX веке древнее значение смеха начинает забываться, а оставшиеся элементы трансформируются. Непристойность, брань, неприличные жесты, немотивированный смех, распространенный на все и на всех, становились не всегда понятны и приемлемы.

Постепенно смех из формы восприятия действительности, осмысления жизни и ее законов превращался в средство борьбы с тем, что осуждалось, не принималось» [1. С. 15]. Поэтому народный театр становится своеобразным «зеркалом», отражающим бытовые реалии жизни.

Пьесы любительского народного театра являются важным источником по истории повседневности податных слоев населения. В пьесах активно ставились особо волнующие людей вопросы социальной жизни.

Сюжеты подобных пьес и драм широко отражают культурный кругозор, потребности и вкусы их создателей. С помощью этих произведений и их постановки у широкого слоя населения появляется возможность выразить свое отношение к происходящим в России изменениям.

Исторические события второй половины XIX века способствовали тому, что представления народного театра начали приобретать более злой, сатирический характер.

Широкое распространение получают комические сценки и пьесы, непременным героем которых становится барин – образ, ранее не бывший столь популярным. Сатирические произведения направлены на осмеяние барина, и весь сюжет подчинен этому замыслу, в основе которого лежит представление всех действий барина в комическом виде. Например, в пьесе «Мнимый барин» трактирщик обращается к главному герою: «Что угодно, барин голый!». Трактирщик называет это «похвалой» и продолжает высмеивать барина, говоря, что у него «в одном кармане вошь на аркане, в другом блоха на цепи» [1. С. 49–50]. Эти слова оскорбляют барина, и он покидает трактир. В следующей сцене при разговоре со старостой сатирический элемент усиливается. Он рассказывает, как «хорошо» живут мужики в поместье барина – «с ножки на ножку попрыгивают, у семи дворов один топор», и какие «большие» дома строят «собачки бежат, в окошечко глядят». «Всей деревней на одной сохе и то на козе» [1. С. 51–52]. В завершение разговора староста говорит барину: «…если бы была у вас, барин, петля на шее, я взял бы тримбабули-бом да и задавил бы» [1. С. 56].

В данном случае закономерными становятся вопросы о том, почему в народном театре появляется именно такой образ дворянина? Какие причины способствовали формированию и проявлению сатирического, а следовательно, негативного отношения к представителям дворянства?

В конце XIX века широкое распространение в пьесах получает фигура «мнимого барина», то есть обнищавшего, разорившегося человека, никчемного хозяина. И это напрямую отражает действительность. С отменой крепостного права в России начинаются необратимые процессы в дворянском сословии. Как пишет Ю.Б. Соловьев, «самодержавие при Александре III потерпело одну из самых существенных общеполитических неудач. Все старания на протяжении двух десятилетий восстановить силы дворянского сословия, хотя бы предотвратить его упадок и разложение, оказались безрезультатными» [5. С. 165]. В конце XIX – начале ХХ в.

стало понятно, что дворяне теряют свое прежнее положение. Многие из них не смогли приспособиться к новым условиям, быстро переориентироваться, отказаться от всего привычного и оказывались на грани разорения. Разложение старого сословия было очевидным. В дореформенной России дворянство играло большую роль в государстве, после реформ его влияние значительно уменьшается.

«Эволюция их правового статуса во второй половине XIX – начале XX в. была сложным процессом.

Превращение многих привилегий высшего «благородного» сословия в права оставляло его, тем не менее, в наиболее выгодном положении, создавало благоприятные условия для его дальнейшего развития», – пишет Н.А. Иванова [6. С. 39]. По словам Ю.Б. Соловьева, «стала наблюдаться неоднородность дворянства, несогласованность интересов различных его фракций, наличие в его среде, кроме тех, кто всем своим существом тяготел к прошлому, элементов, увлекаемых буржуазным развитием» [5. С. 192]. Это говорит о том, что меняются облик дворянского сословия и его представления о собственном месте в обществе и о происходящих в стране переменах.

Однако изменение взглядов и отношений, получившее свое отражение в пьесах народного театра, связано не только с процессами трансформации дворянского сословия, но и с переменами в самом народе, и прежде всего в крестьянской среде. Крестьянство являлось обособленным сословием, но государство после реформ стало проводить меры по «стиранию их отличий по сравнению с другими сословиями» [6. С. 115]. И хотя этот процесс происходил очень медленно, он давал определенные результаты.

Прежние ментальные установки крестьянина-общинника начинают меняться. Если раньше помещикбарин являлся для них опорой и защитой, то теперь крестьян такое положение начинает тяготить. Крестьяне по реформе могли выкупать землю, но за большую плату, они попадали из крепостной зависимости от помещиков в экономическую. Особым нравственным последствием отмены крепостного права было то, что теперь крестьян нельзя было продать, купить или подарить по барскому желанию, они перестали быть собственностью помещика. «В поведении крестьян наблюдается рост рационализма, прагматизма, индивидуализма» [7. С. 332]. У них растет чувство собственного достоинства, стремление к знаниям и культуре. Особенно ярко все изменения проявлялись в среде деревенской молодежи.

Великие реформы привели к расслоению деревни и увеличению числа отходников. Возвращаясь, они вместе с другими наблюдениями приносили и свои первые театральные впечатления. И хотя крестьяне сопротивлялись проникновению в свою среду городской культуры, тем не менее «отходничество расширяло кругозор, делало крестьян восприимчивыми к иным системам ценностей и способам поведения, к новшествам.

Под влиянием отходников крестьянство знакомилось со стилем поведения светских людей, и это постепенно оказывало влияние не только на их материальный быт, но и на менталитет» [7. С. 339–340]. Под таким воздействием сатира начинает активно проникать и пронизывать каждую театральную постановку, так как традиционные фольклорные драмы все меньше способны были удовлетворить потребности зрителей.

Таким образом, появление негативного образа барина в народном театре было вызвано двумя взаимосвязанными процессами трансформации основных сословий российского общества – дворянства и крестьянства, происходившими в конце XIX – начале XX в. Необходимо также учитывать, что не последнее влияние на народный театр оказывали театры для народа, которые специально создавались театральной художественной интеллигенцией и были направлены на формирование в широких слоях общества определенного отношения к жизни. Цели и задачи подобных театров были весьма разнообразны, некоторые из них преследовали культурно-просветительные цели, другие создавались как чисто коммерческие, третьи, появившиеся по инициативе правительства, были направлены на отвлечение людей от политики. Независимо от цели создания все эти театры становились своеобразными центрами общественной жизни.

–  –  –

Исследуются изменения народных представлений о королевской власти в ходе религиозных войн во Франции.

Ключевые слова: Генрих III Валуа, XVI в., Франция, религиозные войны.

Фигура Генриха III Валуа – одна из самых трагических и противоречивых во французской истории. Его судьба была нелегкой – ему выпало править Францией в тяжелый период религиозных войн. Это был монарх, чрезвычайно не похожий на своих предшественников. Ему были уже не свойственны черты короля-рыцаря, которые мы легко находим у его отца – Генриха II и у его деда – Франциска I. Воспитанный как абсолютный монарх и имеющий за плечами двухгодичный опыт правления в Польше, Генрих Валуа уже не чувствовал себя просто первым дворянином Франции. Он считал, что имеет полное право распоряжаться судьбой страны в соответствии лишь со своей волей и по своему желанию, ибо корона получена им по праву рождения и власть его освящена Богом.

Генрих жил и правил с ощущением не просто «вседозволенности», но и «всеоправданности» своих действий. Это подкреплялось и необычайной популярностью в первые годы царствования его фигуры в народной среде. В памяти французов еще живы были воспоминания о славных победах католического войска под началом принца Генриха над гугенотами, одержанные при Жарнаке и Монконтуре. В те дни молодого принца любили в народе, пожалуй, куда больше, чем короля Карла IX. Поэтому Генрих III был долгожданным монархом, от него ожидали прекращения гражданской войны.

Но шли годы, а война не прекращалась. Народные чаянья также сходили на нет. Широта действий короля была существенно ограничена реалиями гугенотских войн, развернуться душа монарха могла лишь при собственном дворе, который, правда, был им организован как королевство в миниатюре: четко структурированное, регламентированное и живущее только в соответствии с волей правителя. Но вот сплотить вокруг себя французский народ, вывести его из пучины гражданской войны этот король не смог. Французы не увидели в Генрихе III привычный им образ сильного и мудрого отца, того короля-рыцаря, который с варварских времен выступал знаменем нации и, находясь впереди войска, вел его на врага. Генрих, хоть и отличился в юности на поле брани, все же не соответствовал этим представлениям.

Народ, в массе своей, не понимал тех кокетливых форм самовыражения, к которым был склонен правитель. Он любил карнавалы, балы и маскарады, ценил литературу, поэзию и театр. И если это было в какой-то степени доступно пониманию простых людей, то вот восторженная любовь Генриха к маленьким собачкам и детским играм вроде бильбоке – игра, в которой нужно подцепить мячик острым концом или изогнутой палочкой, вызывала недоумение.

Генрих был королем совсем иного склада, чем его предшественники – это король Нового Времени, новой эпохи – светлой и просвещенной, а вот его народ (а это в основном крестьяне) был еще народом Средневековья, с его прямолинейностью и еще феодальными представлениями о чести, долге и достойном поведении. Таким образом, возникло явное непонимание между правителем и подданными, усугубленное бедственным положением Франции, раздираемой на части католиками и гугенотами.

По мере нарастания кризиса в стране недовольство правителем принимало все более четко выраженные формы: повсюду распевали памфлеты, очерняющие короля; набирала силу Католическая Лига, во главе с герцогом Гизом; протестанты набирали союзников; а вот ряды защитников монарха таяли на глазах. Они составляли «две или три сотни гвардии, несущей охрану Лувра, прево дворца со своими людьми, начальник городской стражи, да прево Арди – вот и все силы, которые могут помочь королю в Париже» [1. С. 7].

Но, при все при этом, король Генрих для французов, безусловно, был помазанником божьим, чьи права на престол были неоспоримы. Даже в самые критические моменты истории государства, когда из-за социальных бурь и невзгод чаша народного терпения грозила переполниться, фантазии подданных не шли дальше предложения постричь августейшую особу в монахи. Никто и не помышлял об умерщвлении суверена.

Генрих Валуа обладал повышенной нервной чувствительностью, слабым здоровьем. Его бездетность и переживания из-за морального упадка раздираемого гражданской войной королевства привели его к глубокой набожности. Стремление открыто демонстрировать свое благочестие, имевшее и политическую подоплеку, желание придавать всему какой-то мистический блеск побудили его примерно до 1587 г. принимать участие в религиозных процессиях. Но в искренность католической веры короля в народе верили все слабее, зато слухи о его союзе с протестантами разрастались с нешуточной быстротой. Наиболее радикально настроенные католики поговаривали, что «им хорошо известно, что на самом деле король поощряет короля Наварры и с этой целью отправил к нему д'Эпернона, дабы передать в виде займа сумму в 200 тыс. экю для продолжения войны с католиками» [1. С. 6] или «что король уже сговорился с гугенотами, и посему они выступят одни, чтобы начать игру и разделаться с королем, не полагаясь ни на принца, ни на руководителей, ни на Совет [Лиги], но лишь на самих себя» [1. С. 13].

Король своими действиями (а зачастую – бездействием) настроил против себя почти всю страну. В итоге среди парижан в 1585 г. созрел заговор против сюзерена. Хотя следует сказать, что большинство заговорщиков составляли маргинальные элементы общества, ведомые, скорее желанием пограбить, пользуясь неразберихой.

И опять-таки не шла речь об убийстве короля – монастырь, вот что его ждало! Во Франции не было традиции убивать королей. Сакральный страх перед королевской властью был еще очень силен. Даже лигеры трепетали перед королем, до последнего опасаясь, что он раскроет все их коварные замыслы и арестует.

Все изменило убийство лидера французских католиков – герцога Гиза – по прямому указанию Генриха III. Раньше на короля роптали, но все же продолжали признавать его власть. Да, Генрих был странен и непонятен своим подданным. Да, он не дал стране наследника, навлек на нее множество бед, истощил ее ресурсы. Но он оставался Королем. Народ мог бунтовать, но он бунтовал, скорее, против режима и политики, а не против особы монарха, которая испокон веков была священна.

Теперь же ситуация изменилась коренным образом. Убийство Гиза стало для короля своеобразной «точкой невозврата», когда уже ничего не может исправить ситуацию и вернуть все на круги своя. Имидж монархии был дискредитирован полностью. Династия Валуа потеряла легитимность в глазах народа. 2 августа 1589 г. Генрих III Валуа был убит монахом Жаком Клеманом.

Неприятие культурных образцов, по которым пытался строить свой властный облик Генрих III Валуа, закономерным образом привело к возникновению тираноборческих настроений во французском обществе.

Убийство герцога Гиза стало поворотным пунктом, взмутившим и католическую партию, и нейтрально настроенных людей. Это деяние короля хоть и не послужило качественным переломом в отношении подданных к своему правителю, но стало сильным катализатором процесса десакрализации королевской власти.

–  –  –

Анализируется текст Сэй-Сенагон с использованием семиотической методологии М.Ю. Лотмана.

Ставится также вопрос о правомерности выделения особой знаковой системы Хэйанской культуры.

Ключевые слова: семиотика, Сэй-Сенагон, эпоха Хэйан.

Для обозначения межкультурной коммуникации М.Ю. Лотман предлагает следующую условную схему:

А Б В ситуации непересечения А и Б общение предполагается невозможным, полное пересечение (идентичность А и Б) делает общение бессодержательным. Таким образом, допускается определенное пересечение этих пространств и одновременно пересечение двух противоборствующих тенденций: стремление к облегчению понимания, которое будет постоянно пытаться расширить область пересечения, и стремление к увеличению ценности общения, что связано с тенденцией максимально увеличить различие между А и Б [1. С.

14].

Важно заметить, что в роли семиотической системы выступать могут не только языки лингвистические, но и любая другая система с определенным набором символов и присущих им смыслов. Одни семиосистемы включаются в другие, взаимопроникают, создают сложные над- и подсистемы, поэтому каждый текст является частью сразу многих языковых систем.

Для рассмотрения «Записок у изголовья» Сэй-Снагон естественным представляется выделить следующие системы как структурообразующие:

1) корпус дальневосточных культур (Индия, Китай, Корея, Япония);

2) японская национальная культура;

3) аристократическая культура Хэйан;

4) личная культура Сэй-Снагон.

Однако сразу следует заметить, что выделение данных семиотических систем не лишено определенной доли условности – схема, изображающая семиосисетемы как пересекающиеся в четко определенной области круги, слишком проста, чтобы отражать реальность.

В данной работе мне хотелось бы рассмотреть семиосистему Хэйанской аристократической культуры, потому что именно в ней остальные языковые плоскости нашли свое отражение, и, изучая этот пласт, мы заглядываем одновременно в другие. Однако не является ли Хэйанская семиосистема лишь суммой тенденций из дальневосточной и национальной культур? В этой краткой статье мы попробуем ответить на этот вопрос.

После прекращения активных контактов с континентом в конце IX в. начался процесс усвоения культурных заимствований, накопленных в предшествующие столетия. Усвоение было выборочным и критичным: многое оказалось поверхностным и без постоянного свежего притока не прижилось на японской почве. Параллельно шел процесс обращения к автохтонной культуре.

Хэйанский культурный всплеск стал возможным именно в условиях соревновательного развития двух потоков – японского и китайского, при некотором сдерживании второго и поощрении первого, содержавшего элементы полемической направленности против заимствований [2. С. 12].

Существование этих двух потоков и некоторое соревнование между ними мы можем увидеть и в более ранний период. Показательными в этом роде представляются две поэтические антологии: «Кайфусо» и «Манъсю», написанные приблизительно в одно и то же время.

Название сборника «Кайфусо» можно перевести как «Милые ветры поэзии». В него вошло 120 стихотворений на китайском языке. Такие стихи японцы стали называть канси – «китайские стихи». По большей части они описывают придворные пиршества или красоты китайской столицы. В ближайшие 70–80 лет после «Кайфусо» появились, по меньшей мере, еще три японские антологии канси. Задачи, которые ставили перед собой составители этих антологий, заключались в необходимости представить свою страну цивилизованному миру на понятном этому миру языке и с учетом принятых эстетических и этических стандартов.

Антология "Манъсю" – первый сборник японской поэзии на японском языке (вака). Название ее переводится как "Собрание мириад листьев" [3. С. 61].

Влияние китайской цивилизации видно и в этом сборнике. Например, можно увидеть связь между Табито, создавшим цикл стихов о вине, и творчеством Семи мудрецов бамбуковой рощи, знаменитого содружества китайских поэтов III в. [4. С. 84]. Кроме сферы образов, заимствования распространялись на область мерности стихов. Установившийся канон пяти- и семистопных стиховых строк позволяет предположить, что сама форма стихосложения сложилась под влиянием китайского метра, строившегося на основании такого же пяти- и семистопного чередования строк.

Н.И. Конрад указывает на главную отличительную черту японской поэзии раннего Средневековья – лиричность, главной темой которой является любовь. Эта тема представлена – и очень широко – в "Шицзине" ("Книге песен") древнего Китая, но там она принадлежит народной песенной поэзии. В литературной же поэзии тех времен темы любви нет; есть природа, общество, жизнь, эмоции, чувствования, но любви почти нет. Столь же властно в стихах "Манъсю" звучит другая тема любви – любви к природе [4. С. 85].

Кроме того, А.Н. Мещеряков отмечает важную отличительную черту вака – это, прежде всего, поэзия, порождаемая устно и лишь потом записываемая. Тогда как китайская поэзия, принесенная в Японию, была в основе своей письменной [5. С. 59–60].

"Манъесю" была первой антологией японоязычной поэзии, дошедшей до нас. Поэты вака на долгое время уходят из поля зрения исследователей. Общезначимой, т.е. санкционированной двором, становится поэзия канси. То есть соревновательное развитие китайского и японского направлений в культуре дохэйанского периода характеризуется поощрением властью именно китайского потока. Причинами того могла послужить потребность утверждения на международной арене как цивилизованного государства.

Т.П. Григорьева отмечает важную черту японской культуры, которая особенно ярко проявилась в эпоху Хэйан: гармоничное развитие (ва) всегда происходит из сочетания и взаимодействия противоположного, создавая подвижное равновесие. Новое – это не то, что отрицает старое, но дает ему новую жизнь. Помимо Изменчивого существует Неизменное (закон Фуэкирюко), поэтому общение с другими народами осуществлялось без нарушения основ, базиса национальной культуры. С этим связано появление уже в IX в.

принципа «вакон кансай» – «японская душа – китайские знания» [6. С. 7–8].

Смешение китайского и национального можно проследить на тех праздниках, которые отмечались во дворце:

В дане №3 описываются праздники, связанные с началом нового года: заимствованные из Китая шествие «Белых коней», «Праздник молодых трав» (седьмой день года) и уходящая в глубокую древность традиция «Яства полнолуния».

«Яство полнолуния» представляет собой варево, которое готовилось из мелких бобов с добавлением рисовых колобков, символизировавших луну. Существовало представление о том, что если женщину в этот день ударить по спине специальной мешалкой, она родит мальчика. Обряд восходит к фаллическому культу.

«Праздник молодых трав» и шествие «Белых коней» – празднества, которые устраивались в седьмой день года. Оба эти ритуала были заимствованы из Китая. Императору преподносили кушанье из семи трав, а также проводили перед ним белых коней, их число (трижды семь) тоже имело мистическое значение [7. С. 333].

Нельзя не согласиться с мнением Н.И. Конрада, который критиковал Хэйанскую культуру за известную долю поверхностности.

Культурное творчество хэйанцев в области теоретико-познавательной деятельности развивалось по линии своеобразного оккультизма, представляющего собой некий продукт того синкретизма, которым вообще полна вся культура эпохи. В этом оккультизме нашли себе прибежище и древние синтоистические элементы, и вновь пришедший из Китая мистический даосизм, и явившаяся оттуда же оккультная сторона конфуцианства (Чаньвэй). …Нет и глубокого проникновения в изображаемое, умения подметить самое существенное в предмете как таковом, уяснить вещь саму по себе [8. С. 81–82].

Примером формального усвоения пришлых элементов в культуре Хэйан является буддизм.

«Проповедник должен быть благообразен лицом.

Когда глядишь на него, лучше постигаешь святость поучения. А будешь смотреть по сторонам, мысли невольно разбегутся. Уродливый вероучитель, думается мне, вводит нас в грех» [6. С. 53–55].

То есть буддизм воспринимается Сэй-Снагон очень формально, как ритуал, для которого так важна внешность бонзы.

Ранговая система, ставшая в Китае структурообразующей вертикалью власти, была перенята лишь формально и, в конечном итоге, так и не прижилась на японской почве.

Сэй-Снагон рассказывает об одном занимательном «чиновнике»:

«Госпожа кошка, служившая при дворе, была удостоена шапки чиновников пятого ранга, и ее почтительно титуловали госпожой мбу» [6. С. 30].

Чувственность, свойственная культуре эпохи Хэйан, прочитывается и на страницах «Записок у изголовья». Дан №9: «Но и теперь я с невыразимым волнением вспоминаю, как он стонал и плакал, когда его пожалели. Так плачет человек, услышав слова сердечного сочувствия. А ведь это была простая собака… Разве не удивительно?» [6. С. 33].

Важнейшим показателем социального статуса в эпоху Хэйан была образованность. Отсюда вытекает традиция поэтических упражнений и состязаний при дворе императора.

Дан № 23 описывает один из них:

«Императрица сложила в несколько раз белый лист бумаги: / – Пусть каждая из вас напишет здесь старинную танку, любую, что вспомнится… / Вот какое стихотворение припомнилось мне: / Промчались годы, / Старость меня посетила, / Но только взгляну / На этот цветок весенний, / Все забываю печали. / Я изменила в нем один стих: / …Но только взгляну / На моего государя, / Все забываю печали…» [6. С. 39–40].

Свобода в половых отношениях в эпоху Хэйан сочеталась с регламентацией и формализацией.

Множество обрядов, о которых не следовало забывать влюбленным, мы можем найти на страницах «Записок у изголовья». Дан № 36: «Возвращаясь от своей возлюбленной, он полон заботы. Надо написать е письмо как можно скорее, «пока не скатились капли росы с утреннего вьюнка», думает он…» [6. С. 61].

Хэйанская литература теснейшим образом связана со всем существованием своего носителя – родовой аристократии. Жесткий аристократизм культуры Хэйан означал полную закрытость придворной жизни не только от простого народа, но и даже от местной, нестоличной знати.

Дан №57 в этом плане очень характерен. «Очень неприятно, если молодой человек из хорошей семьи произносит имя худородной женщины, как будто оно привычно ему. Если даже это имя ему отлично известно, он должен сделать вид, что его почти забыл» [6. С. 81].

Таким образом, можно заключить, что основой Хэйанской семиосистемы и культурного всплеска, связанного с ней, является сочетание и взаимопроникновение национальных традиций и пришлого китайского элемента. Однако нельзя сказать, что системы как таковой нет, что есть лишь национальное и пришлое.

Тенденция взаимопроникновения, занявшая место двух рафинированных потоков, является не чем иным, как продуктом и важнейшей отличительной чертой Хэйанской семиосистемы. Кроме того, ее выделяют жесткий аристократизм, чувственность, поверхностность, относительная свобода, сочетавшаяся с формализацией, внимание к личности и ее переживаниям.

–  –  –

ИДЕЯ СВЯЩЕННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА,

КАК ОСНОВООБРАЗУЮЩАЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

Рассматривается влияние идеологической составляющей крестовых походов на деятельность Тевтонского ордена в период с середины XIII до середины XVI в.

Ключевые слова: Тевтонский орден, тамплиеры, Священная Римская империя германской нации, государство, религия, Восточная Пруссия, язычники, идеология.

Данная статья призвана обосновать идею о том, что Тевтонский орден принял не свойственную подобным объединениям форму – государство – и продержался в таком состоянии не одну сотню лет, за счет позиционирования себя как богоизбранного коллектива рыцарей, подчиняющихся непосредственно только Папе Римскому и императору Священной Римской Империи, а так же, что закат ордена непосредственно связан с началом «обмирщения» религиозных идеалов рыцарей ордена, отступлением их на второй план, а так же с изменением внешнеполитической обстановки в северо-восточной Европе в конце XIV–середине XVI в.

Логично из этого предположения вытекает вопрос о жизнеспособности такого государства и его перспективах.

В статье используется понятие «священноначалие» как характерная черта мировоззренческих установок братии ордена, которое понимается как руководящая роль христианской церкви, в частности Папы римского.

Орден в своем представлении и представлении окружающих является орудием церкви, призванным помогать, защищать, лечить («Helfen–Wehren–Heilen» – девиз Тевтонского ордена), и роль эта священна. Но сами члены или руководители ордена не могли быть источником этого священноначалия, например, великий магистр оставался лицом по преимуществу, выполнявшим административные функции, и случавшиеся попытки сакрализации его роли ни к чему не приводили.

В классических исследованиях по истории ордена вопрос о его становлении как государства особо не выделяется и рассматривается в ключе логичного развития ордена [1]. Подобный взгляд можно наблюдать и у хронистов ордена [2], которые отражали в своих трудах лишь идеологию ордена, не обозначая данной качественной трансформации, создание Государства Тевтонского ордена рассматривалось, скорее, как количественное изменение. Подобный подход мы можем встретить и в отношении к другим подобным организациям. Например, орден Тамплиеров (храмовников) – организация более могущественная в XIII в., чем Тевтонский орден, но закончившая свою историю гораздо раньше и трагичнее. Тамплиеры обладали обширными владениями по всей Европе. Орден рос в территориальном, финансовом отношении, но уже внутри нарождавшегося французского национального государства. Тевтонский орден располагал подобной системой баллей (в Италии, Греции, Германии и т.д.), но в отличие от тамплиеров тевтонцы смогли перенести центр деятельности на северо-восток (после потери владений на Ближнем Востоке), оправдывая свое существование борьбой с язычниками. Занимаясь этим в Прибалтике, орден своими действиями не идет в разрез с политикой европейских христианских стран, многие монархи сами активно призывают орден на помощь в обороне своих границ, как одну из мощнейших военных организаций того времени.

Так было в случае с венгерским королем Андреем II, и таким же способом орден попадает и в Восточную Пруссию:

«…слух о доброй славе его [ордена дома Тевтонского], разносясь повсюду, дошел, наконец, и до сведения упомянутого князя [Конрада Мазовецкого]. Это вселило в сердце его божественное внушение, что желает он упомянутых братьев пригласить для защиты своей земли, веры и христиан, из чего явствует, что братья рыцари Христовы, учрежденные им для этого, не преуспели в этом деле» [2. С. 19].

Здесь стоит обратить внимание на два очень важных момента – специфику Священной Римской империи и борьбу с язычниками. Многие исследователи (Caspar E., Erdmann C., Tumler M.) сходятся во мнении, что начало осуществления политической цели Тевтонского ордена – создание автономного государства в Пруссии

– связано с деятельностью Г. Фон Зальца (на посту магистра с 1210/11г. по 1239 г.), который, пользуясь напряженной ситуацией в отношениях между Папой и императором, смог обеспечить орден новыми территориями и привилегиями. Империи было выгодно иметь таких людей, как рыцари ордена, на восточных границах. Чтобы магистр и его ландмейстеры представляли интересы империи на завоеванных территориях, им был дарован статус имперских князей. Да и не настолько сильна была власть императора, чтобы контролировать деятельность ордена, тем более в Пруссии.

С тамплиерами сложилась иная ситуация, потеряв земли на востоке, орден потерял основную сферу своей активной деятельности. Орден полностью перебазировался в Западную Европу. Резиденция магистра расположилась в Париже. В то время власть короля Франции начала усиливаться, он уже имел огромное влияние на Папу. При этом он, как и многие другие европейские властители, был должником тамплиеров. Зная об их богатствах, он, надавив на Папу, организовал над ними суд, и орден был распущен. Большую роль в этом сыграло изменение общественного мнения о тамплиерах. Если раньше они представлялись как защитники христиан на востоке, то к началу XIV в. – как ростовщики и богохульники. Орден стал чрезмерно руководствоваться светскими целями, забывая о духовных, что и послужило причиной его гибели.

Подобные процессы происходили и в Тевтонском ордене. Захватив Пруссию к концу XIII в., он начинает постепенно отходить от своей основной миссии. Какое-то время она все же продолжает выполняться, обретая смысл в борьбе с язычниками-литовцами. Но когда они (язычники) перешли в христианство, государственные амбиции ордена окончательно выходят на первый план, полностью подавив собой первоначальные идеи о защите и распространении веры.

Орден постепенно начинает превращаться в светское государство, что отражается на изменении менталитета, ценностных установках братии [3. С. 167]. Немецкая историография конца XIX–начала XX в.

объясняла причины крушения ордена деформацией духовных основ братии: несоблюдение целибата, появление собственности у братьев-рыцарей, непослушание гроссмейстеру, правда, при этом не раскрывая причин деформации.

Вследствие этого европейские страны начинают по-другому воспринимать орден – уже не как духовнорыцарскую организацию, а как опасного соседа, ведущего свою независимую внешнюю и внутреннюю политику, активную торговлю; как соседа, не отличавшегося миролюбием, вследствие воинственной природы руководящих слоев государства.

Но статус, который позволял ордену долгое время вести деятельность в таких масштабах, постепенно утрачивался. Теперь уже и Папа Римский терял свои позиции в качестве как духовного лидера, так и политического (лидера ордена), он в свою очередь тоже увлекся развитием собственного светского государства. Идеология крестовых походов разрушилась, религия играла вс меньшую роль. Конец войн с язычниками под предлогом священности этих войн ознаменовал начало конца. Тут опять стоит поднять вопрос об изначальной жизнеспособности орденского государства? Вышел ли орден за рамки цикла развития подобных организаций и мог ли вообще это сделать? Ведь никакой идеологической основы, кроме орденской, не было.

Ответить на эти вопросы мне представляется возможным следующим образом. Тут, прежде всего, следует развить мысль, касающуюся возможности долгосрочного существования государства на принципах идеи священноначалия, идеях крестовых походов и идее праведной войны с язычниками, ради спасения христианского мира. Мог ли Тевтонский орден в таком виде, в каком оформился в середине XIII в., продолжать активное прогрессивное существование?

К концу XIV в. орден столкнулся с тем, что миссия его была выполнена, последние язычники на Балтике (литовцы) были крещены. Государство существовало, пока была жива идея Бернара Клеврвоского, пока жив был дух крестовых походов [4]. С завершением эпохи крестовых походов орден теряет самое главное – идею, смысл жизни, теряют то самое духовное оружие, которое столетиями позволяло вести активную борьбу с мусульманами, язычниками, врагами веры. Но стоит отметить, что орден уже отходил от первоначально задумавшихся функциональных форм деятельности, когда создавал свое обширное государство. Переход был осуществлен во многом благодаря вышеописанной историко-географической обстановке. Из ордена получилась своеобразная универсалистская империя, сформировавшаяся в нужное время в нужном месте, и тесно сотрудничавшая со Священной Римской империей – крупнейшим универсалистским государством того времени. Но при этом орден продолжал ощущать себя именно как орден. Власть церкви, Папы являлась наднациональной. Все приобретенные земли, скорее, рассматривались как немецкие под управлением ордена, этническую основу составляли немецкие колонисты и ассимилированные пруссы. Не сложилось чисто «орденской» нации, которая бы выступала в поддержку существования своего государства. Не сложилось необходимых для продуктивного взаимодействия народа и власти (в лице ордена) структур. Население Восточной Пруссии, видимо, рассматривало себя как входящих в одно из многочисленных германских княжеств (что в будущем и подтвердилось, когда Пруссия превратилось в сильное королевство, но уже без участия Тевтонского ордена). Император Священной Римской империи, который всячески пытался поддерживать орден на различных этапах его деятельности, скорее, тоже так считал и, возможно, рассматривал орден как инструмент имперской внешней политики на востоке.

В итоге, будущее было за централизованными национальными государствами, в которых духовнорыцарские ордена могли существовать только в тесном союзе с верховной властью или становясь частью этой власти. А иначе даже Папа не смог бы помочь, как не помог в случае с орденом Тамплиеров. Вот и получается, что связывающим, укрепляющим материалом государства Тевтонского ордена была идея священности земной миссии ордена, которая укрепляла орден как внутренне, так и внешне. Воинствующие соседи ордена не могли выдвинуть серьезных претензий ордену, так как орден постоянно находил поддержку у Папы, императора, и многих других христианских властителей. Ослабла идея, и разбросанное по всей Европе государство потеряло ореол избранности, святости. Реформация XVI в. окончательно вывела Тевтонский орден со значимых позиций на мировой политической арене.

Литература

1. Бокман Х. «Немецкий орден: Двенадцать глав из его истории».

2. Хроника земли Прусской Петра из Дусбурга. М., 1997.

3. Котов А.С. Трансформация психосоциальных установок братии Тевтонского ордена в Пруссии ХШ–XV вв. и процессы модернизации европейского общества в раннее Новое время // Полидисциплинарные технологии исследования модернизационных процессов. Томск, 2005.

4. Бернар Клервоский. Во славу нового воинства.

–  –  –

Выявляется связь между изменением общественного сознания и фактами женской одержимости в Европе и России XVI–XVII вв.

Ключевые слова: история женщин, одержимость, история Европы Нового времени, история Россия.

На сегодняшний день феномен одержимости относится к малоизученным темам в исторической науке.

Существует некоторое количество статей и работ, посвященных этому явлению, но они рассматривают лишь частные случаи одержимости либо рассматривают сам феномен, вырывая его из контекста. Нет работы, полностью посвященной данной проблеме, собравшей воедино все факты одержимости, коснувшейся причин ее проявления. Мы попытаемся определить причины одержимости, в конкретном направлении – попытаемся определить, есть ли прямая связь между изменениями в обществе и культуре и интересующими нас фактами одержимости.

В Европе XVI–XVII вв. особое распространение получили случаи массовой одержимости. Ярче всего они проявились в женских монастырях, где возникает волна случаев массовой одержимости, в то время как в России мы не найдем ни одного факта ни в рамках указанного нами периода, ни до, ни после.

Понятие одержимости было знакомо и понятно всему Христианскому миру. Об этом свидетельствуют наличие особых молитв, соответствующей терминологии в языках и, что больше характерно для Европы, наличие судебных и следственных протоколов. Понятие родилось примерно в XII в., но установленные факты одержимости относятся не ранее XIV–XV вв., наибольшее распространение они принимают в XVI–XVII вв.

Понятие базируется на представлении о том, что каждого человека окружают демоны, которые могут проникать в тело и подчинить его своей воле [1. С. 30]. Одержимость определялась по характерным только ей признакам – припадки, истерия, чревовещание, искажение мышц лица, прорицание и т.д. Если отбросить демонологические атрибуты одержимости, то мы придем к выводу, что явление носит психологический характер. Одержимость – вид нервно-психического расстройства, для которого характерны резкие перепады настроения, апатия, истерия, припадки. Одержимость проявлялась тогда, когда перед человеком вставала проблема, которую он не мог решить привычным для этого общества способом, когда традиционные методы решения не срабатывали.

Переход от эпохи Средневековья к Новому времени был ознаменован переходом одного общества в другое – традиционное общество сменялось обществом нового типа. Для традиционного общества характерны четкие, веками выработанные, авторитарные установки сознания. Особо это касается положения человека в обществе и его значимости. Для данного типа обществ характерно покровительственное отношение к женщине. Главным условием значимости в обществе является наличие силы, ибо только сила определяет благополучие семьи [2. С. 19]. Мужчина изначально физически сильнее и мощнее женщины – это физиологическое несоответствие и определило положение мужчины и женщины в семье и в обществе.

Женщина оказалась под мужской опекой и покровительством. Главными функциями женщины считались деторождение и управление домашним хозяйством.

Положение женщины в обществе зависело от положения ее родителей, позже – мужа. Выходя замуж, девушка из родного дома попадала в обстановку отчуждения, а порой и просто агрессивную. Необходимость приспособится к новым условиям быта, резкое изменение эмоционального климата нередко приводили к психологическим срывам. Находясь на правах нового члена семьи и не имея никаких иных способов защиты, многие девушки входили в то психологическое состояние, которое мы ранее определили как одержимость.

Совершенно здоровый человек за некоторое время становился неуравновешенным, истеричным [3. С. 261– 262].

Другой путь, который могла выбрать женщина, как альтернативу замужеству – монастырь. В этом случае она не меняла свое положение в обществе, а осознанно уходила из него. Монастырь в традиционном обществе не был полностью спаян с церковной системой. Он был частью ее, но вел обособленное существование, был самоуправляемым и самообеспечиваемым. В монастырь могла попасть не каждая, это требовало значительных средств, поэтому в социальном плане монастырь был однороден. В идейном отношении туда шли женщины, которые точно знали чего хотят, монастырская жизнь почти полностью совпадала с их планами – мир, связаный с лишениями и смирением, с ежедневным трудом, за который не будет похвалы. Такое бытование было привычным для женщины, традиционное христианское воспитание диктовало аскетическое поведение, отказ от всех радостей мира. Общество приводило его в пример, как идеал существования [2. C. 87].

В XVI–XVII вв. традиционные общества России и Европы, начинают претерпевать изменения. В Европе – расцвет городской культуры. Город – главный центр жизни, где сформировался новый тип семьи, в которой жена играет не последнюю роль [3. C. 198–199]. Горожанин женился тогда, когда уже смог накопить капитал для содержания семьи, его жена становилась полноправной хозяйкой дома.

Часто в цеха входили и женщины:

вдовы, дочери, которым отцы оставили наследство. Происходит трансформация некоторых традиционных авторитарных установок общества. Городская среда с ее предприимчивостью, динамичностью была более демократичной, она многому научила женщину и превратила ее из опекаемого объекта – в партнера мужчины.

Имея некоторую возможность свободы решений и поступков, она пришла к осознанию, что в некоторых областях она равна, а то и превосходит мужчину.

Изменилось понимание сущности монастыря, туда стали попадать не столько из желания служить Богу, сколько попробовать реализовать свои возможности, которые в светском обществе реализованы быть не могли [5. C. 335]. При монастырях создаются школы и больницы, многих женщин вела туда тяга к знаниям и образованию. Социальный состав монастыря стал более размытым – капиталом для содержания в обители стали обладать богатые горожане. Обедневшие же дворянки видят в нем свой последний шанс. Если женщина не могла реализовать себя по каким-то причинам в традиционных сферах, то она выбирала монастырь как еще один путь самореализации. В этот период появилась плеяда образованных женщин-монахинь, которые создавали монастыри, школы, вели активную общественную работу, были хорошим примером для остальных.

Монастырь перестает быть автономной, изолированной от общества организацией, он берет на себя много общественно важных функций – образование, медицина, социальная помощь, порядки в нем становятся более свободными. Быт монастырской жизни мало напоминает пристанище аскетов. Благодаря этому популярность и интерес к монастырям возросли. Женщины сами стали создавать организации закрытого типа в городской черте, в которых реализовывали свой профессиональный и творческий потенциал [3. C. 200–204].

На Руси этого периода происходят изменения, обратные европейским, – сословия консервируются в рамках единой традиционной культуры, быт женщин стал более закрытым и замкнутым, чем прежде. Сильнее это сказалось на представительницах высших сословий. В это время в среде княжеских и боярских семей возникает культура русского терема [2. C. 97]. Женщина сходит со сцены общественной жизни, дом становится мирским подобием монастыря. На Руси усилилась тенденция изолирования женщины от общественной жизни, в нем не могла возникнуть идея, что женщина хоть в каких-то сферах может быть равной мужчине, она так и осталась на положении младшего зависимого члена семьи. Традиционные авторитарные установки упрочили свои позиции в общественном сознании.

Здесь монастырь не претерпел существенных изменений. Социальная среда обителей оставалась однородной, его ничто не размывало изнутри. Монастырь, хотя и выполнял образовательную и социальную функцию, все же был далек от общественной жизни. Как и прежде, это изолированная от мира система.

Причины ухода в монастырь остались прежними. Нет мысли о том, чтобы компенсировать неудачи в светской жизни, победами в жизни церковной. Никакого карьерного роста в стенах монастыря не предусматривалось, церковь так и осталась мужской организацией.

Как мы выяснили, одержимость – вид психологической защиты на проблемную ситуацию. В Европе XVI–XVII вв. церковь начала политику Контрреформации, настаивала на традиционном облике обителей и порядке существования в них монахинь. Традиционные представления натолкнулись на новые, выработанные духом времени установки общественного сознания.

В какой-то момент стремления женщины реализовать себя в духовной сфере наталкивались на ограничения со стороны церкви, женщина не могла совместить реальное и желаемое, не могла осуществить свои планы и входила в сложное психологическое состояние. Падение самооценки, веры в собственные силы, неспособность адаптироваться к новым условиям приводили к серьезным нервным расстройствам, которое могло быстро распространиться и на других. В русском монастыре не было проблемной ситуации, в которой могла бы сложиться такая модель поведения, поэтому мы не наблюдаем феномена массовой одержимости в них.

Для европейской и русской женщины монастырь был разного типа альтернативой. Для европейской женщины монастырь становился альтернативой в том случае, если по каким-то причинам она не могла или не хотела реализовать себя на светском поприще, а для русской это была альтернатива самого существования, гарантией нового пристанища. Однородная социальная среда воспитанных в культуре русского терема женщин позволяла им быстрее приспособиться к условиям затворнической жизни. Авторитарная структура общества подменялась авторитарной структурой монастыря. В Европе меняется положение женщины, и уже «новая» женщина начинает менять порядки в монастыре, но этому есть предел, четко установленный церковью, которая начинает усиливать свое давление на него, что вызывает у женщин протест, выражающийся в одержимости.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |

Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК 11 Под редакцией Л. Н. Черновой Издательство Саратовского университета УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«Материалы Международной научной конференции «Азиатская Россия: люди и структуры империи», посвященной 60-летию со дня рождения А.В. Ремнева. Омск, 24–26 октября 2015 года Секция 1 Вокруг империи: в поисках новых исторических нарративов В.О. Бобровников К ИСТОРИИ (МЕЖ)ИМПЕРСКИХ ТРАНСФЕРОВ XIX–XX ВЕКА: ИНОРОДЦЫ/ТУЗЕМЦЫ КАВКАЗА И АЛЖИРА История империй колониальной эпохи (не обязательно и не во всем колониальных) обнаруживает немало поразительных совпадений в области восприятия ими своих окраин и...»

«Источник:Всемирная История Экономической Мысли Глава 9 СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПАДНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СТРАН ТРЕТЬЕГО МИРА Первоначально ученые развитых капиталистических стран весьма оптимистично оценивали возможности применения неоклассической и неокейнсианской теории для создания концепций развития освободившихся стран. В первые послевоенные годы считалось, что достаточно ввести дополнительные предпосылки и некоторые коэффициенты в традиционные модели, чтобы адекватно описать...»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть I СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов, директор...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» МАТЕРИАЛЫ 5-й Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 21 ноября 2014 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 июня 2012 г.) Казань–20 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист. наук, проф. Р.В. Шайдуллин; канд. ист. наук, доц. М.З. Хабибуллин История...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ОТДЕЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК И ИСКУССТВ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАН БЕЛАРУСИ НАУЧНЫЙ СОВЕТ МААН ПО НАУКОВЕДЕНИЮ НАУКА И ОБЩЕСТВО: история и современность Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск, 16-17 октября 2014 г. Минск «Право и экономика» УДК УДК 001.316+001(091)+001.18 ББК 60.550 Н3 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор В.И. Русецкая, доктор...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть 3 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«НАУЧНО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР «АЭТЕРНА» ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ Сборник статей Международной научно-практической конференции 25 декабря 2015 г. Часть 4 Уфа АЭТЕРНА УДК 001. ББК 60 Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович, кандидат экономических наук. Т 57 ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ: сборник статей Международной научно-практической конференции (25 декабря 2015 г., г. Пермь). / в 5...»

«Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» (Россия, г. Самара, 10 сентября 2014г.) Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» г. Самара 10 сентября – 10 ноября 2014 г. Самара С 10 сентября 2014 года по 10 ноября 2014 года на педагогическом портале http://ped-znanie.ru прошла Всероссийская дистанционная научно-исследовательская конференция для...»

«СОДЕРЖАНИЕ ЧАСТЬ I Стр. Предисловие. 10 лет работы Конференции в целях сохранения здоровья Нации. Раздел I. РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК И РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ А.В. Петров ОТЕЧЕСТВО — ПОНЯТИЕ СВЯЩЕННОЕ. НЕКОТОРЫЕ КЛЮЧЕВЫЕ ФИГУРЫ РУССКОЙ ИСТОРИИ.. 13 Раздел II. НАСУЩНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕМОГРАФИИ И СОЦИОЛОГИИ А.В. Воронцов ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. 22 С.В. Рищук РЕПРОДУКТИВНАЯ МЕДИЦИНА СЕГОДНЯ КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ.. 27 Г.М. Цинченко, Е.С. Шабан СОЦИАЛЬНАЯ СЕМЕЙНАЯ...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У 65 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Экономика / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 199 с. ISBN 978-5-4437-0376-3 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта ОАО «Российские железные дороги» Омский государственный университет путей сообщения 50-летию Омской истории ОмГУПСа и 100-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, доктора технических наук, профессора Михаила Прокопьевича ПАХОМОВА ПОСВЯЩАЕТ СЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РЕМОНТА И ПОВЫШЕНИЕ ДИНАМИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ПОДВИЖНОГО СОСТАВА Материалы Всероссийской...»

«Вестник МАПРЯЛ Оглавление Хроника МАПРЯЛ Уточненный план деятельности МАПРЯЛ. Информация ЮНЕСКО.. Памятные даты 120 лет со дня рождения С.Г. Бархударова. 125 лет А.А. Ахматовой.. В копилку страноведа В. Борисенко. Крым в историческом аспекте (краткий обзор).1 В помощь преподавателю В. Шляхов, У Вэй. « Эмотивность дискурсивных идиом».1 Новости образования.. Новости культуры.. 4 Вокруг книги.. Россия сегодня. Цифры и факты. Калейдоскоп.. 1 Хроника МАПРЯЛ План работы МАПРЯЛ на 2014 г. (УТОЧНЕННЫЙ)...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета Оренбургская областная универсальная научная библиотека имени Н. К. Крупской СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА Материалы X Международной научно практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры Оренбург, Славяне...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Отделение историко-филологических наук РАН Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Исторический факультет Российский гуманитарный научный фонд Русь, Россия: Средневековье и Новое время Выпуск Четвертые чтения памяти академика РАН Л.В. Милова Материалы к международной научной конференции Москва, 26 октября – 1 ноября 2015 г. Москва УДК ББК 6.3. Редакционная коллегия В.Л. Янин (председатель), Д.Ю. Арапов, Н.С. Борисов, Л.Н. Вдовина. С.В. Воронкова, А.А. Голубинский, А.А....»

«Российский государственный гуманитарный университет Russian State University for the Humanities RGGU BULLETIN № 4 (84) Scientic journal Scientic History. History of Russia Series Moscow ВЕСТНИК РГГУ № 4 (84) Научный журнал Серия «Исторические науки. История России» Москва УДК 91(05) ББК Главный редактор Е.И. Пивовар Заместитель главного редактора Д.П. Бак Ответственный секретарь Б.Г. Власов Серия «Исторические науки. История России» Редколлегия серии Е.И. Пивовар – ответственный редактор С.В....»

«Санкт-Петербургский центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State University, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities Proceedings of the 16 th Annual International Conference Saint-Petersburg Р е д а к ц и о н н...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.