WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |

«Вопросы истории, международных отношений и документоведения Выпуск 7 Сборник материалов Российской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 93/99 + 327(082) ...»

-- [ Страница 19 ] --

Филиппины – 56 МНПО; Индонезия – 34 МНПО; Малайзия – 7 МНПО; Таиланд – 39 МНПО [1. Р. 15].

Японские МНПО сыграли существенную роль в послевоенном восстановлении страны. Осуществляя до сих пор оперативное сотрудничество с правительством Японии, МНПО предоставляют четкую информацию об экономической, социальной и политической жизни.

Литература

1. Understanding Japanese NGO from Facts and Practice (Distribution Copy) [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.jica.go.jp/english/resources/brochures/index.html, свободный.

2. Treaty of San Francisco [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://en.wikipedia.com/treaty/of/san/francisco.html, свободный.

3. Furuoka, Fumitaka, «The Role of Non-governmental Organizations (NGOs) in Japan's Foreign Aid Policy», Malaysia Sabah University, 02. March 2008 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://mpra.ub.uni-muenchen.de/7418, свободный.

В.В. Матвеева

ОТРАЖЕНИЕ ТРАДИЦИОННЫХ ИНДИЙСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В ТВОРЧЕСТВЕ БХАКТИВЕДАНТЫ

СВАМИ ПРАБХУПАДЫ: НА ПРИМЕРЕ КНИГИ

«БХАГАВАД-ГИТА КАК ОНА ЕСТЬ»

Рассматриваются некоторые концепции индуизма, в частности природа души, ценность человеческой жизни и взаимоотношения человека и Бога, отраженные в комментариях А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады к «Бхагавад-гите».

Ключевые слова: индуизм, «Бхагавад-гита», бхакти.

Личность и деятельность Бхактиведанты Свами представляет огромный интерес для тех, кто интересуется культурой Индии, историей религии и взаимодействия западной и индийской культур. Свами Бхактиведанта познакомил западный мир с традицией бхакти (в индуизме – развитие любовных отношений с Богом); он не только стал одним из ярких религиозных лидеров ХХ века, но и перевел с санскрита и бенгали на английский язык и прокомментировал ряд религиозных произведений (таких как «Бхагавад-гита», «Бхагавата Пурана», «Чайтанья-чаритамрита» и др.).

А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада (до принятия санньясы, обета жизни в отречении, носивший имя Абхай Чаран Дэ) родился в 1896 г. в традиционной индийской семье. Его отец, Гоур Мохан Дэ, занимался торговлей тканями. Гоур Мохан принадлежал к религиозной традиции Гаудиявайшнавизма и дал сыну соответствующее религиозное воспитание. Образование Абхай получил в английском колледже; в годы учебы примкнул к движению за независимость Индии. В 1922 году он впервые встретился со своим духовным учителем. Бхактисиддханта Сарасвати произвел на молодого человека огромное впечатление, сумев доказать ему, что духовная культура Индии важнее ее национальной независимости. Тогда же Бхактисиддханта Сарасвати попросил Абхая проповедовать культуру вайшнавизма на английском языке. На то, чтобы приступить к выполнению просьбы учителя, у будущего Бхактиведанты Свами ушло более сорока лет. В 1965 году, спустя шесть лет после принятия санньясы, он отправляется в Америку, где год спустя становится основателем Международного общества сознания Кришны. За следующие 12 лет он много путешествует, принимая учеников в разных странах. Все свободное время он посвящает переводам писаний, относящихся к традиции бхакти, и написанию собственных книг, освещающих эту традицию.

Б.З. Фаликов отзывается о переводах Прабхупады следующим образом: «Особенностью учения Прабхупады было то, что он проповедовал его для западной публики за пределами Индии. Это было связано с тем, что в индуизме на рубеже XIX–XX вв. произошли реформы, которые стали подталкивать эту религию к отказу от этнической ограниченности… В отличие от других индийских проповедников, которые стремились адаптировать индуизм для западной аудитории, Прабхупада пытался сохранить его аутентичный облик, поэтому его переводы и комментарии сохраняют те стилистические особенности, которые были характерны для индуизма в течение многих веков» [1].

Наиболее известным произведением Прабхупады является его перевод и комментарий к «Бхагавад-гите», озаглавленный им «Бхагавад-гита как она есть». «Бхагавад-гита», или «Песнь Бога», – часть «Махабхараты», в которой перед началом битвы на Курукшетре Кришна дает своему другу Арджуне наставления о природе души, долге кшатрия и взаимоотношениях живого существа с Богом. Первым, кто перевел «Бхагавад-гиту» на английский язык, был Чарльз Уилкинс. В настоящее время существует более 700 переводов «Бхагавад-гиты».

На русском языке наиболее известны переводы Семенцова и Эрмана. Однако перевод Прабхупады интересен тем, что написан носителем традиционного индуизма, что позволяет нам взглянуть на философию «Гиты»

изнутри. Сам он говорит об отличии своего перевода от других следующее: «До сих пор все английские переводы «Бхагавад-гиты» делались с целью удовлетворить чьи-либо личные амбиции. Однако мы попытались подать «Бхагавад-гиту» как она есть, чтобы донести до читателя суть миссии Верховной Личности Бога, Кришны» [2. С. 14].

В данной работе мы не ставим цели осветить все ценности индийской культуры, отраженные Прабхупадой на страницах «Бхагавад-гиты как она есть» – это не представляется возможным. Хотелось бы остановиться на нескольких основных.

Значительная часть второй главы «Гиты» (тексты 11–30) посвящены описанию духовной природы живого существа. Все эти тексты, частично повторяя и дополняя друг друга, выражают мысль о бессмертии живого существа, для которого тело является не более чем одеждой. Например, текст 22 именно так и звучит: «Как человек, снимая старые одежды, надевает новые, так и душа входит в новые материальные тела, оставляя старые и бесполезные» [2. С. 109].

Прабхупада неоднократно утверждает, что живое существо, находясь в материальном теле, привязывается к нему. И если философское отношение последователей индуизма к смерти объясняется верой в реинкарнацию, то обряд сжигания мертвых тел призван помочь живому существу разорвать связь с прежним телом и получить новое.

В комментарии к тексту 1.36 (являющемуся частью пламенной речи Арджуны о недопустимости убийства родственников) Прабхупада перечисляет виды преступлений, которые следует карать смертной казнью: отравление, поджог, нападение со смертоносным оружием, ограбление, захват чужой земли и похищение чужой жены. Он утверждает: «Тех, кто совершает эти преступления, нужно уничтожать на месте, и их убийство не запятнает человека грехом» [2. С. 73]. В комментарии к тексту 2.21 Прабхупада поясняет, что казнь преступника является для того благом, так как благодаря перенесенному наказанию ему не придется страдать за последствия своего поступка. Насилие во имя справедливости Прабхупада сравнивает с хирургической операцией, призванной вылечить больного [2. С. 108].

Может создаться впечатление, что либо сама по себе «Гита», либо Прабхупада проповедует насилие. Но сама ситуация, в которой Кришна произносит «Гиту», не просто бытовая – это поле боя. Кришна рассказывает о бессмертии души, вдохновляя Арджуну принять участие в битве – он объясняет, что, убив своих противников, Арджуна не уничтожит их полностью. Так, в текстах 18–19 Кришна говорит: «Материальное тело вечного, неуничтожимого и неизмеримого живого существа обречено на смерть. Поэтому сражайся, о потомок Бхараты! Тот, кто считает живое существо убийцей, так же как и тот, кто думает, что оно может быть убито, не обладает знанием, ибо душа не убивает и не может быть убита» [2. С. 104–105]. Арджуна рад был отказаться от всех преимуществ, которые дала бы победа, чтобы не убивать своих родственников, и Кришна убеждал его сражаться, оставляя, однако, за ним свободу выбора. Согласно Махабхарате, битва на Курукшетре не была простым выяснением политических отношений между царствами: это была битва между воплотившимися в царских семьях полубогами и демонами за влияние во Вселенной; таким образом, участие Арджуны в этой битве было очень важно. На более бытовом уровне отношение к смертной казни, как мы уже упоминали, формируется под влиянием веры в переселение души. Если, например, в иудаизме смертная казнь никогда не применяется к людям, совершившим экономические преступления, так как человек – венец творения Бога, последователь индуизма руководствуется заботой о следующем воплощении преступника.

Собственно же ценность человеческой жизни состоит в том, что из всех форм жизни именно в теле человека живое существо получает свободу выбора – грешить, или совершать благочестивые поступки, или, занимаясь йогой, вырваться из круговорота рождения и смерти и обрести освобождение. Остальные формы жизни – как более низкие (животные и растения), так и более высокие (полубоги) – предназначены для наказания или награды за поступки, совершенные в облике человека.

Это вплотную подводит нас к тому, что «Гита» провозглашает целью человеческой жизни – установлению отношений человека с Богом. При том что пантеон индуизма насчитывает множество богов разной степени могущества, наделенных разнообразными полномочиями, Кришну в «Гите» называют не иначе как «Бхагаван», и Прабхупада переводит это слово как Верховная Личность Бога. Так в «Гите» индуизм приобретает черты монотеизма. Так, в 23 тексте девятой главы Кришна утверждает: «Те, кто с верой поклоняются другим богам, в действительности поклоняются Мне одному, о сын Кунти, но делают это неправильно» [2. С. 447]. Более того, читателям «Бхагавад-гиты» предлагается вступить с Бхагаваном в отношения взаимной любви. Подобное настроение можно встретить в иудаизме, где Бога и избранный им народ связывают отношения, близкие к супружеским. Но отношения преданных Кришне с объектом их поклонения, если можно так выразиться, более интимные.

Прабхупада пишет в комментарии к тексту 11.8:

«Преданных, верно понимающих суть духовных отношений с Кришной, привлекают Его пленительные личностные качества, а не блеск материального великолепия Кришны … Даря Кришне свою любовь в ответ на Его любовь, они забывают, что перед ними – Всевышний» [2. С. 513]. Отвечая взаимностью на любовь преданного, Кришна может стать его другом, сыном или мужем. Он стал колесничим Арджуны и выполнял его команды; во время битвы, чтобы защитить Арджуну, он бросился на Бхишму с колесом от колесницы, нарушив тем самым свое обещание не принимать непосредственного участия в битве. И значительная часть «Бхагавад-гиты» посвящена описанию пути установления этих отношений. Здесь упоминается и восьмиступенчатая мистическая йога, и карма-йога, и путь получения знаний и совершения жертвоприношений. В качестве наилучшего пути предлагается бхакти – служение Кришне с любовью. «Чем бы ты ни занимался, что бы ты ни ел, что бы ни отдавал и какую бы тапасью ни совершал, делай это, о сын Кунти, как подношение Мне»* [2. С. 452]. «Всегда думай обо мне, стань Моим преданным, поклоняйся Мне и почитай Меня. Так ты непременно придешь ко Мне»* [2. С. 769]. «Гита» содержит множество стихов с указаниями такого рода, и Прабхупада уделяет им особое внимание, снабжая подробными комментариями.

Ученые, изучающие религиозную культуру Индии (в частности И.П. Глушкова), отмечают отношение индусов к богам и героям эпоса не просто как к реальным личностям, но практически как к своим современникам, знакомым и родственникам. Для человека, воспитанного в традициях европейской культуры, сложно передать настроение «Бхагавад-гиты», даже если он достиг успеха в изучении санскрита – для него это не более чем исторический источник, памятник культуры и т.п. Возможно, перевод Прабхупады нельзя назвать научным в привычном для нас значении этого слова, однако его несомненная ценность в том, что он открывает для читателя подлинную атмосферу бхакти, объясняя доступным для рядового европейца – не ученого-индолога – языком сложные философские понятия.

–  –  –

Исследуется проблема межэтнических отношений в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР.

Автор рассматривает противоречия, возникшие между официальными властями КНР, с одной стороны, и уйгурами, с другой стороны, по поводу независимости СУАР от КНР. Также автором рассматриваются трудности на пути к достижению компромисса между ними.

Ключевые слова: СУАР, межэтнические отношения, КНР, национализм, уйгуры.

Одним из главных вызовов в современном мире является проблема национального и религиозного

–  –  –

взаимодействия. В наши дни этнические и конфессиональные противоречия называются в числе основных мировых угроз. Сейчас очень часто вопрос об этнической идентичности может легко трансформироваться в сложные политические вопросы, касающиеся проблем прав какой-либо этнической группы на территории государства, широты ее автономии, что неизбежно ведет к реальной угрозе возникновения острых межэтнических противоречий в стране.

В свою очередь, это чревато самыми негативными последствиями, вплоть до угрозы целостности государства. Сегодня и религия часто поставлена на службу различным политическим целям и зачастую играет роль катализатора межэтнических конфликтов. Ярким примером тому является сложившаяся ситуация в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), расположенном на северо-западе КНР.

СУАР является самым большим из пяти автономных районов в составе Китая. Внутреннее административное деление СУАР представляет собой 5 автономных округов, 6 автономных уездов и 40 национальных волостей. Этническое разнообразие Китая очень четко видно на примере СУАР. В этом стратегически важном для страны районе живут 47 национальностей, самыми крупными из которых являются уйгуры и китайцы (хань). «Неханьские» народы составляют 53% от всего населения СУАР [1. С. 26]. Доля же самих ханьцев постоянно увеличивается. Если в 1949 г. они составляли всего 6% населения региона, то в 2000 г. доля ханьцев выросла до 41% от почти 20-миллионного населения автономии [1. C. 27]. При этом в крупных городах (Урумчи, Карамай, и др.), которые являются местами компактного проживания большого числа ханьцев, последние составляют 70–75% [1. C. 29]. Соответственно, с учетом многонациональности этого региона, уйгуры не являются этническим большинством, составляя всего около 45% (в 1949 г. после вхождения СУАР в КНР, эта цифра составляла 75%) [1. С. 31]. Огромный приток ханьцев прежде всего объясняется мерами официальных китайских властей по устранению проблемы отсутствия в СУАР высококвалифицированной рабочей силы. Часто в числе подобных «мигрантов» в регион прибывали так называемые «избыточные трудовые ресурсы» из восточных областей страны. Увеличение их численности, сопровождающееся разделением сфер занятости по этническому признаку (прежде всего в силу различий в уровнях социально-культурного развития этносов) и усилением позиций религии, повлекло за собой обострение социальных противоречий. А это в условиях многонационального СУАР и при умелой манипулятивной пропаганде набравших в последнее время (2008–2009 гг.) силу крупных националистических организаций («Исламское движение Восточного Туркестана» и «Организация освобождения Восточного Туркестана») стало рассматриваться как попытка «китаизации» региона, хотя фактически в основе этого лежит политика «нивелирования» относительно более развитых регионов страны. Главная цель КПК в политике по отношению к СУАР, как и к другим автономным районам, состоит в удержании его в качестве неотъемлемой части территории КНР и, насколько возможно, мирными средствами проведении социально-экономических и политических преобразований автономии, а не в «колонизации» национальных районов, или «ассимиляции»

«неханьских» народов в КНР [2. С. 44]. Политика официального Пекина призвана интегрировать национальные меньшинства СУАР в русло преобразований, осуществляемых в общегосударственном масштабе, чтобы постепенно, достигая «выравнивания», не допустить распада страны по этническому признаку. Сегодня реальность такова, что нельзя не согласиться с основными направлениями национальной политики, которая предусматривает в качестве ключевого звена сохранение стабильности в национальных районах, их интеграцию в единый хозяйственный и государственный механизм. По мнению известного специалиста в области китаеведения К.Л. Сыроежкина, усиление сепаратистских тенденций вряд ли будет способствовать развитию национальных районов в направлении формирования подлинно гражданского общества, которое устраивало бы всех [3. C. 38]. Автор также считает, что, учитывая китайскую реальность, можно утверждать, что прочность КНР как единого многонационального унитарного государства зависит, вопервых, от степени централизации управления и проводящейся правительством политики, в том числе и в сфере регламентации межэтнических отношений. Во-вторых, от отводимых в системе национальной автономии роли и места ханьцам и постановки этих вопросов в государственной идеологии. В-третьих, от менталитета и политической культуры и социально-экономического развития ханьцев как консолидирующего этноса.

Наступивший после «культурной революции» период либерализации оживил ислам, в то время практически полностью искорененный в регионе. Были открыты мечети, стала свободно распространяться исламская литература, религиозные деятели получили возможность работать в местных органах власти. В последующие годы либерализация в данной сфере достигла небывалых размеров. В 1980-е гг., пойдя навстречу пожеланиям своего тогдашнего союзника по борьбе с СССР – Пакистана, Китай, своей чрезмерно мягкой политикой по отношению к исламу в СУАР, еще более усилил позиции мусульманского общества в регионе, даруя ему поистине широкую свободу вероисповедания, которая выражалась в государственной поддержке восстановления и укрепления ислама. Это был один из стратегических просчетов китайского правительства, что подтвердили дальнейшие выступления уйгуров, подогреваемые исламистскими организациями из-за рубежа. Впоследствии китайские власти постарались перекрыть все пути из исламского мира в СУАР, но эта мера была запоздалой.

«Исламское движение Восточного Туркестана» и «Организация освобождения Восточного Туркестана», поддержанные «Всемирным уйгурским конгрессом» (ВУК), не раз заявляли о желании строить многонациональное государство под названием Восточный Туркестан. Также ими особо подчеркивается, что Восточный Туркестан является родиной не только уйгуров, но и казахов, таджиков, татар, саларов и других народов, т.е. создание нового исламского государства отражает общие устремления всех народов региона, прежде всего тюркско-мусульманских [4. С. 8]. Но все это прямо противоположно устремлениям официального Пекина. Вероятность того, что между уйгурами и китайским правительством будет найден компромисс, невелика. Во-первых, обе стороны не готовы идти на уступки. Так, по мнению Пекина, на современном этапе (1990-е–2000-е гг.) у уйгуров самостоятельности даже больше, чем у других национальных меньшинств. Уйгурские националисты же, в свою очередь, недовольны даже статусом автономной республики, они твердо настаивают на независимости. С учетом того, что теперь в СУАР ханьцев больше, чем уйгуров, довольно сложно представить его отделение от КНР даже в случае ослабления центрального правительства страны. Даже сейчас большинство ключевых постов в иерархии СУАР заняты ханьцами. Вовторых, китайские власти никогда не пойдут на компромисс, напротив, они будут только укреплять свои позиции по этому вопросу и, в свою очередь, тоже давить на уйгуров. СУАР важен для КНР, ведь это поистине тот барьер, который обеспечивает защиту Китая от влияния радикального ислама. В-третьих, любые уступки уйгурам в вопросе их независимости могут создать опасный для целостности КНР прецедент: другие национальные меньшинства тоже могут начать требовать широких привилегий или независимости.

Уйгурские мятежи (в марте–августе 2008 г. и летом–осенью 2009 г.) привели не только к резкому росту напряженности в межнациональных отношениях в СУАР. Несмотря на быстрое подавление мятежей, стало очевидно, что уйгуры все равно будут вынуждены принимать меры по сохранению своей национальной и религиозной идентичности, вести борьбу за независимое государство. Вопрос в том, насколько их действия будут соответствовать окружающей действительности и насколько жесткими будут шаги Пекина по ликвидации или ослаблению очагов сепаратизма.

–  –  –

Рассматривается внешнеполитическая концепция Китая со времен становления государства до XIX в.

Выделяются ее основные черты, специфичность внешней политики Китайского государства.

Ключевые слова: Китай, концепция, дипломатия, традиция.

Проблема изучения внешней политики Китая все отчетливее встает перед современной исторической наукой. Современный Китай – держава мирового значения, постоянный член Совета Безопасности ООН, член клуба ядерных держав и крупнейшее по размерам населения государство.

В решении своих геополитических задач Китай не может быть в стороне от формирования правил и условий общемирового и регионального развития и, вероятнее всего, будет действовать по многовековой политической и дипломатической традиции. Следование традициям прошлого составляет основу китайского менталитета, вековой опыт предков ценится чрезвычайно высоко. Знание и понимание исторических предпосылок, лежащих в основе внешнеполитических концепций Поднебесной, приобретают чрезвычайную актуальность. Поэтому при выработке политики в отношении Китая любое государство должно учитывать историю развития отношений Поднебесной с внешним миром. В дипломатии Китай отмечается необыкновенная стойкость отдельных черт внешнеполитической доктрины, которые продолжают оказывать свое влияние вплоть до настоящего времени, и вместе с тем е особенность на различных исторических этапах.

Формирование основных принципов, по которым китайские правящие круги строили отношения с близкими и дальними соседями, относятся к ранним периодам истории – второй половине II–первой половине I тыс. до н.э. Именно тогда протекал процесс складывания государственности, оформления идеологических и политических основ классового общества. По уровню развития, размерам и богатству в древности Китай намного превосходил прилегавшие к нему королевства, княжества и племена, поэтому весь мир делился правителями Китая на две части: с одной стороны – Китай – «Центральное», или «Срединное», государство, а с другой – «иноземная», варварская периферия. Название Китая « » (Zhonguo), т.е. «Центральное»

государство, отражало представление китайцев о своей стране как о центре мира. Это мифологическое представление стало официальной догмой, несмотря на то что во многих случаях зависимость государств и племен некитайских народностей от китайских царей была чисто номинальной.

Китаю априорно присваивалось право выступать носителем верховной власти над всеми остальными народами, служить средоточием «единственно правильного» порядка. Право верховной власти императоры присваивали себе безапелляционно, без согласия других народов. «Варвары», т.е. все некитайские народы, считались нравственно неполноценными, некультурными. Их «высшим долгом» объявлялось «приобщение» к «цивилизации», что должно было выражаться в признании верховной власти китайских государей и восприятии «китайского образа жизни».

Присущей чертой было «нравственное перевоспитание варваров», даже на каменной стеле XV в., установленной близ Нанкина, было написано от имени императора:

«направляю посольства в заморские страны, чтобы распространять нравственное перевоспитание. Научить этикету и долгу и тем изменить их варварские привычки» [1. С. 138]. Методы были различны: от военнополитического давления до всевозможного обольщения иностранцев.

В формировании отмеченных представлений немалую роль играла концепция неограниченной власти китайского монарха – первоначального ванна (князя, царя), позже императора. Идея обожествления монарха в тот период вела к сближению представлений о природе и власти. Монарх считался единственным устроителем миропорядка на земле. Распространять этот порядок считалось прямым долгом китайского властелина. Он должен был установить этот порядок не только в самом Китае, но и за его пределами.

После падения монгольского господства в Китае здесь воцаряется китайская династия Мин. Минский период представляется очень важным звеном в процессе развития китайской дипломатии. Усвоив старые традиции, этот период стал отправной точкой для новой традиции. Китайскими политиками того времени это оправдывалось двумя причинами. Во-первых, как отмечалось выше, божественное происхождение императора, монарх – «сын Неба», гиперболизация его власти составляла неотъемлемую часть каждого официального внешнеполитического документа империи Мин. Императорская власть все так же, как и в древности, уподоблялась природным явлениям: «Императору династии Мин подвластны все четыре моря.

Власть его повсюду…Он освещает все, как солнце и луна». Во-вторых, сама традиционность построения внешних связей. Доказательством могут служить следующие указания в источниках: «С тех пор как существуют деление на государей и поданных, высших и низших. Поэтому и есть определенный порядок в отношении Китая с иноземцами всех четырех стран света. Издревле это было так» [1. С. 131]. В период Мин эта традиция получила наиболее законченные, четко сформулированные в официальных документах формы.

Официальная концепция о «вассалитете» всех стран по отношению к Китаю создала у китайских правящих кругов специфичную картину мира. С одной стороны Китай – единственный образец человеческой цивилизации, с другой – все остальные страны, окраины мира. Тем самым весь внешний мир рассматривался как нечто единообразное. Многообразие внешнего мира описывалось в географических источниках, литературе, но в дипломатической сфере все страны приравнивались друг к другу. Ко времени существования империи Мин политическая карта мира была очень пестрой. Межгосударственные связи требовали учета тех или иных особенностей отдельных стран. Но существовавшая доктрина однотипности стран сковывала развитие дипломатического искусства в Китае. Реальная картина мира искажалась даже не из-за недостатка знаний о соседних странах, она игнорировалась в угоду все той же догме. Отмеченная искаженность мира приводила к тому, что появлялись такие явления, как разрыв между теорией и практикой, выдача желаемого положения вещей за действительное, повышенное внимание к второстепенным моментам. В соответствии с этим сложился специфический придворный этикет и церемониал для приема иноземных послов и владетелей.

От вассальных правителей и их посланцев в Цинской империи требовалось подчинение придворному церемониалу, отражавшему превосходство Китая над его слабыми соседями. Выражение «зависимости»

послов проявлялось в исполнении совершенно непонятных для них церемоний. Например, государственная печать Китая, символизирующая зависимое от китайского императора положение, использовалась в Брунее своеобразно: вместо скрепления актов государственной важности оттиски ставились людям на спину во время свадебных торжеств и других праздников [1. С. 134]. Подарки, приносимые послами, расценивались как дань, приносимая в знак покорности. Послы вассальных государств должны были исполнять унизительный обряд «коутоу» – становиться девять раз подряд на колени и девять раз простираться ниц перед императором. Еще до аудиенции их заставляли проделывать этот обряд пред пустым троном или табличкой с именем богдыхана, поставленной на стол или специальную подставку. Исполнение «коутоу» требовалось и от послов европейских государств. Цинский двор настаивал, чтобы иноземные послы вручали свои грамоты не самому императору, а только кому-либо из сановников [1. С. 135].

Императорским указам, касавшимся иностранных государств, и дипломатической переписке цинского правительства свойственны были высокомерно-снисходительная фразеология и кичливый тон. Иноземные правители рассматривались ими как вассалы, обязанные ему повиноваться. Несогласие послов с дворами императоров расценивалось как «непослушание», требующие надлежащего «вразумления». В таких случаях в дипломатической переписке допускались грубые ругательства и оскорбления, давно уже считавшиеся неприличными между европейскими державами. Военные действия иностранных государств изображались в официальных документах как «бунт варваров», подлежащий «усмирению» [2. С. 25].

Цинское правительство предпочитало, чтобы иностранные послы обращались по своим делам не в Пекин, а к властям окраинных или приморских областей.

Добиться допуска в Пекин и аудиенции иностранным послам было очень трудно. Цинские власти выдвигали множество препятствий и придумывали разнообразные поводы для затягивания дела. Сановники цинского правительства нередко обращались к иноземным послам крайне грубо и высокомерно, чтобы подчеркнуть свое превосходство применяли угрозы и запугивания. Очень часто это делалось умышленно, для того чтобы иностранные послы, не желая ронять достоинства своего государства, отказывались и уезжали, не посетив Пекин.

Например, в 1793 г. в Пекин был допущен английский королевский посол Макартней, имевший поручение урегулировать претензии Ост-Индийской компании к Китаю и добиться открытия для торговли других портов, кроме Кантона. Когда Макартня со свитой и подарками богдыхану везли по реке Байхе, на его судне был вывешен флаг с китайской надписью «Посол, везущий дань из Англии». Цинские сановники потребовали, чтобы Макартней совершил обряд «коутоу». Макартей согласился сделать это лишь с условием, что цинский сановник соответствующего ранга совершит то же самое перед портретом английского короля. В итоге миссия Макартнея осталась безрезультатной.

В XVIII–XIX вв. династия Цин использовала традиционную политику вассалитета уже в своих целях.

Изоляция была способом «защиты» от могущественных европейских государств, от их проникновения, когда колониальная экспансия капиталистических стран была на своем пике. Китайское правительство понимало, что не сможет противостоять Европе и Новому Свету, поэтому пыталось оградить себя от внешнего вмешательства путем опоры на традиционную доктрину.

В XIX в. было положено начало закабалению Китая европейскими государствами и превращению его в их полуколонию. Неравноправные договора означали для иностранных капиталистов свободу эксплуатации и закабаления китайского народа. Тягостные последствия были результатом изоляционной политики Цинского правительства. Изоляция страны способствовала тому, что правящая верхушка Цинской империи не имела ясного представления о жизни других государств, правительство совсем не посылало своих послов к западным государствам и было плохо ориентировано в международной обстановке.

–  –  –

Рассматривается ситуации в культурной сфере КНР накануне реформ в 60 –70-е гг. ХХ в.

Ключевые слова: «культурная революция», китайская культура, Мао Цзедун.

В апреле 1969 г. IX съезд КПК объявил о великой победе «культурной революции». В своем отчетном докладе Линь Бяо заявил, что благодаря «культурной революции» «были опрокинуты темные планы реставрации капитализма, усилена диктатура пролетариата, идеи Мао Цзедуна получили небывалое широкое распространение, духовный облик людей преобразован, достигнуто небывалое единство народа, и Китай в целом переживает бурный расцвет и неуклонный подъем» [1. С. 99].

Однако влияние «культурной революции» на ситуацию в стране было не столь однозначным.

В 1966–1969 гг. был нанесен удар по конституционным органам государственной власти и по старому управленческому аппарату, были разогнаны профсоюзы и другие общественные организации. В ходе «культурной революции» вся система управления народным хозяйством была расстроена, методы социалистического планирования и ведения хозяйства были объявлены буржуазными. Тогда провозглашалось, что производство может обойтись без технического руководства и специалистов. Была принижена роль техники. Распределение и оплата по труду расценивались как ревизионизм. «Культурная революция», призванная, по уверениям ее инициаторов, ускорить темпы экономического и социального развития Китая, привела к обратным результатам. Она затормозила и значительно усложнила решение реально существующих трудных проблем переустройства экономически отсталого общества. Бюрократический аппарат во многом составляли некомпетентные работники, привилегии которых значительно расширились. Компартия Китая, а также армия были расколоты на фракции и группировки, которые соперничали между собой, добиваясь власти на местах и в центре.

Культурная жизнь в этот период замерла. Вся предшествующая культура – китайская и иностранная – оказалась под запретом. Были закрыты библиотеки, музеи, книжные магазины, газеты и литературнохудожественные журналы, уничтожены памятники культуры. Пылали костры из книг. Это называлось «борьбой со старой феодальной и буржуазной культурой», к которой была причислена почти вся китайская и мировая классика. Главной задачей было провозглашено создание некоего «совершенно нового, пролетарского искусства», принципы которого сводились к следующему: творчество должно быть безымянным, коллективным и непрофессиональным; все цели и задачи искусства сводятся к одному – прославлению Мао Цзедуна; единственным творческим методом признается «сочетание революционного романтизма с революционным реализмом».

Печатную продукцию этого периода в основном составляли рассказы неизвестных авторов, т.е. «рабочих, крестьян и солдат», в которых восхвалялся Мао Цзедун и пропагандировались его идеи. Все работы были политически ангажированы и комментировали тот или другой политический лозунг и отображали очередную политическую установку. Чаще всего мотивами произведений являлось воспевание таких «новых явлений», принесенных «культурной революцией», как отправка «грамотной молодежи в деревню», «школы 7 мая», «босоногие врачи», а главной задачей являлось «создание героических образов рабочих, крестьян и солдат».

Естественно, что из-за низкого профессионального уровня авторов выдающихся произведений просто не могло появиться, а та литературная продукция, что печаталась, отличалась трафаретностью и шаблонностью.

В театрах с самого начала «культурной революции» пьесы традиционного репертуара находились под запретом. В этот период ставились только «образцовые революционные спектакли», которые относились к «вершинам новой культуры», такие как «Шацзябан», «Захват хитростью горы Вэйху», «Красный фонарь», «Налет на полк Белого тигра», «Морской порт»; балеты «Седая девушка», «Красный женский отряд». Они искусственно противопоставлялись культурному наследию человечества и провозглашались «жемчужинами», открывшими «новую эру в истории литературы и искусства». К «образцовым» также относились музыкальные произведения – симфония для оркестра и фортепиано «Шацзябан» и симфоническая сюита «Хуанхэ». Эти произведения и раньше шли на сценах, но для того что бы соответствовать уровню «новой культуры», они были «переработаны» женой Мао Цзедуна Цзян Цин. Например, при исполнении написанной известным композитором Си Сянхаем сюиты «Хуанхэ» музыка сопровождалась изречениями Мао Цзедуна, написанными на огромных транспарантах-диапозитивах по обеим сторонам сцены.

Основная деятельность музыкантов этого периода сводилась к простому перекладыванию на музыку цитат из произведений Мао Цзедуна и сочинению «революционных» песен и гимнов, прославляющих «великого кормчего» [2. С. 463].

Влияние хунвэйбинов распространялось и на изобразительное искусство. В официальной печати и многочисленных дацзыбао практически все художники обвинялись в попытках реставрировать капитализм, «установить диктатуру буржуазии в области изобразительного искусства». Особенно яростным нападкам подверглись генеральный секретарь Союза китайских художников, художник-карикатурист Хуа Цзюнь-у и заместитель председателя Союза художников, художник-график Цай Жо-хун и др. Изобразительное искусство в годы «культурной революции» переживало глубокий кризис. Главными достижениями того времени были пропагандистская скульптурная композиция «Двор сбора арендной платы», которая изображала эксплуатацию крестьян феодалами, и картина «Председатель Мао идет в Аньюань», объявленная Цзян Цин «образцом». С этих двух «шедевров», в Китае началось широкомасштабное распространение изобразительного искусства, главным «лицом» которого был Мао Цзедун. Были даже организованы курсы срочного обучения солдат и рабочих «новой живописи и скульптуре».

Этих людей печать называла «хунхуабины», т.е. «красные солдатырисовальщики», которые смело взяли в руки кисть и резец и с огромным энтузиазмом воспевают заслуги Мао Цзедуна. А при Пекинском институте изобразительных искусств были созданы «курсы по подготовке из рабочих, крестьян и солдат рисовальщиков портретов председателя Мао». За два месяца 42 рабочих пекинских предприятий и солдат пекинского гарнизона, изучив «три основные статьи» Мао Цзедуна, «в основном овладели навыками ваяния и закономерностями изображения ярких, цветных портретов» – конечно, того же Мао Цзедуна. С тех пор всем институтам изобразительных искусств предлагалось готовить таких «хунхуабинов». А «главными учебными материалами в институтах изящных искусств должны быть произведения председателя Мао, а основными дисциплинами – классы и классовая борьба» [2. С. 463]. Такие вечные темы искусства, как любовь, человечность, красота природы и человека, остались запретными для китайских художников. Искусству отводится лишь роль орудия политического и идейного воспитания масс при полном игнорировании его эстетической специфики.

Такая же печальная ситуация была и в киноискусстве, тут так же руководство осуществлялось хунвэйбинами.

В годы «культурной революции» на экранах демонстрировались только хроникальные ленты:

«Председатель Мао – красное солнце в наших сердцах», «Председатель Мао в пятый и шестой раз производит смотр великой армии творцов культурной революции», «Председатель Мао вечно всем сердцем с нами и в наших сердцах» и т.д. С 1969 г. началось «возрождение» производства художественных фильмов, конечно же, с целью политической пропаганды. Так были проведены две кампании: кампания создания «отрядов пропаганды идей Мао Цзедуна» и кампания экранизации «образцовых революционных спектаклей».

Кинематографистам предписывалось при производстве художественных фильмов слепо копировать канонические «образцовые спектакли». В результате данных установок были экранизированы старые пьесы, романы и повести. «Новые художественные фильмы» представляли собой либо доработанные, либо переработанные старые художественные фильмы периода, предшествующего «культурной революции».

Работникам киноискусства безопаснее было «переработать» старое и приспособить его к «новому» типу искусства.

В общем, «культурная революция» привела к кризису все сферы культуры. Показательно и то, что в 1967 г. само Министерство культуры было ликвидировано, а все его функции выполнялись цзаофанями и специальными подразделениями НОАК, занимавшимися «вопросами культуры».

Но не все руководители КПК были согласны с таким положением дел в стране. Чжоу Эньлай и его соратники видели ту разруху, которая проникла во все сферы жизни страны, и понимали, что необходимо пересмотреть левацкие лозунги и установки «культурной революции» для стабилизации положения в стране.

Поэтому после ухода с политической сцены Линь Бяо (1971 г.), который непосредственно руководил «культурной революцией», Чжоу Эньлай и его соратники начали кампанию переоценки ее лозунгов. Но руководство направило силы на то, чтобы использовать литературу, искусство и образование с целью идеологической обработки населения, а не для того, что бы культура, наука и образование служили интересам народа.

Однако медленный процесс нормализации культурной сферы все-таки шел. Началась публикация новых или переделанных произведений литературы и искусства, возобновились занятия в части вузов, стабилизировался учебный процесс в школах. К началу 1975 г. был восстановлен руководящий аппарат в сфере культуры. На сессии ВСНП в январе объявили о назначении новых министров культуры и образования, ими стали Юй Хуэй-юн и Чжоу Жун-синь. Также возобновил свою работу Институт литературы Академии наук Китая, и были созданы Научно-исследовательский институт литературы и искусства при Министерстве культуры и Центральный университет искусств – комплексное учебное заведение по подготовке актеров, музыкантов, художников, киноработников [3. С. 307].

После смерти Мао Цзедуна, и особенно после III пленума ЦК КПК в декабре 1978 г., начался процесс обновления китайского общества и поиск путей экономического, политического и культурного развития страны. Были подведены грустные итоги «культурной революции», и ее установки признаны ошибочными.

Пришло понимание того, что искоренение традиционного культурного наследия и изоляция от западной культуры в те годы привели к идеологизации и примитивизации китайской культуры. Отстранение творческой интеллигенции и привлечение к творческому процессу «крестьян, рабочих и солдат» стало причиной деградации китайской культуры, падения ее мировой репутации, потери влияния как внутри страны, так и за рубежом.

С приходом к власти Дэн Сяопина в Китае начался новый цикл культурного развития, который предполагал коренные реформы в сфере культурного строительства.

–  –  –

Дается характеристика угольной промышленности Китая. Рассмотрено состояние современной угольной промышленности и исследовано взаимодействии ее с другими отраслями экономики Китая.

Ключевые слова: угольная промышленность Китая, угольная энергетика.

В современном мире уголь продолжает играть огромную роль в экономике большинства стран, в том числе и Китая. Уголь – это один из немногих энергетических ресурсов, который распространен по всему миру.

Практически каждая страна имеет собственные запасы этого полезного ископаемого. Правда, по качеству эти месторождения очень сильно различаются между собой.

Многие специалисты утверждают, что уголь – это прошлое, что в век атомной и альтернативной энергетики он не уместен. В чем-то это мнение верно. В сегодняшнем мире уголь уже не играет той главенствующей роли, что раньше, но все же он еще используется для генерирования электроэнергии.

По данным Международного энергетического агентства, роль угля как топливного и энергетического ресурса понемногу растет. Объем его потребления относительно других энергетических ресурсов вырос с 38,3% в 1973 г. до 41% в 2006 году. К примеру, за этот же промежуток времени потребление нефти сократилось с 24,7% до 5,8%, а потребление газа увеличилось с 12,1% до 20,1% [1. С. 10].

Свое применение уголь находит не только в топливно-энергетическом комплексе, он также широко используется в металлургии и химической промышленности.

Сегодня Китай представляет собой самого крупного производителя и потребителя угля в мире. Но прежде чем начать говорить о производстве и потреблении этого полезного ископаемого, необходимо немного внимания уделить запасам, которыми Китай обладает.

Китай сегодня имеет одни из самых крупных в мире месторождения угля. По официальным данным Китайской геологической службы, его разведанные запасы составляют около 5 трлн. 555 млрд тонн [2. С. 35].

Основные угольные бассейны сосредоточены в северных и центральных провинциях, таких как Шэньси, Шаньси и Автономном районе Внутренней Монголии. В сумме эти регионы обладают около 65% всех разведанных запасов угля Китая.

До начала политики реформ и открытости уголь доминировал в качестве основного энергетического ресурса Китая больше, чем сейчас. Изменения в экономике, создавшие спрос на уголь, обеспечили очень быстрое его производство, и такая тенденция сохранялась вплоть до 90-х годов прошлого века. Китай с 80-х годов XX века стал крупнейшим производителем угля в мире. Но в середине 90-х производство угля постепенно стало снижаться. Однако в 2002 году из-за увеличения спроса, производство угля вновь стало расти. В настоящее время производство угля в Китае увеличивается стремительными темпами [2. С. 39].

Производство угля в 2009 г. составило 2971 млн тонн, то есть около 49,7% мирового объема добычи. Для сравнения, еще только в 2000 г. Китай добывал 1000 млн тонн, а в 1973 г. общая доля добытого Китаем угля составляла 18,7% от всего добытого в мире угля [3. С. 14–15].

Прирост добычи угля в 1980-х гг. приходился на новые предприятия местного уровня, которые по своему размеру были небольшими и принадлежащими главным образом местным органам власти. В 1975 г. большая часть угля, около 56%, добывалась на государственных предприятиях, но к 1995 г. их доля в общем объеме добычи снизилась до 37%, а доля местных городских и деревенских шахт за этот же период, выросла с 17% до 46% [2. С. 39].

В последние годы китайские угольные предприятии приступили к реструктуризации, и сейчас начинается их частичная приватизация. Китайское правительство уделяет огромное внимание закрытию нерентабельных угольных предприятий и контролю за добычей угля с тем, чтобы установить баланс между уровнем добычи и уровнем потребления, а также с целью улучшения положения в угольной отрасли. Для поддержания стабильности добычи угля, снижения травматизма и повышения рентабельности компаний китайское правительство считает необходимым строить современные угольные предприятия [4.].

По данным на 2005 г., число частных угольных предприятий составляло около 35,9%, государственных 16,9%, а кооперативных около 47,1% от общего числа всех угольных предприятий Китая. То есть предприятий находящихся в государственной собственности значительно меньше, чем остальных. Но несмотря на подобную малочисленность, их доля в общем объеме добытого в Китае угля составляла около 59,2%, а это значит, что государство сосредоточило в своих руках самые крупные угольные предприятия страны. В свою очередь, на долю частных предприятий приходилось 12,3%, а на долю кооперативных 28,4% всего добываемого угля [2. С. 40].

Следовательно, большинство китайских шахт по своим размером невелики. Большая часть угля добывается в крупных шахтах. В 2005 г. 39% шахт классифицировались как крупные (более 1,2 млн т.), 7% среднего размера (от 0,45 до 1,2 млн т.), и 54% мелкие (менее 0,45 млн т.). В крупных и средних шахтах добывается 54,5% всего угля Китая [2. С. 42].

Что же касается компаний, то в 2006 г. только одна Shenhua Group добыла около 137 млн т. Другими крупными компаниями являются Datohg Coal Group, China National Coal Group и Shanxi Coking Coal Group.

Каждая из них в 2006 году добыла около 50 млн т. угля. Сейчас эти и многие другие китайские компании усиливают свое сотрудничество с генерирующими и химическими предприятиями.

Китай не только крупнейший производитель, но и крупнейший потребитель угля.

В 1985 г. основную потребность в угле испытывали предприятии топливно-энергетического комплекса, их доля в общем объме потребления составила 23%, доля частных домовладений и хозяйств составила 20%, металлургических предприятий – 11%, химических предприятий – 6%, а остальные потребители использовали около 11% всего угля. К 2005 г. ситуация изменилась в сторону увеличения объема потребления предприятий топливно-энергетического комплекса. Теперь его доля составила 57%, остальные потребители расположились в следующем порядке: металлургические предприятия – 14%, химические предприятия – 3%, частные домовладения и хозяйства – 4%, другие потребители – 8%.

Согласно данным, предоставленным правительством КНР, спрос на уголь в Китае в 2010 г. превысил 3 млрд т. [5. С. 6].

Размер китайского энергетического сектора увеличивается невероятными темпами. На долю электростанций, работающих на угле, приходится около 68,7% всей генерируемой электроэнергии, или 1950 трлн. КВт/ч.

На втором месте по объему потребления находиться металлургия. Сегодня эта отрасль экономики в Китае развивается бурными темпами. С 2006 по 2007 г. производство железа и стали в Китае выросло с 419 до 489 млн т. По данным Национального бюро статистики Китая, для производства кокса, железа и стали в 2006 г.

потребовалось 439 млн т. энергетического и коксующегося угля, или 18% всего добытого в Китае угля [2. С.

52].

Использование угля в химической промышленности связано с производством синтетического аммиака, метанола, диметила и других продуктов химической промышленности. Производство химической промышленности постепенно увеличивается и это в дальнейшем, возможно, будет создавать дополнительный спрос на уголь высокого качества.

Подводя итоги, необходимо констатировать, что Китай сегодня является крупнейшим производителем и потребителем угля в мире. Спрос на уголь в Китае создается бурно развивающейся промышленностью и ростом потребления электроэнергии. На настоящий момент Китай удовлетворяет свои потребности в угле не полностью. И поэтому, чтобы закрыть спрос, он вынужден импортировать уголь из других стран.

Крупнейшими поставщиками угля в Китай является Австралия и Индонезия. Постепенно на рынке Китая начинает появляться уголь из России, в частности из Кузбасса, но доля этого угля в общем объеме импорта пока незначительна. Возможно, дальнейшее развитие промышленности Китая и растущий спрос на уголь увеличит его импорт, в том числе из Кузбасса, но пока эта тенденция только намечается.

–  –  –

Рассматривается современное состояние инновационной сферы Китая, а также исследуется реализация программы «Основы государственного плана среднесрочного и долгосрочного развития науки и техники на 2006–2020 гг.» как основы процесса создания государства инновационного типа. Цель создания государства такого типа была поставлена в 2007 г. на XVII съезде КПК.



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |

Похожие работы:

«Направление 3 ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИИ, СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ Античный полис, местное население и мировые империи на юге России в древности (рук. чл.-корр. Иванчик А.И., ИВИ РАН) Работа исследовательского коллектива в рамках проекта позволила пролить свет на формирование контактов циркумпонтийской зоны с империями Передней Азии на рубеже II–I тыс. до н.э., в значительной степени пересмотреть источниковую базу по истории одного из важнейших...»

«ИСТОРИЯ БЕЗ КУПЮР Руководитель проекта: Главный редактор журнала «Международная жизнь» А.Г.Оганесян Ответственный редактор: Ответственный секретарь журнала «Международная жизнь» кандидат исторических наук Е.Б.Пядышева Редакторы-составители: Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук Е.В.Ананьева Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук М.В.Грановская Обозреватель журнала «Международная жизнь» доктор политических наук А.В.Фролов Литературные...»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«Владимир Кучин Всемирная волновая история от 1850 г. по 1889 г. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11610988 ISBN 9785447420581 Аннотация Книга содержит хронологически изложенное описание исторических событий, основанное на оригинальной авторской исторической концепции и опирающееся на обширные первоисточники. Содержание Глава 2.01 Волновая история. 1850 – 5 1869 гг. 1850 г. 5 1851 г. 20 1852 г. 40 1853 г. 61 1854 г. 88 1855 г. 114 1856 г. 144 1857 г. 166 1858 г. 181 1859 г. 201 1860 г....»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ Сборник материалов научно-практической конференции, СПБ, 12 декабря 2014 г СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ» УДК ББК ЧЧеловек на войне: Сборник материалов научно-практической конференции Составитель Носов В.А., СПб, СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ», 2015 266 с. В сборнике представлены статьи, посвященные различным аспектам заявленной темы конференции, проведенной в СанктПетербурге 12 декабря 2014 г. В статьях рассматриваются военнополитические, социальные, экономические, психологические аспекты военных...»

«ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫЕ УГРОЗЫ В ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции (17-18 декабря 2013 года, г. Саранск) Саранск УДК ББК 86.2 Э 918 Рецен з енты: Дискин Иосиф Евгеньевич – доктор экономических наук, Председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений; Богатова Ольга Анатольевна, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии...»

«Оргкомитет конференции приглашает принять участие в работе в ежегодной Научной конференции «Ломоносовские чтения» и Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов – 2015». Конференции пройдут 21-23 апреля 2015 года в рамках празднования 260-летия образования Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Открытие конференции состоится 22 апреля 2015 года в Филиале МГУ имени М.В. Ломоносова (улица Героев Севастополя, 7). Организационный...»

«НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БИБЛИОТЕКУ (апрель сентябрь, 2011 г.) 41-й не померкнет никогда : страницы истории / авт.-сост. И. Е. Макеева. С 65 Гродно : Гродненская типография, 2006. 254 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). ALMA MATER: Гродненский государственный аграрный университет : традиции, история, современность. 60 лет / сост. В. В. Голубович [и др.] ; под общ. A39 ред. В. К. Пестиса. Гродно : Гродненская типография, 2011. 127 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). XIV международная научно-практическая...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Научно-практическая конференция «ИТ в образовании-2013» Введение. «Моя малая родина. У каждого человека она своя, но для всех является той, путеводной звездой, которая на протяжении всей жизни определяет очень многое, если не сказать все!» Интерес всякого цивилизованного общества к родному краю – непременный закон развития. Чтобы лучше понять себя, надо почувствовать и понять ту землю, на которой живешь, тех людей, которые живут на ней. Понять и оценить настоящее можно только, сравнив его с...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ (ИПУ РАН) Д.А. Новиков КИБЕРНЕТИКА (навигатор) Серия: «Умное управление» ИСТОРИЯ КИБЕРНЕТИКИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее...»

«Исторические исследования www.historystudies.msu.ru _ СОБЫТИЯ, ВЫСТАВКИ, ЮБИЛЕИ Захарова А.В. Хроника Международной конференции молодых специалистов «Актуальные проблемы теории и истории искусства» 21-24 ноября 2013 г. на историческом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова Аннотация. Международная конференция молодых специалистов «Актуальные проблемы теории и истории искусства» ежегодно проводится совместно искусствоведческими кафедрами исторических факультетов МГУ и СПбГУ по очереди в...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное периодическое...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 156 с. Редакционная коллегия:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ФГБОУ ВПО «БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ В БГПУ ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Выпуск 5 Благовещенск Издательство БГПУ ББК 66.2 (2Рос) я431 + 66.2 (5Кит) я4 Р 76 Р 76 РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Источник:Всемирная История Экономической Мысли Глава 9 СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПАДНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СТРАН ТРЕТЬЕГО МИРА Первоначально ученые развитых капиталистических стран весьма оптимистично оценивали возможности применения неоклассической и неокейнсианской теории для создания концепций развития освободившихся стран. В первые послевоенные годы считалось, что достаточно ввести дополнительные предпосылки и некоторые коэффициенты в традиционные модели, чтобы адекватно описать...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Пензенский государственный университет Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва Новый болгарский университет РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА Материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года Прага Развитие творческого потенциала личности и общества: материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года. – Прага: Vdecko vydavatelsk centrum «Sociosfra-CZ», 2013 – 150 с....»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.