WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |

«Вопросы истории, международных отношений и документоведения Выпуск 7 Сборник материалов Российской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 93/99 + 327(082) ...»

-- [ Страница 12 ] --

Несмотря на все эти различия, сходство этих учебных заведений просматривается в судьбах французских и русских воспитанниц. Воспитанницы совершенно были не приспособлены к практической жизни. Общество считало институток «белоручками», «набитыми дурами», «кисейными барышнями», «малыми детьми». Очень часто девушек, выходящих из стен закрытого учебного заведения, ожидала несчастная судьба. Воспитанницы нередко становились монашками, старыми девами [5]. Произошло, по сути дела, падение ангелов, в виде которых с самого начала и представлялись институтки [6]. Такая женщина не была востребована. Не могла такая женщина воспитать «новую породу» людей. Сейчас можно говорить о том, что идеи Бецкого и Екатерины II, направленные на воспитание женщин, и реализация их в жизнь, потерпели крах.

Вопрос о женском образовании во второй половине XVIII в. требует дальнейшего изучения. Нужно детально исследовать цель и методы воспитания, кто и зачем поступал в закрытое учебное заведение, и проследить за судьбами выпускниц.

Литература

1. Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. ХVI. № 12154: Именной указ от 5 мая 1764 года «О воспитании благородных девиц в Санкт-Петербурге при Воскресенском монастыре; с приложением Устава и штата сего Воспитательного Общества».

2. Майков П.М. Иван Иванович Бецкой. СПб., 1904.

3. Лихачева Е. И. Материалы для истории женского образования в России. СПб., 1901. Вып. 1–2.

4. Данилова А.М. Благородные девицы. Воспитанницы Смольного Института: биографические хроники. М., 2005.

5. Дидро Д. Монахиня. М., 1983.

6. Белоусов А. О воспитании благородных девиц в Санкт-Петербурге // Отечественные записки. 2004. № 3.

О.А. Голикова

ВВЕДЕНИЕ ВСЕОБЩЕГО НАЧАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ТОБОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ

Рассматривается создание сети всеобщего начального образования в рамках Тобольской губернии в контексте реализации проекта от 3 мая 1908 г., конкретные действия директора народных училищ Маляревского.

Ключевые слова: начальное образование, инспекция народных училищ.

Проблема введения всеобщего начального образования в Российской империи стояла весьма остро. Ее решение в европейской части продвигалось более быстрыми темпами, чем на окраинах. Западная Сибирь к началу XX в. представляла собой обширную территорию, которая также нуждалась в начальном образовании.

Во время работы второй и третьей Государственной Думы данному вопросу уделили определенное внимание [1. С. 145] Одним из конкретных шагов со стороны правительства стало издание закона от 3 мая 1908 г.

Казалось, что дело сдвинулось с «мертвой точки» [2. С. 169]. В империи начинается работа по организации сети всеобщего начального обучения. Что касается Западной Сибири, то здесь активная работа начинается с 1913 г.

В марте 1913 г. Министерство народного просвещения направило попечителю Западно-Сибирского учебного округа поручение к 1 января 1914 г. создать проект школьной сети и составить план всеобщего образования в округе [3. Л. 132].

Уже 23 августа 1913 г. директор народных училищ Тобольской губернии Маляревский направил в департамент народного просвещения донесение о порядке создания школьной сети. Из донесения следовало, что составление указанных проектов по уездам было поручено инспекторам народных училищ. Для этого им выдали единый набор документов, карты, снимки, составленные в 1912 г. переселенческим управлением, снимки населенных мест в губернии последнего издания 1912 г. и три экземпляра карт каждой из волостей в масштабе 4 версты на дюйм.

Полученные волостные карты, инспекторы вместе с подробными инструкциями разослали для проверки и нанесения необходимых сведений по волостным правлениям.

Как только началась работа по созданию школьных сетей, стало ясно, что действовать согласно инструкциям Министерства народного просвещения не получится. Дело в том, что одновременно составить школьную сеть в течение года по всей губернии было невозможно по ряду причин. Главная из них заключалась в большой территории губернии. Кроме этого, в проектах школьной сети, представленных инспекторами, оказалось много неточностей и ошибок. Поэтому присланные документы проверялись в дирекции, и при нахождении ошибок составлялись заново. Кроме всего этого в Тобольске было недостаточно технических средств и компетентных чертежников.

Для проверки составленных школьных сетей тобольский губернатор 1 февраля 1913 г.

издал циркулярное распоряжение на имя всех крестьянских начальников. Согласно циркуляру в каждом волостном правлении под председательством крестьянского начальника создавались совещания из всех законоучителей, заведующих и учителей начальных училищ, находящихся в волости, членов волостного правления и особо избранных для этого уполномоченных, по одному от каждого сельского общества. После рассмотрения документов совещание передавало исправленный проект инспектору, а он направлял все материалы в дирекцию. Здесь проводилась окончательная проверка школьной сети, после этого все документы отправлялись в Министерство народного просвещения.

Первой была составлена школьная сеть по Курганскому уезду. К 1913 г. в уезде насчитывалось 162 училища Министерства народного просвещения. Согласно разработанному плану введения всеобщего образования предполагалось в 38 волостях открыть по одному двухклассному училищу и 109 новых школ в селениях, где действовали церковно-приходские школы. 19 сентября 1913 г. директор представил данные по Ишимскому уезду. Здесь существовало 189 школ. 13 сентября 1913 г. в департамент народного просвещения поступил проект школьной сети по Тюменскому уезду с 68 школами. 12 октября 1913 г. – по Тарскому уезду.

Помимо существующих 104 училищ, требовалось открыть 25 передвижных школ и 39 школ в местах, где есть церковно-приходские школы. 31 октября 1913 г. поступил проект сети по Тобольскому езду. В уезде действовало 63 школы, нужно было открыть еще 9. Сведения по Туринскому уезду директор передал 4 ноября 1913 г. В уезде работало 75 училищ, нужно было открыть 15 новых школ. По Тюкалинскому уезду данные были представлены 7 ноября 1913 г. Кроме существующих 208 училищ, следовало 14 передвижных школ преобразовать в постоянные, в 31 волости открыть по 1 комплекту вторых классов двухклассных училищ и еще 45 школ [3. Л. 69].

Последними поступили сведения по Березовскому уезду – 2 апреля 1914 г. Такое промедление было обусловлено тем, что данный уезд был самым большим по площади, но с очень низкой плотностью населения.

Кроме этого, основную массу жителей составляли инородцы, ведущие преимущественно кочевой образ жизни.

Вместе с проектом директор направил подробную инструкцию и пояснительную записку по поводу введения всеобщего обучения. Прежде всего, Маляревский предлагал разделить уезд на две части и выбрать еще одного инспектора. Подбор кандидата в инспекторы требовалось провести с особой тщательностью, так как для этой работы требовалось лицо энергичное, прекрасно знакомое с местными условиями и способное разобраться во всех трудностях дела.

В Министерстве народного просвещения представленные проекты рассмотрели и, сделав некоторые замечания, вернули на доработку директору народных училищ Тобольской губернии. Из замечаний следовало, что, прежде всего, необходимо особое внимание уделить вопросу обеспечения начальным образованием всех детей школьного возраста. Кроме этого, следить за тем, чтобы школа являлась проводником русского влияния в инородческой среде. А также дополнить школьную сеть там, где на 1 учителя приходится больше 60 детей.

В августе 1915 г. в министерство поступил проект с учетом всех замечаний. Директор отметил, что школьная сеть по всем уездам составлена так, чтобы дать возможность получить начальное образование всем детям школьного возраста. В средней части губернии, преимущественно в Туринском, Тобольском и Тарском уездах имелись малолюдные и далеко отстоящие друг от друга селения, которые нельзя было отнести ни к какому школьному району. Часть их обслуживалась специально проектируемыми для этой цели передвижными школами. Кроме этого, оказалось, что общежития и ночлежные приюты не пригодны для размещения в них школ. Правила начальных училищ для инородцев, утвержденные на основании высочайшего повеления от 5 июня 1913 г., являлись вполне приемлемыми для инородцев Тобольской губернии, но с соблюдением ряда условий. Срок обучения в каждой школе должен составлять четыре года при одном учителе с приемом раз в два года. Обучение родному языку не следовало понимать в буквальном смысле, так как он являлся только устным.

31 августа 1915 г. министр народного просвещения одобрил предложенный проект и высказал желание встретиться с директором народных училищ Тобольской губернии Маляревским для совместной с департаментом разработки финансового плана. Дело в том, что составление проекта школьной сети по введению всеобщего начального образования было только половиной дела, немаловажной частью являлся вопрос финансирования. Маляревский в ноябре 1915 г. прибыл в Петроград, а 24 и 25 ноября 1915 г. прошло совещание, в результате которого заведующий разрядом по введению всеобщего образования А.И. Чекини и Маляревский выработали план финансирования школ Тобольской губернии. За основу были приняты кредиты для финансового плана школьной сети по Курганскому уезду.

Финансовый план введения всеобщего обучения составлялся в расчете на его осуществление в течение 11 лет начиная с 1916 г. Предполагалось ежегодно открывать по 200 первых классов. В течение 1916 г. дирекция должна была открыть 200 первых классов, 20 вторых и 7 передвижных школ. Такое же количество следовало открыть и в 1917 г. На содержание школ из казны на первые классы выделялось 140000 р., а на вторые – 24600 р. Постепенно предлагалось увеличить казенные ассигнования примерно до 27000 р. Эти деньги пошли бы на содержание уже существующих училищ. Первые два года план осуществлялся без новых ассигнований из земского сбора, в последнее трехлетие в расчеты финансового плана эти деньги входили и ежегодно увеличивались примерно до 34000 р. Земские сборы на каждый первый класс составляли 130 р., на второй – 25 р., на передвижные школы – 25 р. На оборудование и учебные пособия ассигнования не планировались.

Школьное строительство в финансовый план не входило [3. Л. 211].

Таким образом, получается, что к 1916 г. были составлены проект по введению всеобщего начального образования в Тобольской губернии и финансовый план к нему. Однако этот вопрос полностью так и не был решен ни в рамках данной губернии, ни в империи в целом. Главная причина этого заключается в том, что на высшем государственном уровне не был принят конкретный закон, вводивший обязательное начальное образование в стране.

–  –  –

Рассматривается сущность игры, ее значение для образования и проблемы, возникающие в процессе внедрения игровых технологий в современной школе.

Ключевые слова: игра, образование, урок, школа.

Игра как культурный феномен стала серьезной темой для исследования лишь в XVII в. в работах представителей немецкого романтизма Ф. Шиллера и И. Гете. По мнению первого, в ходе игры осуществляются процессы индивидуализации и социализации человека, т. е. игра фактически помогает человеку стать человеком. Ф. Шиллер также отмечал, что посредством игры люди творят мир, в котором живут. И. Гете в переписке с Ф. Шиллером, будучи одухотворенным его идеями об игре, высказывает мысль о том, что игра есть всеобъемлющее явление, так как играет не только человек, но и сама природа. Их идеи подготовили почву для И. Канта, который ввел игру в пространство философии, этики и эстетики [1].

Следует отметить, что эмпирическая разработка игровых технологий наиболее активно развивалась в военно-политической сфере. Разработки в этой сфере начались в конце XVIII века усилиями Г. Бертурини и уже в последующее столетие вошли в международную дипломатию как неотъемлемая ее часть. Общеизвестно, что военное стратегическое планирование накануне Первой и Второй мировых войн проходило в форме игрового моделирования [2].

Современная концепция игры сформировалась во второй половине XIX–начале XX в. Большой вклад в ее формирование внесли такие мыслители, как Г. Спенсер, К. Грос, Э. Берн, З. Фрейд, Э. Финк, Ж.-П. Сартр. До них многочисленные психологические и культурологические теории рассматривали игру как бесполезную или, в крайнем случае, как малополезную деятельность. С учетом специфики поставленной проблемы, а именно определения социально-политического статуса игры, огромное значение имеют исследования нидерландского историка культуры Й. Хейзинги. Его заслуга состоит в том, что он одним из первых создал комплексную эпистему игры в социальном пространстве.

Хейзинга убедительно показывает чрезвычайную действенность и плодотворность игры при возникновении всех крупных форм общественной жизни. Будучи е существенным импульсом, игровые состязания, более древние, чем сама культура, исстари наполняли жизнь и, подобно дрожжам, способствовали росту и развитию форм архаической культуры. Культ формировался в священной игре. Поэзия родилась в игре и продолжала существовать в игровых формах. Музыка и танец были чистой игрою. Мудрость и знание обретали словесное выражение в освященных обычаем играх, проходивших как состязание. Право выделилось из игр, связанных с жизнью и отношениями людей. Улаживание споров оружием, условности жизни аристократии основывались на игровых формах. Поэтому Хейзинга делал однозначный вывод: культура, в е первоначальных и последующих фазах, играется. Она не произрастает из игры, как живой плод, который освобождается из материнского тела, она развертывается в игре и как игра [3. С. 37, 168].

Неудивительно, что игра постепенно стала занимать все более значительные позиции и в образовании.

Игра – наиболее доступный для детей вид деятельности, способ переработки полученных из окружающего мира впечатлений. В игре ярко проявляются особенности мышления и воображения ребенка, его эмоциональность, активность, развивающаяся потребность в общении.

Интересная игра повышает умственную активность ребенка, и он может решить более трудную задачу.

Но это не значит, что занятия должны проводиться только в форме игры. Игра – это только один из методов, она дает хорошие результаты только в сочетании с другими видами учебной деятельности: наблюдениями, беседами, чтением и другими.

Играя, дети учатся применять свои знания и умения на практике, пользоваться ими в разных условиях.

Игра имеет большое образовательное значение, она тесно связана с обучением на занятиях, с наблюдениями повседневной жизни. Дети учатся решать самостоятельно игровые задачи, находить лучший способ осуществления задуманного, пользоваться своими знаниями, выражать их словом. Нередко игра служит поводом для сообщения новых знаний, для расширения кругозора.

Большое значение имеет практический аспект использования игровой практики в обучении. Во-первых, данная методика помогает ребятам увидеть и оценить жизненные стратегии, используемые в различных «играх». Можно вспомнить различные стратегии ведения войны и привести примеры из истории, например тактику ведения боя А.В. Суворовым, который действовал в нарушение всех правил своего времени, но достигал нужных ему результатов. Во-вторых, данная тема позволяет ребятам оценить свой собственный потенциал. Как правило, ребенок ведет себя в любой игре определенным образом. В ходе обсуждения он может увидеть другие модели поведения, выявить их достоинства и недостатки. Не исключен вариант, что в следующий раз в сходной «игре» он рискнет попробовать вести себя по-другому. В-третьих, очень важно обратить внимание на те умения и навыки, которые можно приобрести в ходе этих игр. Прежде всего, это умение принимать решение, умение четко ставить цель, определять сроки и методы ее достижения, умение работать в группе, команде. Еще одним важным умением, приобретаемым в процессе любой игры, является умение проигрывать [4].

Практика показала, что уроки истории с использованием игровых ситуаций не только делают увлекательным учебный процесс, но способствуют появлению активного познавательного интереса школьников. Таким образом реализуется принцип развития, который выражается не только в развитии интеллекта, но и в обогащении эмоциональной сферы и становлении волевых качеств личности, формировании адекватной самооценки.

Игра на уроке истории создат условия для того, чтобы учащиеся могли вообразить то, чего в их непосредственном жизненном опыте не было; она вооружает ученика доступными для него способами воссоздания исторической действительности. Данная методика позволяет включить в работу все стороны механической и логической памяти учащегося.

Однако нынешнее положение таково, что игровые технологии в современной российской школе практически не используются. И этому есть конкретные причины. Перечислим их, а затем прокомментируем.

На наш взгляд, развитию игровой практики в школе препятствуют следующие факторы:

Введение ЕГЭ в качестве итогового контроля знаний обучаемых в средних и старших классах.

Переход к тестовой форме контроля знаний уже с 4-го класса. Такой подход снижает возможности общения ученика и учителя, а это главное условие моделирования игровых ситуаций.

Пренебрежительное отношение преподавателей к советам психологов об использовании в обучении тренировочных упражнений и игровых ситуаций.

Ограниченное количество методической литературы и разработок по данной теме.

Неквалифицированность состава преподавателей в данной сфере образования.

Боязнь последствий самого процесса и результата игры, ибо невозможно предугадать дальнейшее е развитие.

На языке науки тестирование – это исследовательский метод, в основе создания и использования которого лежат определенные правила. Тест – задания стандартной формы, по результатам выполнения которых можно судить о психофизиологических и личностных характеристиках, а также о знаниях, умениях, навыках испытуемого. Если посмотреть с одной стороны, то тесты и собственно сам ЕГЭ не так уж и плохи.

Задания такого типа способствуют и усвоению новой информации, и формированию интеллектуальных умений, и систематизации знаний. Они ориентированы на освоение основного предметного материала, на формирование базовых знаний. Благодаря стандартизированной форме оценки тесты позволяют соотнести учебные достижения школьников по предмету в целом и по отдельным его компонентам с аналогичными показателями в классе. Однако стоит обратить внимание на минусы, которые, как мне кажется, просто убивают весь процесс обучения, превращая его в изучение типовых экзаменационных заданий прошлых лет. И такое «натаскивание» на ЕГЭ имеет негативный эффект.

Учебные тесты упрощают задачу, стоящую перед учеником. Вместо того чтобы самостоятельно найти нужный ответ, воспроизвести в памяти учебный материал или составить рассказ, в котором датся полный и исчерпывающий ответ на поставленный вопрос, от ученика требуется лишь выбрать правильный ответ из числа предложенных ему готовых вариантов. Автоматически отпадает надобность в каких-либо других методах обучения, так как у преподавателя физически нет времени и возможности уместить все в один урок.

Таким образом, следует признать, что тесты не в состоянии охватить все стороны учета успеваемости.

Только наряду с другими формами обучения, в том числе игровыми, можно с успехом использовать тестовые виды деятельности. Но и на этом пути возникают свои проблемы.

В современных российских школах сейчас ситуация такова, что в них работают учителя, несомненно достойные, но, как говорится, «старой закалки». В их методе обучения в основном лежат старые, прежде всего неигровые, репродуктивные технологии, а обучаться чему-то новому не каждый решится, так как возраст у них уже достаточно большой. Да и чисто психологически учителя «в возрасте» не расположены к игровым формам обучения. Отсутствие молодых специалистов, которые смогли бы оживить учебный процесс, широко развивать игровые формы обучения приводит к эмоциональному и методическому обеднению учебного процесса.

Кроме того, следует отметить, что преподаватели пренебрегают игровой формой проведения уроков из-за того, что они боятся самой игры, особенно ее последствий. Ведь игра имеет очень непредсказуемый характер, шаг влево, вправо – и учитель может легко потерять нить ведения урока, потерять управление самим образовательным процессом.

Решение описанных проблем нам видятся в двух плоскостях. С одной стороны, необходимо вести дальнейшую разработку и внедрение игровых технологий в практику современной школы, с другой стороны, необходимо вести широкую работу по привлечению в школу молодых специалистов, способных реализовывать в своей деятельности традиционные и новые игровые формы обучения.

Литература

1. Выготский Л.С. Игра и е роль в психологическом развитии ребенка // Вопросы психологии. 1966. № 6.

2. Игра учащихся как педагогический феномен культуры [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http//charko.narod.ru/text/an4/1.html, свободный (дата обращения 08.10.2010).

3. Хейзинга Й. В тени завтрашнего дня. М.,1992.

4. Игровые практики в политическом процессе [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.Dibase.ru, свободный (дата обращения 04.03.2011).

И.А. Дунбинский ТОМСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО В 1920-е гг.

Рассматривается социальный состав студентов Томского государственного университета в 1920-е гг., характеризуются изменения, происходившие в материально-бытовом положении студентов.

Ключевые слова: студенты, университет, материально-бытовое положение, Томск.

В июле 1923 г. в Томск из далекой Новой Зеландии пришло письмо Боуарда Мэки, студента, секретаря местного отделения организации помощи студентам. В нем сообщалось, что с целью помочь студентамсибирякам, оказавшимся в трудном материальном положении, они собрали 2000 фунтов стерлингов деньгами и на 400 фунтов закупили одежды. Автор письма интересовался, получил ли Томский университет эти вещи, и сообщил о намерении новозеландских студентов оказывать помощь и дальше.

«Я был бы счастлив, – писал Б. Мэки, – если бы вы послали фотографию вашего университета и города.

Пожалуйста, не медлите с ответом… Вы имеете большое количество студентов в Новой Зеландии, которые симпатизируют вам, восхищаются вашей стойкой борьбой с голодом и болезнями, и мы надеемся, что в 1923 г.

увидим условия жизни в вашей стране много лучше, чем они были. Примите мои глубочайшие симпатии от новозеландских студентов, и прошу считать нас вашими друзьями и сотоварищами, которые счастливы тем, что в состоянии помочь вам» [1. 1923. 20. июня].

Что собой представляло томское студенчество в начале 1920-х гг., и каким было его материально-бытовое положение? Проследим это на примере Томского государственного университета.

После восстановления советской власти в Томске, в конце 1919 г., был закрыт юридический факультет. В 1920 г. был организован факультет общественных наук (ФОН), в составе которого было правовое отделение. В ТГУ имелись также медицинский, физико-математический и историко-филологический факультеты.

Последний в 1921 г. влился в ФОН в качестве этнолого-лингвистического отделения. ФОН просуществовал до лета 1922 г. Общая численность студентов к концу 1920 г. составила 4910 человек [2. С. 119, 140].

Существенным моментом в политике Советского государства в области высшего образования стала пролетаризация высшей школы. Вводился классовый принцип при приеме в вузы. Выходцам из рабочих и крестьян отдавалось предпочтение. С лета 1920 г. практиковалось направление в вузы по партийным, профсоюзным и комсомольским путевкам.

В мае 1920 г. при университете был открыт рабфак (рабочий факультет). Он служил ядром, вокруг которого сплачивалась пролетарская молодежь, был ее духовным центром и ставил задачей повысить базовый уровень рабоче-крестьянской молодежи, чтобы она смогла овладевать знаниями в вузе.

Но появление большого числа студентов, в своей массе неподготовленной к обучению в вузе, не замедлило сказаться на качестве образования. В 1925/26 уч. г. порядок приема был существенно изменен. Он стал осуществляться уже без направлений, а путем подачи заявлений в приемные комиссии. Однако преимущество при зачислении по-прежнему отдавалось детям рабочих и крестьян и отчасти советских служащих.

Каким было материальное положение тогдашних студентов? После Гражданской войны в стране царила разруха, расстроилась финансовая система, а инфляция превысила разумные пределы. В начале 1921/22 уч. г.

«студенчество переживало значительные затруднения материального характера… было прекращено социальное обеспечение студентов, вопрос о вводимых государственных стипендиях, количестве, размере и способе распределения их выяснялся: …будущее обрисовывалось в мрачных красках, и даже создалась некоторая паника, что вызвало весьма заметный отъезд студенчества из Томска к себе на родину» [3. Д. 143. Л.

113–114].

В Ново-Николаевск (ныне Новосибирск) была направлена делегация во главе с ректором Б.Л. Богаевским.

Уполномоченный Наркомпроса РСФСР по Сибири К.Д. Чудинов пообещал, что «учащиеся будут переведены на стипендии и, кроме того, им рекомендуется устраивать себя путем организации кооперативного объединения» [4. Д. 126. Л. 14].

Университету, в свою очередь, рекомендовалось «ходатайствовать об учреждении различными государственными управлениями… стипендий для студентов» и «развить производственную деятельность университета» [4. Д. 126. Л. 14 об.]. Было также дано указание выдать за декабрь 1921 г. 1020 продовольственных пайков, в том числе 420 для преподавателей технологического института и госуниверситета и 600 пайков для студентов рабфака, студентов, рабочих и служащих этих томских вузов [4.

Д. 126. Л. 14–16]. Для томских вузов было отпущено также 3 тыс. аршин мануфактуры.

Однако это существенно не улучшило положение. Как отмечалось в годовом отчете ТГУ за 1924/25 учебный год, «в основной массе студентов Томского университета материальной базой для их существования являлись госстипендии в числе 407 на 1665 человек студентов. Студент-стипендиат в относительной массе является счастливцем. Процент студентов, имеющих достаточную поддержку, для того чтобы нормально заниматься, от родителей и родственников, крайне невелик. Большая часть студенчества не стипендиатов получают от родственников чрезвычайно мизерную поддержку и вынуждены влачить полуголодное существование» [4. Д. 282. Л. 71].

Часть студентов вынуждена была бросить учебу. В 1922 г. после зимних каникул из 300 студентов рабфака не вернулось в Томск около 70 человек [5. 1922. 23 мая].

С целью улучшения материального положения студентов стали создаваться общественные организации, так называемые комиссии по социальному обеспечению студентов (комсобезы). Они, в частности, занимались распределением продпайков. Если 19 июля 1920 г. их получил 171 человек, то 5 августа уже 2232 человека [1.

1921. 3 апр.].

Ситуация стала меняться после перехода страны на рельсы нэпа Комсобезы были упразднены. Было принято решение перевести учащихся вузов вновь на государственные стипендии.

Однако денег не хватало, стипендии от 15 до 18 руб. платили нерегулярно и не всем студентам. Их получали в первую очередь дети рабочих и крестьян. Если в 1921 г. их получали 2200 человек, то в 1922 г. – 866, а в 1923 г. всего 3З8 [5. 1923. 17 окт.].

В газете «Знамя революции» можно найти описание того, как питались в начале 1920-х гг. томские студенты. В статье «Голодающее студенчество» отмечалось, что почти 80% студенчества находилось «в самом злейшем периоде хронического голодания». «Вот группа студентов-технологов, – писала газета. Обедают они в неделю раз, максимум – два. Этот «обед» составляет жареный на прогорклом дешевом масле картофель. Все остальное время еда этих студентов состоит из кипятка и черного хлеба. Другой ряд студентов университетов.

Они обедов совсем не видят. Все время ежедневно «едят» кипяток с черным хлебом вприкуску. На заданный вопрос, как живете, эта группа с неподдельным юмором и хором отвечала: «интересное житье вот – хлебушко не дорожал, а то учиться можно» [5. 1923. 13 окт.].

Получали студенты поддержку и от комитета Европейской помощи студентам им. Ф. Нансена. На средства этого комитета была открыта столовая. Газета «Красное знамя» писала: «Обедают около 600 человек [в день]. Выдается 2 фунта черного хлеба, миска болтушки, громко именуемой щами, и каша из пшена. О качестве всех этих продуктов очень много и веско рассказывал бы саннадзор, если бы удосужился узнать, что потребляют студенты. Мясо и жиры в этой столовой из обихода изгнаны совершенно» [5. 1924. 18 окт.].

Чтобы уменьшить число нуждающихся среди студентов, была резко сокращена их численность. К середине 1920-х гг. в ТГУ их было 1650, а в конце уже 1326. Это объяснялось не только закрытием ФОНа, но и последовавшей в 1924 г. по указанию ЦК РКИ чистки состава студентов. «Проверочные комиссии»

занимались как «академической чисткой», так и проверкой лиц непролетарского происхождения [6. Д. 96, Л.

158].

Самим студентам было предложено «устраивать себя путем организации кооперативного движения» [5.

1920. 2 окт.]. Создавались артели грузчиков, сапожников, переплетчиков и т. д. Одной из форм заработка были платные концерты художественной самодеятельности. В 1922 г., например, было организованно кооперативное товарищество студентов-оркестрантов, насчитывавшее 22 человека [5. 1922. 30 сент.].

Улучшением материального положения студентов занимались и землячества. Члены землячеств, например, могли рассчитывать на льготные покупки, а в случае необходимости на бесплатную отправку их на родину [5. 1926. 12 окт.].

Открывались и студенческие столовые, где обеды отпускались по сниженным ценам, практиковалась выдача продовольственных пайков. В 1925 г. была существенно понижена плата за общежитие. Кроме одного каменного 3-хэтажного здания (ныне 3-й учебный корпус), построенного еще к открытию университета и занятого в 1920 г. под общежитие рабфака, общежитий у ТГУ не имелось. Университет приспособил под них 5 арендованных деревянных домов в городе [4. Д. 282. Л. 5].

Большую помощь студентам оказывала общественность Томска. Так, с 24 по 31 ноября 1924 г была организована «Неделя помощи пролетарскому студенчеству». Для населения прочитано 65 платных докладов, проведено 77 собраний, вечеров и лекций. Было организовано Общество помощи пролетарскому студенчеству, насчитывавшее до 3000 человек и 26 организаций. В банк, на текущий счет Общества помощи, было внесено 1500 руб. [5. 1924. 18 дек.].

К концу февраля 1925 г. эта общественная организация имела более 60 филиалов в городе, на ее банковском счету было уже порядка 4000 руб. [5. 1925. 24 февр.]. Как сообщала газета «Красное знамя», в пользу пролетарского студенчества, помимо сбора с вечеров, было передано 14 облигаций волостного выигрышного займа 5-тирублевого достоинства, 3 хлебных облигации в 1,5 и 10 пудов ржи. От Ленинского рудника в Кузбассе поступило 130 червонных рублей и 12 5-рублевых облигаций выигрышного займа, из Ново-Николаевска поступило 1850 червонных рублей, из села Красного 148 рублей 53 коп.» [5. 1924. 26 янв.].

Таким образом, все эти меры были направлены на улучшение материального положения студенчества, из которого в дальнейшем формировалась советская интеллигенция.

–  –  –

Рассматриваются образовательные учреждения, готовившие учителей средней школы.

Ключевые слова: учителя, гимназии, образование.

В дореволюционной России для занятия большинства должностей существовал соответствующий образовательный ценз. В этом ряду учительская профессия не являлась исключением. В соответствии с требованием закона учителя наук и языков гимназий обязаны были окончить университет и выдержать испытание на звание учителя гимназии по предмету [1. С. 142].

Сеть профессиональных учебных заведений по подготовке преподавателей средних школ во второй половине XIX–начале XX в. была довольно скудной. Учителями классических гимназий становились главным образом выпускники историко-филологических и физико-математических факультетов университетов. К примеру, в 1889 г. из 47 преподавателей западносибирских мужских гимназий 30 имели университетское образование [2]. Однако в учебных планах университетов отсутствовали предметы психолого-педагогической направленности, и педагогические навыки студенты могли получить лишь на факультативных курсах.

Кроме диплома об окончании учебного заведения, от вступающего на преподавательскую стезю требовалось свидетельство о прохождении испытаний на звание учителя гимназии по предмету. Испытания проводились на физико-математических и историко-филологических факультетах университетов в испытательных комитетах, состоящих из факультетских преподавателей под председательством окружного инспектора или профессора университета. Испытания проходили в рамках программ университетского курса и делились на полные и сокращенные. Полному испытанию подвергались лица, не имеющие университетского диплома или окончившие университет не по той специальности, сокращенному – успешно окончившие университетский курс.

В отличие от университетов, профильной подготовкой преподавателей древних языков, словесности, русского языка и истории во второй половине XIX–начале XX в. занимались Санкт-Петербургский историкофилологический институт и Историко-филологический институт князя Безбородко в Нежине, имевшие 4летний курс обучения. В эти учебные заведения принимались лица, окончившие гимназии и духовные семинарии. Для приобретения старшекурсниками навыков преподавания при институтах были учреждены образцовые гимназии. Выпускники, успешно окончившие полный курс обучения, удостаивались звания учителя гимназии. Неуспевающие студенты оставались на второй год или отчислялись с правом подготовки к экзамену на звание учителя уездного училища. Выпускники институтов из числа стипендиатов ведомства МНП должны были прослужить по этому ведомству 6 лет. Из преподавателей западносибирских гимназий 1888–1916 гг. 33 учителя получили образование в этих вузах.

Традиционной проблемой империи являлась нехватка учителей древних и новых языков. Чтобы решить эту проблему, в 1873 г. на средства российского МНП была создана Русская филологическая семинария при Лейпцигском университете, преобразованная в 1884 г. в Русский филологический институт [3. С. 302].

Первоначально курс обучения составлял 2, затем 3 года. Выпускники приравнивались к окончившим российские университеты и по окончании обязаны были прослужить в России по 2 года за каждый год, проведенный в семинарии. За 15 лет своего существования семинария выпустила не более 500 человек. В 1916 г. в 9 мужских гимназиях Западной Сибири работало 6 выпускников этого заведения [4].

Наряду с государственными учреждениями, готовившими педагогические кадры, в 1911 г. в Москве возник частный Педагогический институт имени П.Г. Шелапутина. Задачей института была подготовка лиц с высшим образованием к педагогической деятельности. Курс обучения составлял 2 года. Наряду со специальными дисциплинами в институте много внимания уделялось психологической и общепедагогической подготовке, для практической подготовки действовали гимназия и реальное училище. К сожалению, за краткосрочный период своего существования институт подготовил всего 100 педагогов для средней школы [3.

С. 302], из которых 3 работали в сибирских гимназиях [4].

Не все учителя средней школы имели высшее образование. В уставах гимназий допускалось назначение учителями немецкого и французского языков лиц, не имеющих высшего образования, но выдержавших в гимназии испытания на звание учителя гимназии или учителя новых языков [1]. За период 1888–1895 гг. из 7 учителей языков 3 имели университетское образование, 1 окончил семинарию при Лейпцигском университете, 2 получили образование в Томской и Митавской гимназиях, а 1 –домашнее. 5 из них имели звание учителя гимназии. Также к преподаванию новых языков допускались лица со званием домашнего учителя. Испытания на это звание проходили в педагогических советах гимназии в рамках гимназического курса [5. С. 143].

Полным испытаниям на звание домашнего учителя подвергались лица, не окончившие средней школы, сокращенным – имеющие аттестат.

Беря во внимание удаленность Сибирского региона, правительство разрешало в случае отсутствия там лиц с высшим образованием назначать на должность учителя людей, не отвечающих образовательному цензу [1. С. 142]. Однако даже в сибирских гимназиях все же преобладали лица с высшим образованием: в 1888 г. в 4 мужских гимназиях университетское образование имели 28 преподавателей, 11 учителей окончили историкофилологические институты, 2 получили образование в семинарии при Лейпцигском университете, 6 имели среднее и 1 домашнее образование. Из преподавателей новых языков 3 (из 6) имели высшее образование.

Ускоренную педагогическую подготовку кандидаты в преподаватели могли получить на двухгодичных педагогических курсах, учреждавшихся при университетах. Вместе с тем существовали краткосрочные [6. С.

458], с 1912 г. – одногодичные педагогические курсы при учебных округах. К занятиям на курсах допускались лица с высшим образованием, в том числе и уже преподававшие в средней школе. Общими для всех слушателей являлись такие предметы, как педагогика, логика, психология, гигиена. Наряду с этим посещались и специальные предметы. В программу курсов входило самостоятельное проведение слушателями занятий. На практике сибиряки проходили курсы не только в Казанском (затем Западно-Сибирском) учебном округе, но и в Европейской России. Например, преподаватель Омского кадетского корпуса К.В. Ельницкий в 1870 г.

прошел педагогические курсы при 2-й военной Петербургской гимназии. Курсисты, получавшие стипендию, по окончании курсов должны были прослужить 3 года за каждый год стипендиатства по направлению МНП.

Со временем срок обязательной службы был сокращен до 1,5 лет. Лица, получившие свидетельства о прохождении курсов и прослужившие 1 год в качестве учителя, получали свидетельство на звание учителя гимназии.

Среди преподавателей средних учебных заведений Западной Сибири встречаются лица, имеющие звания действительного студента, кандидата и магистра. Звания эти, по сути своей, являлись научными, а не педагогическими и присваивались по окончании университета или после защиты диссертации. В большинстве своем кандидаты и магистры в силу более высокого положения занимали в гимназиях руководящие должности. Так, в мужских гимназиях Западной Сибири с 1888 по 1916 г. работали 2 магистра, один из них являлся директором, а другой инспектором. Из 6 кандидатов, работавших в мужских гимназий, в тот же период, трое занимали директорские посты [2. С. 4, 7–9].

Таким образом, подавляющая масса преподавателей классических гимназий Западно-Сибирского учебного округа имела высшее образование и свидетельство на звание учителя гимназии. Львиную долю учителей гимназий региона дали Московский и Санкт-Петербургский университеты. Вслед за ними по количеству выпускников шли Санкт-Петербургский историко-филологический институт и Историкофилологический институт князя Безбородко. Небольшое число учителей для Сибири выпустили Педагогический институт имени Шелапутина и семинария при Лейпцигском университете, а также различного рода педагогические курсы. Университетское образование не являлось педагогическим, и многие преподаватели уже на практике получали опыт педагогического общения, либо же по мере возможности посещали различные педагогические курсы. Лица со средним специальным образованием представлены учителями приготовительных классов, чистописания, черчения, рисования и новых языков. Некоторые из них сразу по окончании средней школы поступали на педагогические курсы или проходили испытания на звание учителя гимназии или домашнего учителя, после чего принимались на преподавательские должности.

Литература

1. О мужских гимназиях и прогимназиях ведомства Министерства народного просвещения // Свод законов Российской империи. СПб., 1912. Т. 11. Ч I.

2. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа на 1888/1889 уч. г. Томск, 1889.

3. Зубков И.В. Российское учительство: повседневная жизнь преподавателей земских школ, гимназий и реальных училищ 1870–1916 гг. М., 2010.

4. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа на 1916 г. Томск, 1916.

5. Высочайше утвержденное мнение Государственного совета: По вопросу о специальных испытаниях МНП от 27 апреля 1868 г. // Полное собрание законов Российской империи II. СПб., 1874. Т. 43.

6. Высочайше утвержденный одобренный Государственным советом и Государственною Думой закон: Об отпуске из государственного казначейства средств на устройство временных педагогических курсов от 26 июня 1909 г. // Полное собрание законов Российской империи III. СПб., 1912. Т. 29.

7. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа. Томск, 1890.

8. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа. Томск, 1892.

9. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа. Томск, 1895.

А.В. Кисленко М.И. БОГОЛЕПОВ: ПУТЬ В НАУКУ

Помимо краткой биографии видного советского экономиста М.И. Боголепова, раскрывается его публицистическая деятельность в начале XX в. и ее влияние на становление М.И. Боголепова как ученогоэкономиста.

Ключевые слова: М. И. Боголепов, публицист, экономика, маслоделие, Сибирь.

Михаил Иванович Боголепов родился 9 (21) января 1879 г. в г. Можайске Московской губернии. Сын священника, он получил среднее образование в Вифанской духовной семинарии Дмитровского уезда Московской губернии. В 1899 г. поступил на юридический факультет Императорского Томского университета, который окончил с дипломом первой степени в 1903 г. Знал три языка: немецкий, французский и английский.

В 1901 г. принял участие в студенческих волнениях, за что получил строгий выговор. 8 января 1907 г. М.И.

Боголепов был назначен приват-доцентом юридического факультета. С 13 августа 1910 г. – исполняющим должность экстраординарного, а с 10 мая 1911 г. – исполняющим должность ординарного профессора.

В апреле 1910 г. он в совете Харьковского университета защитил (первым среди выпускников юридического факультета Томского университета) в качестве диссертации на степень магистра финансового права книгу «Государственный долг. К теории государственный кредита. (Типологический очерк)» (СПб, 1909).

Летом того же года он совместно со своим учителем, профессором М.Н. Соболевым, совершил экспедицию в Монголию, а в 1911 г. вышла их совместная монография «Очерки русско-монгольской торговли», удостоенная университетской премии им. Л.П. Кузнецова. В это время М.И. Боголепов играл ведущую роль в Юридическом обществе при университете, председателем которого он был избран в 1909 г.

Однако в 1912 г. он вслед за Соболевым покинул Томск и переехал в Петроград. После Октябрьской революции М.И. Боголепов работал в советских экономических органах, принимал участие в разработке мероприятий по национализации банков, являлся экономическим экспертом при заключении мирных договоров с Литвой и Польшей, работал в Комитете государственных сооружений, экспертом Госбанка СССР и председателем экономической секции Всесоюзной торговой палаты. Был организатором и первым ректором Института народного хозяйства в Петрограде с 1920 по 1922 гг.

Работая в Госплане, он принимал участие в разработке финансовой части пятилетнего плана. В дальнейшем он возглавил сектор обращения в Институте экономики АН СССР. В 1939 г. его избрали членомкорреспондентом АН СССР. Умер М.И. Боголепов в 1945 г. Им было опубликовано свыше 200 научных трудов по вопросам финансов и народного хозяйства [1. С. 42–44].

Еще студентом М.И. Боголепов начал публиковаться на страницах томских газет. Его статьи были посвящены, как правило, злободневным вопросам сибирской и российской жизни, включая проблемы экономики, культуры и образования. Основная масса публикаций – это публицистические статьи и репортажи с заседаний Юридического общества, нередко он выступал и в качестве рецензента.

Его первые публикации относятся к концу 1900 г., т.е. к тому времени, когда он учился на втором курсе.

Одна из первых его статей, опубликованная в ноябре 1910 г., называлась «Страна восходящего солнца». В ней он выразил свое восхищение быстроразвивающейся в то время Японией. «Можно только удивляться, – писал он, – учащенному темпу японского государства и поверить тому, что скоро и в наши дни могут совершиться воочию всевозможные чудеса» [2. 1 окт.].

Примечательно то, что уже в то время появляются опасения относительно быстрого развития Японии, которая, по словам М.И. Боголепова, «вступила в европейский международный концерт» и «желает принять активное (мирное и не мирное) участие в общей политической и экономической жизни современных государств». Автор, тем не менее, предупреждал, что лозунг «Азия для представителей монгольской или желтой расы!», а также «убеждение в том, что Япония призвана быть руководителем Китая и других восточных государств на пути прогресса и цивилизации», только подогревают военные настроения японского общества.

В конце своей статьи, после всех доводов в пользу военных настроений в японском обществе, восхищения возросшей экономической и политической мощью Японии, автор пишет следующее: «Есть немало любопытных сведений относительно японских взглядов на Россию в вопросе о Корее», т.е. как бы намекает, что может ждать Россию в недалеком будущем [2. 1 окт.].

Еще одна любопытная статья М.И. Боголепова, «Из жизни» [3. 6 марта], касалась переселенческой политики российского государства. В ней анализировалась публикация известного дореволюционного исследователя старообрядчества и сектантства А.С. Пругавина, который в то время состоял секретарем Самарской губернской земской управы и интересовался ходом переселенческого дела. В ней речь шла о полной беспомощности крестьянства.

Нахлынувшая толпа переселенцев, рассуждал Пругавин, в два раза подняла цену на землю, что вызвало оживленную спекуляцию. Появились скупщики, которые скупали огромные площади земель с целью их вторичной перепродажи, что при ежедневном росте цен представлялось особенно выгодным.

Другой род спекуляции землей, по словам того же автора, выражался в форме комиссионерства. К покупателю являлись жильцы, которые предлагали переселяющимся купить для них землю. Естественно, взимая плату за такое посредничество – небольшую сумму за каждую десятину, но с учетом того, что площадь приобретаемой земли часто выражалась в больших цифрах, то и эти гонорары были немаленькими.

«Сами крестьяне, – эти несчастные, бегущие от голодухи переселенцы, объясняют лишний платеж посреднику так:

«платимся за темноту…».

Но сам собой, полагал Пругавин, напрашивался вопрос: «Куда же делись земские начальники, специально призванные печься о нравственном и материальном благосостоянии народа, земство и Крестьянские банки, и особые «крестьянские начальники», и центральные и местные отделения по переселенческим делам, и особые «переселенческие чиновники», и чиновники по крестьянским делам и т.д.

«Но – странное дело! Как только у крестьян появляется какая-нибудь вопиющая, неотложная нужда, как только дело коснется наиболее жизненных интересов, – они вдруг становятся совершенно одинокими, совершенно беспомощными, и у них нет другого выхода, как только отдаться в руки разным проходимцам…»

«Отмеченное г. Пругавиным явление, – делает вывод М.И. Боголепов, – характерно для нашего времени.

Мужик отодвинут на задний план, и на этом заднем плане он претерпевает жесточайшую трансформацию – из земледельца превращается в земледельческого пролетария… Кто ответит на этот вопрос? Да и можно ли задать такой вопрос? Когда, – спросим мы, – мужик находится в особом фаворе у своих опекунов? Кажется, дело в лучшем случае дальше сентиментальности пока еще не шло никогда…» [3. 6 марта].

М.И. Боголепов часто поднимал вопрос о необходимости изучения состояния маслоделия в Сибири, подчеркивая важность этой отрасли народного хозяйства Сибири.

Так, в статье «Сибиряки на Всемирном рынке» он сетовал на то, что купцы в торговле не брезговали недобросовестными приемами. Так, например, при проверке груза (масла), прибывшего в порт, «оказалось, что часть бочек была наполнена снегом и камнями». Этот факт, считал автор, «должен произвести тяжелое впечатление на иностранных торговцев, ведущих дела с русскими, и принести огромный вред всей русской экспортной торговле» [4. 31 янв.].

То же самое, по наблюдениям М.И. Боголепова, имело место и в торговле другими товарами, например пшеницей. Вот что он писал: «Покупка американской пшеницы по образцам составляет в Европе нормальный вид торговли, и покупатель нисколько не рискует сделаться жертвой не только обмана, но даже неаккуратности продавца, – приемы русских экспортеров сплошь и рядом вызывают самые резкие нарекания».

Такие недобросовестные приемы понизили цену на сибирское масло, которое теперь стало поступать в «переделку» на копенгагенские заводы, откуда оно поступает под датской маркой на лондонские и иные рынки.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |

Похожие работы:

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта ОАО «Российские железные дороги» Омский государственный университет путей сообщения 50-летию Омской истории ОмГУПСа и 100-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, доктора технических наук, профессора Михаила Прокопьевича ПАХОМОВА ПОСВЯЩАЕТ СЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РЕМОНТА И ПОВЫШЕНИЕ ДИНАМИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ПОДВИЖНОГО СОСТАВА Материалы Всероссийской...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ IV Всероссийская конференция (с международным участием) Чтения, посвященные памяти профессора Г.Н. Троянского Доклады и тезисы Москва – УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.5 IV Всероссийская конференция «История стоматологии». Чтения, посвященные памяти профессора Г.Н. Троянского. Доклады и тезисы. М.:МГМСУ, 2010, 117 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Комитет Союз реставраторов по государственному контролю, Санкт-Петербурга использованию и охране памятников истории и культуры Правительства г. Санкт-Петербурга Материалы научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие» Санкт-Петербург 26 июня 2013 г. Уважаемые коллеги! Предлагаем вашему вниманию сборник материалов научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие», которую Союз реставраторов СанктПетербурга при поддержке КГИОП проводил в...»

«Российский государственный гуманитарный университет Russian State University for the Humanities RGGU BULLETIN № 4 (84) Scientic journal Scientic History. History of Russia Series Moscow ВЕСТНИК РГГУ № 4 (84) Научный журнал Серия «Исторические науки. История России» Москва УДК 91(05) ББК Главный редактор Е.И. Пивовар Заместитель главного редактора Д.П. Бак Ответственный секретарь Б.Г. Власов Серия «Исторические науки. История России» Редколлегия серии Е.И. Пивовар – ответственный редактор С.В....»

«январь 2015 Альянс Лидеров обучающая система Александр Малков с Альянсом Лидеров уверен в завтрашнем дне История успеха Энтони Роббинса VII Конференция обучающей системы «альянс лидеров» Первое грандиозное событие 2015 года. Пенсионная элита России, бизнес-лидеры, лучшие коучеры и практики соберутся вместе 12-13 февраля в Кирове. У вас есть уникальная возможность встретиться с легендами бизнеса ОПС, получить у них индивидуальные консультации, узнать секреты мастерства от гуру пенсионного...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»

«Рекламно-информационный бюллетень (РИБ) Январь февраль 2016 г. Дорогие друзья! Поздравляю вас с Новым 2016 годом! Выражаю вам глубочайшую признательность за участие в жизни Центра научной мысли и НОУ «Вектор науки», за участие в наших мероприятиях. С каждым годом благодаря вам мы осваиваем новые направления в нашей работе, покоряем новые вершины и горизонты, стремимся к улучшению сотрудничества с вами, становимся ближе к вам. И это достигается благодаря вам, дорогие наши авторы публикаций и...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА Материалы VIII Межрегиональной научно практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры в Оренбуржье Оренбург 2013 Славяне в этнокультурном пространстве Южно Уральского региона...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНСТИТУТА ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ПЕДАГОГИКИ РАО ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАУКА: ГЕНЕЗИС И ПРОГНОЗЫ РАЗВИТИЯ Сборник научных трудов Международной научно-теоретической конференции 28–29 мая 2014 г. в 2-х томах Том II Москва ФГНУ ИТИП РАО УДК 37.0 ББК 74е(о) ПРекомендовано к изданию Ученым советом Федерального государственного научного учреждения «Институт теории и...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«Памяти Игоря Ивановича Янчука 21 июля 2011 г. исполнился год со дня смерти Игоря Ивановича Янчука, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника ИВИ РАН, известного латиноамериканиста, знатока истории международных отношений новейшего времени. Вся жизнь его была связана с исторической наукой. Родился Игорь Иванович 27 августа 1937 г. в с. Красноярове, Хабаровского края. Его отец погиб на фронте в 1942 г., а мать с тремя детьми перебралась в станицу Левокумское, Ставропольского края....»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы Всероссийской научно-богословской конференции (Екатеринбург, 12 февраля 2013 г.) Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религиозного образования Русской Православной Церкви «ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ» ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы Всероссийской научно-богословской конференции (Екатеринбург, 12 февраля 2013 г.) Екатеринбург Информационно-издательский отдел ЕДС УДК 250.5 ББК 86.2/3 Ц 44 По благословению...»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 52-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–201 11–18 апреля 2014 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской Академии наук, Российского фонда фундаментальных исследований, Правительства Новосибирской области, инновационных компаний России и мира, Фонда «Эндаумент НГУ» Материалы 52-й...»

«Представительство Фонда Ханнса Зайделя в Центральной Азии Академия управления при Президенте Кыргызской Республики СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ПРЕЗЕНТАЦИИ – ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ 16.03.20 НА ТЕМУ: «ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ» БИШКЕК – 2012 ПРЕДИСЛОВИЕ Всё взаимосвязано со всем гласит первый экологический закон. Значит, и шага нельзя ступить, не задев, а порой и не нарушив чего-либо из окружающей среды. Между человеком и окружающей его средой устанавливаются...»

«Материалы конференции «Достижения и перспективы развития детской хирургии» 24-25 мая 2013 г.ДОСТИЖЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКОЙ ХИРУРГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ Салимов Н.Ф. Министр здравоохранения Республики Таджикистан Хирургия детского возраста является важнейшей составной частью хирургической и педиатрической службы в Таджикистане, которая имеет историю, характеризующуюся своими особенностями развития. Детская хирургическая служба республики получила свое начало в 1964 году с...»

«Генеральная конференция 38 C 38-я сессия, Париж 2015 г. 38 C/42 30 июля 2015 г. Оригинал: английский Пункт 10.3 предварительной повестки дня Объединенный пенсионный фонд персонала Организации Объединенных Наций и назначение представителей государств-членов в состав Пенсионного комитета персонала ЮНЕСКО на 2016-2017 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Статьи 14 (а) и 6 (с) Положений Объединенного пенсионного фонда персонала Организации Объединенных Наций. История вопроса: Объединенный пенсионный фонд...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК 11 Под редакцией Л. Н. Черновой Издательство Саратовского университета УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.