WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ МАТЕРИАЛЫ ЕЖЕГОДНОЙ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК 63.3(2) Редакционная коллегия: В. Б. Александров, заведующий кафедрой ...»

-- [ Страница 3 ] --

Глобальная ситуация продолжала меняться. По мере того как материально-технические достижения Запада становились достоянием всего мира, стали обостряться противоречия на линии Запад-Восток. Западная цивилизация оказывала экономическое и политическое давление на остальной мир2. Одновременно успешное экономическое развитие восточноазиатских стран в конце XX в. продемонстрировало способность Востока использовать и развивать достижения западного мира в производстве, торговле и рыночных отношениях, не жертвуя своими традициями.

Более того, Китай, несмотря на давление Запада, мобилизовав потенциал социализма и традиционной культуры, нашел перспективное продолжение развития. Для воодушевленного успешным решением задач экономического роста китайского руководства все острее вставал вопрос о его роли в мире, которая не могла определяться только экономическим и технологическим уровнем. Постепенно социалистический характер модернизации стал связываться не столько с методами ее проведения, сколько с характерными чертами китайской культуры, а причина предыдущих неудачных попыток модернизации усматривалась в том, что в условиях национального кризиса и борьбы за спасение им не хватало идейной и культурной подготовки.

Идентичность была признана источником развития и преимуществ, а в общественном развитии были выделены две тенденции – универсализма и идентичности. Первая характеризовала черты, свойственные западной цивилизации, а вторая – современному Востоку, демонстрирующему своими успехами ограниченность Запада3.

Доказав жизнеспособность своей модели, Китай стал стремиться уже не к соответствию конкретному примеру или теоретически обоснованной модели, а к новой стратегии развития, формирующей новую идентичность.

Опыт социалистического строительства, интегрировавшего западную индустриальную культуру в национальные традиции и создавшего новый феномен мобилизационности, стал основой для такого движения.

Проводившаяся компартией Китая политика модернизации стала приобретать новые черты. Это была уже не ориентация на определенные критерии, а новый тип развития, стремящийся к постоянно повышающейся 46  планке мирового уровня. От мобилизационной модели, основанной на культуре традиционного общества, наметился переход к модели, более гибко реагирующей на постоянные внешние и внутренние вызовы. Китаю, таким образом, удалось преодолеть слабости идеологии постмодернизма, выступавшего за равенство идентичностей, которое не могло утвердиться в сложном и разнообразном мире4.

После того как Китай определил контуры своей новой идентичности, ее легитимность тоже должна была обрести китайскую почву, предопределив появление доказательств исключительности китайских прав на марксизм, изначально лежавший в основе китайской модернизации. XVII съезд КПК, состоявшийся в октябре 2007 г., подтвердил непоколебимую веру в марксизм и социализм с китайской спецификой как путь возрождения китайской нации. В докладе Ху Цзиньтао на XVII съезде китайской компартии говорилось о том, что «был проложен путь социализма с китайской спецификой и создана соответствующая теоретическая система, которая соединила отстаивание основных положений марксизма с осуществлением его китаизации»5. Превосходству Китая в использовании марксизма в современных условиях после событий 1989 – 1991 гг. в Европе было найдено и практическое подтверждение. Современный социализм стал рассматриваться как продукт соединения основных положений научного социализма с социалистической практикой восточных стран в XX в.

Высказывались мнения, что Дэн Сяопин первым системно ответил на вопрос, как строить социализм, обогатив теорию марксизма о восточных обществах теорией о строительстве социализма с китайской спецификой6.

Но социалистического выбора было явно недостаточно для законченного оформления новой идентичности. Этот процесс должен был быть двусторонним и состоять из китаизации марксизма и западного знания вообще и модернизации традиционной китайской культуры, т. е. должен был урегулировать отношения между марксизмом, китайской традиционной и западной культурами. Эта проблема сохраняла ключевое значение для Китая на всем протяжении XX в., несмотря на то, что в отдельные периоды уходила из эпицентра общественно-политической жизни.

К началу XXI в. в Китае появились контуры новой модели, дающей возможность разрешать конфликты между властью и материальной культурой, традицией и техническим прогрессом. Но механизм такой модели, в отличие от либерально-демократической, не действует автоматически и требует постоянных усилий. Ее важнейшей особенностью является, с одной стороны, обеспечение сменяемости власти, гарантирующее адекватное понимание ею новых вызовов и угроз эпохи, с другой стороны, наличие преемственности, обеспечивающей идеологическую легитимизацию в русле революционных традиций и соответствие социокультурным традициям китайского общества и традициям китайской политической культуры.

Таким образом, окончательный исход модернизации, и не только в Китае, зависит от цивилизационной целостности, с одной стороны, 47  допускающей мобилизационность и, с другой стороны, сохраняющей старые институты, а также от целенаправленной деятельности политических партий и их лидеров, использующих социокультурные традиции для решения современных политических задач.

Однако руководители Китая отдают себе отчет в том, что пока не в состоянии нарушить сложившуюся иерархию, в которой за Западом сохраняется роль мирового лидера, и Китай должен по-прежнему у него учиться, одновременно признавая достоинства собственной традиции.

Специалисты отмечают, что надо использовать положительные факторы китайской культуры, проявляющиеся в высокоцентрализованной модели управления, для создания рыночной экономики. В КНР существует понимание того, что ее успехи и экономический рост Юго-Восточной Азии в целом, выдвинув конфуцианство на авансцену мировой культуры, не означают, что теория «ведущей роли восточной культуры» заменит теорию «центрального места западной культуры». В этой связи китайский политолог Ли Син, опираясь на выдвинутую на XVII съезде КПК концепцию «мягкой мощи государства в лице культуры», пишет о строительстве гармоничного мира, которому столкновение цивилизаций несет угрозу. Ли Син, как и многие другие китайские ученые выступает за диалог между культурами, против «культурной гегемонии» и культурного империализма7. Такой подход находит понимание и в России.

Примечания:

См.: Дискуссия. Спасет ли Китай мир?// Международная жизнь. № 9. 2009. С. 37 – 92; Китай:

универсальная модель модернизации?// Мировая экономика и международные отношения. №№ 7,8. 2009.;

Рашковский Е. Цивилизационный облик Китая: структуры, преемственность, метаморфозы.// Мировая экономика и международные отношения. № 8. С.62-69, 2003.; Салицкий А. Китайская цивилизация в современном мире.// Мировая экономика и международные отношения. № 8. 2003. С. 70-77.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2005. С.64-69.

Виноградов А. Модель развития Китая: идентичность и универсализм.// Усиление Китая: внутренние и международные аспекты. М., 2005. Ч. II. С.99-102.

Виноградов А. К методологии изучения китайской модернизации.// Проблемы Дальнего Востока. 2006. № 2.

Пивоварова Э. Что нового внес XVII съезд КПК в теорию «социализма с китайской спецификой»?// Проблемы Дальнего Востока. 2009. № 2. С. 146 – 153.

Яскин Г. К вопросу об исторических судьбах социализма в странах Азии.// Проблемы Дальнего Востока.

№ 2. 2005. С. 31.

Ли Син. О связи между научным развитием и гармоничным миром.// Проблемы Дальнего Востока. № 3.

2009. С. 140.

–  –  –

СЛАВЯНСКОЕ НЕОЯЗЫЧЕСТВО КАК ФАКТОР

САМОИДЕНТИФИКАЦИИ

Проблемы самоидентификации в современном мире чрезвычайно актуальны, как для государства, для того или иного этноса, так и для отдельного человека. Что касается России, то для нее «вопрос самоидентификации является сегодня, без преувеличения, вопросом выживания»1. Некоторые авторы полагают, что применительно к современной России следует говорить не о кризисе духовном, но кризисе самоидентификации, поскольку это всегда и кризис моральный, с ней связанный. Исчезают старые нормы морали и поведения, «кто-то лишается привычных моральных ориентиров и пускается во все тяжкие, кто-то замещает старые нормы на новые, тоже жесткие, но уже не одинаковые, а кто-то становится более целостным и духовным»2.

М. А. Щербаков выделяет несколько уровней самоидентификации3. В некоторых культурах для человека важнее социально-профессиональный уровень (Запад), в некоторых – семейно-клановый (Кавказ, др.). Как очень важные факторы, выделяются национально-территориальный и религиозноидеологический. Он отмечает, что в кризисной ситуации (когда ты уже не инженер, офицер, др.), самоидентификация отдельного человека переходит на другой уровень, по национальному или религиозному признакам, или обоим вместе.

Если же говорить о государстве, то многие исследователи отмечают «процесс этнизации» во многих государствах, особенно Азии и Африки. По мнению В. Пащенко4, именно этническая и конфессиональная солидарность приходит на смену национально государственной идентичности, заимствованной у стран–метрополий. Ответ на глобализацию в «формах, навязываемых Западом» - призыв к возвращению к традиционным формам общности, религиозной и этнической. При этом возвращение «к истокам»

может выражаться в форме агрессии против «инородцев», против главенствующей национальной группы, против народа или страны, принадлежащей к иной конфессии или цивилизации, против «персонифицированного зла глобализации» - США и Запада в целом.

Отмечается также, что в последние годы многие идеологии основаны не на классовости, «уменьшение классовой составляющей во многом связывается с ростом этнической идентификации» (Д. Белл). У. Ханнер пишет, что желание установления этнических границ, несмотря на 49  культурную диффузию, может являться источником выживания этнической культуры в полиэтническом обществе5.

Современная глобализация в форме вестернизации, американизации вызывает естественный протест во многих странах. «Космополитическая цивилизация наступает, национальная идентичность размывается»6. Отсюда интерес к национальной культуре, истокам, родовым корням. Особенно это заметно в России, по историческим и политическим причинам. Слишком много было в нашей стране периодов, начисто отрицавших предшествующую историю и культуру. Христианизация, когда все существование славян именовалось «звероподобным» и «нечистым».

Петровская культурная реформа с насильственной европеизацией.

Интернационализация культуры в XX веке, и по настоящее время.

Таким образом, мы видим, что религиозный (конфессиональный) признак является одним из важнейших факторов самоидентификации. В современном мире так называемое неоязычество получило широчайшее распространение. Возникшее еще в XIX в., в XX оно насчитывает сотни тысяч приверженцев во всех странах. В основном оно представлено «этническими религиями» (друидизм, Викка, Асатру). На Западе чаще используют термины «этнические», «родные», «природные», «естественные религии», что само по себе показательно. Определений неоязычества достаточно много, в силу неоднозначности самого явления. Многие авторы определяют его скорее как субкультуру, нежели религию В. Гайдуков, др.)7, иные называют «придуманной традиций» (Э. Хобсбаум)8, или разновидностью политических движений (В. А. Шнирельман)9.

Если говорить о самоидентификации русского народа, то основных конфессий две: православие и славянское неоязычество. В России преобладает славянское неоязычество, хотя есть и другие варианты. Сами последователи не любят название «неоязычество», предпочитая термины «родноверие», «Традиция», «ведизм», «политеизм», «прамонотеизм» и др.

В российском неоязычестве, по мнению В. А. Шнирельмана, преобладают этнонационалистические и этатические настроения.

Политические и национал – политические группы отличаются национализмом, ксенофобией. А. В. Гайдуков также отмечает, что некоторые неоязыческие общины - без национализма, но в большинстве присутствует отрицательное отношение к евреям, кавказцам, азиатам, американцам.

Существует Союз Славянских Общин и Круг языческих Традиций.

Имеются славянские храмы, капища, священные камни, рощи. В целом, учения носят синкретический характер, в пантеон могут включаться боги индусов, германцев, скандинавов, священными книгами считаться и Веды Индии, др. Некоторые основатели общин и культов утверждали, что получили откровение, большая часть говорила, что имела возможность ознакомиться с некими тайными древними книгами, надписями. Иные откровенно рассказывали о «творческих реконструкциях» языческого культа.

50  В настоящее время неоязычество входит в современную культуру России, от академической до молодежной10.

Почему же неоязычество, или родноверие, Традиция, так популярны?

Исследователи дают несколько вариантов ответов, которые относятся не только к России.

Одной из самых серьезных причин называют современную техническую цивилизацию, урбанизацию, которая оторвала человека от природы, экологические проблемы. Причины этих проблем, по мнению неоязычников, - как техническая цивилизация, так и христианские идеи «человек – царь природы». Ещё одной причиной стал интерес к мифу, мистике, оккультизму, магии, «народному целительству». Мифы современные: об Атлантиде, Гиперборее («предки славян»), исчезнувших расах, пришельцах из космоса, оборотнях и т. д. – исключительно популярны, как и ретроутопии, идеализация прошлого. Счастливое прошлое ведёт в счастливое будущее. Таким образом, арийский миф – новая редакция мечты о могучем государстве.

Почему не традиционное русское православие, а славянское неоязычество? Общее отношение неоязычников к русскому православию, – не к церкви, – положительное. Они считают, что православие впитало многие черты язычества. Отношение к христианству вообще – отрицательное.

Христианство пришло с Запада, это авторитарная религия, а Русь крестили насильственно. Христианство проповедует иудаизм, утверждает внеприродное божество, провозглашает власть человека над природой.

Христианская мораль сделала человека рабом, способствовала отчуждению мужчин и женщин, рассматривает чувственную любовь не как светлое чувство продолжения рода, а как животное проявление. Оно наложило на тело человека и все земное отпечаток проклятия, порока и страдания, сделав человека грешником, обязанным каяться с рождения за само появление на свет. Радикальное направление, и не только неоязычников, утверждает, что это евреи придумали христианство и ислам, чтобы поработить все народы.

Таким образом, России – имеется в виду, в первую очередь, русский народ, - предлагается самоидентификация посредством возвращения к «традиции» и вере предков.

Активно распространяются идеи «подлинной истории» - это массовая фальсификация истории, чтобы русскую историю «исправить». Появляется огромное количество околонаучных исследований, популярной литературы, особенно романов или серий вроде «Загадочная Русь», вплоть до статей, продиктованных «Всемирным разумом». Говорится о «Русских Ведах», которые повлияли на веды индийские и зороастрийскую Авесту. О некоем алфавите руссов, из которого возникла вся вообще письменность. Популярны и псевдолингвистические «исследования», доказывающие, что древнерусский язык – самый древний в мире, основа всех языков. Ищут «русский след» во всех цивилизациях прошлого. Очень популярен «Полярный миф» - о некоей Арктиде, или Гиперборее, где жили прилетевшие из космоса предки руссов, которые потом расселились по миру 51  и создали все мировые цивилизации. Рассуждения об особой расе ариев славян. Сюда же входят политические идеи – от «духовного ведического социализма» до идей «новых правых» о том, что именно из христианства вырос и европейский коммунизм, и техногенная цивилизация, а потому спасение – в дохристианском наследии. По всей стране распространены Клубы «древнерусских ратоборств» или славяно-горицкой борьбы, причем их основатель (Белов) утверждает, что государством должно править «сословие воинов». Пропагандируется неоязычество в молодежной массовой культуре, в частности, в музыке. Стиль «pagan metall» - языческий металл.

Также есть группы с русскими этническими мотивами.

Ценности неоязычников: возвращение к дохристианским верованиям и природосообразному образу жизни. Человек – не раб божий, а сын (внук).

Человек не властелин природы, а ее составная часть и не должен брать больше необходимого. Человек обязан почитать предков (род), продолжать и завершать их дела, заботиться о своем потомстве и семье, защищать территорию, людей и веру своего рода. Человек свободен в выборе соблюдения нравственных норм, зная, что за их невыполнение последует воздаяние. Цель человека – соответствие нравственным и природноэкологическим требованиям.

Таким образом, мы видим, что славянское неоязычество в современном российском обществе весьма популярно. Очевидно также, что подобный фактор самоидентификации не является чисто российским, охватывая почти всю современную культуру, кроме, пожалуй, стран ислама. Попытки преодолеть тенденцию «возвращения к истокам» в России, которые предпринимаются в работах некоторых политологов и культурологов, едва ли будут иметь успех. Например, С. П. Маркедонов предлагает «осознание общего гражданства» как альтернативу процессам этнической консолидации. Предлагаются варианты «общечеловеческих (или либеральных) ценностей» и т. п. Что можно сказать на это? В царской России шли в бой за «веру, царя и Отечество», в СССР – «за Советскую Родину», или «за Родину». Трудно представить себе граждан, которые в экстремальной ситуации будут действовать под лозунгами «общего гражданства» или «либеральных ценностей». Тем более, что в такой формулировке они воспринимаются именно как традиция западной культуры.

Подводя итог, можно предполагать, что тенденция самоидентификации и на уровне отдельных людей, и социальных групп, и государств через «традиции и религию предков», а в России – неоязычество, будет распространяться и далее, в условиях духовного и морального вакуума и глобального навязывания американской культуры.

–  –  –

Маркедонов С. П. Национальная самоидентификация России: осознание общего гражданства или «зов крови»?// http://www.wpec.ru Щербаков М. А. Семь уровней самоидентификации.// http://www.ipd.ru

–  –  –

Пащенко В. Я. Этническая самоидентификация в эпоху глобализации: настоящее и будущее.// http://dialog.

Org. ua Майничева А. Ю. Проблемы этничности и самоидентификации в работах зарубежных авторов.

Историографические очерки.// http://www.zaimka.ru Фаликов А. Неоязычество.// http://apologet.ortodox.ru Гайдуков А. В. Молодёжная субкультура славянского неоязычества в Петербурге.// В сборнике «Молодёжные движения и субкультуры Санкт-Петербурга». СПб, «Норма», 1999.

Хобсбаум Э. Изобретение традиций.// Вестник Евразии, 2000, N1(8).

Шнирельман В. А. Неоязычество на просторах современной Евразии. М., 1998.

Новые религиозные культы, движения и организации в России. Ред. Трофимчук Н. А. Изд. 2. М., Изд-во РАГС, 1998. Щеглов А. Возвращение богов. Политическая социология неоязычества. М., Издательство «Пробел», 1999.

Маркедонов С. П. Там же.

–  –  –

СОВРЕМЕННЫЕ КОЧЕВНИКИ ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ

Интернет по национальности армянин.

Если он войдет в ваш дом, хотя бы раз, его уже оттуда не выгнать1.

Сейчас не вызывает сомнений актуальность глобализационных процессов, что означает зарождение глобального сознания и глобальной культуры. Эти процессы в свою очередь протекают одновременно с тенденцией усиления процессов национальной идентификации.

Двойственность процессов особенно заметна и в развитии глобальной сети Интернет.

Сейчас по данным пяти ведущих поисковых систем2: Yandex, Google, Mail, Rambler, Bing3,- частота употребления понятий связанных с национальными вопросами, расизмом, ксенофобией и проявлением чувств межнациональной розни в Интернете, составляет следующую закономерность:

–  –  –

Результаты поиска, представленные в Таблице № 1, в абсолютных цифрах отражают степень охвата рунета5 той или иной поисковой машиной.

Поисковая система Yandex демонстрирует наименьший коэффициент цензуры, по сравнению с Google, или Mail, где существует специальная система недопущения распространения чувств будящих межнациональную рознь. Bing запущен совсем недавно, этим можно объяснить небольшие цифры данных поисковика, при условии весьма совершенных показателей самой программы. Закономерно, что общие вопросы, связанные с межнациональными отношениями, в абсолютных цифрах в каждой поисковой машине преобладали бы над частными проявлениями межнациональной розни. Однако данная закономерность прослеживается только в трёх из пяти поисковых системах: Yandex, Rambler, Bing.

Интересно, что Google и Mail, имея робота цензуры, выдают: первый, большее частотное упоминание понятия «расизм», а второй находит больше всего ссылок со связкой понятий «расизм и ксенофобия», но при поиске среди заголовков и заголовков блогов присоединяется в количестве данных к Google. Интригует, тот момент, что образ Интернета как провозвестника и трибуны для проповедников межнациональной розни, имеет под собой недостаточно много оснований: в блогах темы расизма и ксенофобии встречаются от 2 до 8 342. Однако миллионная статистика результатов поиска по данному запросу говорит о том, что Интернет активно интересуется вопросами межнациональных взаимоотношений.

Существует два основных подхода к проблеме сверхнациональной идентичности в Интернете. Согласно первому, Интернет индифферентен к проблеме выработки сверхнациональной идентичности и создаёт ощущение некой общности по модели космополита. Потому что манифест хакера провозглашает: «мы существуем без цвета кожи, без национальности, без религиозных распрей... мы все одинаковы»6. Космополитизм как явление (от др.-греч. — космополит, гражданин мира) — мировоззрение мирового гражданства, ставящее общечеловеческие интересы и ценности выше интересов отдельной нации. Второй подход предполагает принятие дискурса национального или сверхнационального самоопределения.

Сущностно Интернет – глобальная сеть, и как таковое образование должно быть наднациональным образованием, отказывающимся от межнациональных конфликтов и проблем. Однако приведённое выше исследование говорит об обратном. Поэтому мы вправе рассматривать 55  Интернет, как и любую социокультурную среду, создающую свой тип сверхнациональной идентичности. Этот тип - псевдонациональный.

«Псевдо» потому, что отказ от национального самоопределения всё же произошел в манифесте хакера.

Согласно работам Э. Д. Смита, национальная идентичность есть «поддержание и постоянное воспроизводство определенного склада, набора ценностей, символов, воспоминаний, мифов… которые составляют отличительное культурное наследие нации»7. Главной составляющей национальной идентичности, на наш взгляд, является наличие объединяющего национального мифа. Мы соглашаемся с В. С. Полосиным, что «основным методом национальной идентификации является обращение общественного сознания на национальный миф»8.

Следует отметить сложившуюся в современной критической литературе проблему – кризис идентичности. «Данную ситуацию можно определить следующим образом: архетипы и идентификации безмолвствуют в ответ на экзистенциальное вопрошание... Подобное положение дел связано с трансцендированием от наличной действительности и поворотом сознания на себя. Механизмом поворота сознания на себя является рефлексия.

Посредством рефлексии»9 «человек осознает бытие в целом, самого себя и свои границы»10 — отмечает Карл Ясперс. Благодаря процессам рефлексии десакрализуются основания, «которые детерминировали системы ценностных ориентаций. Более того, обозначается их деперсонализирующее содержание»11. В этой ситуации отчуждения мы и застаём активных пользователей Интернета. Национальная мифологема или «национальная целостность есть единство национальной природы (Космос) и национального характера народа (Психея) и склада мышления (Логос)»12. По этим трём параметрам мы и оценим процессы, протекающие в виртуальном пространстве.

В Интернете основой псевдонационального единства является мифологема общего пространства - ресурса. То есть Интернет – среда глобальная, открытая. Вступая в неё, вы приобщаетесь к его культуре, усваиваете новые формы фиксации опыта, расширяете свою систему взглядов. Постепенно сеть перекраивает ваше мировоззрение, давая вам новые формы самоидентификации. Она раскладывает на кластеры ваше сознание, создавая нового гражданина сети – по типу базы данных с гиперссылками по всем важным вопросам, т. е. пространство глобальной деревни создаёт своего жителя как социокультурная среда государства – своего гражданина.

Космос Интернета – разнообразен и схож с калейдоскопом. Обилие визуальной информации: тексты, картинки, изображения, - всё это говорит о том, что для активного пользователя сети приоритетным каналом получения информации является визуальный канал. Поэтому первое суждение в его мире строится по законам эстетического высказывания. В сети происходит развитие двух медиумов - письмо – чтение – рациональное мышление и визуальные образы: смотрю - вижу - манипулирую. Как считает Б.

56  В. Марков, происходит не просто параллельное развитие двух видов медиальных систем передачи опыта и информации, а «смена медиумов, переход к аудиовизуальной форме коммуникации»13. «В современных массмедиа все большее место занимают иллюстрации и картинки… Культура интерпретации и понимания письменных текстов стала стремительно закатываться»14. Мир Интернета – это не только текстовая реальность. Эта реальность интегрирует в себя на правах партнёра аудиовизуальные средства масс-медийного пространства. Это интегрирование всё же оказывает влияние на рефлексивное мышление, преображая рациональное образным.

Восприятие природного, космического единства сети – это интегрированное восприятие художественно–образно-рефлексивного типа.

Псевдонациональный характер Интернет пользователя выражается через лицо или лица. Э. Левинас описывал лицо как открытую и беззащитную часть человеческого тела, которая провоцирует желание ударить. Поэтому его прячут. «Лицо — это форма идентичности... Утрата лица — это утрата идентичности... Каждый человек, каждая группа, народ должны, чтобы не потерять себя, … любить, восхвалять и гордиться как своим внешним видом, так и культурой и обычаями... Идентичность — это психосоматическое состояние, и оно включает в себя не только знание о том, кто я, но и чувства уверенности, гордости»15. Портрет пользователя сети очень ярко описан С. Кузнецовым: «вот он, ссутулившись, сидит перед монитором. У него красные от недосыпа глаза, ранняя лысина, навсегда испорченное зрение и пивное брюшко. Девушка, которую он никогда не видел, пишет ему: «Я хочу брать в рот пальцы твоих ног». Жёлтые ногти на этих пальцах давно не стрижены, но его это не заботит. Ударяя по клавишам, он выстукивает мелодию вечной страсти, не нуждающейся в телах»16. Поэтому переживание своего лица в сети часто связанно с жизнью в личинах: nick-name, имя пользователя, регистрация под логином создают пространство анонимности, игру в идентичности, а так же серию других игр. Переживание этой игры строится при помощи стратегии чувственно–символической подмены, потому что, с одной стороны, подменяется чувственный объект – реальное тело пользователя, на тело сексуально желаемое, тело – для – другого, тело символ или даже на чистый символ (Тьма, gunmanbad, Mysik, valkiriy74). С другой стороны, владение - пользование ником - процесс в - чувствования, сродни осязанию, хотя и стерильному. Типология интернетовского логоса созерцательно синкретическая. Природа Интернета художественно-образнорефлексивного типа и чувственно-символическая подмена реконструируют множественную или, точнее, синкретическую структуру идентификации через созерцательную персонификацию. Пользователь, вступая в сетевое сообщество, выбирает себе имя - личину - персону - персонажа не только исходя из суммы своего опыта, но и из параметров самого сообщества. Он играет по его правилам, выстраивая, конструируя себя - для - другого. Таким образом, мы получаем кочевника как мифологему псевдонациональной идентификации Интернет-пользователя. Но кочевник этот кочует не по топосам, а по идентичностям, точнее, по правилам сборки себя.

57  Таким образом, среда Интернета создаёт две модели сверхнациональной идентичности: первая, модель космополита, отказывающего в национальном самоопределении себе и сети и, вторая, модель псевдонациональной идентичности нового кочевника сети.

Примечания:

Пользователь -7. Форум по теме: Есть ли национальность у интернета, URL: www.Bakililar.AZ (20.10.200 г.).

Яндекс (Yandex) (46,3 % Русскоязычного сегмента), Google (34,4 % Рунета), Mail (8,9 % Рунета), Rambler (3,3 % Рунета), Bing (0,9 % Рунета). Остальные поисковые системы представляют меньше 0,2% русскоязычного сегмента сети. Данные об охвате русскоязычных поисковых запросов указаны согласно статистике URL: www.LiveInternet.com (22.10.2009).

Bing (бинг)— поисковая система, принадлежащая компании Microsoft. Располагается по адресу http://www.bing.com/. Ранее имела следующие названия и адреса: MSN Search (http://search.msn.com/) — с момента появления и до 11 сентября 2006; Windows Live Search (http://search.live.com/) — до 21 марта 2007;

Live Search (http://www.live.com/) — до 1 июня 2009. Bing работает с 1 июня 2009 года.

4 Знак уменьшения зоны поиска среди понятий «расизм и ксенофобия», концентрация машины поисковика на поиск частоты упоминания этих понятий сугубо в интернет изданиях и значения интернета в распространении этих чувств.

Рунет — русскоязычный сегмент сети Интернет.

Манифест хакера (англ. Hacker Manifesto, The Conscience of a Hacker) — текст, написанный 8 января года, хакером Ллойдом Блэнкеншипом. URL: http://ru.wikisource.org/wiki/ (29.10.2009 г.).

Smith A.D. Nationalism and modernism. A critical survey of recent theories of nations and nationalism. — N.Y.L.; Routledge, 1998. P. 30.

Полосин В. С. Миф. Религия. Государство. М., 1999. С. 83.

Есенкулов Б. А. Философская рефлексия как способ развития национального и общечеловеческого содержания культуры.// Кантовские чтения в КРСУ (22 апреля 2004 г.) Общечеловеческое и национальное в философии: II международная научно-практическая конференция КРСУ (27-28 мая 2004 г.). Бишкек, 200 г., С.361.

Ясперс К. Истоки истории и ее цель.// Яcперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991. С.33.

Есенкулов Б. А. Там же, с. 362.

Гачев Г. Д. Миф. Национальный. Индивидуальный: Опыт экзистенциальной культурологии.// Миф в культуре: человек — не-человек. М., 2000. С.123.

Марков Б.В. Проблема человека в эпоху масс-медиа.// Перспективы человека в глобализирующемся мире./ Под ред. Парцвания В. В. СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С. 63.

–  –  –

Марков Б.В. Лицо: национальное и общечеловеческое.// Человек: соотношение национального и общечеловеческого. Сб. материалов международного симпозиума (г. Зугдиди, Грузия, 19–20 мая 2004 г.) Выпуск 2./ Под ред. В.В. Парцвания. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2004 г. С. 173.

Кузнецов С. Ощупывая слона: Заметки по истории русского Интернета. М.: Новое литературное обозрение. 2004. С. 439.

–  –  –

МЕЖКУЛЬТУРНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

КУЛЬТУР

Общемировое, цивилизационное, региональное, национальное, этническое многообразие и взаимодействие культур в контексте глобализации превратилось в проблему, которая осмысляется в широком диапазоне от необходимости вынужденной терпимости и сдерживания агрессивности ради выживания до необходимости взаимного уважения и стратегии сотрудничества ради развития.
Этот диапазон толерантных качеств и отношений личностей, обществ и культур противостоит интолерантным качествам и отношениям нетерпимости и агрессивности к инокультурному. Между тем, мотивация избегания («терпеть ради выживания», «избегать конфликта») является значимой, но менее надежной основой мирного сосуществования, чем мотивация достижения («уважать ради развития», «достигать сотрудничества»), поскольку способствует интерпретации межкультурных различий и перспектив в негативной семантике «худшее – плохое», а не в позитивной семантике «хорошее – лучшее». Это этическое различие подобно либеральному - «свобода от чего-то – свобода ради чего-то» и эмоциональному

- «страх чего-то – надежда на что-то». Поэтому важно, что Декларация принципов толерантности, принятая ЮНЕСКО в 1995 году, определяет толерантность как «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира…, добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира»1. Но толерантность целесообразна к неагрессивным культурным группам и явлениям.

Раскрытие межкультурной толерантности как положительного отношения к инокультурному на основе ценности многообразия культур, требует рассмотрения культуры общества, культурной идентичности, культурных стереотипов, поликультурных обществ, стратегий аккультурации и межкультурных отношений.

Культура – это система знаний, ценностей, норм и их языковых носителей, существующих в психической, поведенческой и артефактной формах, испытывающая и оказывающая влияния на человека, общество и 59  природу2. Знания, будучи представлениями людей об элементах мира и мире в целом, отвечают на вопрос «что существует, что есть и чего нет, что может и чего не может быть?». Ценности, будучи значимостями для людей чего-либо, для удовлетворения их потребностей, отвечают на вопрос «что и насколько важно?». При этом люди в той или иной степени стараются сохранять ценное, если это у них уже есть, достигать ценного, если у них этого еще нет, избавляться от антиценного, если это у них это уже есть, избегать антиценного, если у них этого еще нет. Нормы, будучи социально принятыми моделями поведения, отвечают на вопрос «как действовать?». Таким образом, судя по полноте связей «ответов на вопросы» («что существует?», «что значимо?», «как действовать?»), данные единицы культуры являются необходимыми и достаточными для ее системного функционирования и историцирования.

Предполагается, что другие основные культурологические понятия могут быть обобщением или конкретизацией понятий данного определения, во всяком случае – выведенными из данного определения. Например, картина мира – это сплав знаний и ценностей, образ жизни – совокупность реализуемых моделей поведения и т. п. Человек понимается при этом как биосоцикультурное существо, общество как система взаимосвязанных людей и их отношений, а природа как совокупность физических и биологических элементов и систем.

Сама культура, носителями которой выступают также люди и группы, может быть более толерантной или интолерантной по своим ценностям и нормам в определенный период времени. А изменять явления своей культуры в желательную сторону могут именно люди, что зависит от их культурной идентичности, культурной компетентности, культуротворческой деятельности и межкультурных стратегий.

Культурная идентичность – это представление и отношение к себе личностей и сообществ как к носителям своей культуры. Культурная идентичность, как психокультурное образование, отвечает на вопросы «кто я, какой я, кто мы, какие мы среди других культурных личностей и групп?» и «насколько это хорошо?». Она может включать общечеловеческую, цивилизационную, региональную, национальную, этническую, локальную и другие виды идентичности. Идентичность фиксируется и выражается в самоназвании и других знаково-символических формах: языке, символах, одежде, ритуалах.

Для определенной социальной группы данные средства играют роль культурно-интегрирующих признаков относительно своих членов (явлений) и культурно-дифференцирующих признаков относительно иных групп (явлений). Фундаментальное противопоставление «мы – они», «наше – чужое» предполагает соответствующее социокультурное сравнение и категоризацию: например, русские и японцы, Россия и Япония, русское и японское. Таким образом, при межкультурных контактах складываются стереотипы - обобщенные оценочные представления о своей (автостереотипы) и других (гетеростереотипы) культурных группах и явлениях, а также атрибуции – интерпретации причин поведения и особенностей своей (аутоатрибуции) и других (гетероатрибуции) культурных групп. Стереотипы и атрибуции, взаимодействующие с моральными приоритетами и моделями 60  поведения, влияют на межкультурные взаимодействия. Существует явная тенденция внутригруппового фаворитизма и культуроцентризма, то есть, в целом более высокой ценности и поддержки своих и своего, а также оценивания инокультурного, исходя из своей картины мира и образа жизни.

Данные механизмы поддерживают единство сообщества, ценностную определенность, согласованность действий и в целом – культурную трансмиссию и существование культуры. При этом важна относительно умеренная их выраженность, поскольку чрезмерная слабость способствует маргинализации, ассимиляции и даже распаду культурной системы, а чрезмерная сила приводит к предубеждениям, дискриминации и даже уничтожению других культурных сообществ и явлений. То есть, разрушительными оказываются не стереотипы, фаворитизм и культуроцентризм, а их негативные и чрезмерно слабые или сильные формы.

Именно позитивная культурная идентичность и межкультурная толерантность выступают как согласованные представления и отношения, поддерживающие культурное многообразие и развитие.

Существуют национальные общества с большим или меньшим этнокультурным, языковым, религиозным разнообразием. В современном мире трудно найти общество, у которого была бы одна культура, один язык, одна религия и одна единственная идентичность, характеризующая все население.

Несмотря на этот очевидный факт, некоторые продолжают думать и вести себя так, будто их общества культурно однородны (или же, если они не являются таковыми сейчас, то им следует такими быть!). «В культурном отношении плюралистическое общество является объединением, где совместно проживают разные культурные группы с общей социальной и политической структурой»3.

В данном высказывании Дж. Бери, вслед за Скелтоном Т. и Алленом Т., определяет скорее поликультурное общество, поскольку плюралистическое общество предполагает не только «совместное проживание», но и принятие разнообразия и равноправие культурных личностей и групп. Они сохраняют чувство своей культурной самобытности и принимают участие в социальной структуре, которая характеризуется некоторыми общими ценностями и нормами (юридическими, экономическими, политическими соглашениями) относительно того, как жить вместе. Поэтому далее мы будем говорить о поликультурных обществах и только в конце - о плюралистических.

Как складывались и складываются поликультурные общества? Какие группы существуют в них? Ответ на этот вопрос можно дать, рассматривая причины, по которым люди, относящиеся к разным культурам, проживают вместе на одной территории. Существует три причины. Во-первых, группы могут оказаться вместе или потому что они пришли к такому соглашению добровольно, или, наоборот, потому что их принудили к этому. Во-вторых, какие-то группы остались на родной земле («ранние мигранты»), тогда как другие обосновались вдали от родовых земель («поздние мигранты»). И, втретьих, некоторые люди прочно обосновались в поликультурном обществе, тогда как другие находятся здесь лишь временно.

61  Среди этих групп находятся иммигранты, которые обычно переезжают в поисках лучшей жизни. Для добровольных иммигрантов «факторы притяжения» (привлекательная культура, достойная жизнь) оказываются сильнее, чем «факторы отталкивания» (кардинальные изменения, трудности адаптации).

Таким образом, они обладают психологическими преимуществами относительно вынужденных иммигрантов, то есть, беженцев. Последние часто не хотят покидать свою родину, а если покидают, то нет гарантии возвращения или предоставления права остаться в новом обществе. Достигшие границы страны, подписавшей Женевскую конвенцию о беженцах, имеют право быть принятыми и получить приют, пока не будет вынесено судебное решение об удовлетворении их требований. Если же им предоставляют постоянный статус беженцев, то их жизнь приобретает меньшую неопределенность. Однако большинство этих людей живут с осознанием того, что, скорее «факторы отталкивания» (а не «факторы притяжения») привели их к бегству с родины и заставили поселиться в новом обществе. Большинство из них пережили травмирующие события и потеряли свое имущество.

В то время как иммигранты являются относительно постоянными участниками нового общества, известны группы, которые по ряду разных причин проживают там временно (студенты, дипломаты, бизнесмены, рабочие и гастарбайтеры из разных стран). В этом случае, процесс их вовлечения в поликультурное общество усложняется осознанием того, что они, в конечном счете, или возвратятся домой, или их пошлют в другую страну. Поэтому они могут колебаться, надо ли полностью вовлекаться и устанавливать близкие взаимоотношения и начать идентифицировать себя с новым обществом, новой культурой. Несмотря на свое неопределенное положение, в некоторых обществах лица, временно пребывающие в стране, составляют значительный процент населения (например, в странах Персидского залива, Германии, Бельгии) и могут либо обладать значительной силой, либо быть относительно слабыми по возможностям влияния на общество пребывания.

Таким образом, различаются добровольные и вынужденные, местные и мигрировавшие, постоянные и временные члены поликультурного общества. От их статуса, позиций, ресурсов, как и от культурной дистанции, национальной идеологии, культурной политики зависит процесс аккультурации и межкультурные отношения.

Первым крупным исследованием аккультурации было исследование Херсковица (1938).

Редфилд, Линтон и Херсковиц дали следующее определение:

«Аккультурация охватывает те явления, которые происходят, когда группы индивидуумов с различными культурами вступают в длительный непосредственный контакт с последующими изменениями культурных паттернов одной или обеих групп...»4.

Аккультурация — это межкультурное взаимовлияние или одностороннее влияние, являющееся одной из форм культурного изменения.

Важно проводить различие между групповым и индивидуальным уровнем аккультурации. Грейвз, в отличие от групповой аккультурации, определяет 62  психологическую аккультурацию как изменения, которые претерпевает личность в результате контакта с другими культурами и в результате участия в процессе аккультурации, через который проходит ее культурная группа5.

Несмотря на то, что процесс аккультурации может быть деструктивным (устранение или поглощение), он также может быть реактивным, когда отдельные люди и группы восстанавливают свои первоначальные культуры (в результате возрождения к жизни или повторного утверждения своих культур).

Он также может быть творческим, когда через некоторое время в результате взаимодействия появляются новые культурные явления или даже новые культуры.

Теоретически вполне возможно равное взаимовлияние культур, но на практике чаще всего одна культура стремится поглотить другую, что приводит к появлению доминирующих и недоминирующих групп.

Стратегии аккультурации – это предпочитаемые характер и последствия межкультурного взаимодействия. Это предпочтение культурных групп сохранять/не сохранять свое культурное наследие и идентичность, контактировать/не контактировать с более широким обществом и принимать/не принимать в нем участие наряду с другими культурными группами.

Эти стратегии изменяются у различных людей, групп и обществ; они также меняются в зависимости от взаимодействия стратегий двух контактирующих групп. Четыре стратегии межкультурных взаимоотношений называются по-разному, в зависимости от того, какая группа рассматривается (недоминирующая или доминирующая) (Рис. 1). С точки зрения недоминирующих культурных групп (левая часть Рис. 1), когда люди не желают поддерживать свою культуру и стремятся приобщиться к другой культуре, тогда преобладает стратегия ассимиляции. Напротив, когда люди придают значение сохранению своей культуры и в то же время хотят избежать взаимодействия с другими культурами, тогда преобладает стратегия сепарации. Если существует заинтересованность в сохранении первоначальной культуры и включении в большую культуру, тогда преобладает стратегия интеграции. И, наконец, когда существует мало возможностей или заинтересованности в сохранении своей культуры (часто по причине ее вынужденной потери) и незначительная заинтересованность во взаимосвязи с другими группами (часто по причинам исключения или дискриминации), тогда преобладает стратегия маргинализации. Говоря по существу, маргинализацию трудно считать стратегией, так как она является скорее навязанным, вынужденным развитием событий.

В поликультурной стране, с этническими меньшинствами и этническим большинством, возможны четыре варианта этнокультурной идентичности для членов этноменьшинств: изолированная - слабая идентификация с базовой культурой, сильная - со своей; ассимилированная - сильная идентификация с базовой культурой, слабая - со своей; интегрированная - сильная идентификация как с базовой культурой, так и со своей этнокультурой;

маргинальная - слабая идентификация как с базовой культурой, так и со своей этнокультурой (по Дж. Финни).

63  Рис. 1. Стратегии аккультурации в этнокультурных группах и большом обществе (по Дж. Берри, 2007 г.).

Относительно стратегий доминирующих групп необходимо использовать другие термины (правая часть Рис. 1). Так, очевидно, что стратегия интеграции может существовать лишь в обществах, явно мультикультурных, в которых утверждены определенные предпосылки. К ним относятся: повсеместное принятие культурного разнообразия как ценности для общества (наличие мультикультурной идеологии); относительно низкий уровень предубеждений;

положительные взаимоотношения между культурными группами (никаких особых проявлений межгрупповой ненависти), а также чувство принадлежности к большому обществу.

По результатам большинства исследований недоминирующие группы отдают предпочтение интеграции — по сравнению с другими тремя стратегиями, где наименее предпочитаемой является маргинализация. Одним из наиболее известных примеров исключения из правил является предпочтение сепарации турками Германии и Канады, которые имеют невысокий социальноэкономический статус. Намного меньше проводилось исследований, посвященных большому обществу или доминирующей группе. Одна продолжительная программа в Канаде использовала в национальных исследованиях шкалу «мультикультурной идеологией». За последние двадцать пять лет принятие интеграции повысилась (примерно с 65% до 70%), что указывает на возрастающее влияние мультикультурной модели среди всего населения Канады. По результатам опроса российских иммигрантов в Израиле об их восприятии «идеологии аккультурации» израильского общества (в дополнение к их собственным взглядам) на первом месте оказалась интеграция как наиболее часто ожидаемый способ аккультурации иммигрантов, на втором и третьем ассимиляция и сепарация. Этот паттерн был интерпретирован как сдвиг в сторону от прежней израильской «абсорбции» (поглощения), что больше соответствует собственным стратегиям аккультурации и самих иммигрантов, которые в значительной степени настроены интеграционистски. Европейское 64  исследование взглядов большого общества включало выборки из Германии, Швейцарии и Словакии. При этом ученые использовали критерии преимущественно двух основных проблем, а не четыре ориентации аккультурации. Исследовались также члены недоминирующих групп (венгры, турки и бывшие югославы), которые проживают в Германии и Швейцарии.

Предпочтение было отдано, прежде всего, интеграции, хотя паттерны варьировали в парах доминирующий/недоминирующий. Например, в доминирующих выборках и в Германии, и в Швейцарии за предпочтением интеграции следовала ассимиляция, однако присутствовали «значительные основания для проявления сепарации и маргинализации» среди швейцарцев по отношению к югославам. В Словакии же была приблизительно аналогичная поддержка (около 30%) для каждой стратегии: интеграции, ассимиляции и маргинализации по отношению к проживающим там венграм.

Недоминирующие группы предпочитали интеграцию, за исключением турок в Германии, которые предпочитали сепарацию6.

Мультикультурализм – это ценностная ориентация, которая принимает как сохранение культурной самобытности групп, так и контакт, и участие всех групп в большом плюралистическом обществе. Уотте и Смолич выразили это так: «мультикультурализм предполагает существование объединяющей структуры общих ценностей, которые действуют как опора в полиэтническом государстве»7. Из всех других стратегий именно мультикультурализм подразумевает явную межкультурную толерантность.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ ФОРМЫ МИФОЛОГИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПАМЯТИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ Сборник статей и тезисов докладов международной научной конференции Липецк, 24-26 сентября 2015 года Тамбов...»

« Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ) Страницы истории Второй мировой войны. Коллаборационизм: причины и последствия. Материалы научной конференции. Москва, 29 апреля 2010 г. Москва  ББК 63.3(0)6,0 УДК 355.44:344.3(00)”939/45” Редколлегия: Затулин К.Ф. (научный руководитель), Александров М.В. (отв. редактор), Егоров В.Г., Курганская В.Д., Полникова О.В. Страницы истории Второй мировой войны. Коллаборационизм: причины и последствия. Материалы научной конференции. Москва,...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ Сборник научных трудов по материалам V Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 ноября 2014 г. В шести частях Часть IV Белгород УДК 00 ББК 7 Т 33 Теоретические и прикладные аспекты современной науки : Т 33 сборник научных трудов по материалам V Международной научнопрактической конференции 30 ноября 2014 г.: в 6 ч. / Под общ. ред. М.Г. Петровой. – Белгород : ИП Петрова...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ МОЛОДЕЖНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ТЮМЕНСКАЯ МОДЕЛЬ ООН VII школьная сессия СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ДОКЛАД ЭКСПЕРТА «ВОПРОС ОБ ОТДЕЛЕНИИ КАТАЛОНИИ ОТ ИСПАНИИ» Татьяна ТРОФИМОВА Направление «Международные отношения» Тюменский государственный университет Валерия ВАЙС Направление «Международные отношения» Тюменский государственный университет Ноябрь 5 7, 201 Please recycle СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА НЕДАВНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЗИЦИИ СТРАН ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ВВЕДЕНИЕ У движения за...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК 11 Под редакцией Л. Н. Черновой Издательство Саратовского университета УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«Журналистика России: история и современность СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые исследователи Материалы 13-й международной конференции студентов, магистрантов и аспирантов 11 – 13 м а р т а 2 01 4 г. ПРЕДИСЛОВИЕРоссии: история и современность Журналистика Журналистика России: история и современность Санкт-Петербургский государственный университет Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Министерство обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно практической конференции 15–17 мая 2013 года Часть I Санкт Петербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М....»

«Cеминар-встреча, посвященный международному дню «Девушки в ИКТ» и 150-летию МСЭ История создания Международного союза электросвязи (МСЭ) Место в структуре Организации Объединённых Наций (ООН) Основные цели и задачи МСЭ Орозобек Кайыков Руководитель Зонального отделения МСЭ для стран СНГ Эл.почта :orozobek.kaiykov@itu.int Александр Васильевич Васильев Сотрудник секретариата МСЭ в 1989-2010 годах. Эл. почта: alexandre.vassiliev@ties.itu.int 23 апреля 2015, Москва, Россия. ЗО МСЭ для стран СНГ....»

««Крымская конференция глав государств антигитлеровской коалиции 4-11 февраля 1945 года (к 70-летию проведения)» Сборник материалов круглого стола, состоявшегося 17 февраля 2015 г. в Центральном музее Великой Отечественной войны Москва Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» Российское военно-историческое общество НИИ (военной истории) Академии Генерального штаба Вооруженных...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 М.И. Воробьева Десятовская...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» МАТЕРИАЛЫ 5-й Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 21 ноября 2014 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального...»

«ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ИУДАИКИ ST. PETERSBURG INSTITUTE OF JEWISH STUDIES ТРУДЫ ПО ИУДАИКЕ ИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯ Выпуск TRANSACTIONS ON JEWISH STUDIES HISTORY AND ETHNOGRAPHY Issue JEWS OF EUROPE AND THE MIDDLE EAST: HISTORY, LANGUAGES, TRADITIONS AND CULTURE International Academic Conference Proceedings in memory to T. L. Gurina April 26, St. Petersburg ЕВРЕИ ЕВРОПЫ И БЛИЖНЕГО ВОСТОКА: ИСТОРИЯ, ЯЗЫКИ, ТРАДИЦИЯ, КУЛЬТУРА Материалы международной научной конференции памяти Т. Л. Гуриной 26 апреля...»

«Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь Четвертые Пюхтицкие чтения ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ И ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы международной научно-практической конференции 11-13 декабря 2015 г. Международная конференция проводится по благословению Его Святейшества КИРИЛЛА, патриарха Московского и всея Руси Посвящается памяти схиигумении Варвары (Трофимовой) 1930-20 Куремяэ, Эстония По благословению Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА Посвящается памяти...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ И ПУТИ РЕШЕНИЯ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 мая 2015г.) г. Омск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции и пути решения / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Омск, 2015. 92 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии,...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции 13 февраля 2014 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«Гаврильева Людмила Николаевна преподаватель якутского языка, литературы Капитонова Майя Валериевна преподаватель русского языка, литературы Сивцева Алла Капитоновна библиотекарь Государственное бюджетное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Республиканское среднее специальное училище Олимпийского резерва имени Романа Михайловича Дмитриева» г. Якутск, Республика Саха (Якутия) СЦЕНАРИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИГРЫ «ДУМАЙ, ИГРАЙ, ПОБЕЖДАЙ!», ПОСВЯЩЕННЫЙ XXII ЗИМНИМ ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ В...»

«Рекламно-информационный бюллетень (РИБ) Февраль март 2015 История создания Центра научной мысли Центр научной мысли создан 1 марта 2010 года по инициативе ряда ученых г. Таганрога. Основная деятельность Центра сегодня направлена на проведение Международных научно-практических конференций по различным отраслям науки, издание монографий, учебных пособий, проведение конкурсов и олимпиад. Все принимаемые материалы проходят предварительную экспертизу, сотрудниками Центра производится...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.