WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«РОССИЯ И МИР XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА В КОНЦЕ II Материалы Второй Всероссийской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, Пермский государственный университет, 5 – ...»

-- [ Страница 6 ] --

Одним из основных принципов является «лучшего понимания»: цель герменевтики понять текст и его автора лучше, чем сам автор понимал себя и свое собственное творение4.

Периодическая печать содержит элемент вымышленного, основанный на личностных психологических установках, воображении автора. Формулирование тезиса о том, что в поведении рабочих переплетены сознательные и бессозЗабуга Н. А., 2009 нательные элементы, а мысль их не отделена от эмоций, позволило выработать принцип критики привлекаемых источников не верить непосредственно выраженным заявлениям людей в периодической печати, оставивших те или иные тексты, но «докапываться» до более потаенного пласта их сознания, который может быть обнаружен в источниках против намерений и воли их создателей5.

На основе системы коллективных представлений рабочих мы можем выяснить, что есть для них «революция 1917 г.», как они себя определяли во время социальной трансформации всей России и какова их роль в революционном процессе.

Во-первых, авангардом революции является рабочий класс, который составляют рабочие и пролетариат. Задачей рабочего класса «явится напряжение всех сил для взятия государственной власти в свои руки»6. А затем завоевания революции они смогут закрепить за правительством, которое опирается на революционный пролетариат. Рабочие отдавали себе отчет в том, что прошел момент, когда переход всей власти в руки революционной демократии, созданной жизнью, мог произойти мирным путем7. И, несмотря на это, русская революция все же неудержимо стремится к миру8, хотя каждое завоевание революции требуют отстаивать только «революционной борьбой», ведь «помещики и капиталисты хотят использовать в своих интересах» то, что они завоевали.

Для реализации намеченных целей и задач участникам «революционной борьбы», которая «направлена против правящих классов страны», необходимо «выявление» и «развитие классового сознания рабочих масс»9.

Во–вторых, рабочие Пермской губернии видят революцию «Великой, русской». К августу 1917 г. она представляет собой вполне завершенный круг от полного фактического народовластия к полной контрреволюционной диктатуре10.

В рамках антропологически ориентированного исследования имеется необыкновенная возможность «увидеть глазами» мастеров заводских цехов, рядовых рабочих горнозаводского Урала «живую» революцию, а не ту, которая описана в книгах.

Итак, рабочие уже в своих августовских резолюциях заявляли: «Праздник революции кончился!». Поэтому необходимо было «всеми мерами охранять завоевания революции и быть готовыми к моменту, когда новый революционный подъем поставит их во главе революции»11.

Особо акцентируется внимание в периодической печати на то, что за свободу и счастье народа стоят рабочие, которые продолжают «борьбу за отстаивание своих прав12. Многие резолюции призывают: «Пролетариат Урала должен особенно крепко сплотиться вокруг своих Советов! Ни шагу без Советов!»13.

Необходимо отметить, что разные партийные силы поспособствовали формированию образа врага, которым сначала были «дезертиры революции»14, далее «буржуазия, которая против революции»15, а затем «капитал»16.

Октябрь 1917 г. «открывают» тревожные газетные заголовки о том, что революция до сих пор в опасности, при этом был нанесен «удар начинающейся социальной революции»17. В столь тяжелый момент для русской революции необходимо создание твердой революционной власти18. Так и оставался вопрос без ответа: кто «может дать свободу»?19.

Рабочие понимали, что результаты революции 26 февраля нашли выражение в октябрьском перевороте 25–28 октября 1917 г. в Пермской губернии.

По их мнению, теперь наступило «смутное» время, когда необходимо пролетариату выполнять «требования трудовой демократии и действовать в ее интересах»20, а не защищать завоевания революции. Ведь только демократия выражает интересы пролетариата.

К ноябрю 1917 г. в системе представлений рабочих всего горнозаводского Урала происходят изменения под влиянием событий 26–28 октября 1917 г. и партийной борьбы в Пермской губернии. Эти факторы определили систему оценок рабочими окружающей их действительности и предопределили изменения отношения к обществу и к своей жизни.

На исходе октябрьского волнения со страниц уральских газет провозглашалось: «Настал четвертый этап русской революции», а она все еще в опасности21. Между тем орган Пермского окружного комитета РСДРП(б) «Пролетарское знамя» в 1-ом номере заявил: «На данном этапе революции происходит торможение естественного хода революции»22.

Однако в октябре не осуществились задачи, поставленные перед революцией, поэтому произошел новый революционный взрыв на Урале23.

После «прочтения» образа революции в системе представлений рабочих обращаемся к результатам контент-анализа материалов революционной публицистики 1917 г. Он позволил установить, что наряду с понятием «русская революция» из наиболее значительных категорий в текстах – «революционная демократия», частота употребления которой увеличивается с сентября 1917 г.

Связь понятий «революция/борьба» и «свобода» выражена слабо. Категория «революционные рабочие/власть» коррелирует с «защитой революционных завоеваний» и еще теснее с понятием «демократия» и «право».

На основе выявленных семантических связей можно сделать следующие выводы. В представлениях рабочих понятие «революция» было не тождественно понятию «свобода». Так, был развенчан миф о неотделимости образа революции от идеи свободы. Также важным является ясное понимание уральскими рабочими, что им уготовлена роль «воинов» в «революционной борьбе», завоевания которых приведут к демократии в России с реальной защитой прав всего народа. И они серьезно участвовали в этой игре.

Особенно привлекает внимание в исследовании последнее заключение. В результате революционного свершения 1917 г. все-таки произошло столкновение в сознании рабочих образа русской революции и исторической реальности.

Краева Т. В. Мемуары как источник по истории представлений // Документ. Архив. История. Современность: сб. научных трудов. Вып. 5. Екатеринбург, 2005. С. 308.

Поршнева О. С. Междисциплинарные методы в историко-антропологических исследованиях. Екатеринбург, 2005. С. 18.

Соколов А. К. Социальная история России новейшего времени: проблемы методологии и источниковедения // Теоретические проблемы исторических исследований. М., 1998. Вып. 1. С. 78–79.

Кузнецов В. Г. Герменевтика и ее путь от конкретной методики до философского направления // Герменевтика в России: сб. науч. трудов. Вып. 1. С. 18.

Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа «Анналов». М., 1991. С. 60.

Резолюция Уральского областного съезда С. р. и с. д. о политическом моменте 17–21 августа // Уральская правда. 1917. 24 августа. С. 2.

–  –  –

Ко всем рабочим Урала // Уральская правда. 1917. 24 августа. С. 1.

Резолюция Уральской областной конференции профсоюзов // Пермская жизнь. 1917. 29 августа. С. 4;

Резолюция Уральской областной конференции профсоюзов об областном союзе // Пермская жизнь. 1917.

6 сентября. С. 4.

Резолюция Уральского областного съезда С. р. и с. д. о политическом моменте 17–21 августа. С. 2.

Завьялова К. Г. о работе IV съезда РСДРП(б) // Уральская правда. 1917. 18 августа. С. 1.

Обращение XI Уральского областного съезда Советов рабочих и солдатских депутатов к солдатам и крестьянам Урала // Уральская правда. 1917. 24 августа. С. 1.

–  –  –

О проведении всеобщей политической забастовки 1 сентября в Екатеринбурге // Уральский рабочий.

1917. 6 сентября. С. 2.

Толмачев Н. Г. Только два фронта // Пролетарское знамя. 1917. 29 октября.

Сообщение об общем собрании Пермской организации РСДРП(б) // Уральский рабочий. 1917.

20 октября. С. 4.

Резолюция митинга рабочих Каслинского завода // Уральский рабочий. 1917. 22 октября. С. 4.

Резолюция собрания рабочих и работниц фабрики Жирякова В. С. // Уральский рабочий. 1917.

13 октября. С. 4.

Толмачев Н. Г. В городской думе // Пролетарское знамя. 1917. 31 октября. С. 2.

Воззвание исполкома Нижнее-Салдинского С. р. и кр. д. к населению // Уральский рабочий. 1917.

31 октября. С. 2.

–  –  –

«СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ОТЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ!»

Наиболее сложным периодом отечественной истории являются 1917– 1922 гг.
, когда вроде бы всем известные события настолько просты и понятны, что в них порою можно запутаться, погружаясь вглубь. Как зачастую и бывало, освещая в рамках субъективного процесса, советская историческая школа учила жить под лозунгом: «Вся власть Советам!». Ранее авторами была изложена лишь одна конструктивная модель, сконцентрированная на военнополитической истории, в которой речь шла о «вселенческой смуте» и сложного для России этапа. Но не брались во внимание моральные, социальные и, наконец, экономические измерения, без которых невозможно адекватно и объективно изложить концепцию развития государства, дать картину ее полного раскрытия по схеме взаимного сосуществования власти и общества. Таким образом, получался в исследовании тромб, вырисовывавшийся необходимостью исследователя дать описание ушедших событий.

Завершить довольно длительный процесс образования такого рода сгустков помог ряд факторов, одним из которых стал доступ в архивы. С начала 1990-х гг. охватываемый нами период характеризуется формированием пенитенциарной системы, политики массового переселения, где речь идет о выселеЛяпунов Д. М., 2009 нии целых народов, характеризуемом такими понятиями, как «спецпереселенцы», «репатриация», «депортация» и др. Ввиду этого концепция развития государства, а в целом власти и общества, идет по пути жесткой конфронтации, период зачатости которой характеризовался очень сложным рецессивным экономическим и политическим положением. Недавняя смена режима в стране нанесла непоправимый отпечаток на сознании русского человека. Международная обстановка усугубила положение и без того хиреющего крестьянина, поставив его на колени, продолжила разложение внутренними распрями.

Слова, венчавшие некогда Декрет СНК «Социалистическое отечество в опасности!» заложили бомбу замедленного действия во взаимоотношения государства и общества, поставив их на грань коллапса, разделив на два лагеря. В такой сложной ситуации одним пришлось бороться, а другим – защищаться.

После октябрьских событий 1917 г. и прихода к власти большевиков начинается взращивание и культивирование главенства людей труда в социалистическом обществе. Причем это общество постоянно находится во взвинченном и полуголодном состоянии1.

Борьба за власть, укрепление в правительственном «седле» привели власть имущих в состояние шизофрении и ужесточения внутриполитического режима.

Благодаря многим принятым декретам советы стремились глубже и как можно на более долгий период осесть в управлении путем наделения себя внесудебными полномочиями, т. е. правом определения меры наказания без рассмотрения дела в суде. Формировалась советская пенитенциарная система, а вместе с ней и более жестокая репрессивная политика, которая имела глубокую идеологическую подпитку и солидарную теологическую базу – атеизм, в виде марксистко-ленинского учения о власти и государстве, выделяя власть, насилие и свободу от любых законодательных ограничений. По этому вопросу вырисовывается ряд дефиниций, основополагающей из которых является принципиальная установка: «Государственное принуждение при пролетарской диктатуре есть метод строительства коммунистического общества»2.

Таким образом, государственное принуждение себя отчетливо начинает «рекомендовать» с периода повсеместной лагеризации или пребывания за колючей проволокой так называемого «спецконтингента», активных противников новой власти.

«Спасение» социалистического отечества от толстосумов, латифундистов и прочей нечисти зиждилось в постановлении ВЦИК от 17 мая 1919 г. с созданием Отдела принудительных работ, Приказа 67 и Основного положения 105:

«О лагерях принудработ», в которых были отражены меры первостепенной необходимости создания такого рода заведений: «…лагерь принудработ является местом, где в строгой трудовой дисциплине искупают свою вину лица, совершившие различные преступления и проступки…»3. Также в них оговорено, кто подлежит заключению: «…подлежат все те лица и категории лиц, относительно которых состоялись постановления отделом Управления Исполкома, Чрезвычайных Комиссий, Ревтребуналов и других, коим представлено это право и распоряжениями (декрет ВЦИК № 124, § 2)…»4. Так была создана система мест заключения, основанная на ресурсах ранее существовавших организаций:

НКВД, ВЧК и Центропленбежа.

Основным движущим элементом «инновационной» общественнополитической системы стала новая производительная дисциплина и милитаризация труда. Кроме огосударствления народного хозяйства, правительство начало настойчиво упорядочивать рабочую «вольницу», «производительный сепаратизм», становившихся все более нетерпимым для плановой экономики.

Первым звоночком опасности в Волго-Камском регионе стали изданные Уфимским губревкомом в июле 1919 года приказы, которые касались обязательного предупреждения работников своей администрации в случае перехода с одного предприятия на другое. Запрещалось совершать прогулы и уклоняться от «обязательных сверхурочных вечерних занятий»5. Вскоре 08 октября 1919 года приняли закон «О трудовой дисциплине рабочих и служащих»6. Жесточайший партдиктат, жажда власти и нетерпимость к инакомыслию – все вкупе приобретало черты туманного будущего за «решеткой». В таких условиях происходила и неизбежная полоса адаптации к новым правовым и социальнополитическим условиям.

Одним из наиболее ярких проявлений протеста уральских рабочих на «несправедливость социалистической жизни» стало бегство заводчан с предприятий, отправлявшихся на поиски пропитания. Критикуя в феврале 1920 г. на Первом беспартийном съезде Екатеринбургской губернии местную власть и большевиков, представитель от железнодорожников К. Владимиров просил одного: «Дайте хлеба, и мы, рабочие, будем работать, уничтожим все непорядки».

Выступление поддержал рабочий А. Неволин: «Обуйте, оденьте нас, и мы дадим… руду, дрова»7.

В Удмуртии комиссия по борьбе с трудовым дезертирством произвольно определила наказания всем провинившимся. У рабочего сталелитейной мастерской Петра Загвоздкина за самовольный уход с работы «отписали» 8 февраля 1921 г. в пользу государства «одну овцу». Чувакин Александр поплатился частью имущества за укрывательство своей жены Евдокии. В Уфимской губернии провинившихся рабочих лишали всего личного имущества8. Одним из центральных лозунгов независимого движения рабочих стал: «Спасение – только в нас самих!».

Не выполнявшие требования власти стали в дальнейшем именоваться «спецконтингентом» и поселялись в исправколонии Главного управления мест заключения (ГУМЗ), тем самым составив первый костяк заключенных. Анализ регионального архивного материала не дал однозначного ответа на вопрос появления мест лишения свободы в крае. Например, первоначальная работа Башглавмилиции ведется в русле пленных и беженцев польской армии. Но, начиная с середины 1923 г. становится ясно, что исправучреждения появляются повсеместно на территории республики. В сводках деятельности центрального угрозыска Башкирской АССР и заседания Распредкомиссии отчетливо дана картина системы ИТЛ – это 8 колоний и исправдомов с численностью заключенных 1228 чел.9 Уже через два месяца таких заведений становится 10. Это в первую очередь связано с тем, что политическое руководство страны переносит акцент «лагерно-поселенческой» политики на извлечение максимального хозяйственного эффекта от труда заключенных, наращивая их количество10.

Обстановка на селе была еще более удручающей, «крестовые походы за хлебом» приносили колоссальные людские потери и мизерные результаты отчета по продразверстке. Летом 1918 г. началась трансформация стихийной крестьянской революции в стихийную крестьянскую войну, которая стала жестоким ответом на большевистские «социалистические» эксперименты в деревне.

Трагизм ситуации заключался в том, что в ходе этой войны столкнулись две крестьянские по своему составу армии, к тому же сходно организованные (включая комиссаров, политические отделы, подразделения ВОХРы и т.

п.), присягавшие красному знамени и сражавшиеся под девизом «Победа настоящей революции!». Приказом Полномочной комиссии ВЦИК № 171 от 11 июня 1921 г. в уездах, охваченных восстанием, вводился расстрел заложников в случае не выдачи «бандитов» властям. Лица, отказавшиеся назвать свое имя, тем же приказом подлежали расстрелу без суда. На следующий день (12 июня) командующий карательными силами Тухачевский приказал: «Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми удушливыми газами». При этом большевистский генерал требовал, чтобы «облако удушливых газов распространялось по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось»11.

Конфронтация между властью и обществом вызывала все новые, более жесткие меры к подавлению социального волнения. Власть и общество в любой период неразрывно связаны, поскольку напрямую зависят друг от друга. В период «опасности» мы наблюдаем огромную субординацию между первыми и вторыми, вызванную рядом факторов: во-первых, политикой «кнута и пряника», во-вторых, сильнейшим диктатом и устрашением общественного сознания, в-третьих, первостепенным поиском «внутреннего врага». Только при теснейшем взаимоотношении власти и общества развитие государства идет по пути интенсивного прогресса. В данных условиях прогресс был налицо, но меры и принципы партии, скорее всего, были панически экстенсивные, которые в дальнейшем привели к развязыванию рук диктата и большой человеческой трагедии, хорошо нам известной, как 1937 год, когда социалистическое государство находилось в глубокой опасности.

Хазиев Р. А. Централизованное управление экономикой на Урале в 1917–1921 годах: хаос, контроль и стихия рынка. М., 2007. С. 45.

Бухарин Н. И. Экономика переходного периода // Бухарин Н. И. Проблемы теории и практики социализма. М., 1989. С. 139.

–  –  –

Хазиев Р.А. Провинциальные аспекты истории Гражданской войны в России глазами американского историка // Отечественная история. 2004. № 4. С. 172–176.

Хазиев Р.А. Централизованное управление экономикой на Урале… С. 82.

ЦГИА РБ Ф. 1252. Оп. 1. Д. 245. Л. 4. (Данные приведены по состоянию на 1 июня 1923 г., без учета Белорецкого и Месягутовского исправдомов и Алкинской сельхозколонии).

Суслов А. Б. Трудовая мобилизация советских немцев в годы Великой Отечественной войны (на примере Пермской области) // История репрессий на Урале: идеология, политика, практика (1917–1980-е годы).

Н. Тагил, 1997. С. 73–78.

Данилов В. П., Шанин Т. Научно-исследовательский проект «Крестьянская революция в России.

1902–1922 гг.» (Вместо предисловия) // Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919–1921 гг.: «Антоновщина». Тамбов, 1994. С. 6.

–  –  –

ОРГАНИЗАЦИЯ СОВЕТСКОЙ КОННОЙ МИЛИЦИИ Г. ПЕТРОГРАДА

(ОКТЯБРЬ 1917 Г. – МАРТ 1919 Г.) После победы Октябрьской революции начинается новый этап в истории правоохранительных органов. 28 октября 1917 г. издается постановление НКВД «О рабочей милиции»1. В этом постановлении не были определены ни структура, ни порядок комплектования, ни компетенция вновь создаваемой милиции, также не оговаривалась и судьба милиции Временного правительства. Вся ответственность за организацию новой структуры возлагалась на Советы.

19 ноября 1917 г. Петроградский Военно-революционный комитет принял решение организовать комиссию при Петросовете по реорганизации охраны города2. Петросовет 30 декабря принимает решение о полной ликвидации милиции Временного правительства к 30 января 1918 г.3 Начальный этап формирования советской конной милиции имел ряд особенностей. Если петроградская милиция начала создаваться после полной ликвидации милиции Временного правительства на новых организационных основах, то советская конная милиция сохранила определенную преемственность.

Следует отметить, что до Октябрьской революции Временному правительству удалось укомплектовать только два отделения конной милиции. Петроградская городская Дума 1 мая утвердила Временное положение «Об устройстве и составе Петроградской городской милиции». С мая началось формирование новой конной милиции. 1 отделение располагалось в Петроградском районе города. 2 отделение находилось в Выборгском районе. Оно состояло из 63 человек4. Конский состав отделения к октябрю 1917 г. включал 50 голов (48 строевых и 2 обозных)5. Это было связано с острой нехваткой в стране лошадей.

Рассмотрим процесс формирования советской конной милиции. В организационном плане она тоже состояла из двух отделений, которые были размещены в Петроградском и Выборгском районах соответственно.

Начнем с 1 отделения. Оно находилось также как и 1 отделение конной милиции Временного правительства в Петроградском районе на Песочной улице6. До Октябрьской революции по данному адресу размещалось 3 отделение конно-полицейской стражи7. 1 отделение числилось при Петроградской районной комендатуре революционной охраны во 2 подрайоне. Началом его образования можно считать май 1917 г., когда Временное правительство приступило к организации новой милиции. Из милиционеров, служивших в данном подразАнаньева Е. С., 2009 делении в августе 1918 г., 31 % приходится на долю тех, кто начал службу в рядах старой милиции Временного правительства. 69 % пришли в конную милицию с марта 1918 г.8 Это связано с тем, что в марте 1918 г. Комиссариат по внутренним делам Петроградской Трудовой Коммуны утвердил Положение об охране Петрограда9. С этого момента началось планомерное создание милиции города. Из 79 человек списочного состава (данные на 9 августа 1918 г.) 65 – демобилизованные солдаты, а 14 – рабочие и лица других специальностей. В отделение принимали по рекомендации от партийного комитета той части, где раньше служил боец или по рекомендации от местного Совета. Возрастной состав конной милиции Петроградского района отличался большим разнообразием: от 17 до 54 лет.

2 отделение конной милиции располагалось в Выборгском районе на Лесном проспекте. Перед Октябрьской революцией, как было указано выше, оно состояло из 63 человек и 50 лошадей. К 20 августу 1918 г. в нем осталось 47 человек. Из которых 15 % начали службу в милиции Временного правительства, а 85 % пришли в отделение после марта 1918 г. Кроме того, 32 милиционера являлись демобилизованными солдатами, а 15 – лица других специальностей. Возрастной состав колебался в пределах от 17 до 38 лет10.

С первых дней советской власти районные Советы активно привлекали гвардейцев конной милиции для выполнения различных поручений. Например, они обеспечивали охрану порядка в городе, выставляли караулы у зданий местной администрации, развозили пакеты по советским учреждениям и т. п.

После принятия Петросоветом постановления о ликвидации старой милиции, начались увольнения милиционеров конной милиции. Причем почти все увольнялись по собственному желанию. Причины увольнения были разные.

Самыми распространенными являлись: «по состоянию здоровья», «желание уехать на родину к семье», «поступление на другую работу».

Комиссар 2 отделения сделал запрос в Совет Выборгского района, в котором пытался выяснить дальнейшую судьбу своей части. 11 апреля 1918 г. он получил ответ. Исполком Выборгского Совета объяснил, что никаких распоряжений о роспуске или упразднении отряда не давал, а только предложил желающим поступить в Красную Армию. Остальные же милиционеры должны были по-прежнему охранять город. Кроме того, Исполком уточнил обязанности конных гвардейцев. Теперь на них возлагалась патрульная служба в ночное время с таким расчетом, чтобы каждый из них имел один выходной день в неделю11.

Согласно инструкции конные милиционеры задерживали всех подозрительных, следили за скоростью езды на улицах, наблюдали за несением службы постовыми милиционерами, оказывали содействие общей милиции и т. д.12 Интересно, что многие положения этой инструкции были заимствованы из аналогичного документа регламентирующего деятельность конно-полицейской стражи г. С.-Петербурга13.

Летом 1918 г. в стране началась военная мобилизация. Согласно телеграмме мобилизационного отдела Всероссийского Главного Штаба от 19 июля 1918 г. лица, состоящие на службе по охране Петрограда, подлежали призыву на общих основаниях14. Приказ № 13 по Управлению Центральной Комендатуры революционной охраны Петрограда от 13 августа 1918 г. предписывал районным Комендатурам направлять всех милиционеров, призывного возраста на сборные пункты15. Поэтому конная милиция, как и вся милиция города, начала ощущать с этого времени острую нехватку людей и лошадей (т. к. лошади тоже были мобилизованы). Например, во 2 отделении конной милиции осталось 40 гвардейцев и 34 лошади (в т. ч. больные и обозные). При таком положении они не могли должным образом нести службу. Вследствие этого, власти города предприняли усилие для увеличения количества милиционеров в подразделении.

С 23 ноября 1918 г. постановлением Совнаркома милиционерам была предоставлена отсрочка от призыва на 2 месяца с таким расчетом, чтобы ею пользовались не более 50 % призывников. Если после 2 месяцев не представится возможность призвать всех милиционеров, то действие отсрочек продлевалось еще на 4 месяца16. Этой мерой советская власть пыталась изменить положение с катастрофической нехваткой сотрудников милиции в стране.

Военная опасность со стороны белых армий и интервентов, а также мобилизация части милиционеров на фронт привели к росту преступности, активизации незаконной уличной торговли и спекуляции. В первые месяцы 1919 г.

участились нападения на кассиров предприятий, перевозящих крупные денежные суммы. Только за февраль и март 1919 г. было совершено 27 таких нападений17. Из-за «отсутствия горючей смеси для автомобилей» городская милиция лишилась возможности использовать свой автотранспорт18. Такое положение осложнило выполнение задач по охране общественного порядка и снизило мобильность милиции. Перед правоохранительными структурами встала проблема повышения маневренности и оперативности деятельности милиции. Самым быстрым средством передвижения после автомобиля в то время являлась лошадь. Поэтому власти Петрограда обращают особое внимание на конную милицию. В марте начался процесс ее реорганизация.

20 марта 1919 г. оба отделения «в целях наибольшей пользы дела…» были объединены в один отряд, который получил название «Конного отряда революционной охраны города Петрограда»19. К апрелю 1919 г. вновь сформированный отряд состоял из 77 человек20 и 75 голов конского состава21.

Таким образом, с марта 1919 г., в отличие от предыдущего периода, конная милиция города представляет собой самостоятельный отряд, подчиненный единому командованию. Такое положение способствовало оперативности и слаженности действий конной милиции во время экстренных вызовов. Позволило сосредоточить в одном месте весь состав конной милиции, а не распылять его по разным районам города.

–  –  –

См.: Прокопенко В. Н., Романов В. М. Советская милиция (1917–1920 гг.). М., 1965. С. 27.

См.: Скилягин А. Т., Лесов В., Пименов Ю. Дела и люди ленинградской милиции: очерки истории. Л.,

1967. С. 25.

–  –  –

БОРЬБА С ДЕЗЕРТИРСТВОМ В КРАСНОЙ АРМИИ

НА УРАЛЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Гражданская война, унесшая миллионы жизней, стала результатом бурных событий, среди которых: Первая мировая война, падение самодержавия, Февральская и Октябрьская революции. Война, где столкнулись интересы всех классов, повлекла за собой глобальные изменения в обществе и сопровождалась борьбой за власть, итогом которой стала победа большевиков.

В борьбе за власть противоборствующие стороны столкнулись с неожиданно возникшей и по сути, неразрешимой проблемой – массовым дезертирством. Это явление охватило огромную территорию и вовлекло практически все категории населения. Поскольку в России на тот период больше всего было крестьян, то именно они оказались втянуты в войну и как следствие – в дезертирство.

Дезертирство Гражданской войны – это сложное, стихийное, естественное и в то же время уникальное явление, которое разнородно по социальному составу и распространяется на все сферы жизни общества.

В сентябре 1918 г. предел наказания определялся от тройного вычета содержания до расстрела1. Но применение высшей меры наказания не могло решить проблему дезертирства. Применение расстрела на фронте, где и без того были огромные людские потери, только усугубило ситуацию, так как возникла угроза сокращения личного состава. В связи с этим подавляющая часть дезертиров стала использоваться в качестве основной силы для участия на наиболее опасных участках фронта. Для этой цели создавались так называемые маршевые роты, штрафные роты или «особые опороченные части»2. Постепенно в Красной Армии складывалась система наказаний за дезертирство и методов борьбы с ним.

© Долгова А. В., 2009 Точная дата и кому принадлежит идея создания комиссий по борьбе с дезертирством (комдезертир) не известны. Однако ряд источников свидетельствует о том, что они существовали как в Красной, так и в Белой армии еще до образования Центральной комиссии по борьбе с дезертирством (Центркомдезертир). Это были временные, неофициальные органы власти, возникшие стихийно в результате военного времени.

Официально постановлением Совета Обороны от 25 ноября 1918 г. была образована Центральная комиссия по борьбе с дезертирством (Центркомдезертир), которая носила временный характер. Председателем комиссии был И. Л. Дзевялтовский. В обязанности комиссии входило создание на местах органов по борьбе с дезертирством и контроль над их деятельностью.

Образование Центркомдезертир послужило сигналом к созданию на местах комиссий по борьбе с дезертирством – губернских (губкомдезертир), уездных (уездкомдезертир) и волостных (волкомдезертир). С этого момента они приобрели официальный характер.

На местах комиссии не имели четкого плана действий по борьбе с дезертирством. Постановления, издаваемые Центркомдезертир, не всегда доходили до пункта назначения, а если это и происходило, то многие члены комдезертир не могли реализовать их на практике, так как были безграмотными. Кроме того, возникал параллелизм в работе комиссий и других большевистских организаций, таких, как например исполкомов или военкомов, потому что борьба с дезертирами входила и в их обязанности.

Одним из методов борьбы с дезертирами была высылка патрулей. При каждом военном комиссариате совместно с комиссариатом милиции 2–3 раза в неделю созывались особые комиссии. Разрабатывался заранее план, по которому члены комиссии «совместно с данными им отрядиками производили осмотр и проверку документов у лиц мужского пола в том или ином доме, промышленном предприятии, советском учреждении, магазине или лавке»3. По прибытии на место, особая комиссия полностью оцепляла объект, закрывая все его выходы. Далее приглашали ответственное лицо, с которым члены комиссии в присутствии милиции проверяло документы у лиц, находящихся в данном объекте.

В период Гражданской войны в Осинском уезде Пермской губернии под видом противников Советской власти в среду дезертирских групп внедрялись сотрудники организаций по борьбе с дезертирством. Так, двое сотрудников под видом колчаковских офицеров, были заключены в тюрьму, где находились дезертиры. Членам организации удалось войти в доверие к ним и узнать сведения о местонахождении других дезертиров. Подтвердилась также информация и об отрицательном отношении крестьян к Советской власти в Осинском уезде. Говорилось, что «Советская власть их грабит, отбирая последнее, на фронте солдаты сдаются большими партиями…. Советская власть отбирает хлеб, масло, яйца …привезут в Осу и там делят все между собой»4.

В целях борьбы с дезертирами власти стремились привлечь местное население. В сентябре 1919 г. Центркомдезертир приняла решение об установке на местах запечатанных ящиков «для опускания жалоб на неправильную и несвоевременную выдачу пайка и неоказания помощи семьям красноармейцев, а также заявления об известных дезертирах»5.

Ящики периодически распечатывались комдезертир, которая принимала соответствующие меры. Данный способ был распространен в Пермской губернии. В Оханском уезде Бабкинский волисполком приказал оборудовать ящики, «на вид почтовых и повесить при крупном стечении народа у исполкома и других видных мест запечатанными, коих назначение: отпускать в них жалобы местному населению об удовлетворении семей красноармейцев пособием и жалобы на проживающих дома дезертиров…, выемку должна делать волкомдезертир еженедельно и всю корреспонденцию отправлять в уездкомдезертир»6. В ящик помещали мешок и каждую субботу извлекали его содержимое. Далее составляли акт, в котором указывался месяц, число выемки, количество жалоб. Припечатав сургучной печатью, мешок с жалобами отправляли в вышестоящую комдезертир. Непосредственное участие в этом деле принимали: представитель компартии, военкомата и три члена семей красноармейцев. У одного из последних хранились ключи от ящика7. Следует сказать, что не везде восприняли данный метод. Народ плохо представлял, с какой целью устанавливали ящики, на вид почтовые. В том же уезде, в Рождественской волости вместо жалоб в ящиках были обнаружены письма родственникам8.

Еще одним методом была высылка пикетов. Их деятельность была схожа с работой патрулей. Пикеты состояли из красноармейцев и работников милиции, под руководством военного комиссариата. Их численность составляла от 5 до 8 человек, в зависимости от места высылки. Они также обязаны были проверять документы у мужского населения. В случае отсутствия на руках таковых, задержанных отправляли в уездную милицию для установления личности. Если это не удавалось, отправляли в комдезертир. На каждое задержанное лицо заполнялась анкета в двух экземплярах, один из которых хранился в местной, а другой отправляли в вышестоящую комдезертир. Дальнейшую судьбу подозреваемых определяли, можно сказать, путем голосования. Окончательно определить, как поступить с задержанными, комдезертир должна была в короткий срок: «Все дела …разбираются в течение …48 часов, после чего участь каждого …должна быть решена»9.

Но самым радикальным методом борьбы с дезертирством было взятие заложников. Летом 1919 г. территория Московской губернии была охвачена восстаниями дезертиров. Московская губкомдезертир совместно с губвоенкомом и ГубЧК разработала план борьбы с восставшими. С этой целью в район восстания был послан отряд в 500 человек ГубЧк и отряд ВОХР. В результате репрессий – наложения контрибуций на волости и взятия в заложники членов семей дезертиров – восстания удалось подавить. После чего была «констатирована значительная добровольная явка дезертиров»10.

Методов борьбы с дезертирством было множество. Власти на местах получили возможность любыми способами решать эту проблему. Практиковалось все: конфискация имущества, лишение свободы, взятие заложников, расстрел.

Одним из лучших методов борьбы с дезертирством в Красной Армии стала помощь семьям военнослужащих. При этом использовались любые средства. Так, например, в Красноуфимском уезде Екатеринбургской губернии штаб «тройки» в ноябре 1920 г. приказал землянки дезертиров использовать для нужд семей красноармейцев: «Всем волисполкомам и сельсоветам …немедленно приступить к уничтожению избушек и землянок, в которых укрывались и укрываются дезертиры. Если в селении при волости имеются бедные граждане, в особенности, семьи красноармейцев, нуждающихся в этих постройках, то таковые передавать в их распоряжение с условием немедленной перевозки таковых в деревню. Если же таковых граждан не окажется, то сжигать их на месте»11.

Практика показала, что в годы войны успешной борьбе с дезертирством способствовало сочетание различных методов – от применения репрессий до установления целого ряда льгот для военнослужащих (денежное жалованье, обеспечение жилплощадью, одеждой и питанием).

Большевикам удалось создать гибкую систему, при которой можно было в зависимости от ситуации устанавливать или отменять льготы военнослужащим. Постановлением Центркомдезертир от 24 июня 1919 г. семьи дезертиров лишались пайка, моментом восстановления права на паек считалось прибытие дезертира на фронт12.

Дезертирство было одной из первоочередных задач, которую пытались решить большевики и их противники. Для этого потребовалось создание системы управления и контроля, принятия соответствующих мер, что в условиях войны казалось не выполнимым. Произошло немало преобразований в центральном и местных уровнях власти, прежде чем большевикам удалось окончательно решить проблему дезертирства.

Квакин А. В. За спиной Колчака: документы и материалы. М., 2005. С. 88.

–  –  –

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ В ПРОГРАММЕ

ФАШИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ИТАЛИИ (1919–1922 ГГ.) Началом фашизма как организованного движения принято считать 23 марта 1919 г., когда в Милане на площади Сан-Сеполькро состоялся первый слет фашистов. Тогда была создана новая организация “Fascio di combattimento” («Союз борьбы»), ставшая предтечей фашистской партии. Тогда же была провозглашена первая программа фашистского движения, получившая название «Программа Сан-Сеполькро». Социально-экономические требования были обозначены в ней в самых общих чертах. Сама программа во многом противопоставлялась социалистической, хотя в ней и содержались элементы, сходные с требованиями социалистов: 8-часовый рабочий день, пенсии по старости и инвалидности, рабочий контроль предприятий. «Мы должны идти навстречу труду… Поэтому необходимо принять постулаты рабочих классов», – говорилось в первой фашистской программе. Девизом провозглашалась «экономическая демократия», которая понималась как отказ от государственного регулирования экономики1.

Несколько месяцев спустя, 6 июня 1919 г., в фашистской газете “Il popolo d’Italia” был опубликован «Манифест итальянских фашистских боевых отрядов», который провозглашался «программой итальянского оздоровительного движения»2. В нем были перечислены конкретные социально-экономические требования: законодательное закрепление 8-часового рабочего дня; установления минимума заработной платы; предоставление рабочим организациям технического управления предприятиями и социальными службами; упорядочение всей транспортной промышленности; быстрая и необходимая модернизация проекта закона о страховании пенсионном и на случай инвалидности; снижение пенсионного возраста с 65 до 55 лет. В экономическом плане также провозглашалось введение прогрессивного подоходного налога; конфискация церковного имущества; пересмотр всех договоров по военным поставкам и конфискация 85% военных прибылей; национализация всех предприятий военной промышленности.

Первые фашистские программы в силу ряда своих радикальных социально-экономических требований были рассчитаны на привлечение широких слоев трудящихся, в первую очередь промышленного пролетариата. Это служило главной на тот момент цели фашизма: созданию широкой социальной базы нового политического движения. Первые фашистские организации состояли главным образом из офицеров и солдат (в первую очередь бывших фронтовиков), студентов, интеллигенции, небольшой части средней и мелкой буржуазии. Несмотря на все условия, фашисты не могли еще стать массовой организацией. На выборах в ноябре 1919 г. они потерпели сокрушительное поражение, не полуКравченко А. А., 2009 чив ни одного места в Парламенте3. Таким образом, осенью 1919 г. фашисты были еще очень далеки от того, чтобы играть видную роль на арене политической борьбы в Италии. Это может быть объяснено, с одной стороны, размахом социалистического движения, а с другой стороны – узостью социальной базы фашизма. Изначально фашисты выступали как сугубо городское движение. Характерно, что в «Программе Сан-Сеполькро» и «Манифесте» полностью отсутствуют требования по крестьянскому вопросу.

Между тем фашисты продолжали оставаться организацией, нацеленной прежде всего на завоевание масс. Для этого на майском съезде фашистов в 1920 г. была принята новая программа, имевшая своей целью привлечение самых разных социальных групп. В частности, в ней указывалось: «“Союзы борьбы”… объявляют себя сторонниками той формы экономики… которая гарантирует максимальное развитие производства и наибольшее благосостояние». Фашисты выражали свои симпатии буржуазии: «“Союзы борьбы” признают большое значение той трудящейся буржуазии, которая во всех областях человеческой деятельности… составляет ценный и необходимый элемент прогресса и национального благополучия». В то же время фашизм выступал «за рабочий класс», но такой рабочий класс, который был бы свободен от влияния социалистической партии. Подтверждались также ранее выдвинутые требования об участии представителей трудящихся в техническом руководстве промышленностью и о передаче рабочим организациям технического руководства предприятиями общественного значения. Все еще отсутствовали пункты, отражавшие специфические требования крестьянства. Зато повторялись общерадикальные лозунги о прогрессивном налоге на капитал, о развитии военных контрактов и т. д.4 Влияние фашистов стало возрастать после политического кризиса в конце 1920 г., когда престиж социалистов резко упал и рабочее движение пошло на спад. Началось широкое наступление фашизма в Италии. Всего за несколько месяцев фашисты превратились в главное действующее лицо классовой и политической борьбы в стране. Широкие массы средних слоев населения устремились в сторону фашизма. В это же время фашизм стал приспосабливать свою идеологию к настроениям крестьянства. 14 января 1921 г. Муссолини торжественно обещал в “Il popolo d’Italia” отдать землю крестьянам5. Главную ставку фашисты делали на лозунг «Земля тому, кто ее обрабатывает!» Они требовали также содействия мелким землевладельцам, наделения землей участников войны, усиления помощи инвалидам и семьям крестьян, погибших на фронте. «Аграрный фашизм» стал доминирующим направлением в фашистском движении.

Фашисты в это время выступили также за фритредерство против протекционизма. Это позволило им предстать в роли защитников самых широких слоев собственников как в городе, так и в деревне. Не случайно, что с 1921 г. как те, так и другие широко финансировали фашизм6.

Ряды фашизма все больше пополнялись не только за счет буржуазии, но и за счет рабочих, главных образом занятых в сельском хозяйстве. На них в основном и опирались фашисты при создании своих профсоюзов, первый из которых был образован 28 февраля 1921 г. По большей части это были так называемые «экономические профсоюзы» – формально политически независимые, но возглавляемые почти везде фашистами. С самого начала это движение имело тенденцию к переходу от классовых принципов профсоюзов к принципам объединения в рамках единой организации хозяев и рабочих, а в конечном счете труда и капитала.

В ноябре 1921 г. фашистское движение было преобразовано в политическую партию. Вновь образованная фашистская партия выступила со своей программой, в которой подтверждался взятый прежде курс на «усиление государства политического и демобилизацию государства экономического»7. В разделе, посвященном финансовой и экономической политике, фашисты выступали за ограничение государственного вмешательства, передачу в частную собственность тех отраслей промышленности, где государственное управление показало свою несостоятельность. Повторялись требования, рассчитанные на привлечение широких слоев трудящихся: о законодательном закреплении 8часового рабочего дня, о проведении широкого социального законодательства, об участии трудящихся в управлении промышленностью и т. д. «Фашизм, – указывалось в программе, – является политическим, военным и экономическим организмом». И сразу после съезда фашисты значительно активизировали свою деятельность во всех трех направлениях. Причем особенно большого успеха вновь образованная фашистская партия добилась в области экономической борьбы, то есть в организации своего профсоюзного движения. С начала 1922 г.

Муссолини писал о профсоюзах производителей, которые смогут, возможно, стать ячейками нового типа экономики8.

В целом в это время фашизм становится серьезной силой, объединяя вокруг себя широкие слои населения, в том числе довольно большие массы трудящихся. Значительную часть его социальной базы составляли крестьяне и рабочие, а также средняя и мелкая буржуазия.

В начале 1922 г. экономический кризис, разразившийся в Италии годом раньше, достиг своей наивысшей точки. За экономическим кризисом последовал правительственный. Фашизм в это время перешел к прямой атаке на демократию. С новой силой развернулся фашистский террор. Все явственнее становились притязания фашистов на власть.

В своей программной речи в Удине 20 сентября 1922 г. Муссолини в особо категоричной форме повторил тезис о необходимости покончить с вмешательством государства в экономическую жизнь страны9. В этом случае программа фашистов могла рассчитывать на поддержку значительной части буржуазии. Тщательно продуманная и филигранно выполненная речь Муссолини в Удине сыграла огромную роль в объединении вокруг фашизма одних социальных сил, нейтрализации других и расколе третьих. Что касается самих фашистов, то она стала программным документом их уже непосредственной борьбы за власть.

Социально-экономическая программа фашистского движения с момента появления фашистской организации до прихода фашистов к власти претерпела ряд изменений. В целом она была существенно расширена. Избегая конкретных формулировок, социально-экономические требования в фашистских программах привлекали самые различные социальные группы. Это служило главной на тот момент цели фашистов – созданию широкой социальной платформы и обеспечению поддержки в приходе к власти. В дальнейшем, после образования фашистского государства, многие социально-экономические требования первых фашистских программ были радикально пересмотрены.

–  –  –

Лопухов Б. Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. 1919–1929 гг. М., 1968. С. 115.

Chiurco G. Storia della rivoluzione fascista. Firenze, 1929. V. III. P. 640–647.

–  –  –

ЗЕМЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА БОЛЬШЕВИКОВ В ГОДЫ НЭПА:

ШАГ ВПЕРЕД ИЛИ ДВА НАЗАД?

Введение натурального налога и легализация торговли в 1921 г. позволили сгладить антикоммунистические настроения крестьян и обеспечили поступление продовольствия в города взамен исчерпавшей лимиты крестьянского терпения разверстки. Эти меры должны были стать стимулом к развитию сельского хозяйства. Однако стимул не играет роли при отсутствии необходимых средств производства. В сельском хозяйстве главным средством производства является земля.

Волна черных переделов в годы гражданской войны привела к запутанности земельных отношений1. Начатое с 1918 г. нормированное социалистическое землеустройство вело к «осереднячиванию» крестьянского хозяйства, когда менее обеспеченные землей дворы наделялись ею не столько за счет бывших помещиков, земли которых перешли в фонд Государственного запаса, но прежде всего за счет сокращения землепользования зажиточных односельчан.

Следует отметить еще одну значимую тенденцию. Согласно данным ЦСУ, в 1922 г. в РСФСР численность хозяйств, имевших до 2,7 десятины пахотносенокосной земли (до 0,5 десятины на едока), сократилась лишь на 0,7% по сравнению с показателями 1905 г. Практически неизменной по величине осталась и группа хозяйств, получивших в пользование до 5,4 десятины земли2. Как видно, социалистическое землеустройство, также как и столыпинская аграрная реформа, не решило многих социальных проблем села, оставив низшие слои сельского населения в стороне от земельных переделов.

Существенные перемены были отмечены в положении середняков и зажиточных крестьян.

Наиболее многоземельная группа, в которой на одно хоСеменко Е. В., 2009 зяйство приходилось более 13 десятин, уменьшилась на 2/3. За ее счет выросла середняцкая группа, имевшая от 5,4 до 13,1 десятины на одно хозяйство. «Осереднячивание» села сложно представить в качестве положительной тенденции, так как происходило оно не за счет увеличения землепользования малообеспеченных крестьян, а за счет сокращения земельных участков зажиточных слоев деревни. Это способствовало сглаживанию социальной розни с такими ее проявлениями, как зависть, озлобленность неимущих. Но увеличение численности середняцких хозяйств неминуемо сказывалось на развитии сельскохозяйственного производства. Крестьянин-середняк имел меньшие возможности для приобретения инвентаря, минеральных удобрений и тем более техники. Середняцкое хозяйство было менее устойчиво в случае неурожаев, стихийных бедствий.

Более низкой была и степень его товарности, от увеличения которой во многом зависела продовольственная ситуация в городах.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:

«Новый филологический вестник. 2015. №1(32). Материалы конференции «Мандельштам и его время» Proceedings of the Conference “Mandelstam and His Time” ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ПУБЛИКАЦИИ В начале 2014 г. при Институте филологии и истории РГГУ было создано новое структурное подразделение: учебно-научная лаборатория мандельштамоведения. Ее основной задачей стало объединение усилий ученых и преподавателей вузов, занимающихся изучением биографии и творчества Осипа Эмильевича Мандельштама, а также...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Шестой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июля 2013 г. Под научной редакцией кандидата политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК ББК 66.3(2)5,я431 О-285 Издается в соответствии с планом научной...»

«7.2. ИСТОРИя СТАНОВЛЕНИя ПРИРОДООХРАННЫХ ОРгАНОВ ТАТАРСТАНА: 25 ЛЕТ НА СЛУЖБЕ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ ТАТАРСТАНА Глобальное создание общенациональных государственных структур (агентств, министерств, советов и т.п.) в развитых странах характерно для 70-80-х гг. ХХ в. Толчком для этого послужили первые международные усилия в области охраны окружающей среды. В результирующих документах Первой международной конференции по окружающей среде и развитию, созванной Организацией Объединенных Наций в Стокгольме...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ ПО КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ (КОСТРОМАСТАТ) ФГБОУ ВПО КОСТРОМСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (КГТУ) КОСТРОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА РОССИИ (ВЭО) РОЛЬ СТАТИСТИКИ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ. ДОСТИЖЕНИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ (К 180-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ В КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции 21...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНСТИТУТА ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ПЕДАГОГИКИ РАО ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАУКА: ГЕНЕЗИС И ПРОГНОЗЫ РАЗВИТИЯ Сборник научных трудов Международной научно-теоретической конференции 28–29 мая 2014 г. в 2-х томах Том II Москва ФГНУ ИТИП РАО УДК 37.0 ББК 74е(о) ПРекомендовано к изданию Ученым советом Федерального государственного научного учреждения «Институт теории и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского Таврическая академия (структурное подразделение) Кафедра документоведения и архивоведения ДОКУМЕНТ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы I межрегиональной научно-практической конференции учащихся общеобразовательных организаций и студентов среднего профессионального и высшего образования 11 ноября 2015 года СИМФЕРОПОЛЬ 20 УДК –...»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ: ВЗГЛЯД МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ Сборник материалов четвертой Всероссийской молодежной научной конференции НОВОСИБИРСК Всемирная и отечественная история с X до середины XIX века *** С.А. Егоров Представления об истории в картине мира болгарских богомилов (Х в.) Целью статьи является реконструкция представлений об истории средневековой христианской ереси богомилов. В статье анализируются общие...»

«ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ИУДАИКИ ST. PETERSBURG INSTITUTE OF JEWISH STUDIES ТРУДЫ ПО ИУДАИКЕ ИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯ Выпуск TRANSACTIONS ON JEWISH STUDIES HISTORY AND ETHNOGRAPHY Issue JEWS OF EUROPE AND MIDDLE EAST: HISTORY, SOCIOLOGY, CULTURE International Academic Conference Proceedings April 27, St. Petersburg ЕВРЕИ ЕВРОПЫ И БЛИЖНЕГО ВОСТОКА: ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ, КУЛЬТУРА Материалы Международной научной конференции 27 апреля 2014 г. Санкт-Петербург ББК 6/8(0=611.215)я УДК...»

«Текущее сосТояние и возможносТи инвесТиционного соТрудничесТва ведущих сТран снг с Южной азией Ю.д. квашнин ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ВОЗМОЖНОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА Юрий Квашнин ВЕДУЩИХ СТРАН СНГ С ЮЖНОЙ АЗИЕЙ Юрий Дмитриевич Квашнин — кандидат исторических наук, заведующий сектором исследований Европейского союза Центра европейских исследований ИМЭМО РАН. В 2005 году с отличием окончил МГУ им. М. В. Ломоносова, в 2009м защитил кандидатскую диссертацию. Автор индивидуальной монографии и...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО»НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК11 Под редакцией Л. Н. Черновой Саратовский государственный университет УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / Под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«ИММАНУИЛ ВАЛЛЕРСТАЙН МИРОСИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ВВЕДЕНИЕ ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО НАТАЛЬИ ТЮКИНОЙ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «ТЕРРИТОРИЯ БУДУЩЕГО' ББК 66.01 В СОСТАВИТЕЛИ СЕРИИ: В.В.Анашвили, А. Л. Погорельский НАУЧНЫЙ СОВЕТ: В. Л. Глазычев, Г. М. Дерлугьян, Л. Г. Ионии, А. Ф. Филиппов, Р. 3. Хестанов В 15 Валлерстайн Иммануил. Миросистемный анализ: Введение/пер. Н.Тюкиной. М.: Издательский дом «Территория будущего», гооб. (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского») —248 с. ISBN...»

«ДОКЛАД VII (1) Международная Конференция Труда СОРОК СЕДЬМАЯ СЕССИЯ Седьмой пункт повестки дня Пособия при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях \Ю ЖЕНЕВА i30 Международное Бюро Труда ^ор S СОДЕРЖАНИЕ Стр.ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА I: Вступительная ИСТОРИЯ ВОПРОСА Рекомендации Комитета экспертов по социальному обеспечению.... Задачи настоящего доклада Характер и применение нового акта или актов Рамки и основа 7 Основной вопрос Общий обзор национальных систем 9 Системы...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«Посвящается 300-летию основания Библиотеки Российской академии наук и 110-летию Рукописного отдела БИБЛИОТЕКА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК МАТЕРИАЛЫ И СООБЩЕНИЯ ПО ФОНДАМ ОТДЕЛА РУКОПИСЕЙ БАН САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК Ч611.5я М 33 Ответственный редактор И. М. Беляева Научный редактор Н. Ю. Бубнов М 33 Материалы и сообщения по фондам Отдела рукописей БАН. – СПб.: БАН, 2013. – 345 с., ил. ISBN 978-5-336-00150Сборник является 6-м выпуском серии «Материалы и сообщения по фондам отдела рукописей БАН». В него...»

«Правительство Новосибирской области Министерство юстиции Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Новосибирское региональное отделение Российского общества историков-архивистов Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Новосибирский государственный педагогический университет Государственный архив Новосибирской области «Освоение и развитие Западной Сибири в XVI – XХ вв.» Материалы межрегиональной научно-практической конференции,...»

«Сибирский филиал Российского института культурологии Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Омский филиал Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук КУЛЬТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СОХРАНЕНИИ И ПРИУМНОЖЕНИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ РОССИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 12–13 ноября 2013 года) Омск УДК...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 Е. В. Столярова Становление...»

«Библиография научных печатных работ А.Е. Коньшина 1990 год Коньшин А.Е. Некоторые проблемы комизации школы 1. государственных учреждений в 1920-30-е годы // Проблемы функционирования коми-пермяцкого языка в современных условиях.Материалы научно-практической конференции в г. Кудымкаре. Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд., 1990. С. 22-37.2. Коньшин А.Е. Мероприятия окружной партийной организации по становлению системы народного образования в Пермяцком крае в первые годы Советской власти // Коми...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «КУЗБАССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ» ФАКУЛЬТЕТ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ КОММУНИКАТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник материалов I Международной научно-практической конференции молодых учёных (15 апреля 2010 г., Новокузнецк) Новокузнецк Печатается по решению ББК 74.58+74.03(2) редакционно-издательского совета К ГОУ ВПО «Кузбасская государственная...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.