WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«РОССИЯ И МИР XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА В КОНЦЕ II Материалы Второй Всероссийской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, Пермский государственный университет, 5 – ...»

-- [ Страница 4 ] --

Во многих пострадавших от неурожая уездах были организованы уездные благотворительные комитеты из представителей администрации общества Красного Креста, земства и общественных деятелей. Эти комитеты объединяли всякую благотворительную деятельность, развивали частную инициативу, собирали добровольные пожертвования и на собранные средства устраивали столовые, организовывали врачебно-питательные пункты, школьные завтраки и выдавали отдельные продовольственные пайки через волостные попечительства или особо уполномоченных на то лиц9.

В 1911 г. Пермским отделением Красного Креста было послано ходатайство об отпуске на дело продовольствия 567 тыс. руб.10 В Пермской губернии также устраивали концерты в пользу голодающего населения11.

Вследствие плохого питания получили распространение эпидемии брюшного тифа, цинги и холеры, которые заставили начать врачебную кампанию. Она выражалась организацией бараков для лечения уже заболевших, устройством столовых и санитарных попечительств в местах, сильно пораженных неурожаем, с профилактической целью12.

Правительство совместно с земскими и крестьянскими продовольственными учреждениями оказывали весьма существенную и своевременную продовольственную и финансовую поддержку пострадавшему населению от неурожая. Благотворительная помощь нередко дополняла их действия. Благодаря предпринятым мерам удалось избежать голода и демографических потерь, которые наблюдались в предшествующие неурожайные годы – 1890–1891, 1901.

Таким образом, создаваемая система продовольственной безопасности показала свою эффективность.

См.: Доброхотов Ф. П. Урал северный, средний, южный: справочная книга. Пг., 1917; Урал и Приуралье // Россия: полное географическое описание нашего отечества / Под общ. рук. П. П. Семенова-ТяньШанского. СПб., 1914. Т. 5; Ленин В. И. Борьба с голодающими. Каторжные правила и каторжный приговор.

Голод // ПСС. М., 1960. Т. 5. С. 277–284, 289–294, 297–325; Три запроса. Голод и Черная Дума // ПСС. М., 1961.

Т. 21. С. 104–113, 117–120; Комар И. В. Урал: экономико-географическая характеристика. М., 1959; Черныш М. И. Сельское хозяйство и расслоение крестьянства // История Урала / Под ред. Ф. С. Горового. Пермь,

1963. Т. 1. С. 290–296; Корнилов Г. Е. Создание системы продовольственного обеспечения населения страны в первой половине XX века // History of the Russian Peasantry in the 20th Century (volume 1). Tokyo, 2002. С. 33–54;

Мацузато К. Сельская хлебозапасная система в России 1864–1917 гг. // Отечественная история. 1995. № 12.

С. 47–76.

См.: Виды на урожай в Пермской губернии // Уральское хозяйство. 1911. № 5. С. 34.

См.: Пермская губерния в сельскохозяйственном отношении. Обзор 1911 года. Пермь, 1912. С. 6–10.

См.: Обзор Пермской губернии за 1911 г. Пермь, 1912. С. 17–19.

–  –  –

См.: Временные правила по обеспечению продовольственных потребностей сельских обывателей от 12 июня 1900 года // Свод законов Российской империи: в 5 кн. Кн. 5. Т. 13. С. 48.

См.: Мероприятия правительства, вызванные неурожаем хлебов в Сибири и Приуралье // Уральское хозяйство. 1914. № 8. С. 27–28.

См.: Государственный архив Пермского края (ГАПК). Ф. 65. Оп. 1. Д. 59. Л. 15–17.

–  –  –

См.: Продовольственная безопасность Урала в XX в.: документы и материалы / Под ред.

Г. Е. Корнилова, В. В. Маслакова. Екатеринбург, 2000. Т. 2. С. 205–207.

–  –  –

ВЛАСТЬ И САМАРСКОЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

(1913–1916 ГГ.) Самарское археологическое общество (далее САО) было зарегистрировано 7 мая 1916 г. на основе музейного кружка, собиравшегося при Самарском городском музее1. Этому событию предшествовала трехлетняя борьба за создание Общества.

В 1913 г. Ф. Т. Яковлев «как археолог-любитель, занимающийся собиранием различного рода коллекций древностей» согласился с мнением члена Саратовской архивной комиссии Б. В. Зайковского, обратившего внимание на слабое охранение памятников старины в Самарском крае и на отсутствие археологической организации2. Ф. Т. Яковлев предложил создать в Самаре археоСинельникова Е. Ф., 2009 логическое общество, ибо проект устава Общества им уже составлен и «остается собрать любителей и … приступить к намеченным трудам»3.

Самарская общественность в лице депутата городской думы Н. А. Гладыша и присяжного поверенного Самарского окружного суда А. Г. Елшина и др. поддержала предложение Ф. Т. Яковлева.

Согласно закону об обществах и союзах4 вышеназванными лицами было подано ходатайство об открытии Общества в губернское по делам об обществах и союзах присутствие. Заседание, посвященное регистрации Общества, состоялось 25 ноября 1913 г.

Ознакомившись с проектом устава археологического общества, члены Присутствия постановили, что «открытие в Самарской губернии частного археологического общества с правами, предоставленными приведением законом губернской архивной комиссии и губернским историческим архивам, недопустимо, а потому … в регистрации Самарского археологического общества, как не подходящего под действие Закона 4 марта 1906 г. об обществах и союзах, отказать»5.

После отклонения просьбы о создании археологического общества на страницах «Волжского слова» представители разных слоев общества высказывались в защиту САО, доказывая необходимость создания подобного рода организации в Самаре.

Найдя постановление губернского по делам об обществах и союзах присутствия «незаконным», 13 декабря учредителями Общества была подана жалоба в первый департамент Правительствующего Сената6.

Ф. Т. Яковлев утверждал, что открытие Общества не противоречит ни одному из существующих законов, последовательно доказывая несостоятельность аргументов Присутствия.

Действительно, вся документация переданная в Губернское по делам об обществах и союзах присутствие учредителями САО соответствовала требованиям вышеназванного закона от 4 марта 1906 г. Также непонятно, что помешало губернским властям зарегистрировать данное Общество. Проблем с финансированием возникнуть не могло, так как САО – частная общественно-научная организация, и в уставе САО заявлено, что «Материальные средства Общества составляются из членских взносов, пособий различных обществ и учреждений и доходов с капиталов Общества, а также из сборов с устраиваемых Обществом лекций и выставок»7.

Можно предположить, что причиной отказа послужило уже принятое властями губернии решение о создании в Самаре губернской ученой архивной комиссии. Современники отмечали, что подобные организации не очень успешно справляются со своими обязанностями и по сути своей организации статичны. Справедливо отметить, что в таких городах, например, как Тамбов, Калуга, Оренбург и некоторых других архивные ученые комиссии успешно выполняли те функции, которые на себя хотело взять САО. Соответственно, администрация предполагала, что археологическое, этнографическое и историческое изучения Самарского края будет выполнять ученая архивная комиссия.

Созданная 24 апреля 1914 г. Самарская губернская ученая архивная комиссия привлекла в свои ряды и несостоявшихся учредителей САО8.

Принятие решения Сенатом по этому делу несколько затянулось в связи с начавшейся мировой войной. Почувствовав необходимость к более целенаправленной работе, все те же энтузиасты в 1915 г. на базе Самарского городского музей имени Александра II создали так называемый «Музейный кружок», который дал возможность каждому члену иметь свободный доступ к Городскому музею. Возглавит этот кружок С. Е. Пермяков9. В кружке до учреждения САО помимо С. Е. Пермякова состояли А. А. Смирнов, А. Г. Елшин, А. С. Хованский, П. А. Преображенский, Ф. Т. Яковлев и др.

«После некоторых препятствий, на преодоление которых потребовалось почти три года, Самарское археологическое общество получило, наконец, право существования», – отмечал А. Г. Елшин в своем докладе на первом общем собрании Общества10.

7 мая 1916 г. устав Общества был утвержден губернатором. А 25 мая в помещении городского музея состоялось первое общее собрание САО под председательством члена окружного суда В. Э. Бернер11. На этом собрании председателем был избран А. Г. Елшин, товарищем председателя – П. А. Преображенский, членами правления – С. А. Хованский, В. Э. Бернер, К. П. Головин, Ф. Т. Яковлев.

Необходимо отметить, что все члены Самарского археологического общества были люди, известные в Самаре, и работа в Обществе не мешала их основному занятию, так как все они состояли на какой-то службе, а некоторые члены Общества даже занимали важные посты, например в окружном суде и др.

Несмотря на это, максимальная общая численность членов САО в первый год существования Общества составила 54 человека12. На первом же Общем собрании САО (25 мая 1916 г.) присутствовало 13 действительных членов, на втором (10 сентября 1916 г.) было 18 действительных членов и 10 членовсотрудников. Состав Общества увеличивался постепенно.

Целью САО устав называл – «археологическое, историческое и этнографическое исследование края, собирание и охрана памятников древности и ознакомление с ними населения»13.

Центром организации научных работ Общества являлся Самарский городской музей, который был единственным научным объединением, которое занималось не только изучением местного края, но и применением этих знаний на практике. Музей в Самаре тщательно изучал опыт развития и принципы работы других научных обществ и музеев14.

Известие о регистрации САО встретило живой отклик обществ, занимающихся изучением родного края по всей стране, что выразилось в объемах корреспонденции, полученной от них Обществом15.

Члены Общества сразу начали активно собирать информацию об археологических памятниках на территории Самарской губернии, а также и о предметах старины. Велась активная переписка по вопросу передачи отдельных предметов в Самарский городской музей16.

САО сразу же установило связь с Императорской Археологической комиссией и на лето 1917 г. попросило открытый лист на проведение археологических работ не территории Самарской губернии17.

Итак, САО было создано, несмотря на сопротивление губернской власти, которая предпочитала «частным» общественным организациям учрежденные властью статичные и малоэффективные институты.

После разрешения на регистрацию члены-учредители САО, видимо, уверовав в то, что «отношения с городским управлением установились нормальные, т. к. трудно допустить, чтобы город отклонил сотрудничество Археологического общества»18.

Однако, с таким трудом добившись регистрации, САО и в дальнейшем встречало противодействие губернских и городских властей. Имел место, например, такой эпизод: «Первое же общее собрание постановило войти в Городскую думу с обширным представлением как относительно открытия в Музее нового отдела войны, так и относительно необходимых улучшений в общей постановке Музея. Эти представления с официальным предоставлением услуг Археологического Общества по расширению и устроению Музея были сделаны в июле прошлого года19. Несмотря на то, что представления были адресованы в Городскую думу, – городской голова счел возможным задержать их у себя. После выхода его в отставку удалось лишь узнать, что эти заявления, так и остались у бывшего городского головы. По крайней мере, в Управе их не нашли, и Правлению пришлось вторично послать свои представления в думу. В данном случае, к сожалению, не могла иметь место и случайная потеря этих бумаг, т. к.

с бывшим городским головой велись неоднократные переговоры относительно скорейшего доклада их думе, и всегда было ясно, что бумаги находятся у городского головы и что он доложит их думе»20.

Однако, будучи открыто только в 1916 г., то есть во время Первой мировой войны, потребовавшей от населения материальные средства и живую силу, САО не могло развить свою деятельность в намеченном масштабе, а оставшись без средств и работников, сосредоточило все свое внимание на городском музее21.

Первоначально же предполагалось предпринимать раскопки могильников и курганов, разбирать сочинения, как рукописные, так и печатные, относящихся к прошлому Поволжья, а также знакомиться и изучать дела и бумаги, хранящиеся в архивах казенных и общественных учреждений и т. п.22 Таким образом, грандиозным планам учредителей Общества не суждено было осуществиться. Но не только трудности военного времени сделали невозможным систематическое и планомерное исследования края – так же и постоянное противодействие власти тормозило и без того трудную и сложную в тех условиях работу САО.

–  –  –

1906 г., марта 4 именной высочайший указ правительствующему сенату о временных правилах об обществах и союзах // Российское законодательство X–XX вв. / Под ред. О. И. Чистякова. Т. 9. М., 1994. С. 200– 217.

–  –  –

УБИЙСТВО ТВЕРСКИХ ГУБЕРНАТОРОВ: МИКРОИССЛЕДОВАНИЕ

ДВУХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 1906 И 1917 ГГ.

Терроризм, ставший одним из бедствий человечества в последней трети XX в., заставляет обратиться к его истории, рассмотреть причины, последствия и специфику этого явления в предыдущие годы.

В Тверской губернии в начале XX в. были убиты два губернатора: в 1906 г. – Павел Александрович Слепцов и в 1917 г. – Николай Георгиевич Бюнтинг. Обе расправы над представителями высшей административной власти в губернии имели место в условиях социально-политического кризиса, когда общество испытывало крайнее недовольство по отношению к существующей власти. Необходимо выяснить, имела ли место в данном случае неприязнь к конкретным людям или эти убийства носили символический характер. Для достижения поставленной цели был привлечен ряд источников: источники личного Г. И. Гильшера1 происхождения (воспоминания – близкого друга П. А. Слепцова; а также очевидцев преступления, в том числе воспоминания митрополита Вениамина (Федченкова), ставшего свидетелем расправы над тверским губернатором Бюнтингом2); следственное дело в отношении убийства губернатора Слепцова3; материалы периодической печати (сообщения газет «Новое время»4 и «Тверские губернские ведомости»5).

В 1905 г. на должность тверского губернатора был назначен П. А. Слепцов, годы правления которого отмечены особым трагизмом.

Через три с половиной месяца после вступления П. А. Слепцова в должность произошло событие, на котором следует остановиться подробнее.

17 октября 1905 г. в здании Тверской губернской земской управы состоялось © Кокина О. М., 2009 собрание по экономическим и правовым вопросам. Вечером толпа черносотенцев устроила в здании управы погром. Несмотря на то, что Слепцов лично прибыл на место беспорядков, он не смог или не захотел их пресечь. Виновным в случившемся земцы объявили именно губернатора и потребовали привлечения Слепцова к уголовной ответственности.

Для радикальных сил погром земской управы стал удобным поводом для расправы с губернатором. 25 марта 1906 г. около трех часов дня «под губернаторский экипаж была брошена бомба»6.

Ответственность за случившееся на себя взяла местная организация социалистов-революционеров. Однако личность убийцы (который был схвачен на месте преступления и позже повешен) так и не была установлена следствием.

Новая революция сопровождалась новыми жертвами.

15 апреля 1906 г. именным высочайшим указом тверским губернатором был назначен Н. Г. Бюнтинг.

Революция 1917 г. в Твери началась с убийства губернатора. Николай Георгиевич Бюнтинг стал последним тверским губернатором и первой жертвой Февральской революции. 2 марта губернатор, предчувствуя неизбежную гибель, исповедался по телефону у викарного епископа Арсения (настолько спешил губернатор).

В это время толпа ворвалась в губернаторский дворец и устроила там разгром. Губернатора повели в комитет общественной безопасности. «Толпа, вероятно, требовала от комитета убийства губернатора, но он (комитет. – О. К.) не соглашался и предложил посадить его под арест на гауптвахту. Толпа повела губернатора по той же улице обратно»7. Разъяренная масса не позволяла его арестовать. Напрасными были уговоры отдельных членов общественного комитета (Червен-Водали, Н. Ф. Платонова). Толпа требовала смерти.

Затем кто-то выстрелил губернатору в голову из револьвера. Однако толпа не удовлетворилась и этим.

Труп губернатора вынесли на главную улицу, к памятнику прежде убитому губернатору Слепцову. Шинель сняли с него и бросили на круглую верхушку небольшого деревца около дороги, красной подкладкой вверх. А губернатора толпа стала топтать ногами. Проводя микроисследование двух политических преступлений, можно проследить, в каких условиях было совершено убийство, что этому предшествовало, каковы его причины. В обоих случаях имела место революционная обстановка, ситуация нестабильности. Виновной в этом общество видело существующую власть.

Однако, несмотря на всю схожесть, два убийства имеют существенные отличия. Каждое было преступлением своего времени.

Убийство губернатора Слепцова было совершено в эпоху, когда основы самодержавного строя были еще достаточно сильны. Характерен сам способ совершения убийства – бомба, брошенная под экипаж, что явно перекликается с покушением на императора Александра II или с покушением на московского генерал-губернатора Ф. В. Дубасова (23 апреля 1906 г.).

Убийство Павла Александровича было тщательно спланировано, убийца действовал в одиночку. Данное событие классифицировалось не иначе, как «злодейское убийство», за которое преступник был наказан со всей строгостью вынесенного приговора.

Иначе обстояло дело с убийством тверского губернатора Н. Г. Бюнтинга.

Николай Георгиевич был расстрелян. Это преступление было совершено не специально подготовленным убийцей. Стрелявший не боялся, что его арестуют, не пытался скрыться с места преступления. Ответственность за зверски совершенную расправу над губернатором Бюнтингом никто не понес. Это убийство являлось предвестником новой эпохи.

В обоих случаях губернатор выступал символом власти. Совершенные убийства были направлены не против конкретных лиц, а против того, что они собой олицетворяли. Губернатор П. А. Слепцов в своем лице представлял власть, неспособную принять быстро волевое своевременное решение. «Послушный» центральной власти губернатор оказался не в силах реагировать на изменяющуюся ситуацию, принимать самостоятельные решения.

Губернатор Н. Г. Бюнтинг символизировал собой царскую власть, от которой стремилась избавиться революционно настроенная часть общества. Поэтому не случайно, что убийство произошло на том же самом месте, где некогда был убит П. А. Слепцов, предшественник Николая Георгиевича на посту начальника Тверской губернии. Примечателен и тот факт, что губернаторская шинель была снята с тела убитого и повешена красной подкладкой вверх. Шинель выступала непосредственным атрибутом существующей власти, но вывернутая красной подкладкой она как бы символизировала ликвидацию прежней, царской, власти и установление новой (красный цвет – символ наступающей революции). Более того, предполагалось, что «тело» власти может сверхъестественным образом оказывать воздействие и после смерти. Поэтому убийство правителей часто сопровождалось нанесением членовредительства трупам.

Так, губернатор Н. Г. Бюнтинг был не просто застрелен, его тело было растерзано разъяренной толпой.

Гильшер Г. И. Памяти друга. СПб., 1907.

Православный вестник. 1994. № 75 (477). 7–13 октября.

–  –  –

КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ГЕРМАНИИ

В ГОДЫ КАНЦЛЕРСТВА ОТТО ФОН БИСМАРКА

В одной из монографий известного британского исследователя Э. Хобсбаума1 временной отрезок с 1875 по 1914 гг. назван «веком империй», так как именно в эти годы произошел окончательный раздел Мира между ведущими капиталистическими державами. И если на смену терявшим свое былое могущество и заморские владения Испании, Португалии и Голландии семимильными шагами приходили Франция и, особенно, Великобритания, то Германская империя долгое время была «вне игры». Будучи на протяжении нескольких веков поделена на ряд независимых государств (иногда их число доходило до восьмидесяти), неспособных вследствие своей военной слабости вести колониальную политику, она лишь в 1871 г., благодаря гению Отто фон Бисмарка и силе прусской армии, добилась объединения путем «революции сверху». Столь позднее складывание национального государства и явилось, на мой взгляд, основной причиной длительного неучастия Германской империи в территориальном разделе Мира.

С середины 70-х гг. XIX в. в правящих кругах страны разгорелась бурная дискуссия по вопросу о возможных территориальных приобретениях за пределами Европы. Представители первого, т. н. «старогерманского», направления во главе с канцлером Бисмарком и кайзером Вильгельмом I настаивали на том, что Германия уже «насытилась» и не нуждается в новых землях. Глава германского правительства считал, что «любое колониальное предприятие преждевременно.

Молодая империя должна сперва сама организоваться, прежде чем думать о расширении за пределы Европы»2. Второе направление формировалось вокруг германского генштаба, а его лидеры – Мольтке, Вальдерзее и будущий император Вильгельм II – доказывали, что Германская империя должна вести самостоятельную «мировую политику», подразумевающую активные колониальные приобретения.

Длительное время господствовала точка зрения представителей первого направления. Бисмарк старался избегать участия в европейских конфликтах и всячески доказывал миролюбивую позицию Германии, а ее военное усиление он объяснял тем, что над страной постоянно довлеет угроза реваншизма со стороны Франции. Однако к концу 1870-х гг. связи с обострением международной обстановки после русско-турецкой войны и Берлинского конгресса, а также вследствие проблем во внутренней политике, рейхсканцлер вынужден был пересмотреть свои взгляды на колониальную политику. Имелись три экономические или социальные предпосылки: две дождливые осени подряд 1882 и 1883 гг. вызвали в Германии хронический сельскохозяйственный кризис и вплотную подвели к спаду в промышленности, заставив тем самым правительИпатов А. М., 2009 ство искать пути выхода из создавшегося положения; молодое поколение, воодушевленное Колониальным союзом, приветствовало колониализм, но в условиях, когда другие державы, расширяя сферы своего влияния, угрожали интересам Германии, канцлеру все труднее становилось осуществлять свой идеал торговой политики «открытых дверей» в Африке3.

Поэтому Бисмарк, следуя требованиям влиятельных промышленных и торговых кругов (а он не мог не учитывать их мнения) попытался провести в рейхстаге законопроект о значительном увеличении покровительственных пошлин (что означало крутой поворот к протекционизму), проваленный, впрочем, как в 1880-м, так и в следующем году.

Тем временем, по инициативе крупных промышленных и финансовых кругов в 1882 г. был создан «Германский колониальный союз», председателем которого назначили князя Гогенлоэ-Лангенбурга, ставшего впоследствии имперским канцлером. Союз объединял вокруг себя сторонников активных территориальных захватов, поэтому неудивительно, что его члены оказывали постоянное давление на Отто фон Бисмарка, по-прежнему не спешившего с практическими шагами в колониальном вопросе. Он заявлял: «Наше намерение сводится не к образованию провинций, а к оказанию защиты свободному развитию коммерческих предприятий против нападения непосредственных соседей и против угнетения и нанесения им вреда другими европейскими державами»4.

Эта позиция вызывала нарекания со стороны широких слоев населения, требовавших придания будущим территориальным захватам статуса колоний, как то было устроено во французской системе. Но политическая система Бисмарка заключалась в том, что будущее Германии зависит от ее позиции на европейской арене, и он не желал в угоду колониальным интересам терять завоеванные позиции в Европе. Компромисс был все же найден: государство обещало поддержку всем, кто приобретал заморские территории. Но она подразумевала лишь то, что рейх брал эти земли под защиту, само же их существование целиком и полностью зависело от сил и средств их владельцев.

Первопроходцем в этой области стал купец из Бремена Адольф Людериц, в начале 1884 г. умудрившийся за 1500 немецких марок и 200 старых ружей купить у вождя одного из готтентотских племен участок земли площадью почти 900 кв. км, а также бухту Ангра-Пекенья. 24 апреля 1884 г. «железный канцлер»

направил телеграмму германскому консулу в Капштадте с указанием того, что рейх взял под защиту купленные Людерицем земли. Вслед за этим Карл Петерс осуществил первые покупки территорий в Юго-Восточной Африке, а 27 февраля следующего года «Обществу германской колонизации», от имени которого действовал этот предприниматель, была предоставлена охранная имперская грамота, подписанная Вильгельмом I и Бисмарком. Последний с этого времени встал в колониальных делах на путь политики свершившихся фактов.

По справедливому замечанию корифея отечественной германистики середины XX в. А. С. Ерусалимского, по сравнению с «Африканским Наполеоном» Сесилем Родсом «первые германские колонизаторы были мелкими авантюристами, действовавшими сначала на свой риск и страх, или просто агентами спекулятивных немецких компаний, не имеющих ни опыта, ни большого размаха в делах колониальной экспансии»5. Германских капиталистов и авантюристов можно было встретить в Юго-Западной и Юго-Восточной Африке, Камеруне, Того, на Занзибаре, островах Фиджи, в Новой Зеландии и в других областях.

«Железный канцлер», естественно, учел заранее, что Англия и Франция не смогут помешать его планам, так как они вели ожесточенные споры по поводу того, кому владеть Египтом, и Бисмарк умело лавировал в этом споре, кулуарно поддерживая и тех и других, но не вмешивался в него на официальном уровне. На Новой Гвинее в середине 80-х обосновалось «Германское общество торговли и плантаций на островах южных морей». Надо понимать, что за спиной всех этих компаний стояли влиятельные лица немецкой буржуазии – банкир Ганземанн, промышленник Гаммахер, а также доверенное лицо «железного канцлера» банкир Блейхредер. В итоге Германия в 1886 г. стала колониальной державой, так как под немецкой защитой состояло 2 644 400 кв. км земель (собственная площадь 540 519 кв. км).

Не будем забывать, что в конце 1884 – начале 1885 гг. в Берлине, при активнейшем участии Отто фон Бисмарка была проведена конференция по вопросу о судьбе Конго, на которой глава правительства Германской империи поддержал Францию, пытавшуюся закрыть Англии доступ в эту африканскую страну. Это, безусловно, было вызвано стремлением еще больше обострить отношения между Лондоном и Парижем. Не менее актуальным был и вопрос о необходимости переселения части населения метрополии в колонии, так как в самом рейхе ощущалась нехватка земель и ресурсов. Корреспонденты «Вестника Европы» приводят мнение «железного канцлера» по данному вопросу: «Переселение очень полезно, подобно тому, как больному полезно кровопускание.

Но оно недостаточно для существенного избавления Германии от всего излишка народонаселения»6.

Не прошло и двух лет, как Бисмарк вынужден был отказаться от политики приобретения новых территорий в связи с осложнениями в Европе, где в это время развивался «болгарский кризис». И здесь стоит привести фразу канцлера, сказанную им в ответ колониальному прожектеру Вольфу в 1888 г.: «Ваша карта Африки, конечно, красива, но моя карта Африки находится в Европе. Здесь расположена Россия, а здесь расположена Франция, мы же находимся в середине – такова моя карта Африки»7. По мнению Б. М. Туполева, разногласия главы правительства с руководящими кругами колониального движения «существенно способствовали его политической изоляции, так как интересы этих кругов играли весьма большую роль в рейхстаге»8.

На мой взгляд, Отто фон Бисмарк, будучи прагматичным политиком, понимал, что Германия должна укрепляться в Европе, особенно в силу своего центрального положения на континенте. Поэтому меньше всего его интересовали затратные приобретения колоний, к тому же способные привести к конфликту с другими великими державами. И лишь экономический кризис внутри страны и внешнеполитические проблемы заставили его пойти против своих принципов неучастия в колониальной борьбе.

–  –  –

Туполев Б. М. Германский империализм в борьбе за «место под солнцем»: германская экспансия на Ближнем Востоке, в Восточной Африке и в районе Индийского океана в конце XIX – начале XX в. М., 1991.

С. 246.

–  –  –

ИРЛАНДСКИЙ ФАКТОР В ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ

ГЕНЕРАЛА ФРИДРИХА ФОН БЕРНГАРДИ

Первой мировой войне на протяжении долгих лет предшествовала идеологическая пропаганда. В предвоенной Германии культ милитаризма и военщины получил наибольшее распространение. Значительную роль в формировании идеологии милитаризма, в основе которой лежал миф о превосходстве немецкой нации, сыграл Пангерманский союз. Одним из «апостолов» милитаристской пропаганды был генерал Фридрих фон Бернгарди (1849–1930).

Ф. фон Бернгарди – генерал кавалерии, возглавлявший в 1898–1901 гг.

один из отделов Генштаба германской армии. За двухтомник «Современная война» (1912 г.) он получил известность крупного военного теоретика. Под воздействием второго Марокканского кризиса Бернгарди написал в 1912 г. книгу «Германия и ближайшая война», которая получила широкую известность не только у него на родине, но и в мире. К 1914 г. его труд пережил 9 изданий.

Благодаря данной работе с октября 1912 г. Бернгарди стал сотрудником немецкой консервативной газеты «Пост» и сблизился с Пангерманским союзом, с которым до этого не имел никаких связей.

В идеологическом отношении «Германия и ближайшая война», повторяя некоторые положения Пангерманского союза, полностью отвечала империалистическим интересам германского истеблишмента. В данной работе Бернгарди отразил распространенные в военной среде и германском обществе идеи «мировой политики» и мотивированные социал-дарвинизмом убеждения о естественной борьбе народов за существование. Девизом германского государства, настаивал автор, должно стать: «Мировая держава или гибель». Он понимал, что следование девизу приведет к войне с Британской, Российской империями и Францией. Можно назвать три ключевых пункта книги: 1) устранение Франции; 2) основание срединноевропейского союза государств во главе с Германией; 3) создание мировой державы за счет новых колоний. Важным в концепции Бернгарди был тезис о важности психологической, экономической и военной © Дуров В. И., 2009 подготовки к войне, в противном случае «выжидание» приведет к усилению вражеской коалиции. Книга «Германия и будущая война» получила широкое одобрение в консервативной прессе.

Работа Бернгарди вызвала обоснованный интерес в странах Антанты. Известный писатель Артур Конан Дойл опубликовал в феврале 1913 г. в «Фортнайтли Ревью» рецензию на книгу под названием «Великобритания и будущая война». Важным для нас здесь является тезис о том, что в предстоящей войне необходимо единение с метрополией всех народов империи (ирландцев в особенности), так как поражение Британской империи будет губительным для них.

Этот тезис был направлен против убеждений радикальных националистов и юнионистов Ольстера, которые питали надежды на поддержку своих целей со стороны Германии.

В ответ на рецензию Конан Дойла летом 1913 г. в «Айриш Ревью» под псевдонимом появилась статья ирландского националиста Роджера Кейзмента «Ирландия, Германия и следующая война». Статья была выдержана в прогерманском духе. Автор хотел, чтобы его идеи получили распространение в Германии, поэтому он отправил один экземпляр журнала генералу Бернгарди с просьбой перевести статью и опубликовать ее в ведущих немецких газетах.

Бернгарди откликнулся на просьбу. 18 сентября 1913 г. в «Пост» появилась статья «Ирландия, Англия и Германия»1, кратко знакомящая читателей с идеями анонимного «лояльного Германии ирландца». Ход рассуждений автора, по оценке Бернгарди, «для нас, немцев, определенно небезынтересен».

Генерал косвенно критикует внешнюю политику имперского канцлера Т. БетманаГольвега, направленную на «взаимопонимание с Англией», настаивая на том, что подобные действия угрожают будущему Германии как мировой державы. В «реальной политике» важно обладать средствами принуждения, которыми может быть знание слабостей конкурента. Могущество Британской империи, основанное на экономике, торговле и могущественном флоте, всем хорошо известно, а слабости Англии вскрывает реферируемая статья.

Далее Бернгарди излагает главные положения статьи Кейзмента. Идее германской аннексии Ирландии или ее нейтралитета и независимости под международной гарантией, перерастание «ирландского вопроса» из внутренне британского в «европейский вопрос», многовековой борьбе ирландского народа генерал уделяет мало внимания. Больше, что неудивительно, его интересует практическое приложение Ирландии к германским великодержавным претензиям. «Свобода морей», которую может обеспечить ирландское государство, даст, по мнению Бернгарди, толчок росту германского ВМФ и «развитию воздухоплавания» в будущем.

Отдельные положения статьи, например, что «все ирландцы без партийных различий» уповают на поражение Англии, по мнению Бернгарди, не лишены некоторых иллюзий. Но важным для немцев является то, что если рано или поздно начнется война с Лондоном, у них «во вражеском лагере есть союзник», который создаст беспокойство Англии, а, возможно, также оттянет на себя часть британских войск. Кроме того ирландцы в Америке приложат силы, чтобы всячески повредить интересам Лондона. С началом войны могут проявиться другие сложности Англии, которые в совокупности имеют большое значение.

Это «неустойчивое положение в Южной Африке», Индия «с ее революционными интригами и миллионными магометанскими жителями», а также Египет, где «национальный дух еще ничуть не подавлен». В случае европейской войны возникновение «духа независимости» в колониях и Ирландии способно вызвать тяжелое потрясение в Британской империи, что не позволит Лондону начать серьезную войну, в особенности, если нет уверенности в решимости союзников. Поэтому германская «политика отречений сегодня, очевидно, неуместна»,

– делает вывод генерал Бернгарди.

Подобная агрессивная статья бывшего члена Генштаба, не могла остаться без внимания Внешнеполитического Ведомства. Уже на следующий день, 19 сентября, в полуофициальной газете МИДа Германии «Кёльнише Цайтунг»

был опубликован резкий ответ2. В заметке «Германия. Политика и пресса» высказывания Бернгарди оценивались как «особенно вопиющий случай» пренебрежения в отношении «некоторых вопросов нашей внешней политики», в которых затрагивается основной принцип выгодных отношений, по которым «не все можно говорить, что думают, без оглядки» на возможные последствия. Работу Кейзмента характеризовали «ирландской фантазией» и «подстрекательной статьей бешеного ирландца», отмечалось, что подобные публикации с фальшивым изложением ситуации в Ирландии в известных немецких газетах нарушают спокойную работу внешней политики Империи, а открытые высказывания немецкими политиками надежд на союзников во вражеском лагере будут «не имеющей себе равных политической глупостью». Публицистикой генерала был недоволен сам император Вильгельм II, считавший, что она может нанести ущерб интересам Германии3.

Бернгарди не принял критики и включился в полемику. Спустя неделю в «Пост» появилась новая статья генерала «Германия и Англия»4 с критикой внешнеполитического курса Берлина и новым политическим и военным бахвальством. Стремление Германии к мировому признанию Бернгарди преподносит через идеи социал-дарвинизма. Англия должна мирно признать право немцев на будущее мировое господство в экономической и политической областях, иначе борьба за существования двух стран неизбежна. Бернгарди призывает укрепить убеждения немецкого народа в том, что у Великобритании, несмотря на ее могущественный флот, богатство и колониальную империю, есть «Ахиллесова пята, а с этим и все основания опасаться с нами войны».

С одной стороны, это ирландское движение за независимость, которое совместно с «фенианством» в США не следует недооценивать. С другой стороны, революционные желания и жажда независимости колоний, «которые, несмотря на империалистические стремления Англии, вызовут серьезную тревогу и, несомненно, подорвут ее активность в Европе». Необходимо заметить, что в «Германии и ближайшая война» уже шла речь о факторе колоний во внешней политике Англии, но Зеленый остров не упоминался. Таким образом, до сентября 1913 г. Ирландия не входила в круг интересов Ф. Бернгарди.

Помощник статс-секретарь А. Циммерман был возмущен невежеством высказываний генерала. Он определял военно-политические убеждения Бернгарди как несвоевременные и досадные. Циммерман опасался, что неосторожные рассуждения генерала могут причинить вред в отношениях с Англией и просил проследить, чтобы впредь «его публицистическая деятельность была ограничена чисто военной областью»5. Видимо, на генерала было оказано давление, так как больше об Ирландии он не писал.

Итак, суждения Бернгарди о важности ирландского фактора в вероятной войне с Англией вызвали острую полемику и недовольство у официального Берлина. Как уже выше отмечалось, Ирландия до сентября 1913 г. не входила в военно-политические интересы генерала. Чем же можно объяснить столь внезапное внимание к далекому острову? Немецкий исследователь Х.-Д. Клуге считает, что здесь сыграли две исторические карты. Первая – дружба Бернгарди с историком Т. Шиманом, который имел контакты с ирландским движением в США, и вторая – личное обращение Кейзмента6. В заключение заметим, что идеи генерала Бернгарди, несмотря на нападки со стороны официальных имперских лиц, были воплощены с началом Первой мировой войны. Берлин обратил внимание на ирландское движение и использовал его в своей пропаганде.

Politisches Archiv, Auswrtiges Amt. Deutschland 121 № 6, Publikationen. Bd. 2. Anlage zu A 19450.

Bernhardi F. v. Irland, England und Deutschland // Die Post. 18.9.1913. (Далее будет указываться лишь конкретный акт дела).

Anlage zu A 19450. Deutschland. Politik und Presse // Klnische Zeitung. 19.9.1913.

A 19450. Lyncker an Bethmann Hollweg. 27. September 1913.

Anlage zu A 19510. Bernhardi F. v. Deutschland und England // Die Post. 28.9.1913.

A 19510. Zimmermann an Lyncker. 5.-9. October 1913.

См.: Kluge H.-D. Irland in der Geschichtswissenschaft, Politik und Propaganda vor 1914 und im Ersten Weltkrieg. Frankfurt am Main, Bern, New York, 1985. S. 104.

–  –  –

КОГО ПОДДЕРЖИВАЛИ АЛБАНЦЫ В 1912 Г.?: ПЕРВАЯ

БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА НА СТРАНИЦАХ ГАЗЕТЫ «РЕЧЬ»

В наши дни историография и общественно-политический дискурс изобилуют резкими оценками при освещении истории албанского народа и сербскоалбанских отношений. В России ситуацию осложняет трепетное отношение населения к косовскому вопросу1. В частности принято противопоставлять интересы сербов и албанцев в Балканских войнах 1912–1913 гг., которые считаются роковой «точкой невозвращения». Ситуация в некоторой степени стала меняться в отечественной науке благодаря трудам известного балканиста П. А. Искендерова, который выделяет пять ведущих мифов о характере сербско-албанских отношений в начале XX в.: 1. «Албания, созданная в 1913 г. по решению Совещания послов великих держав в Лондоне – искусственное образование, детище Австро-Венгрии и других государств Тройственного союза».

2. «Вплоть до Первой Балканской войны 1912–1913 гг. интересы Сербии и АлРожко В. О., 2009 бании не пересекались, в связи с чем вообще нет основания говорить о наличии и развитии сербско-албанских отношений применительно к началу XX в.»

3. «Действия Сербии и ее балканских союзников носили однозначно антиалбанский характер, в связи с чем они фактически похоронили любую возможность будущего сербско-албанского сближения». 4. «Принятая в Лондоне карта сербо-албанского разграничения являлась односторонней, ущемлявшей исторические и актуальные политические интересы Сербии и Албании…, а также шла в разрез с основополагающими правовыми и этнорелигиозными принципами». 5. «Сербско-албанский конфликт в Косово и в целом на Балканах есть столкновение непримиримых этнорелигиозных интересов, чуть ли не цивилизационный конфликт между православным… и мусульманским миром»2.

Этот набор дополняется представлением о том, что албанцы в 1912 г.

воевали с турками против сербов, грабили христианское население, и это определило жесткость сербской позиции3. В албанской историографии подчеркивается фатальная роль России – противницы свободолюбивых устремлений албанского народа4. В качестве источника для анализа намеренно взята кадетская газета «Речь», которую трудно заподозрить в симпатиях к албанскому национальному движению или курсе на интеграцию сербов и албанцев.

Военные корреспонденты отчасти повторяют типические оценки. При описании военных действий они часто называют албанцев союзниками турецких властей. «4 (17) октября. Общая война началась. Турецкие войска с албанцами напали в Мердаре и Преполаце на сербов»5. «7 (20) октября. Вождь албанцев Измаиль-Кемаль-бей высказался в том смысле, что в минуту опасности, угрожающей Турции, нет албанского вопроса, и албанцы примкнут к Турции…»6 Некоторая часть албанского населения занималась разбоем и грабежом территорий, которые в силу разных причин не были защищены и являлись легкой добычей для разбойничьих шаек (чет). Подобные злодеяния, безусловно, не могли найти положительный отклик ни у корреспондентов, которые крайне негативно отзываются об албанских и турецких разбойниках, ни у российской общественности. Это еще больше укрепило ее в правомерности сербской политики экспансии в направлении Албании. «31 октября (13 ноября). Афины. Загорский округ (Эпир) во власти четы из 100 турок и албанцев, наводящей повсюду ужас. Женщины и дети ищут убежища в горах, покрытых снегом. Беглецы умирают с голоду». «Турки предают Эпир огню и мечу. Жители городов и сел бежали в большом числе, те же, которые остались, подвергаются жестоким насилиям. Турки прошлись по провинции, подобно вихрю, все сметающему на своем пути. Зверства совершаются не только албанцами-башибузуками, но и солдатами регулярной армии»7.

Тем не менее, «Речь» содержит также информацию иного характера.

Первым противоречащим фактом является относительная неразвитость албанской идентичности. Кого в условиях Первой Балканской войны можно называть албанцами? Корреспонденты газеты часто используют племенные названия или же делят албанцев на малесоров (жителей Мальсии – горной области на границе современной Албании и Черногории), арнаутов (православных албанцев юга), башибузуков (наемных солдат османских иррегулярных отрядов) и т. д. Группы могут иметь различные интересы. «30 сентября (11 октября). По полученным здесь сведениям 6 тысяч вооруженных малесоров (курсив мой. – В. Р.) выступили против турок, произошли перестрелки между турецкими войсками и малесорами у Штибы. Несколько сот малесоров пробились в Подгорицу и соединились с черногорцами. Албанцы сражаются на стороне турок: 600 албанских добровольцев прибыли на черногорскую границу»8. «7 (20) октября.

Находившиеся в городе Плаву турецкие регулярные и нерегулярные войска были рассеяны черногорцами во всех направлениях. Общее число турецких войск и действующих с ними арнаутов в Плаве и Гусинье около 15 тыс. чел. В числе пленных 100 арнаутов из Руговы и Рожая»9. «Албанцы еще не все присоединились к туркам. Янинские и дебринские албанцы пока окончательно не высказались, выжидая исходов переговоров известного албанского депутата Измаиль-Кемаля… …Вполне вероятно, что правительство сговориться с Измаилом-Кемалем. В таком случае албанцы-мусульмане примкнут к туркам»10.

Газета отмечает случаи прямого сотрудничества сербов и албанцев в Первой Балканской войне. «Из Софии сообщают, что племена северной Албании определенно обещают помощь в балканской коалиции. Исса Болетинац обещает 20 тыс. человек, Байрамцур столько же, Ата-Бей значительно больше… Многие дикие пленена под влиянием агитации Ата-Бея отказываются поддерживать турков»11.

К концу октября появляется информация, что сербские войска, вступившие на территорию Косовского вилайета, достигли определенных успехов. Реакция албанского населения на подобные события описывается корреспондентами как вялая попытка отстоять свои земли, которая вскоре угасает, и превращается в «смирение». «17 (30) октября. Албанцы начинают изъявлять покорность сербам. В Приштине 15-го октября муллы впервые со времени занятия города сербами призывали православных с минарета к вечерней молитве»12.

«19 октября (1 ноября). Все арнаутские села на Косовом поле и к югу от Феризовичей до Саренича сдались сербам. Сербам нигде не пришлось прибегать к оружию. Арнауты под предводительством своих вождей, добровольно являются массами к ближайшим вождям с изъявлением покорности и представляют списки хранящихся у них оружия и военных припасов»13. На территории Албании в некоторых городах христианское население приветствовало оккупацию сербскими войсками своих земель, чтобы освободиться от турецкого военного присутствия: «8 (21) ноября. Белград. Бой под Монастырем длился беспрерывно 4 дня. Благодаря албанцам-проводникам, сербским войскам удавалось подходить к турецким позициям оврагами, незамеченными турками, что немало содействовало успеху. После занятия Монастыря немедленно был выделен отряд и усиленным маршем направлен в Дибру, где албанцы обезоружили местный турецкий гарнизон…»14 Материалы газеты «Речь» позволяют оспорить мнение о том, что позиция России была решительно противной независимости Албании. На ее страницах завязался спор между А. И. Беличем и П. Н. Милюковым. Оба они выступали за независимость новопровозглашенного государства (28 ноября 1912 г.), но первый сомневался: «С политической точки зрения независимая Албания им даже желательна. Сербы с нею не могут только тогда согласиться, когда ею прикрывается чужой протекторат, направленный против интересов Сербии и Балканского союза. Независимая Албания, провозглашенная Измаилом Кемалем, судя по всем признакам, должна быть именно такого пошива… Сербы должны только сожалеть о том, что у албанцев до сих пор не проявился надлежащей силой и широтой то чувство национального единства и самосознания, которое должно было бы быть положено в основании единого независимого албанского государства». Лидер кадетов был непреклонен: «Я продолжаю несколько расходиться с А. И. Беличем относительно степени национальной зрелости (или, лучше сказать незрелости) албанцев. Архаическая фигура теперешних балканских вождей меня так же мало смущает, как отжившие и отживающие типы болгарских “чорбаджиев”, македонских и боснийских вождей национально движения. Между ними и молодежью, учившейся где-нибудь в Каире или теперь учащейся в европейских столицах, – разница только одного поколения, но эта разница совершенно меняет дело и упраздняет спор»15.

Таким образом, характер сербско-албанских отношений во время Первой Балканской войны по материалам газеты «Речь» представляется более сложным. Отмечены факты сербско-албанского и черногорско-албанского взаимодействия. На стороне турок албанцы воевали нехотя. Ситуация осложнялось неразвитостью албанской идентичности. Сохранялись серьезные племенные, религиозные и социальные отличия. Иногда события 1912 г. принимали характер гражданской войны: албанские подразделения оказывались «по разные стороны баррикад», устраивали террор против собственного населения16. Последнее не являлось их прерогативой: разбои чинили также турки, сербы, черногорцы. Отдельные слои российского общества имели разнящиеся точки зрения на «Албанский вопрос». Если правительство в согласии с Сербией выступало решительно против независимости Албании, то русские либералы были скорее ее сторонниками.

Lomonosov M. Miti i Kosoves ne Rusi // Seminari II Nderkombetar i albanologjise. Meterialet e punimeve.

Tetove, 2008.

Искендеров П. А. Сербо-албанские отношения в начале XX в.: мифы и реальность // Двести лет новой сербской государственности. СПб., 2005. С. 223–239.

Рябинин А. А. Балканская война. СПб., 1913; Валецкий О. В. Истоки и течение сербско-албанской борьбы за Косово и Метохию. Ч. 1. Режим доступа: http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/istokiitechenieserbskoalbanskojborxbyzakosowoimetohijuchastxperwaja.shtml – 20.12.2008; Пелевиh Б. Кроз историjу Косова и

Метохиjе. Београд, 2005. С. 194–195; Batakovic D. The Kosovo Chronicles. Beograd, 1992. Режим доступа:

http://www.rastko.org.yu/kosovo/istorija/kosovo_chronicles/index.html – 20.12.2008.

Shatri M., Abdyli R. Parathenie // Dokumente ruse per levizjen kombetare shqiptare me 1912. Prishtine,

2006. F. 6.

–  –  –

Ситуация повторится в период политической нестабильности в Албании в 20-е гг., когда деятели Коминтерна столкнуться с изрядными трудностями, какие силы поддерживать и как различить албанских интернационалистов среди шовинистов (Национальный вопрос на Балканах через призму мировой революции. Ч. 2.

М., 2003. С. 18, 31, 163–164, 339 и др.) В конце XX в. она отзовется малой «Гражданской войной» 1996– 1997 гг., унесшей около 2 тыс. жизней.

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:

«АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» «СТЕНЫ И МОСТЫ»–III ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИДЕИ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТИ «Гаудеамус» «Академический проект» Москва, 2015 Москва, 2015 УДК 930 ББК 63 C 79 Печатается по решению Ученого совета Российского государственного гуманитарного университета Проведение конференции и издание...»

«Исторические исследования www.historystudies.msu.ru _ СОБЫТИЯ, ВЫСТАВКИ, ЮБИЛЕИ Захарова А.В. Хроника Международной конференции молодых специалистов «Актуальные проблемы теории и истории искусства» 21-24 ноября 2013 г. на историческом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова Аннотация. Международная конференция молодых специалистов «Актуальные проблемы теории и истории искусства» ежегодно проводится совместно искусствоведческими кафедрами исторических факультетов МГУ и СПбГУ по очереди в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра археологии, этнографии и источниковедения ДРЕВНИЕ И СРЕДНЕВЕКОВЫЕ КОЧЕВНИКИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ 20-летию кафедры археологии, этнографии и источниковедения АлтГУ посвящается Барнаул Азбука ББК 63.48(54)я431 УДК 902(1-925.3) Д 73 Ответственный редактор: доктор исторических наук А.А. Тишкин Редакционная коллегия: доктор исторических...»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа государственного и муниципального управления КФУ Институт управления и территориального развития КФУ Институт истории КФУ Высшая школа информационных технологий и информационных систем КФУ Филиал КФУ в г. Набережные Челны Филиал КФУ в г. Елабуга СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Международной научно-практической конференции ЭФФЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИИ ТОМ I Казань 4 июня 2013 г. KAZAN (VOLGA REGION) FEDERAL UNIVERSITY...»

«ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР»: АРХЕОЛОГИЯ ИДЕИ Предлагаемый вниманию читателя выпуск «Диалога со временем» основывается на материалах научной конференции «Национальный / социальный характер: археология идеи и современное наследство», организованной Российским обществом интеллектуальной истории совместно с Нижегородским государственным университетом им. Н. И. Лобачевского в сентябре 2010 года. Уже само название конференции было своеобразным тестом для ее потенциальных участников, и...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Троицкий филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ВУЗОВСКОЙ НАУКИ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ Сборник материалов II Международной научно-практической конференции Троицк, 20 УДК 33 ББК 64.01 М34 Приоритетные направления развития вузовской науки: от теории к практике. Сборник материалов II Международной...»

«Всемирная организация здравоохранения ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ Сто тридцать восьмая сессия EB138/45 Пункт 12.2 предварительной повестки дня 15 декабря 2015 г. Недвижимое имущество: обновленная информация о стратегии ремонта зданий в Женеве Доклад Генерального директора ВВЕДЕНИЕ И ОБЗОР ТЕКУЩЕГО ПОЛОЖЕНИЯ ДЕЛ На своей Шестьдесят восьмой сессии Всемирная ассамблея здравоохранения 1. приняла к сведению предыдущую версию данного доклада1, в которой приводился краткий обзор истории проекта по ремонту...»

«XII международная научная конференция Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев «ЭТНИЧЕСКИЕ НЕМЦЫ РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН “НАРОДА В ПУТИ”» ЗАЯВКИ НА УЧАСТИЕ В КОНФЕРЕНЦИИ 1. Барбашина Э.Р. (Новосибирск) Исторический феномен «народа в пути»: новые вопросы и контексты – новые ответы.2. Шадт А. А.(Новосибирск). Российские немцы: этнополитический и этносоциальный дискурс 3. Зейферт Е.И. (Караганда). Литература «народа в пути» в контексте конгцепции Ю. Лотмана...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Елабужский институт Казанского (Приволжского) федерального университета Материалы III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием РИСК-МЕНЕДЖМЕНТ В ЭКОНОМИКЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ 10 декабря 2014 года Елабуга – 2015 УДК 330+368+369 ББК 65.9(2)261.7+65.27 Р54 Печатается по решению Редакционно-издательского совета ФГАОУ ВПО Елабужского института Казанского (Приволжского) федерального университета (Протокол № 44 от...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО»НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК11 Под редакцией Л. Н. Черновой Саратовский государственный университет УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / Под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное агентство по образованию Югорский государственный университет Научная библиотека Черноморец Семен Аркадьевич. Библиографический список литературы г. Ханты-Мансийск 2008г. ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Библиографический список литературы посвящен 70 летнему юбилею Семена Аркадьевича Черноморца, профессора, доктора юридических наук, заслуженного юриста Российской Федерации, декана юридического факультета. Семен Аркадьевич родился 24 февраля 1938 года в г. Баре...»

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АРХЕОГРАФИИ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ, ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ Сборник материалов Пятой международной конференции молодых ученых и специалистов ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО РОССИЙСКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ ЦЕНТР ФРАНКО-РОССИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В МОСКВЕ ГЕРМАНСКИЙ...»

«XVII Международная студенческая конференция ЕВРОПА-2015. ЭФФЕКТ ПЕРЕСТРОЙКИ: РЕЖИМЫ И РИСКИ МНОГОГОЛОСОГО ЗНАНИЯ 15–16 мая 2015 г. Литва, Вильнюс, ул. Валакупю, 5 Учебный корпус ЕГУ Web: www.ehu.lt e-mail: studentconference@ehu.lt В 2015 году исполняется 30 лет с начала преобразований, получивших название перестройки, четверть века независимости Литвы и 10 лет существования ЕГУ в Вильнюсе. Организаторы ежегодной студенческой конференции Европейского гуманитарного университета используют этот...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И. В. ПАСЮКЕВИЧ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНОВ ТОМАСА КЕНИЛЛИ Минск БГУ УДК 821 Утверждено на заседании кафедры английского языка и речевой коммуникации Института журналистики БГУ Рецензенты: кандидат филологических наук О. А. Судленкова; кандидат филологических наук В. Г. Минина Пасюкевич, И. В. Художественное своеобразие исторических романов Томаса Кенилли [Электронный ресурс] / И. В. Пасюкевич. – Минск : БГУ, 2013. ISBN...»

«Департамент образования Ивановской области Автономное учреждение «Институт развития образования Ивановской области»Россия в переломные периоды истории: научные проблемы и вопросы гражданско-патриотического воспитания молодежи К 400-летнему юбилею освобождения Москвы народным ополчением СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием г. Иваново, 19-20 апреля 2012 года Иваново 201 ББК 63.0+74.200.585.4+74.2.6 Р 94 Россия в переломные периоды истории:...»

«Общество востоковедов России Казанское отделение Российского исторического общества Институт Татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан Казанский (Приволжский) федеральный университет Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанский государственный университет культуры и искусств Восточный факультет Санкт-Петербургского государственного университета Всероссийский Азербайджанский конгресс Всемирный Азербайджанский форум Национальный архив...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Общественные науки в современном мире Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 сентября 2015г.) г. Уфа 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Общественные науки в современном мире / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Уфа, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: кандидат исторических наук Арефьева Ирина...»

«ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ СРЕДНЕВЕКОВОГО ОБЩЕСТВА Материалы XXXIII всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Курбатовские чтения» (26–29 ноября 2013 года) УДК 94(100)‘‘05/.’’ ББК 63.3(0)4 П 78 Редакционная коллегия: д. и. н., проф. А. Ю. Прокопьев (отв. редактор), д. и. н., проф. Г. Е. Лебедева, к. и. н., доц. А. В. Банников, к. и. н., доц. В. А. Ковалев, к. и. н. Д. И. Вебер, З. А. Лурье, Ф. Е. Левин, К. В. Перепечкин (отв. секретарь) П 78 Проблемы истории и культуры...»

«Министерство обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Третьей международной научно практической конференции 16–18 мая 2012 года Часть III Санкт Петербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.