WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«РОССИЯ И МИР XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА В КОНЦЕ II Материалы Второй Всероссийской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, Пермский государственный университет, 5 – ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ

ГОУ ВПО «Пермский государственный университет»

Студенческое научное общество историко-политологического факультета

РОССИЯ И МИР

XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В КОНЦЕ

II

Материалы Второй Всероссийской научной конференции

молодых ученых, аспирантов и студентов

(Пермь, Пермский государственный университет, 5 – 9 февраля 2009 г.) Пермь УДК 94(47) “18” “19”: 94(100) ББК 63.3(2)5:63.3(0) Р 76 Россия и мир в конце XIX – начале XX века: II: материалы Всерос. науч.

Р 76 конф. молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, Перм. гос. ун-т, 5

– 9 февраля 2009 г.) / Перм. ун-т. – Пермь, 2009. – 148 с.

ISBN 978-5-7944-1234-5 Настоящее издание представляет собой сборник материалов Второй всероссийской конференции молодых ученых, аспирантов и студентов, посвященной проблемам всеобщей и отечественной истории на рубеже XIX и XX веков. Наряду с материалами проблемного характера, отражающими интеллектуальные поиски подходов к пониманию сущности глобальных процессов, происходивших в рассматриваемый период и определивших тенденции мирового развития в XX веке, в сборнике представлены работы конкретно-исторического плана, освещающие локальные, но значимые сюжеты зарубежной и российской истории.

Издание адресовано специалистам-историкам, аспирантам и студентам, всем тем, кто интересуется проблемами истории.

Печатается по решению редакционно-издательского совета Пермского государственного университета

Редакционная коллегия:

Д. В. Бубнов, И. К. Кирьянов (отв. редактор), С. И. Корниенко, М. В. Ромашова, Д. М. Софьин (зам. отв. редактора) УДК 94(47) “18” “19”: 94(100) ББК 63.3(2)5:63.3(0) © ISBN 978-5-7944-1234-5 Пермский государственный университет, 2009 © Коллектив авторов, 2009

СОДЕРЖАНИЕ

Онянова Е. В. (Пермь). Сохранение и презентация историко-культурного наследия в конце XIX – начале XX в. (отечественный и зарубежный опыт)…………………………………………………………………………...6 Акупова А. М. (Петропавловск, Казахстан). Этнополитические особенности Российского государства в конце XIX – начале ХХ в……………………...9 Богомаз А. П. (Тверь). Гендерная дискриминация как основа политической активности женщин в конце XIX – начале ХХ в………………………….12 Сорванова О. О. (Пермь). Влияние российских традиций на британский театр на рубеже XIX–XX вв………………………………………………...15 Писарев А. А. (Томск). Культурно-духовное влияние интеллигенции Центральной России на томское население в конце XIX – начале XX в…………………………………………………………………………..18 Волков Д. В. (Казань). Эволюция общественной жизни крестьянства Казанской губернии на рубеже XIX–XX вв……………………………….21 Бакенова Д. Е. (Петропавловск, Казахстан). Некоторые актуальные аспекты истории казахского народа в составе Российского государства в конце ХІХ – начале ХХ в

Каликов Р. К. (Астана, Казахстан). Из истории народного образования в Казахстане (конец XIX – начало XX в.)………………………………….26 Горбачева Н. Г. (Пермь). Чиновники в составе губернских земских собраний, 1864–1890 гг. (на материалах Московской, Петербургской и Пермской губерний)……………………………………..29 Попп И. А. (Екатеринбург). Образовательный уровень участковых мировых судей Пермского уезда Пермской губернии в 1873–1893 гг……………..33 Пьянков С. А. (Екатеринбург). «Адрес-календарь и памятная книжка»

Пермской губернии как исторический источник по крестьянскому хозяйству второй половины XIX – начала XX в…………………………..36 Мазитов Я. Ф. (Пермь). Развитие рекламы в пермской прессе рубежа XIX–XX вв…………………………………………………………………...39 Торовина Е. А. (Пермь). Развлечения и отдых в губернской Перми рубежа XIX–XX вв…………………………………………………………..43 Чащин А. В. (Екатеринбург). Роль миграции в росте численности городского населения Пермской губернии в начале XX в………………..47 Карпов И. А. (Пермь). Влияние политической жизни на среднее образование Пермской губернии в период революции 1905–1907 гг.

(по материалам «Пермских губернских ведомостей»)……………………50 Стэльмах М. К. (Екатеринбург). Неурожай 1911 г. и меры помощи пострадавшему населению Пермской губернии…………………………..53 Синельникова Е. Ф. (Самара). Власть и Самарское археологическое общество (1913–1916 гг.)……………………………………………………57 Кокина О. М. (Тверь). Убийство тверских губернаторов: микроисследование двух политических преступлений 1906 и 1917 гг…………………………61 Ипатов А. М. (Воронеж). Колониальная политика Германии в годы канцлерства Отто фон Бисмарка……………………………………………64 Дуров В. И. (Воронеж). Ирландский фактор в военно-политической концепции генерала Фридриха фон Бернгарди……………………………67

Рожко В. О. (Санкт-Петербург). Кого поддерживали албанцы в 1912 г.?:

Первая Балканская война на страницах газеты «Речь»…………………...70 Вершинина Д. Б. (Пермь). Проблемы милитаризма и пацифизма в британском суфражистском движении периода Первой мировой войны……………..74 Баженова К. Е. (Нижний Тагил). Деятельность Оханского уездного комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам в начальный период Первой мировой войны…………..77 Михалев Н. А. (Екатеринбург). Феномен российского беженства в годы Первой мировой войны: интерпретация Питера Гетрелла……………….81

Каменских М. С. (Пермь). Бунт китайцев в Алапаевске в мае 1916 г.:

восстание пролетариев или конфликты внутри китайской общины……..85 Пысин А. А. (Пермь). Деятельность пермских губернских комиссаров Временного правительства………………………………………………….88 Забуга Н. А. (Пермь). Образ революции в представлениях рабочих горнозаводского Урала в публицистике 1917 г……………………………91 Ляпунов Д. М. (Нефтекамск). «Социалистическое отечество в опасности!»….94 Ананьева Е. С. (Санкт-Петербург). Организация советской конной милиции г. Петрограда (октябрь 1917 г. – март 1919 г.)………………….98 Долгова А. В. (Пермь). Борьба с дезертирством на Урале в годы Гражданской войны………………………………………………………..101 Кравченко А. А. (Рязань). Социально-экономические требования в программе фашистских организаций в Италии (1919–1922 гг.)………105

Семенко Е. В. (Воронеж). Земельная политика большевиков в годы нэпа:

шаг вперед или два назад?

Резник А. В. (Пермь). «Не выносить ссоры из избы»: к истории внутрипартийной дискуссии большевиков в декабре 1923 – январе 1924 гг………………………………………………………………111 Мазурика Ю. В. (Харьков, Украина; Варшава, Польша). Российские духовные миссии в Восточной Азии: обзор опубликованных источников………………………………………………………………...115 Цыганов А. В. (Тверь). Мемуарные источники о цензуре в России в конце ХIХ – начале ХХ в………………………………………………...118 Гноевых А. В. (Нижний Новгород). Р. В. Иванов-Разумник и Г. В. Плеханов – творцы альтернативных концепций развития русской общественной мысли…………………………………..121 Нигматуллин А. Р. (Казань). «Реалистическая» концепция государства В. В. Ивановского…………………………………………………………..124 Софьин Д. М. (Пермь). Взгляды В. А. Грингмута на царскую власть...............127 Рязанов С. М. (Пермь). Социальная проблематика в работах М. О. Меньшикова: рабочие и буржуазия………………………………..130 Коломейцева Т. С. (Екатеринбург). Осмысление проблемы человека на фоне русской революции: исторические и философские основания антропологической интерпретации И. А. Ильиным гегелевской философии……………………………………………………133 Матвеев С. Р. (Пермь). Отечественная и зарубежная историография конца XIX – начала XX в. об истоках террора в Великой французской революции…………………………………………………...136 Алипов П. А. (Москва). Русский опыт М. И. Ростовцева как основа его теоретической модели: к вопросу о рождении историографического клише………………………………………………………………………..140 Сведения об авторах………………………………………………………………144

–  –  –

Историко-культурное наследие – одно из важных составляющих материальной и духовной культуры любого общества. Актуальными и сложными проблемами были и остаются сохранение и презентация историко-культурного наследия. На различных этапах развития культуры и всего общества в целом, можно наблюдать разницу в сохранении и презентации историко-культурного наследия в странах Европы и в России.

Путешествия с целью ознакомления с историко-культурными достопримечательностями совершались еще в давние времена. Уже народы Средиземноморья располагали географическими описаниями, которые давали общие представления о соседних территориях.

В античные времена основными мотивами путешествия были торговля, образовательные цели, паломничество, лечение. Большая подвижность была характерна для населения Древнего Рима. Зачастую для римлянина из богатой семьи поездка в Грецию была связана с необходимостью пополнить свое образование или провести досуг.

В средние века усиливается религиозный фактор путешествия – поклонение святыням христианства и мусульманства.

Эпоха Ренессанса и Просвещения отодвигает религиозные мотивы на задний план и усиливает индивидуальный характер и образовательную направленность поездок. Молодые дворяне нередко оправлялись в своеобразный «гран-тур» по Европе, прежде чем вступить на поприще профессиональной или политической деятельности. По мере усиления общественных позиций третьего сословия его представители в XVIII – начале XIX в. все чаще предпринимают аналогичные образовательные туры1.

Таким образом, отличительными характерами путешествий до середины XIX в. были: примитивизм средств передвижения; путешествия были не самоцелью, а необходимым условием и средством к достижению собственно цели.

Все путешественники относились к меньшинству, занимавшему привилегированное положение в обществе. Зарождение массового и элитарного туризма берет начало в XIX в.

Повышение качества и надежности транспортных перевозок в совокупности с их удешевлением, а также постепенное сокращение рабочего времени обусловили существенное увеличение потоков путешествующих. Возникли первые предприятия, специализировавшиеся на обслуживании временных посетителей, появляются первые гостиницы.

© Онянова Е. В., 2009 Во второй половине XIX в. индустрия отдыха расширяет сферу своего производства: к предприятиям гостиничного хозяйства добавляются первые бюро путешествий, в задачу которых входили организация туристических поездок и реализация данных туристических продуктов. Примером первого «пэкидж-тура» – комплекса туристических услуг, продаваемого по единой цене – является групповой тур на отдых, организованного англичанином Т. Куком в 1841 г. Эта идея имела широкое распространение, и в последующие 20 лет в Англии возникло множество новых бюро путешествий. Начиная с 1862 г. появляются и первые каталоги туристических поездок, что отразило процесс расширения туристического спроса.

К концу XIX в. в Европе появился целый ряд общественных и частных организаций, занимающихся не только презентацией памятников культуры и истории, но и сохранением историко-культурного наследия. Примером одной из таких организации, успешно развивающейся и до настоящего времени, является великобританская The National Trust.

The National Trust была основана в 1895 г. тремя Викторианскими филантропами – Miss Octavia Hill, Sir Robert Hunter и Canon Hardwicke Rawnsley.

Организация была создана для защиты природных богатств и исторических зданий от безудержного развития прогресса и индустриализации, пагубно влиявших на окружающую среду и сохранность памятников культуры.

Началом создания такого фонда послужило приобретение небольшого дома и участка побережья. Это был сад, созданный в XVII в. John Evelin в восточном Лондоне. Miss Octavia Hill связалась с потомками Evelin, но на то время она не обладала юридическими полномочиями для обладания этой недвижимостью и ее сохранения. Sir Robert Hunter предложил создать организацию для защиты государственных интересов в открытом пространстве страны.

Первое здание, приобретенное за счет средств фонда, был Alfriston Clergy House, купленный за 10 в 1896 г. Не менее значимым стало приобретение в 1907 г. Barrington Court, загородного дома XVI в. Первый заповедник берет свое начало с приобретения двух акров Wicken Fen недалеко от Кембриджа. С тех пор организация приобрела еще 40 ближайших прилегающих областей для сохранения Wicken Fen.

Sir Robert Hunter, идейный вдохновитель фонда, в 1902 г. возглавил кампанию, имеющую общенациональную поддержку, по сбору средств для приобретения Brandelhow on Derwentwater. В 1907 г. Sir Robert Hunter отредактировал закон в законодательных актах по сохранению памятников истории. Это был яркий пример знания и умения применить правовые навыки в пользу деятельности The National Trust2.

Данная организация является частной и существует на частные пожертвования и доходы от деятельности фонда. Уже более ста лет The National Trust существует для сохранения и презентации историко-культурного наследия.

Уже в XXI в. это одна из крупнейших частных организаций подобного типа в Европе.

В русском государстве первые путешествия были связаны с познавательными, торговыми, политическими и религиозными целями. Вместе с христианством на Русь пришла традиция паломничества.

Огромное значение в развитии российских путешествий сыграл Петр I.

Он отправлял людей не только в деловые поездки, но и с познавательной целью.

В XVIII в. путешествия становятся важной частью жизни светского общества. Дворяне путешествовали по всему свету. В те времена считалось престижным побывать в Европе и на Востоке.

До середины XIX в. в Европе и России путешествия не являлись самоцелью и преследовали торговые, образовательные, лечебные, познавательные, миссионерские и религиозные цели.

В начале XIX в. было положено начало экскурсионной деятельности, вследствие чего были созданы кружки и различные общества.

В России первые экскурсии проводило «Общество восстановления христианства на Кавказе». Первые экскурсии проводились в 1870 г. в городе Тифлисе для учеников Александровской школы, изучавших достопримечательности Кавказа. Многие организации использовали экскурсии для просвещения народа. Экскурсионная деятельность этих организаций привела к тому, что стали открываться музеи, исторические и культурные памятники, различные выставки. В 1872 г. на основе первой промышленной выставки открывается первый Политехнический музей, а в 1873 г. был основан Исторический музей.

В конце XIX в. в России появляются первые туристские фирмы. Так, в 1885 г. в Петербурге открывается предприятие Леопольда Липсона. Фирма брала на себя обязательство ознакомить туристов во время путешествия со всеми достопримечательностями в пути следования.

В 1900 г. возникло «Русское горное общество». Его учредителями были знаменитые ученые: В. И. Вернадский, П. П. Семенов-Тян-Шанский, Н. М. Пржевальский и другие.

В 1901 г. «Русский туринг клуб» был преобразован в «Российское общество туристов», которое просуществовало до лета 1928 г. По уставу членами клуба были привилегированные лица. Общество ставило своей задачей организацию туристских путешествий по России и за границей, знакомство с достопримечательностями древних русских городов, а также организацию путешествий к святым местам. В 1907 г. при «Российском обществе туристов» создается комиссия по организации образовательных экскурсий по России для школьников. В 1911 г. правление общества переезжает из Петербурга в Москву. В 1914 г. «Российское общество туризма» насчитывало 5 тыс. человек. Основными задачами

общества являлись проведение коллективных поездок, организация гостиниц в разных городах России для приема туристов, издание журналов.

Повышенный интерес к экскурсиям, возникший к 1910-м гг., привел к созданию при некоторых обществах экскурсионных комиссий, бюро, комитетов. Они содействовали знакомству со столицами и губернскими городами.

Количество экскурсионных комиссий постепенно возрастало. Они появлялись в различных городах России: Екатеринодаре, Харькове, Ярославле, Москве и др.

К концу 1915 г. существовало уже около 100 подобных организаций. С 1910 г.

стали организовывать экскурсии для сельских жителей в наиболее развитые сельскохозяйственные губернии для ознакомления с высокопродуктивными сельскими хозяйствами.

После событий 1917 г. многие организации и общества были запрещены.

Во второй половине XIX в. активно развивается школьно-экскурсионное дело, которое получает поддержку официальных властей.

Экскурсия начинает использоваться в качестве одного из средств морально-религиозного и патриотического воспитания учащихся. Начиная с 1899 г. в Москве при Педагогическом обществе работала комиссия по организации общеобразовательных экскурсий для учащихся. Эта комиссия создавала свои сборники и журналы: «Экскурсионный вестник», «Школьные экскурсии и школьный музей», «Русский экскурсант»; также общество занимались подготовкой руководителей экскурсий. Школьные экскурсии проводились с целью изучения окружающей природы и по историческим местам.

Таким образом, в Европе и во многих регионах России в конце XIX – начале XX в. начинает активно развиваться экскурсионная деятельность, обозначаются направления историко-культурного туризма, которые продолжают оставаться актуальными до настоящего времени. Но разница в темпах развития и методах работы организаций и обществ по сохранению и презентации историко-культурного наследия особенно заметна уже в XXI в., когда экскурсионная и туристская деятельность европейских организаций на порядок выше и продуктивнее аналогичных организаций в России.

http://www.paloma-travel.ru/hystory.shtml http://www.nationaltrust.org.uk/main/w-trust/w-thecharity/w-thecharity_our-past.htm

–  –  –

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО

ГОСУДАРСТВА В КОНЦЕ ХІХ – НАЧАЛЕ ХХ В.

Представление об истории России как об истории русского национального государства требует существенной корректировки. Эта необходимость возникла в 90-е гг. ХХ в., когда на месте, казалось бы, нерушимого Союза Советских Социалистических Республик возник целый ряд независимых государств1.

Отнести Россию к «классическим колониальным» империям невозможно также потому, что «титульный» народ – русские, широкие массы простого народа по своему экономическому развитию, социально-политической организации и уровню образования не превосходили многие другие этнические группы империи. Российское правительство, как правило, не только не создавало преАкупова А. М., 2009 имуществ для русских «низов», но нередко допускало, что их экономическое и правовое положение было хуже, чем у нерусских, чьи привилегии и социальный статус в большинстве случаев гарантировалось. Поэтому аккультурация в русский этнос для массы нерусских не представляла привлекательной перспективы.

Не наблюдалось и массового насильственного обращения в православие.

Традиции толерантности и прагматичного отношения к инаковерующим были заложены еще в годы существования Золотой Орды и домонгольский период.

Политика христианизации, проводимая Русской Православной Церковью, так и не стала политикой российского государства. Благодаря этому все прелести инквизиции и религиозных войн обошли Россию стороной. Языковая ассимиляция нерусских народов также не входила в планы российского государства. Неудивительно, что и социальные, и хозяйственные системы этносов России до ХІХ в. оставались замкнутыми и нетронутыми, несмотря на столетия российского господства и тесного соседства с русскими2.

Все это заставляет по иному взглянуть на государственное устройство страны, выраженное лозунгом «единой и неделимой» России. В разные периоды истории в составе Российской империи были страны, которые сохраняли свою государственность, обеспечивавшуюся особыми конституциями (Польша и Финляндия). Были государства, которые находились в вассальных отношениях с Российской империей (Казахстан, северокавказские и закавказские государства). С течением времени Конституции Польши и Финляндии стали нарушаться, постепенно были ликвидированы и вассальные государства на Северном Кавказе и в Закавказье, равно как и казахское ханство. Но даже в начале ХХ в. Финляндия пользовалась автономией, а Хива и Бухара находились под протекторатом и не были включены в состав России3.

Безусловно, существовала тенденция инкорпорации новых владений в империю, но и на этих территориях продолжало существовать развитое самоуправление.

Это было основной особенностью российского государства до 1917 г. Право на самоуправление нашло отражение в Судебниках 1497 и 1550 гг., Соборном Уложении 1649 г., Своде законов Российской империи. В результате в России был накоплен богатый опыт децентрализованного развития унитарного государства, который учитывал территориально-географические и социально-экономические, национальные и культурно-исторические особенности регионов. Данный опыт позволял сохранить на территории Российского государства традиционные нормы права, быта и обычаев народов, опирался на местную элиту, учитывал политическую ситуацию. Российскому многонациональному государству изначально были присущи элементы федерализма. Не случайно в стране в разное время выдвигались проекты образования федеративного государства4. При наличии полутораста народностей был неизбежен, – отмечает И. Солоневич, – индивидуальный подход к каждой из них. Монархическая Россия имела разные формы самоуправления – от почти республиканского в Великом Княжестве Финляндском до авторитарного в Хиве и Бухаре. В отличие от демократий Западной Европы, «русское самодержавие было всегда самым верным стражем русского самоуправления, и русское самоуправление – почти всегда, кроме последних десятилетий, было верной опорой самодержавия»5.

Видимо поэтому, как отмечает М. Геллер, «национального вопроса в России не было – если не считать хлопот с поляками и евреями»6.

Были однако в России и другие народы, которые не чувствовали себя так далеко продвинутыми в цивилизации, какими в этом смысле считали русских.

Они осознали, что в культурном плане Россия предлагает им кратчайший и самый легкий доступ в современный мир, и русский язык является лучшим инструментом для того, чтобы овладеть современными знаниями и идеями: «Возможно, самая важная роль России в следующей главе истории человечества будет заключаться в том, чтобы служить посредником в модернизации незападных народов, менее продвинутых на пути цивилизации, чем сама Россия»7.

Присоединение Казахстана к России осуществлялось в несколько этапов, и методы присоединения варьировались от добровольного присоединения до завоевания. Н. Нарбаев считает основным процессом после присоединения Казахстана к России процесс формирования единой евразийской государственности. Этот процесс можно разделить на два этапа. «Первый – присоединение к территориям России новых евразийских земель и создание единого географического пространства страны; второй – обустройство этих территорий в плане единого государственного, административного, судебного, военного и хозяйственного управления»8.

Положения 1886 и 1891 гг. новым этапом в процесс инкорпорации края в империю и его модернизации. Н. Нарбаев отмечает, что «по своему содержанию Положения 1886 и 1891 гг. были буржуазными законодательными актами.

Они отменяли сословно-феодальное деление традиционных местных обществ.

Вводилось новое социально-сословное деление, что было шагом вперед в становлении буржуазных отношений в Центральноевразийском регионе»9.

Одним из результатов модернизации стало то, что изменился статус старой аристократии, которая, напомним, выступала главным связующим звеном в многонациональном российском государстве, опорой престола.

Создание в годы первой русской революции представительного органа власти – Государственной Думы давало шанс сформировать новую систему власти, отвечающую демократическим и национальным требованиям. В Первой Государственной Думе депутатские места получили 62 украинца, 12 белорусов.

6 латышей, 7 татар, и по подсчетам О. Озганбая – 7 казахов10, были представители и других народов. Но уже по новому избирательному закону от 3 июня 1907 г. число членов Государственной Думы было уменьшено с 524 до 442. Население ряда губерний и областей (Акмолинской, Закаспийской, Самаркандской, Тургайской, Уральской, Ферганской) лишалось избирательных прав. В других национальных и окраинных областях число членов Государственной

Думы было сильно уменьшено. П. Сорокин обратил внимание на это явление:

когда прекращает существовать механизм обновления элиты, когда элиты вырождаются – начинается революция: «В периоды застоя в дореволюционные эпохи вырожденцы правящего класса прибегают исключительно к искусственным средствам для предотвращения процесса проникновения в их среду “головастиков” из низов и для монополизации всех высоких общественных позиций»11.

Таким образом, особенности российской государственности выражаются в следующем. Изначально существовала и сохранялась традиция тесного межнационального соседства, толерантности и взаимодействия. Освоение вновь присоединенных земель осуществлялось методами, которые не позволяют отнести Российскую империю к колониальным империям, а заставляют говорить о ней как о социальном государстве. Механизм управления империей строился на сотрудничестве с национальными элитами и сохранения в неприкосновенности социальных и экономических систем этих народов. Процесс инкорпорации новых территорий в состав империи носил длительный, постепенный характер, но даже там, где он был завершен, сохранялось место национальному культурному, социальному, экономическому развитию, но одновременно процессы модернизации приводили к пробуждению национального фактора, заставляли искать новые пути решения национальных проблем, новые принципы существования многонационального государства. Царское правительство выбрало путь унификации национальных различий и в целом политического свержения самодержавия.

См.: Национальная политика России: история и современность. М., 1997. С. 24.

Каппелер А. Россия – многонациональная империя. М., 2000. С. 121–122.

–  –  –

Юшков С. В. История государства и права СССР: в 2 ч. М., 1950. Ч. 1. С. 499, 550.

Горбунов А. А., Кретов Б. И. Федерализм в России: история, современность. М., 2002. С. 30–31; Абдулатипов Р. Г. и др. Федерализм в истории России: в 3 кн. М., 1992. Кн. 1. С. 17.

Солоневич И. Л. Народная монархия. М., 2003. С. 64–65.

Геллер М. Я. История Российской империи: в 3 т. М., 1997. Т. 3. С. 258.

Нарбаев Н. Б. Россия и Евразия: проблемы государственности. М., 1997. С. 104.

Нарбаев Н. Б. Россия – многонациональная империя. М., 2000. С. 157, 195.

Озганбай О. Государственная дума России и Казахстан (1905–1917). Алматы, 2000. С. 19.

Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 290.

–  –  –

ГЕНДЕРНАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ КАК ОСНОВА ПОЛИТИЧЕСКОЙ

АКТИВНОСТИ ЖЕНЩИН В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX В.

Процесс вхождения женщин в публичную сферу (литературу, наук

у, политику, государственную службу, производство и т. д.) был связан с преодолением целого ряда препятствий. С ними можно было бороться, чем и занималось женское движение. Их также можно было обходить, нарушать, что и порождало различные варианты девиантного поведения, в том числе и женскую преступность, и ее политическую разновидность.

© Богомаз А. П., 2009 В дореволюционной России женщины не были допущены к принятию каких-либо властных решений, как на имперском, так и на местном уровне. Они не имели права избираться и быть избранными в органы городского, земского общественного управления и в органы сословного самоуправления. Не было женщин и на ответственных постах в коронных (формируемых из центра) властных структурах. С появлением Государственной Думы женщины не получили доступ и в нее.

Не удалось женщинам до 1917 г. стать и полноправными государственными служащими, так как им были недоступны выслуга чинов и получение знаков отличия. Женщины в этот период работали, как правило, вольнонаемными служащими на мало престижных должностях. Выполняя обязанности наравне с чиновниками-мужчинами, они лишались соответствующих прав: на пенсию, мундир, награды, карьерный рост, зарплату равную мужской. В отношении женщин действовали более высокие цензы (возрастной, образовательный, срочный – наличие испытательного срока), которые были зафиксированы законодательно.

В начале 1870-х гг. появился закон, четко определивший приоритетные для женщин сферы деятельности (благотворительность, образование и воспитание), сферы, куда они могли быть допущены при определенных условиях (почтово-телеграфное ведомство, медицина) и остальные, куда женщинам доступ был закрыт – одной из таких сфер была сфера политическая.

Между тем, со второй половины XIX в. начал возрастать уровень образованности, общественной активности женщин, которая проявлялась в альтернативных государственной сферах деятельности. В конце XIX – начале ХХ в.

эпоха «выталкивала» многих неординарных женщин в область социального негатива: революционно-политическую деятельность, уголовную преступность, проституцию и т. д.

Встречая препятствия со стороны власти и общества к самореализации в публичной сфере в рамках существующей системы, некоторые весьма образованные, одаренные и неординарные женщины проявляли активность во внесистемной сфере, становясь уголовными (яркий пример – Ш. Блювштейн более известная как Сонька «Золотая ручка») или политическими преступницами (С. Перовская, М. Спиридонова и другие). Как отмечает Д. И. Раскин, в пореформенной России появился «определенный тип жизненного сценария и определенный спектр возможностей в рамках оппозиционной, внесистемной контркультуры, все более и более расходящейся по своим целям и установкам с официальной российской государственностью»1.

Революционная карьера в этот период становится доступной не только представителям всех сословий, но и обоих полов. В данном случае в основе девиантного поведения нередко лежало сочетание гендерной и иных видов дискриминации (национально-конфессиональной, социальной).

Иные причины и виды дискриминации толкали на преступный путь необразованных или малообразованных женщин из крестьянской и мещанской среды. Представительницы именно этих социальных групп составляли большинство российских уголовных преступниц, хотя встречались среди них и те, кто проходил по «политическим» статьям. В основном это несчастные женщины, которые в порыве отчаяния обругали самодержца, в нетрезвом состоянии в питейном заведении оскорбили царское семейство или порвали прошлогодний календарь, на котором оказались изображения императорских особ2.

Сравнивая две эти категории женщин, которые рассматривались как политические преступницы, и те действия, за которые они причисляются к данной группе, мы сталкиваемся с несопоставимыми действиями: подготовка и осуществление террористического акта, политическая агитация, вытесненных за рамки публичной жизни женщин и «сожительство» с любимым политическим ссыльным, перевозка литературы и нецензурное ругательство в сторону царственных особ, произнесенное в минуту отчаяния от нищенского, бесправного существования.

Возникает вопрос об иллюзорности представлений о профессиональной женской политической преступности, гиперболизированности ее легендарных образов женщин – профессиональных революционерок. Понимая миф как обобщенное представление о действительности, сочетающее и нравственные, и эстетические установки, соединяющее реальность с мистикой3.

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо в первую очередь разобраться с тем, что же такое политическая преступность.

Однозначного ответа на этот вопрос в конце XIX – начале ХХ в. дано не было. Существовало множество определений. К примеру, согласно современникам рассматриваемого периода Вальбергу (профессору Венского университета) и Глазееву, политическое преступление – это то преступление, которое по самой природе своего специфического свойства покоится на политических мотивах4. А вот определение политических преступников, сформулированное в ХХ в. – лица, которые представляют политическую угрозу, поскольку их идеологические убеждения бросают вызов существующей системе власти5.

Еще в конце XIX в. был сделан ряд попыток выделить свойства, которые характеризовали бы этот вид преступлений: 1) наличие посягательства на права государства и его внутреннюю и внешнюю безопасность 2) деяния, направленные против государственного устройства и против суверенной власти

3) посягательства, нарушающие порядок, установленный основными государственными органами, компетенцию властей, пределы власти каждого гражданина, права и обязанности отсюда вытекающие.

Исследуемая разновидность преступности неразрывно связана с характером, состоянием и динамикой индивидуального и общественного сознания, характеризуется высокой степенью латентности и чрезвычайной сложностью ее обнаружения и объективной фиксации.

Немаловажной особенностью политического сознания выступает его значительная чувствительность к социальным изменениям, быстрая изменчивость, что вызывается спецификой политического бытия. В отличие от экономических систем, для изменения которых нужны десятилетия, политические структуры, их отражения в сознании людей могут быть существенно обновлены в течение непродолжительного времени. Такой процесс рельефно проявляется в период революционных потрясений и реформаторских преобразований.

В тоже время женская часть общества вела наиболее традиционный образ жизни. Исконно в патриархальных семьях женщины являлись хранительницами очага и традиции.

Раскин Д. И. Сословия в Российской империи и типовые сценарии жизненного пути россиян в XIX – начале ХХ вв. // Английская набережная, 4. СПб., 2001. С. 227–250.

–  –  –

Именно на рубеже веков складываются две основные художественные системы английской сцены – интеллектуальный реалистический театр Бернарда Шоу и символистский, условный театр Гордона Крэга. Они отстаивали искусство высоких философских обобщений, осуждая пристрастие к театральным штампам предшествовавшей им поры. Однако их философские взгляды, понимание идейно-художественной природы современного театрального творчества резко расходились.

Бернард Шоу – прежде всего драматург, но также театральный критик и постановщик своих пьес – обратился к литературной публицистике, сделав ее неотъемлемой частью драмы. «Он преобразовал… все элементы драматической литературы, вспоминая традиции елизаветинской драмы, английского фарса, площадных балаганных зрелищ и т. д. Для Шоу-материалиста искусство должно было отражать объективную реальность, ее идеи, ее социальные законы и общественные противоречия»1.

Заслуга Гордона Крэга заключается в возрождении жанра маски и в создании «наивных и изящных» пьес с участием марионеток. Более того, «…для Крэга-идеалиста особый интерес представляло вмешательство, нередко трагическое, сверхъестественных, ирреальных сил в судьбы людей»2.

Руководитель берлинского Лессинг-театра Отто Брам пригласил его в Берлин, и в 1904 г. Гордон Крэг покидает Англию: «…мне не терпелось познакомиться с положением театральных дел на Европейском континенте, и с этой целью я посетил Россию, Германию, Францию, Голландию, Скандинавию и Италию»3. Сам Крэг писал: «Английскому театру моя деятельность не нравится, и если я не смогу быть полезен театру Англии, как мне того хотелось бы,… я отдам все, что имею театру России, потому что этот театр живет, а живой театр лучше мертвой традиции»4. И действительно, в 1911 г. в Москве, на сцене © Сорванова О. О., 2009 Московского художественного театра, состоялась премьера «Гамлета», поставленная Э. Г. Крэгом совместно с К. С. Станиславским и Л. А. Сулержицким.

Действительно, театральная ситуация в Англии была достаточно напряженной: «Уважаемым качеством почитались деловые способности, а главной целью – накопление социальных богатств. Подмена красоты жизни респектабельностью, красоты форм симметрией, богатство красок крахмальным бельем, красоту темы интересом к истории»5. Модным тогда был стиль салонной игры.

Бернард Шоу отмечал: «Трудность заключалась в том, что в наши дни зрелые и образованные люди не ходят в театр, как и не читают дешевых романчиков, а если драматурги и готовят им особую пищу, то они не реагируют на нее, так как нет привычки ходить в театр, а отчасти и потому, что не понимают, что новый театр совсем не похож на все обычные театры»6.

Новые коммерческие театры отказывались играть Г. Ибсена, А. П. Чехова, а если их произведения изредка и ставились, то в частных театральных клубах, организованные старым поколением, которое не знало другого театра, кроме классического, где можно было увидеть пьесы У. Шекспира, Дж. Г. Байрона, П. Б. Шелли, О. Уайльда.

В начале XX в. английская творческая интеллигенция увлекается русской литературой. В 1909 г. произошло весьма интересное для нас событие – появился сборник рассказов А. П. Чехова на английском языке, а в 1912 г. и романы Ф. М. Достоевского, уже хорошо известных в Англии по французским переводам.

Драматургия Чехова явилась открытием новой формы, которая требовала новых методов режиссуры и иных принципов исполнительского мастерства. «У английских актеров есть особое предрасположение к чеховским пьесам. Английский и русский национальные характеры, возможно, более родственны, чем мы предполагаем. Пьесы Чехова – единственное в своем роде явление: когда вы играете в них, у вас создается удивительно острое ощущение реальности происходящего»7. Хотя Чехов на английской сцене в течение долгого времени выглядел не вполне «по-чеховски». Виной тут, с одной стороны, стали несколько «англизированные» переводы Констанции Гарнетт, с другой – специфические особенности восприятия чеховской драматургии, характерные для Англии начала века. Наиболее выдающиеся театральные критики того времени накинулись на Чехова как «на поэта и пророка бесплодности». «В Англии, где театры

– просто обычные коммерческие предприятия, пьесы Чехова, гораздо менее доходные выдержали всего несколько представлений в “Сценическом обществе”.

Зрители изумлялись и говорили: “Как это по-русски!” Но это было временное явление, все театры с удовольствием ставили “Вишневый сад”, “Чайку”, “Трех сестер”, “Иванова” и “Дядю Ваню”. В типично русских пьесах Чехова отразилась жизнь усадеб всех европейских. Там, в этих усадьбах, наслаждение музыкой, искусством, литературой и театром заменило охоту, стрельбу, рыбную ловлю, флирт, еду и питье. И везде – те же самые милые люди и та же самая ужасающая бесплодность»8.

Англичанам нравился Чехов за легкость, чувство юмора, прелесть русской души, интерес к далекой России, и мало кто воспринимал его всерьез.

Возможно, что именно Шоу предсказал долгую жизнь драмам Чехова на английских подмостках еще в ту пору, когда настоящих удач в интерпретации их в Англии не было, увидел близость русских «вишневых садов» английским садам и «поместьям» послевикторианской поры, стремительно теряющим в XX столетии былой покой, устойчивость и благополучие.

Для английского читателя в прозе и драмах Чехова всегда самым трудным было постигнуть тончайший эффект «смеха сквозь слезы». Это относится как к многоактным, так и к одноактным пьесам (пьесы-шутки – «Юбилей», «Медведь» и другие). «Иванов» была самой трудной пьесой, поскольку именно в ней наиболее отчетливо проводится параллель между русской интеллигенцией и английской. Хотя «…понятие “интеллигенция” не приобрело такого значения – как в России, так и в западных странах принято говорить не об интеллигенции, а об интеллектуалах (intellectuals) и профессионалах, специалистах (professionals)»9. Возможно, что именно здесь и таятся истоки затруднения в осваивании ранней драмы Чехова, в том числе английским театром. Настоящая победа Чехова на британских подмостках осуществилась только во второй половине 20-х гг. XX в. Так, с 1910 по 1912 гг. в театре «Олдвич» шла пьеса Чехова «Вишневый сад».

На лондонских сценах ставились все пьесы Чехова, но особенно любимой была пьеса «Вишневый сад», которую ставили практически все театры Лондона начиная от Вэст-Энда и заканчивая северо-восточной частью Лондона, Ноттинг-хиллом, Челси и Ватерлоо-роад. Шотландский репертуарный театр в Глазго, открывшийся в 1909 г., также показывает «Чайку» Чехова.

Роман «Война и мир» Л. Толстого также был очень популярен среди русских произведений того времени. «Собор святого Петра в Риме – безделка в сравнении с “Войной и миром” Толстого, и можно с полной уверенностью утверждать, что, во всяком случае, в нынешнюю геологическую эпоху никто не станет читать эпические поэмы, даже если они вдвойне короче “Войны и мира”, при условии, что кто-нибудь эту поэму напишет»10.

Показательно, что лондонский театр «Сценическое общество» после объединения с маленьким театром открыл свой Шестой сезон 19 декабря 1904 г.

именно с пьесы Толстого «Власть тьмы». Однако критики посчитали, что «Общество» поставило пьесу хуже, чем когда-либо. Так, «Таймс» был шокирован пьесой: «отвратительная смесь свинского опьянения и сатироподобной жажды жестокого преступления»11. Макс Бирбом помещает весьма эмоциональную критику в адрес этой пьесы, хваля моральные и профессиональные качества пьесы, и объявляя: «Если мы чувствовали отвращение в течение пьесы, наш смысл искусства и понимание искусства были несовершенно разработаны; поскольку никакое искусство не могло быть более тонкое, чем у Толстого в показе человеческой особенности у “Сценического общества” нет стыда и чувства вины. Не оно, но возмущенные критики, должны покрыться краской»12.

Действительно, пьесы Л. Н. Толстого и А. П. Чехова шли на сценах лондонских театров и пользовались большим успехом у зрителей. Его ставили Д. В. Фейген, Э. Куэйл, Дж. Б. Шоу, М. Риджуэй, А. У. Пинеро, Д. Лин и многие другие.

Таким образом, российская драматургия повлияла на развитие английского театра. Так, особую форму драматического выражения своего творчества Дж. Б. Шоу нашел с помощью драм А. П. Чехова. Творчество великого русского писателя стало одним из важнейших литературных факторов, толкнувших драматурга на путь известной трансформации собственной художественной системы. В годы, предшествующие Первой мировой войне, чеховские драмы еще только начинали свою сценическую жизнь на подмостках английских театров. В Англии они были известны лишь небольшому кругу любителей «серьезной драмы» – жанра, который отнюдь не пользовался популярностью у широкой зрительской аудитории.

Часто одинаковые мотивы звучали в русской и английской культуре. Так, например, законченная к 1917 г. и изданная позже пьеса «Дом, где разбиваются сердца» соединила в один узел все основные мотивы творчества Дж. Б. Шоу.

Изображение всеохватывающего кризиса дома без всяких основ, кризиса мира, где утвердилась «невежественная и бездушная сила и хитрость», наметило новую существенную грань в его исканиях – обращение к творчеству Л. Н. Толстого и А. П. Чехова. Даже в подзаголовке Дж. Б. Шоу называет свою пьесу «Фантазией в русском стиле на английские темы», а в предисловии ссылается на Чехова как на одного из своих учителей.

Образцова А. Г. Синтез искусств и английская сцена на рубеже XIX–XX вв. М., 1984. С. 6.

–  –  –

Сибирский край, далекий от Центрального региона России, долгое время метко назывался «Богом забытой страной». Об этом факторе можно судить многое: Сибирь использовалась прежде всего для чуждых элементов общества, неугодных правительству личностей, как то ссыльных, каторжан, военнопленных. В то же время богатый природными богатствами край использовался в каПисарев А. А., 2009 честве сырьевого придатка пушниной и месторождениями.

Под обозначенным в заголовке термином «интеллигенция» подразумеваются наиболее образованные слои общества, прежде всего представители власти и лица, преимущественно занятые научно-творческим трудом. Говоря о роли чиновников, необходимо отметить, что в некоторых случаях они, сообразуясь с собственными понятиями о благе вверенного им региона, нарушали даже установленные предписания и инструкции вышестоящего начальства. Герценовские статьи в «Колоколе» в наибольшей степени характеризовали полный произвол и бесконтрольность сибирской бюрократии, отмечая, что «чиновничество царит в северо-восточных губерниях Руси и Сибири; тут раскинулось беспрепятствие, без “оглядки”, ввиду дальности расположения от центра»1.

Но, тем не менее, власть наилучшим образом осознавала проблему развития просвещения в крае, осуществляя посильные шаги в этом направлении. Военная и бюрократическая элита Сибири способствовали процветанию научного и культурно-образовательного строительства в Сибири, позволив ему продвигаться опережающими темпами по сравнению с аналогичными процессами в Европейской России. Так, по ходатайству генерал-губернатора Западной Сибири Н. Г. Казнакова, первой заботой было постановка дела народного образования в более благоприятных условиях: под его инициативой в Томске возникают реальное училище, три женских гимназии, повышается заработная плата учителям. Он же был причастен и к основанию первого сибирского университета.

При содействии Казнакова организуется экспедиция в Монголию исследователя Певцова, а на юг Томской губернии – Ядринцева.

Можно обозначить и другую сферу культурной деятельности, получившую свое развитие благодаря выходцу из Центральной России, бывшему московскому вице-губернатору Красовского, а летом 1883 г. вступившего на должность начальника Томской губернии. Под эгидой Красовского, хорошо знакомого с артистическим миром, по заметкам прессы, неуютная ранее «театральная зала приняла довольно привлекательный вид. Сцена поднята, пол настлан амфитеатром, кресла и скамейки расположены полукругом, число лож увеличилось. Сделано все, что было возможно для удобства публики и улучшению акустики зала»2.

С открытием Томского Императорского университета (ныне Государственный) в 1888 г. и Томского Технологического института (ныне Политехнический университет) в 1896 г. в Томск приезжает много высокообразованных и талантливых людей, многие из которых имели художественное и музыкальное образование, полученное в Москве, Петербурге и других европейских учебных заведениях высокого уровня3. Поскольку вплоть до 1918 г. Томск оставался единственным в Сибири городом, имеющим вузы, преподаватели стремились играть важную роль в культурной и общественной жизни Томска. Так, помимо преподавания рисования в гимназиях, училищах и частных учебных заведениях художники активно занимались просветительской деятельностью: читали перед населением лекции об искусстве, были участниками и организаторами художественных выставок, профессора принимали участие в музыкальных и других культурных мероприятиях. Поскольку у инженеров, составлявших первые преподавательские составы Политехнического института, было неотъемлемым архитектурное образование, следовательно, параллельно с художественным искусством интенсивно развивалась и каменная архитектура4. По заказам местной власти и частных магнатов архитекторы разрабатывали здания и сооружения по европейскому образцу, многие уцелевшие из которых и сейчас сохраняют свою изящность, неповторимость и четкость вписывания в городской быт.

В конце 1880-х гг. музыкальная жизнь в Томске еще довольно редко выходила за рамки домашнего музицирования, семейных литературномузыкальных вечеров. Кроме номеров хорового и сольного пения в их программу входило чтение стихов и танцы. Тем не менее, многие профессора Технологического института и Императорского университета выступали с лекциями, сбор от которых шел в пользу различных фондов на развитие литературных и музыкальных кружков5.

Все вышесказанное еще раз убеждает, что сибирская наука и в большинстве своем искусство, развивались не без влияния Центральной России. Томск как один из провинциальных городков постепенно впитывал в себя то, что получало широкое распространение на всей территории России. Это обстоятельство сыграло огромную роль в жизни Томска, с ускоренными темпами переместившись из разряда торговых в крупный научный центр, сохраняющий и развивающий свою инновационную деятельность и сегодня.

В настоящее время можно проследить такую тенденцию, что Сибирь замечается прежде всего как придаток России в снабжении и экспорте нефти, газа, леса. В. В. Путин намеревался использовать наш край как полигон отходов МОКС. Но, в то же время, президент совершенствовал наше образование, стремился выделять финансы, предоставлять возможности для получения грантов, укреплял связи и сотрудничество с Германией. Стоит учесть, что Путин к тому же первый из российских правителей послереволюционной эпохи, который посетил Томск, причем неоднократно. Ну а как будет продвигаться ситуация дальше, при преемнике, Д. Медведеве, покажет время.

–  –  –

История ТТИ в документах, 1896–1917. Т. 1. Томск, 1975. С. 18.

Ляхович Е. С., Реушкин А. С. Университеты в истории и культуре дореволюционной России. Томск,

1998. С. 23.

–  –  –

Обращаясь к рассматриваемой проблеме, хотелось бы отметить недостаточную ее разработанность на современном этапе, а тем более на региональном уровне. Изучение общественной жизни крестьянства позволит окунуться в глубины народной ментальности, ведь именно в ней, по мнению Н. П. Дружинина, имеется «обширный материал для суждения о народной душе…»1.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:

«Санкт-Петербургский государственный университет Государственный Эрмитаж Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов Музей истории гимназии К. И. Мая (Санкт-Петербург) при поддержке и участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга Всемирного клуба петербуржцев Международного благотворительного фонда «Рериховское наследие» (Санкт-Петербург) Благотворительного фонда сохранения и развития культурных ценностей «Дельфис» (Москва) Санкт-Петербургского государственного института...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Посвящена 15-летию Института государственного управления и права ГУУ Москва 20 УДК 172(06) Г Редакционная коллегия Доктор исторических наук, профессор Н.А....»

«ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» (Россия) Историко-географический факультет Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина (Украина) Исторический факультет Харьковский национальный педагогический университет имени Г.С. Сковороды (Украина) Исторический факультет Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» Международная научно-практическая конференция ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В РОССИИ: ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (К 20-ЛЕТИЮ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/52 25 июля 2011 г. Оригинал: английский Пункт 5.11 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о мероприятиях ЮНЕСКО по реализации итогов Встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВИО) и будущие меры по достижению целей ВВИО к 2015 г. АННОТАЦИЯ Источник: Решение 186 ЕХ/6 (IV). История вопроса: В соответствии с решением 186 ЕХ/6 (IV) на рассмотрение Генеральной конференции представляется настоящий...»

«ОТ РЕДАКТОРА © 2015 Г.С. Розенберг Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти FROM EDITOR Gennady S. Rozenberg Institute of Ecology of the Volga River Basin of the RAS, Togliatti e-mail: genarozenberg@yandex.ru Ровно 25 лет тому назад, 2-3 апреля 1990 г. в нашем Институте совместно с Институтом философии АН СССР, Институтом истории естествознания и техники АН СССР и Ульяновским государственным педагогическим институтом им. И.Н. Ульянова была проведена первая Всесоюзная конференция...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«ISSN 2412-9755 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 29 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ: Международное научное периодическое издание...»

«Бюджетное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Музей геологии, нефти и газа»СБОРНИК ТЕЗИСОВ II РЕГИОНАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ИМЕНИ В. И. ШПИЛЬМАНА «ПРОБЛЕМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ПОИСКА В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ» 14–15 апреля 2014 года Ханты-Мансийск ББК 20.18 С 23 Редакционная коллегия: Т. В. Кондратьева, А. В. Нехорошева, Н. Л. Сенюкова, В. С. Савина С 23 Сборник тезисов II региональной молодежной конференции им. В. И. Шпильмана «Проблемы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 25 ноября 2011 г.) Москва Научный эксперт УДК 94(47+57)+94(47)“451.20” ББК 63.3(2)634-3 ОРедакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, В.Н. Лексин, Ю.А. Зачесова О-80 От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки. Материалы Всеросс. науч. конф., 25 ноября. 2011 г., Москва [текст + электронный...»

«Белорусский государственный университет Институт журналистики ВИЗУАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАИНДУСТРИИ Материалы Республиканской научно-практической конференции (20–21 марта) Минск УДК 070-028.22(6) ББК 76.Оя431 Рекомендовано Советом Института журналистики БГУ (протокол № 5 от 29 января 2015 г.) Р е ц е н з е н т ы: О.Г. Слука, профессор, доктор исторических наук Института журналистики Белорусского государственного университета, профессор кафедры истории журналистики и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «БАРАНОВИЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра социально-гуманитарных дисциплин ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА (Дню Победы советского народа в Великой Отечественной войне посвящается) МАТЕРИАЛЫ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 17 апреля 2015 г. г. Барановичи Республика Беларусь Барановичи РИО БарГУ УДК 00 ББК 72 С57...»

«НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БИБЛИОТЕКУ (апрель сентябрь, 2011 г.) 41-й не померкнет никогда : страницы истории / авт.-сост. И. Е. Макеева. С 65 Гродно : Гродненская типография, 2006. 254 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). ALMA MATER: Гродненский государственный аграрный университет : традиции, история, современность. 60 лет / сост. В. В. Голубович [и др.] ; под общ. A39 ред. В. К. Пестиса. Гродно : Гродненская типография, 2011. 127 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). XIV международная научно-практическая...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник “Кижи”» РЯБИНИНСКИЕ ЧТЕНИЯ – Материалы VII конференции по изучению и актуализации культурного наследия Русского Севера Петрозаводск УДК 930.85(470.1/2) (063) ББК 63.3(2)6-7(231) Р Ответственный редактор доктор филологических наук Т.Г. Иванова В сборнике публикуются материалы VII конференции по изучению и актуализации культурного наследия Русского Севера...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» Философский факультет, Университет г. Ниш, Сербия КУЛЬТУРА. ПОЛИТИКА. ПОНИМАНИЕ Война и мир: 20-21 вв. – уроки прошлого или вызовы будущего Материалы III Международной научной конференции 23-25 апреля 2015 г. Белгород УДК 338.12.017(470) ББК...»

«VI Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Ярославль, Ростов Великий 27– 29 мая 2015 года СБОРНИК ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ В сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов СОДЕРЖАНИЕ Приветственное слово губернатора Ярославской области 1. С.Н. Ястребова. Приветственное слово министра культуры...»

«История факультета информационных и образовательных технологий Факультет информационных и образовательных технологий ведет свою историю с 2004 года от института образовательных технологий. Институт образовательных технологий был создан в сентябре 2004 года. В состав института вошли кафедры осуществляющие преподавание дисциплин социально-экономического и естественнонаучного цикла учебных планов всех специальностей. В результате в структуру ИОТ вошли две выпускающие кафедры «Информатика», как...»

«Санкт-Петербургский центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State University, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities Proceedings of the 16 th Annual International Conference Saint-Petersburg Р е д а к ц и о н н...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.