WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ПРАВОВАЯ РОССИЯ – XXI ВЕК! К 1150-ЛЕТИЮ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ Сборник материалов Всероссийской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 94:340 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Согласно Положению о судоустройстве РСФСР 1922 г., основным звеном судебной системы был народный суд, разбиравший основную массу гражданских и уголовных дел.

Народный суд рассматривал все дела по первой инстанции с участием двух народных заседателей, которые, как судьи, избирались из среды трудящихся [2. ст. 2, 3].

Вторым звеном судебной системы стали губернские суды, созданные вместо ранее действовавших губернских отделов юстиции, революционных трибуналов и губернских советов народных судей.

Губернские суды разбирали в качестве суда первой инстанции наиболее сложные дела, ранее отнесенные к подсудности революционных трибуналов. В качестве суда второй инстанции губернский суд выполнял функции, ранее принадлежащие советам народных судей. Кроме того, губернские суды осуществляли судебный надзор и судебное управление в отношении народных судов губернии. Губернский суд рассматривал протесты, внесенные представителем губернского суда или губернским прокурором, но отменить вступившие в законную силу приговоры не имел права, он лишь передавал дело в Верховный суд РСФСР.

Высшим судебным органом республики, объединившим деятельность всех судебных учреждений, стал Верховный суд РСФСР, который рассматривал наиболее сложные дела, осуществлял полномочия кассационного суда по отношению к губернским судам и специальным судебным учреждениям, а также судебный надзор и судебное управление. Но важно отметить, что Верховный суд РСФСР не мог выступать в качестве кассационной инстанции в отношении всей сети народных судов (этим занимались губернские суды) [2. Ст. 5].

Но остается неясным, зачем понадобилось вместо единого народного суда создавать три звена, выступающих в качестве суда первой инстанции? Есть версия, что основной причиной отказа от дальнейшего укрепления и развития народного суда было отсутствие необходимого количества высококвалифицированных кадров судебных работников. В связи с этим нельзя было доверять всем местным судам рассмотрение уголовных дел любой сложности и важности [1. С. 148].

Верховный суд РСФСР действовал в следующем составе:

президиум, пленум, кассационные коллегии по уголовным и гражданским делам, судебная, военная и военно-транспортная коллегии. Также в составе Верховного суда действовала дисциплинарная коллегия [2. Гл. VIII].

В Положении о судоустройстве 1922 г. подробно регламентировалась организация военных и военно-транспортных трибуналов. Военные трибуналы создавались при дивизиях, корпусах, военных округах в мирное время. В военное время создавались военные трибуналы фронтов, армий, укрепленных районов. Кандидаты выдвигались реввоенсоветами и утверждались Военной Коллегией при Верховном суде. Аналогичным образом формировались военно-транспортные трибуналы.

В результате судебной реформы создавалась довольно стройная система судов во главе с высшим судебным органом.

Хотя и сохранились две обособленные системы судебных учреждений (общие и военные), все же отныне руководство специальными судами осуществлялось не ведомственными судебными органами, а Верховным судом РСФСР.

В 1922 г. образовался СССР и это повлекло соответствующие изменения в судоустройстве. В 1923 г. было издано постановление об организации Верховного суда Союза ССР. Фактически он приступил к работе только в 1924 г. [3. С. 326].

Согласно ст. 43 Конституции СССР 1924 г. Верховный суд СССР был организован «в целях утверждения революционной законности на территории СССР» [4].

Первоначально Верховный суд СССР являлся не столько судебным органом, сколько органом надзора за соблюдением законности высшими органами власти союзных республик [5. Ст. 2].Он давал заключения по требованию Президиума ЦИК и СНК союзных республик, их съездов Советов и СНК СССР.

Верховный суд СССР также являлся судом первой инстанции по делам исключительной важности. Верховный суд СССР действовал в составе коллегий – уголовной судебной, гражданской судебной и военной, а также пленума [5. Ст. 5]. Пленум Верховного суда СССР рассматривал все вопросы в области конституционного и судебного надзора. Пленум осуществлял распределение членов Верховного суда СССР по судебным коллегиям, а также создавал специальные судебные присутствия (составы) для рассмотрения дел особой важности. Пленум состоял из председателя Верховного суда СССР, его заместителей, председателей верховных судов союзных республик, председателей коллегии ОГПУ и председателей всех коллегий Верховного суда СССР, с обязательным участием прокурора при Верховном суде СССР. Военная коллегия являлась кассационной инстанцией для военных трибуналов, рассматривала в качестве суда первой инстанции дела особой важности из числа дел, подсудных военным судам, и осуществляла функции судебного управления в отношении военных судов. Что же касается военнотранспортных судов, то они были упразднены [6].

Литература

1. Портнов В.П. Становление правосудия Советской России (1917–1922 гг.). М., 1990.

2. О введении в действие Положения о судоустройстве РСФСР:

пост. ВЦИК от 11 ноября 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 69.

3. История государства и права России / под ред. Ю. П. Титова.

М., 2001.

4. Конституция Союза Советских Социалистических Республик.:

утв. ЦИК СССР от 6 июля 1923 г. // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1923.

№ 150.

5. Положение о Верховном суде СССР.: пост. Президиума ЦИК от 23 ноября 1923 г. // Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. 1923. № 10.

6. Постановление об упразднении военно-транспортных трибуналов.: пост. ЦИК СССР от 23 ноября 1923 г // Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. 1923. № 11.

Д.С. Козлова Трансформация институтов губернской власти в Сибири на начальном этапе Гражданской войны (на примере Томской губернии) Рассматривается процесс становления и трансформации институтов государственной власти Западно-Сибирского комиссариата и Временного Сибирского правительства.

Анализируются причины несостоятельности выбранного ими политического курса.

Ключевые слова: Гражданская война, региональная власть, история Сибири, губернский комиссариат.

Период революции и Гражданской войны можно считать одним из самых драматичных в истории нашей страны в целом, и Томской губернии в частности. Эти события кардинально изменили судьбу губернии и каждого ее жителя. Полностью были разрушены прежние принципы управления государством, страна встала на новый путь долгих исканий и перемен. Каждая новая власть стремилась создать эффективный государственный аппарат, но все попытки заканчивались провалом. Причины этого заключались как в неумелой политике, так и в трудностях самого периода.

Антибольшевистскому перевороту в Томской губернии предшествовал длительный период организации нелегального политического подполья. Это было связано с консолидацией офицеров ликвидированной русской армии, а также с деятельностью уполномоченных Временного правительства автономной Сибири и Западно-Сибирского комиссариата (далее ЗСК) во главе с А.Н. Гришиным (псевдоним – Алмазов), он стал активным проводником политики объединения всех антибольшевистских сил. Комиссариат состоял из уполномоченных Временного Сибирского правительства П. Михайлова, М. Линдберга, Б. Маркова и председателя Томской уездной управы В. Сидорова. Все они были представителями партии эсеров.

Вооруженное выступление подпольщиков предполагалось в конце июня 1918 г., в это же время планировалось выступление чехословацкого корпуса, однако выступление легионеров произошло на месяц раньше, и руководители подполья вынуждены были в спешном порядке корректировать свои планы.

В Томской губернии восстание началось ранним утром 29 мая 1918 г., основные удары были нанесены по штабу Красной гвардии, военно-революционному штабу и тюрьме, однако уже к вечеру выступление было подавлено большевиками, десятки белогвардейцев были арестованы, многие получили ранения, но уже через день они снова вышли на улицы. После первого разгрома томские подпольные организации не были уверены в своих силах в борьбе с большевиками, поэтому они направили приглашение прибыть в Томск чехословацкому эшелону, находившемуся в Тайге. Однако вооруженная помощь уже не требовалась, ещё утром 31 мая томские большевики, узнав о приближении чехословаков к городу, поспешно эвакуировались на двух пароходах. Как сообщала «Сибирская жизнь», «в 4.30 утра все видные члены томского совдепа бежали, отправившись на вооруженном теплоходе «Ермак» вниз по р. Томи» [1. 2 июня].

В день переворота члены ЗСК, выйдя из тюрьмы, приступили к исполнению своих обязанностей. От имени членов ЗСК 1 июня 1918 г. появилась специальная декларация, «Ко всему населению Западной Сибири», где были сформулированы основные цели и задачи новой власти [2. C. 15].

ЗСК объявлялся высшей местной властью в Западной Сибири временно, до освобождения всей территории. Своей основной задачей комиссариат считал созыв Сибирской думы, которая должна была стать временным законодательным органом. До созыва Учредительного собрания ей должна была принадлежать вся законодательная власть, а власть исполнительная – органу, который установит Учредительное собрание.

Также в задачи комиссариата входило восстановление распущенных большевиками местных самоуправлений в их законно избранном составе. На местах создавались местные, губернские, уездные и городские комиссариаты.

4 июня ЗСК было издал постановление, которое определяло функции комиссаров на местах. Все они были нацелены на скорую передачу власти земским и городским самоуправлениям: 1.

Наблюдение за точным проведением в жизнь полного народовластия с восстановлением органов местных самоуправлений на основе всеобщего, равного и тайного голосования. 2. Оказание всемерного содействия по формированию Добровольческой Сибирской армии Временного Сибирского правительства согласно принципам и формам, установленным ЗСК.

3. Наблюдение за планомерным проведением в жизнь постановлений, распоряжений и мероприятий центральных органов по всем отраслям государственного управления и народного хозяйства.

Около недели большинство членов ЗСК находилтсь в Томске.

Затем, 5 июня, они перебрались в Новониколаевск, избранный местом его пребывания. Но уже в середине июня комиссариат переехал в освобожденный накануне от большевиков Омск.

С отъездом ЗСК, 5 июня 1918 г., в Томске был создан новый коалиционный комиссариат. «Сибирская жизнь» от 8 июня дает следующие сведения по составу комиссариата: присяжный поверенный председатель губернской земской управы Н.В. Ульянов, председатель городского врачебно-санитарного совета А.А. Грацианов и помощник присяжного поверенного штабс-капитан Ф.И. Башмашников [1. 8 июня]. В таком составе комиссариат начал свою работу 12 июня 1918 г.

После переворота не были налажены контакты между отдельными пунктами, где действовало антибольшевистское подполье, так единого руководящего центра на освобожденной территории не сложилось. Формирование новых органов власти проходило в обстановке крайней неразберихи и разобщенности. Во всех городах о себе заявляли комиссары, которые объявили себя «Уполномоченными Сибирского правительства».

В течение июня 1918 г. шло формирование властной структуры. Комиссариат был основным связующим звеном между местной и центральной властью. Первостепенной задачей его было восстановление органов местного самоуправления. Но в обстановке Гражданской войны такие принципы были малоэффективными, комиссары не справлялись со своими задачами, постановления из центра не выполнялись должным образом и восстановление земств затянулось. В этих условиях ЗСК пришлось отказаться от идеи скорейшего восстановления самоуправлений и принять меры по усилению центральной власти.

Так, 29 июня ЗСК было издано постановление, по которому губернским (областным) комиссариатам предоставлялось право издавать обязательные постановления, т.е. предоставлялись полномочия бывших губернаторов.

Во главе управления губерниями с момента свержения советской власти Сибирское правительство ставило коллегию из трех лиц, «распределявших между собой соответствующим образом различные отделы», отмечала «Сибирская жизнь».

Первоначально комиссариаты по всей Сибири создавались на коллегиальных началах, «чтобы придать легитимный характер режиму, обеспечить прочность и стабильность демократическому курсу» [3. C. 95–97]. Создавались губернские и уездные комиссариаты на основе практики, сложившейся ещё при Временном правительстве. Структура их повторяла структуру ЗСК.

Во главе комиссариата также стояла коллегия из 3–4 комиссаров, в структуре также было 6 отделов. Члены комиссариата распределяли между собой полномочия в зависимости от компетенции.

По такой же схеме формировались и уездные комиссариаты.

Многие из тех, кто оказался в органах власти, пользовались авторитетом у населения, но порой не имели административного опыта, были далеки от проблем управления [4. C. 134].

Такой порядок вещей просуществовал не долго, уже 30 июня ЗСК упразднялся, а вся полнота власти переходила к Временному Сибирскому правительству (далее ВСП), решение о формировании которого было принято 29 июня 1918 г. на собрании с участием нескольких членов ВПАС, в Омске.

Согласно постановлению ВСП от 15 июля 1918 г. о «Временных правилах о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» [2. C. 65] на губернских комиссаров возлагалось командование армией и обязанности по охране государственного порядка и общественного спокойствия.

Также губернский комиссар должен был осуществлять надзор за выполнением законов, постановлений и распоряжений правительства. Комиссар обладал реальными полномочиями и должен был быть проводником воли правительства, но в действительности это было не всегда так.

Вертикаль власти плохо регулировалась – комиссары часто выступали не проводниками воли правительства, а вершили «свою политику», далеко не способствующую укреплению государства.

Тенденция укрепления местной власти прослеживается и в изменении ее структуры. Постановлением ВСП от 18 июля коллегиальные губернские и уездные комиссариаты были заменены единоличными губернскими и уездными комиссарами [2.

C. 86]. Обязанности Томского губернского комиссара первоначально стал исполнять Ф.И. Башмашников, остальные члены комиссариата перешли на другие должности. Вскоре на должность губернского комиссара был назначен известный в Томске общественный и политический деятель А.Н. Гаттенбергер.

Однако с заменой губернских комиссариатов единоличными комиссарами прежние проблемы не исчезли: «в каждой губернии предписания министра внутренних дел исполняются постольку, поскольку они не идут в разрез с собственными взглядами губернского комиссара», характеризовал ситуацию Г.Г. Тельберг [1. 7 авг].

Не менее серьезной проблемой было отсутствие в управленческом аппарате компетентных, опытных людей, из-за чего комиссариат страдал от нехватки кадров. Комиссар и его помощник были перегружены делами, не имея возможности опереться на кого-либо в своем штате. «Томский губернский комиссариат с самого начала революции состоял из трех лиц, и каждое из них было переобременено делами», отмечал А.Н. Гаттенбергер [5. Л. 43]. При таком положении дел комиссариат не мог должным образом выполнять надлежащие функции.

На уездном уровне власти ситуация была еще сложнее – надзор со стороны губернии практически отсутствовал, плохо была налажена связь, также не хватало кадров.

Первоначально ЗСК делал ставку на восстановление органов местного самоуправления с опорой на институт комиссаров, но в условиях разворачивающейся Гражданской войны эти принципы были малоэффективными. Для поддержания контроля на местах была необходима сильная государственная власть, воплощением которой опять же стали комиссары – расширялись их полномочия.

Еще отчетливее это проявлялось при ВСП: коллегиальные комиссариаты были заменены институтом комиссаров, им было передано командование армией, а также охрана государственного порядка и общественного спокойствия на местах.

Такая система хороша была лишь в теории, а на практике на местах нередко царил произвол, не хватало опытных в управлении людей, связь губернии с уездом была плохо организована.

Институт комиссаров снова был далек от исполнения тех функций, что ему предписывались.

После установления диктатуры А.В. Колчака наблюдалось дальнейшее ужесточение политического режима, его милитаризация.

Однако эту тенденцию отчасти можно объяснить и общим усложнением положения правительства Колчака:

затягиванием войны, ухудшением экономической ситуации, а вследствие этого усилением народного недовольства. Гражданская война диктовала свои правила, в том числе и для мирной жизни.

Подводя итоги, можно сказать о том, что ни одному из небольшевистских правительств Сибири (как, впрочем, и в России в целом) не удалось создать эффективную систему государственной власти на местах. Этот фактор и стал впоследствии решающим в падении «белой» государственности.

Литература

1. Сибирская жизнь (Томск).

2. Законодательная деятельность белых правительств Сибири (июнь–ноябрь 1918 г.). Вып. II / сост. Е.В. Луков, С.Ф. Фоминых, Э.И. Черняк. Томск, 1998.

3. Никитин А.Н. Органы местной власти в «белой»

Сибири // История «белой» Сибири: Тезисы второй научной конференции (4–5 февраля 1997 г.). Кемерово. 1997.

4. Никитин А.Н. Государственность «белой» России: становление, эволюция, крушение. М., 2004.

5. Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-1362.

Оп. 1. Д. 38.

К.А. Конев Принцип «правопорядка» в декларациях Российского правительства адмирала А.В. Колчака и его интерпретация в либеральной прессе Сибири и Дальнего Востока На основе анализа газетной периодики Сибири и Дальнего Востока периода Гражданской войны рассматриваются особенности отношения власти и общества к проблеме правопорядка. Делается вывод об актуальности данной проблемы в прессе и неоднозначном отношении к ней различных социальных и политических сил.

Ключевые слова: правопорядок, Российское правительство А.В. Колчака, Гражданская война в России, периодическая печать.

На современном этапе изучения Революции и Гражданской войны в России немалое внимание уделяется государственноправовому аспекту. Осознание того факта, что в период Гражданской войны шла борьба не только партий, классов, социальных групп, идеологий, армий, но и государств, создало, по словам А.Н. Никитина, предпосылки для формирования качественно нового уровня понимания сущности процессов, происходивших в 1918–1920 гг. в России. [1. С. 7]. За последние годы появился ряд работ как отечественных, так и зарубежных авторов, посвященных исследованию многообразия институтов власти, созданных противниками большевиков, правоохранительной политики и системы правопорядка, существовавшей на территориях, находившихся под властью антибольшевистских сил. Так, следует отметить работы В.Д. Зиминой, А.Я. Бутакова, Е.А. Бушарова, А.Н. Никитина, С.П. Звягина, О.А. Кудинова, В.Г. Медведева. В настоящее время при исследовании тех или иных проблем истории Революции и Гражданской войны исследователи используют новые методологические подходы, активно применяют достижения других дисциплин. В связи с этим интерес может представлять рассмотрение той или иной проблемы, связанной с государственноправовой сферой в контексте исследования состояния общественного мнения.

В период Гражданской войны основным средством массовой коммуникации являлась пресса. Газеты обращали внимание на множество проблем, выражали настроения общества и сами оказывали влияние на мнение людей о том или ином явлении.

Следовательно, анализ такого источника, как периодическая печать, позволяет реконструировать общественное мнение, которое существовало в информационном пространстве России в 1918– 1920 гг. Цель данной работы рассмотрение на основе анализа прессы востока России того, как формулировались и понимались идеи правопорядка, законности, правового государства властью и обществом на востоке России в период существования правительства А.В. Колчака. Исследование данной проблемы позволяет понять настроения общественности Сибири и Дальнего Востока в период Гражданской войны, оценить роль средств массовой информации в процессе формирования мировоззрения российского общества, находившегося в экстремальных условиях гражданской войны.

В своем широко известном обращении к населению, изданном после переворота 18 ноября 1918 г., А.В. Колчак озвучил три главные цели – «создание боеспособной армии, победа над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог избрать себе образ правления, который он пожелает…» [2. 20 ноя]. Некоторое время спустя в беседе с журналистами А.В. Колчак более подробно рассказал о своей политической программе. Верховный правитель выражал глубокое убеждение в том, что «государства наших дней могут жить и развиваться только на прочном демократическом основании».

Исходя из этого А.В. Колчак особое внимание обращал в первую очередь на правовую сферу. Называя себя «сторонником порядка и государственной дисциплины», адмирал заявлял о том, что теперь он «в особенности будет требовать от всех не только уважения права, но и, что главнее всего в процессе восстановления государственности, поддержания порядка». Верховный Правитель обещал «принимать все меры для борьбы с насилием и произволом» и «стремиться к восстановлению правильного отправления всех функций государственной жизни, служащих не только делу государственного строительства, но и возрождению Родины». Таким образом, установление правопорядка считалось необходимым условием для восстановления государства. Лишь после создания «нормальных условий для жизни» адмирал считал целесообразным созыв Национального собрания [2. 30 ноя]. Такова была официальная позиция омского правительства, слова о «законности и порядке» в дальнейшем не раз повторялись в его различных заявлениях, вплоть до конца существования. Это должно было убедить общество в том, что диктатура Колчака является подзаконной, противопоставлять ее «противоправной»

диктатуре большевизма, создавать положительный образ власти в глазах как населения Сибири, так и союзников. Вместе с тем можно сказать, что омское правительство действительно стремилось к установлению правопорядка и сохранению прав населения, для чего, как отмечает А.Н. Никитин, теоретики твердой власти, отрицавшие народовластие левых и парламентаризм умеренной части антибольшевистского фронта, пытались совместить принципы правового и полицейского государства.

Связующим звеном того и другого выступали понятия «гражданский порядок», «правопорядок», «законность». Таким образом, новая власть должна была в условиях гражданской войны, при единоличной диктатуре и при отсутствии контроля со стороны народа в лице парламентских органов сама себя ограничить законом и не допускать его нарушений [1. С. 229].

Тема установления и культивирования законности и правопорядка была сразу подхвачена прессой и сохраняла свою актуальность в печати Сибири и Дальнего Востока на протяжении всего периода существования режима А.В. Колчака. Различные политические силы неодинаково отнеслись к факту переворота 18 ноября и по-разному воспринимали официальные заявления новой власти. Однако все сходились на том, что революционные события помрачили в сознании масс представления о «законности» и «порядке», понятие о которых «вообще было слабо развито в сознании широких слоев населения» [2. 3 дек]. Различным, однако, было отношение к тому, какими путями необходимо восстанавливать разрушенный правопорядок и воспитывать в народе правосознание. Следует отметить, что наибольший интерес к теме правопорядка проявляла либеральная, кадетская печать, поддерживавшая власть и считавшая, что возможно существование диктатуры на началах законности. Кадетские издания, встретившие колчаковский переворот сочувственно, не считали нужным бояться установления диктатуры. Иркутская газета «Свободный край»

утверждала: «Изменение в составе и характере власти не означает, что она становится на путь реставрации. Власть, взявшая курс на установление начал демократического правопорядка, получит поддержку широких слоев населения» [2. 22 ноя]. Эта же газета, характеризуя программу Колчака, считала, что судить о ней нужно не по словам, а по делам, а насколько «дела будут соответствовать словам, будет зависеть не только от Верховного правителя, но и от всех нас, могущих в той или иной мере оказать поддержку и не дать возможности делам, которые не всегда подчиняются воле отдельных лиц, разойтись со словами…» [2. 5 дек].

Отмечалось и обилие проблем в сфере правопорядка, особенно на уровне местного управления. Констатировалось, что «власть на местах считает призванной себя к правотворчеству», а некоторые ее представители «считают себя вправе не только не исполнять требований высшей власти, но и выставлять свои требования, в результате чего создается недовольство и раздражение, и в конечном счете между властью и обществом вырастает стена» [3. 3 дек]. Отмечалось также и тяжелое положение деревни. «Деревня заброшена основательно и несправедливо. А государственная организация всем своим существом боится подойти к делу внесения порядка в жизнь граждан – писала омская газета «Сибирская речь» [7. 3 янв].

Характерно, что «незакономерные действия» должностных лиц считались такой же угрозой для государственности, как и «пропаганда крайних течений». Наряду с угрозой «обычного»

большевизма, выделялась проблема так называемого большевизма «справа», «атаманства». Деятельность таких одиозных личностей, как атаманы Семенов и Анненков приводилась в качестве примера вопиющего беззакония и произвола.

Констатируя существующие проблемы в сфере правопорядка, пресса активно искала пути их разрешения. Кадетская печать признавала, что для установления законности необходима твердая власть, однако оговаривалась, что ей необходимо руководствоваться указаниями закона, а применение тех или иных мер воздействия должно обусловливаться началами целесообразности и необходимости. Утверждалось также, что «высшая власть, если она нуждается в поддержке общественного мнения и если она стремится установить в стране прочный правопорядок, должна указать, где начинаются и кончаются права и обязанности местной власти» [3. 3 дек]. Обращалось внимание и на кадры. Так, важнейшей задачей власти провозглашалось «инструктирование должностных лиц с указанием, что каждый чин должен руководствоваться указаниями закона» [4. 31 янв]. Также во избежание злоупотреблений газета «Голос Приморья»

призывала местную и высшую власть внимательно относиться к взглядам и мнениям государственно мыслящей части населения, как по вопросу о целесообразности мер, так и по вопросу о выборе людей [9. 25 янв]. Еще одной мерой считалась реконструкция органов власти, и особенно милиции, в плане подготовки чинов, пересмотра общего положения и налаживания лучшего обеспечения. Омская «Сибирская речь», руководствуясь выражением «не до жиру – быть бы живу», отмечала, что если самоуправления в том виде, в каком они существуют, не годны – нужно восстановить то, что было раньше. После установления порядка следовало построить новую систему самоуправлений [5.

3 янв]. Также газета приветствовала возобновление деятельности Сената, считая это «источником общей уверенности в силе и обеспеченности права и закона» [5. 30 янв].

Благожелательно реагируя на либеральные заявления омского правительства и адмирала А.В. Колчака, пресса Партии народной свободы вместе с тем подчеркивала, что одних заявлений об охране законности совершенно недостаточно. «Свободный край» отмечал, что «…деятельность в области с борьбы с правонарушениями не всегда отличается последовательностью и неуклонностью».

Посему газета полагала: «в глазах широких слоев населения гораздо большее впечатление производила бы отмена всех незаконных распоряжений местной власти со стороны высшей власти» [4. 18 июня]. Активно обсуждались правовые проблемы и на страницах известной либеральной газеты «Сибирская жизнь», считавшей, что «право не может господствовать, если ему приходится опираться на одну лишь силу штыка». Правовые гарантии, на основе которых, по мнению газеты, должна развиваться свободная Россия, «сильны постольку, поскольку в обществе есть уважение к праву».

Отсюда вытекала важная и тяжелая обязанность для современников – «воспитать себя и других на почве строгого подчинения закону» [7. 5 марта]. Автор другой статьи отмечал, что «наше гражданское право всегда отличалось некоторой неясностью и спутанностью отдельных положений, дававших широкий простор для самых противоречивых толкований законов». В связи с этим определялась одна из важнейших задач власти – «улавливать новые вопросы и вырабатывать законопроекты, отвечающие на эти вопросы» [7.

6 июня]. Назначение Г.Г. Тельберга министром юстиции в мае 1919 г. и создание Комитета по обеспечению порядка и законности вызвало в прессе волну публикаций, лейтмотивом которых звучали требования неукоснительности в проведении законности, осуществления тщательного контроля над властью на местах и чистки в среде «зазнавшихся» агентов власти. Звучали решительные высказывания об усилении ответственности представителей власти «за произвольные и противозаконные действия» [4. 4 июня]. Поддержкой пользовались и слова нового министра юстиции о необходимости «выведения суда из городов на деревенский простор».

К осени 1919 г. на фоне ухудшающегося положения на фронте и продолжавшихся, несмотря на заявления правительства и увещевания прессы, произвола и беззаконий в тылу, тон «государственно мыслящей» кадетской печати начал меняться.

Неуспехи на фронте теперь напрямую связывались с отрицательными явлениями в тылу. Печать заговорила о том, что для восстановления порядка необходимы меры, не укладывающиеся в рамки общепризнанной «законности». Если те или иные слои населения не склонны подчиниться требованию момента, то, по мнению «Свободного края», их нужно «заставить это делать, хотя бы с точки зрения общепринятой «законности»

подобное было недопустимо». Газета заявляла: «наша власть называется диктатурой. Но в том-то и трагедия, что она представляет собой все что угодно, только не диктатуру» [4. 4 сен].

«С горечью оплакивая потерю закона и законности», газета признавала – «каждый, кому отпущена сейчас та или иная доля власти, действует в меру отпущенного ему беззакония». В качестве рецепта против этого издание призывало «культивировать законность, несмотря ни на что», надеясь на то, что «мало-помалу мы приблизимся сначала к истинной целесообразности, т.е.

соблюдению чувства законности применительно к исключительным условиям жизни, а затем к соблюдению закона во всей его силе» [4. 7 окт]. Тяжелое положение правительства Колчака, еще больше усугубившееся после сдачи Омска, вызвало волну критики в прессе по адресу власти и общества. По словам газеты «Голос Родины», «наш правопорядок носит на себе следы упадочности и безначалия, лишь слегка прикрашенных «румянами государственности», сквозь которые проступает картина неповиновения центральной власти, взаимной вражды ее органов…» [7. 9 дек]. В годовщину колчаковского переворота «Свободный край» признавал: «власть наша не была популярна в населении и оказалась не на высоте своего положения, она была окружена несоответствующими элементами, создавшими атмосферу интриганства, ведомственного карьеризма, канцелярского тщеславия». Агентами на местах оказывались сплошь и рядом недостойные люди. Все это приводило к изоляции власти от общественности. В то же время общественность была названа «совсем никчемной» [4. 19 ноя]. Единственный выход из создавшегося положения кадетская печать видела лишь в дальнейшем сплочении общества и власти.

Подводя итоги, можно сказать, что проблемы правопорядка и законности были чрезвычайно актуальными и активно обсуждались в периодической печати Сибири и Дальнего Востока в годы Гражданской войны. Власть через прессу стремилась доказать свою приверженность законности и тем самым привлечь симпатии общественности. Поддерживавшие правительство А.В. Колчака либералы на страницах своих газет, с одной стороны, актуализировали ту или иную проблему в сфере правопорядка, с другой – более подробно разъясняли и, исходя из собственного видения ситуации, дополняли позицию власти.

Допуская в прессе умеренную конструктивную критику, либералы главным образом стремились привлечь внимание общественности к проблеме беззакония и вместе с тем предлагали свои рецепты по исправлению ситуации. Одновременно кадетская печать, стремясь доказать правильность своего курса и курса правительства, постоянно полемизировала как с левыми, которые критиковали Колчака за «диктаторство», так и с правыми, упрекавшими его в недостаточной твердости, в заигрывании с демократическими элементами. Все, однако, констатировали отсутствие правопорядка и считали необходимым его скорейшее восстановление, предлагая при этом свои методы. Однако Российское правительство А.В. Колчака не смогло установить, провозглашаемый им правопорядок, а пресса, видевшая недостатки и власти и общества, не смогла повлиять ни на тех, ни на других. Власть далеко не всегда прислушивалась к интеллигенции, разбитой на противоборствующие лагери. В то же время интеллигенция так и не смогла «достучаться» до народа, до «обывательской массы», в чем сама же признавалась, с горечью отмечая, что «подлинного голоса деревни мы не знаем» [8. 8 сент], а озлобленный народ видит виноватого «в образе то стоящего около него милиционера, то священника, то учителя, то вообще всякого «белого» человека, который читает книги и газеты и одевается в другой костюм» [4.

5 февр].

Литература

1. Никитин А.Н. Государственность "белой" России: становление, эволюция, крушение. М., 2004.

2. Правительственный вестник (Омск). 1918.

3. Свободный край (Иркутск). 1918.

4. Свободный край. (Иркутск). 1919.

5. Сибирская речь (Омск). 1919.

6. Голос Приморья (Владивосток). 1919.

7. Сибирская жизнь (Томск). 1919.

8. Русь (Омск). 1919.

–  –  –

Анализируется роль Государственного совета как законодательного органа вследствие проведенной реформы 28 февраля 1906 г.

Ключевые слова: Государственный совет, Государственная дума, реформа Государственного совета.

В советской литературе изучению Государственного совета уделялось недостаточное внимание. Можно назвать лишь несколько ученых, в работах которых освещены некоторые аспекты его деятельности, например, В.М. Голиков [1], Е.М. Ярошевская [2], Е.Э. Новиков [3]. Более последовательно исследованием этой темы занимались дореволюционные ученые, например, П.Н. Даневский [4], В.Г. Щеглов [5]. Однако до сих пор существует много спорных вопросов, касающихся деятельности Государственного совета.

Государственный совет был образован при Александре I в 1810 г. За сто с лишним лет существования он претерпел лишь одно крупное преобразование в 1906 г. Эта реформа была связана с событиями Первой русской революции.

28 октября 1905 г. Николай II одобрил создание Особого совещания во главе с председателем Государственного совета Д.М. Сельским по разработке реформы Государственного совета.

Результатом работы Совещания Сельского стал «Проект изменений и дополнений в Учреждении Государственного совета».

Для выработки окончательной редакции проекта собралось специальное Совещание в Царском Селе 14 и 16 февраля 1906 г.

при участии Николая II. Царскосельские совещания не внесли существенных изменений в представленный проект. Почти по всем вопросам император утвердил мнение большинства Особого совещания Сельского. Однако противоречия между собравшимися оказались значительнее, чем предполагал Николай II, пожелавший при открытии Совещания «окончить дело сегодня же». На ход прений и принятие решений повлияло то обстоятельство, что революция пошла на убыль.

В результате почти полугодовой подготовительной работы 20 февраля 1906 г. царь утвердил Манифест «Об изменении учреждения Государственного совета и о пересмотре учреждения Государственной думы» и Указ «О переустройстве Учреждения Государственного совета», явившиеся плодом деятельности лучших умов имперской бюрократии.

Права законодательного учреждения Государственному совету были предоставлены Манифестом 20 февраля 1906 г. [6].

Государственный совет, как и Государственная Дума, наделялся уже не законосовещательными, а законодательными полномочиями. Положения закона о том, что «законодательные предположения рассматриваются в Государственной думе и, по одобрении ею, поступают в Государственный совет» и др., а также практика работы названных учреждений позволяют сделать вывод, что Государственный совет превратился во вторую палату российского парламента, Дума стала первой палатой парламента.

Согласно Указу «О переустройстве учреждения Государственного Совета» от 20 февраля 1906 г. были радикально изменены принципы формирования Государственного совета.

Ранее его члены назначались царем, по новому же закону преобразованный орган состоял из двух категорий членов:

назначаемых монархом и выборных. Названный указ содержит перечень пяти категорий выборных членов Государственного совета: избираемые Синодом от православного духовенства (6 членов), избираемые от Академии наук и университетов (6 членов);

выборные от промышленности и торговли (12 членов); выборные от каждого губернского земского собрания (по одному члену);

выборные от дворянских обществ (18 членов). Был принят новый демократический избирательный закон от 11 декабря 1905 г. «Об изменении Положения о выборах в Государственную думу». Он содержал нововведение: к существовавшим ранее трем избирательным куриям (земледельческой, городской и крестьянской) добавилась еще одна – рабочая курия [7. С. 574– 578]. Закон, однако, закреплял неравные представительства от каждой из четырех курий. Предусматривались многостепенные выборы, причем для каждой курии устанавливалось разное количество ступеней: двухступенчатые выборы для крупных землевладельцев и буржуа, четырехступенчатые – для крестьян и трехступенчатые – для рабочих. Крестьянству России, насчитывавшему 100 млн человек, обеспечивалось значительное представительство в Государственной думе (45% мест). Авторы избирательного закона надеялись на консервативные и монархические установки крестьян, но ошиблись. В I и II Государственной думе крестьяне требовали ликвидации помещичьего землевладения.

23 апреля 1906 г. были опубликованы «Основные государственные законы Российской империи» в новой редакции (из них было изъято определение «неограниченное»

самодержавие) [8. С. 78]. В них устанавливалось, что император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным советом и Думой. Прерогативами императора объявлялись пересмотр Основных законов, высшее государственное управление, руководство внешней политикой, верховное командование вооруженными силами; объявление войны и заключение мира, объявление местности на военном и исключительном положении, право чеканки монеты, увольнение и назначение министров, помилование осужденных и общая амнистия.

Однако и после появления Манифеста и Основных законов многие важные вопросы оставались неразрешенными. Какова будет отныне роль самодержавия, о котором в Манифесте не говорилось ни слова? Как сочетать самодержавие и Думу? Почему в Манифесте не упоминается о конституции? Каковы будут полномочия новой Думы? В советской историографии отмечалось, что акт 17 октября декларировал основные начала конституционного строя, однако это была юридическая, а не фактическая конституция. При этом авторы воспроизводили ленинскую точку зрения, согласно которой Манифест 17 октября был шагом по пути превращения абсолютизма в буржуазную монархию [9].

Авторитетный эмигрантский исследователь, профессор В.В. Леонтович наиболее четко охарактеризовал либеральную точку зрения: Манифест 17 октября – это «переход к конституционному строю», а новые Основные законы – это дуалистическая непарламентская конституция.

По Основным законам 23 апреля 1906 г. никакой выработанный правительством законопроект не мог стать законом без одобрения Думы и Государственного совета. Тем самым власть российского императора утратила свой неограниченный характер.

Согласно ст. 112 Основных законов Дума имела право возвращаться к обсуждению законопроекта даже в случае отклонения его царем.

В гл. 8 новой редакции Основных законов сформулированы принципы гражданской свободы: обязанности граждан (всеобщая воинская повинность (ст. 70) и всеобщая обязанность платить налоги); права подданных определены в соответствии со статьями Декларации прав (ст. 72–74 касаются гарантий, предоставленных человеку в случае ареста или судебного преследования, ст. 75 гарантирует неприкосновенность жилища, ст. 77 – неприкосновенность частной собственности; в ст. 76 признается право подданных не только самим выбирать свое место жительства в России, но и беспрепятственно ездить за границу; ст. 78–80 посвящены свободе слова и печати, праву организовывать собрания, создавать союзы и объединения; ст. 81 признает свободу вероисповедания). Утверждение этих принципов зависело от законов, регулирующих каждый отдельный случай из дарованных конституцией свобод, а также развития административной практики. Привести законодательство и административную практику в полное соответствие с конституционными принципами не удалось, хотя некоторые шаги в этом направлении все же были сделаны. Были приняты Указ от 24 ноября 1905 г. «О печати», Указ от 4 марта 1906 г. «О союзах и объединениях» и Указ «О собраниях» (также от 4 марта 1906 г.). Окончательное урегулирование этих проблем оставалось за народным представительством, однако Дума так и не смогла провести изложенные в новых законодательных актах положения в жизнь.

Россия обладала сегментарной государственной формой, которая предполагает определенное разделение ролей между различными государственными институтами при осуществлении политической власти, но при отсутствии системы сдержек и противовесов и доминировании одного из органов власти (императора), жесткую централизацию и преобладание авторитарных методов управления при наличии ограниченных демократических свобод и самостоятельного местного самоуправления [10. С. 22–24].

Однако уже тот факт, что в России законодательная функция стала осуществляться не одним императором, а тремя органами – монархом, Советом и Думой, при сохранении за главой государства решающей роли, свидетельствует о появлении новой юридической конструкции – двухпалатного парламента. Созданием этого центрального государственного учреждения ознаменовалось начало изменения формы правления в стране. Российское самодержавие сделало шаг по пути превращения в буржуазную монархию.

Литература

1. Голиков В.М. Государственный совет в России в первой половине XIX в.: автореф. дис… канд. ист. наук. М., 1983.

2. Ярошевская Е.М. Государственный совет и политическая реакция 80-х – начала 90-х годов XIX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук.

М., 1984.

3. Новиков Е.Э. Государственный совет в годы Первой мировой войны. 1914–1917 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1986.

4. Даневский П.Н. История образования Государственного совета в России. СПб., 1859.

5. Щеглов В.Г. Государственный совет в царствование императора Александра I. Ярославль, 1895.

6. Об изменении учреждения Государственного совета и пересмотр учреждения Государственной думы // ПСЗРИ. Собр. 3-е. СПб.

1908. Т. XXVI. Отд. 1. № 27423.

7. Политическая история России: Хрестоматия для вузов.

8. Палиенко Н.И. Основные законы и формы правления в России.

Ярославль, 1910.

9. Тихомиров Л.А. Верховная власть и Основные законы. М., 1909.

10. Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения. М., 1994.

А.Н. Леонова «Опора сближения»: к вопросу о роли дарообмена в русском посольском обычае XVI–XVII вв.

Исследуется практика дарообмена в русском посольском обычае, его взаимосвязь с идеологией русской власти XVI–XVII вв.

и ее внешнеполитическими устремлениями. Выявляются особенности и значение дарообмена для московских царей, его схожесть с западными и восточными традициями в этой сфере.

Ключевые слова: Московское государство, дарообмен, посол, государева «честь», поминки.

Дарообмен в высокой сфере политических контактов непременно преследовал определенные цели, более или менее явные, как-то: добиться политического, военного, экономического, династического союза, или, к примеру, признать свою вассальную зависимость, или же просто подтвердить дружественное расположение. В рассматриваемый период в дипломатии, чья роль в качестве «орудия внешней политики» в это время значительно возросла, позиции дарообмена как ее составной части тоже упрочились: дары сопутствовали многим межгосударственным контактам и активно использовались как инструмент достижения поставленных целей [1. С. 172].

После 1480 г., сбросив татарское иго, Московское государство постепенно выходило из международной изоляции и занялось формированием посольской службы. С 1549 г. начал действовать Посольский приказ, ведавший делами внешней политики, иностранных купцов и всех приезжих иноземцев. В его недрах зародились и стали развиваться русские посольские традиции, среди которых дарение занимало немаловажное место. В XVI– XVII вв. правила обращения с иностранными государями и их представителями объединились в понятие «посольский обычай».

Это был именно «обычай», а не протокол, к тому времени уже получивший свое оформление в ряде стран Западной Европы, поскольку его нормы жили в устных традициях, опиравшихся лишь на прецедент и опыт. В дореволюционной отечественной историографии сложились два основных взгляда на происхождение русской дипломатической практики XVI–XVII вв.: европейский и азиатский. Так, востоковед Н.И. Веселовский полагал, что многие элементы русского посольского обычая «сильно отзывают татарщиной» [2. С. 3]. Для В.И. Саввы, напротив, дипломатические традиции Московского царства имели европейские корни [3. С. 191]. В наше время существует и такой взгляд, согласно которому Россия активно перенимала опыт ведения дипломатии от Великого княжества Литовского, родственного ей по языку и религии [4. С. 11]. Но, как бы то ни было, русский посольский обычай не был калькой традиций какой-либо конкретной страны, а, наоборот, вобрав в себя многое из контактов со странами Европы и Азии, отличался своей самобытностью и сам влиял на развитие дипломатического церемониала других государств.

Дипломатический церемониал Московского государства, деятельность Посольского приказа в XVI в. становятся выразителями определенных религиозных и политический идей.

Духовенством был сформулирован важнейший постулат «Москва – Третий Рим», московские цари объявлялись потомками древней династии, восходящей к римским и византийским «цесарям».

Пропагандировалось учение о богоустановленности власти, о том, что царь – наместник Бога на земле, одна из важнейших задач которого заботиться об охране чистоты правоверия1. При этом под властью подразумевался исключительно единоличный ее представитель: властелин, князь, царь [5. С. 400]. Историк Н.М. Рогожин писал, что согласно средневековому межгосударственному праву государство не только персонифицировалось в его главе, а воплощалось в государе [6].

Поэтому все должно было быть направлено на охрану и превозношение государева достоинства, а следовательно, и дипломатические сношения Московской Руси строились на принципе оберегания государевой «чести». Новые религиозные Про идею «Третьего Рима» писали: М.А. Дьяконов «Власть московских государей: очерки из истории политических идей Древней Руси: до конца XVI в.

/ [соч.] М. Дьяконова». СПб., 1889; В.С. Иконников «Опыт исследования о культурном значении Византии в русской истории». Киев, 1869; Н.Ф. Каптерев «Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях» / [соч.] Н. Каптерева. М., 1885; Н.В. Синицына «Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV–XVI вв.)». М., 1998; Ф.И.

Успенский «Как возник и развился в России восточный вопрос». СПб., 1887 и др.

установки, которые во многом были призваны служить обоснованием амбиций московских государей на мировой политической арене, находили отражение и в дипломатическом дарообмене. Так, в 1559 г. Иван Грозный отказался принять у датских послов часы с еретическими, как считал царь, изображениями знаков Зодиака. Он сказал послам, что ему как христианскому царю нечего делать с этими «планетами и знаками» [7. С. 144].



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Елабужский институт Казанского (Приволжского) федерального университета Материалы III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием РИСК-МЕНЕДЖМЕНТ В ЭКОНОМИКЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ 10 декабря 2014 года Елабуга – 2015 УДК 330+368+369 ББК 65.9(2)261.7+65.27 Р54 Печатается по решению Редакционно-издательского совета ФГАОУ ВПО Елабужского института Казанского (Приволжского) федерального университета (Протокол № 44 от...»

«АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФЛОРИДСКИЙ МУЗЕЙ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ УНИВЕРСИТЕТ ФЛОРИДЫ МЕТОДЫ АНАЛИТИЧЕСКОЙ ФЛОРИСТИКИ И ПРОБЛЕМЫ ФЛОРОГЕНЕЗА Материалы I Международной научно-практической конференции (Астрахань, 7–10 августа 2011 г.) Издательский дом «Астраханский университет» ASTRAKHAN STATE UNIVERSITY FLORIDA MUSEUM OF NATURAL HISTORY UNIVERSITY OF FLORIDA ANALYTICAL APPROACHES IN FLORISTIC STUDIES AND METHODS OF BIOGEOGRAPHY Proceedings of the First International Conference:...»

«Генеральная конференция 37 C 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 C/19 7 ноября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 5.5 повестки дня Выводы Молодежного форума АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 35 C/99 (II). История вопроса: В резолюции 35 C/99 (II) Генеральная конференция предложила Генеральному директору и Исполнительному совету при подготовке будущих сессий Генеральной конференции включать вопрос о результатах Молодежного форума в повестку дня Генеральной конференции. Цель: Генеральный директор доводит...»

«ИММАНУИЛ ВАЛЛЕРСТАЙН МИРОСИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ВВЕДЕНИЕ ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО НАТАЛЬИ ТЮКИНОЙ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «ТЕРРИТОРИЯ БУДУЩЕГО' ББК 66.01 В СОСТАВИТЕЛИ СЕРИИ: В.В.Анашвили, А. Л. Погорельский НАУЧНЫЙ СОВЕТ: В. Л. Глазычев, Г. М. Дерлугьян, Л. Г. Ионии, А. Ф. Филиппов, Р. 3. Хестанов В 15 Валлерстайн Иммануил. Миросистемный анализ: Введение/пер. Н.Тюкиной. М.: Издательский дом «Территория будущего», гооб. (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского») —248 с. ISBN...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июня 2014 г. Под научной редакцией доктора политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2015 ББК 66.3(0),5я431 О-285 Издается в соответствии с планом...»

«МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ I Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы Москва – 2007 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Кафедра истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор О.О....»

«Библиография научных печатных работ А.Е. Коньшина 1990 год Коньшин А.Е. Некоторые проблемы комизации школы 1. государственных учреждений в 1920-30-е годы // Проблемы функционирования коми-пермяцкого языка в современных условиях.Материалы научно-практической конференции в г. Кудымкаре. Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд., 1990. С. 22-37.2. Коньшин А.Е. Мероприятия окружной партийной организации по становлению системы народного образования в Пермяцком крае в первые годы Советской власти // Коми...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (12 марта 2015г.) г. Екатеринбург 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные вопросы юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Екатеринбург, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии, профессор,...»

«СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ I БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ I МИНСК УДК 082. ББК 94я С23 Рецензенты: кандидат филологических наук, доцент Г. М. Друк; кандидат исторических наук, доцент А. И. Махнач; кандидат...»

«Рекламно-информационный бюллетень (РИБ) Февраль март 2015 История создания Центра научной мысли Центр научной мысли создан 1 марта 2010 года по инициативе ряда ученых г. Таганрога. Основная деятельность Центра сегодня направлена на проведение Международных научно-практических конференций по различным отраслям науки, издание монографий, учебных пособий, проведение конкурсов и олимпиад. Все принимаемые материалы проходят предварительную экспертизу, сотрудниками Центра производится...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«rep Генеральная конференция Confrence Gnrale 31-я сессия 31e session Доклад Rapport !#$*)('& General Conference Paris 2001 31st session !#$%&&1(0/).-,+*)( Report 2+234 Conferencia General 31a reunin y Informe 31 C/REP.1 17 августа 2001 г. Оригинал: французский ДОКЛАД О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО БЮРО ПРОСВЕЩЕНИЯ АННОТАЦИЯ Источник: Статья V(g) Устава Международного бюро просвещения (МБП). История вопроса: В соответствии с указанной статьей Совет МБП представляет Генеральной конференции свой...»

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта ОАО «Российские железные дороги» Омский государственный университет путей сообщения 50-летию Омской истории ОмГУПСа и 100-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, доктора технических наук, профессора Михаила Прокопьевича ПАХОМОВА ПОСВЯЩАЕТ СЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РЕМОНТА И ПОВЫШЕНИЕ ДИНАМИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ПОДВИЖНОГО СОСТАВА Материалы Всероссийской...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра археологии, этнографии и источниковедения ДРЕВНИЕ И СРЕДНЕВЕКОВЫЕ КОЧЕВНИКИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ 20-летию кафедры археологии, этнографии и источниковедения АлтГУ посвящается Барнаул Азбука ББК 63.48(54)я431 УДК 902(1-925.3) Д 73 Ответственный редактор: доктор исторических наук А.А. Тишкин Редакционная коллегия: доктор исторических...»

«ISSN 2412-9704 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое...»

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г. и четвертая после его бессрочного продления в 1995 г. Мне довелось участвовать и в эпохальной конференции 1995 г., в ходе которой ДНЯО столь элегантно, без голосования и практически...»

«_ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, магистрантов и соискателей 16-17 декабря 2014 года Великий Новгород _ Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого Новгородский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» ГОСУДАРСТВЕННОЕ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«ЕВРОПЕЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЕЛАБУЖСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ В РОССИИ: ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ Материалы международной научной конференции (г. Елабуга, 13-15 ноября 2014 г.) Елабуга 2014 EUROPEAN SOCIETY FOR ENVIRONMENTAL HISTORY KAZAN FEDERAL UNIVERSITY ELABUGA INSTITUTE ENVIRONMENTAL HISTORY IN RUSSIA: STAGES OF DEVELOPMENT AND PROMISSING RESEARCH DIRECTIONS Proceedings of the international scientific...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.