WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |

«В статье рассматривается эволюция восприятия личности и взглядов выдающегося русского историка Т.Н. Грановского представителями разных поколений одной научной школы. Автор исследует ...»

-- [ Страница 18 ] --

Тем не менее, эти столкновения остаются, скажем так, периферийными до тех пор, пока они не выходят за рамки духовных изменений в рамках того класса, в лоне которого они разыгрываются. Культура всего общества не испытывает от этого таких изменений, которые бы нарушали ее фундамент. Это происходит только в момент кризиса, который уже является не только духовным – настолько, насколько такой чисто духовный кризис вообще возможен, – но и социальным кризисом. ПроСтефан Чарновский. Прошлое и настоящее в культуре 339 исходит это тогда, когда дозревают до переворота уже не просто противоречия между младшим и старшим поколением одного и того же социального класса, а между «молодыми», т.

е. неполноправными, и «старшими», т.е. правящими классами. В таком случае сама основа культуры меняется, и хотя многое из прошлого осталось сохраненным, однако в этой постреволюционной культуре оно играет уже совершенно иную роль, становится чем-то другим по сравнению с прошлым. Послереволюционная демократическая Франция и сегодня еще воспитывает молодежь на Расине и Мольере. Советская Россия издает массовыми тиражами произведения классиков царских времен. Очевидно, однако, что «Федра» и «Мизантроп», «Евгений Онегин» и «Ревизор» не являются для нынешней французской или российской публики теми же самыми произведениями, какими они были в период правления «Короля Солнца»

или Романовых. Можно таким образом выделить периоды относительной стабилизации культуры и периоды переворотов. Первыми следует считать те эпохи, в которых доминирует прошлое. Доминирует в том смысле, что современность преобразует его в меньшей степени, чем сама приспосабливается к нему. Это происходит тогда, когда идеальные и материальные элементы данной культуры превращаются в настолько сплоченную органическую целостность, что сила ее отпора превосходит все попытки перемен. Каждое поколение вносит в эту культуру что-то новое, приспосабливая часть элементов прошлого к своим актуальным потребностям, но делает оно это, опираясь на почву культуры прошлого в ее целостности. Тут возникает явление, напоминающее то, которое сопровождает передачу собственности по наследству. Наследник становится теоретически господином своего наследства. Он имеет право и теоретическую возможность его «употребления» и «злоупотребления»

им, как говорит нам принцип римского права. Фактически же наследство господствует над наследником, пожалуй, в большей степени, чем он над ним. Господствует благодаря материальным условиям, ограничивающим возможности «употребления» и «злоупотребления»; господствует оно также благодаря тому, что в психике собственника сам факт владения формирует моральные и хозяйственные установки, соответствующие интересам класса собственников, а не только лишь исключительно его собственные. Разве каждый из нас в кругу своих знакомых не наблюдал людей, которые «изменились» с того момента, когда из тех, кто зарабатывает средства к существованию собственным трудом, они превратились в собственников? Подобно этому в периоды относительной стабилизации культуры молодое поколение оказывается сформированным массой организованных в одну единую культурную целостность материПубликации и переводы альных и духовных элементов, которые, с точки зрения личности, существуют объективно, так же как с точки зрения собственника объективно существует не только объект собственности, но и она сама.

Во всех известных нам обществах, а внутри организованных обществ – во всех господствующих классах и организациях собственников возникают отдельные органы или институты, функцией которых является формирование молодых поколений в соответствии с традиционной моделью, иначе говоря, удержание прошлого в настоящем. Так называемые первобытные общества воспитывают свою молодежь на культе мифологической традиции и готовят ее к служению старейшинам, которые, например, у австралийцев, являются одновременно и теми, кто управляет, и хранителями клановой традиции. Прежде чем молодой человек будет признан полноправным членом группы, он должен пройти посвящение, ритуально умереть и вновь родиться в качестве одного из предков.

Он должен пройти через ряд испытаний, подобно тому, как и сегодня, молодой человек будет признан полноправным членом передовой в культурном отношении группы тогда, когда пройдет через школу и выдержит ряд экзаменов. Современные дипломы играют роль социального знака того, что их обладатель причастен к наследию, переданному прошлыми поколениями.

Характерно также то, что чем более высокое положение занимает данный социальный класс, чем дольше он занимает свои руководящие позиции в обществе, тем более он озабочен прошлым с тем, чтобы его, скажем так, монополизировать, тем более он ссылается на историю, тем дольше продолжается в нем период воспитания, тем более он старается сформировать свою молодежь по образцу того, что было, но не того, что может быть в будущем.

Показательно и то, что история – форма осознания устойчивости и продолжительности существования группы – в равной степени, как легендарная история, так и история, опирающаяся на научную критику источников, возникала повсюду как выражение интересов разного рода аристократий, в то время как религиозные организации занимают в целом внеисторические позиции. В этом нет ничего удивительного. Опираясь на якобы неизменное откровение, которое произошло вне времени, либо (что в итоге приводит к тем же выводам) до начала всякого времени, они понимают современность и прошлое как содержащиеся во вневременном абсолюте. То, чем они занимаются, называя это историей, является апологией истины откровения, проявляющейся в исторических событиях. Именно такой была, например, «история» средневековых монахов. Иначе дело обстоит у аристократии.

На протяжении долгих веков задачей культивируемой ею истории было Стефан Чарновский. Прошлое и настоящее в культуре 341 продемонстрировать превосходство, героизм, добродетель предков, представить прошлое как образец для современности. Сегодня мы ожидаем от истории генетического объяснения современности, однако многие историки и все программы обучения истории ставят перед ней иные задачи, а именно – задачи морального характера, задачи по формированию психики молодежи в направлении почтения к прошлому, любви к прошлому, его «понимания» в смысле способности его пережить. Мы не ошибемся, если будем считать эту, гуманистическую по своему духу, историю, попыткой обоснования современного положения вещей при помощи прошлого, средством оправдания, и тем самым продления, существования прошлого путем придания ему особой эмоциональной ценности. Такой истории противостоит объясняющая история. Тем не менее, история, которая занимается оправданием прошлого, психологизацией и морализаторством, выполняет социальную функцию по психологическому формированию людей в том направлении, которое требуется для господствующих групп и правителей.

Однако и эта история меняется с каждым поколением, так как с каждым поколением меняются цели и методы воспитания. Это происходит потому, что современность не теряет своих прав даже в самой традиционалистской группе. Мы постоянно меняем наше отношение к прошлому, постоянно работаем над его трансформацией, над тем, чтобы оно стало настоящим. Ибо прошлое может иметь продолжение только как настоящее, настоящее же является трансформированным и актуализированным прошлым, а также рождающимся будущим.

БИБЛИОГРАФИЯ

Czarnowski S. Dawno a teraniejszo w kulturze // w: tego, Dziea, t.1: Studia z historii kultury, Warszawa 1956. S. 100–113.

Перевел с польского А.Г. Васильев Васильев Алексей Григорьевич, кандидат исторических наук, зам. директора Института «Русская антропологическая школа» Российского государственного гуманитарного университета; vasal2006@yandex.ru

ЧИТАЯ КНИГИ

Т. В. БЕЛИКОВА, М. Е. КОЛЕСНИКОВА

ДИАЛОГ С ГОЛОСАМИ УШЕДШИХ ЭПОХ

Авторы рецензируют сборник документов в трех книгах «Голоса из провинции: жители Ставрополья…», подготовленный на основе методов новой локальной истории ставропольскими архивистами и учеными. Публикация архивных материалов в сборнике предложена в виде проблемного комплекса источников, объединенных не только жанром и временем создания, но и единством видового пространства.

Ключевые слова: исторический источник, публикация архивных документов, новая локальная история, история советского периода, история Ставрополья.

Архивистами государственных казенных архивных учреждений «Государственный архив Ставропольского края» и «Государственный архив новейшей истории Ставропольского края» при участии ученых ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» на основе методов «новой локальной истории» был подготовлен уникальный проект – сборник документов в трех книгах: «Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1917–1929 годах» (Кн.

1), «Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1930–1940 годах» (Кн. 2), «Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1941–1964 годах» (Кн. 3)1. Все три книги объединены не только единством замысла, структуры, которая предполагала воспроизведение ряда социокультурных процессов локального сообщества, но и принципом отбора документов, преемственностью в особенностях их видовой структуры.

Составители сборника исходили из того, что источники представляют собой «сферу коммуникации сознаний», «сферу диалога, где “другой” отвечает на вопрошание», «сферу всегда открытую и ведущую спор». Неслучайно поэтому в эпиграф к первой книге вынесены слова французского философа Раймона Арона: «Воссоздание прошлого, как и прежде, зависит от источников. Историческое познание имеет научную ценность только при условии обновления своих утверждений новыми данными. Пережитого прошлого больше нет, и никогда больше не будет;

остаются следы, проявления или памятники навсегда исчезнувших жизСм.: Голоса из провинции… 2009; Голоса из провинции… 2010; Голоса из провинции… 2011.

Читая книги… 343 ней. Сегодняшний историк, как и вчерашний, не может полностью уклониться от этой зависимости»2.

Каждая из трех книг открывается вводной статьей руководителя проекта и научного редактора сборников профессора Т.А. Булыгиной.

В этих вводных статьях прописана специфика книги, подчеркнута актуальность издания, обозначены приоритетные направления изучения отечественной истории, определены принципы и критерии отбора источников для публикации в данную книгу, особенности их в кругу других исторических источников3. Особо отмечается роль составителей и редакторов в создании информационного образа ставропольского общества за период с 1917 по 1964 гг., которые уже с момента поиска источников вступили в процесс их интерпретации. Исходя из тезиса Поля Рикёра о том, что вопрошание читателем остатков прошлого «поднимает след до уровня документа» составители «вели» диалог с «голосами»

из ушедшей человеческой реальности.

Изданные сборники документов содержат уникальные свидетельства прошлого: письма, заявления, жалобы, прошения, корреспонденции местных газет, постановления и распоряжения органов партийногосударственной власти, акты, справки различных комиссий и инспекций, результаты проверок, обследований и реквизиций имущества, протоколы следственных опросов, уведомления и другие материалы. Все они представляют собой исторические источники, относящиеся к мало исследованным еще периодам отечественной истории. Подавляющее большинство документов вводится в научный оборот впервые. В основном это рассекреченные материалы, переведенные в последнее десятилетие на общий режим хранения и использования. Все документы сгруппированы в книгах по разделам.

В книге «Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1917–1929 годах» опубликовано около 600 документов, выявленных в 23 фондах крупнейших архивных учреждений края – «Государственный архив Ставропольского края» (ГАСК) и «Государственный архив новейшей истории Ставропольского края» (ГАНИСК). В разделе «Обращения жителей Ставрополья во власть» представлены коммуникативные практики представителей разных групп местного общества. В документах, помещенных в раздел «Рождение новой социальности» можно увидеть эволюцию социальной репрезентации различных групп населения, изменения в самоидентификации индивидов, появление новых элементов принадлежности

–  –  –

к советскому социуму. Источники, включенные в раздел «Коммуникативные практики местных партийно-государственных структур и общественных организаций» раскрывают психологию представителей местной власти, выявляют сложные переплетения личных интересов, убеждений, традиционных представлений и образов советской пропаганды в «голосах» местных управленцев.

При прочтении документов раздела «Интерпретация политики и символики Центра местной властью» можно увидеть проявления самосознания местной номенклатуры, проанализировать характер интерпретаций местными руководителями политики Центра, проследить эволюцию их взглядов и представлений о новом обществе, причем рефлексия органов местной власти не обезличена, напротив, представлена в действиях ее отдельных представителей с их личностными качествами, достоинствами и недостатками.

Отдельный раздел первой книги составляют более 50 фоторепродукций, которые не только иллюстрируют текстовые документы, но и выполняют самостоятельные информативные, изобразительные и эмоциональные функции. Шаржированные газетные рисунки за 1919 год, включенные в сборник позволяют увидеть отношение современников к событиям, отраженным в разделе «Рождение новой социальности».

Во второй книге «Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1930–1940 годах» публикуются более 500 документов. Они позволяют увидеть эволюцию отношений населения с местной властью, проявление самосознания местной номенклатуры и интерпретацию политики Центра в коммуникативных практиках региональных управленцев. Отличительной особенностью второй книги является обращение к ранее не изучавшимся в комплексе архивным источникам, которые позволяют реконструировать социокультурные процессы локального сообщества Ставрополья в довоенный период, увидеть, как менялось настроение ставропольцев в период массовой коллективизации крестьянских хозяйств, повседневность и быт в связи с новыми реалиями, как возникала новая ментальность в эпоху расцвета культа личности. Составители и редакторы сборника не обошли вниманием ни одной сферы жизнедеятельности человека, что нашло отражение в структуре издания. Его разделы охватывают реакцию населения Ставрополья на экономические процессы периода советской модернизации 1930-х гг., на коммуникативные практики политической элиты в сфере повседневности, особенности интерпретации сталинской политики региональной властью, и, наконец, взаимоотношения граждан с властью в сфере экономических и социальных прав. Источники доносят до читателя информацию о надеждах, нуждах, уровне образования, формах культурного досуга и осоЧитая книги… 345 бенностях мышления различных социальных групп населения: как крестьянина-единоличника, так и колхозника, условиях быта и специфике мировосприятия ударника-стахановца, регионального управленца, местной культурной элиты. Через эпизоды повседневной жизни отдельных конкретных людей, сведения, иллюстрирующие особенности индивидуального восприятия довоенной действительности от беспомощности и незащищенности до надежд и веры в светлое будущее, реконструируется неповторимый колорит эпохи, особенности массового сознания. Таким образом, видовой состав корпуса источников, опубликованных в сборнике, создает основательную базу для микроисторического исследования и последующего синтеза результатов исследования разных локальных исторических общностей, открывающих перспективу выхода на новый уровень познания исторического процесса.

Третья книга «Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1941– 1964 годах» содержит 477 документов. Разделы сборника охватывают предвоенный период, период войны и два десятилетия после ее завершения, а внутри каждого раздела выделяются источники, характеризующие некоторые социальные и экономические процессы в ставропольском обществке. Составители сборника сумели широко представить историческую наполненность каждого десятилетия, в то же время не упуская нить преемственности в формировании новой советской ментальности. Документы, представленные в третьей книге, выявляют как обыденность затронутых проблем, их рутинность, так и важность для существования жителей региона, в целом воссоздавая коллективную картину повседневной жизни Ставрополья.

Раскрывая социальную ситуацию в городах, как страны, так и края накануне войны, документы реконструируют, каким образом шло внедрение тезиса о неизбежности войны. Благодаря безупречно профессиональной подборке материалов для данной книги, не остается ни капли сомнения в том, что война – это тяжелейшие испытания для системы и колоссальные перегрузки для каждого человека, под воздействием которых деформируется ткань социальной повседневности в локальных рамках. Представленные документы подтверждают: социальная практика военного времени не может не быть не экстремальной. Документы, сгруппированные по темам, передают в тончайших нюансах ту ретроспективную ситуацию, в которой находились люди, выявляя всю ее сложность и тяжесть, беспомощность и незащищенность многих групп населения.

Следует отметить обращение составителей сборника к таким документам, как письма граждан во власть. Как и в двух предыдущих книгах, это обеспечило составителям особое преимущество: вновь о проЧитая книги… шлом говорит Человек того времени, в сравнении с которым никто так не чувствует «температуру» эпохи. Эти письма в основном представляют собой просьбы об оказании помощи в той или иной форме. Сравнивая их по времени написания невозможно не увидеть, как изменялись повседневные условия, менялась мотивация. Если до оккупации частыми были заявления о жилплощади, то после оккупации появилась целая группа запросов о судьбе своих родных, так как военные действия и оккупация на территории Ставрополья сопровождались перемещением больших масс местного населения. Письма и заявления о розыске своих родственников и близких в местные органы власти наполняют схему мобильности живым содержанием.

Подтверждением того, что составители сборника действительно преданы принципу адекватности, является присутствие в третьей книге темы коллаборационизма. Период оккупации актуализировал эту проблему, что честно и открыто показано через подборку писем о тех, кто сотрудничал с оккупантами, содержащих как фактические доносы, так и оправдания против таких обвинений.

Следует отметить подборку писем фронтовиков, вызывающих особый интерес не только тем, что они рассказывают о героизме и подвигах, но еще и тем, что они показывают сложность существования человека в военных условиях не на фронте, а в тылу. Многие из этих писем – обращения в органы местной власти в связи с бедственным положением ближайших родственников фронтовиков, за которых некому заступиться.

Мастерски выполненная репрезентативная подборка документов о повседневной жизни региона после завершения оккупации и возвращения советской власти показывает, как постепенно налаживалась производственная и частная жизнь при сохранении экстремальности ситуации. При этом составители не забыли о новом явлением социальной повседневности региона – о военнопленных.

Материалы третьей книги особо заостряют внимание на проблеме восприятия власти местным социумом. Их анализ убеждает в том, что отношение к местной власти изменилось мало, а в целом образ власти стал более расплывчатым, менее грозным и менее уважаемым. Документы сборника еще раз подтверждают положение о том, что присущие каждому черты характера и поведения в некоторой степени обусловлены внешними показателями. Каким бы сложным и многогранным ни являлся человек, любая из его составляющих – продукт его быта. Складывающаяся система знаков, меток и есть та семиотика повседневности, ниточки, дергая за которые удастся распутать сложные связи человека с бытом, отношения человека и вещи.

Читая книги… 347 Изданный в трех книгах сборник документов «Голоса из провинции: жители Ставрополья…» отвечает потребностям современной исторической науки, для которой характерна тенденция переосмысления накопленного предыдущими поколениями историографического опыта.

Произошедшие в обществе изменения в последнее десятилетие XX века привели к пересмотру не только пути, пройденного страной, но и концепций, идей, взглядов в области методологии, историографии и источниковедения. В исторической науке стали обозначаться иные приоритетные направления исследований, связанные с новыми тенденциями в изучении истории – развитие региональных исследований, изучение истории провинции, истории повседневности и т.д.

В центре внимания исследователей оказался человек и его место в обществе. Историки, занимающиеся новой социальной историей, на основе исследовательского подхода «история снизу» пытаются проследить исторический опыт простых людей, исключенных из политики, государственной деятельности, людей, которые являлись обычными участниками исторических событий. В подборке документов рецензируемого сборника четко просматриваются эти новые тенденции изучения отечественной истории. Подобный подход не только подчеркивает преемственность сборников, но и полностью соответствует основной идее их составителей: публикуемый материал содержит информацию, необходимую, прежде всего, для понимания людей прошлого. Понимание прошлого на основе изучения «конкретных социальных практик»

раскрывает широкие возможности для реконструкции «коллективной биографии» локального сообщества и последующего синтеза результатов исследования разных локальных исторических общностей на фоне национального и мирового контекста.

В нашей стране почти не сохранилась традиция формирования семейных архивов, комплексов семейных реликвий. Поэтому в основном именно огромный пласт информации, зафиксированный в уцелевших официальных документах, позволяет восстановить картину повседневной жизнь и услышать живой голос человека прошлого. Благодаря вышедшему сборнику документов исследователи, отдельно взятый человек и общество в целом получили возможность прикоснуться к прошлому.

Сохраненная информация еще сослужит свою службу грядущим поколениям историков и их читателей.

Кропотливая работа составителей и редакционной коллегии по отбору документов позволит читателям проследить по ним формирование и развитие отношений простого человека с государством нового типа;

Читая книги… увидеть, как менялись представления различных социальных слоев населения о жизни и власти; воссоздать элементы повседневности и семейных отношений. Особенность сборника не только в тематической насыщенности документов, но и в том, что отобранные документы как бы раскрывают эпоху в нескольких плоскостях: «снизу», глазами простого человека того времени, обывателя, его языком и его представлениями, и «сверху» – восприятие этой же ситуации партийными и государственными органами власти, языком официальных документов.

Тщательный отбор документов, сохранение особенностей стиля, оригинального языка позволяет увидеть за строчкой документа конкретного человека, провинциальную специфику и, в то же время, общие проблемы для всей страны. Важно отметить и то, что составители сборника попытались уйти от политической ангажированности и односторонности освещения событий, личных пристрастий и показали, что одной из основных черт рассматриваемой эпохи была ее противоречивость и многогранность. Документы сборника удачно воссоздают колорит и характерные особенности трудного периода отечественной истории 1917– 1964 гг., обогащая историческую память жителей Ставрополья новыми данными о массовом сознании южнороссийской провинции.

Следует отметить, что в соответствии с приемами научно-критической передачи текста редактирование документов в сборнике не проводилось, что позволило с максимальной полнотой и точностью передать присущие им особенности. Собственные примечания авторовсоставителей отражены в подстрочных сносках, они, как и комментарии представляют отдельный интерес для исследователей, так как дополняют сведения по теме и повышают информативность публикуемых документов. Для составления комментариев были использованы не вошедшие в данный сборник архивные документы, с указанием ссылок.

Самостоятельную ценность представляет и научно-справочный аппарат сборника, облегчая работу исследователя с документами. Для удобства работы и оперативного поиска сведений каждая книга сборника документов снабжена перечнем архивных фондов, географическим и именным указателями, списком сокращений и аббревиатур, краткой хроникой основных административно-территориальных изменений на Северном Кавказе в указанный хронологический период.

Рецензируемый сборник документов, несомненно, заинтересует всех, кто занимается историей советского периода, историей государственных учреждений и историей власти в целом, специалистов по социальной истории, истории повседневности и общественного сознания.

Читая книги… 349

БИБЛИОГРАФИЯ

Булыгина Т.А. Говорящие» источники: Социальная история Ставрополья в измерениях «новой локальной истории» // Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1917–1929 годах: Сб. документов. Ставрополь, 2009. С. 9–24.

Булыгина Т.А. Живая ткань «локальной истории» // Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1930–1940 годах: Сб. документов. Ставрополь, 2010. С. 8–23.

Булыгина Т.А. Услышать голоса прошлого // Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1941–1964 годах: Сб. документов. Ставрополь, 2011. С. 4–28.

Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1917–1929 годах: Сб. документов / Редкол.: Е.И. Долгова [и др.]; Науч. ред. проф. Т.А. Булыгина; Отв. сост. Г.А. Никитенко, сост. Т.Н. Колпикова. Ставрополь: Комитет Ставропольского края по делам архивов, 2009. 760 с., ил.

Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1930-1940 годах: Сб. документов / Редкол.: Е. И. Долгова [и др.]; Науч. ред. проф. Т. А. Булыгина; Отв. сост. Г.А. Никитенко, сост. Т.Н. Колпикова. Ставрополь: Комитет Ставропольского края по делам архивов, 2010. 560 с., ил.

Голоса из провинции: жители Ставрополья в 1941-1964 годах: Сб. документов / Редкол.: Е.И. Долгова [и др.]; Науч. ред. проф. Т.А. Булыгина; Отв. сост. В.В. Белоконь, сост. Т.Н. Колпикова. – Ставрополь: Комитет Ставропольского края по делам архивов, 2011. 696 с., ил.

Беликова Татьяна Викторовна, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры истории России Северо-Кавказского федерального университета Колесникова Марина Евгеньевна, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой истории России Северо-Кавказского федерального университета;

kolesnikovam@rambler.ru Рец. на кн.: Merl S. Politische Kommunikation in der Diktatur. Deutschland und die Sowjetunion im Vergleich (Gttingen: Wallstein Verlag, 2012. 184 S.) Рецензия на книгу немецкого исследователя, специалиста по истории советского крестьянства и аграрной политики СССР Ш. Мерля «Политическая коммуникация при диктатуре. Германия и Советский Союз в сравнении» (2012).

Ключевые слова: диктатура, политика, Германия, СССР, сравнительный анализ.

Книга профессора Штефана Мерля посвящена проблеме, имеющей не только научную, но и общественно-политическую актуальность.

Ученые давно выяснили, что ни одна из диктатур XX века не основывалась только на терроре и репрессиях. Концепции «консенсусной» (Детлеф Пойкерт) и «партиципационной» (Мэри Фалбрук) диктатур подчеркивают, что власть могла рассчитывать если не на активную поддержку населением своей политики, то, по меньшей мере, на терпимое отношение «молчаливого большинства» граждан к преследованиям «врагов», дефициту потребительских товаров и другим очевидным порокам системы. Необычайно устойчивыми оказались ценности, привитые населению диктаторскими режимами, что ощущается как в новых федеральных землях ФРГ, так и в постсоветской России. Это свидетельствует о важности сравнительного анализа повседневных стратегий подчинения в Германии и Советском Союзе, предпринятого автором.

Хронологические рамки книги охватывают время с начала 1930-х до конца 1980-х гг., что позволяет автору сравнить четыре диктаторских государства: Советский Союз до и после смерти Сталина, гитлеровскую Германию и ГДР. Автор намеренно не рассматривает вопрос о классификации политических режимов в СССР после 1953 г. и Восточной Германии как тоталитарных или авторитарных, применяя понятие «диктатура»

только к стратегии коммуникации (S. 11). Диктатуры не допускали свободного обсуждения вопросов, которые считали политическими, и осуществляли строжайший контроль над общественной коммуникацией.

Одновременно они рассматривали коммуникацию как средство легитимации собственного господства и потому придавали большое значение вовлечению граждан в контакт с режимом. На этом основан авторский подход, позволяющий исследовать способность политических систем к преобразованию с использованием политической коммуникации (S. 12).

Выдвигаемая Мерлем гипотеза состоит в том, что в период своего становления диктатуры прибегали к насилию и террору, а затем оказывали Читая книги… 351 долгосрочное влияние на поведение граждан. Это давало возможность властителям укреплять свое господство и преодолевать свойственную диктатурам неэффективность организационных форм (S. 15-16).

В книге последовательно проанализированы: конструирование диктаторскими режимами коллективной идентичности; коммуникативные техники, предназначенные для защиты этой идентичности от критики; механизм укрепления диктатуры путем непубличного канала коммуникации – адресованных власти писем, прошений и доносов; способы, которыми диктатуры осуществляли передвижку границ между дозволенным и недозволенным; расстройство сложившейся системы политической коммуникации и крах коммунистических диктатур в конце 1980-х гг. Последовательность выделенных автором проблем отражает «жизненный цикл» диктатур, что дает читателю возможность отслеживать хронологию событий.

Ш. Мерль проанализировал огромный массив фактического материала, значительную часть которого составляют введенные автором в научный оборот архивные документы, относящиеся к истории Советского Союза и ГДР. Помимо коммуникационной теории пропаганды (Никлас Луман, Тимиан Буссемер), которая послужила главной теоретико-методологической основой исследования, Ш. Мерль опирается на системную теорию в политологии (Вольфганг Меркель), теорию речевых актов (Джон Остин, Джон Серл), разработанную Элизабет НоэльНойман концепцию «спирали молчания», концепцию социального порядка Бернхарда Гизена и концепцию Андреаса Лангеноля о коммуникативной блокаде обучения при диктатурах. Применение междисциплинарного подхода для сравнительного анализа диктатур дало очень интересные результаты, корректирующие представления ученыхобществоведов о диктаторских режимах.

В первой главе книги рассматриваются условия формирования новой коллективной идентичности при диктатурах. К ним автор относит неуверенность людей в дальнейшем существовании, патерналистское понимание господства и убедительные сценарии внешних угроз. В начале 1930-х гг. Советский Союз и Германия переживали период хаоса, насилия и политической нестабильности, связанный для населения с заботами о собственном выживании. В СССР люди лишались прежней коллективной идентичности в связи с политикой форсированной индустриализации и культурной революцией, в Германии – вследствие острого политического и социально-экономического кризиса Веймарского государства. Новая фаза установления диктаторского господства в Восточной Европе после Второй мировой войны также характеризовалась Читая книги… глубокой неуверенностью в будущем из-за военного поражения и/или подчинения советскому засилью. В этих условиях масса становилась восприимчивой к пропаганде, обещавшей не только решение текущих проблем, но и построение в отдаленной перспективе счастливого будущего, «рая». Каждому человеку предлагалось «добровольно» включиться в новую коллективную идентичность, но на практике свобода выбора была мнимой - населению было прекрасно известно, что происходит с теми, кто не входит в новое общество: в нацистской Германии жестоко преследовали коммунистов и евреев, в СССР – «кулаков» и «буржуазных» специалистов, в странах Восточной Европы – коллаборационистов и военных преступников. В этой обстановке срабатывал закон «спирали молчания» - было безопаснее пассивно подчиниться новому режиму, нежели активно сопротивляться ему (S. 27-30).

Диктатуры опирались на традиционное патерналистское представление населения о государственной власти. Например, в России традиция патерналистского господства выражалась в культе царя и мифе о справедливом властителе. Как в СССР, так и в Германии масса населения ассоциировала демократию с политической нестабильностью и не видела ничего плохого в подчинении сильному вождю. Патерналистское представление о власти помогало людям не замечать противоречия между обещаниями «райского» будущего и неспособностью диктатур удовлетворить повседневные потребности населения в настоящем (S. 31-32).

Коллективная идентичность диктатур была невозможна без веры подданных в существование врагов, которым власть всегда давала социальную маркировку и одновременно представляла их как агентов иностранных государств. Властителям легко удавалось направить массы населения на «всемирное еврейство», «кулаков», «империалистов», «поджигателей войны» или «закоренелых нацистов». Особенность коммунистических диктатур состояла в том, что в случае необходимости они превращали в козлов отпущения большую часть собственных функционеров. Подобная практика была возможна благодаря старому мифу о царе, который не может творить добро из-за некомпетентности и продажности своих слуг (S. 32-38).

Национал-социалисты предложили немцам коллективную идентичность в виде «народного сообщества», представления о котором опирались на миф о единстве немецкого народа перед лицом внешнего врага в начале Первой мировой войны. Сталин, будучи «прилежным диктатором» (Ганс Моммзен), внимательно наблюдал за Германией и осознал изъян своей диктатуры. Конституция 1936 года провозгласила формирование новой общности – «советского народа». Основой колЧитая книги… 353 лективной идентичности ГДР служил антифашизм. Для сохранения коллективной идентичности все диктатуры осуществляли строгий контроль над общественной коммуникацией, исключая из публичного обсуждения вопросы, которые считали «политическими», и вынуждая участников коммуникативного процесса пользоваться «новоязом»

(Джордж Оруэлл) (S. 39-47).

В главе, посвященной способам защиты коллективной идентичности от критического осмысления, Мерль анализирует функции ритуалов, культа вождя, собраний и выборов. Диктатуры придавали большое значение ритуалам, поголовное участие в которых свидетельствовало о включении каждого гражданина в коллективную идентичность. Ежегодную повторяемость ритуалов обеспечивал официальный календарь торжеств, состоявший из подвергшихся новому истолкованию традиционных праздников (Рождество, 1 Мая) и новых праздников, связанных с важными датами в истории правящей партии. Гитлеровская и сталинская диктатуры видели в мужчине прежде всего воина («День поминовения героев», «День Красной Армии и Флота»), но по-разному представляли гендерную роль женщины: «Международный женский день»

выражал претензию на ее эмансипацию, а «День германской матери», напротив, культивировал традиционные представления. Сталин сознательно отказался от специального праздника, предназначенного для колхозников, в то время как национал-социалисты чествовали крестьянство во время «Праздника урожая». С 1965 г. особое место в советском календаре торжеств занял «День Победы», превратившийся в современной России в главный государственный праздник. Организуя такие празднования, диктатуры не считались с материальными затратами, сопровождали торжества премированием и вручением наград. Власть приурочивала к праздникам специальные достижения, причем Гитлер предпочитал внешнеполитические успехи, а Сталин делал акцент на технических рекордах. Организация празднований в СССР достигла своего совершенства при Брежневе (S. 49-58).

Сохранению коллективной идентичности способствовал культ вождя. Патерналистское представление о вожде как защитнике и благодетеле помогало населению мириться с несоответствием между обещаниями режима и реальными условиями жизни.

Граждане приписывали все успехи лично вождю и верили, что он ничего не знает о недостатках и нарушениях, а когда узнаёт, сурово наказывает виновных. В нацистской Германии была широко распространена фраза «если бы фюрер знал об этом», а в Советском Союзе крестьяне ставили портрет Сталина в красЧитая книги… ном углу рядом с иконами. Культ Гитлера как избавителя и проводника в землю обетованную оказался не столь пригоден для длительного сохранения диктатуры, как посмертный культ Ленина. Поклонение уже покойному вождю позволило советскому режиму выдержать грубые просчеты Хрущева. Каждый новый советский руководитель мог преподносить изменения в политике как возвращение к ленинским нормам (S. 59-64).

С целью обсуждения политических вопросов под строгим контролем властей диктатуры организовывали собрания граждан. Эти собрания представляли собой ритуал, который заканчивался единогласным одобрением заранее предложенного «мудрого» решения вождя. Открытое голосование поднятием рук приводило в действие «спираль молчания» ведь проголосовать против любого, пусть и малозначимого решения означало публично признать себя противником власти. Поэтому на собраниях единогласно и внешне добровольно принимались даже такие решения, которые совершенно не устраивали большинство присутствующих.

Принятое решение связывало всех присутствующих независимо от того, вели они себя пассивно или с воодушевлением выражали свое одобрение. Издержкой использования механизма собраний для инсценировки коллективной идентичности была невозможность вскрыть действительные проблемы и найти способы их устранения (S. 64-72).

Для демонстрации единодушной поддержки режима населением служили выборы, тоже проводившиеся в форме ритуала. Во время выборов в магазинах появлялись дефицитные товары, власти терпимо относились к употреблению алкоголя, а «те, кто явился на избирательные участки, вознаграждались концертом детского хора и куском колбасы».

В день выборов было принято публично демонстрировать свое лояльное поведение с расчетом на продвижение по карьерной лестнице: граждане выстраивались в очереди задолго до открытия избирательного участка, не пользовались кабинами для сохранения тайны голосования, писали на бланках бюллетеней слова благодарности в адрес власти, а после опускания бюллетеня в урну зачитывали стихи с похвалами партии и государству. Подобные проявления консенсуса между народом и режимом делали излишней фальсификацию результатов выборов (S. 73-77).

Анализ способов защиты коллективной идентичности подводит автора к выводу об ошибочности теории тоталитаризма, согласно которой все подданные были инфицированы господствующей идеологией и являлись убежденными сторонниками режима. Если на этапе борьбы за власть тоталитарные партии стремились приобрести массы активных сторонников, то после прихода к власти задача менялась и сводилась к Читая книги… 355 обеспечению лояльности групп населения, далеких от господствующей идеологии. Для обеспечения стабильности режима не требовалась фанатичная вера большинства в его идеалы, было достаточно беспрекословного подчинения граждан распоряжениям властей (S. 76-81).

В главе о письмах и прошениях граждан, адресованных власти, констатируется, что строгое ограничение тематики публичной коммуникации при диктатурах вызывало необходимость обсуждать в письмах вождю самые разные темы, считавшиеся «неполитическими». Этот коммуникационный канал давал твердую гарантию того, что обмен информацией между властителем и подданными будет доверительным и до всего населения через контролируемые диктатором СМИ будет доведена только избранная часть информации. Оптимально пригодной для обсуждения в письмах была тема потребления, которая считалась «неполитической». Письма вождю выполняли политическую функцию, позволяя гражданам считать, что власть интересуется не только условиями их жизни, но и их мнением. Примерно половина писем не преследовала иной цели кроме выражения благодарности властителю и преклонения перед ним.

Другая половина касалась удовлетворения конкретных нужд: улучшения жилищных условий, получения места в детских яслях или запчастей для автомобиля, улучшения уличного освещения или снабжения товарами в местных магазинах, организации нового автобусного маршрута. Если же речь заходила об общих вопросах общежития - пьянстве, недостаточном надзоре за молодежью, спекуляции, ужесточении наказаний для преступников и хулиганов, - то режим просто принимал эти мнения к сведению. На письма, в которых высказывалось пожелание выполнения официальных норм, давались неопределенные ответы без рассмотрения сути вопроса. Письма к власти стабилизировали диктатуру, возлагая вину за недостатки на конкретных исполнителей. Они служили каналом обратной информации о воздействии пропаганды, своевременно уведомляя властителя о том, что недовольство населения достигло опасного уровня. Письма были важным средством контроля над местными функционерами, удерживая в известных границах практику злоупотребления служебным положением и личное обогащение. Наконец, анонимные письма от имени общества (народа, рабочих), содержавшие ругательства и проклятия в адрес властителя, отнюдь не были признаком «сопротивления», а выполняли функцию отдушины, позволяя удерживать критику режима вне сферы общественного внимания. Необходимой составляющей этого канала коммуникации был произвол диктатора – границы дозволенного и неЧитая книги… дозволенного были размыты, а реакция властителя в каждом конкретном случае - непредсказуема. Коммуникация посредством писем и прошений выполняла свою функцию по стабилизации диктатуры до тех пор, пока помогала удерживать население от публичной артикуляции своих интересов и сплочения для их реализации (S. 82-100).

Глава о механизме изменения границ между дозволенным и недозволенным в условиях диктатуры основана на опровержении широко распространенного представления о том, что диктаторские режимы на практике выполняли официальные правила, которые они публично пропагандировали, и жестко карали нарушителей норм. Ш. Мерль утверждает, что власть диктатора покоилась на разрыве между словом и делом: от граждан требовалось лишь обещание соблюдать нормы, после чего они могли делать недозволенное и быть уверенными, что не подвергнутся наказанию. Так диктатуры осуществляли коррумпирование населения - делая нечто запрещенное, люди закрывали глаза на серьезные преступления, совершаемые властью. Нарушение одних норм должностными лицами и гражданами было условием самого существования диктатуры. Например, катастрофическая нехватка продовольствия в советской деревне не позволяла выполнить закон о драконовских наказаниях за кражи с колхозных полей. Добросовестное выполнение директорами предприятий предписаний о наказаниях за нарушение трудовой дисциплины привело бы к остановке промышленного производства в СССР, так как масса рабочих и служащих тратила часть рабочего времени на покупку дефицитных потребительских товаров. Нарушения других норм диктатуры терпели из опасения разрушить коллективную идентичность. Так, несмотря на строжайший запрет на прослушивание «вражеских радиостанций», более половины семей в гитлеровской Германии слушали зарубежные передачи. Власти ГДР примирились с тем, что масса населения смотрит западные телевизионные трансляции, и даже отменили свой запрет на установку коллективных антенн. Лишь наказания отдельных нарушителей напоминали населению, что оно делает нечто недозволенное (S. 100-110).

Чтобы обеспечить долгосрочную стабильность, диктатуры приспосабливались к меняющимся условиям и передвигали границы между дозволенным и недозволенным. Диктатор осуществлял небольшую передвижку границ единоличным решением, корректируя неформальные правила, в то время как формальные нормы не претерпевали изменений.

Автор считает, что особенно заметными были перемены в политике Гитлера и Сталина во время Второй мировой войны. В частности, соЧитая книги… 357 ветский диктатор выдвинул на первый план не защиту коммунизма, а защиту Родины, назвав войну с Германией «Великой Отечественной».

Советские власти не опровергали слухи о намерении распустить колхозы по окончании войны, прекратили гонения на Православную Церковь и в 1943 г. заключили с ней официальное соглашение (S. 111-114).

Национал-социализм и сталинизм представляли собой «мобилизационные диктатуры», которые опирались на культ вождя и сплачивали население, постоянно демонстрируя ему грандиозные успехи. После смерти Сталина Хрущев продолжил его стратегию обеспечения стабильности режима, начав кампании по освоению целинных земель и строительству коммунизма. Необдуманное обещание советского лидера построить «рай» в обозримом будущем показало, что мобилизационная стратегия сопряжена с опасностью для диктатуры. В результате Хрущев был смещен и объявлен козлом отпущения. Попытки Брежнева мобилизовать массы населения на строительство Байкало-Амурской магистрали и подъем Нечерноземья закончились провалом. Более эффективным инструментом оказались маленькие, но ощутимые для отдельного человека успехи в улучшении условий жизни, подтверждавшие, что диктатура попрежнему преследует цель достижения «рая». Главным брежневским нововведением было включение в число основных официальных праздников Дня Победы. Отныне стратегией сохранения коллективной идентичности стала не мобилизация, а напоминание о прошлых достижениях, особенно о победе над фашизмом. «Мобилизационная диктатура» превратилась в «диктатуру воспоминаний», которая дала населению предсказуемость и покой (S. 114-120).

Перед всеми диктатурами стояла дилемма: с одной стороны, значительная часть населения требовала строго карать отклонения от официальных норм, с другой стороны, осуществление строгих запретов могло поколебать коллективную идентичность и способствовать политизации острых вопросов. Чтобы справиться с этой непростой задачей, диктатуры овладели искусством смотреть на нонконформистское поведение сквозь пальцы. Именно это искусство позволило властителям привлечь на свою сторону молодежь. Например, национал-социалисты официально подвергали резкой критике джаз как «еврейскую» и «негритянскую» музыку, сурово карали ее отдельных поклонников и одновременно позволяли выпускать массовыми тиражами грампластинки с джазовой музыкой. Аналогичной линии в молодежной политике придерживались Сталин и его преемники, а также руководители СЕПГ. Последние практиковали и иные варианты поведения – пытались поставить нонконформистскую Читая книги… молодежь под свой контроль или, в редких случаях, прекращали борьбу с отклонением от нормы и интегрировали его в официальное представление о коллективной идентичности (S. 120-129).

После смерти Сталина коммунистические диктатуры сохранили принцип контроля над общественной коммуникацией, но изменили его методы, совершив переход от репрессий к профилактике. Приучение к политической дисциплине потенциально опасных лиц путем бесед и угроз в учебных заведениях и на рабочих местах было весьма эффективным, причем особенно действенным оказалось лишение шансов на карьерный рост. Только тогда, когда профилактические меры не срабатывали, диктатуры прибегали к более жестким действиям, вплоть до отправки нарушителей в психиатрические лечебницы и лишения гражданства (S. 129-131).

Все диктатуры допускали существование «частичной общественности» - групп населения, не полностью растворившихся в новой коллективной идентичности. В СССР такой Группой являлось крестьянство, а в нацистской Германии – католики. Будучи нейтрализованными в политическом отношении, они не представляли никакой опасности для режима. Власти нацистской Германии, Советского Союза и ГДР шли на сделку с ними: религиозные сообщества обеспечили себе терпимое отношение режима, отказавшись от нападок на диктатуру (S. 131-136).

В книге подвергается критике истолкование возможности граждан «отступить в приватную сферу» как одной из причин стабильности диктатур. Частная сфера, пишет Мерль, контролировалась диктатурой, была ее частью. «Отступление в приватность», создание «общества ниш»

было не уступкой населению, а осмысленной стратегией режима, направленной на отчуждение подданных от решения «политических» вопросов. При диктатуре семья и частная жизнь были политизированы, а политика – «фамилиаризована». Диктатор не только брал на себя роль отца-защитника от всех невзгод и угроз. Заботливый «папочка» давал семье советы по правильному ведению домашнего хозяйства, гигиене и организации досуга. В каждом советском доме имелась сталинская кулинарная книга «о вкусной и здоровой пище» (S. 140-143).



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |

Похожие работы:

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Франко российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ Материалы Международной научной конференции Оренбург Россия – Франция. Государственная конфессиональная и миграционная политика УДК 327.3(063) ББК...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Научно-практическая конференция «ИТ в образовании-2013» Введение. «Моя малая родина. У каждого человека она своя, но для всех является той, путеводной звездой, которая на протяжении всей жизни определяет очень многое, если не сказать все!» Интерес всякого цивилизованного общества к родному краю – непременный закон развития. Чтобы лучше понять себя, надо почувствовать и понять ту землю, на которой живешь, тех людей, которые живут на ней. Понять и оценить настоящее можно только, сравнив его с...»

«ЕВРОПЕЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЕЛАБУЖСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ В РОССИИ: ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ Материалы международной научной конференции (г. Елабуга, 13-15 ноября 2014 г.) Елабуга 2014 EUROPEAN SOCIETY FOR ENVIRONMENTAL HISTORY KAZAN FEDERAL UNIVERSITY ELABUGA INSTITUTE ENVIRONMENTAL HISTORY IN RUSSIA: STAGES OF DEVELOPMENT AND PROMISSING RESEARCH DIRECTIONS Proceedings of the international scientific...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«1. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Эволюция монополий в России // Ученые записки ТРО ВЭОР Спецвыпуск / Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.2. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Капиталистические монополии в России историческая справка 1915 года // Ученые записки ТРО ВЭОР Т.6, Вып. 2. – Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.3. Радюкова Я.Ю. Совершенствование методов государственного регулирования монополистической деятельности в России // Сборник научных трудов кафедры...»

«Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. IV ЦЕРКОВНАЯ АРХЕОЛОГИЯ Ю.Ю. Шевченко ЕЩЕ РАЗ О ГОТСКОЙ МИТРОПОЛИИ Время учреждения Готской архиерейской кафедры относится к началу IV в., когда митрополит Готии Феофил Боспоританский имел резиденцию в Крыму (путь к которой лежал через Боспор), и участвовал в Первом Вселенском соборе Единой Церкви (325 г.). Этот экзарх, судя по титулатуре («Боспоританский»), был выше в иерархии, нежели упомянутый на том же Никейском соборе...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» XLV НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ 2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия Тезисы докладов Часть II Самара Издательство «Самарский университет» УДК 06 ББК 94 Н 34 Н 34 ХLV научная конференция студентов (2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия) : тез. докл. Ч. II / отв. за выпуск Н. С. Комарова, Л. А....»

«Генеральная конференция 38 C 38-я сессия, Париж 2015 г. 38 C/42 30 июля 2015 г. Оригинал: английский Пункт 10.3 предварительной повестки дня Объединенный пенсионный фонд персонала Организации Объединенных Наций и назначение представителей государств-членов в состав Пенсионного комитета персонала ЮНЕСКО на 2016-2017 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Статьи 14 (а) и 6 (с) Положений Объединенного пенсионного фонда персонала Организации Объединенных Наций. История вопроса: Объединенный пенсионный фонд...»

«УДК 378.14 Р-232 Развитие творческой деятельности обучающихся в условиях непрерывного многоуровневого и многопрофильного образования / Материалы Региональной студенческой научно-практической конференции / ГБОУ СПО ЮТК. – Юрга: Изд-во ГБОУ СПО ЮТК, 2014. – 219 с. Ответственный редактор: И.В.Филонова, методист ГБОУ СПО Юргинский технологический колледж Редколлегия: канд. филос. наук, доц. С.В.Кучерявенко, председатель СНО гуманитарных и социально-экономических дисциплин ова, председатель СНО...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского Таврическая академия (структурное подразделение) Кафедра документоведения и архивоведения ДОКУМЕНТ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы I межрегиональной научно-практической конференции учащихся общеобразовательных организаций и студентов среднего профессионального и высшего образования 11 ноября 2015 года СИМФЕРОПОЛЬ 20 УДК –...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования...»

«Миф и история* 1. В последние два десятилетия фольклористы все больше внимания обращали на изучение общих проблем мифа и мифологии. Несмотря на ряд отличных работ по интересующим нас проблемам, вышедших в последние годы как на Западе, так и в Советском Союзе, венгерская наука старалась, скорее, обходить проблемы мифологии. При подготовке обобщающего капитального труда Этнография венгерского народа потребовалось составление сборника по мифологии. Отдел фольклористики Института этнографии осенью...»

«АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕСЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г. Кингисепп 10 апреля 2015 года Под общей редакцией профессора В.Н. Скворцова Санкт-Петербург ББК 60.5 УДК 130.3(075) Редакционная коллегия: доктор экономических...»

«УДК 94/99 СТРОИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ КРЕПОСТИ ШЕЛКОЗАВОДСКОЙ В СИСТЕМЕ КАВКАЗСКОЙ УКРЕПЛЕННОЙ ЛИНИИ В КОНЦЕ XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВЕКА © 2011 Н. М. Еремин соискатель каф. истории Отечества e-mail: ereminn.m@mail.ru Курский государственный университет В статье рассматривается система создания укреплений на пограничной Кавказской линии на юге России с участием казачества в конце XVIII – начале XIX века. Анализируется политическая обстановка в указанный период, обусловившая государственные меры по...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное периодическое...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 ноября 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Библиография научных печатных работ А.Е. Коньшина 1990 год Коньшин А.Е. Некоторые проблемы комизации школы 1. государственных учреждений в 1920-30-е годы // Проблемы функционирования коми-пермяцкого языка в современных условиях.Материалы научно-практической конференции в г. Кудымкаре. Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд., 1990. С. 22-37.2. Коньшин А.Е. Мероприятия окружной партийной организации по становлению системы народного образования в Пермяцком крае в первые годы Советской власти // Коми...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.