WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ VIII Всероссийской конференции (с международным участием) Москва – 20 УДК 616.31.000.93(092) ББК ...»

-- [ Страница 5 ] --

Рязанский медико-социальный колледж, Рязань, Россия февраля 2012 года в Рязанском государственном медицинском университете имени академика И. П. Павлова на медико-профилактическом факультете состоялась Межрегиональная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения доктора медицинских наук, профессора Николая Ивановича Сметанина, который около 10 лет возглавлял кафедру гигиены труда Рязанского медицинского института.

Жизненный путь Н. И. Сметанина — от помощника машиниста паровоза, майора Красной Армии, до доктора медицинских наук, профессора, заведующего кафедрой, изложил его ученик, профессор В. А. Кирюшин. В своем выступлении он остановился на основных периодах жизни и научно-педагогической деятельности Николая Ивановича.

О роли Н. И. Сметанина в становлении кафедры гигиены труда в Рязанском медицинском институте имени академика И. П. Павлова рассказал к. м. н., доцент А. В. Смольский, поделившийся своими воспоминаниями о совместной работе по организации учебного процесса и работы кафедры.

Руководитель Управления Роспотребнадзора по Рязанской области к. м. н., доцент С. В. Сафонкин охарактеризовал Н. И. Сметанина как ученого, практика и педагога, вспомнил о своих годах обучения на кафедре гигиены труда.

О профессоре Н. И. Сметанине как основателе научного направления «Гигиена и токсикология пестицидов» в Рязанском медицинском институте имени академика И. П. Павлова поведала д. м. н., профессор Г. И. Стунеева, оценив заслуги Николая Ивановича в создании научного направления, которое до настоящего времени разрабатывается в стенах медицинского университета.

«Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

Воспоминаниями о Николае Ивановиче как ученом, гражданине и человеке поделился д. м. н., профессор А. А. Ляпкало.

Доктор медицинских наук, профессор Т. Д. Здольник дала оценку Н. И. Сметанину как координатору преподавания студентам гигиенических дисциплин и эпидемиологии, его роли в работе проблемной комиссии института по вопросам гигиены труда в промышленности и сельском хозяйстве.

Воспоминания об отце были представлены к. м. н. В. Н. Сметаниным, рассказавшем о личной жизни Николая Ивановича, его семье, отношениях с детьми и внуками, друзьями.

Зам. главного врача ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Рязанской области» В. Ф. Панин рассказал о своих впечатлениях студента санитарно-гигиенического факультета, обучавшегося на кафедре гигиены труда под руководством Н. И. Сметанина.

О Н. И. Сметанине как научном руководителе аспирантов и соискателей учебных степеней, чутком и внимательном Учителе, доброжелательно относившемся к своим ученикам, поделились к. м. н., доцент О. В. Дмитриева и к. м. н. Н. Н. Романова.

Н. И. Сметанин родился в Оренбургской области в 1912 году.

В 1938 году с отличием окончил Ташкентский государственный медицинский институт и аспирантуру при кафедре гигиены труда.

В 1941 году защитил кандидатскую диссертацию «Комплекс санитарно-гигиенических факторов на хлопкоочистительном заводе и его влияние на здоровье работающих». С 1941 года находился в действующей армии в качестве командира санитарной роты, старшего врача полка, начальника токсикологической группы усиления. После демобилизации из рядов Советской Армии с 1947 по 1950 год работал в НИИ санитарии, гигиены и профзаболеваний Минздрава Узбекской ССР заведующим лабораторией гигиены питания, получил ученое звание старшего научного сотрудника. С 1951 по 1967 гг. заведовал кафедрой гигиены труда в Ташкентском Государственном медицинском институте. В 1962 году защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук «Силикозогенные свойства почвенной пыли и профилактика пылевых заболеваний у лиц, занятых в хлопководстве». В 1964 году получил ученое звание профессора. С 1967 по 1976 год заведовал кафедрой гигиены труда Рязанского медицинского института имени академика И. П. Павлова.

V I I I В сер о сси й ск а я к о н ф ер е н ц и я

Вся 50-летняя научная деятельность Николая Ивановича Сметанина посвящена актуальным проблемам профилактики пневмокониозов, гигиене труда в сельском хозяйстве, токсикологии и гигиеническому нормированию пестицидов в воздухе рабочей зоны. Им опубликовано более 130 научных работ и две монографии, подготовлено 16 кандидатов и 1 доктор наук, а также около 2000 санитарных врачей. Николай Иванович любил свой предмет и студентов, увлеченно старался донести до будущих специалистов санитарноэпидемиологической службы основы гигиены труда; сопровождал изложение лекционного материала многочисленными примерами из гигиенической литературы и личного опыта работы, превращал процесс обучения в интересное занятие, заставлял думать и анализировать информацию.

Студенты уважали его не только за высокую эрудицию и педагогический талант, но и за присущие ему демократизм и чрезвычайную скромность.

Николай Иванович награжден орденом Красной звезды, Отечественной войны 2-й степени, многими медалями, знаком «Отличник здравоохранения».

РЯЗАНСКИЕ МАДОННЫ

–  –  –

еликая Отечественная война стала тяжелейшим испытанием для всей страны и для Рязанской области.

22 июня 1941 года на территории Рязанской области, как и на всей европейской части страны, было введено военное положение.

Эшелон за эшелоном шел на фронт, под суровые и волнующие звуки песни «Священная война», автором который был уроженец с.

Плахино Захаровского района А. В. Александров.

Из Рязанской области в действующую армию было направлено около 3000 девушек, летчиц, радисток, телеграфисток, санитарок, «Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

пулеметчиц, снайперов и 1290 медицинских сестер и сандружинниц, подготовленных на пунктах всеобуча.

Мы не ждали посмертной славы, Мы хотели со славою жить, Почему же в бинтах кровавых Светлокосый солдат лежит?

Ее тело своей шинелью Укрывала я, зубы сжав, Белорусские ветры пели О рязанских глухих садах.

Женщины — медики представляют немалую долю по численности среди работников военно-медицинской службы, о чем свидетельствует процент соотношения их к общему числу работников военно-медицинской службы в годы войны. Среди фронтовых врачей женщины составляли 41%, в том числе, военных хирургов — 43%, медицинских сестер — 100%, санинструкторов — 40%.

Рязанские девушки влились в общий контингент медиков-фронтовиков. Для спасения защитников Родины они не жалели ни сил, ни времени, ни самой жизни.

Трудно ограничить человека, познавшего волю. Так и вошедшие в общественную жизнь женщины уже составляли однородную и мощную силу страны.

Всё, что произошло потом, в 1941 году, когда не только мужчины встали на защиту Родины, но и вчерашние школьницы посчитали постыдным отсиживаться за спинами ребят и также рвались на фронт и считались лучшими разведчиками в партизанских отрядах.

Я не знаю из истории ни одного такого прецедента, когда вот так же, как в Великую Отечественную войну, ринулись в окопы и под шквальный огонь противника девочки, женщины, с их-то стремлением к продолжению рода… Всё это было в диковинку и нашим врагам-фашистам. Теперь, оглядываясь на прошлое наших матерей и бабушек, не многие ныне живущие девочки смогли бы повторить их подвиг. Девочки 41-го выбрали фронт.

Да! Был подъем массового героизма. Да! Была пропаганда этого героизма. В героическом стремлении выросли все эти девочки, прекрасные, бесстрашные воительницы. Их функции героики и отваги воспитала советская школа, а в ней непоследнюю роль сыгра

<

V I I I В сер о сси й ск а я к о н ф ер е н ц и я

ли русская художественная литература и школьные учителя, среди которых редко появлялся мужчина — народ воспитывали женщины. Женщины-учителя помогали вглядеться в истоки доброты, ведь женщины так ее жаждут.

Так что же побуждало вчерашних школьниц ринуться под грохот канонады, в самую гущу войны, на верную гибель передовой? Ответ прост: так их воспитала та страна, в которой они жили и которую не хотели терять.

Было бы несправедливо замалчивать тяжкий труд в тылу. Все производства страны работали для фронта. «Всё для фронта, всё для победы» — под таким лозунгом жила страна в те страшные годы.

Тыл — то есть не воевавшая часть страны, состоявшая в основном из женщин и детей, — обеспечивал все человеческие потребности воинов. Всё продовольствие: мука, сахар, масло, мясо — абсолютно всё, что имела страна, вывозилось на фронт. Пусть и не доводилось в каждодневных супах или щах прихватывать кусочки мяса, но зато все до единого солдата имели по котелку каши. Никто не говорит, что не было трудно. Но такого голода, как в тылу, не было.

До самого конца войны и в первые годы после ее окончания в Советском Союзе был самый настоящий голод, а в оставленных мужчинами городах работающие заводы были на попечении женщин и подростков.

Начиная с 41 года, 12—13-летние школьники шли работать на заводы, в основном военные, производившие боевые снаряды для фронта, и работали без отдыха по 12 часов вместе с женщинами, и потом не кончался их трудовой день, ибо шли они на разгрузку вагонов с сырьем, подготавливая завтрашнюю смену, не было у них замены, за ними уже никто не шёл. А вот такого питания, как у солдат, у них не имелось. За всю эту каторжную работу полагались в заводских столовых в обед баланда, кипяточек, забеленный мукой.

А ещё полагалась хлебная карточка работающего — 400 граммов черного хлеба на день взрослому и 200 граммов — для детей. Этот хлеб съедался моментально, но не утоляя голода, оставляя странные нереальные воспоминания о его сытном запахе и сосущее чувство вечного голода.

А кроме того, стояли лютые морозы. Особенно первая военная зима, в 41-м. И не было тепла ни в школах, ни в домах, ни в клубах «Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

или на заводах — там, где существовали люди. Не хватало тепла.

Ничего не хватало для жизни в тылу — всё съедал фронт.

Так что победу вершили все. И верили, что она состоится. Фронтовикам в спину дышали натруженные лёгкие оставленных в тылу родных, а еще толкали вперед измождённые взгляды, не позволявшие ни отступать, ни оступаться. Весь огромный механизм государства под названием Советский Союз закручивался на победу. Это была цепная реакция, подогретая прекрасной пропагандой печати и радио и высокодуховной культурой, не остывавшей ни при каком холоде.

Так почему мы победили?

Выучившись в школах на сочинениях Пушкина и Лермонтова, Некрасова и Толстого, все чувствовали эстетику прекрасного, глотнули ее со страниц вещих книг и потому верили, что, победив, начнут жизнь необыкновенную.

И еще одна очень важная черта наших людей — их удивительная нравственность. Стыдились многого: тунеядства, спекуляции, халтуры, жадности. В семьях знали слово — нельзя. Воспитывалась культура общежития. В школах учили взаимопомощи. И было огромное море романтики, пришедшей из революции. Зачитывались восторженными повестями Аркадия Гайдара, восхищались целеустремленными героями Гражданской войны Александра Фадеева, всячески поддерживали неугасающую любовь к своему Отечеству.

Можно перечислять всех Героев Советского Союза, в том числе и рязанских. Но все они выросли в среде своего народа, пропитываясь духом его и силой легендарного Евпатия Коловрата, отважного генерала Скобелева и шагнувшей со страниц былинных героинь — бесстрашной Авдотьи Рязаночки. В них, героях, частичка общей памяти, а может, сама память, которая служит эстафетой дню завтрашнему.

Мы и по сей день можем видеть фронтовиков Великой Отечественной. Назовём их удачливыми и не погрешим, а еще вглядимся в их черты, вслушаемся в их речь и поймем, кому дается удача. Они и теперь активны, с неугасающим интересом ко всему происходящему, уверенные в своих правах и своей правоте и полны духа самоотверженности и самоотречения. Этот дух правит их смелым и ясным взором и делает бодрым их шаг.

V I I I В сер о сси й ск а я к о н ф ер е н ц и я

Мадоннами наполнены картины великих живописцев Возрождения: Микеланджело и Леонардо да Винчи, Боттичелли и Рафаэля.

Они воспевали своих мадонн, перенеся любовь к женщине через поклонение божественной Богоматери.

Мадоннами заполнены улицы и русских городов. И наши мужчины, русские и рязанские, всматриваются в будничные лица женщин, сами того не подозревая, с желанием в каждой увидеть лик Мадонны. Открывается лик не всякому, но страждущему любви и всепрощения, видимо, чтобы поверить в собственное бессмертие.

Ну а победившие в войну 41- 45-го годов и сохранившие землю своим потомкам рязанские мадонны воистину бессмертны.

–  –  –

бщее направление научно-исследовательской мысли в годы войны диктовалось требованиями борьбы за организацию победы на фронтах, за скорейшее возвращение в строй максимального количества бойцов и командиров. Научно-исследовательские институты Москвы и Ленинграда, а также и других городов работали со значительными перебоями, но это не ослабляло в основном их темпов.

Перебазирование ряда институтов и высших учебных заведений на восток, в Сибирь и в Среднюю Азию способствовало в значительной степени освоению местных сырьевых ресурсов в деле изготовления медикаментов, а также помогло ознакомлению с мало исследованными областями периферийной научной проблематики. Ведущими темами в годы войны по совершенно понятным причинам были вопросы военно-медицинские: остеомиелиты военного времени и их патогенез, методы ранней диагностики, рационального вмешательства служили предметами изучения не только хирургов, но также и микробиологов, биохимиков, патофизиологов. Второй не менее существенной темой являлся сепсис и изыскание новых средств для его предупреждения и лечения. Третьей темой можно назвать работу в области профилактики и борьбы с шоком.

Очень большое внимание уделялось вопросам хирургии и терапии травм центральной и периферической нервной системы, их последствий. В частности, весьма существенным являлся вопрос относительно методов обучения инвалидов ремеслу и использование остаточной трудоспособности последних. Большое внимание было уделено борьбе с детской заболеваемостью и смертностью и в частности, борьбе с туберкулёзом у детей. Наконец, необходимо отметить большой цикл научных тем в области противохимической защиты.

«Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

В дни войны научно-исследовательская работа в медицинских вузах получила такое же направление как и в научно-исследовательских, кроме того она стала глубже и конкретнее.

Кроме того, необходимо отметить определенное тяготение отдельных кафедр медицинских вузов к кооперированию в области научно-исследовательских изысканий. Один только Первый Московский медицинский институт в 1942 году разработал 97 тем, посвященных военному травматизму и 32 темы — по острым и хроническим инфекциям, питанию и обмену веществ. Харьковский медицинский институт в г. Чкалове изучал острую септическую ангину методом комплексирования работ ряда кафедр. В Томске лаборатория проф.

Н. В. Вершинина вместе с группой сотрудников изучала местное лекарственное сырьё. Оказалось, что многие растения сибирской флоры не только могут с успехом заменить уже известные ранее средства, но и превосходят их. Кафедра органической химии Свердловского медицинского института синтезировала новое средство против дизентерии — алкимин, показавший высокую эффективность. Здесь же был выработан глюкосульфидин, который можно вводить не только внутривенно, но подкожно и внутримышечно.

К сожалению далеко не всегда научные изыскания находили себе быстрое применение и вводились в практику советского здравоохранения. Например, новые дезинфекционные средства: препараты «К», «СК», оригинальные инсектицидные и бактерицидные средства из доступного сырья не нашли себе широкого применения и даже популяризации в печати.

В дни войны советская медицинская мысль выросла и количественно и качественно. Кроме того, она в значительной степени освободилась от постоянного копирования иностранных образцов и методов и стала на свои собственные ноги. В известной мере этому способствовал отрыв от иностранной литературы, вследствие трудности её получения, особенно на периферии. Советские учёные уже за несколько лет перед войной освободились от засилья немецкой медицинской науки. Эмиграция германских учёных медиков в страны антигитлеровской коалиции, в частности и в СССР, обогатила эти страны и неизмеримо снизила уровень германской научной мысли.

–  –  –

талинградский государственный медицинский институт был полностью разрушен в 1942 году, профессорско-преподавательский состав и студенты находились в действующей армии или работали в госпиталях. Деятельность по восстановлению института началась еще до завершения Сталинградской битвы. В феврале 1943 года в Сталинград прибыли профессора: А. Я. Пытель, Э. И. Иоффе, В. А. Ершов, И. А. Сутин, Т. И. Ерошевский. Е. М. Деларю, Э. Р. Могилевский и доцент М. А. Свердлин. Первое заседание совета института состоялось 6 июля 1943 года. С октября начинается интенсивная учебная и научная работа. Выпуск в 1944 году 44 врачей стал героическим «ответом Сталинграда», вкладом института в Победу. Параллельно с организацией учебного процесса в институте начала разворачиваться научная деятельность.

В годы войны коллектив Сталинградского медицинского института не прекращал научные исследования, накапливая материал во фронтовых условиях. Вернувшись в Сталинград, многие ученые немедленно возобновили разработку актуальных в военное время тем. На втором заседании Совета института в ноябре 1943 года были намечены основные проблемы исследований, на следующем заседании был утвержден научный тематический план на 1944 год, включавший 8 основных проблем, содержащих 56 тем. Основными проблемами были: лечение ран и повреждений, хирургический сепсис и раневое истощение, борьба с инфекциями, организация здравоохранения в Сталинградской области, дистрофия и авитаминозы, тонкая морфология автономной нервной системы. Некоторые кафедры включились в разработку актуальных тем совместно с заводами, расположенными около института.

«Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

Особое внимание было уделено выполнению диссертационных исследований, в частности докторских. В 1944 году были защищены диссертации: Л. Я. Лихачевым, Г. А. Ионкиным, Э. Р. Могилевским, сдана к защите диссертация В. П. Голендеева. 26 мая 1944 года состоялась первая защита кандидатской диссертации майором медицинской службы Н. П. Савельевым на тему «Проникающие ранения черепа, по материалам Н-ского эвакогоспиталя».

Из теоретических работ, выполняемых в институте в тот период, особый интерес представляют работы кафедры гистологии, руководимой профессором Н. Г. Колосовым, по морфологии автономной нервной системы у различных видов животных. В марте 1944 года состоялась 4-я научная сессия, выпущен сборник научных трудов.

Профессора А. Я. Пытель, Б. С. Бревдо неоднократно выступали с научными сообщениями на Пленумах Госпитального Совета Наркомздравов СССР и РСФСР.

На большинстве кафедр возобновили работу студенческие научные кружки. Интенсивно работали медико-биологическое научное общество и терапевтическое. В деятельности хирургического общества, возобновившего работу в мае 1943 года, активно участвовали врачи эвакогоспиталей. Регулярно проходили заседания и конференции на кафедрах и клиниках; в клинической больнице проводились клинико-анатомические конференции.

Профессора института в течение 1943—1944 годов осуществляли подготовку медицинских кадров на курсах для врачей эвакогоспиталей, санитарных врачей и эпидемиологов, активно помогали в создании сети учреждений здравоохранения в регионе. Профессор И. А. Сутин восстанавливал Сталинградский санитарно-бактериологический институт. Профессор Б. С. Бревдо являлся главным терапевтом, а профессор А. Я. Пытель — руководителем методического бюро Управления эвакогоспиталей. Значительный вклад в возрождение и развитие института в военные годы внесли его директора, профессора Э. И. Иоффе в 1943—1944 и В. Ф. Широкий в 1944—1951 годах.

В этот период в вузе сформировалась целая плеяда ученых, внесших значительный вклад отечественную медицину.

–  –  –

Санкт-Петербургский государственный медицинский университет П им. акад. И. П. Павлова, Санкт-Петербург. Россия ериод Великой Отечественной войны занимает особое место в истории Отечества. Вторая мировая война, вошла в историю человечества как самая кровопролитная, унесшая десятки миллионов людских жизней и уничтожившая созданные многолетним трудом целых поколений огромные материальные ценности. Важнейшей составной ее частью являлась Великая Отечественная война народов Советского Союза с фашистской Германией и ее союзниками. Почти 27 миллионов убитых в бою и умерших от ран, голода и болезней, погибших во время бомбежек, артиллерийских обстрелов, карательных акций, расстрелянных и замученных в концентрационных лагерях и застенках гестапо — такова цена 1418-дневного испытания, выпавшего на долю советского народа. Новые условия, вызванные войной, потребовали реорганизацию всей медицинской службы, как армии, так и гражданского здравоохранения, провести социально-экономических и медицинских мероприятий по сбережению потенциала здоровья, работоспособности и жизнедеятельности людей, разработать меры по предупреждению эпидемий на фронте и в тылу. Изменения системы медицинского обеспечения вооруженных сил началась еще накануне войны в 1939—40 гг., тогда была сформулирована военно-полевая медицинская доктрина, в качестве консультантов и главных специалистов в управленческий аппарат были привлечены ведущие ученые.

В 1940 г. при начальнике Главного военно-санитарного управления Красной Армии создается Ученый медицинский совет (УМС) из 7 секций под председательством Е. И. Смирнова. В состав совета вошли ведущие медики страны. Они разработали основные документы по медицинскому обеспечению армии в условиях войны.

С началом войны вводится институт главных специалистов. Главным «Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

хирургом Красной Армии был назначен Н. Н. Бурденко, главным терапевтом — М. С. Вовси, главным эпидемиологом — Т. Е. Болдырев, главным хирургом Военно-Морского Флота — Ю. Ю. Джанелидзе, гигиенистом — Ф. Г. Кротов. Назначены главные хирурги и терапевты фронтов, флотов, ведущие специалисты в армии. Большой отряд медиков был мобилизован в армию и флот.1 Особая роль отводилась формированию врачебных кадров, особенно хирургов, рентгенологов, инфекционистов, эпидемиологов, санитарных врачей и медицинских сестер. Для решения этой задачи в институтах усовершенствования врачей, а также медицинских вузах организовывались курсы переквалификации и переподготовки врачей, медицинских сестер, санитарок, санитарных дружинниц.

Только Ленинградский медицинский институт для усовершенствования врачей им. С. М. Кирова за 4 года войны подготовил 14 тыс.

врачей, московский — 15 тысяч.2 В 1 Ленинградском медицинском институте им. И. П. Павлова часть которого была эвакуирована в г.

Пятигорск, а затем в Красноярск (на его базе были созданы медицинские вузы), оставшаяся часть института продолжала активно трудиться в блокадном Ленинграде. Как и все медицинские вузы, он перешел на ускоренный выпуск врачей. В первый год войны институт дал фронту 240 врачей, 158 медицинских сестер, 120 его работников были главными специалистами армии и флота. В 1941 г. 1 ЛМИ подготовил и выпустил 1097 врачей.

Продолжая готовить кадры, сотрудники института совмещали учебную работу с лечебной, консультировали в госпиталях, работать приходилось в тяжелейших условиях. Приходилось оперировать под стрельбу зениток, под разрывы фугасок, многие хирурги не уходили из клиники в течение нескольких дней. Во время блокады прекратилась эвакуация раненых и больных. Врачей не хватало. В середине сентября институт выпустил досрочно студентов IV курса в количестве 518 человек. Они получили свидетельство об окончании вуза без экзаменов и были направлены во временные госпитали и больницы3. В соответствии с постановлением ГКО от 22 сентября 1941 г. создавались госпитали не только в прифронтовой полосе, но и в тылу, 50 лет Академии наук. М., 1994. С.46.

История Москвы. М.. 1967. С. 144.

50 лет 1 ЛМи им акад И.. авлова. Ленинград. 1947 г. С.86.

–  –  –

которые составили широкую сеть эвакогоспиталей. При Наркоздраве СССР было создано Главное управление эвакогоспиталями и Госпитальный совет во главе с заместителем наркома здравоохранения С. И. Миловидовым, во всех союзных республиках — Управления эвакогоспиталями.

В больших городах, научных центрах, таких как Ленинград, развертывание госпитальной сети несколько облегчалось тем, что город располагал для этого хорошей материально-технической базой. До Великой Отечественной войны здесь функционировали Окружной военный госпиталь, Военно-медицинская академия, Военно-морская медицинская академия, 77 больниц, а также научно-исследовательские и учебные заведения. Под госпитали отводились общественные заведения: институтов, техникумов, школ, общежитий, гостиниц.

Только в выборгском районе Ленинграда из 17 госпиталей, 10 были размещены в школах, 5 — в академиях и институтах, один — в студ.

городке, один — в доме культуры. В соответствии с потребностями военного времени, при военных округах, крупных госпитальных базах организовывались курсы повышения квалификации врачей.

На базе сохранившихся институтов продолжалась учебная работа, выполнялись научные исследования, работали ученые советы, защищались диссертации.

Объединяющим и организующим центром научной медицинской мысли с первых же дней войны стал ученый медицинский совет Наркомздрава СССР во главе с его председателем, академиком Н. Н. Бурденко. В работе ученого совета принимали активное участие крупнейшие ученые страны, представители Главного военно-санитарного управления Красной Армии, ведущие сотрудники научно-исследовательских институтов. Ученый медицинский совет объединял творчество ученых и направлял их усилия на разработку не только проблем сегодняшнего дня, но и ведущих проблем науки.

Несмотря на трудности военного времени проводились съезды. конференции, пленумы, симпозиумы, а также действовала периодическая и медицинская печать. Даже в осажденном Ленинграде результаты научных исследований обсуждались на возобновившихся с мая 1942 г. заседаниях научных обществ, общегородских конференциях.

Вышло семь выпусков сборника «Работы Ленинградских врачей в годы Великой Отечественной войны». Публиковали свои работы «Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

сотрудники медицинских вузов. Так. летом 1944 г. вышел сборник «Ученые записки 1-го ЛМИ». В период блокады в институте защищены 12 диссертаций на степень кандидата 7 на степень доктора медицинских наук, изданы 11 монографий и 3 учебника. Наиболее ярким показателем развития медицинской науки в военные годы явилось создание в 1944 году Академии медицинских наук СССР.

В мраморном зале Моссовета 20 декабря 1944 г. начала работу первая (учредительная) сессия Академии медицинских наук СССР. Первым президентом академии был избран Н. Н. Бурденко. В состав новой академии вошли виднейшие медики Н. Н. Аничков, А. И. Абрикосов, К. М. Быков, И. В. Давыдовский, Н. А. Семашко, П. А. Куприянов, М.

С, Малиновский, Ю. Ю. Джанелидзе, Л. А. Орбели. На академию возлагались такие задачи, как разработка вопросов теории и практики в области медицины, развитие медицинской науки в соответствиями с нуждами здравоохранения и задачами медико-санитарного обеспечения обороны страны; выделение ведущих проблем в медицинской науке и обобщение работы научно-исследовательских институтов.

Создание во время войны высшего научно-организационного центра, призванного руководить медицинской наукой и направлять ее дальнейшее развитие, было признанием важности вклада ученыхмедиков решение задач, вставших в годы Великой Отечественной войны перед гражданским здравоохранением и военной медициной.

ПЕРЕЛИВАНИЕ КРОВИ:

ИСТОРИЯ И ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ

ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941—1945 гг.)

–  –  –

Санкт-Петербургский государственный медицинский университет С им. акад. И. П. Павлова, Санкт-Петербург. Россия.

началом Великой Отечественной войны деятельность многочисленной армии медицинских работников была в первую очередь подчинена нуждам и интересам фронта. Огромную помощь в спасении и восстановлении здоровья раненых оказали доноры, спе

–  –  –

циальные станции вели массовую заготовку и консервацию крови, обеспечивали ее доставку по назначению. За годы войны на пунктах сдачи крови зарегистрировано 5,5 млн. доноров — добровольцев. Всего за годы Великой Отечественной войны было заготовлено и перелито раненым войнам 1700 тонн консервированной крови. Это стало возможным благодаря ряду открытий как российских и зарубежных ученых.

Следует сказать, что использование крови как лечебного средства давно привлекало к себе внимание исследователей. Мысль человека постоянно работала над тем, как возместить потерю крови в организме при ранениях и обильных кровотечениях, как улучшить состав и качество крови, ухудшившиеся при заболеваниях, и т.д. По многим хронологическим данным, первые успешные эксперименты по переливанию крови от одной собаки к другой были произведены в 1666 г. Английским анатомом Р. Лоуэром, а в 1667 г. французский учёный Д. Б. Дени произвёл первое переливание крови от животных человеку.

В 1832 г. петербургский акушер Г. Вольф сделал первое в России переливание крови от человека человеку. Первые документальные внутривенные вливания относятся к началу деятельности первой в мире академии наук — Лондонского Королевского общества, основанного в 60-е годы 17 века. Сделать внутривенное вливание крови человеку в те времена было не просто — уже хотя бы по тому, что до изобретения полой инъекционной иглы и современного шприца оставалось еще целых два столетия. Кристофер Рэн в 1656 году использовал в качестве инъекционной иглы птичье перо, а вместо шприца пузыри рыб и животных.

Несмотря на то, что первые попытки давали хорошие результаты, метод переливания крови не получил широкого распространения потому, что во-первых, это была в то время довольно сложная в техническом отношении операция, во-вторых, у ряда больных перелитая кровь вызывала тяжёлые осложнения, вплоть до смертельных исходов. Причина их была тогда совершенно непонятна.

Этот период определился в начале XX в. Главными причинами неудач при переливании крови оставались гемолиз и тромбоз. Решение этих двух важнейших проблем и стало основным достоянием третьего периода истории трансфузиологии.

«Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

В 1901 г. австрийский бактериолог Карл Ландштейнер установил распределение людей по антигенным признакам крови на 3 группы.

Это открытие явилось важнейшим событием в истории переливания крови, так как определило подбор антигенно-совместимого донора и устранило причину посттрансфузионных осложнений — гемолиз эритроцитов донорской крови. Таким образом, был создан иммунологический базис преодоления несовместимости при переливании крови.

В 1907 г. чешский врач Ян Янский описал возможные варианты гемеглютинации, подтвердил наличие четырух групп крови у человека и создал их первую полную классификацию, обозначив римскими цифрами от I до IV.

Первые серийные переливания крови с учетом групповых факторов произвел английский хирург Крапль в 1908—1909 гг. В 1917 г.

американский врач Робертсон имел уже немногочисленную группу доноров, кровь которых он переливал раненым. 20 июня 1919 г.

В. Н. Шамов в Петрограде впервые в России при переливании крови учел ее антигенные (изогемагглютинационные) свойства.

Н. И, Блинов первый в нашей стране провел фундаментальное клинические и лабораторные исследования антигенов системы АВО.

Его докторская диссертация «Учение о группах крови» (1934) стала первым систематизированным трудом по биологии и клинике антигенов системы АВО эритроцитов крови человека.

Другим важным этапом третьего периода стала стабилизация крови. Нужно отметить, что открытие стабилизаторов крови относиться к более раннему времени. Еще во второй половине XIX в. для предупреждения свертывания крови стали применять химические вещества. Однако цитратный метод имел решающее значение для дальнейшего развития трансфузиологии. Впервые для профилактики свертывания крови предложили пользоваться натрия цитратом русские ученые В. А. Юревич и Н. К. Розенгарт (1910). Это позволило начать исследования по консервированию крови. Еще один важный раздел представлен работами по техническому оснащению трансфузий (создание специальных аппаратов, систем и приспособлений).

С началом первой мировой войны были сделаны попытки переливания крови раненым на западном фронте во Франции, но широкого распространения метод тогда не получил. В это время врачи отда

<

V I I I В сер о сси й ск а я к о н ф ер е н ц и я

вали предпочтение солевым растворам — кровезаменителям ввиду их доступности и безопасности. Однако недостаточная эффективность солевых растворов заставляла ученых искать высокомолекулярные коллоидные кровезаменители. Особенно большое внимание привлекли к себе в то время опыты английского физиолога А. Бейли (1916), предложившего для этих целей раствор гуммиарабика. Хотя на практике эти растворы оказались малопригодными из-за их токсичности, сама по себе идея использования в качестве кровезаменителей коллоидных растворов оказалась весьма плодотворной.

Сухой плазмой пользовались уже в 1927 г. (К. Струмиа), а с 1936 г. — значительно чаще (Б. Элиот) в связи с увеличением хранилищ крови и необходимостью утилизации плазма по истечении срока хранения. Первоначально плазму применяли при лечении шока, вызванного кровопотерей, а затем показания расширили до безотлагательной первой помощи раненым даже на поле сражения.

В нашей стране в 1920-ые годы метод переливания крови становится широкодоступным при лечении больных. Вслед за В. Н. Шамовым и Н. Н. Еланским пионерами развития переливания крови в России являлись С. И. Спасокукоцкий, Э. Р. Гессе, А. В. Смирнов, А. А. Богомолец, М. П. Кончаловский, Х. Х. Владос и др.

Несмотря на обнадеживающие результаты, дальнейшее развитие этого лечебного метода в 20-х годах шло крайне медленно. Встречались большие трудности в поисках людей, желающих сдать кровь.

Сначала донорами были родственники или близкие друзья больного.

В первые 10 лет применения переливания крови в Советском Союзе было сделано всего около 3000 трансфузий.

В 1926 г. в Москве по инициативе А. А. Богданова был открыт первый в мире научный институт переливания крови, которым руководили видные трансфузиологи А. А. Богданов, А. А. Багдасаров, А. Е. Киселев, О. К. Гаврилов. Аналогичный институт был организован в 1932 г. в Ленинграде, а в 1960 г. открыт его филиал в г. Кирове, который в дальнейшем был преобразован в самостоятельный Научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови.

В Научно-исследовательских институтах проводились фундаментальные работы по трансфузиологии, разрабатывались практические рекомендации для лечебных учреждений. В этот период в СССР формируется широкая сеть станций переливания крови.

«Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

В стране была создана единая государственная система донорства, основу которого составила безвозмездная дача крови.

Главными научными направлениями этого периода были разработка показаний и противопоказаний к даче крови, применение трупной и плацентарной крови (Шамов В. Н., 1929; Юдин С. С., 1930;

Малиновский М. С., 1934), реинфузия крови (Филатов А. Н., 1928), создание аппаратов и систем для трансфузий.

А. Н. Филатов и Н. Г. Карташевский в 1934 г. впервые в мире произвели фракционирование крови и тем самым положили начало получению компонентов и препаратов крови. Л. Г. Богомолова в 1939 г.

разработала технологию изготовления сухой лиофилизированной плазмы и внедрила ее в клиническую практику.

Значительный вклад в разработку трансфузионного лечения шока, в раскрытие механизмов действия перелитой крови, ее консервирования, в создание кровезаменителей внесли А. А. Богомолец, А. А. Багдасаров, Э. Р. Гессе, В. Н. Шамов, Н. Н. Еланский, А. Н. Филатов, С. И. Спасокукоцкий, И. Р. Петров и др.

В 1930 -1940 гг. правительство СССР уделяло много внимания созданию специальных учреждений, в которых проводилась заготовка крови, причем параллельно с этим осуществлялась громадная работа по организации и пропаганде донорства.

В истории развития организации донорства можно проследить ряд периодов.

Первый период организации донорства в Советском Союзе.

Впервые годы применения метода переливания крови (20-е годы XX века), когда операция была ещё сравнительно редкой, донорами чаще всего были родственники или друзья больного. Так, из трёх трансфузий, сделанных В. Н. Шамовым в 1919—1921 гг., в дух случаях была перелита кровь родственников. В одном случае больному мальчику кровь (100 мл) была перелита от его матери, в другом (420мл) — от брата больной.

Поиски доноров среди ближайших родственников больного основывались в те годы не только на согласии донора дать свою кровь для переливания, но и на распространенном тогда мнении, что в этом случае реакция организма больного на трансфузию может быть выражена слабее.

V I I I В сер о сси й ск а я к о н ф ер е н ц и я

В 1926 г. вопрос о кадрах доноров в нашей стране был поставлен на обсуждение Н. Н. Еланским в его книге «Переливание крови».

Для решения этой проблемы Н. Н. Еланский и Э. Р. Гессе рекомендовали привлекать в качестве доноров — добровольцев ближайших родственников больного, а также студентов и медперсонал, которые из-за стремления помочь больному могут представить свою кровь.

Последующие годы показали, что в нашей стране уже имелись условия для успешного развития донорства не путём превращения его в профессию, а на общественной основе. Первое официальное издание Инструкции по применению лечебного метода переливания крови, утверждённой Народным Комиссаром здравоохранения РСФСР Н. А. Семашко 14 августа 1928 г. В инструкции указывалось, что метод переливания крови может быть широко применён в качестве незаменимого средства при ряде заболеваний и допускается в практику лечебной помощи. В ней излагались основные требования, предъявляемые к донору, и определялся максимальный объём крови, который не должен превышать 1% от массы тела донора (600 мл) и лишь для исключительно здоровых лиц мог быть повышен до 1,25% от массы тела донора. В 1927 г. для поощрения донорства была введена денежная компенсация за дачу крови, а с 1931 г. — выдача специального пайка.

Второй период организации донорства.

В нашей стране первые массовые переливания крови нашли свое применение в военно-полевых условиях, были проведены во время военных действий у озера Хасан и в районе реки Халхин-Гол. Тогда для заготовки консервированной крови было организованно её взятие от значительного числа доноров во Владивостоке, Хабаровске, Чите и других городах Дальнего востока.

К 1940 году Советский Союз располагал мощной сетью учреждений Службы крови, в состав которой входило несколько научно-исследовательских институтов и большое число достаточно оснащенных станций переливания крови. В то время был накоплен огромный опыт по переливанию крови, что позволило успешно провести в 1940 годах 220 000 тысяч переливаний крови больным.

Во время Великой Отечественной войны наблюдался подъем донорского движения. Научно-исследовательские институты и станИст ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

ции переливания крови обеспечивали бесперебойное снабжение действующей армии донорской кровью, что сыграло важную роль в улучшении исходов лечения и ускорило возвращение раненых в строй.

В первые годы Великой Отечественной войны службы крови заставляло предпринимать практические шаги к созданию четкой системы кровезаготовки, трансфузию разрешалось производить, начиная с полковых мед пунктов. Предполагалось наличие доноров из медработников и личного состава войск. Общее руководство СПК на фронте возлагалось на гл. хирурга фронта, который должен был контролировать бесперебойное снабжение консервированной кровью, ее препаратами, аппаратурой, подавать заявки на кровь, следить за использованием и организовывать доноров, следить за созданием базы крови, учет, разработкой статистических материалов, обучением кадров, и проведением экспертизы. Каждый фронт получил тыловые станции и институты. На фронте создавались лаборатории по изготовлению кровезаменителей, передвижные станции переливания крови.

Организация армейских станций переливания крови представляла определенные трудности. В особенности из-за необходимости сохранить условия асептики в военно-полевой обстановке. частая передислокация частей усложняла поиск доноров в новых районах.

Станция размещалась в неприспособленном помещении, которое подвергалось необходимой обработке, полной изоляции операционного блока и тд.

Подсобные помещения располагались поблизости в сараях и блиндажах. Планируемый сбор крови составлял10—15 л в день.

Персонал станции: 3 врача, 4 медсестры, 2 лаборанта и 10 санитаров прошел необходимую индивидуальную подготовку по методике переливания крови.

Всю кровь, заготовленную в первые 5 дней работы подвергали бактериологическому контролю в лаборатории сан-эпид отдела армии и потом только приступали к массовому заготовлению. Доноров обследовали по взятой инструкции с постановкой осадочных реакций Кана и Зака- витебского (из-за невозможности провести реакцию Вассермана). В моечных в связи с отсутствием водопровода были установлены баки с отводящими кранами для мытья ампул.

V I I I В сер о сси й ск а я к о н ф ер е н ц и я

Заготовленная кровь оставалась на станции на более 2х дней. Для приготовления 5% раствора цитрата пользовались водой, перегнанной через два металлических куба.

Для свертывания станции требовалось 14 часов. Свертывание производили по отделениям. Для переезда было достаточно 3х автомашин. Для развертывания на новом месте требовалось не менее 2х дней. Проблема донорских кадров стояла остро.

За 4 месяца работы сотрудники заготовили около 1т крови. Причиной брака крови 2% было образование сгустков в ампулах. Рост бактерий наблюдался в единичных случаях.

Лечебные учреждения не отмечали у раненых никаких тяжелых реакций и осложнений. Кроме того, использование крови малых сроков хранения 1—3 дня. Значительно повысило эффективность гемотрансфузий при тяжелых формах травматического шока и острой кровопотере.

Ухудшение санитарно-гигиенических условий, отсутствие стандартной посуды, надежность герметизации бутылок и ампул, недостаток резиновых пробок и трубок — все это увеличивало опасность загрязнения крови. Поэтому ученые совершенствовали методы консервирования крови, создавали кровезамещающие растворы и противошоковые жидкости, детально изучали состояние здоровья доноров. Филатовым были предложены новые консервирующие растворы с антисептиками.

В качестве первого кровозамещающего раствора А. Н Филатовым и И. Р. Петровым был предложен солевой раствор с гипертонической концентрацией солей ЛИПК № 3. И. Р. Петров рекомендовал применять его в купе с небольшим количеством крови. Такая жидкость получила название жидкость И. Р. Петрова и в дальнейшем применялась для лечения раненых.

Наиболее остро стояли проблемы обеспечения стерильности крови, заготовлявшейся в массовом количестве и увеличения сроков сохранности крови в полноценном состоянии.

Руководство над работой деятельности кровозаготавливающих «фабрик» было поручено А. А. Багдасарову. Именно по его инициативе на фронте были созданы передвижные станции по заготовке крови. Доставка крови на фронты производилась централизованно, т. е. обеспечивалась бесперебойность поставок.

«Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

Быстрая доставка крови являлась одной из важных задач. Во фронтовых войсковых районах производились трансфузии кровью 10— 15 дней хранения. Во многих госпиталях допускалось даже использование 25 и 30 дневной крови. Ампулы с кровью транспортировались в специальных изотермических ящиках в вертикальном положении, что предотвращало взбалтывание в неблагоприятных дорожных условиях. Оптимальные температурные условия доставленной на фронт крови 4—6o С достигались стационарным использованием больших изотермических ящиков. В войсковом отделе при отсутствии льда хранилице располагалось в глубоких ямах и колодцах.

С 1942г началась разработка задач, выдвинутых войной.

Несмотря на то, что все указания по заготовке консервированной крови выполнялись, при ежедневной бактериологической проверке обнаруживались образцы с нарушениями. Были начаты исследования. К. М. Дволайцкая-Барышева обнаружила, что причиной заражения является попадающая из воздуха микрофлора: сарцина, спороносная палочка, бактерии из кишечной группы, и что при размножении этих сапрофитов кровь приобретает пирогенные и шокогенные свойства. Переливание такой крови сопровождается тяжелыми осложнениями, что было доказано эмпирически и клинически А. Н Филатовым. Тогда усилия были направлены на обеспечение строжайшей асептики при заборе крови у донора. Но совместная стерилизация глюкозо-цитратного раствора не применялась из-за наступающей карамелизации глюкозы, в связи с чем, в первый год войны использовалась раздельная стерилизация растворов глюкозы и тринатрийцитрата. Перед взятием крови их сливали в одну ампулу, что однако не предотвращало заражения. Поэтому прорывом явилась разработка 1942—1943 гг способов совместной стерилизации глюкозо-цитратных растворов.

Во время войны всего в СССР было 5,5 млн. доноров, действующая армия получила более 1,7 млн. литров консервированной крови, которая была применена для 7 млн. трансфузий. В первые годы войны каждому фронту передавались в оперативное подчинение стационарные станции переливания крови Наркомздрава, а с 1943 г.

в действующих армиях стали формироваться передвижные станции переливания крови. На завершающем этапе войны, по данным А. Н. Филатова, гемотрансфузии применялись в 14,8% случаев при

V I I I В сер о сси й ск а я к о н ф ер е н ц и я

лечении острой кровопотери, в 17% — шока, в 12,5% — вторичной анемии, в 39,8% — сепсиса и анаэробной инфекции. В 1944 г. для поощрения донорства был издан указ Президиума Верховного Совета СССР о введении наградного знака «Почетный донор СССР».

Им награждались лица, многократно давшие свою кровь и активно участвующие в пропаганде донорства. Значительную помощь учреждениям службы крови оказывало Общество Красного Креста и Красного Полумесяца. С 1957 г. в СССР получило интенсивное развитие безвозмездное донорство.

ОРГАНИЗАЦИЯ ХИРУРГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

–  –  –

ГБОУ ВПО Омская государственная медицинская академия Н Минздравсоцразвития России, Омск, Россия а начальный период Великой Отечественной войны штатные должности хирургов в лечебных учреждениях Красной Армии были укомплектованы лишь на 58,6%, а нейрохирургами — только на 35% [1, С. 85]. Общий недостаток врачей можно было степени восполнить путем ускоренных выпусков студентов старших курсов мединститутов, но для устранения некомплекта в хирургических кадрах нужна была еще и подготовка их на практической работе или постдипломная специализация, которая была организована в широких масштабах и ее прошли тысячи врачей. В годы Великой Отечественной войны были сформированы новые медицинские учреждения. Решения об укомплектованности хирургическими кадрами позволило вернуть в строй 70% лечившихся раненых. Была выработана достаточно четко сформулированная единая доктрина военно-полевой хирургии, которая включала следующие положения: все огнестрельные раны являются микробно — загрязненными;

единственно надежный метод профилактики и лечения раневой инфекции — хирургическая обработка ран; большинство ран подлежат ранней хирургической обработке.

«Ист ори ческ ий опыт мед иц ины в г од ы ВОВ 1941–1945 г г.»

На заключительном этапе Великой Отечественной войны организация хирургической помощи в Советской Армии достигла весьма высокого совершенства на всех этапах медицинской эвакуации. Такой стройной и испытанной на полях сражений системы не имела ни одна из воевавших армий других стран, участвовавших во второй мировой войне. Квалифицированная хирургическая помощь почти 90% раненых оказывалась впервые 8 ч после ранения, тогда как в зарубежных армиях этот показатель равнялся в среднем 12 ч. [1, С.

87]. Получила широкое развитие и четко оформилась организационно-специализированная хирургическая помощь. На основе опыта первых лет войны были внесены качественные изменения в структуру всей медицинской службы Красной Армии, в результате чего она стала более полно соответствовать маневренному характеру боевых действий с участием большого количества сил и средств вооруженной борьбы.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Похожие работы:

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» Философский факультет, Университет г. Ниш, Сербия КУЛЬТУРА. ПОЛИТИКА. ПОНИМАНИЕ Война и мир: 20-21 вв. – уроки прошлого или вызовы будущего Материалы III Международной научной конференции 23-25 апреля 2015 г. Белгород УДК 338.12.017(470) ББК...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «КУЗБАССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ» ФАКУЛЬТЕТ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ КОММУНИКАТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник материалов I Международной научно-практической конференции молодых учёных (15 апреля 2010 г., Новокузнецк) Новокузнецк Печатается по решению ББК 74.58+74.03(2) редакционно-издательского совета К ГОУ ВПО «Кузбасская государственная...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XV (V) СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ XI МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ» К 15 ЛЕ Т И Ю С О Д Н Я О С Н О В АН И Я Ф И Л И А Л А М Г У В Г О Р О Д Е С Е В АС Т О П О Л Е МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«НОМАИ ДОНИШГОЊ УЧЁНЫЕ ЗАПИСКИ SCIENTIFIC NOTES № 2(43) 2015 07.00.00. ИЛМЊОИ ТАЪРИХ ВА БОСТОНШИНОСЇ 07.00.00. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ 07.00.00. HISTORICAL SCIENCES AND ARCHEOLOGY 07.00.02. ТАЪРИХИ ВАТАН 07.00.02. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ 07.00.02. NATIVE HISTORY УДК 9 (С)16. И.А. МАМАДАЛИЕВ ББК 63.3(2) 7-36 ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ XXI ВЕКА (посвящается 100-летию восстания в Худжанде) С предыдущего года (2014) для историков, исследователей колониальной Центральной Азии открылась...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского Таврическая академия (структурное подразделение) Кафедра документоведения и архивоведения ДОКУМЕНТ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы I межрегиональной научно-практической конференции учащихся общеобразовательных организаций и студентов среднего профессионального и высшего образования 11 ноября 2015 года СИМФЕРОПОЛЬ 20 УДК –...»

«Российская академия наук Институт восточных рукописей Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Санкт Петербург Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ОТДЕЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК И ИСКУССТВ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАН БЕЛАРУСИ НАУЧНЫЙ СОВЕТ МААН ПО НАУКОВЕДЕНИЮ НАУКА И ОБЩЕСТВО: история и современность Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск, 16-17 октября 2014 г. Минск «Право и экономика» УДК УДК 001.316+001(091)+001.18 ББК 60.550 Н3 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор В.И. Русецкая, доктор...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ III Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 История стоматологии. III Всероссийская конференция «История стоматологии». Доклады и тезисы.с международным участием /под редакцией К. А. Пашкова/. — М.: МГМСУ, 2009. — 176 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«российских немцев в Годы великой отечественной войны Гражданская идентичность и внутренний мир и в исторической памяти потомков Гражданская идентичность и внутренний мир российских немцев в Годы великой отечественной войны и в исторической памяти потомков научной конФеренции материалы международной Материалы -й международной научной конференции МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ МЕЖДУНАРОДНЫЙ СОЮЗ НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ...»

«Вестник ВГУ. Серия Гуманитарные науки. 2005. № 2 ОБ УЧЕНОМ И ЧЕЛОВЕКЕ: ПАМЯТИ ПРОФЕССОРА В. А. АРТЕМОВА “Есть только миг между прошлым и будущим, Именно он называется Жизнь!.” Об Ученом и Человеке, который был светлым мигом для тех, кто его знал и любил, кому выпало счастье быть его другом, коллегой, учеником или просто почувствовать на себе неотразимое обаяние личности. На вопрос Льва Кройчика: “А что для Вас университет?” Виктор Александрович Артемов ответил: “Это моя вторая Родина”. В 1968...»

«Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук Петрозаводский государственный университет МАТЕРИАЛЫ научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные науки на Европейском Севере» Петрозаводск 1-2 октября 2015 г.Редколлегия: Н. Г. Зайцева, Е. В. Захарова, И. Ю. Винокурова, О. П. Илюха, С. И. Кочкуркина, И. И. Муллонен, Е. Г. Сойни Рецензенты: д.ф.н. А. В. Пигин, к.ф.н. Т. В. Пашкова Материалы научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные...»

«ОБЩЕСТВО «ЗНАНИЕ» САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК 1943 — ГОД ВЕЛИКИХ ПОБЕД МАТЕРИАЛЫ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ 19 февраля 2013 г. СА НКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК 63.3(2)622 Т 93 Редкол легия: С. М. К л и м о в (председатель), М. В. Ежов, Ю. А. Денисов, И. А. Кольцов ISBN 978–5–7320–1248–4 © СПбИВЭСЭП, 2013 В. М....»

«Всемирная Метеорологическая Организация Специализированное учреждение Организации Объединенных Наций Пресс-релиз Погода • Климат • Вода Для использования средствами массовой информации Не является официальным документом № 13/2015 ЗАПРЕТ НА РАСПРОСТРАНЕНИЕ до среды, 25 ноября, 10.00 СГВ ВМО: 2015 год, по всей вероятности, станет самым теплым годом за историю наблюдений, а период 2011-2015 гг. — самым теплым пятилетним периодом Изменение климата превысило символические пороговые значения и...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 июня 2012 г.) Казань–20 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист. наук, проф. Р.В. Шайдуллин; канд. ист. наук, доц. М.З. Хабибуллин История...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 Е. В. Столярова Становление...»

«Коллектив авторов Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12117892 Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность: ИРИ РАН; Москва; ISBN 978-5-8055-0281-2 Аннотация В сборнике представлены материалы международной научной конференции, приуроченной к 70-летию Великой Победы, в работе которой приняли участие ученыеисторики из России, Китая, США, Республики Корея и Украины....»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 января 2016 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 декабря 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «СОЦИУМ» СБОРНИК НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «XXІХ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОБЛЕМАМ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК» (28 февраля 2015 г.) г. Москва – 2015 © Центр гуманитарных исследований «Социум» УДК 3 ББК ISSN: 0869Сборник публикаций Центра гуманитарных исследований «Социум»: «XXІХ международная конференция посвященная проблемам общественных наук»: сборник со статьями (уровень стандарта, академический уровень). – М. :...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.