WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |

«Санкт-Петербург RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES Institute for the History of Material Culture Slavic and Old Russian Art of Jewelry and its roots Materials of the International Scientic ...»

-- [ Страница 4 ] --

Приходнюк 1998б — Приходнюк О.М. Основні підсумки та завдання вивчення Пастирського городища // Археологія. № 3. 1998.

Приходнюк 2000 — Приходнюк О.М. Военно-политический союз антов и тюркский мир (по данным исторических и археологических источников) // МАИЭТ. Вып. VII. 2000.

Приходнюк, Шовкопляс, Ольговская, Струина 1993 — Приходнюк О.М., Шовкопляс А.М., Ольговская С.Я., Струина Т.А. Мартыновский клад // МАИЭТ. Вып. III. 1993.

Рыбаков 1953 — Рыбаков Б.А. Древние русы // СА. Т. XVII. 1953.

Седов 1982 — Седов В.В. Восточные славяне в VI–XIII вв. М., 1982.

Сухобоков 1998 — Сухобоков О.В. Этнокультурная история Левобережной Украины I – начала II тыс. // Археологія. № 2. 1998.

Сухобоков 1999 — Сухобоков О.В. До походження та інтерпретації пам’яток волинцевського етапу культури літописних сіверян // Археологія. № 2. 1999.

Сухобоков 2004 — Сухобоков О.В. Тюркомовні народи в історії населення лівобережнодніпровської лісостепової України (археологічний аспект) // Хазарский альманах. Т. 3. Харьков, 2004.

Фонякова 1986 — Фонякова Н.А. Лотос в растительном орнаменте металлических изделий салтовомаяцкой культуры VIII–IX вв. // СА. № 3. 1986.

Щеглова 1990 — Щеглова О.А. О двух группах «древностей антов» в Среднем Поднепровье // Материалы и исследования по археологии Днепровского Левобережья. Курск, 1990.

В.И. Баранов Погребение гуннского времени у хутора Саги.

К истории обнаружения и публикации находки 1887 г.

В.И. Баранов (Киев)

ПОГРЕБЕНИЕ ГУННСКОГО ВРЕМЕНИ У ХУТОРА САГИ.

К ИСТОРИИ ОБНАРУЖЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ

НАХОДКИ 1887 г.1 В 1887 г. около хутора Саги случайно был обнаружен комплекс предметов, вскоре попавший в Императорскую Археологическую Комиссию, а затем в Государственный Эрмитаж. За прошедшие сто лет по мере обращения к нему исследователей комплекс публиковался под разными именами и с разной степенью полноты.

Для восстановления целостности комплекса и устранения накопившихся неточностей, необходимо обратиться к истории обнаружения и публикации находки.

В дальнейшем предлагаем называть весь комплекс в целом «хут. Саги 1887».

15 июня 1887 г. в газете «Новое время» появилась заметка об обнаружении необычной находки в нескольких верстах от г. Алешки Херсонской губернии, привлекшая внимание председателя Императорской Археологической Комиссии графа А.А. Бобринского:

«Крестьянские мальчики, пасшие скот, заметили на песке какой-то блестящий предмет, который оказался, по словам корреспондента «Одесского Листка», частями седла, сделанного в свое время из дерева с золотой массивной отделкой, усыпанной драгоценными камнями. Забрав находку, крестьяне отправились в Алешки и здесь в трактире еврея Ф. продали последнюю за 1 р., а потом, когда узнали, что проданные вещи стоят гораздо больше, заявили об этом полиции. По распоряжению урядника, Ф. отдал часть вещей, от выдачи же остальной части он упорно отказывается, да и на отобранных вещах все камни, служившие украшением, по видимому, оказались вынутыми из гнезд, а взамен камней Ф. предъявил побитые куски цветного стекла, которое будто бы было вделано в гнезда. На месте, где была обнаружена находка, поднято еще несколько разных вещей, частью золотых, а частью простого металла.

По рассказам очевидцев найденные вещи все сделанные из чистого золота и судя по уцелевшим остаткам, осыпаны были драгоценными камнями. Находка открыта близ места, где находилась последняя запорожская сечь, и, несомненно, есть остаток глубокой старины. Там же где найдены вещи, открыты следы погребенного человека, от которого сохранились лишь кости. Новое Время 1887 г., № 4052.» (РА НА ИИМК РАН. Ф. 1. 1887. Д. 7. Л. 32).

Граф А.А.

Бобринской направил письмо на имя Таврического губернатора, в ведении которого в тот период находился город Алешки (Історія міст і сіл 1972:

573–581), с просьбой уточнить обстоятельства обнаружения находки и сообщить, куда поступили вещи (РА НА ИИМК РАН. Ф. 1. 1887. Д. 7. Л. 32). В ответ в Императорскую Археологическую Комиссию из Таврической губернии поступило письмо с историей обнаружения находки и опись вещей, составленная лично урядником, проводившим дознание. Учитывая важность указанных документов в истории обнаружения находки, приводим два этих документа полностью (курсив наш):

«Днепровский Уездный Исправник, при рапорте от 12 Июня сего года за № 773, представил мне найденныя близ г. Алешек в Алешковских хуторах, чрез которые проходит дорога из г. Алешек в с. Костогрызово, разныя, мелкия древния вещи подробно перечисленныя в прилагаемой при сем копии описи, при чем донес, что по произведенному 1 Выражаю глубокую признательность И.П. Засецкой за предоставленную мне возможность ознакомиться с материалами комплекса и А.Г. Фурасьеву за неоценимую помощь, оказанную в процессе этого ознакомления.

–  –  –

по поводу этой находки дознанию оказалось: 1-го июня сего года явились в Полицейское Управление жена крестьянина Якова Глущенко Анастасия и жена мещанина Ксения Горская и заявили, что на второй день праздника Св. Троицы 25 Мая сего года, сын Глущенковой Кирилл 10-ти лет и таких же лет дети крестьян Липатия и Андрея Чуба и Ивана Тимошенки в кучугуре, находящейся в смежности с их хуторами, в шелюге крестьянина Савелия Логвиновскаго, нашли разныя серебрянныя и золотыя, древния вещи. Глущенкова вещи продала жителю г. Алешек, еврею Давиду Флеку за один рубль, но, узнав, что Андрей Чуб будто бы продал вещи, найденныя его детьми за более высокую цену, Глущенкова пришла к Флеку и просила доплатить еще два рубля, а когда он ей отказал, то она рассказала об этом племяннице своей Ксении Горской, с которой и пришла заявить, и просила вещи отобрать от Флека. Потребованный тогда же в Полицейское Управление Херсонский мещанин Давид Флек заявил, что он вещи купил у Глущенковой и продал их в Херсоне. Посему им командирован был в Херсон полицейский Урядник, для отобрания по указанию Флека вещей, а Секретарю Полицейского Управления поручено было собрание на месте по этому предмету сведений, но Флек в Херсон не поехал, а вернувшись спустя около часу времени в Полицейское Управление вместе с Урядником, отдал Секретарю Полицейского управления, при Алешковском Полицейском Надзирателе и Уряднике Орлове, купленные у Глущенковой вещи, заявив, что он видел у Андрея и Липатия Чуб, а также у Ивана Тимошенки такие же вещи. Командированный им Исправником в Алешковские хутора «Саги», Секретарь Полицейского Управления отобрал от Липатия и Андрея Чуба и Ивана Тимошенко найденные детьми их вещи, а при осмотре, по указанию детей, нашедших эти вещи, на поверхности места находки еще найдено несколько таких же вещей сохранившиеся частично кости и части почерневшего металла. Из расспросов старожилов выяснено, что на этом месте была несколько лет тому назад песчаная кучугура, которую постепенно ветрами сносило, а теперь образовалось там углубление. При вскапывании на этом месте ничего больше не найдено и не заметно никаких следов, т.к. местность эта покрыта зыбучими песками. Произведенным дознанием не обнаружено, что бы Андрей Чуб продал Флеку какие-либо вещи, а напротив установлено, что в доме Липатия, Андрея Чуба и Ивана Тимошенко вещи эти лежали на видном месте, именно в шкафах, где стоит в крестьянских домах посуда, цены этим вещам они не знали и держали их как вещи ничего не стоящие. При этом доложил, что кроме представленных вещей, как оказалось за произведенным розыском у лиц их нашедших, более не осталось, и что раскопка на месте находки вещей частным мещанам воспрещена, дознание же передано участковому Мировому Судье, для привлечения лиц, скрывших находку и мещанина Флека за покупку таких вещей к законной ответственности. Сообщая об этом и препровождая при сем в Императорскую Археологическую Комиссию показанные в прилагаемой при сем копии описи вещи, покорнейше прошу о получении означенных вещей почтить меня уведомлением». (РА НА ИИМК РАН. Ф. 1.

1887. Д. 7. Лл. 34–35).

«Опись Вещей найденных 25-го мая 1887 года в Алешковских хуторах «Саги».

А) Сыном Якова Глущенко, Кириллом, мальчиком 10-ти лет найдено:

1. Трехгранная стрелка желтого металла, длиной 2 вершка, весом 3 золотника.

2. Разомкнутое кольцо желтого металла весом 2 золотника;

3. Пластинка (досочька) четырех угольная с 80 ю красненькими камушками весом 1/16 ф.

4. Кольцо Белаго металла весом 1/16 фунта.

5. Гвоздь Белаго металла весом 1 золотник.

6. Шляпка от гвоздя желтого металла, показанного под № 5, весом золотника.

7. Небольшой красненький камень со шляпки гвоздя, показанной под № 6.

8. Кусок горного хрусталя, разбитый на три части. (С правой стороны стоит приписка другим подчерком: «(уничтожен)». Слова «горного хрусталя» зачеркнуты и сверху над ними теми же чернилами надписано «простого стекла». — Прим. автора).

Б) Найденные детьми Липатия Чуба.

9. Витой прут желтого металла весом 1/16 (или 1/10, неразборчиво) фунта.

10. Пластиночка с одной стороны круглая желтого металла с 30 красненькими камнями весом 2 золотника.

11. Пряжка белого вызолоченного металла с изображением головы весом 8 золотников.

12. Кольцо белого металла, переломанное надвое, весом 9 золотников.

13. Пряжка желтого металла, в середине красный камень с подвесками белого металла весом 2 золотника.

14. Обломки разной величины (десять кусков) белого металла весом 2 золотника.

80 _____ Погребение гуннского времени у хутора Саги. К истории обнаружения и публикации находки 1887 г.

В) Найденные детьми Ивана Тимошенко.

15. Шесть кусков листового желтого металла весом 1 золотника.

16. Маленькое кольцо белого металла весом 1 золотника.

Г) Найденные детьми Андрея Чуба.

17. Трое целых и одна сломанная вещь, похожие на щипцы белого металла весом 15 золотников.

18. Кольцо белого металла с частью сохранившегося подвеска весом 3 золотника.

19. Три обломка белого металла весом 2 золотника.

20. Маленький кусочек листового белого металла весом золотника.

Д) Найденные при осмотре местности и производстве дознания.

21. Десять пуговиц (гвозди?) желтого металла весом золотника.

22. Подково-образная двусторонняя штучка, верхняя часть желтого металла, нижняя белого металла с 8 ю красненькими камушками весом 2 золотника.

23. Три пряжкообразные [?, неразборчиво] вещицы, по два красненьких камня в каждой весом 2 золотника. (Сверху, между словами «три» и «пряжкообразные» черным карандашом написано слово «выбр.»

(?, неразборчиво). — Прим. автора).

24. Обломки желтого листового металла весом золотника.

25. Две похожих на пуговки желтого металла с красными камушками весом золотника.

26. Два колечка: одно с привеской, а другое без привески белого металла весом 1 3/2 золотника.

27. Обломки белого металла весом 1 золотника.

28.Частицы металла черного цвета.

29. Три куска зубов.

30. Кусочки сохранившихся костей (пережженные).

Подлинно подписал Днепровский уездный Исправник Симанович.

(Другими чернилами написано: — Прим. автора.) Обломки, значащиеся по №№ 5–14, 19–20, 24 составившие 8 золотников низкопробного серебра, отправлены для сплава на Мон. Двор в феврале 1890 г., за № 161 (см. № 63/1885 г.). Золотые тонкие, ничего не представляющие листки, всего весом 2 золотника 78 (последнее слово неразборчиво) отправлено при вышеозначенном отношении на Мон. Двор (см. опись в деле № 63/1885 г). №№ — 28, 29 и 30 совершенно искрошились и потому уничтожены». (Там же. Лл. 36–37).

За найденные предметы Императорская Археологическая Комиссия выдала вознаграждение: сыну Якова Глущенко — 80 руб. 40 коп., детям Липатия Чуба — 62 руб. 00 коп., детям Ивана Тимошенки — 11 руб. 90 коп., детям Андрея Чуба — 6 руб. 50 коп., производившему дознание и первый осмотр местности секретарю Днепровского Уездного Полицейского Управления Кияшко — 27 руб. 50 коп., Савелию Лосьиновскому, на земле которого была обнаружена находка — 60 руб. 00 коп. Всего — 248 руб. 30 коп. (Там же. Лл. 46, 46 об.). Единственный, кто пострадал во всей этой истории, был алешковский мещанин Давид Флек, которому, несмотря на его запрос в Императорскую Археологическую Комиссию (Там же. Л. 41), не только не выплатили вознаграждение, но даже взыскали с него гербовый штраф в размере 1 р. 60 коп.

28 октября 1888 г. в Императорский Эрмитаж поступило 22 предмета, записанных под 17 номерами (Там же. Лл. 48–49 об). Предметы эти и ныне хранятся в Государственном Эрмитаже в Отделе археологии

Восточной Европы и Сибири под грифом «Хутор Саги 1887 г.» (инв. № 2118/1–21):

1) Большая поясная серебряная пряжка с мифологическим сюжетом, отображающим бородатую маску с рожками, со змеями (или дельфинами) (рис. 1: 1–2) и растительным орнаментом (деревом?);

размеры 8,0 х 1,0 х 4,2 см. Литье, чеканка, гравировка, чернение, пуансон, позолота. Пряжка отлита в двусторонней форме, нижняя сторона гладкая, лицевая орнаментированная. В месте, где на лицевой стороне изображена маска, имеется углубление. Рамка овальная, несколько утолщающаяся, орнаментирована косыми насечками и позолотой. К поясу пряжка крепилась с помощью трех штифтов, два из которых сохранились. Язычок не сохранился (Anibaldi, Werner 1963: 371–372, Taf. 48: 1, Abb. 10: 1–2).

2) Золотая гривна, выполненная из скрученной проволоки (рис. 1: 18). Длина проволоки 32 см. На одном конце сохранилась петля, другой конец обломан, гривна погнута (Засецкая 1975: 61, № 54).

3) Золотое кольцо из толстой круглой в сечении проволоки с расширяющимися несомкнутыми концами, диаметром 2,9 см (рис. 1: 11 — Засецкая 1975: 61, № 55).

4) Накладка на ремень подковообразной формы с расширяющимися раздвоенными концами и фигурным выступом сверху; размеры 2,5 х 2,6 см (рис. 1: 9). Состоит из двух пластин — нижней серебряной и верхней золотой, между которыми помещался ремень, соединенный с пластинами при помощи _____ 81 В.И. Баранов восьми серебряных штифтов. На лицевой стороне расположены гнезда, образованные перегородками из узких золотых полос, припаянных ребром. В пяти из 16 ячеек сохранились вставки сердолика (Засецкая 1975: 61, № 56).

5) Обкладка золотой бляшки полуовальной формы с загнутыми внутрь краями; размеры 3,6 х 4,2 см (рис. 1: 15). Лицевая сторона украшена 30 вставками сердолика в овальных гнездах из узкой, припаянной ребром ленточки с заходящими друг за друга концами. Поверхность между гнездами заполнена треугольниками и ромбами, выполненными из зерни, края бляшки окаймлены псевдозернью, выполненной из рубленой проволоки, такая же псевдозернь разделяет бляшку на две равные половины.

К бронзовой основе бляшка крепилась при помощи пяти штифтов, от которых сохранились отверстия (Засецкая 1975: 62, № 57).

6) Обкладка золотой бляшки, по орнаменту и технике изготовления аналогичная описанной выше обкладке, но прямоугольной формы. Размеры 5,9 х 6,1 см (рис. 1: 16). Украшена 80 вставками сердолика в круглых и овальных гнездах. На оборотной стороне 8 отверстий от штифтов, с помощью которых обкладка крепилась к бронзовому основанию (Засецкая 1975: 62, № 58).

7) Две шляпки от гвоздей, диаметром 1 см (рис. 1: 3–4), выполненные из круглой золотой пластины, с круглым гнездом, в которое вставлен сердолик. Гнездо образовано припаянной ребром узкой ленточкой с заходящими друг за друга концами. Вокруг гнезда — ободок псевдозерни, выполненной из рубленой проволоки, на обороте отверстие от штифта (Засецкая 1975: 64, № 64).

8) Обкладка золотого наконечника ремня прямоугольной формы; размеры 2,5 х 1,5 см (рис. 1: 17).

Украшена двумя вставками сердолика в прямоугольных гнездах из припаянной ребром ленточки с сомкнутыми концами. Вокруг гнезд — ободок из псевдозерни, выполненной из рубленой проволоки. Такая же проволока окаймляет края наконечника. На концах — по два отверстия от штифтов, с помощью которых накладка крепилась к основе (Засецкая 1975: 62, № 59).

9) Два золотых наконечника ремня прямоугольной формы; размеры 1,4 х 1,4 и 1,5 х 1,5 см (рис.

1: 10– 13). Выполнены из сложенной вдвое золотой пластины. Их боковые стенки вырезаны из другой пластины и припаяны. Нижняя часть наконечников с лицевой стороны приподнята и образует выступающий валик. Вверху — два круглых гнезда со вставками сердолика. Гнезда — из припаянной ребром ленточки с сомкнутыми концами. По краю, с трех сторон наконечника и вокруг гнезд — ободки псевдозерни, выполненные из рубленой проволоки. Под вставками — два штифта (Засецкая 1975: 63, № 60).

10) Пряжка обувная; длина 3,2 см, ширина основания 1,6 см, диаметр кольца 1,9 см. (рис. 1: 12).

Пряжка состоит из серебряного основания округлой формы, согнутого из серебряной пластины, с вырезанными в месте сгиба петлями, в которые продето литое округлое кольцо. Верхняя и нижняя, узкая прямоугольная часть основания, а также помещавшийся между ними ремень соединялись серебряным штифтом. Основание пряжки обтянуто золотым листом с загнутыми внутрь краями и на лицевой стороне украшено ромбовидным гнездом со вставкой граната. Вокруг гнезда и по краям основания расположены ободки из рубчатой проволоки. Язычок не сохранился (Засецкая 1975: 63, № 61).

11) Часть золотого основания обувной пряжки, аналогичной предыдущей, диаметром 1,7 см (рис. 1: 7). В центре расположено круглое гнездо, вокруг гнезда и по краю ободок из рубчатой проволоки (Засецкая 1975: 63, № 62).

12) Золотой наконечник ремня удлиненной остроконечной формы, трехгранный в сечении; размеры 8,3 х 1 см (рис. 1: 14). В верхней части наконечник расщеплен, в щель вставлялся ремень, скреплявшийся с наконечником тремя золотыми штифтами (Засецкая 1975: 64, № 63).

13) Серебряное кольцо от пряжки, диаметром 1,7 см. (рис. 1: 5, см. также Засецкая 1994: таб. 15: 70).

14) Серебряная накладка на ремень в виде кольца и обоймы из согнутой пластины с одной петлей. Размеры накладки 2,3 х 1,3 х 0,4 см, диаметр кольца 1,3 см. (рис. 1: 6, см. также Засецкая 1994: таб. 15: 8).

15) Кольцо из толстой круглой в сечении серебряной проволоки, диаметром 2,7 см. (рис. 1: 8, см. также Засецкая 1994: таб. 15: 17).

16) Часть удил (2 экземпляра) — зажимы уздечных ремней из согнутой серебряной пластины, между которыми помещался ремень; скреплялись посредством серебряных штифтов с круглыми шляпками;

размеры зажимов 6,9 х 1 х 0,7 см, диаметр кольца 1,8 см. (рис. 1: 19, см. также Засецкая 1994: таб. 15: 14).

17) Часть удил (2 экземпляра), аналогичные предыдущим, но несколько большего размера (9,1 х 1 х x 0,8, диаметр кольца — 2,1 см) (рис. 1: 20, см. также Засецкая 1994: таб. 15: 15).

Казалось бы, на этом «скитания» вещей должны были закончиться и, пролежав некоторое время в запасниках и, будучи упомянуты в Отчетах Императорской Археологической Комиссии лишь мельком (ОАК 1891: CXCIX), они бы увидели свет в публикации какого-либо ученого. Но «приключения» только 82 _____ Погребение гуннского времени у хутора Саги. К истории обнаружения и публикации находки 1887 г.

–  –  –

начинались. Сначала, спустя почти 80 лет, «увидела свет» пряжка с маской (рис. 1: 1–2), которую немецкий исследователь Й. Вернер в своей работе, посвященной остготскому погребению из Аквасанты, привлек в качестве одной из аналогий, опубликовав там не совсем удачную фотографию и еще менее удачную прорисовку (Anibaldi, Werner 1963: Taf. 48: 1, Abb. 10: 1–2), и дал более-менее подробное описание (Anibaldi, Werner 1963: 371). Сам Й. Вернер, видимо, имевший возможность ознакомиться с остальными вещами комплекса (но, скорее всего, не видевший материалы дела), связывал пряжку и в целом комплекс с одним из погребений разрушенного могильника (считая частью этого же могильника разрушенное погребение у хутора Саги), обнаруженного в 1899 г. и опубликованного А. Альфёлди (Anibaldi, Werner 1963: Taf. 48: 1, Abb. 10: 1–2; Alfldi 1932: Taf. 25: 16–37). Вслед за Й. Вернером уже и другие исследователи писали о пряжке как о происходящей из Алешек или Саг, не связывая ее с остальными вещами комплекса 1887 г., хранящимися в Эрмитаже (например: Айбабин 1990: рис. 23: 8).

Иная судьба выпала на долю остальных вещей комплекса. После публикации Й. Вернера они еще 20 лет пролежали в фондах Государственного Эрмитажа, скрытые от глаз посторонних наблюдателей, пока, наконец, не увидели свет в замечательном каталоге, посвященном гуннским древностям Государственного Эрмитажа, подготовленном И.П. Засецкой, а затем и в монографии исследовательницы, посвященной кочевникам южнорусских степей в гуннскую эпоху (Засецкая 1975: 61–64, № 54–64;

Засецкая 1994: таб. 15). Но по неизвестным причинам при публикации исчезла большая серебряная пряжка (рис. 1: 1–2), а сам комплекс (возможно, чтобы не путать с комплексом из Саг 1899 г.) был переименован в Кучугуры.

Таким образом, появилось три комплекса — один хранился (и до сих пор хранится) в Государственном Эрмитаже под шифром 2118/ 1–21, второй представлял собой пряжку, которая начала жить своей отдельной жизнью под названием «Алешки» или «Саги», третий опубликовала И.П. Засецкая, но уже без пряжки и под названием Кучугуры.

Архивные данные позволяют нам не сомневаться, что все вещи, попавшие в Эрмитаж как случайная находка 1887 г., представляют собой один комплекс разрушенного погребения, совершенного в песчаной дюне (скорее всего, трупосожжения, на что указывает то обстоятельство, что кости были обожжены, а отдельные вещи являлись почерневшими, как при воздействии огня). Тот факт, что раскопки местности, окружавшей дюну, произведенные урядником, не выявили каких либо следов иных погребений, позволяет не согласиться с мнением Й. Вернера о принадлежности двух погребений из Саг 1887 и 1899 гг. одному некрополю.

Крайне сложен вопрос о дате погребения. Большая ромбическая пряжка с маской связывалась Й. Вернером с дунайской серией пряжек с масками и датировалась первой половиной V в. (Anibaldi, Werner 1963: 371–372). А.И. Айбабин считает, что такие пряжки датируются первой или второй половиной V в. (Айбабин 1990: 29, рис. 23: 8). В то же время Я. Тейрал относит ромбические пряжки к переходному этапу D2/D3 (Tejral 1995: Abb. 27: 19). Встречаются пряжки с аналогичным щитком и очень близкой рамкой и в последующем периоде D3 (очень близка по форме щитка и рамки пряжка из Кошице, орнаментированная, правда, керпшнитным орнаментом) (Щукин 2005: таб. VII). Синхронизация комплекса из Саг 1887 г. (Кучугур) и погребений из Новогригорьевки (VIII и IX), Саг 1899, Феодосии и др., предложенная А.В. Комаром (Комар 2000: 21, 44), выглядит крайне малоубедительной, т. к. главный критерий, предложенный А.В. Комаром для объединения всех этих комплексов в одну группу — пряжки с инкрустированным щитком, выглядит весьма расплывчатым. А при более глубоком анализе оказывается, что для объединения в одну группу используются пряжки явно разных типов, связанных только наличием камня на щитке. В целом хронология комплекса требует дальнейшего более подробного рассмотрения, что выходит за рамки той цели, которую мы ставили перед собой при написании данной работы — введение комплекса в научный оборот в том виде, в котором он был обнаружен и действительно существует в хранилище Государственного Эрмитажа. Датировать комплекс в целом можно предположительно или этапом D2/D3 или началом этапа D3.

–  –  –

Айбабин 1990 — Айбабин А.И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени // МАИЭТ. Вып. I. 1990.

Засецкая 1975 — Засецкая И.П. Золотые украшения гуннской эпохи. Л., 1975.

84 _____ Погребение гуннского времени у хутора Саги. К истории обнаружения и публикации находки 1887 г.

Засецкая 1994 — Засецкая И.П. Культура кочевников южнорусских степей в гуннскую эпоху (конец IV–V вв). СПб., 1994.

Історія міст 1972 — Історія міст і сіл Української РСР. Херсонська область // Історія міст і сіл Української РСР. Кив, 1972.

Комар 2000 — Комар А.В. Актуальные проблемы хронологии материальной культуры гуннского времени Восточной Европы // Степи Европы в эпоху средневековья. Т. 1. Донецк, 2000.

ОАК 1891 — ОАК за 1887 г. // Отчет Императорской Археологической Комиссии за 1882–1888 годы.

СПб., 1891.

Щукин 2005 — Щукин М.Б. Готский путь (готы, Рим и черняховская культура). СПб., 2005.

Alfldi 1932 — Alfldi A. Funde aus der Hunnenzeit und ihre ethnische Sonderung (mit 36 Tafeln und 20 Textabbildungen) // AH. IX. Budapest, 1932.

Annibaldi, Werner 1963 — Annibaldi G., Werner J. Ostgotische Grabfunde aus Acquasanta Prov. Ascoli Piceno (Marche) // Germania. 41. 2. 1963.

Tejral 1995 — Tejral J. Neue Aspekte der frhvlkerwanderungszeitlichen Chronologie im Mitteldonauraum // Neue Beitrge zur Erforschung der Sptantike im mittleren Donauraum. Brno, 1995.

–  –  –

РА НА ИИМК РАН. Ф. 1. 1887. Д. 7: «О древних серебряных византийских монетах, найденных в Таврической губернии».

А.М. Воронцов Новые находки предметов горизонта восточноевропейских выемчатых эмалей А.М. Воронцов (Тула)

НОВЫЕ НАХОДКИ ПРЕДМЕТОВ ГОРИЗОНТА

ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИХ ВЫЕМЧАТЫХ ЭМАЛЕЙ

НА ПАМЯТНИКАХ ОКСКО-ДОНСКОГО ВОДОРАЗДЕЛА

Находки предметов круга восточноевропейских выемчатых эмалей на территории верхней Оки известны с конца XIX в. и, большей частью, учтены в работе Г.Ф. Корзухиной (Корзухина 1978: 75–76) (рис. 1). Основным недостатком большинства этих материалов является отсутствие конкретной привязки к комплексам и культурно-хронологическим горизонтам. Первой публикацией подобных предметов в составе поселенческого стратифицированного комплекса в лесной зоне России является работа Н.А. Кренке и Л.Д. Сулержицкого, посвященная стратиграфии Дьякова городища (Кренке, Сулержицкий 1988: 41–42).

В ходе раскопок на городище Щепилово (рис. 1: 3) в 2002 и 2004 гг. автору удалось выделить стратиграфический горизонт, относящийся к раннему этапу мощинской культуры. Из него происходит комплекс, включающий в себя лунницу круга эмалей, колокольчатую прорезную подвеску, ажурную застежку и две бронзовые пронизи (рис. 2: 1–5). Кроме того, с горизонтом связана еще одна колокольчатая прорезная подвеска и согнутая бронзовая пластина с выполненным мелким точечным орнаментом изображением всадника с характерно согнутыми конечностями (рис. 2: 8, 9).

Выделение этого горизонта позволяет отождествить с ним две лунницы, найденные на городище в ходе раскопок С.А. Изюмовой 1952–1953 гг. (Изюмова 1958) и учтенные в своде Г.Ф. Корзухиной (Корзухина 1978: 75, табл. 14: 3, 5) (рис.

2:

6, 7). Таким образом, в нашем распоряжении имеется три лунницы, две из которых представляют собой упрощенные изделия с прорезными полями без эмали, третья лунница декорирована двумя эмалевыми вставками на корпусе и отростками на концах (рис. 2: 5, 6, 7). Согласно новейшим исследованиям по хронологии и типологии предметов круга восточноевропейских выемчатых эмалей, выделяют три этапа их эволюции (Гороховский 1982; Гороховский 1988). Согласно предлагаемым типологиям находки с Щепиловского городища относятся ко второму (предметы с эмалевыми вставками, снабженные дополнительными полями, отростками) и третьему (предметы с прорезной орнаментацией без эмалевых вставок) этапам эволюции. Хронологически второй этап относится к концу II в. — середине — второй половине III в., третий — от середины III в. до рубежа III–IV вв., хотя, возможно, отдельные вещи доживают до гуннского времени (Обломский, Терпиловский 2004: 165). Таким образом, наиболее вероятное время выпадения в слой щепиловских находок относится ко 2-й половине III в.

Кроме рассмотренного комплекса, необходимо упомянуть выявленный недавно в ходе изучения коллекции находок с Супрутского городища (раскопки С.А. Изюмовой 1953–1977 гг.) браслет круга эмалей (рис. 2: 11). Он аналогичен браслету из Мощинского клада (Седов 1982: Таб. XV), относится к типу I, по Г.Ф. Корзухиной (Корзухина 1978: 34, табл. 26: 3), и также относится к третьей стадии эволюции украшений с выемчатой эмалью.

Список известных к настоящему времени находок круга эмалей на территории Окско-Донского водораздела включает в себя еще гривну с Пореченского городища, имеющую аналогии среди предметов из Мощинского клада (Никольская 1959: рис. 15: 1).

86 _____ Новые находки предметов горизонта восточноевропейских выемчатых эмалей Рис. 1. Городища Окско-Донского водораздела, где встречены предметы круга восточноевропейских выемчатых эмалей, и синхронные им памятники сопредельных территорий: 1 — Супруты, 2 — Поречье, 3 — Щепилово, 4 — Торхово, 5 — Федяшево, 6 — Дуна, 7 — Мощинское, 8 — Огубское, 9 — Троицкое, 10 — Борисоглебское, 11 — Щербинское, 12 — Кузнечики, 13 — Дьяково, 14 — могильник Кузьминский, 15 — могильник Кошибеевский, 16 — Липецкое, 17 — Подгоренское. Условные обозначения: а — мощинские городища, б — дьяковские городища, в — рязано-окские могильники, г — верхнедонские памятники По всей видимости, можно сделать вывод о достаточно позднем проникновении изделий круга восточноевропейских выемчатых эмалей на территорию Окско-Донского водораздела и ограничить наиболее вероятный период их бытования 2-й половиной III в.

Полученные в ходе раскопок Щепиловского городища материалы позволяют выделить комплекс находок, относящийся к этому горизонту. Среди них наиболее выразительна бронзовая пластина с выполненным мелким точечным орнаментом изображением всадника (рис. 2: 8).

Аналогичные изделия с изображенными антропоморфными фигурами с поднятыми вверх согнутыми в локтях руками известны на памятниках позднедьяковской культуры (Розенфельдт 1982: 122–124).

Культурно-хронологическая интерпретация этой группы вещей в настоящее время не разработана.

Абсолютное большинство находок этого типа представляет собой согнутую прямоугольную пластину, украшенную с лицевой стороны мелким точечным орнаментом, зачастую имеющую отверстия для крепления либо остатки клепок (рис. 3: 2–4, 5, 7). Исследователями они интерпретируются как обкладки _____ 87 А.М. Воронцов Рис. 2. Предметы из горизонта распространения восточноевропейских выемчатых эмалей памятников Окско-Донского водораздела: 1–9 — городище Щепилово; 10–11 — городище Супруты пояса, обоймицы (Дубынин 1970: 32, 35), накладки на ремни (Смирнов 1974: 57) либо как наконечники ремней (Розенфельдт 1982: 124). К этой же группе находок относится пластина с Огубского городища, которая может интерпретироваться как поясная накладка (рис. 3: 1).

Из найденных на позднедьяковских памятниках одиннадцати предметов на шести изображены антропоморфные фигуры. Пластина со Щепиловского городища среди них является единственным изображением всадника. Единственной ему аналогией может служить найденный на Торховском городище фрагмент лепного мощинского сосуда, с рисунком «коня», выполненным мелкими точками (рис. 3: 7). Изображения людей, безусловно выполнены в едином стиле — с согнутыми в локте поднятыми вверх руками, растопыренными пальцами, туловище изображается как прямая одинарная либо двойная линия, которая оканчивается кругом — головой и имеет основание в виде треугольника — ног.

У всадника ноги согнуты в суставах в том же положении, что и руки.

За пределами позднедьяковского ареала известна только одна находка такого изделия — в погребении № 72 могильника Кораблино (Белоцерковская 2000: 105, рис. 2: 11–12). В этом случае пластина использована вторично в качестве заплаты на большой нагрудной бляхе, поэтому не может служить доказательством бытования подобных изделий в культуре рязано-окских могильников.

88 _____ Новые находки предметов горизонта восточноевропейских выемчатых эмалей

–  –  –

Для культурно-хронологической интерпретации этой группы находок наиболее интересно присутствие четырех пластин в составе клада, найденного на Троицком городище (Дубынин 1970: 32, рис.

19) (рис. 3: 2, 4). Клад, несомненно, относится к горизонту распространения находок круга восточноевропейских выемчатых эмалей на Верхней Оке, так как в него входят гривны, аналогичные гривнам, найденным в составе Мощинского клада (Седов 1982: таб. XV). Накладку с Огубского городища Г.Ф. Корзухина на основании стилистических особенностей также относила к кругу эмалей (Корзухина 1978: 45–46).

Таким образом, можно считать достаточно обоснованной связь этой серии бронзовых пластин с антропоморфными изображениями с горизонтом бытования восточноевропейских выемчатых эмалей на верхней Оке и Окско-Донском водоразделе.

Колокольчатые подвески со Щепиловского городища имеют треугольные прорези на поверхности и гладкий валик в основании (рис. 2: 2, 9). Одна из них имеет петлю для подвешивания, между петлей и корпусом — витой стержень. Беспетельчатая привеска сделана из склепанного бронзового листа. Аналогии этим предметам широко известны в лесной зоне, в частности в позднедьяковских материалах (Розенфельдт 1982: 18–21, рис. 2: 3). Для культурно-хронологической интерпретации этих подвесок важны случаи их находок в комплексе с предметами круга восточноевропейских выемчатых эмалей. В частности они найдены в составе уже упоминавшегося клада Троицкого городища (Дубынин 1970: 32, рис. 19) и в погребении № 21

Кузьминского могильника вместе с подковообразной фибулой с эмалевыми вставками (Спицын 1901:

табл. XV: 5, рис. 10). Таким образом, колокольчатые подвески с треугольными прорезями на поверхности и гладким валиком в основании как с петлей для подвешивания, так и беспетельчатые, можно включить в состав предметов, относящихся к горизонту бытования восточноевропейских выемчатых эмалей на территории Окско-Донского водораздела. Естественно, ограничить время их распространения только этим периодом на основании имеющихся материалов невозможно.

_____ 89 А.М. Воронцов Ажурная застежка, найденная на Щепиловском городище, так же как и рассмотренные выше колокольчатые подвески, находит много аналогий среди древностей Оки, в том числе на позднедьяковских городищах (Смирнов 1974: 48, табл. V: 13, 14) и в рязано-окских могильниках (Белоцерковская 2000:

99–104). На Окско-Донском водоразделе это первая находка. На основании имеющихся данных можно говорить только о том, что ажурные застежки использовались в рассматриваемый период и продолжали существовать в Окских древностях позднее.

К числу находок, по датировке относящихся к периоду обращения предметов с выемчатыми эмалями на территории Окско-Донского водораздела, но не имеющих достоверной привязки к комплексам, относится найденная в разрушенной части городища Супруты пряжка (рис. 2: 10). Аналогии ей находятся среди древностей позднесарматского круга, по типологии В.Ю. Малашева она относится к 7 типу, датирующемуся 2-й половиной III в. (Малашев 2000: 196, рис. 2: 6; Г2, 2). Пряжка не имеет обоймы, рамка округлой формы со слабо выраженным утолщением в передней части, язычок фасетированный, сравнительно короткий, имеет низкий уступ спереди. Полная ей аналогия происходит из погребения С могилы № 20 могильника Дружное (Храпунов 2002: 19, рис. 95: 7). Погребение датируется 2-й половиной III в., по серии предметов, в числе которых лучковые фибулы и монета 253–268 гг. Находка этой пряжки свидетельствует о существовании в период бытования восточноевропейских выемчатых эмалей на территории Окско-Донского водораздела связей с лесостепными культурами не черняховского круга.

Керамический комплекс, связанный с ранним мощинским горизонтом, не образует значительной серии, но, тем не менее, уже на этом этапе можно выделить некоторые его характерные особенности (рис. 4).

Лепная керамика с грубой поверхностью представлена горшками с высокими раструбообразными прямыми венчиками, одинаковыми по толщине на всем протяжении, с ровно срезанным краем. Переход от венчика к плечику резкий, часто подчеркнутый линией снаружи и (или) ребром внутри (рис.

4:

1–3, 5, 7–9). Плечико относительно низкое, максимальное расширение приблизительно на середине сосуда. Сказать что-либо определенное об общих пропорциях сосудов пока невозможно. Горшки часто орнаментированы по краю венчика косыми насечками либо отпечатками веревочки, по плечику встречается веревочный орнамент, иногда сопровождаемый круглыми вдавлениями. Лощеная посуда повторяет формы грубой (рис. 4: 10–14). Кроме того, в составе комплекса встречаются керамические крышки (миски?) с грубой поверхностью (рис. 4: 15–17).

Аналогичная керамика встречается на других памятниках мощинской культуры Окско-Донского водораздела, но только в переотложенном виде в смешанных слоях. В более поздних мощинских комплексах из этого набора продолжают бытовать лощеные горшковидные миски и приемы орнаментации.

Выделение синхронного комплекса на мощинских памятниках левобережья верхней Оки проблематично из-за неразработанности их внутренней хронологии.

Наиболее близкие аналогии рассматриваемым типам керамики происходят с некоторых памятников сарматского времени верхнего Подонья, в том числе городищ III Чертовицкое, Подгоренское, Липецкое (Бирюков 2001: рис. 4: 6; Медведев 1996: рис. 2: 5; Медведев 1998: рис. 4). Подробное рассмотрение их связи с памятниками Окско-Донского водораздела требует специального исследования.

Одной из важных особенностей городищ римского времени на территории Окско-Донского водораздела является их последовательное заселение на протяжении II — первой половины V в. Это позволяет получить на основании стратиграфических данных достаточно подробную хронологию. Слой, содержащий находки круга эмалей, на Щепиловском городище перекрывает напластования, связанные с существованием поселения типа Ново-Клейменово, и, в свою очередь, перекрыт слоями мощинской культуры периода активного черняховского влияния (рис. 5).

Памятники типа Ново-Клейменово — недавно выделенная группа памятников II — первой половины III в. на территории Окско-Донского водораздела (Воронцов 2000; 2004), генетически связанная с памятниками сарматского времени Верхнего Подонья, датируемыми II – первой половиной III в.

(Медведев 1998а). Ее хронология (рис. 5) подтверждается находкой сильно профилированной фибулы причерноморского типа (гр. 11, сер. II, вар. 1 по А.К. Амброзу) (Амброз 1966: 42, табл. 8, 9, 11, 13), группой находок ременной гарнитуры, имеющей центрально-европейские прототипы, характерные для стадии В2 (по К. Годловскому) центральноевропейской хронологии (Madyda-Legutko 1983: 97–108, ryc. 2). Наиболее поздний горизонт существования этой группы памятников датирован находкой железной двучленной прогнутой подвязной фибулы с узкой ножкой (вариант 1 по А.К. Амброзу) (Амброз 1966: 62–63, табл. 11: 6, 7).

90 _____ Новые находки предметов горизонта восточноевропейских выемчатых эмалей

Рис. 4. Городище Щепилово. Горизонт распространения восточноевропейских выемчатых эмалей:

1–9 — грубая лепная керамика; 10–14 — лощеная лепная керамика; 15–17 — крышки Горизонт черняховского влияния на памятники мощинской культуры Окско-Донского водораздела (рис. 5) хорошо датируется в рамках IV в. находками двучленных прогнутых подвязных фибул с узкой ножкой (вариант 3 по А.К. Амброзу), которых в настоящее время насчитывается 7 экземпляров, и одной находкой синхронной им железной двучленной «воинской» фибулы с узкой ножкой (Амброз 1966: 70–71, табл. 10: 18–19).

Выделение горизонта, связанного с распространением предметов круга выемчатых эмалей, на городище Щепилово позволяет достаточно обосновано датировать время появления памятников мощинской культуры на территории Окско-Донского водораздела 2-й половиной III в. и положить начало выделению комплекса находок, непосредственно с ним связанных. Кроме того, этот материал представляет определенный интерес для изучения датировки и культурного контекста поздней стадии развития стиля восточноевропейских выемчатых эмалей. Достаточно обоснованно можно отнести к предметам, характерным для этого горизонта на верхней Оке и Окско-Донском водоразделе, бронзовые пластины с выполненными мелким точечным орнаментом антропоморфными изображениями.

В этот период используются колокольчатые подвески, имеющие треугольные прорези на поверхности _____ 91 А.М. Воронцов Рис. 5. Место горизонта находок восточноевропейских выемчатых эмалей в хронологии памятников Окско-Донского водораздела: I — горизонт памятников типа Ново-Клейменово; II — горизонт, связанный с находками восточноевропейских выемчатых эмалей; III — горизонт мощинской культуры периода черняховского влияния Новые находки предметов горизонта восточноевропейских выемчатых эмалей и гладкий валик в основании, и ажурные застежки. Также можно говорить о существовавших связях с лесостепными культурами не черняховского круга, нуждающихся в специальном исследовании.

Тот факт, что использование украшений с выемчатой эмалью на памятниках Окско-Донского водораздела приходится на период до черняховского влияния, находит прямую аналогию в процессах, происходивших на территории лесостепи (Обломский, Терпиловский 2004: 164).

Литература

Амброз 1966 — Амброз А.К. Фибулы юга европейской части СССР. М., 1966.

Белоцерковская 2000 — Белоцерковская И.В. Верхнеокские элементы в культуре рязано-окских могильников / Труды ГИМ. Вып. 122. М., 2000.

Бирюков 2001 — Бирюков И.Е. Среднее течение р. Воронеж в первые века нашей эры // Верхнедонской археологический сборник. Вып. 2. Липецк, 2001.

Воронцов 2000 — Воронцов А.М. Этнокультурная ситуация в раннежелезном веке и раннем средневековье на территории Окско-Донского водораздела // Куликово поле: вопросы историко-культурного наследия. Тула, 2000.

Воронцов 2004 — Воронцов А.М. Новая группа памятников первых веков нашей эры в правобережье Верхней Оки // Верхнее Подонье: природа, археология, история. Т. 1. Тула, 2004.

Гороховский 1982 — Гороховский Е.Л. Хронология украшений с выемчатой эмалью среднего Поднепровья // Материалы по хронологии археологических памятников Украины. Киев, 1982.

Гороховский 1988 — Гороховский Е.Л. Хронология ювелирных изделий первой полвины I тыс. н. э.

лесостепного Поднепровья и Южного Побужья. Автореф. дис. …канд. ист. наук. Киев, 1988.

Дубынин 1970 — Дубынин А.Ф. Троицкое городище // МИА. № 156. 1970.

Изюмова 1958 — Изюмова С.А. Бронзовые лунницы с городища у деревни Щепилово // СА.

№ 4. 1958.

Корзухина 1978 — Корзухина Г.Ф. Предметы убора с выемчатыми эмалями V – первой половины VI в. н. э. в среднем Поднепровье. Л., 1978.

Кренке, Сулержицкий 1988 — Кренке Н.А., Сулержицкий Л.Д. Радиоуглеродная и археологическая хронология Дьякова городища // КСИА. Вып. 194. 1988.

Малашев 2000 — Малашев В.Ю. Периодизация ременных гарнитур позднесарматского времени // Сарматы и их соседи на Дону. Ростов-на-Дону, 2000.

Медведев 1996 — Медведев А.П. Подгоренское городище на р. Воронеж // Археологические памятники лесостепного Придонья. Вып. 1. Липецк, 1996.

Медведев 1998а — Медведев А.П. Верхнее Подонье в 1-й половине I тыс. н. э. // Археологические памятники Верхнего Подонья первой половины I тысячелетия н. э. Воронеж, 1998.

Медведев 1998б — Медведев А.П. III Чертовицкое городище // Археологические памятники Верхнего Подонья первой половины I тысячелетия н. э. Воронеж, 1998.

Никольская 1959 — Никольская Т.Н. Культура племен бассейна верхней Оки в I тыс. н. э. М., 1959.

Обломский, Терпиловский 2004 — Обломский А.М., Терпиловский Р.В. Хронология и этнокультурная принадлежность украшений с выемчатыми эмалями восточноевропейского круга на территории лесостепной зоны // Евразия. Этнокультурное взаимодействие и исторические судьбы. М., 2004.

Розенфельдт 1982 — Розенфельдт И.Г. Древности западной части Волго-Окского междуречья в VI–IX вв. М., 1982.

Седов 1982 — Седов В.В. Восточные славяне и их соседи в VI–XIII вв. М., 1982.

Смирнов 1974 — Смирнов К.А. Дьяковская культура // Дьяковская культура. М., 1974.

Спицын 1901 — Спицын А.А. Древности бассейнов рек Оки и Камы // МАР. № 25. 1901.

Храпунов 2002 — Храпунов И.Н. Могильник Дружное. Lublin, 2002.

Madyda-Legutko 1983 — Madyda-Legutko R. Prba rekonstrukcji pasw z metalowymi czciami na obszarze rodkowoeuropejskiego Barbaricum w okresie wpyww rzymskich i we wczesnej fazie okresu wdrwek ludw // Przegld Archeologiczny. 31. 1983.

А.В. Комар Детали обуви восточноевропейских кочевников VI–VII вв.

А.В. Комар (Киев)

ДЕТАЛИ ОБУВИ ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИХ

КОЧЕВНИКОВ VI–VII вв.

Обувь кочевников Восточной Европы VI–VII вв. пока не становилась предметом специального исследования. Причин этому несколько, но главные — это плохая сохранность органических частей обуви, отсутствие попыток консервации сохранившихся элементов уже в поле под руководством реставратора и, наконец, неудовлетворительная документация расположения инвентаря впускных погребений в отчетах и публикациях.

Ни один из исследованных на сегодня комплексов не дает представления о покрое обуви кочевников. В редких случаях фиксируется материал обуви, но чаще всего о ее наличии говорят лишь находки металлических деталей в районе стоп погребенных. Именно расположение последних и позволяет судить о примерной высоте обуви, а также о схеме ее бандажа кожаными ремнями. Краткий анализ этой проблемы мы предложили на примере обуви из погр. 2 кург. 3 Сивашовки, погр. 2 кург. 2 Сивашского и погр. 12 кург. 1 Дмитровки (Комар, Кубышев, Орлов 2006;

Комар 2006б), но вопрос, несомненно, шире, поскольку именно детали обуви представляют одну из наиболее распространенных категорий металлического инвентаря в кочевнических погребениях VI–VII вв.

Вопросы классификации и хронологии металлических деталей ремешков VI–VII вв. в той или иной степени затрагиваются в довольно большом количестве работ, хотя и преимущественно без разделения их по функциональному признаку (Ковалевская 1979; 2000; Айбабин 1990; 1999; Атавин 1996; Гавритухин, Обломский 1996; Хайрединова 2003; Комар 2006б и др.). Читатель несомненно найдет в этом списке и устраивающую его схему классификации, и приемлемые хронологические оценки, и список аналогий. В настоящей же работе мы хотим сосредоточиться на более узкой и менее исследованной проблеме реконструкции схемы бандажа обуви кочевников рассматриваемого периода.

Основания реконструкции. Единственная на сегодня попытка систематизации металлических деталей обуви V–VII вв. и ее реконструкции предпринята Э.А. Хайрединовой по материалам крымских могильников (Хайрединова 2003). Основное внимание исследователь уделила классификации обувных наборов и поиску их аналогий, отметив при этом параллели и в кочевнических комплексах, а также предложив свои варианты реконструкции обувных ремней. К сожалению, последняя часть работы довольно кратка, без детализации оснований реконструкции в каждом частном случае. Это обусловило определенную «унификацию» схемы бандажа обуви при реконструкции, чего, как будет продемонстрировано ниже, на самом деле не наблюдается ни в Крыму, ни в степи. Наиболее ценным моментом работы Э.А. Хайрединовой следует признать тщательную фиксацию расположения обувных деталей в исследовавшемся непосредственно автором могильнике Лучистое. Эта информация крайне важна для интерпретации не только крымских материалов, но и части синхронных степных комплексов, в силу обстоятельств пока лишенных собственно кочевнических аналогий. В то же время, наличие последних в ряде случаев позволяет, напротив, уточнить реконструкции обуви из крымских погребений.

Вторым важным блоком аналогий являются памятники изобразительного искусства, фиксирующие широкое использование кочевниками Северного ПриДетали обуви восточноевропейских кочевников VI–VII вв.

черноморья бандажа сапог при помощи кожаных ремешков, начиная со скифского времени. Основной функцией обувного ремешка была плотная фиксация мягкой обуви вокруг пятки с сохранением максимальной подвижности и гибкости ступни (рис. 1: 1–6), необходимых всаднику при езде без стремян. Вид бандажа во многом зависел от варианта центровки ремешка. Так, в зависимости от того, наложить ли ремень на ступню сверху или же пропустить его снизу, по подошве, получался бандаж в один (рис. 1: 2–6) или два витка вокруг ступни (рис. 1: 1). Количество же витков вокруг голени, произвольное, например, у византийцев (рис. 1: 16, 17), у кочевников, напротив, имело явную тенденцию к минимальности (рис. 1: 1–6). Скифские ремешки в основном просто завязывались, такое же крепление наблюдаем и на изображениях Персеполя (рис. 1: 6) (Луконин 1977: 69, 75; Ancient Near Eastern Art 1984:

g. 68), а также на хуннских рисунках (рис. 1: 2-5) (Ilyasov 2003: pl. VI; VII). Традиция же использования пряжки относится уже к сарматскому времени (Симоненко, Лобай 1991: рис. 3: 15; 28).

Бандаж «восьмеркой» активно используется в Иране до сасанидского времени (Ghirshman 1953:

g. 2; 12;17) (рис. 1: 13). Такой бандаж на изображениях выдает наклон подпятного ремешка, высокое расположение основного ремешка (выше «косточки»), а также расположение пряжки у подъема стопы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |
 

Похожие работы:

«ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ХОЗЯЙСТВУЮЩИЕ СУБЪЕКТЫ АГРАРНОГО СЕКТОРА РОССИИ: ИСТОРИЯ, ЭКОНОМИКА, ПРАВО Сборник материалов IV Всероссийской (XII Межрегиональной) конференции историков-аграрников Среднего Поволжья (г. Казань, 10–12 октября 2012 г.) Казань – 201 ПРЕДИСЛОВИЕ В сборнике представлены материалы IV Всероссийской (XII Межрегиональной) конференции историков-аграрников Среднего Поволжья «Хозяйствующие субъекты аграрного сектора России: История,...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ III Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 История стоматологии. III Всероссийская конференция «История стоматологии». Доклады и тезисы.с международным участием /под редакцией К. А. Пашкова/. — М.: МГМСУ, 2009. — 176 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Правительство Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Государственный архив Новосибирской области Сибирское отделение Российской академии наук Институт истории Новосибирский национальный исследовательский государственный университет Новосибирский государственный педагогический университет СИБИРСКИЕ АРХИВЫ В НАУЧНОМ И ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Новосибирск Сибирские архивы в научном и информационном С341 пространстве...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ФГБОУ ВПО «БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ В БГПУ ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Выпуск 5 Благовещенск Издательство БГПУ ББК 66.2 (2Рос) я431 + 66.2 (5Кит) я4 Р 76 Р 76 РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ XXI ВЕКА IХ Международная научная конференция Москва, 15–17 ноября 2012 г. Доклады и материалы Секция 7 ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Москва Издательство Московского гуманитарного университета В93 Высшее образование для XXI века : IX Международная научная конференция. Москва, 15–17 ноября 2012 г. : Доклады и материалы. Секция 7. «Проблемы исторического образования» / отв. ред. В. К. Криворученко — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та,...»

«Коллектив авторов Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12117892 Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность: ИРИ РАН; Москва; 2015 ISBN 978-5-8055-0281-2 Аннотация В сборнике представлены материалы международной научной конференции, приуроченной к 70-летию Великой Победы, в работе которой приняли участие ученыеисторики из России, Китая, США, Республики Корея и...»

«ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «СОЦИУМ»МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «XX МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОБЛЕМАМ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК» (31.05.2014 Г.) г. Москва – 201 © Центр гуманитарных исследований «Социум» УДК 3 ББК ISSN: 0869-12 XX международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук: Международная научно-практическая конференция, г.Москва, 31.05.2014г. М.: Центр гуманитарных исследований «Социум».-. 138 стр. Тираж – 300 шт....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ УЧЕНЫЕ И ИДЕИ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ Тезисы докладов Международной научной конференции Москва 24–25 февраля 2015 Москва 2015 УДК 902/903 ББК 63. У91 Утверждено к печати Ученым советом ИА РАН Ответственные редакторы: д.и.н., чл.-корр. РАН П.Г. Гайдуков, д.и.н. И.В. Тункина Составители: к.и.н. С.В. Кузьминых, д.и.н. А.С. Смирнов, к.и.н. И.А. Сорокина Ученые и идеи: страницы истории археологического знания. ТезиУ91 сы докладов...»

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г. и четвертая после его бессрочного продления в 1995 г. Мне довелось участвовать и в эпохальной конференции 1995 г., в ходе которой ДНЯО столь элегантно, без голосования и практически...»

«С.Г. КАРПЮК    КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ   В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ    РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С.Г. Карпюк КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ (архаическая и классическая Греция) Москва УДКББК 63.3 К – 21 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор О.В. Сидорович, кандидат исторических наук А.Б. Ванькова Обложка А.С. Карпюк Карпюк С.Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция). М.: ИВИ РАН, 2010. – 224 С. В книге С.Г. Карпюка...»

«ISSN 2412-9755 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 29 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ: Международное научное периодическое издание...»

«ПРИДНЕСТРОВСКАЯ МОЛДАВСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ПРИЗНАННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ НЕПРИЗНАННОГО ГОСУДАРСТВА1 Николай Бабилунга зав. кафедрой Отечественной истории Института истории, государства и права ПГУ им. Т.Г. Шевченко, профессор Как известно, бесконечное переписывание учебников истории, ее модернизация и освещение исторического прошлого в зависимости от политики партийных лидеров в годы господства коммунистической идеологии привели к тому, что Советский Союз во всем мире считали удивительной страной,...»

«О компании История 3 Факты 5 Рекомендации 7 Услуги Международное налоговое планирование и отчетность иностранных компаний 9 Контролируемые иностранные компании 11 Услуги в сфере M&A (Mergers & Acquisitions) 15 Трасты и частные фонды 21 Инвестиционная деятельность 25 Стоимость услуг по регистрации компаний Открытие счетов в иностранных банках 31 Контакты 35 Офис в Гонконге История компании 1993 Становление бизнеса, поиск своего лица Регистрация первой компании группы — GSL Law & Consulting....»

«Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. IV ЦЕРКОВНАЯ АРХЕОЛОГИЯ Ю.Ю. Шевченко ЕЩЕ РАЗ О ГОТСКОЙ МИТРОПОЛИИ Время учреждения Готской архиерейской кафедры относится к началу IV в., когда митрополит Готии Феофил Боспоританский имел резиденцию в Крыму (путь к которой лежал через Боспор), и участвовал в Первом Вселенском соборе Единой Церкви (325 г.). Этот экзарх, судя по титулатуре («Боспоританский»), был выше в иерархии, нежели упомянутый на том же Никейском соборе...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ И ПУТИ РЕШЕНИЯ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 мая 2015г.) г. Омск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции и пути решения / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Омск, 2015. 92 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии,...»

«УДК 378.14 Р-232 Развитие творческой деятельности обучающихся в условиях непрерывного многоуровневого и многопрофильного образования / Материалы Региональной студенческой научно-практической конференции / ГБОУ СПО ЮТК. – Юрга: Изд-во ГБОУ СПО ЮТК, 2014. – 219 с. Ответственный редактор: И.В.Филонова, методист ГБОУ СПО Юргинский технологический колледж Редколлегия: канд. филос. наук, доц. С.В.Кучерявенко, председатель СНО гуманитарных и социально-экономических дисциплин ова, председатель СНО...»

««Крымская конференция глав государств антигитлеровской коалиции 4-11 февраля 1945 года (к 70-летию проведения)» Сборник материалов круглого стола, состоявшегося 17 февраля 2015 г. в Центральном музее Великой Отечественной войны Москва Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» Российское военно-историческое общество НИИ (военной истории) Академии Генерального штаба Вооруженных...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.