WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 31 |

«Санкт-Петербург RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES Institute for the History of Material Culture Slavic and Old Russian Art of Jewelry and its roots Materials of the International Scientic ...»

-- [ Страница 20 ] --

в Бауите и на стенах собора «Сан Жак де Гюерет» во Франции (Brion-Guerry 1959: 46, pl. 46).

В самой Византии тема змееборчества находит яркие художественные выражения и после X в. Так, например, на мозаичных панно XI–XII вв., изображающих Страшный суд (Дафни, Сан-Марко в Венеции) (Лазарев 1986: 93, 121), подобно раннехристианским образцам V–VI вв., представляют Иисуса пешим воином, с крестом на плече, а под его ногами — корчащегося демон.

Еще более близка к иконографии «Св. Георгий — пеший воин и змееборец» выполненная низким рельефом фигура св.

Гедеона на рельефной византийской иконе XII–XIII вв. (Lange 1963: 93–94). Ветхозаветный судья изображен в виде воина, повергающего дракона. Опять из Священного Писания становится ясно, что змей является аллегорией сатанинских сил (богохульников и поклонников Ваала), уничтоженных Гедеоном с Божией помощью и при содействии архангела Михаила. Аналогичным образом изображен и св. Пантелеймон в начале XI в. на миниатюре из менология императора Василия II (evenko 1962: 265).

Хотя он и изображен в священнических одеждах, но вооружен копьем и поражает змея.

Эти памятники, некоторые из которых весьма официозные, являются неопровержимым доказательством того, что тема попрания бесовских существ не раз разрабатывалась в средневизантийском искусстве. Поэтому обнаружение памятников с образом св. Георгия, выполненным в той же иконографии, было вопросом времени и удачи. Действительно, этот пробел в змееборческой тематике был заполнен целым рядом свинцовых иконок, открытых в Добрудже (Атанасов 1992: 36–44). Одна из них обнаружена в летописном Доростоле (рис. 3: 1), а остальные — в небольших окрестных крепостях Попин (рис.3: 2), Скала (рис. 3: 3, 4) и Средище (рис. 3: 6). Для точной датировки наибольшее значение _____ 337 Георгий Атанасов имеют иконки из Скалы, обнаруженные во время археологических раскопок. Укрепление возникло в середине средневекового пути в направлении Преслав–Плиска–Дрыстр в первой половине X в., было сожжено и окончательно оставлено во время печенежского нашествия 1036 г.

(Йотов, Атанасов 1988:

98–101; Diaconu 1970: 44–54; Атанасов 1991: 79). Тогда же прекращается жизнь и в двух других крепостях недалеко от Попина и Средище (Атанасов 1992: 18–19; Атанасов 1991: 77, 79), так что свинцовые иконки можно датировать в интервале между второй половиной Х в. и 1036 г.4 На лицевых сторонах всех экземпляров представлен св. Георгий с нимбом, в кольчуге, бронированном набедреннике, хламиде.

Левой рукой близко к ногам он держит большой круглый щит с хорошо заметным умбоном, а правой сжимает копье, воткнутое в широко разинутую пасть однорогого змея. На каждом из экземпляров с двух сторон нимба новым греческим унициалом написано: ОА(ГНОС) ГЕ ОРГНОС. На оборотной стороне, в прямоугольном, обрамленном двойной линией поле гравирован трехступенчатый голгофский триумфальный крест. Вершины ветвей креста расцвели в виде трех сферических бутонов. Из-под его подножия в противоположные стороны извиваются два симметричных акантовых листа, которые почти заполняют нижнюю часть пространства между ветвями. В его верхней части новым греческим унициалом нанесены буквы IС ХС NН (с лигатурой) КА.

Иконки из Силистры, Попины и Средище имеют одинаковые размеры, изображения и надписи.

Совпадают также детали одежды, элементы вооружения, начертание букв и даже изгибы орнаментов и число поделочных жемчугов на периферии. Все это наводит на мысль, что они произведены в одной и той же мастерской, и вовсе не исключено, что они были отлиты в одной и той же литейной форме.

Поскольку не обнаружены ни образец, ни литейные формы для их изготовления, мы можем только делать предположения о местонахождении этой мастерской. Вероятнее всего, она находилась в Дрыстре, так как он был одним из самых значимых политических и религиозных центров на Балканах в Х–ХI вв. (Мутафчиев 1970: 37).

Кроме того, судя по находкам нескольких экземпляров, формочек, заготовок энколпионов и множества свинцовых слитков и готовых изделий — крестов и медальонов, по-видимому, именно здесь существовала мастерская по изготовлению свинцовых культовых предметов (Атанасов 1988: 79–80;

Атанасов 1992: 247–248, обр. 1). Известно также, что в XII в. сам константинопольский патриарх восхищался некоторыми произведениями мелкой пластики Дрыстра (Shepard 1979: 219–221).

Свинцовые предметы культа отливались и в крепостях, находившихся на линии: Дрыстр–Плиска– Преслав. В Средище тоже были открыты заготовки крестов и медальонов; того же происхождения — и одна из иконок.

Необходимо отметить, что в крепости недалеко от Цар Асен, находящейся между Дрыстром и Скалой, наряду с заготовками крестов и медальонов, была обнаружена свинцовая пластина, на которой был выгравирован змей с вонзенным в нем копьем (рис. 3: 5) (Атанасов 1990: 45, обр. 3). Принимая во внимание, что в эпоху Средневековья действовали и странствующие мастера (Атанасов 1992: 38), вполне очевидно, что нельзя однозначно определить мастерскую, где изготовлялись иконки. Зато определенно можно утверждать, что существуют серьезные основания полагать, что в Южной Добрудже этого времени проживали мастера культовой свинцовой пластики. Они были хорошими художниками и искусными мастерами, о чем свидетельствуют качественные отливки и умелый и точный контур исполнения композиций на обеих сторонах находок. Очевидными являются некоторые стилистические приемы, дающие представление о времени их исполнения. В изображении св. Георгия замечается определенная возвышенность и застывшая торжественность, граничащая со спиритуализмом. Если учесть и тонкие и удлиненные пропорции изваяния лица, угадываются некоторые характерные особенности византийского искусства эпохи позднего македонского стиля. Все это дает основания датировать эти изделия концом Х — началом XI в. (Лазарев 1986: 71, 87; Diehl 1910: 295–297; Restle 1978: 1089, 1096–1098).

Того же времени и иконка из Скалы, но она — изделие другой мастерской, в которой, очевидно, работал менее профессиональный мастер. Иконографические схемы одинаковы, размеры схожи, но надписи сделаны зеркально, пропорции тела нарушены, одежда выглядит декорированной, отсутствует обрамление голгофского креста. По-видимому, местный мастер попытался сделать копию иконки из Дрыстра, однако на конечном результате сказались его скудные технические навыки. Во время раскопок здесь был обнаружен фрагмент еще одной иконки, изображение на которой выполнено более профессионально. Не исключено, что либо она, либо какой-нибудь другой предмет были использованы 4 Здесья не считаю нужным комментировать недоказанные предположения К. Тотева о том, что датировку этих иконок следует отнести к XII–XIII вв., т. к. ни одна из них не была обнаружена в местах с датировкой позже середины ХІ в. или хотя бы в этом горизонте (Тотев 2000: 366–368; ср.: Атанасов 2004: 82–88).

338 _____ Святой Георгий — пеший воин-змееборец — возникновение иконографии, памятники, семантика и распространение

–  –  –

в качестве образца. Следует отметить, что в Скале в массовом порядке создавались свинцовые культовые предметы с использованием техники литья, о чем говорит большое число найденных свинцовых слитков, выплесков и несколько заготовок медальонов.

Трудно добавить что-либо к вышесказанному о семантике изображений. Подобно раннехристианским памятникам V–VIII вв. и здесь св. Георгий представлен как победитель сатанинских сил.

Основания для более точной датировки и окончательного прояснения смысла изображения дает образ на оборотной стороне «добруджанских» иконок. Голгофский крест с вершинами ветвей в виде распущенных бутонов и изображением акантовых пальметных листьев на подножии довольно популярен в христианском искусстве Средневековья. Его можно увидеть на многих ставротеках, печатях, росписях, миниатюрах, иконках и т.п. (Банк 1978: 31–33, рис. 9, 11–13, Тотев 1988: 34; Атанасов 1994: 49–50, обр. 1; Византийский Херсон 1991: 82, № 81; Лихачёва 1977: 13, 97; Spatharakis 1974: 98, fig. 1; Laurent 1981: № 52, 56, 249, 463, 770, 779, 888).

_____ 339 Георгий Атанасов Мы допускаем, что своей композицией этот тип креста символизирует христианский триумф, всепобеждающую христианскую веру, дающую жизнь всем живым существам (Лихачёва 1977: 31–33, рис. 9, 11–13). Кстати, и буквы IС ХС NH КА подтверждают эту семантику и определяют нижнюю хронологическую границу началом Х в. (Frolow 1956: 98–113; Spatharakis 1974: 98–103). Если в VI–VIII вв.

пальметты были короткими и упрощенными, к X–XI вв. они становятся более крупными, свободно раскинутыми и превращаются в аканты (Millet 1910: 104–106, fig. 1–5). Именно в таком виде и довольно часто они завершают композицию голгофских крестов на ставротеках конца X–XI вв. (Банк 1978:

31–33, рис. 9, 11–13). Это позволяет предполагать, что именно неизвестная нам ставротека с мощями св. Георгия могла бы быть прообразом свинцовых иконок из Южной Добруджи. Важным представляется то, что лейтмотив композиции — христианский триумф, запечатлен победным голгофским крестом на оборотной стороне иконок. Его воздействие еще больше усиливается надписью NHKA, являющейся победоносным возгласом воинов во время битвы (Cheynet 1992: 67–78).

Соединение креста с покровителем христианского войска кажется вполне естественной. Следуя этой логике рассуждений можно заключить, что изображения на обеих сторонах дополняют друг друга и приобретают определенное содержание — во имя христианства, со всепобеждающей силой креста и помощью Христовой, св. Георгий становится победителем змея, т. е. язычников, варваров, кочевников и еретиков. Кстати, согласно легенде о чуде св. Георгия, каппадокийский святой повергает дракона именно силою крестного знамения и молитвою. Как уже упоминалось, уже на ранних изображениях V–VI вв. видно, что крест является неотъемлемым дополнением к копью в змееборческой сцене.

И все же сходство между ранними памятниками (иконки из Виницы, ткани из Амхима) и свинцовыми иконками из Добруджи может оказаться лишь формальным, т. к. первые происходят из культурного ареала римской и коптской церквей, а вторые, конца Х в., по унициальным греческим надписям и стилистическим признакам восходят к византийскому культурному кругу и древнеболгарскому искусству, которое в свою очередь испытало сильное влияние византийского искусства. По этой причине, нам кажется минимальной возможность поиска их параллелей среди западноевропейских и египетских памятников V–VIII вв. Хотя в эту эпоху Добруджа находилась в политических и культурных границах Болгарии и Византии, на ее территории не было обнаружено памятников ранее XIII в., которые бы восходили к западному искусству. Именно поэтому я склонен искать первоисточник оригинальной иконографии св. Георгия, представленной на иконках из Силистры, Скалы, Попины и Средище, среди работ византийского культурного круга и их древнеболгарских реплик X–XI вв. Однако существуют мнения, что столичное византийское искусство X–XIII вв. скептически относилось к теме змееборчества. Оно воспринимало св. Георгия как пешего воина и воина-всадника, но избегало изображать змея, считая его апокрифическим персонажем (Лазарев 1953: 206–207; Даркевич 1975: 147–149). Если это действительно так, то возникает вопрос: откуда, когда и каким образом совершилась «иконографическая компиляция» св. Георгия пешего воина и змееборца? Существует достаточно доказательств того, что к концу IX–X в. в восточных провинциях становится популярной иконография «св. Георгий воин-всадник и драконоборец». Не исключено, что к тому же времени и к тому же региону относится и другая иконографическая редакция — «св. Георгий — пеший воин и змееборец». Как уже упоминалось, она была распространена в VI–VIII вв. и сохранилась в отдаленных провинциях Империи в эпоху иконоборчества VIII–IX вв. Учитывая, что постиконоборческое искусство заимствовало темы и сюжеты, сохранившиеся на Западе и Востоке, мы не усматриваем причин, которые могли бы препятствовать художественному возрождению изучаемого сюжета. Будучи изображенным на каком-нибудь достаточно авторитетном памятнике, возможно, на ставротеке, на что указывает композиция «добруджанских» икон, этот сюжет мог бы занять прочное место и в искусстве средневизантийской эпохи, будучи воспроизведенным на романских и коптских памятниках того времени. Во время интенсивного обмена между болгарскими территориями и Византией в X–XI вв., он мог бы получить распространение и в Добрудже. Не следует забывать, что все свинцовые иконки были обнаружены в крепостях, где в 971 и особенно около 1000 г.

размещались византийские гарнизоны (Божилов 1979: 120; Атанасов 1991: 78–79). В то время ромейская армия была разнородной по своему составу — в ее состав входили воины из разных частей империи, но все они почитали св. Георгия как своего покровителя. Основным возражением против такого подхода может быть только отсутствие других византийских памятников с иконографией св. Георгия, пешего воина и змееборца, датируемых временем после VII–VIII вв. Подобных памятников не найдено и в странах византийского культурного круга — России, Грузии, Армении, Сербии и др. На этом фоне иконки из Добруджи выглядят как местный феномен, что, в свою очередь, требует выдвижения еще 340 _____ Святой Георгий — пеший воин-змееборец — возникновение иконографии, памятники, семантика и распространение одной гипотезы, а именно: в конце X — начале XI в. встречаются оба воинских портрета св. Георгия — официальный, изображающий его пешим, и т.н. каппадокийский, представляющий святого в виде всадника и змееборца.

Действительно, в регионе обнаружены памятники обеих иконографий. Как уже упоминалось, на иконах, энколпионах и многочисленных свинцовых печатях св. Георгий изображен пешим, а впоследствии он превращается во всадника-змееборца на граффити и медальонах. Все это дает основание думать, что после середины IX в., вне прямого влияния раннехристианских, каролингских и коптских памятников, именно в Добрудже возникает и распространяется иконография «Св. Георгий — пеший воин и змееборец». В качестве доказательства можно назвать как конкретные, так и более общие причины политического и религиозного характера. Например, можно полагать, что пеший змееборец был патроном пехоты, а всадник-змееборец — конной армии. Что касается змееборчества, нужно иметь в виду и местную «добруджанскую» действительность второй половины X — первой половины XI в. Это столетие является одним из самых драматичных в судьбе северо-востока Болгарии — непрерывные войны, мощные еретические движения (богомильство) и периодические нашествия варваров-язычников, в частности, русско-варяжских дружин Святослава и печенежских полчищ. В этом смысле, местное болгарское население и размещенные здесь в 971 г. византийские гарнизоны, оставшись еще на долгое время после 1000 г., испытывали насущную потребность в покровительстве святого война, который мог бы победить еретиков и язычников в образе змия.

Подобная хронологическая и географическая интерпретация сюжета «Св. Георгий — пеший воин и змееборец» обретает свое вполне конкретное содержание и точный адрес. В настоящее время представляется, что речь идет о местном феномене, связанном с возникновением новой и кратковременной редакции одного из сюжетов раннехристианской иконографии, которая не находит широкого отражения в ранне- и поздневизантийском искусстве. По-видимому, причина этого кроется во всеобщем господстве сюжета с конным св. Георгием-драконоборцем, являющимся более эффектным и гораздо сильнее подчеркивающим победу добра над злом.

Литература

Алпатов 1956 — Алпатов М.В. Образ Георгия-воина в искусстве Византии и древней Руси // ТОДРЛ.

ХII. 1956.

Атанасов 1988 — Атанасов Г. Ранносредновековни амулети от Дръстър // ИНМВ. 24. 1988.

Атанасов 1990 — Атанасов Г. Сребърен медалион с образите на пророк Даниил и свети Георги от ранносредновековната крепост до с. Цар Асен, Силистренско // Археология. 3. София, 1990.

Атанасов 1991 — Атанасов Г. Етнодемографски промени в Добруджа // ИПр. 2. 1991.

Атанасов 1992 — Атанасов Г. Поглед към добруджанския дунавски бряг от ХI до ХV век // ИПр.

8–9. 1992.

Атанасов 1992 — Атанасов Г. Ранносредновековни оловни иконки със св. Георги-воин от Южна Добруджа // Археология. 3. София, 1992.

Атанасов 1992 — Атанасов Г. Средновековни кръстове — енколпиони от Силистра // ИНМВ.

28. 1992.

Атанасов 1994 — Атанасов Г. Ранносредновековна оловна иконка със св. Пантелеймон // Археология. 2. София, 1994.

Атанасов 2004 — Атанасов Г. Свети Георги Победоносец — спорни иконографии и датировки // Археология. 3-4. София, 2004.

Балабанов 1991 — Балабанов К. Теракотни икони од Виница. Скопjе, 1991.

Банк 1978 — Банк А.В. Прикладное искусство Византии IХ–ХII вв. М., 1978.

Божилов 1979 — Божилов И. Анонимът на Хазе. България и Византия на Долния Дунав в края на Х в. София, 1979.

Византийский Херсон 1991 — Византийский Херсон. М., 1991.

Гошев 1929 — Гошев И. Един средновековен барелеф от Созопол. Принос към иконографията на драконопобедителите конници Св. Георги и Св. Димитър във византийското изкуство. София, 1929.

Даркевич 1975 — Даркевич В.П. Светское искусство Византии. М., 1975.

Йотов, Атанасов 1988 — Йотов В., Атанасов Г. Скала. Крепост от X–XI век до с. Кладенци, Тервелско. София, 1988.

_____ 341 Георгий Атанасов Кирпичников 1879 — Кирпичников А.И. Св. Георгий и Егорий Храбрый. Исследование литературной истории христианской легенды. СПб., 1879.

Лазарев 1953 — Лазарев В.Н. Новый памятник станковой живописи ХII в. и образ Георгия-воина в византийском и древнерусском искусстве // ВВ. VI. 1953.

Лазарев 1986 — Лазарев В.Н. История византийской живописи. М., 1986.

Лихачёва 1977 — Лихачёва В.Д. Искуството на Византия. София, 1977.

Мутафчиев 1970 — Мутафчиев П. Съдбините на средновековния Дръстър // Избрани произведения. II. София, 1970.

Рыстенко 1902 — Рыстенко А.В. Легенда о св. Георгии и драконе в византийской и славянорусской литературе. Одесса, 1902.

Смирнов 1916 — Смирнов Я.И. Устюжские изваяния св. Георгия Московского Большого Успенского Собора // ТИМАО. XXV. 1916.

Тодоров 1972 — Тодоров Е. Древнотракийското наследство в българския фолклор. Легендата за убиването на дракона от св.Георги // Проблеми на българския фолклор. София, 1972.

Тотев 1988 — Тотев К. Преславската керамична икона. София, 1988.

Тотев 2000 — Тотев К. Средневековые византийские свинцовые иконы из северо-восточной Болгарии // МАИЭТ. Вып. VІІ. 2000.

Aufhauser 1911 — Aufhauser J. Das Drachenwunder des heilige Georg in der griechischen und latenischen berlieferung. Leipzig, 1911.

Boher 1964 — Boher K. Rheinische Grabmler der Merowingerzeit als Zeugnisse des frhen frankischen Christentums // Das erste Jahrtausend Kultur und Kunst im werdenden Abendland an Rhein und Ruhr. II.

Dsseldorf, 1964.

Brion-Guerry 1959 — Brion-Guerry L. Fresques romanes de France. Milan; Paris, 1959.

Cheynet 1992 — Cheynet J.C. Quelques remarques sur la culte de la croix en Asie Mineure au Xe sicle // Historie et culture chrеtienne. Paris, 1992.

Clermont-Ganneau 1876 — Clermont-Ganneau Ch. Horus et St. Georges d'aprs un bas-rellef inеdit du Louvre // Revue archologique. 32. 1876.

Cohen 1955 — Cohen H. Description historique des monnaies frapes sous l'Emipre Romain. Paris, 1955.

Cumont 1936 — Cumont F. La plus ancienne lgende de saint Georges // RHR. 114. 1936.

Dalton 1901 — Dalton O. Catalogue of Early Christian Antiquities and Objects from the Christian East in the British Museum. London, 1901.

Deichmann 1958 — Deichmann F.W. Frhchristliche Bauten und Mosaiken von Ravena. Baden-Baden, 1958.

Delehaye 1909 — Delehaye H. Les lgendes grecques des saintes militaires. Paris, 1909.

Diaconu 1970 — Diaconu P. Les petchenegues au Bas-Danube. Bucarest, 1970.

Diehl 1910 — Diehl Ch. Manuel d'art byzantin. Paris, 1910.

Dimitrova 1992–1993 — Dimitrova E. The Relief Terracotta Plaques from Vinica // Starinar. XLIII/XLIV.

1992–1993.

Duval, Fevrier 1972 — Duval N., Fevrier P. Le dеcor de monuments chrеtiens d'Afrique (Algеrie, Tunisie) // Actes de VIII CIAC. Barcelona, 1972.

Elbern 1962 — Elbern V. Das erste Jahrthausend Kultur und Kunst im werdenden Abendland an Rhein und Ruhr. I. Dsseldorf, 1962.

Ferron, Pinard 1953 — Ferron J., Pinard M. Plaques de terre cuite prеfabriquеes d'poque byzantine dеcouvertes Carthage // Cahiers de Byrsa. II. Paris, 1953.

Forrer 1891 — Forrer R. Romanische und byzantinische Seidentextilien aus dem Grberfelde // AchmimPanopolis. Strassburg, 1891.

Forrer 1907 — Forrer R. Reallexikon der prhistorischen, klassischen und frhchristlichen Alterthmer, VIII. Berlin, 1907.

Frolow 1956 — Frolow A. IC XC NI KA // Byzantionoslavica. XVII. 1956.

Gardner 1987 — Gardner J. An Introduction to the Iconography of the Medieval Italia City Gale // DOP. 41. 1987.

Grabar 1951 — Grabar A. Un mdiallon en or provenant de Mersine en Cilicie // DOP. 6. 1951.

Grabar 1970 — Grabar A. Deux portails sculpts palochretiens d'Egipte et d'Asie Mineure et les portals Romans // CA. XX. 1970.

Grabar 1971 — Grabar A. L'Еmpereur dans l'art byzantin. London, 1971.

342 _____ Святой Георгий — пеший воин-змееборец — возникновение иконографии, памятники, семантика и распространение Grabar 1979 — Grabar A. Observation sur l'arc de triomphe de la croix dit arc d'Eginhard et sur d'autres bases de la croix // CA. XXVII. 1979.

Hubert, Porche, Volbach 1968 — Hubert J., Porche J., Volbach W. L'Еmpire Сarolingien. Paris, 1968.

Hugel 1962 — Hugel V. Frhchristliche Kunst aus Rom. Essen, 1962.

Jakobielski 1972 — Jakobielski S. Faras. III. Warszawa, 1972.

Janseen, Savignac, Vincent 1905 — Janseen A., Savignac R., Vincent H. Abdeh // Revue biblique. II. 1905.

Kunstle 1926a — Kunstle K. Ikonographie der christlichen Kunst. Freiburg, 1926.

Kunstle 1926b — Kunstle K. Ikonographie der Heiligen. Freiburg, 1926.

Lange 1963 — Lange R. Die byzantinsche Reliekone. Reсklinghausen, 1963.

Laurent 1981 — Laurent V. Le corpus des sceaux de l'Empire Byzantin. II. Paris, 1981.

Martens 1972 — Martens M. Observation sur la compositions du visage dans les peintures de Faras (VIIIe– IXe sicles) // ET. VI. 1972.

Merkelbach 1926 — Merkelbach R. Drasche // RAC. IV. 1926.

Michalowski 1974 — Michalowski K. Faras. Die Wandbilder in den Sammlungen die Nationalmuseums zu Warsсhau. Warszawa–Dresden, 1974.

Millet 1910 — Millet G. Les iconoclastes et la croix: propos d'une inscription de Cappadoce // BCH.

XXXIV. 1910.

Montesquiou-Fezensac 1949 — Montesquiou-Fezensac B. L'arc triomphale d'Eginhardus // CA. IV. 1949.

Montesquiou-Fezensac 1956 — Montesquiou-Fezensac B. L'arc d'Egenhard // CA. VIII. 1956.

Myslivec 1933–1934 — Myslivec J. Svaty Jirie ve vychodokrestanskеm umni // Byzantinoslavica. V.

1933–1934.

Rassart-Debergh 1956 — Rassart-Debergh M. La peinture copte avant le XIIe sicle // Les peintures des couvents du desert d'Esna. Caire, 1956.

Reau 1958 — Reau L. Georges // Iconograpghie de l'art chrеtien. III-2. 1958.

Restle 1978 — Restle M. Kappadokien // Reallexikon zur byzantinischen Kunst. III-23. 1978.

Ross 1965 — Ross M. Catalogue of Early Christian Objects in the Collection of Dumbarton Oaks. II. Washington, 1965.

evenko 1962 — evenko I. The Illuminators of the Menologium of Basil II // DOP. XVI. 1962.

Shepard 1979 — Shepard A. Tzetzes’ Letters to Leo at Dristra // Byzantinische Forschrungen. VI. 1979.

Spatharakis 1974 — Spatharakis I. The Portrait and the Date of Codex Par. Gr. 510 // CA. XXIII. 1974.

Strzygowski 1902 — Strzygowski J. Der koptische Reiterheilige und der hl. Georg // Zeitschrift fr gyptische Sprache. XL. 1902.

Wul 1909 — Wul O. Altchristliche und mittelalterliche byzantinische und italienische Bildwerke. I. Berlin, 1909.

Zacos, Weglery 1972 — Zacos G., Weglery A. Byzantine Lead Seas. I. 2. Basel, 1972.

.М. Веремейчик Предметы христианского культа ХІ–ХІІІ вв.

а сельских поселениях Черниговского Полесья

–  –  –

2. Из поселка Масаны под Черниговом происходит оборотная створка энколпиона с высоким рельефом (случайная находка на частной усадьбе поселка, на берегу ручья в бассейне р. Белоус) (ЧИМ, № Арх. 794) (рис. 2: 2, 3). На створке, небрежно отлитой из медного сплава (на внутренней стороне отчетливо видны заплаты из металла), — изображение Богоматери Одигитрии в рост и трех святых в медальонах. Размеры створки — 7,8 х 7 см (с петлями 9,5 х 7 см). Энколпион (тип ІІ.1 по Г.Ф. Корзухиной и А.А. Песковой), по-видимому, представляет более позднюю переотливку с плохо сохранившимся рельефом и датируется ХІІ–ХІІІ вв. В двух местах на створке слабо читаются буквы [M] и Х.

3. Из постройки № 145 (ХІІ — первая половина XIII в.) поселения Автуничи, расположенного на левом берегу р. Верпч (бассейн р. Снов), происходит оборотная створка миниатюрного литого энколпиона с закругленными концами, размером 3,3 х 2,7 см, утрачены верхние петли (рис.3: 3) (НМИУ, № В-5351/410; НА ИА НАНУ. Ф. е. 1989. Д. 19а. Рис. 269; Моця и др. 1997: 47, рис. 13). На створке — изображение простого четырехконечного креста, выполненного углубленными линиями и 4 точечных углубления в средокрестии (тип ІІІ.3.2) (Корзухина, Пескова 2003: 139).

Остальные 4 энколпиона относятся к группе черневых инкрустированных.

4. В постройке № 2 второй половины ХІІ — первой половины ХІІІ вв. поселения Лесковое 2, расположенного в верховьях р. Белоус, обнаружен целый энколпион (ЧИМ, № Арх. 736; Шекун, Веремейчик 1999: 39) (рис. 3: 1). Крест (3,3 х 2,4 см, с петлями — 4,5 х 2,4 см) с оглавием, размерами 1,8 х 0,9 см в виде биконической цельнолитой бусины с четким черневым рисунком, отлит из многокомпонентного сплава Cu+Pb+Sn+Zn (Cu — 74 %, Pb — 12 %, Sn — 2,5 %, Zn — 8 %, Sb — 2 %). По мнению Р.С. Орлова, подобный сплав характерен как для энколпионов и крестов, так и для других категорий изделий киевского производства (Орлов 2003: 124). Подобные энколпионы относятся к типу IV.6.1 (Распятие–Богоматерь Оранта — прямоконечные, миниатюрные) (Корзухина, Пескова 2003: 168).

5. К типу IV.6.1 относится еще один энколпион, отлитый из медного сплава, происходящий из с. Горица (бассейн р. Десны) (ЧИМ, № 1-40/1/2) (рис. 3: 2). Энколпион (3,3 х 2,5 см, с петлями — 4,4 х 2,5 см) отличается от предыдущего четкой проработкой резцом обеих створок и надписью над головой Богоматери, исполненной тонкими углубленными линиями «МР Y». Чернь в некоторых местах не сохранилась (Корзухина, Пескова 2003: 166).

Следует заметить, что в начале ХХ в. около с. Горица были обнаружены два поселения — в урочищах Дворище и Провалье (Уварова 1906: 92). В фондах Черниговского исторического музея хранится коллекция вещей из с. Горицы, собранная в начале ХХ в., в которой есть и разнообразные предметы мелкой культовой пластики. Более точно определить происхождение находок в настоящее время не представляется возможным. Тем не менее, считаем возможным использовать материалы коллекции из Горицы в настоящей статье.

_____ 345 Е.М. Веремейчик Рис. 2. Кресты-энколпионы: 1 — пос. Ланок;

2–3 — пос. Масаны, фото и прорисовка

6. Из Горицы происходит прямоконечный миниатюрный энколпион с черневыми изображениями 4-конечных крестов, размерами 2,2 х 1,8 см (с петлями — 3,2 х 1,8 см) типа IV.6.3 (Корзухина, Пескова 2003: 171) (ЧИМ, № 1-40/1/1) (рис. 3: 5).

7. В постройке № 126 XII в. поселения Автуничи найдена оборотная створка энколпиона с оглавием, размерами 2,3 х 1,5 см, с петлями — 2,9 х 1,5 см, оглавие — 1,5 см х 0,7 см; НМИУ, № В-5351/409;

НА ИА НАНУ. Ф. е. 1989. Д. 19а. Рис. 164; Моця и др. 1997: 47, рис. 13) (рис. 3: 4). Крест относится к типу IV.6.3 (Корзухина, Пескова 2003: 171).

Гораздо более на сельских поселениях региона были распространены разнообразные крестытельники, изготовленные из цветного металла (10 экз.), камня (9 экз.), кашина (1 экз.) и перламутра (1 экз.).

346 _____ Предметы христианского культа ХІ–ХІІІ вв. на сельских поселениях Черниговского Полесья

–  –  –

Из подъемного материала поселения Сибереж происходит обломок верхней части креста из белого металла (сохранившаяся длина с ушком — 2,7 см, толщина — 0,2 см) с изображением святого в круглом медальоне (ЧИМ, б/н) (рис. 3: 6). Ушко массивное, размером 1,0 х 0,7х 0,7 см с отверстием, диаметром 0,4 см. По-видимому, на кресте было рельефное изображение Распятия с выделением Крестного дерева.

В возглавии буквы І Х [C]. На обороте креста непонятное углубленное изображение. Близкими аналогиями являются бронзовые кресты из Новгорода (Седова 1981: 50) и из Полтавской области (Нечитайло 2001: 70, № 252). А.А. Пескова считает, что основные элементы подобных крестов (иконографический тип Распятия и закругленные концы с парными выступами-«слезками») оказались востребованными при создании древнерусских энколпионов (Пескова 2006: 133).

2. В жилой постройке № 26 селища Лесковое-1 (вторая половина ХII — первая половина XIII в.) обнаружен обломок трехлопастноконечного крестика, украшенного желтой двусторонней эмалью (ЧИМ, № Арх. 598) (рис. 3: 7).

3. Из Горицы происходит овальноконечный двусторонний крестик без эмали (ЧИМ, № 1-41/1/2) (рис. 3: 8). Мастерская по изготовлению трехлопастноконечных и овальноконечных крестиков обнаружена на Киевском Подоле в слое конца ХІІ — начала ХІІІ в. (разрушенные горны, целые и фрагментированные тигли и 26 крестиков обоих типов, еще не заполненных эмалью) (Сагайдак и др. 1997: 31–42).

Подобные крестики датируются концом ХІ–ХІІ в., а в ХІІІ в. они постепенно выходят из употребления (Мальм 1968: 116; Николаева, Недошивина 1997: 349).

4–5. Из Горицы (ЧИМ, № 1-41/1/3) и Лесковое-1 (ЧИМ, №43-79/Арх.22) происходят 2 обломка бронзовых трехлопастноконечных крестов-тельников с несохранившимся изображением (рис. 3: 9–10).

6–10. Остальные известные находки представляют собой крестики с утолщениями на концах:

с ромбовидным средокрестием, в котором дано схематическое изображение святого, из Шумлая (ЧИМ, _____ 347 Е.М. Веремейчик № Арх. 368) (рис. 3: 11), с ромбовидным средокрестием из Автуничей — 2 экз. и обломок, изготовленные из сплава Cu+Sn+Pb, хранятся в НМИУ (Моця и др. 1997: 47) (рис. 3: 12–13), и с квадратным средокрестием из Горицы (ЧИМ, № 1-41/1/1) (рис. 3: 14). Первый из них датируется XI–XII вв., остальные — XII–XIII вв. (Николаева, Недошивина 1997: 349).

Коллекцию дополняют 8 каменных крестиков, за которыми с конца ХІХ в. утвердилось название «корсунских» (Беляшевский 1890: 499–500; Кондаков 1896: 43). Традиционно считалось, что часть из них изготавливалась из мрамора и попадала на территорию Киевской Руси из Корсуня (Николаева, Недошивина 1997: 173). Определенную дань этой традиции отдала и автор настоящей статьи (Веремейчик 1992: 51; Веремейчик 2004: 400), хотя неоднократные попытки найти мраморные крестики в коллекциях, собранных на территории Крыма не увенчались успехом. Однако, после ряда публикаций результатов работ археологической экспедиции ИА НАНУ под руководством А.П. Томашевского на территории Овручского кряжа, где были исследованы остатки производственных поселений по обработке пирофиллитового сланца, автору пришлось изменить свое мнение. Среди многочисленных заготовок и отходов производства из пирофиллита на поселениях были выявлены заготовки и бракованные крестики, внешне очень похожие на мраморные (Томашевский и др. 2003: 136; Томашевский, Павленко 2003: 279–281).

Предварительное минералогическое определение шести образцов камня разного цвета, в том числе и части обломанного изделия, по внешним признакам похожего на так называемые крестики из «мрамора», сделанное бакалавром геологического факультета С.-Петербургского университета Е.

Антощенковой, показало, что 2 образца темно-зеленого цвета, в том числе и представленный фрагментом крестика, и 4 образца красного цвета идентичны по составу.2 Все они являются смесью глинистых минералов:

монтмориллонита, нантронита и пирофиллита и некоторых других, но в несущественном количестве.

Таким образом, цвет обусловлен различным содержанием минералов в структуре пирофиллитового сланца. Предварительно образцы, как первой цветовой группы, так и второй, можно считать пирофиллитовым сланцем.

По мнению исследователей пирофиллитовых мастерских, часть продукции, возможно, подвергалась температурному или химическому воздействию, что придавало готовым изделиям серый цвет с белыми зернистыми вкраплениями (Томашевский и др. 2003: 136; Павленко 2005: 204, 209; Павленко 2006: 147).

Таким образом, пять крестиков с поселений Черниговского Полесья, аналогичные по морфологическим признакам материала фрагменту, подвергшемуся минералогическому определению, изготовлены из серого, зернистой структуры, пирофиллита: Горица, длина не сохранилась, ширина — 1,5 см, толщина — 0,7–0,9 см (ЧИМ, № 1-48/1); Лесковое — 1,9 х 1,5 х 0,5 см (ЧИМ № 44-77 / Арх. 23) (рис. 4: 3);

Очеретяная Гора — 2,4 х 1,9 х 0,5 см (ЧИМ, № Арх. 221) (рис. 4: 1); Шумлай — 1,9 х 1,5 х 0,5 см (ЧИМ, № Арх. 264) (рис. 4: 2); Волынка-1, длина — 3 см, ширина не сохранилась, толщина — 0,7 см (№ 13 по полевой описи) и два из вишневого пирофиллита разных оттенков (Лесковое 2 х 1,5 х 0,6 см (ЧИМ, № 47–49 / Арх. 26); Клонов — 1,8 х 1,3 х 0,6 см, № 41 по полевой описи). На последнем крестике с одной стороны процарапан крест. По устному сообщению Г.В. Жарова, еще один крестик из серого, зернистой структуры пирофиллита, происходит из поселения Растереб у с. Смяч.

Размеры каменных крестиков приблизительно одинаковы 1,8–2,4 х 1,3–1,9 см, за исключением крестика из поселения Волынка 1, длина которого составляет 3 см. Толщина всех крестиков — 0,5– 0,7 см, кроме крестика из Горицы (0,7–0,9 см). Правда, пирофиллитовые кресты из вишневого камня отличаются большим разнообразием форм сечения концов. С селища Лесковое происходит крестик с восьмигранным сечением. Кресты же из «мраморовидного» пирофиллита, встреченные на сельских поселениях Черниговщины, представлены экземплярами одинаковой простой формы, с квадратным сечением концов и с просверленным отверстием для подвешивания диаметром 2 мм. Все находки происходят из культурных слоев памятников, датируемых широко Х — первой половиной ХІІІ в. Исключение составляет крестик из Клонова, найденный в хозяйственной постройке № 7, которая на основании керамического и вещевого материала датируется ХII в. (НА ИА НАНУ. Ф. е. 1987. Д. 47. Л. 11).

Из культурного слоя поселения Шумлай происходит еще один обломок крестика (ширина — 1,8 см, толщина — 0,5 см), выточенного из серого камня, возможно, стеатита (ЧИМ № Арх. 265) (рис. 4: 4).

В предыдущих публикациях этот крестик упоминался как пирофиллитовый (Веремейчик 1992: 52; ВеАвторвыражает глубокую благодарность старшему научному сотруднику отдела древнерусской и средневековой археологии ИА НАНУ А.П. Томашевскому за предоставленные для определения образцы пирофиллита с производственных поселений Овручского кряжа.

348 _____ Предметы христианского культа ХІ–ХІІІ вв. на сельских поселениях Черниговского Полесья

–  –  –

ремейчик 2006: 127). Крестик из стеатита с круглыми в сечении концами и с выделением квадратного средокрестия с вырезанным в нем крестом, похож на палестинские кресты из стеатита (Мусин 2006:

ил. 7). Такие же находки известны и на территории Болгарии (Тотев 1990: 49, 51). Подобные кресты в комплексах на территории Болгарии и Древней Руси датируются второй половиной ХІІ — началом ХІІІ в. (Мусин 2006: 178).

Известен обломок крестика, вырезанного из полуфаянсовой чаши или блюда с ультрамариновой двусторонней прозрачной глазурью, изготовленного из твердого кашина (Лесковое, ЧИМ, № Арх. 685) (рис. 4: 5). Края оббиты не очень ровно, толщина сосуда 0,6 см, тесто — серо-белого цвета. Судя по сохранившейся части креста, поперечные концы его были значительно меньше (0,8 см) продольного нижнего (1,5 см).

По определению В.Ю. Коваля, сосуд изготовлен на Ближнем или Среднем Востоке в XII–XIII вв.3 Изготовление крестика из сосуда может свидетельствовать о ценности даже отдельного обломка импортной керамики. Возможно, сосуд был привезен из паломнической поездки в Святую Землю. Возможность проникновения подобной керамики на Русь не только в результате торговых операций, но и благодаря паломникам уже высказывалась в исследовательской литературе (Коваль 2005: 223). Аналогии этому крестику неизвестны.

Особо следует отметить находку перламутрового крестика на поселении Автуничи (2,7 х 2,3–2,4 см, ширина концов 1,4–1,6 см, толщина — 3,5 мм, диаметр отверстия — 2 мм) с процарапанным изображением креста на Голгофе (?) (НА ИА НАНУ. Ф. е. 1992. Д. 3. Рис. 125; Готун, Моця 1993: 69). По определению А.В. Корнюшина (Институт зоологии НАНУ), крестик изготовлен из створки морской раковины устрицы ostrea sp, место обитания которой — Черноморский, Средиземноморский регионы и Антарктика (Моця и др. 2005: 251–252). Авторы публикации предполагают южное происхождение находки.

Перламутровые крестики известны в Новгороде, Пскове, Смоленске, Звенигороде, Херсонесе (Мусин 2006: 189). В.П. Коваленко называет еще две находки перламутровых крестиков на Черниговщине — Чернигов и городище Ляшковцы (Коваленко 2006: 91). Однако автор отчета при описании находок с городища Ляшковцы отмечает обломок крестика из сланца (НА ИА НАНУ. Ф. е. 1990. Д. 123. Л. 23.

Рис. 51), что ставит под сомнение его изготовление из перламутра.

Коллекцию крестов дополняет круглая серебряная подвеска с поселения Селище с изображением процветшего креста (Кузнєцов, Ситий 1992: 35). Из пирофиллита фиолетового цвета изготовлена небольшая (4,2 х 3,6 х 0,7 см) резная иконка (ЧИМ, № 38-22 / А–217), случайно обнаруженная сотрудниками Черниговского исторического музея при обследовании комплекса археологических памятников около с.

Шестовица в 1970 г. (Сита 2002: 28). В 1984 г. на месте находки А.В. Шекун открыл поселение «Пойма», где провел разведочные раскопки, которые в 2006 г. продолжила автор статьи. Культурный слой поселения на основе керамического и вещевого материала датируется второй половиной XIII–XIV в. (Шекун 1995: 113).

Т.В. Николаева в процессе работы над сводом древнерусской мелкой пластики из камня не смогла посмотреть иконку в Черниговском историческом музее, что и отметила в издании (Николаева 1983: 62).

Иконка односторонняя, судя по сохранившейся части, прямоугольная; верхняя часть отбита. Высоким рельефом изображена поясная фигура св. Николая Мирликийского с благословляющей правой 3 Пользуясь случаем, выражаю глубокую благодарность научному сотруднику Отдела славяно-русской археологии ИА РАН В.Ю. Ковалю за помощь в определении типа сосуда.

–  –  –

рукой и приоткрытым Евангелием — в левой руке. На плечах — омофор с крестами. Одежда обозначена мягкими складками. Нимб рельефный гладкий, с двойной окантовкой. На сохранившейся части иконки — нижняя половина лица с округлой короткой раздвоенной бородой и усами. Иконка имеет рельефную рамку. Справа у головы читается первая часть колончатой надписи NH / KO (рис. 5: 2).

Открытое Евангелие встречается достаточно редко в мелкой культовой пластике. Изображение приоткрытого Евангелия есть и на фрагменте иконки св. Николая Мирликийского из стеатита, происходящей из Владимира (Седова, Мухина 1999: 160–161, рис. 1).

Культ св. Николая был очень популярным на территории Древней Руси, и это ярко проявилось в мелкой каменной культовой пластике (Порфиридов 1972: 202–203). Святой в представлениях древнерусского человека считался заступником во всех бедах человеческих, покровителем путников и помощником в опасной дороге (Порфиридов 1972: 203, 205; Николаева 1983: 15). Поселение же Пойма расположено вблизи водного пути по р. Десне и сухопутной дороги Чернигов–Киев вдоль правого берега реки, в непосредственной близости от урочища Узвоз.

Урочище Узвоз можно считать самым уязвимым на пути, здесь дорога спускалась с высокой террасы в пойму реки и, по-видимому, жители поселения обслуживали этот участок. Поэтому обнаружение иконки с изображением св. Николая именно на этом поселении можно считать логичным. В более раннее время (Х — первая половина ХІІІ в.) аналогичные функции (контроль и обслуживание водного и сухопутного путей на Киев) выполняло поселение в урочище Коровель, посадом примыкающее к урочищу Узвоз (Коваленко 1999: 33).

Предметов церковной утвари на поселениях встречено гораздо меньше, чем предметов личного благочестия. Особо следует отметить на поселениях Черниговщины находки ручных кадильницкацей. Из постройки 19 (вторая половина ХІІ — первая половина ХІІІ в.) поселения Овраменков Круг происходит кацея в виде небольшой (диаметр — 8,5 см, высота — 3 см) полусферической чашки на кольцевом поддоне, диаметром — 3,5 см (рис. 5: 6) (Веремейчик 1987: 316). Ручка не сохранилась, но в месте крепления имеются три отверстия (ЧИМ, № Арх. 574). Кацея отлита из сплава Cu+Pb+Sn, с большим содержанием свинца — до 30 %. (Орлов 2003: 125). На поселении Селище, в пойме р. Десны, около Чернигова в постройке 1 (ХІІ — первая половина ХІІІ вв.) обнаружен фигурный щиток от кацеи (11 х 9 см) с рельефным изображением двух птиц, возможно, павлинов, по сторонам Древа жизни, отлитый из медного сплава (рис. 5: 5) (ЧИМ № Арх. 893) (Кузнєцов, Ситий 1995: 35). Несколько кацей и их фрагментов обнаружено в Херсонесе (Даркевич 1976: 55; Калашник 1989: 172, рис. 3; Банк, Залесская 1995: 81–82, рис. 45–51; Денисова 2005: 45, рис. 9). На древнерусских памятниках кацеи найдены в Изяславле (Миролюбов 1983: 53–54; Банк, Залесская 1995: 80–81), на городище Монастырек (Максимов, Петрашенко 1988: 51), щиток кацеи обнаружен в Чернигове (Коваленко, Пуцко 1995: 83). Особо следует отметить находку фрагмента кацеи в виде полусферической чашки на кольцевом поддоне с обломанным щитком на поселении Григоровка (Петрашенко 2005: 96, рис. 49: 8). Таким образом, подобные находки известны и на поселениях других регионов Южной Руси.

Кроме этого, на селищах около Чернигова найдены разнообразные детали лампад и хоросов.

Из подъемного материала поселения Шумлай происходит отлитая из многокомпонентного сплава (Cb+Sn+Pb+Zn) часть лампады (ЧИМ, № Арх. 255). Её диаметр — ок. 12 см, диаметр дна — 5,7 см, высота — 5,5 см. По верхнему краю сохранилась 2 петельки для подвешивания (рис. 5: 8). В жилой постройке 7 (первая половина ХІІІ в.) поселения Ров 2 обнаружены распределитель цепей лампады (ЧИМ № Арх.

468) и составная ажурная часть пластины хороса (рис. 5: 1, 4). На селище Лесковое найдена «чашечка» — поддон свечника хороса, диаметром 6 см, отлитая из многокомпонентного сплава Cu+Zn+Pb+Sn (ЧИМ, № Арх. 740) (рис. 5: 3). И, наконец, из Овраменкова Круга происходит фрагмент нижней части подсвечника с ножкой, изготовленного из сплава Cu+Pb+Sn (ЧИМ, № Арх. 120) (рис. 5: 7).

Находки предметов церковной утвари, обнаруженные на поселениях Лесковое, Овраменков Круг, Ров 2, Селище и Шумлай (рис. 1), свидетельствуют о церковном строительстве в селах, расположенных неподалеку от Чернигова. Кроме этого, на поселении Лесковое отмечены и другие факты, позволяющие предполагать здесь наличие деревянной церкви. Грунтовый могильник ХІІ в. (23 погребения), обнаруженный на правом берегу р. Белоус (Лесковое–1), располагался вокруг небольшой (6 х 8 м), не занятой никакими углубленными в материк постройками, площадки (Шекун, Веремейчик 1999: 43–44, 176, рис. 85). Погребения расположены к северу, востоку и югу от нее, с западной же стороны на площади около 100 кв. м не обнаружено никаких построек и ям. Вполне возможно, что здесь находилась срубная деревянная церковь, остатки которой были уничтожены многолетней распашкой, а перед ней располагалась площадь. В одном из погребений (№ 4, погребенный — мужчина, возрастом 40–45 лет) под головой и ступнями ног обнаружены обломки пирофиллитовых жерновов. Подобные погребения 350 _____ Предметы христианского культа ХІ–ХІІІ вв. на сельских поселениях Черниговского Полесья

–  –  –

с каменными подушками в головах, а иногда в головах и в ногах, обычно расположены около церквей (Макаров 1981: 111). Отсутствие инвентаря и украшений в аналогичных погребениях, по мнению исследователя, свидетельствуют об аскетической жизни погребенного (Макаров 1981: 113).

Еще одним косвенным доказательством существования церкви может быть находка кусочка витражного стекла квадратной формы (3 х 3 х 0,4 см) с двумя скошенными углами (ЧИМ, б/н), происходящая из постройки 25 поселения Лесковое–2. Стекло расслоилось, в центре оно зеленоватое, прозрачное, толщиной 0,1 см, с двух сторон покрыто темным, более толстым стекловидным веществом. Подобные находки достаточно редки для культурного слоя городов (Лядова 2005: 149), поэтому находка витражного стекла на селище заслуживает особого внимания.

К перечисленным выше находкам, косвенно свидетельствующим о культовом строительстве, следует добавить находки плинфы на поселениях. Выявленные фрагменты не имели следов раствора.

Плинфа, например, могла использоваться в строительстве печей, аналогичные примеры известны на детинце Чернигова, где она использовалась при сооружении подов бытовых печей, и в Елецком монастыре, где исследована печь, полностью сложенная из плинфы (Новик 2007: 302). Судя по количеству обломков обожженной плинфы в наземной жилой постройке второй половины ХIII–XIV в. поселения Шестовица-Пойма, можно предполагать, что печь или ее часть были также сложены из этого строительного материала (Веремейчик и др. 2007: 108).

Особо следует отметить скопление плинфы неподалеку от поселения Очеретяная Гора, в верховьях р. Стрижень, в 25 км северо-западнее Чернигова. Здесь, в заболоченной местности, в 50 м от поселения, в шурфе зафиксированы обломки плинфы без следов раствора, толщиной от 2,5 см до 3,2 см, расположенные в вертикальном или слегка наклонном положении. По подсчетам автора раскопок, здесь была выявлена партия плинфы, возможно, затонувшая в лодке (?), состоявшая приблизительно из 30–40 штук (НА ИА НАНУ. Ф.е. 1990. Д.123. Лл. 20–21. Рис. 44–46).

Предполагать, чтобы изготовление плинфы было налажено на значительном расстоянии, иногда до 40–50 км от места строительства монументальных построек, в данном случае от Чернигова, вряд ли возможно, тем более, что в Чернигове были найдены плинфообжигательные печи (Шекун 1989: 64–69, Руденок, Новик 1994: 137–138). Скорее всего, на некоторых городищах и поселениях региона сооружались и монументальные постройки. На поселении Сибереж, где тоже встречены обломки плинфы, _____ 351 Е.М. Веремейчик расположенном в 4 км от поселения Очеретяная Гора, местными жителями в 70-х гг. ХХ в. было распахано погребение, перекрытое пирофиллитовой плитой. Подобные погребения, обычно, совершались при церквях. Еще в начале 80-х гг. эта плита находилась на пороге местного медпункта.

Кроме этого, не следует забывать, что на поселениях региона часто встречаются находки фрагментов амфор византийского круга. В настоящее время обработано 484 фрагмента от 267 амфор из 47 поселений. Известно еще как минимум 11 селищ с находками фрагментов амфор, не исследовавшихся специально, и их количество возрастает в результате археологических исследований (Веремейчик, Коваль 2005: 47–56). Храмы и монастыри были стабильными потребителями виноградного вина для таинства Евхаристии и оливкового масла для лампад. Однако, как и в случае с плинфой, находки амфорной тары связывать исключительно с церковным потреблением ни в коем случае нельзя, этой продукцией пользовались, безусловно, и миряне, проживающие в селах. Тем не менее, не учитывать эти находки в рассматриваемом контексте тоже было бы ошибкой.

Предметы личного благочестия встречены исключительно в культурных слоях поселений. В отмеченном выше грунтовом могильнике ХІІ в. селища Лесковое не обнаружено ни одного крестика, в то время, как в культурных слоях селища встречены разнообразные предметы личного благочестия.

Аналогичная ситуация отмечена и в центральных регионах Новгородской земли (Мусин 2002: 195).

Находки предметов личного благочестия и предметов церковной утвари, в тех случаях, где удалось точно определить дату слоя или постройки, датируются ХІІ — первой половиной ХІІІ в. Часть вещей импортного происхождения привезены, возможно, из паломнических поездок в Святую Землю: к их числу можно отнести энколпион из Ланка, крестики из стеатита и перламутра, стенки кашинного сосуда. Однако большинство изделий изготовлено в мастерских древнерусских городов и широко представлено в культурных слоях ХІІ–ХІІІ вв.

Литература

Банк, Залесская 1995 — Банк А.В., Залесская В.Н. Кацея ХII века из Изяславля // У истоков русской культуры XII–XVII века. СПб., 1995.

Беляшевский 1890 — Беляшевский Н.Ф. Княжа гора // Киевская старина. Т. ХХХI. 1890.

Веремейчик 1987 — Веремейчик Е.М. Работы Селищного отряда // АО 1985. 1987.

Веремейчик1990 — Веремейчик О.М. Давньоруське селище “Баба” біля с. Жовтневого // Минуле Сосниці та її околиць. Чернігів, 1990.

Веремейчик 1992 — Веремейчик Е.М. Находки культовых предметов на древнерусских селищах Черниговской земли //1000 років Чернігівській Єпархії. Чернігів, 1992.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 31 |
 

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«Бюджетное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Музей геологии, нефти и газа»СБОРНИК ТЕЗИСОВ II РЕГИОНАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ИМЕНИ В. И. ШПИЛЬМАНА «ПРОБЛЕМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ПОИСКА В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ» 14–15 апреля 2014 года Ханты-Мансийск ББК 20.18 С 23 Редакционная коллегия: Т. В. Кондратьева, А. В. Нехорошева, Н. Л. Сенюкова, В. С. Савина С 23 Сборник тезисов II региональной молодежной конференции им. В. И. Шпильмана «Проблемы...»

«ОБЩЕСТВО «ЗНАНИЕ» САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК 1943 — ГОД ВЕЛИКИХ ПОБЕД МАТЕРИАЛЫ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ 19 февраля 2013 г. СА НКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК 63.3(2)622 Т 93 Редкол легия: С. М. К л и м о в (председатель), М. В. Ежов, Ю. А. Денисов, И. А. Кольцов ISBN 978–5–7320–1248–4 © СПбИВЭСЭП, 2013 В. М....»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа государственного и муниципального управления КФУ Институт управления и территориального развития КФУ Институт истории КФУ Высшая школа информационных технологий и информационных систем КФУ Филиал КФУ в г. Набережные Челны Филиал КФУ в г. Елабуга СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Международной научно-практической конференции ЭФФЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИИ ТОМ II Казань 4 июня 2013 г. KAZAN (VOLGA REGION) FEDERAL UNIVERSITY...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июня 2014 г. Под научной редакцией доктора политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2015 ББК 66.3(0),5я431 О-285 Издается в соответствии с планом...»

«ISSN 2412-9755 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 29 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ: Международное научное периодическое издание...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«VI Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Ярославль, Ростов Великий 27– 29 мая 2015 года СБОРНИК ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ В сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов СОДЕРЖАНИЕ Приветственное слово губернатора Ярославской области 1. С.Н. Ястребова. Приветственное слово министра культуры...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У 65 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Экономика / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 199 с. ISBN 978-5-4437-0376-3 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ ФОРМЫ МИФОЛОГИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПАМЯТИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ Сборник статей и тезисов докладов международной научной конференции Липецк, 24-26 сентября 2015 года Тамбов...»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы Всероссийской научно-богословской конференции (Екатеринбург, 12 февраля 2013 г.) Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религиозного образования Русской Православной Церкви «ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ» ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы Всероссийской научно-богословской конференции (Екатеринбург, 12 февраля 2013 г.) Екатеринбург Информационно-издательский отдел ЕДС УДК 250.5 ББК 86.2/3 Ц 44 По благословению...»

«История и основные результаты деятельности ГосНИИ ГА. Научное обоснование перспектив развития воздушного транспорта России д.т.н., профессор В.С. Шапкин, генеральный директор ГосНИИ ГА (доклад на научной конференции «Становление и развитие отраслевой науки и образования на российском воздушном транспорте», посвященной 90-летию со дня создания гражданской авиации. 7 февраля 2013 г., Москва, Международный выставочный центр «Крокус Экспо») 1. История и основные результаты деятельности ГосНИИ ГА...»

«ДОКЛАД VII (1) Международная Конференция Труда СОРОК СЕДЬМАЯ СЕССИЯ Седьмой пункт повестки дня Пособия при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях \Ю ЖЕНЕВА i30 Международное Бюро Труда ^ор S СОДЕРЖАНИЕ Стр.ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА I: Вступительная ИСТОРИЯ ВОПРОСА Рекомендации Комитета экспертов по социальному обеспечению.... Задачи настоящего доклада Характер и применение нового акта или актов Рамки и основа 7 Основной вопрос Общий обзор национальных систем 9 Системы...»

«XVII Международная студенческая конференция ЕВРОПА-2015. ЭФФЕКТ ПЕРЕСТРОЙКИ: РЕЖИМЫ И РИСКИ МНОГОГОЛОСОГО ЗНАНИЯ 15–16 мая 2015 г. Литва, Вильнюс, ул. Валакупю, 5 Учебный корпус ЕГУ Web: www.ehu.lt e-mail: studentconference@ehu.lt В 2015 году исполняется 30 лет с начала преобразований, получивших название перестройки, четверть века независимости Литвы и 10 лет существования ЕГУ в Вильнюсе. Организаторы ежегодной студенческой конференции Европейского гуманитарного университета используют этот...»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории» № 30, 2015 Электронную версию всех номеров «Вестника РОИИ» можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Умер Борис Георгиевич Могильницкий. Не стало Ученого, для которого несуетное служение Истории было главным делом жизни. Он посвятил свое научное творчество сложнейшим проблемам методологии и историографии...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE О ВОПРОСАХ И ПРОБЛЕМАХ СОВРЕМЕННЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (6 июля 2015г.) г. Челябинск 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 О вопросах и проблемах современных общественных наук / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Челябинск, 2015. 43 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«Рекламно-информационный бюллетень (РИБ) Декабрь 2015-январь 2016 г. История создания Центра научной мысли Центр научной мысли создан 1 марта 2010 года по инициативе ряда ученых г. Таганрога. Основная деятельность Центра сегодня направлена на проведение Международных научно-практических конференций по различным отраслям науки, издание монографий, учебных пособий, проведение конкурсов и олимпиад. Все принимаемые материалы проходят предварительную экспертизу, сотрудниками Центра производится...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«Материалы конференции «Достижения и перспективы развития детской хирургии» 24-25 мая 2013 г.ДОСТИЖЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКОЙ ХИРУРГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ Салимов Н.Ф. Министр здравоохранения Республики Таджикистан Хирургия детского возраста является важнейшей составной частью хирургической и педиатрической службы в Таджикистане, которая имеет историю, характеризующуюся своими особенностями развития. Детская хирургическая служба республики получила свое начало в 1964 году с...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.