WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«ЗАЯВКИ НА УЧАСТИЕ В КОНФЕРЕНЦИИ 1. Барбашина Э.Р. (Новосибирск) Исторический феномен «народа в пути»: новые вопросы и контексты – новые ответы. 2. Шадт А. А.(Новосибирск). Российские ...»

-- [ Страница 7 ] --

Разница между отдельными сектами, во-первых, в принципе, который кладётся в основу секты (рационализм и мистицизм), а затем в интенсивности нравственных требований». ( См.: История религии /А.Ельчанинов, В.Эрн, П.Флоренский, С.Булгаков. М., 1991. С. 189).

Наши исследования религиозности немцев подтверждают мнение об этническом самосознании как социокультурной основе малого этноса. Сферы бытия немецкого языка верующих ограничены богослужением и бытом.

Русский язык охватывает все сферы жизнедеятельности пртестантов-немцев.

Данные переписи населения СССР 1979 года свидетельствуют, что немецкий язык родным назвали 57% немцев. Это означает, что 43% немцев в значительной степени или полностью утратили немецкий язык, однако считали себя немцами. Известно, что немецкая национальная группа в СССР семидесятых годов не являлась элитарной, надежды на изменение статуса этноса или эмиграцию были иллюзорными. Этнологи знают, что языковая трансформация не всегда приводит к ассимиляции этнической; в мире были и есть малые и большие этносы, говорящие на языке другого этноса. Такой вариант развития есть и у немецкой национальной группы.

Полагаем, что в социокультурном пространстве СНГ актуальна разработка понятия надгрупповой общности. Опыт, традиции такого понятия, память о едином культурном пространстве есть. Понятие гражданственности может стать перспективным объединяющим надгрупповым феноменом евразийского культурного ареала.

Гражданственность подчёркивает общую основу взаимодействия, понимаемого как конструктивное сотрудничество и развитие, не заменяя и не подменяя этнические (народные), языковые, мировоззренческие, религиозноконфессиональные особенности многообразия. Разработка и реализация данной модели социокультурного устройства и взаимодействия позволит конструктивно разрешать возникающие противоречия и конфликты. В идеале, немецкая национальная группа СНГ, равноудалённая от крайностей изоляционизма и ассимиляции, экстремизма и популизма, своим трудом может внести достойный вклад в дело развития Евразийского сообщества, в этом смысле быть подлинным «культуртрегером». Не умаляя другие культуры, следует вспомнить, что стабильные парламентские демократии в Европе и Северной Америке существуют преимущественно в обществах с преобладанием протестантизма в религиозной сфере.

–  –  –

На рубеже XIX-XX веков семья Эйхенвальд была широко известна в культурных слоях российского общества. В настоящее время эта фамилия, к сожалению, знакома лишь немногочисленным специалистам, интересующимся историей отечественного искусства и науки. Между тем творческая биография этой семьи представляет большой научный и познавательный интерес.

Глава семьи Александр Федорович Эйхенвальд1 был выходцем из Митавы (ныне город Елгава, Латвия) – губернского города в Курляндской губернии. В 1850-е годы он переезжает в Петербург, где, закончив Академию художеств, получает звание неклассного художника. До 1864-1865 годов Александр Федорович содержит фотографическое заведение на углу Садовой и Гороховой улиц. Здесь же, в Петербурге, он знакомится со своей будущей женой.

Шипова Т.Н. Фотографы Москвы – на память будущему (1839-1930): Альбомсправочник. - М.: Издательство объединения "Мосгорархив", АО "Московские учебники", 2001. – С. 324-331.

Ида Ивановна Папендик1 (1842 – 1917) была родом из Германии. В 1860 году юная талантливая арфистка приезжает в столицу Российской империи, где становится солисткой оркестра Мариинского театра. Бракосочетание А.

Эйхенвальда и И. Папендик состоялось в 1862 году в Петербурге. Спустя год у них родился сын Александр. Вскоре Иду Ивановну приглашают работать в оркестр Императорского Большого театра, и в 1864 году семья переезжает в Москву. Здесь у них рождается еще двое сыновей и семеро дочерей.

Солисткой Императорского Большого театра И. Эйхенвальд проработала тридцать семь лет. Ее виртуозная игра на арфе восхищала слушателей. Ида Ивановна давала и сольные концерты. Помимо этого вела педагогическую деятельность: более тридцати лет занимала должность профессора Московской консерватории по классу арфы. Она является одним из основателей московской школы игры на этом инструменте.

В 1967 году ее муж открывает в Москве фотостудию «Эйхенвальд».

Александр Федорович – первый московский фотограф, который стал делать съемку при электрическом освещении, что позволяло работать и по вечерам. Он одним из первых в России поднял проблему восстановления и сохранения негативов. К услугам А. Эйхенвальда охотно прибегали представители московской интеллигенции и купечества. Среди работ, сделанных в его мастерской – фотографии поэта А.А. Фета, композитора П.И. Чайковского, философа В.С. Соловьева, основателей Петербургской и Московской консерваторий А.Г. и Н.Г. Рубинштейнов, купцов-меценатов Бахрушиных. На Политехнической выставке 1872 года в Москве фотограф получил золотую медаль.

Дом Эйхенвальдов всегда был открыт для друзей и знакомых. Частыми гостями здесь были музыканты П.И. Чайковский, А.Г. и Н.Г. Рубинштейны, С.И. Танеев, А. Никиш, Н.Р. Кочетов. К отцу приходили известные русские художники И.Е. Репин, В.Е. Маковский, В.Д. Поленов, И.М. Прянишников, скульптор М.М. Антакольский и другие. В доме также часто бывали актеры Большого и Малого театров, профессора Московского университета.

Старший сын – Александр Александрович Эйхенвальд2 (1864-1944) – был известным физиком-экспериментатором, профессором Московского университета и директором Московского высшего инженерного училища. Его опыты вошли практически во все учебные и энциклопедические издания по физике. Впервые в опыте, названном его именем, А. Эйхенвальд доказал существование магнитного поля токов смещения и измерил его величину. Он был известен и как блестящий лектор. Его лекции и публичные доклады поражали воображение слушателей блеском и эффектностью демонстраций, привлекали большие аудитории и пробуждали интерес к физике. Александр

Музыкальный энциклопедический словарь / Гл. ред. Г.В. Келдыш. – М.:

«Советская энциклопедия», 1990. – С. 651.

Погребысская Е.И. Александр Александрович Эйхенвальд // Природа. – 2001. - № 8. – С. 76-80.

Александрович преподавал также на Московских Высших женских курсах и в Коммерческом институте. С 1920 года он жил и работал за границей.

Второй сын Александра Федоровича и Иды Ивановны – Николай Александрович1 (1873-1934) – был архитектором. В 1902 году он окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества и получил звание классного художника архитектуры. Среди известных работ зодчего – оформление интерьеров знаменитой московской кофейной булочника Д.И.

Филиппова на Тверской в гостинице «Люкс» (в наст. время гостиница «Центральная»), участие в перестройке самой гостиницы.

Младший сын – Антон Александрович2 (1875-1952) – вошел в историю как композитор, дирижер, фольклорист, музыкально-общественный деятель.

Много лет он работал руководителем оперных трупп в разных городах России, дирижировал оперными спектаклями и симфоническими концертами, собирал и изучал музыкальный фольклор разных народов, заведовал фольклорными Кабинетами в Ашхабаде, Казани, Уфе. Среди его сочинений несколько опер и балетов, музыкальных комедий, произведений для симфонического оркестра, камерно-инструментальных ансамблей, романсов, песен. С творческой, научной и театральной деятельностью Антон Александрович совмещал педагогическую: преподавал в музыкальных учебных заведениях Тифлиса, Одессы, Казани, Красноярска, Ашхабада, Уфы. В 1920-е годы он пропагандировал русскую музыку и музыкальное творчество народов России за рубежом.

Три сестры Эйхенвальд окончили Московскую консерваторию и были оперными и камерными певицами. Наибольшей известностью среди них пользовалась Маргарита Александровна Эйхенвальд3 (по мужу Трезвинская) (1866 – после 1948). Она много лет проработала солисткой Императорского Большого театра, и первой исполнила на его сцене главные партии в ряде русских опер: в частности, партии Иоланты и Снегурочки (в одноименных операх П. Чайковского и Н. Римского-Корсакова). Автор «Снегурочки», услышав ее в своей опере, писал: «Эйхенвальд… была очень хороша и грациозна. Ее обработанное серебристое сопрано как нельзя более шло к роли Снегурочки».4 Обладая мягким голосом серебристого тембра, обаятельной артистической внешностью, сценической одаренностью, Маргарита Александровна создавала на сцене глубоко поэтические образы. Позже (до Нащокина М.В. Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. – Москва: «Жираф», 1998. – С. 297-298.

Зарипова М.А.: История забытой татарской оперы: Опера «Степь» Антона Эйхенвальда // Казань. – 2005. - № 6. С. 84-89; Музыкально-просветительская, композиторская и этнографическая деятельность А.А. Эйхенвальда в Поволжье // Цивилизация народов Поволжья и Приуралья: Сб. науч. статей по материалам междунар.

науч. Конф. – Т. 2. – Ч. III. – Чебоксары, 2006. – С. 93-104.

Театральная энциклопедия / Гл. ред. П.Л. Марков. – Т. 5. – М: «Советская энциклопедия». – С 971.

Римский-Корсаков Н.А. Летопись моей музыкальной жизни. Восьмое издание. – М: «Музыка», 1980. – С. 241.

отъезда за границу) она пела в Московской частной русской опере, в нескольких частных антрепризах.

Вторая сестра – Мария Александровна Эйхенвальд-Дубровская1 (по мужу Брюхатова) (1872-1926) –в течение нескольких лет также была солисткой московского Большого театра. Затем пела в опере и в концертах в разных городах России, в том числе в Житомире, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Петербурге, Москве (оперный театр С. Зимина), городах Сибири. Ее партнерами по сцене были выдающиеся певцы Ф. Шаляпин, Н. Фигнер, Л.

Яковлев, Л. Донской и др. Проработав много лет на оперных сценах России, М.А. Эйхенвальд оставила сцену и посвятила себя педагогической деятельности (преподавала в Саратове и в Москве).

Третья сестра – Надежда Александровна Эйхенвальд-Донская2 – окончив консерваторию, несколько лет играла в оркестре Императорского Большого театра на арфе. Затем, оставив Большой театр, она работала оперной и камерной певицей: пела в частных антрепризах в провинции (Тифлисе, Екатеринославе и ряде других городов). Обладала несильным, но красивым голосом и была одаренной артисткой.

К членам этой незаурядной семьи в известной степени можно отнести выдающихся певцов, солистов Московского Большого театра С.Е.

Трезвинского и Л.Д. Донского (были женаты соответственно на Маргарите Александровне и Надежде Александровне), знаменитого баритона П. И.

Полуянова (муж Аглаиды Александровны).3 Еще одна из сестер – Валентина Александровна – была замужем за всемирно известным ученым-физиком, профессором Московского университета П.Н. Лебедевым, близким другом ее старшего брата Александра.4 Жена Александра – Е.К. Эйхенвальд – работала преподавателем физики Московского политехнического института.5 Таким образом, семью Эйхенвальд можно рассматривать как уникальное явление в истории России. Ее творческая биография является ярким свидетельством вклада этнических немцев в развитие и обогащение не только отечественной, но и мировой науки.

–  –  –

Пружанский А. Отечественные певцы. 1755-1917: Словарь: в 2-х ч. – Ч 1. – М.:

«Советский композитор», 1991. – С. 157; Эйхенвальд-Дубровская М.А. (некролог) // Вестник работников искусств. Москва. – 1926. № 5. С 25.

–  –  –

Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки. – Ф. 159 (Антона Эйхенвальда). – Инв. № 1994. – Л. 3.

Сердюков А.Р. Петр Николаевич Лебедев. – М: «Наука», 1978. – С. 89.

Погребысская Е.И. Александр Александрович Эйхенвальд // Природа. – 2001. - № 8. – С. 76-80.

Первая мировая война явилась переломным моментом в истории «немецкого вопроса», приведя к росту шовинистических настроений внутри общества и, как следствие, к ухудшению положения российских немцев.

Большое влияние на политизацию проблемы «внутреннего врага» оказала шовинистически настроенная печать, день за днем нагнетавшая обстановку описанием так называемого «немецкого засилья» во всех сферах жизнедеятельности общества, обвинением российских немцев в шпионаже, скрытой борьбе против православия, и постепенной «колонизации» всего государства путем захвата политических постов и узурпации экономики. В публикациях отразились представления о немцах, как противников, так и сторонников борьбы с засильем», влиявших на «немецким правительственные решения в данной сфере.

Тема данного исследования актуальна, так как в последние годы ощутимо возрос интерес к изучению печати как важнейшего механизма воздействия на общественное мнение в условиях роста шовинистических настроений.

До сих пор в многочисленных научных трудах по истории российских немцев в годы Первой мировой войны вопрос об обсуждении данной проблематики на страницах общероссийских периодических изданий рассматривался фрагментарно. Некоторые аспекты и сюжеты нашли отражение в исследованиях С.В. Бааха, И.Г.Соболева, В. Алимова, Д.А.

Коцюбинского и др.1 Методологической основой доклада является принцип историзма, способствующий изучению исторических явлений во всем их многообразии и конкретно-исторических условиях. Данный принцип позволил рассмотреть проявление и развитие антинемецких настроений в годы Первой мировой войны. В работе использован историко-сравнительный метод, с помощью которого выявлены сходства и различия статей о «немецком засилье» в крупнейших российских изданиях. Историко-системный метод позволил проследить изменение тематики публикаций о воинствующем германизме в контексте полемики по данному вопросу в Государственной Думе и правительстве, а также в рамках государственной антинемецкой кампании. В докладе широко использован биографический подход, давший возможность выявить личностные факторы, оказавшие влияние на тематическое содержание статей, посвященных борьбе с «немецким засильем». Для анализа публикаций применяется программа изучения газет, составленная Б.И. Есиным2, учитывающая внешние и внутренние элементы функционирования издания.

Источниковая база исследования представлена комплексом разнообразных по характеру и содержанию источников: законодательные акты в сфере печатной цензуры - Указ об утверждении временного положения о военной цензуре, в сфере государственной политики по отношению к российским немцам в годы Первой мировой войны – закон «О землевладении и землепользовании некоторых разрядов состоящих в русском подданстве австрийских, венгерских или германских выходцев» от 2 февраля 1915 г.3, и др.; отечественные периодическими изданиями за 1914годы, разнообразные по политическому и жанровому направлению:

либеральные журналы «Вестник Европы», «Русская старина», газета «Речь», самый левый из легальных журналов - «Русское богатство» (с 1914 г. по 1917 г. «Русская мысль»); монархическо-консервативные - газеты «Новое время», «Вечернее время», «Московские Ведомости», «Русское Знамя», журналы «Нива», «Русская будущность» и др.

Для изучения вопросов, связанных с организацией изданий исследованы: фонд 102 (Департамент полиции министерства внутренних дел), фонд 31 (Московский комитет по делам печати) Государственного архива Российской Федерации; фонд 1666 (газета «Речь») и другие. В докладе так же использованы воспоминания представителей различных политических партий: П.Н. Милюкова, В.В.Шульгина и др.4 Начало Первой мировой войны российская печать встретила единодушным патриотическим порывом. Казалось, что угроза, нависшая над Россией, стерла все внутренние раздоры и разногласия. Но подобное примирение центральной прессы было недолгим, вскоре перешедшее в острую полемику, особенно ярко проявившуюся в обсуждении «немецкого вопроса». Правые издания: «Новое Время», «Вечернее Время» и др., совершенно не смущались обстоятельства, что вплоть до начала военных действий германофильские настроения бурно процветали именно в их среде, а черносотенные лидеры и идеологи зачастую, в свойственной им ультимативной форме, предостерегали правительство от конфронтации с западным соседом, как надежным союзником с давней монархической традицией. За что не раз критиковались на страницах либеральной прессы.

Так, газета «Речь» в № 74 от 17 марта 1915 отмечала, что «охранительная печать, начиная с вороно-черного «Русского Знамени» и кончая грязносерым» «Новым временем», вплоть до начала войны - а иные и во время войны - вела яркую германофильскую политику».

Печатную кампанию против внутренних немцев правые проводили по различным направлениям:

в сфере политики обсуждался вопрос об онемечивании высших государственных постов и бюрократии, о деятельности депутатов из немцев в Государственной Думе; в области экономики рассматривалось распространение немецкого «засилья» в банковской сфере, сельском хозяйстве и промышленности. Но, наибольший урон инородческим влиянием был нанесен в сфере российской культуры в форме скрытой духовной колонизации посредством распространения германской философии и религиозных течений, повлекших духовное порабощение славянской нации. Большое внимание уделялось формированию образа «внутреннего врага», как правило, путем сопоставления исторических характеров немцев и славян. Так, в одном из номеров за 1916 г. «Русская будущность»

описывает духовную антагонистичность сопоставляемых народов: «У немцев меч был символом Бога войны, а у славян – солнце… Основными чертами характера германцев еще в начале христианства были: подлог, измена, хитрость, эгоизм, полное отсутствие чувств человеколюбия, цинизм низкий, часто звериный, уровень морали и разврат, доходящий до исступления, противоречащих природе». Особое место занимала критика либеральных изданий (газета «Речь», журналы «Русская мысль», «Вестник Европы» и др.), самого левого из легальных журнала «Русское Богатство», вставших на защиту немецкого населения. Подобная националистическая истерия привела к формированию в обществе образа врага, доносы на более удачливого соседа - немца стали нормой, статьи, содержащие название германских фирм явились своего рода «погромными путеводителями». Одновременно предприимчивые «патриоты» фактически шантажировали немецких предпринимателей, вымогая рекламу, приносившую изданиям львиную долю доходов, о чем свидетельствуют воспоминания участников событий.

Необходимо отметить, что если содержание черносотенных изданий является относительно однородным, то публикации в либеральной печати носили зачастую диаметрально противоположный характер. Так как в ходе полемики конца 1914 г. - начала 1915 г. в либеральном лагере выделилось два направления. Одно, представленное Струве и поддерживавшими его прогрессистами, открыто защищало идеи национал-либерализма. Другое течение, кадетское, выступало против национализма в той форме, в какой его проповедовали Струве и прогрессисты. Именно этим объясняется различие статей в рамках данного вопроса. Публикации в защиту российских немцев доказывали надуманность предъявленных обвинений, необоснованность проводимых правительством мероприятий и лживость «патриотических» статей.

В целом антинемецкая кампания в печати, проводимая с начала Первой мировой войны и до начала 1917 г., принесшая столько горя народу, для которого Россия давно стала Родиной, была по сути механизмом критики правительства, и одновременно способом обогащения нечистоплотных «патриотов».

1. Баах С.В. Немецкий вопрос в государственной Думе, 1906-1917 гг.: Дис. …канд.

ист. наук: 07.00.02.Омск, 2002; Его же: «Немцефобия» как явление общественной жизни России в период Первой мировой войны // Политические партии, организации, движения в условиях кризисов, конфликтов и трансформации общества: опыт уходящего столетия:

Сб. матер. междунар. науч.-практич. конф., Омск, 28-29 сент. 2000г.- Омск, 2000. С. 61Соболев И.Г. Борьба с немецким засильем в России в годы Первой мировой войны:

Дис. …канд. ист. наук: 07.00.02.- СПБ., 1998; Алимов В. Первая мировая война в освещении русских газет (1914-й - начало 1915-го) Первая мировая война: история и психология: Материалы Российской научной конференции / Под ред. В.И. Старцева и др.

СПб.: Нестор, 1999. С. 115-118; Коцюбинский Д.А. Отношение русских националистов к российским немцам и его эволюция в годы первой мировой войны // Первая мировая война: история и психология: Материалы Российской научной конференции / Под ред.

В.И. Старцева и др. СПб.: Нестор, 1999. С. 52-58.; Его же: Русский национализм в начале XX столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза.- М., 2001 и др.

2. Есин Б.И. Русская газета и газетное дело в России. Задачи и теоретикометодологические принципы изучения. М., 1981. С. 130-131.

3. Об утверждении временного положения о военной цензуре // Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1914. № 109. С. 2057; Ауман В.А., Чеботарева В.Г. История российских немцев в документах. М., 1993. С. 36-38 и др.

4. Милюков П.Н. Воспоминания (1859-1917). Т.2. М., 1990. Шульгин В.В. Нечто фантастическое. София, 1922 и др.

–  –  –

Участие немецких переселенцев в Славгородском восстании 1918 г.:

попытка реконструкции событий В докладе предпринимается попытка на основе комплексного анализа имеющейся литературы и источников, как опубликованных, так и впервые вводимых в научный оборот, выявить причины участия немецких переселенцев в Славгородском восстании, восстановить его ход, подробно рассмотреть вопрос о «зачинщиках» восстания и «виновниках» их расстрела.

Славгородское (Чернодольское) восстание (2-10 сентября 1918 г.) было самым крупным крестьянским восстанием в Сибири во второй половине 1918 г. Восстание охватило 17 волостей1 Алтайской губернии с преимущественно переселенческим (украинским и немецким) населением. Восстание было жестоко подавлено карательным отрядом казаков под командованием атамана Анненкова. Немцы-колонисты подверглись репрессиям анненковцев в той же мере, как и русские и украинские его участники. Характерно, что в восстании участвовали только лютеране. Несмотря на достаточно обширную литературу, посвященную этому восстанию2, его этническая сторона, и, в частности, факт участия немцев в этом восстании исследован недостаточно.

Некоторые источники и исследователи вообще умалчивают об участии немецких колонистов в восстании, другие, напротив, утверждают, что восстание было «инспирировано» немцами, говорят об их активном участии и даже «предводительстве» в восстании, отводят им роль «подстрекателей» с целью «создать затруднения при воссоздании армии для борьбы с их сородичами». Специально этого сюжета касаются в своих книгах только Л.В.

Малиновский, И. Шеленберг и В. Бруль3. Однако опираются эти

Журов Ю.В. Гражданская война в сибирской деревне. Красноярск, 1986. С.82.

Плотников И.Ф. Героическое подполье. М., 1968; Горностаев Д.Л. Чернодольское восстание (воспоминания) //Алтай, 1957. № 10; Дрыгин С.Д. Новые материалы по Славгородскому восстанию 1918 г. //Алтайский сборник. Вып. ХYI. Барнаул, 1995; Журов Ю.В. Указ.соч.; Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1959;

Парфенов П. Сибирские эсеры и расстрел славгородских крестьян в августе 1918 года (К процессу эсеров) //Пролетарская революция. 1922. № 7; Романенко И.И. Славгородское восстание // Незабываемое. Барнаул, 1960; Чуев Т. Чернодольское восстание // Сибирские огни. 1926. № 5-6; Шелестов Д.К. Из истории крестьянских восстаний в Западной Сибири осенью 1918 г. //Вестник Моск. ун-та. 1954. № 1. и др.

Малиновский Л.В. Немцы в России и на Алтае. Барнаул, 1995. С. 109; Шеленберг И. История села Орлово. М., 1996. С. 29; Bruhl V. Die Deutschen in Sibirien. Eine исследователи преимущественно на воспоминания, субъективный и не свободный от искажений источник. Их некритическое использование привело к грубым ошибкам1, на которые нам уже приходилось обращать внимание2. Утверждается в частности, что восстание было направлено против Колчака, объявившего мобилизацию молодежи в свою армию.

Однако восстание произошло двумя месяцами раньше прихода к власти Колчака и было вызвано реакцией алтайского крестьянства на объявленную Временным Сибирским правительством принудительную мобилизацию в сибирскую армию лиц, родившихся в 1898-1899 гг. К сожалению, этих же ошибок не удалось избежать и авторам вышедшего недавно учебного пособия «История немцев в России»3.

Опубликованные в свое время автором предлагаемого доклада тезисы основаны на опубликованных источниках - воспоминаниях и описании этих событий в периодической печати4, что также недостаточно для всестороннего освещения участия немцев в Славгородском восстании. Не позволяют эти источники ответить на многочисленные вопросы, которые возникают при ближайшем знакомстве с этими событиями. Однако архивных источников, которые могли бы пролить некоторый свет на действительную роль немцев в Славгородском восстании, известно очень мало. В этом отношении большой интерес представляет архивно-следственное дело Ф.Ф. Васловского5, которое было возбуждено Томской ЧК против него и еще двух человек - А. Риммера и А. Роота - в июне 1920 г. по обвинению в выдаче ими семерых участвовавших в восстании коммунистов с. Подсосновское6. Как свидетельствуют материалы дознания, сами местные жители отказывались признать их предателями. Существование списка «зачинщиков», якобы hundertjhrige Geschichte von Ansiedlung bis zur Auswanderung. Bd. 1. – Nrnberg, Mnchen, Grossburgwedel: HVDR, 2003. - S. 136.

Утверждается в частности, что восстание было направлено против Колчака, объявившего мобилизацию молодежи в свою армию. Однако восстание произошло двумя месяцами раньше прихода к власти Колчака и было вызвано реакцией алтайского крестьянства на объявленную Временным Сибирским правительством принудительную мобилизацию в сибирскую армию лиц, родившихся в 1898-1899 гг.

См.: Нам И.В. Немцы и власть в Сибири в условиях гражданской войны (1917гг.) //Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. Омск, 2003. № 10. С. 2003.

См.: Герман А.А., Илларионова Т.С., Плеве И.Р. История немцев России. М.,

2005. С. 261.

Об участии немцев в Славгородском восстании в сентябре 1918 г. //Немцы Сибири: история и культура: Сборник резюме докладов Третьей междунар. науч. конф.

Омск, 1999. С.30-32.

Впервые материалы этого дела вместе с другими следственными материалами были частично введены в оборот Н.В. Кладовой для анализа влияния гражданской войны на массовое политическое поведение. См.: (См.: Кладова Н.В. К вопросу о влиянии гражданской войны на массовое политическое поведение //Актуальные вопросы истории Сибири. Научные чтения памяти А.П. Бородавкина 20 мая 1997 г.

Барнаул, 1998.

ОСД УАД ААК. Ф. Р-2. Оп.6. Д. 8.

переданного командовавшему карательным отрядом атаману Анненкову, никто не подтвердил. Из материалов дела складывается следующая картина.

Жители с. Подсосновское, чтобы не подвергать село разграблению, на общем сходе приняли решение откупиться от карателей контрибуцией или любым другим способом. Сход просил зачинщиков самих сдаться в руки властей и не ставить село под удар. С этой миссией и были посланы в Славгород к Анненкову Роот и Риммер, которые проходили по делу, как предатели.

Любопытная деталь: коммунист К. Вагнер, якобы выданный в числе этих 7 человек, о котором пастор Я. Штах писал в своих воспоминаниях, как о главном «зачинщике» восстания, случайно остался жив. Проходя в 1920 г. по делу как свидетель, он показал, что его никто не выдавал, что он сам явился.

К. Вагнер утверждал, что так поступили и другие известные ему организаторы восстания, потому что между ними была заранее такая договоренность. Во время следствия это обстоятельство было объяснено внутренним переломом Вагнера и сделано предположение, что он из коммуниста стал баптистом.

–  –  –

Аспекты освоения и изменения культурно-лингвистических традиций, ценностей, норм в немецких колониях Юга Украины в 1920-е гг.

(по исследованиям В. М. Жирмунского) Изучение истории и этнографии причерноморских немецких колоний имеет свою исследовательскую традицию, о чем свидетельствуют библиографические указатели, изданные Одесским национальным университетом в 1999 и 2003 гг.1 Исследования диалекта и фольклора в немецких колониях Причерноморья, которые проводились в 1920-е гг., связаны с деятельностью Ленинградского научного центра, основанного проф. В. Жирмунским.

На протяжении августа-сентября 1926 г. проф. В. Жирмунским и его учеником А. Штремом были обследованы 53 колонии в районе Екатеринослава, Мелитопольского и Одесского округов.

В своих исследованиях В. Жирмунский делал ставку на учителей немецких колоний, т. к. считал, «что всякая краеведческая работа, а в особенности этнографическая может быть выполнена только при коллективном сотрудничестве местных культурных сил». С этой целью он в августе 1926 г. посетил Всеукраинские курсы по переподготовке немецких учителей в кол. Пришиб, где по поручению Центрального немецкого бюро Причерноморские немцы. Библиографический указатель / Сост. В. В.

Самодурова. – Одесса, 1999; Причерноморские немцы в жизни и деятельности г. Одессы и региона 1803-2003. Библиографический указатель / Сост.В. Самодурова, А. Айсфельд, Н.

Шевчук. – Одесса, 2003.

при Наркомпросе УССР, прочел цикл лекций по диалектологии, этнографии и фольклору немецких колоний. Лекции В. Жирмунского состоялись также в кол. Зельц (для учителей Зельцского района) и в кол. Гросс-Либенталь (на конференции учителей Либентальского р-на). В Одесской комиссии краеведения при Всеукраинской академии наук им был прочитан доклад об изучении немецких колоний Одесского округа, с целью разработки плана систематической краеведческой работы в этом направлении.

Исследования по колониям проводились с помощью анкетного листа Немецкого диалектологического атласа, что позволило локализировать записанные говоры на немецкой диалектологической карте, т. е. определить происхождение («прародину») колониального говора. Были обнаружены следующие основные типы: нижне-немецкие, вюртембергские (швабские), северо-эльзасские, рейнско-пфальцские, баденские (южно-франкские), гессенские говоры, а также говоры южной пфальц-католической колонии Березанской группы и западной пфальц-лютеранской колонии Либентальской группы. Нижне-баварский диалект был выявлен в колонии Ямбург. Основной целью диалектологического исследования стало составление диалектологической карты немецких колоний УССР, с описанием основных диалектов. Поэтому первоначально обследовались старейшие колонии, выселившиеся непосредственно из Германии, т. к.

младшие колонии – выселки в своих говорах зависели уже не от немецкой «прародины», а от старших колоний, из которых они выселились.

Участники экспедиции записывали старые и новые песни, некоторые из них в различных вариантах. Их собрание давало возможность судить о постепенной эволюции песенного репертуара (по колониям). Проводилось описание немногочисленных сохранившихся деталей старого быта. Особое внимание было уделено специфическим формам жилища (дом, двор, хозяйственные постройки) и их дифференцированию по районам. В целях предварительного учета материала по истории колоний, были обследованы Одесский окружной архив, а также районные и сельские архивы.

При обследовании немецких поселений Юга Украины участники экспедиции руководствовались комплексным подходом, уделяли внимание не только диалектам, бытующим в регионе, но и истории, этнографии и фольклору немцев Причерноморья. В. Жирмунский рассматривал «этнографию в широком смысле этого слова», которая с его точки зрения, должна объединять в единое целое сведения по истории изучаемой этнической группы, по материальной и духовной культуре, фольклору и языку.

К моменту проведения экспедиции под руководством В. Жирмунского в Одессе уже несколько лет действовала Комиссия краеведения при Всеукраинской академии наук, созданная в 1923 г. Ее возглавлял профессор Одесского института народного образования (ИНО), директор Одесского историко-археологического музея С. Дложевский. Комиссия состояла из нескольких секций – историко-социальной, географической, этнографолингвистической и др. Этнографо-лингвистическую секцию возглавлял проф.

Р. Волков. Члены секции занимались сбором материалов по диалектологии, фольклору и материальной культуре, составлением этнографодиалектологической карты Херсонщины, Катеринославщины, Бессарабии, Крыма и Кубани. Изучением современного языка немецких колоний Одесщины занимался проф. М. Семенов. Совместно с Одесским губполитпросветом, членами этнографо-лингвистической секции, была разработана структура монографического исследования села. 11 ноября 1926 г. в Одесской комиссии краеведения начала работу новая немецкая секция, ее возглавил ученик В. Жирмунского - А. Штрем.

В 1924 г. был открыт немецкий сектор Одесского ИНО, с целью подготовки новых педагогов для немецких школ Украины. В. Жирмунским было предложено создание в Одессе научно-исследовательского центра по изучению истории и этнографии немецких колоний, в виде организации при ИНО кафедры по германистике со специальным уклоном в сторону диалектологии и этнографии колоний.

Краеведческим движением в Украине, которое в 1920-е гг. развивалось достаточно быстрыми темпами и сразу же превратилось в значительное явление научной и общественной жизни страны, была подготовлена почва для проведения экспедиций в немецкие колонии Причерноморья под руководством проф. В. Жирмунского. Одним из направлений этого движения были этнографические исследования, которые в 1920-е гг. заметно активизировались, благодаря деятельности этнографо-лингвистической и немецкой секций Одесской комиссии краеведения при Всеукраинской академии наук.

–  –  –

Немецкие поселенцы Юга Украины и инонациональное окружение:

параллели коренизации Период осуществления советской властью политики коренизации представляет значительный исследовательский интерес. В советский период сложился определенный стереотип восприятия коренизации, обросший многочисленными мифологемами и несоответствиями, актуализируя в современных условиях необходимость ее многопланового изучения [1,74]. В силу своеобразия протекания этнокультурных процессов среди немецких поселенцев Юга Украины и инонационального окружения на повестку дня встает вопрос о параллелях реализации политики коренизации.

Начало политики коренизации в Украине ознаменовалось взрывоопасным обострением межэтнических отношений, непосредственной основой которого было катастрофическое ухудшение условий хозяйствования всех этнических групп республики. В сельской местности, за исключением русского и частично польского и белорусского населения, социально-экономическая политика советского правительства начала 1920-х гг., проводимая среди национальных меньшинств республики, вызвала значительное уменьшение и нестабильность землепользования при резком возрастании налогового гнета При повсеместности [11,329].

дестабилизирующих процессов своеобразие их протекания определялось особенностями предшествующего развития конкретной этнической группы.

В немецких поселениях южноукраинского региона, разоренных в годы первой мировой и гражданской войн, осуществляемые большевистским руководством трансформации способствовали разрушению сложившейся в дореволюционный период под влиянием особенностей вероисповедания специфики землевладения (сильнее всего проявившейся в конфессиональных традициях меннонитов: в целях сохранения замкнутости конгрегации каждая семья получала право владения и распоряжения землей, но лишь в пределах общины), а также своеобразной организации хозяйствования (с товарноориентированным сельскохозяйственным производством, широким использованием агротехнических нововведений, полным циклом переработки и реализации продукции, собственными высокоэффективными предприятиями сельскохозяйственного машиностроения и металлургии при наличии налаженной системы кредитования) [2, 36].

В чрезвычайных, хотя и несколько иных условиях оказалось инонациональное окружение немецких поселений региона.

Так, в социальноэкономической структуре украинского еврейства в силу жестких условий «черты оседлости» к началу ХХ в. преобладала не столько занятость в сельском хозяйстве, сколько в непроизводственной сфере и промышленности [3, 49]. И хотя при значительной урбанизации евреев Юга Украины их ментальной особенностью в сравнении с другими регионами стала большая динамичность, меньшая религиозность и более активно участие в общественной жизни [4, 47], взятый советской властью курс на постепенное вытеснение частной торговли лишил значительную часть еврейского населения, ограбленного и обнищавшего в годы гражданской войны и еле выживавшего в условиях хронической массовой безработицы [11, 329], традиционных средств к существованию, поставив на повестку дня вопрос о поиске других путей обеспечения, что способствовало проведению широкомасштабных мер по переселению на землю в южные районы Украины [5, 174-175].

Одним из параметров коренизации стало осуществление национального районирования. Административно-территориальные преобразования, начавшиеся с установлением советской власти, осуществлялись на иных, нежели прежде, основаниях – ликвидации частной собственности, ярой антирелигиозной направленности и отходе от декларируемого учета национальных интересов населения. Такие приоритеты диаметрально противоречили ведущим принципам жизнедеятельности, как немецких поселений, так и инонациональных сообществ. Хотя акцент национально-государственного строительства был сделан не на политическом самоопределении, а на национальнотерриториальной автономии [10, 138], советская власть изначально рассматривала образование национальных районов и сельсоветов как орудие осуществления на местах соответствующей языковой политики [10, 146]. В силу этого административно-территориальные образования в местах компактного расселения этнических меньшинств явились не столько территориальными автономиями определенного этноса, сколько административно-территориальными единицами с деловодством на национальных языках [10, 147].

При общности для всех национальных меньшинств государственных установлений при формировании административно-территориальных единиц с национальным статусом в практической реализации просматривается определенная специфика. Энергичная позиция немецких поселенцев в деле хозяйственного восстановления и наличие значительных массивов компактно проживающего населения способствовали тому, что первыми национальными районами, созданными в республике, стали именно немецкие. В отличие от немецкого национального районирования с первостепенным выделением районов в инонациональном окружении нередкой была иная последовательность проводимых мероприятий. Так, еврейское национальное районирование началось с образования не районов, а сельсоветов на базе старых еврейских колоний и местечек. Еврейские районы были выделены позднее из-за незначительности и дисперсности еврейских сельскохозяйственных колоний по мере реализации программы переселения евреев на землю [3, 145-146], неоднозначной по своим последствиям [3, 86; 6, 155-156].

Весьма дискуссионными оказались результаты осуществления политики коренизации в языково-образовательной сфере. В отличие от других этнических групп, в образовательной системе в среде немецких поселенцев советская власть не могла похвастаться значительным ростом, в сравнении с дореволюционным периодом, количественных показателей. К тому же немецкие колонисты, особенно меннониты, для которых в образовательно-воспитательном процессе, как и во всех сферах жизнедеятельности, религиозный фактор был определяющим, придавали решающее значение роли школы в воспитании, а, главное, влиянии образования на укрепление в вере членов общины [7, 135].

Абсолютное разрушение старой школы и формирование советской властью новой системы образования, строившейся на принципах единой трудовой школы соцвыховского типа и активной атеистической пропаганде [8, 71-72], противоречили традиционному в немецких колониях образовательно-воспитательному процессу, религиозная направленность которого воспринималась колонистами как коренной принцип национальнокультурной самобытности. Но для советского государства приоритетным в национальной стратегии были не особенности национальной культуры или национальная самоидентификация, а языковый фактор [1, 76-77] как способ вовлечения разных национальных групп в социалистическое строительство.

Решение этой задачи имело своеобразные проявления и среди инонационального окружения. Так, для еврейского сообщества такой подход актуализировал проблему выбора между ивритом и идиш, однозначно решенный властью в пользу последнего. В условиях исторически сложившейся «бинационализации» [9, 36] южноукраинских евреев языковая ситуация способствовала более выраженным ассимиляционным процессам в еврейском сообществе, нежели среди немецких колонистов. Еще более запутанной оказалась языковая проблема среди греческого населения региона, к разрешению которой государственные структуры оказались абсолютно не готовы [11, 352].

Негативные последствия унификации языковой политики болезненно отразились и в среде значительного числа этнических групп, пользовавшихся неписьменными языками, практически вытесненными из природных ниш их функционирования, в первую очередь в сфере духовной жизни религиозных общин и религиозного образования [10, 151]. При повсеместном осуществлении проводимых мероприятий методами давления государственные структуры неожиданно для себя столкнулись с многочисленными жалобами родителей на насильственную евреизацию, полонизацию, грецизацию и т.д. В отличие от других национальных меньшинств (кроме русского, скорее способствовавшего феномену русскоязычной субкультуры в некоторых этнических группах [1, 78]), среди немецких поселенцев проблема недовольства населения переводом обучения на родной язык практически отсутствовала.

Таким образом, некоторое сопоставление осуществления коренизации отражает разнонаправленность предлагавшихся советской властью базовых оснований проводимой национальной политики и основополагающих интересов, как немецких поселенцев Юга Украины, так и инонационального окружения в регионе.

Литература

1. Якубова Л.Д. Тенденції етнокультурного життя УСРР у контексті коренізації (1924-1935 рр.) // Український історичний журнал. – 2006. - № 2.

2. Осташева Н.В. На переломе эпох... Меннонитское сообщество Украины в 1914гг. - Москва: Готика, 1998.

3. Орлянський В.С. Євреї України в 20-30 роки ХХ сторіччя: соціально-політичний аспект. – Запоріжжя: ЗГТУ, 2000.

4. Орлянский В. Евреи Украины в контексте исторической регионалистики: к постановке вопроса //Восьмые Запорожские еврейские чтения. – Запорожье:

«ДИВО», 2004.

5. Орлянський В. 1923 рік. Прийняття політики коренізації і «єврейське питання»

//Избранные труды Запорожских еврейских чтений. – Запорожье: «ДИВО», 2005.

6. Чумак В., Іванова І. Сільські єврейські колонії Одещини в 1923-1929 рр.

//Восьмые Запорожские еврейские чтения. – Запорожье: Диво, 2005.

7. Безносова О., Безносов А. Меннониты//Материалы к энциклопедии «Немцы России». Вып.7. Немцы Украины. Пилотный сборник. Москва, 2002.

8. Кузьменко М.М. Система освіти в УСРР у 1920-х рр.: Історико-теоретичний аспект //Український історичний журнал. – 2004. – № 5.

9. Рабинович П. Проблемы национальной идентификации евреев // Избранные труды Запорожских еврейских чтений. – Запорожье: «ДИВО», 2005.

10. Якубова Л. Теоретичні аспекти дослідження історії етнічних меншин УСРР // Проблеми історії України: Факти, судження, пошуки: Міжвідомчий збірник наукових праць, вип.15. – К.: Інститут історії України НАН України, 2006.

11. Якубова Л. Центральна комісія національних меншин (ЦКНМ) при ВУЦВК та її місцеві органи. 1924-1934 рр. // Проблеми історії України: Факти, судження, пошуки: Міжвідомчий збірник наукових праць, вип.14. – К.: Інститут історії України НАН України, 2005.

–  –  –

В конце 1937 – 1938 гг. в ходе «Большого террора» органами НКВД СССР в отношении национальных меньшинств и групп населения, признанных «контрреволюционными» (поляков, немцев, латышей, эстонцев, финнов, болгар, македонцев, греков, румын, иранцев, афганцев, китайцев, корейцев, т.н. «харбинцев» - бывших служащих Китайско-Восточной ж.д. и т.п.) был осуществлен ряд массовых репрессивных акций. Операции по национальной линии, на чекистстком жаргоне называвшиеся «линейными», имели своей целью уничтожение потенциальной «шпионско-диверсионной»

базы «пятой колонны» в преддверии вступления СССР в широкомасштабную войну.

Особенностями «линейных» операций, в отличие от операции НКВД по приказу № 00447 от 30 июля 1937 г. («кулацкая» операция) были: 1) отсутствие лимитов и 2) отсутствие единообразия в порядке осуждения.

Помимо «троек», жертвы линейных операций также осуждались Особым совещанием при НКВД СССР, Комиссией НКВД и Прокурора СССР, Военной коллегией Верховного суда СССР, военными трибуналами. В рамках национальных операций три «линии» рассматривались руководством НКВД как основные: польская, немецкая и харбинская («харбино-японская»).

Осуществление «линейных» операций отличалось особой жестокостью, большая часть арестованных (около 70%) была расстреляна. Всего на 1 ноября 1938 г., по данным НКВД СССР, в ходе операций по национальным линиям было арестовано около 365 тыс. чел1. Современные исследователи оценивают число жертв «линейных» операций в размере около 340 – 350 тыс. чел., в том числе около 55 тыс. – «немецкой» операции, из них около 42 тыс. человек — к ВМН2. В Западной Сибири, являвшейся местом крупного компактного проживания немецкой диаспоры, ликвидация немецкой «пятой колонны»

осуществлялась с большой интенсивностью.

Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Том 5. 1937 – 1939. М, 2006, Книга 2. 1938 – 1939, С. 304.

См. Н. Петров, А. Рогинский. Из истории «немецкой операции» НКВД 1937– 1938 гг. // Наказанный народ. Репрессии против российских немцев. М, 1999, С. 64–66.

Согласно господствующей как в историографии, так и в общественном сознании точке зрения, в ходе «национальных» операций наиболее ярко выявилась абсурдность «Большого террора», как нигде ранее проявилось торжество произвола НКВД и слепого случая: аресты производились только на основании принадлежности к «контрреволюционному» меньшинству («спецконтингенту»), зачастую в результате «немецкого» звучания или «польского» окончания фамилии. Изучение реализации «немецкой»

операции в Алтайском крае и Омской области – местах компактного проживания немцев в Западной Сибири - позволяет усомниться в однозначности подобной трактовки.

Во многом ключ к пониманию специфики операций по «национальным линиям» дает их сравнение с самой массовой репрессивной карательной акцией НКВД – операцией по приказу № 00447. Для историков «Большого террора» очевидна вторичность «национальных» операций вообще и «немецкой» операции в частности, по отношению к «кулацкой» операции – как по времени, так и по методам. «Кулацкая» операция выступила своеобразным «мотором» и образцом для «национальных» операций. В результате можно выдвинуть тезис о том, что каждая из операций по национальным «линиям» представляла из себя «кулацкую» операцию, но в рамках определенного, указанного сверху, «контрреволюционного национального контингента». Точно так же, как и для кулацкой операции, в ходе национальных операций смешивались огульное, ничем не оправданное репрессирование, с репрессиями в отношении различного рода диссидентов, в том числе верующих, антисоветски настроенных людей, действительных противников сталинского режима.

Специфика проведения «линейных» операций в каждом регионе задавалась как особенностями самого региона, так и наличием различных групп внутри самих национальных «спецконтингентов». Ловля лиц с иностранными фамилиями, выявление жертв по анкетам учреждений и предприятий осуществлялись как правило в столичных, промышленных или пограничных регионах, а также в местностях, где отсутствовали компактные поселения национальных меньшинств. Высокие риски также существовали для политэмигрантов, перебежчиков, бывших военнопленных.

В местах же компактного проживания диаспор, где арест всего «спецконтингента» был физически невозможен и абсурден, каждая из «линейных» операций представляла из себя прежде всего социальную чистку. Очевидно, что в национальных районах большинство жертв «линейных» операций относились к «группам риска», постоянно находившимся в поле зрения органов советской тайной полиции, и критерий социального прошлого являлся, не отрицая слепого случая и произвола, тем не менее определяющим в выборе жертв.

Так, жертвы «немецкой» операции в Западной Сибири были сопричастны к следующим «группам риска»:

священнослужители, пресвитеры и проповедники, получатели «гитлеровской помощи», раскулаченные и ранее осужденные, посетители германских консульств и посольства, лица, имевшие родственников за границей. Но главной группой риска в Сибири стали участники массового эмиграционного движения 1929 – 1930 гг.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

Похожие работы:

«Геологический институт КНЦ РАН Комиссия по истории РМО Кольское отделение РМО Материалы III конференции Ассоциации научных обществ Мурманской области и VI научной сессии Геологического института КНЦ РАН, посвящённых Дню российской науки Апатиты, 9-10 февраля 2015 г. Апатиты, 2015 УДК 502+54+57+691+919.9 (470.21) ISBN 978-5-902643-29Материалы III конференции Ассоциации научных обществ Мурманской области и VI научной сессии Геологического института КНЦ РАН, посвящённых Дню российской науки....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «БАРАНОВИЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра социально-гуманитарных дисциплин ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА (Дню Победы советского народа в Великой Отечественной войне посвящается) МАТЕРИАЛЫ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 17 апреля 2015 г. г. Барановичи Республика Беларусь Барановичи РИО БарГУ УДК 00 ББК 72 С57...»

«Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» (Россия, г. Самара, 10 сентября 2014г.) Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» г. Самара 10 сентября – 10 ноября 2014 г. Самара С 10 сентября 2014 года по 10 ноября 2014 года на педагогическом портале http://ped-znanie.ru прошла Всероссийская дистанционная научно-исследовательская конференция для...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ОТДЕЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК И ИСКУССТВ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАН БЕЛАРУСИ НАУЧНЫЙ СОВЕТ МААН ПО НАУКОВЕДЕНИЮ НАУКА И ОБЩЕСТВО: история и современность Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск, 16-17 октября 2014 г. Минск «Право и экономика» УДК УДК 001.316+001(091)+001.18 ББК 60.550 Н3 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор В.И. Русецкая, доктор...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«ИСТОРИЯ БЕЗ КУПЮР Руководитель проекта: Главный редактор журнала «Международная жизнь» А.Г.Оганесян Ответственный редактор: Ответственный секретарь журнала «Международная жизнь» кандидат исторических наук Е.Б.Пядышева Редакторы-составители: Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук Е.В.Ананьева Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук М.В.Грановская Обозреватель журнала «Международная жизнь» доктор политических наук А.В.Фролов Литературные...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У 65 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Экономика / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 199 с. ISBN 978-5-4437-0376-3 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОВРЕМЕННЫЙ СПОРТИВНЫЙ БАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Межвузовская научно-практическая конференция 22 февраля 2013 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП, протокол № 5 от 21.11.12 Санкт-Петербург ББК 71 С56 Ответственный за выпуск Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научно-исследовательской работе, кандидат...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 156 с. Редакционная коллегия:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Забайкальский государственный университет» (ФГБОУ ВПО «ЗабГУ») ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ №5 май 2015 г. г. Чита 1. Мероприятия в ЗабГУ Наименование мероприятия Дата проведения Ответственные VI Международная научно-практическая 20–21 мая 2015 г кафедра социальной конференция: «Экология. Здоровье. Спорт» работы, Социологический факультет,...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 июня 2012 г.) Казань–20 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист. наук, проф. Р.В. Шайдуллин; канд. ист. наук, доц. М.З. Хабибуллин История...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «АТОМНЫЙ ЭНЕРГОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС» Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ГОСКОРПОРАЦИИ «РОСАТОМ» (НОУ ДПО «ЦИПК Росатома») УТВЕРЖДАЮ Ректор, к.э.н. Ю.Н. Селезнёв Отчет о самообследовании Негосударственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Центральный институт повышения квалификации Госкорпорации «Росатом» за 2014 год Обнинск...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Троицкий филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ВУЗОВСКОЙ НАУКИ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ Сборник материалов II Международной научно-практической конференции Троицк, 20 УДК 33 ББК 64.01 М34 Приоритетные направления развития вузовской науки: от теории к практике. Сборник материалов II Международной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского Студенческое научное сообщество Московский студенческий центр СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ Четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь, наука, стратегия 2020» Всероссийского форума молодых ученых и студентов «Дни студенческой науки» г. Москва 2012 г. Сборник научных статей / Материалы четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь,...»

«АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ МДЕНИЕТ ЖНЕ СПОРТ МИНИСТРЛІГІ МЕМЛЕКЕТТІК ОРТАЛЫ МУЗЕЙІ АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖНЕ ЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ Л-ФАРАБИ атындаы АЗА ЛТТЫ УНИВЕРСИТЕТІ АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖНЕ ЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ, ЫЛЫМ КОМИТЕТІ Ш.Ш. УЛИХАНОВ АТЫНДАЫ ТАРИХ ЖНЕ ЭТНОЛОГИЯ ИНСТИТУТЫ Крнекті алым-этнограф, тарих ылымдарыны докторы, профессор Халел Арынбаевты 90-жылдыына арналан «ІІ АРЫНБАЕВ ОУЛАРЫ» атты халыаралы ылыми-тжірибелік конференция МАТЕРИАЛДАРЫ 25 желтосан 2014 ж. МАТЕРИАЛЫ международной...»

«Современные тенденции в антропологических исследованиях Рубрика «Форум» — Тема первого «Форума» — основные тенденцентральная в нашем ции в антропологических исследованиях журнале, поскольку его последнего времени. Ее выбор обусловлен главной целью является тем, что в последние десятилетия социобмен идеями между представителями разных альные науки переживают существенные научных дисциплин: изменения. Меняется исследовательское антропологами, историками, пространство, тематика исследований,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Посвящена 15-летию Института государственного управления и права ГУУ Москва 20 УДК 172(06) Г Редакционная коллегия Доктор исторических наук, профессор Н.А....»

«Российское объединение исследователей религии Свобода совести в России: исторический и современный аспекты Выпуск Сборник статей Санкт-Петербург УДК ББК 86.Редакционная коллегия: Одинцов М.И. (председатель), Беленко И.В., Дмитриева М.С., Одинцова М.М. Рецензенты доктор философских наук Н.С. Гордиенко доктор философских наук С.И. Иваненко Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 9. Сборник статей. – СПб.: Российское объединение исследователей религии, 2011. – 512 с....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.