WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«ЗАЯВКИ НА УЧАСТИЕ В КОНФЕРЕНЦИИ 1. Барбашина Э.Р. (Новосибирск) Исторический феномен «народа в пути»: новые вопросы и контексты – новые ответы. 2. Шадт А. А.(Новосибирск). Российские ...»

-- [ Страница 5 ] --

жителями этих двух немецких поселений было выработано и поступило на завод 11 401 пуд молока более чем на 5000 руб., из которого было изготовлено 1007 пуд. сыра и 81 пуд. масла. В этих менонитских колониях было основано «Общество потребителей», которое имело магазин, винный погреб и сыроваренный завод. В 1893 г. сыроваренным заводом было получено чистого дохода 3100 руб.3 Наряду с сельскохозяйственным производством, некоторая часть немецкого населения Кавказа занималась ремеслом и промышленной деятельностью.

В немецких поселениях Кавказа ремесло большей частью носило прикладной характер и обеспечивало собственные потребности колонистов. Большое развитие получило производство европейских фургонов, «колонистского» плуга, винных бочек. Широкое распространение ремесленничество получило в колонии Тифлисской, которая была присоединена к г. Тифлису. И если первоначально ремесло носило натуральный характер, в целях использования в собственном хозяйстве, то в дальнейшем, с развитием промышленности, данные виды кустарного ремесла перешли на промышленный уровень. Среди немецкого населения Кавказа были как крупные промышленники, так средние предприниматели. Здесь можно отметить имена Сименсов, Бенкендорфов, Фореров, Гуммелей, Кученбаха, барона Штейнгеля и др. В целом, как видно, немецкое население Кавказа было занято в различных отраслях сельского хозяйства и хозяйственного производства, а также ремесленно-мануфактурной и промышленной деятельности, принимая активное участие в экономической жизни края. Различия в выборе хозяйственной специализации той или иной группы немецкого населения были связаны с наличием собственных навыков и методов, заимствованных у местного населения, природно-климатических Мюльбах О. Молочная кооперация в немецких колониях в Грузии // Экономический Вестник Закавказья. № 21 Тифлис, 1925, с. 95-98 Плохотнюк Т.Н. Российские немцы на Северном Кавказе. М, 2001, с.42 Заалов М. Менониты и их колонии на Кавказе // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Выпуск 23. Тифлис, 1897, с.120-125 условий и ресурсов, ближайших рынков и коммуникаций, прибыльностью, конкурентоспособностью и другими причинами.

Таким образом, немецкую общину, существовавшую на Кавказе на протяжение XIX-XX вв., можно охарактеризовать некоторыми общими чертами: развитие различных отраслей сельского хозяйства и производства – виноградарство и виноделие, земледелие, молочное производство, ремесло и т.д., развитие культурной и религиозной жизни (лютеране, католики, меннониты и др.) – деятельность немецких школ, издание немецких газет, строительство церквей и т.д. Немецкое население имело довольно высокий уровень экономического, хозяйственного, культурного развития, т.е.

представляло собой экономически, культурно развитую, соответственно высоким демографическим показателям, крупную этническую общину Кавказа. Процесс депортации 1941 г. стал последней страницей истории немецкого населения, прервавшей их жизнедеятельность на Кавказе.

–  –  –

Специфика духовного управления колонистов в Закавказье В юбилейный год – 190-летия основания немецких колоний в Закавказье –внимание привлекают мало исследованные стороны проблемы, специфика жизни этого анклава российских немцев на периферии империи.

1. В совокупности целого ряда экономических и политических причин р елигиозный мотив был доминирующим, а сохранение свободы вероисповедания – одним из главных условий переселения в Грузию фанатически верующих «хилиастов», сепаратистов, свыше 500 семей евангелистов из Вюртембергского королевства (с учетом около 100 семей Аугсбургского исповедания, примкнувших к ним из ранее осевших под Одессой, и первой кол. Мариенфельд). По привнесенной традиции независимости от церкви в каждой из общин выбирался духовный учитель из своей среды, для ведения богослужени я и изуч ения катехизис а.

2. С тремление приобщить колонистов к лютеранской церкви шло по двум каналам : а) усилия российской администрации на Кавказе (как один из рычаг ов для управлени я ими ); б) заинтересованность Базельского общества миссионеров. Их противоборство (пастор Ган от Саратовск ой консистори и и Зальтет), натыкалось на разобщенность общин и противостояние части колонистов. Г убернатор Ховен отмечал отсутствие нравственности и согласия в их среде: «Они именуют себя сепаратистами, не признают никакого над собою начальства и утверждают, что пребывание в Грузии только временное, а настоящее назначение их в Иерусалиме...»

3. Приобщению к лютеранской церкви способствовали: 1. избираемый в ысши й орган духовного управления Синод, принятый им в а вгуст е 1823 г. в Тифлисе Устав ( Kirchen-Оrdnung) для 7 колоний, который предписывал : соблюдение старо й Агенд ы ; старый песенник для богослужения; труд и послушание верноподданных, полуаскетичекий образ жизни, запрет на браки с людьми иной конфессии и национальности. 2. назначен ие Залтет а Оберпастором 7-ми колоний, выделение значительных средств, 27.859 р. сер. для строительства 5-ти церквей и пасторского дома. 3. Признание правительством вызова пасторов (базельских миссионеров из своих, вюртембергских) на определенных условиях. 4. Устав, утвержден ный императором 6.02. 1829, т.к. «не противен общим государственным законам и порядку для внутреннего управления колониями». Устав закрепил независимость общин от Консистории, но подчинение администрации края и МВД (Департамент духовных дел иностранных исповеданий).

4. 1835 год как поворотный пункт: 1. запрет деятельности базельских миссионеров в Шуше/Карабах. 2. Положение Комитета министров «О распространении на поселенных в Грузии сепаратистов Устава Евангелическо-Лютеранской Церкви в России (1832 г.). Разработка особого приложения к Уставу, с целью сохранения собственной Агенды и традиций, специфики управления духовных дел немецких колонистов в Закавказском крае (вошло в Устав, изд. 1857 г. отд. главой, ст. 860-884) и принятие официально Нового устава в ноябре 1841 г. (с отменой прежнего от 1829 г.) Положение Кавказского комитета 1861 г. о порядке назначения пасторов.

5. Суть разногласий, углубление раскола в общинах, сепаратизм и методы его преодоления. Сюжет выступления сепаратистов в Екатериненфельде и противостояние властей попытке ухода 368 человек в Палестину. П одписа нное ими п рошение от 29.02.1844 Нейгардту означало переход в лоно церкви сект сепаратистов и их детей.

6. Спорный вопрос о тезисе, в современной историографии, что «среди целей переселения немцев на Кавказ» имперское правительство не забыло «усиление христианского элемента, в первую очередь в Северном Азербайджане», и что колонистам отводилась роль «культуртрегеров и миссионеров». 1. Цель правительства о христианизации мусульман (мухаммедан) через колонистов не документирована. Позиция А.П.

Ермолова, который категорически был против создания колоний базельских миссионеров (и позже Розена, требовавшего прекращения действия всех иностранных миссионеров в крае), как и запрет их деятельности в 1835 г.

говорят об обратном. 2. Более половины всех швабских колонистов оказались в Грузии среди христианского населения. Составив 0,5% населения Сев. Азербайджана, немцы-колонисты как христиане могли лишь олицетворять факт присутствия христианского элемента в Елизаветпольской губернии. 3. Попытки приобщить колонистов к миссионерству в 1860-е гг.

«своим» остзейским пастором Леммом (к. Екатериненфельд) потерпела фиаско. По просьбе колонистов он был убран российским правительством.

Вывод. Своеобразие религиозной жизни колоний в Закавказье заключалось в духовном управлении ими колонистским Синодом и их независимости от консистории, хотя лютеранские общины Тифлиса и Баку (и 2-х дочерних колоний с конца 19 в.) отошли к Московской консистории.

–  –  –

К вопросу о региональных стратегиях адаптации переселенческих сообществ: уникальность и типичность северокавказской меннонитской общности Одной из наиболее актуальных в современной науке является проблема сохранения этнокультурной самобытности малых народов и этнических общностей в многонациональном и поликонфессиональном государстве.

Естественно-географическое, природно-климатическое, этническое, религиозное и культурное разнообразие российского государства предопределило неоднородность геополитического пространства России и сложность определения «этнических рубежей» на своем территориальном пространстве. Тот факт, что территория российского государства никогда не представляла однородный массив, всегда требовал анализа в отношении к макрорегионам, имеющим свою географическую специфику, различные исторические традиции и экономические возможности, свое неповторимое этнокультурное лицо.

Особенности регионализации необходимо учитывать при исследовании механизмов самосохранения, выработанных различными этнокультурными сообществами в процессе приспособления к новым условиям существования.

Анализ адаптивного поведения меннонитской общности в условиях северокавказского региона в данном случае – не исключение. В последнее время перспективным направлением темы «российские меннониты» стало изучение проблем существования и развития «дочерних» поселений.

Вопросы, связанные с этой группой колоний, особенно актуальны для российских ученых, т.к. практически все колонии меннонитов, существовавшие на территории сегодняшней Российской Федерации (в Поволжье, Сибири, Северном Кавказе, Оренбуржье) относились к т.н.

«дочерним» поселениям.

До сих пор «материнские» и «дочерние» колонии меннонитов рассматривались как единое целое. Однако современные исследования, ведущиеся в российских регионах, ставят вопросы о существовании характерных особенностей «дочерних» общин-конгрегаций, их религиозного и социального устройства, уникальности расселения и др. С одной стороны, такое рассмотрение предмета позволяет увидеть особенности меннонитских общин, с другой, без общего взгляда нет целостной картины явлений, поэтому для адекватного понимания основных процессов, происходящих в меннонитских поселениях, необходимо учитывать общероссийский контекст.

Проанализировать общее и особенное в формировании, организации жизнедеятельности, адаптации к новым условиям северокавказской меннонитской общности возможно лишь в условиях междисциплинарного исследования и с привлечением широкого круга источников. Прежде всего, документов региональных архивов (Ставрополя, Краснодара, Владикавказа, Одессы), в том числе ранее неизвестных: комплекса распорядительных документов, отражающих особенности правового положения иностранцев и подданных империи во второй половине XIX – начале XX вв., комплекса документации административных и фискальных учреждений, переписки, списков поселенцев колоний и др. Кроме того, решить поставленные задачи помогают уникальные материалы журналов «Preservings», «Heimatbuch» и др.

(дневниковые записи, письма, воспоминания, фотографии меннонитов);

трудов исследователей-меннонитов: П. Фризена, Дж. Ремпеля и др.;

исследования и описания северокавказских меннонитских поселений современниками (публикации М. Заалова, Д. Классена, А. Твалчрелидзе) и др.1 Колонизационный тип перемещения меннонитов как в Россию, так и на территорию Северного Кавказа, обусловил особенности природнохозяйственной и социально-этнической адаптации. Если в среднем процесс природно-хозяйственной адаптации занимает около восьми-десяти лет, то в случае с меннонитами, осваивающими раннее пустующие земли, создающими соответствующую инфраструктуру и т.д. этот процесс усложнился и растянулся до 20-30 лет.2 Анализ источников свидетельствует, что в течение второй половины XIX - начала XX вв. северокавказские меннонитские общины в целом успешно адаптировались в природно-хозяйственном отношении: меннониты выработали свою стратегию хозяйственной адаптации и смогли занять собственную нишу в экономическом поле региона. Для меннонитов привлекательными являлись далеко не все сферы экономики. Труд на земле имел в учении меннонитов религиозное обоснование, поэтому предпочтение они отдавали сельскому хозяйству, специализируясь прежде всего на выращивании пшеницы. Однако формирующийся рынок северокавказского региона диктовал свои условия. Падение цен на хлеб в последнее десятилетие ХIХ века (в Кубанской области - почти в три раза) и складывание экономической базы курортов Кавминвод стимулировали поиск 1 См.: Preservings (the Magazine of the Hanover Steinbach Historical Society Inc.) - No.14, June, 1999. – No.27, December, 2005.; Heimatbuch der Deutschen aus Russland 1954. – Stuttgart: Hrsg. v.d.

Landsmannschaft der Deutschen aus Russland, 1954. – 150 S.; Heimatbuch der Deutschen aus Russland 1967/68 – Stuttgart, 1968. – 216 S.; Heimatbuch der Deutschen aus Russland 1985/89 – Stuttgart, 1989.– 224 S.; Friesen P.M. The Mennonite Brotherhood in Russia (1768-1910). / Trans. from German. – Fresno, Ca, 1980; Rempel D. The Mennonite Colonies in New Russia. – Stanford University, 1933;

Заалов М. Меннониты и их колонии на Кавказе // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. - Тифлис, 1897. - Вып. 23. - С. 89-127.; Классен Д. Вольдемфюрст колония // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. - Тифлис, 1889. Вып. 8. - С. 228Твалчрелидзе А. Колонии меннонитов Вольдемфюрст и Александерфельд, Кубанской области // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. - Тифлис, 1886. - Вып.

5. - С. 209-274.

2 См.: Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. – М., 1987. – С. 67.;

ЦГА РСО-А. Ф. 11, оп. 62, д. 1257, лл. 5-8.

новых хозяйственных стратегий, привели к всплеску предпринимательской активности у северокавказских меннонитов. Рентабельными на региональном рынке оказались такие отрасли сельского хозяйства как молочное животноводство, виноградарство и садоводство.1 Завершение процесса природно-хозяйственной адаптации имело важные последствия в развитии общности. После того, как были выработаны механизмы существования в новой среде обитания, можно говорить о начале межкультурного влияния. Об этом свидетельствуют:

- языковые заимствования северокавказских меннонитов. В силу конфессиональной замкнутости меннонитов взаимоотношения с местным населением имели место в основном в хозяйственной сфере, поэтому наибольшее влияние русского языка отмечается в лексике, связанной с сельскохозяйственным производством и торговлей;

- культурные заимствования (в сфере одежды, жилища, внешнего вида и др. Так, по свидетельствам современников, большинство мужчинменнонитов на Кавказе носили бороды, мотивируя это тем, что «горцы выказывают большее доверие мужчинам с бородой, чем безбородым»);2

- построение взаимоотношений меннонитов с окружающими народами (русскими, горцами, казаками) и иными конфессиями (католиками, лютеранами и др.);

- активная миссионерская деятельность меннонитских общин на Северном Кавказе.

Наличие этих процессов в менонитской общности свидетельствует о вхождении меннонитов в социокультурное пространство региона. Следует отметить, что обычно принимающее общество – это хорошо структурированный социум, который обладает присущим только ему общественным сознанием и устойчив к внешним воздействиям. Диаспора со своими традициями, образом мысли, мировосприятием является чужеродным для общества образованием, и при всех обстоятельствах ее существование нарушает естественное для него течение жизни. Особенностью переселенческой ситуации и процесса адаптации меннонитов (как и немцев, греков, армян, болгар и др. этнических групп, сложившихся на территории региона в условиях иммиграции) было то, что в северокавказских условиях социокультурное пространство еще только оформлялось, и они включились в него на этом этапе.

Всесторонний, комплексный анализ источников демонстрирует, что общины переселенческих сообществ (и меннониты в этом случае не являлись исключением) не могут существовать в одинаковой степени изолированно значительное время. С течением времени они неизбежно подвергаются влиянию окружающей среды. Особенности адаптации меннонитской общности заложены в изначальной психологической установке: ориентацию 1 См.: К вопросу о садоводстве у меннонитов Ставропольской губернии // Промышленный сад и огород. – 1900. № 4; ГАСК. Ф. Р-1161, оп. 1, д. 714, лл. 28-35.

2 Friesen P.M. The Mennonite Brotherhood in Russia (1768-1910). / Trans. from German. – Fresno, Ca, 1980. – Р.501.

на длительное проживание в новой среде, но не интеграцию в социальное окружение. Основной задачей любой общины как социального института является самосохранение. В меннонитской общине, ориентированной на изоляцию от внешнего «греховного» мира, стремление к общинному самосохранению происходило в утрированном виде. Однако меннонитская община, как бы крепка и сплочена не была, все-таки не является идеальным «обществом святых» и не может опровергнуть общие законы социального развития. С течением времени меннонитская община адаптируется и в экономическом, и в социокультурном отношении, и это является началом ее разрушения.

Таким образом, несмотря на все региональные особенности адаптации меннонитов, их община в условиях Северного Кавказа (как и любого другого региона) – сложнейшая структурированная многофункциональная организация, основной задачей которой является провести процесс адаптации для обеспечения жизнедеятельности общности и одновременно сохранить изоляцию. В несовместимости этих задач и заключается основное противоречие меннонитской общности, определившее ее судьбу «народа в пути».

С. И. Бобылева

Население Шведского колонистского округа:

проблемы его адаптации и хозяйственного развития В настоящее время в немецкой, российской, украинской исторической науке проявляется интерес к изучению проблем истории колонизации земель Российской империей в XVIII-XIX вв. и месту немецкого населения в этом процессе. Изучаются социально-экономические процессы, шедшие в колониях, в колонистских округах. Как известно, на этом пути сделаны серьезные шаги в плане преодоления исторического беспамятства, заполнения «белых пятен» истории. Ряд исследователей занимается достаточно успешно локальной историей, обоснованно вычленяя отдельные регионы или колонистские округа. В то же время следует отметить, что один регион пребывания колонистского населения остался вне поле зрения исследователей. Речь идет о шведском колонистском округе, хотя его история, процессы, проходившие в нем, заслуживает внимания.

Предметом сообщения станут вопросы социально-экономического развития четырех колоний, входивших в него: Мюльгаузендорф, Шлангендорф, Клостердорф и Альтшведендорф (Старошведское).

Изложение материала строится, исходя из следующих факторов:

- Время начала колонизации рассматриваемого региона

а) политические, экономические, геостратегические причины, побудившие практику заселения этого региона;

б) начало колонизации, протяженность процесса во времени;

в) поселение колонистов с о.Даго (конец XVIII ст.), военнопленных;

г) поселение немцев.

- Категории колонистов:

а) страна выхода;

б) гражданское состояние (крестьяне, военнопленные)

- Причины поселения

а) для немцев (нехватка земли, налоговые тяготы, религиозные моменты);

б) для шведов (вопросы личной свободы, экономические притеснения;

война и плен);

- Конфессиональная принадлежность колонистов. Религиозная этика и ее связь с результатами хозяйственной деятельности.

- Количественный состав населения колоний, демографическая ситуация и ее динамика (стартовые различия, психологический момент).

- Обустройство на местах нового жительства:

а) общее (иная природно-климатическая среда обитания, товарность хозяйства, отсутствие навыков в ведении товарного овцеводства, садоводства, лесонасаждений);

б) отличия (земледельцы, рыбаки, ремесла (сельскохозяйственное оборудование, изготовление лодок и рыбных снастей), животноводство (наличие и отсутствие опыта).

- Проблема земли (наделение шведов; подселение на их земли немецких колонистов, зарождение будущего конфликта).

- Церковь и пасторы:

а) гомогенность немецких колонистов;

б) проблема брачных союзов у шведов и возникновение их национальной гетерогенности;

в) Шведская церковь и шведская школа, возникновение языковой проблемы и ее межнациональный аспект.

- Национальная психология и ее присутствие в Шведском колонистском округе.

- Колонистский статус.

- Хозяйственная деятельность (сравнительный аспект):

а) наделы земли;

б) виды деятельности;

в) продуктивность;

г) проблемы (межличностные, межнациональные, межрелигиозные, торгово-экономические, внутрисемейные, межобщинные, санитарногигиенические (заболевания и эпидемии), засухи и природные катаклизмы).

Общий вывод: Регион развивался согласно общим закономерностям, но были и свои особенности.

В. Н. Шайдуров Российские немцы и межэтническое разделение труда в России на рубеже XIX – ХХ вв. (на примере отдельных регионов) В исследовательской литературе достаточно часто можно встретить штамп, согласно которому та или иная этническая группа играла важную роль в экономическом развитии того или иного региона. Подобного рода утверждение строилось лишь на умозаключениях автора. Однако проблема определения места и роли той или иной группы населения в жизни региона или страны в целом до сих пор является актуальной. Одна из главных проблем, с которой приходится сталкиваться исследователю в этом деле – подбор источников и выбор методики.

Одним из основных источников для решения обозначенной проблемы на конец XIX в. могут быть погубернские сводные материалы Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Это объясняется тем, что в них сгруппированы сведения не только демографического характера (это позволяет определить численность национальной общины и ее удельный вес в структуре населения региона), но и данные о хозяйственных занятиях представителей наиболее крупных этнических групп (по губернии, в городах и округах губернии), что позволяет, с одной стороны, выявить те экономические «ниши», которые община занимала в определенное время, а, с другой стороны, сопоставление этих данных с общей губернской картиной позволяет определить ее место и роль в системе межэтнического разделения труда в отдельно взятом регионе.

Нами для работы были выбраны три региона: Среднее Поволжье (Самарская губерния), Северо-Запад (Новгородская губерния) и Сибирь (Томская и Тобольская губернии). В выбранных губерниях немцы имели различный удельный вес: Самарская губерния – 8,2%1, Новгородская губерния – 0,3%2, Томская губерния – 0,07%3. Это объясняется историей формирования территориальных общин. Этот фактор наложил отпечаток и на их структуру. В Самарской губернии почти 99% немцев проживало в сельской местности4, наибольший процент немцев-горожан был в Сибири – ок. 40%5.

Распределение немецкой общины между городом и деревней отразилось на хозяйственных занятиях ее представителей (см. табл. 1).

–  –  –

Источники: Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Т. 36. Самарская губерния. СПб., 1904. С. 123; Там же. Т. 26.

Новгородская губерния. Тетрадь 2. СПб., 1903. С. 154; Там же. Т. 79.

Томская губерния. СПб., 1904. С. 154. Подсчет наш.

Полученные результаты наглядно свидетельствуют о том, что в аграрных регионах немцы-колонисты были ориентированы на сельское хозяйство (зерновое хозяйство), тогда как в прочих регионах земледелие не привлекало особого интереса.

Сопоставление полученных данных с данными по другим общинам (например, польской, еврейской и пр.) позволяет сделать более четкие выводы о структуре разделения труда внутри общины. Еще больший интерес в свете поставленной проблемы представляют показатели удельного веса немцев в той или иной сфере деятельности. Наиболее рельефно это выглядит на примере отдельных округов и уездов губернии. Однако данные результаты позволяют нам определить лишь частично место, занимаемое общиной в межэтническом разделении труда. Более объективно об этом можно говорить лишь на основе дополнительно привлеченных источников делопроизводственного, статистического и иного характера.

Г. Н. Алишина Особенности социокультурной адаптации сельских и городских немцев, переселившихся в Томскую губернию в конце XIX – начале XX вв.

Все мигранты неизбежно сталкиваются с проблемой адаптации в чужеродной среде. Преодоление разрыва между понятиями «свой» и «чужой» – одна из самых больших трудностей адаптационного процесса. Не избежали этого и немецкие переселенцы в Томской губернии, которая являлась одним из основных районов немецкой колонизации в Сибири. И без того не простой процесс вхождения немцев в принимающее общество осложнял тот факт, что они были «чужими» не только потому, что пришли из других мест, но еще и по ряду социокультурных признаков (язык, религия, особенности хозяйственной и бытовой культуры и др.). Кроме того, процесс адаптации немецких переселенцев в значительной мере зависел от места их проживания. Заметными были различия в стратегиях адаптации, избранных немецкими колонистами, проживавшими в сельской местности, и немцамигорожанами. Для обозначения их выбора может быть использована классификация стратегий аккультурации мигрантов, предложенная канадским психологом Дж. Берри1 Сельские немцы в Сибири появились в процессе массового сельскохозяйственного переселения российского крестьянства за Урал в конце XIX – начале XX вв. Немецкие колонисты оказались в весьма разнородном социокультурном окружении, которое состояло из сибирских старожилов, переселенцев других национальностей и аборигенного населения. Отношения немецких колонистов с местными жителями (старожилами и «инородцами») и другими переселенцами складывались в какой-то степени в рамках общих тенденций, характерных для всей Сибири.

Имели место примеры и взаимовыгодного сотрудничества2, и конфликтные ситуации на бытовой почве3. Все это в полной мере можно отнести и к сельским немцам Томской губернии, которые, по свидетельствам местных чиновников, в целом вполне мирно сосуществовали с местными жителями4.

В то же время процесс социокультурной адаптации немецких переселенцев в рамках сибирского общества имел свою безусловную специфику, которая выражалась в стремлении колонистов к социальной и культурной изоляции от местного населения и других переселенцев.

Взаимодействие немецких колонистов с принимающим обществом имело особенности, отличающие их от других переселенцев. Сельские немцы не только не стремились войти в окружающий их социум в качестве полноправных его членов, но и подчеркнуто от него обосабливались.

Причиной являлось желание сохранить свою этническую самобытность в условиях инонационального и инокультурного окружения. Достижению этой цели способствовал целый ряд факторов: иная языковая принадлежность немецких колонистов, другая религия, замкнутость сельской общины и обособленная система школьного образования.

Основным фактором, препятствующим полноценной коммуникации немецких колонистов с русскоязычным населением, был языковой барьер.

Традиционно русский язык в среде российских немцев был мало распространен, а языком бытового и культурного общения являлся немецкий5. На сохранение замкнутости и обособленности немецких колонистов большое влияние оказывал фактор их религиозной принадлежности. Религия выступала не только как важная составляющая часть духовной жизни, но и как форма социального объединения, отчего сельская община у немцев носила во многом конфессиональный характер, Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис личности.

М., 2002. С.143.

Сибирская жизнь. Томск. 1904. 26 авг.; Томский листок. 1897. 4 мая.

–  –  –

Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф.3. Оп.44. Д.4204. Л.46, 174.

Коровушкин Д.Г. Очерки этнокультурной адаптации поздних переселенцев в Западной Сибири. Новосибирск, 2006. С.117.

что делало ее еще более замкнутой1. Очень тесно с религиозной жизнью переселенцев была связана система национального школьного образования, которая тоже способствовала обособленности немецкой общины.

Таким образом, особенность социокультурной адаптации сельских немцев Томской губернии состояла в том, что они стремились оградить себя от какого-либо влияния инонациональной и инокультурной окружающей среды и предпочитали жить максимально изолированно в рамках своего поселения или религиозной общины. Очевидно, что не принимающее общество отторгало их, а они сами не шли с ним на контакт, ставя принцип социальной и культурной изоляции в ранг неписаного закона. Согласно классификации адаптационных стратегий мигрантов, предложенной Дж.

Берри, сельские немцы Томской губернии в качестве стратегии адаптации избрали стратегию сепаратизма, когда меньшинство отвергает культуру большинства и сохраняет свои культурные особенности.

Процесс социокультурной адаптации городских немцев заметно отличался от процесса адаптации сельских колонистов. Во-первых, городские немцы жили в Сибири, как правило, гораздо дольше, а, во-вторых, условия городской жизни ограничивали возможности для социальной и культурной обособленности. В условиях города немцы чувствовали себя этноконфессиональным меньшинством, что, с одной стороны, способствовало сплочению городского немецкого сообщества, а, с другой, вынуждало немцев гораздо активнее контактировать с окружающей социальной средой. Все эти тенденции можно наблюдать на примере немцев г. Томска. Прежде всего, необходимо отметить, что томское немецкое сообщество принадлежало в основном к лютеранскому вероисповеданию, что и послужило основанием для их консолидации вокруг местного евангелическо-лютеранского прихода. Томские немцы прикладывали значительные усилия, чтобы сохранить свою самобытность. Достижению этой цели во многом должны были способствовать различные этноконфессиональные и социальные институты.

Духовным и культурным центром томских немцев-лютеран являлась лютеранская церковь – кирха Св. Марии2. Во главе лютеранского прихода стоял пастор. Экономической его частью ведал Церковный Совет (der Kirchenrat), который состоял из 11 членов3. Одним из самых значительных достижений лютеранского общества г. Томска было открытие в ноябре 1896 г. первой в Сибири официально зарегистрированной городской немецкой школы, которая была предназначена для детей лютеранского Чернова И.Н. Религиозный фактор в социальных отношениях у немцев Алтайского края //Немцы Сибири: история и культура. Омск, 2002. С.263.

Нам И.В. Духовный центр томских лютеран // Сибирская старина. Томск, 2006.

№25. С.18.

Она же. Жизнь в диаспоре (городские немцы Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв.) // Немцы России: социально-экономическое и духовное развитие 1871 – 1941 гг. М., 2002. С.378; Сибирская жизнь. 1899. 16 окт.; 1904. 13 апр.; 1909. 10, 15 марта;

1910. 4 марта и др.

вероисповедания и тоже служила фактором обособления томского немецкого сообщества от принимающего общества. Кроме того, томские немцы прилагали значительные усилия для того, чтобы сохранить свой родной язык:

на нем проводились богослужения, разыгрывались спектакли1, устраивались немецкие семейные вечера2, была даже идея создать немецкий клуб3.

Немецкий являлся языком корпоративного общения в среде немецкого сообщества Томска. Помимо организации духовной и культурной жизни немцев-лютеран томская евангелическо-лютеранская община занималась благотворительностью. С 1897 г. при кирхе действовал приют для детейсирот4. Для поддержания приюта и школы томским лютеранским обществом устраивались различные благотворительные мероприятия с целью сбора денежных средств.

Томская лютеранская община принимала активное участие в общественной жизни города, и томичи весьма доброжелательно относились к ее деятельности, что в полной мере подтверждается публикациями в сибирской прессе. В то же время нельзя не отметить заметную обособленность томских немцев-лютеран, их стремление оградить себя от возможного влияния других этноконфессиональных сообществ, что достигалось созданием собственных общественных и религиозных институтов: кирхи, школы, приюта, благотворительного общества.

В целом подобную политику томских немцев можно расценить как механизм сохранения своей конфессиональной и этнической самобытности и защиты от ассимиляции со стороны господствующей религии и этноса. В этой связи можно сделать вывод, что стратегия адаптации, выбранная городскими немцами Томской губернии, была близка к стратегии интеграции, когда происходит сохранение собственного культурного наследия в сочетании с благожелательным отношением к культуре большинства.

–  –  –

Нормативно-правовые акты, касавшиеся правового положения немцев лютеран и католиков и действовавшие в России в тот или иной хронологический период, многообразны и разнородны по своему характеру.

Законодатели, принимая каждый из них в определённой исторической Сибирская жизнь. 1902. 27 июня; 1908. 21 фев.

–  –  –

Там же. 1899. 29 янв.

обстановке, под влиянием внутри- и внешнеполитической ситуации, руководствовались конкретными целями.

Вплоть до начала ХVIII в. католические и лютеранские церкви в России не имели не только единого управления, но и правовой базы своего существования в России. Период XVIII – начала ХIХ вв. отличался крупными преобразованиями в законодательстве, отраслевой дифференциацией права, крайне активной нормотворческой деятельностью во всех его отраслях.

В целом, религиозное законодательство XVIII – начала ХIХ вв. являлось бессистемным, состояло из разрозненных, несвязанных между собой нормативных актов. Указы правительства были полны противоречий и нарушений церковного права. Однако исследователи отмечают, что российское законодательство второй половины ХVIII в. было направлено на охрану прав нерусских, неправославных народов, а правительство проводило осторожную национальную политику.

Завершение формирования в первой половине ХIХ в. Российской Империи как полиэтнического и многоконфессионального государства требовало централизации управления вероисповеданиями. Даже ко второй четверти ХIX в. отечественные нормы о правовом статусе церквей не были систематизированы. Статьи, посвящённые положению католиков и лютеран, содержались в различных нормативных актах. Законодатель, фактически ориентируясь, но, формально не закрепляя принцип существования поликонфессиональности в Российской Империи, всё же предпринимал попытки унификации данных правовых норм. Распространение в России инославия побуждало разработчиков нового Свода законов ХIX в. к конструированию норм, регламентирующих правовое положение западнохристианских церквей.

С 1835 г. и вплоть до 1917 г. правовое положение Римско-католической и Евангелическо-лютеранской церквей, а также особенности их взаимоотношений с Российским государством регламентировались Сводом законов Российской Империи. Все 15 томов Свода законов, объединённые в 8 книг, имели те или иные законодательные нормы и институты, связанные с правами и обязанностями католиков и лютеран, принятые в разное время и при различных исторических обстоятельствах. В Алфавитный указатель к Своду законов Российской Империи вошли, например, такие понятия как “римско-католический” и “евангелический”, “лютеране” и “католики”, “Римско-католическая церковь” и др. Только католиков, по подсчётам автора диссертации, Свод законов упоминал более чем в 300 статьях1.

Правовое положение Евангелическо-лютеранской и Римскокатолической церквей в России и общие законоположения о внутренней жизни иностранных исповеданий определялись церковными Уставами.

Уставы церквей неправославных исповеданий были опубликованы в 11 томе Свода законов Российской Империи 1857 г. под названием “Свод Подсчитано автором по: Алфавитный указатель к Своду законов Российской Империи / Составлен под редакцией присяжного поверенного А.М. Нюренберг. М., 1911.

учреждений и уставов управления духовных дел иностранных исповеданий христианских и иноверных” (далее Свод) и вошли в историю под иным, наиболее часто употреблявшимся наименованием – Уставы Духовных Дел иностранных исповеданий1.

Законодательство XIX вв. изменило правовой статус и юридическую основу административной и судебной деятельности инославных церквей. В праве Российской Империи XVIII – начала XX вв. были зафиксированы основные принципы правительственной политики по отношению к инославным исповеданиям. Сам факт упоминания инославных церквей в российском законодательстве свидетельствовал о признании католиков и лютеран субъектами действующего права и наделении их особым качеством

– праводееспособностью, в результате получения которой церкви могли вступать в соответствующие правоотношения. Общие законоположения о католицизме и лютеранстве в России в соответствии со Сводом законов, определявшим обязанности священников, предписывавшим порядок проведения богослужений, предусматривавшим внутреннее строение церквей, устройство и управление общин и др., провозглашали полную свободу исповедания католической и протестантской веры и совершения богослужений.

Сравнительный анализ правовых норм Уставов католиков и лютеран в России показывает: уровень юридической техники Уставов был невысоким, что соответствовало тому периоду времени и отразилось на содержании Уставов. Более подробным и объёмным являлся Устав Евангелическолютеранской церкви: он состоял из 771 статьи в отличие от 117 статей Устава Римско-католической церкви. Развитие внутрицерковных правовых институтов католиков проходило на основе кодификации старых норм права.

Закреплённая в Уставах система существовала в том виде, в каком она сложилась ещё в ХVIII в., что не могло не повлиять на её характер: в Уставах сохранились элементы ограничения прав церквей, священники были обязаны соблюдать неканонические нормы. Наибольшим образом ограничивалась правоспособность и дееспособность католиков: католическому духовенству запрещалось прямое общение с Римским двором, реализация Папских указов без одобрения их государственной властью, обсуждение политических вопросов. В отличие от Устава лютеран, Устав Римско-католической церкви не рассматривал вопросы церковного учения, порядка проведения богослужений, совершения таинств, семейно-брачного права и пр., так как данные проблемы регулировались нормами канонического права, которого не признавала Евангелическо-лютеранская церковь. Кроме того, особое привилегированное положение Лютеранской церкви было закреплено в российском праве на 25 лет раньше, чем Католической церкви.

При рассмотрении правового положения Римско-католической и Евангелическо-лютеранской церквей в России необходимо чётко различать формальный и фактический правовой статусы. Если за основу принять СЗ. СПб., 1896. Т. XI. Ч. 1.

фактический социальный статус, то есть реальное положение церквей в системе общественных отношений, то, несомненно его отличие от формального правового статуса, который право Российской Империи закрепляло и вводило в законодательные рамки. Общий правовой статус церквей был единым: в Своде законов Российской Империи 1832 г. обе они объявлялись терпимыми вероисповеданиями, тогда как православие провозглашалось первенствующим и господствующим. Интересен тот факт, что в процессе перечисления в законе конфессий, католицизму отводилось второе после православия место, тогда как лютеранство располагалось за ним, а ислам и буддизм занимали следующие за лютеранством позиции.

Однако на деле приоритет отдавался лютеранству. Положение Римскокатолической церкви долгое время не было законодательно урегулировано в масштабах всего государства.

–  –  –

Феномен конфессиональной самоидентификации «народа в пути»:

Славгородское римско-католическое сообщество первых десятилетий ХХ в.

Исторический феномен «народа в пути», столь ярко раскрывшийся в судьбе немецких переселенцев, демонстрирует устойчивость ментальных стереотипов в конфессиональной самоидентификации, в осознании ценности своей вероисповедной принадлежности. В качестве яркого аналитического и иллюстративного материала рассмотрим одно из наиболее крупных немецких католических сообществ в Западной Сибири, чья деятельность оказалась наиболее хорошо документирована и, соответственно, архивирована. Благодаря ежегодным ходатайствам славгородцев в канцелярию митрополита, отложившимся затем на хранение в Российском государственном историческом архиве, мы можем проследить путь становления адаптированного варианта немецкой конфессиональной католической общины, максимально возможного в условиях сибирской действительности, с «корректированной» литургической практикой, вызванной отсутствием немецкоговорящего священнослужителя. В отличие от протестантских общин, где роль пастора мог исполнять прихожанин, католические клирики должны иметь профессиональную подготовку и сан, полученный после обучения в семинарии и рукоположения. Так как в Могилевской епархии все священнослужители были славянского родуплемени, переселенцы настаивали на приглашении к ним священника из соседней, Тираспольской, епархии, немецкой национальности. В сегодняшней действительности такое «заимствование» является не нонсенсом, а скорее повседневной практикой, но девяносто лет назад гласу просящих не вняли: причины могли быть и канонического, и политического свойства. Как следствие, уже в письме от 1916 г. прихожане называли священнослужителя на польский манер «ксендзом»1. Из текста дошедших до нас документов узнаем, что в Славгороде в разные годы служили Иосиф Шедо2, Станислав Булло3.

История католического прихода в уездном городе Славгороде зафиксирована в документах ведомственной отчетности, начиная с 11 июля 1914 г. Именно в этот день в Могилевскую римско-католическую духовную консисторию поступил рапорт настоятеля Ново-Николаевского прихода «за № 92 с приговором церковного схода» об утверждении членов комитета по постройке церковного здания4. В следующем письме, от 10 ноября 1915 г., «уполномоченные от переселенцев Р.К. вероисповедания населенных поселками и в г. Славгороде Томской Губернии Барнаульского Уезда Славгородской волости: Именно Забавный и Ямки, Троицкой волости, Ямбург Златопольской волости Мариуполь, Кронштадт, Елисаветград, Лондон, Озерное и Ореховской волости Северный и города Славгород, Август Разусин, Кирлес Бохен, Антон Бобб, Яков Вифгаук, Иоганн Мозер, Иосиф Шефнер, Андреас Эйзенкреин, Петр Гейер, Яков Клейн, Андреасс Мозер, Фрейдрих Линдер, Матиасс Бауер, Шперлинг, Бейренгс и другие»5 мотивировали свою просьбу крайне убедительно, однако она не была выполнена, иначе не появилось бы следующее прошение, от 5 марта 1916 г., в котором констатируется факт: «так как все крестьяне РимскоКатолическаго вероисповедания в Ксендзе крайне нуждаются.

Народонаселение остается уже около двух лет неисповедавшимся а также не приобщившимся и дети также остаются некрещеными… Ввиду изложенного в сем нашем дополнительном прошении почтельнейше просим не отказать нам уведомлении будет или может быть наша просьба удовлетворена Вашим Высокопреосвященством в возможно непродолжительном времени дабы мы знали что нам остается делать. Ехать в дальную сторону за священными требами или жить что мы по нашему состоянию и … новорожденные…, а также желающие поступить в законный брак должны исполниться по словесному договору»6.

Рассуждая с позиций структурного анализа, приходим к выводу, что религиозное общество католиков Славгородского уезда является типичным для ряда аналогичных в Западной Сибири7. Те же достаточно самостоятельные и логически осознанные требования прислать священника, та же земля, наделенная «переселенческим начальником», те же, как в Мариенбургском и Келлеровском обществах, аргументы, иллюстрирующие

–  –  –

Недзелюк Т.Г. Материалы по конфессиональной истории немецких католических поселений Сибири в архивохранилищах страны // Немцы Сибири: история и культура.

Омск: Наука, 2006. с. 60-62.

необходимость и мотивацию данного предприятия. Однако, в отличие от прочих, данное конфессиональное сообщество не являлось изолированным.

О неоднородном в национальном отношении составе прихожан свидетельствует активное участие в делах немецкой общины Марка Козаковского, фактически являющегося инициатором и непременным участником всех ходатайств, прошений, жалоб и требований1.

Специфичным для Славгородского общества является его большая, чем в предыдущих описанных нами случаях2, многочисленность (авторы документов указывают цифру от 3 до 6 тыс. чел.), территориальная разноплановость (город Славгород и 19 сельских общин) и, наконец, национальная неоднородность. Показательно, что во всех случаях обращения в митрополиту прихожане просят «прислать священника немецкой национальности», или, в крайнем случае, говорящего по-немецки. Во всех обращениях до революции 1917 г. слова «Немцы» и «Немецкий язык»

написаны с заглавной буквы. Однако в обращениях, датированных 1920-1922 гг., заглавная буква пропадает и фигурирует термин «немецкий диалект».

Явление, обусловленное изменившейся политической ситуацией, на наш взгляд, не свидетельствует в данном случае о какой-либо политической коньюнктуре: «народ в пути», как часть социума, в который он оказывается помещенным, принимает внешние условия, а следовательно, приобретает его внешние черты или вырабатывает механизмы, позволяющие сохранить своё самосознание, свою идентичность. В течение очень непродолжительного отрезка времени национальное самосознание, до сего времени являвшееся стержневым элементом духовности, оказывается надломленным, уполномоченные от прихожан просят теперь не просто прислать пастыря, чтобы отправлять привычные требы, но с целью найти в его лице поддержку, в том числе и поддержку системе ценностей, пошатнувшейся под натиском антирелигиозной пропаганды. «…Особенно в настоящее время очен нам нуж.

Священник: частыя эпидемии… умирают без святых тайн; разныя агитации расстраивают наше обычай и некому нас поддержат… Падая к стопам Вашего Преосвященств. просим пришлите нам постоянного священника чтобы и мы имели своего пастыря и могли жить в вере и обычаях наших предков католиков. Мы надеемся что наша просьба будет выслужена Вашим Преосвященством просим как для себя так и для избравших нас Вашего Пастырскаго благословения, остаемся преданными детьми Р-Католической Церкви в чем и подписуемся»3.

–  –  –

Недзелюк Т.Г. Особенности конфессионального менталитета немцев-католиков Акмолинской области периода аграрных переселений (последняя четверть XIX – первая четверть ХХ в.) // Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации, взаимовлияния, толерантности. М.: МСНК-пресс, 2005. с. 150-153.

РГИА. Ф. 826. Оп. 1. Д. 2153. Л. 23-23об.

Немцы-католики в Казахстане в конце XIX – начале XXI вв.: основные характеристики и периоды религиозной жизни. /Тезисы/ Вопросы истории религиозной жизни немцев России, в том числе и католиков занимают довольно значительное место в отечественной и зарубежной историографии1. Данная тема на сегодня практически неизменно присутствует в работе всех крупных международных конференций, посвящённых истории немцев России2.

В последние годы появился целый ряд новых научных работ, публикаций, освещающих различные проблемы истории религиозной жизни немцев-католиков в России и положение Католической Церкви в России и СССР3.

Казахстанская историография в этом плане не столь обширна, но определённые результаты исследовательской деятельности на сегодняшний день всё же имеются4. Работ конкретно о немцах-католиках в Казахстане практически нет. Проблемы их религиозной жизни отчасти представлены либо в общих работах по истории немецкого населения вцелом, либо в исследованиях посвящённых истории Католической Церкви в Казахстане5.

Бесспорное признание германской историографией, (а вслед за ней и отечественной), веры как основы существования,сохранения и развития различных групп немецкого населения России в этническом аспекте6 придаёт ещё большую важность развитию исследований в данном направлении, в том числе и в Казахстане.

В данной работе нами предпринята попытка (с учётом имеющегося историографического опыта и на основе результатов собственных исследований, проведённых в последние годы как в рамках изучения истории немецкого населения Казахстана7, так и в рамках изучения истории Католической Церкви в Казахстане8), выделить основные черты религиозной жизни немцев-католиков в регионе на протяжении конца XIX – начала XXI вв. и дать её периодизацию.

Обращаясь к проблеме периодизации религиозной жизни немцевкатоликов в Казахстане, необходимо, на наш взгляд, выделить два основных аспекта принципа периодизации, которые условно можно обозначить как аспект духовный и аспект практический.

Под духовным аспектом подразумевается уровень религиозного сознания, состояние веры как акта воли, изменение и разрушение которых не было делом одного дня или даже нескольких лет.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Похожие работы:

«Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Сохранность культурного наследия: наука и практика Выпуск десятый КОНСЕРВАЦИЯ, РЕСТАВРАЦИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЕ ПАМЯТНИКОВ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ Материалы секции «Сохранение, реставрация и экспонирование памятников военной истории» Пятой международной научнопрактической конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы», 14–16 мая 2014 года, СанктПетербург Санкт-Петербург Серия основана в 1996 году Консервация, реставрация и...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Пензенский государственный университет Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва Новый болгарский университет РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА Материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года Прага Развитие творческого потенциала личности и общества: материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года. – Прага: Vdecko vydavatelsk centrum «Sociosfra-CZ», 2013 – 150 с....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2011 г. Москва 20 УДК 172(06) Г7 Редакционная коллегия Доктор экономических наук, профессор Г.Р. Латфуллин Доктор исторических наук,...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ УЧЕНЫЕ И ИДЕИ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ Тезисы докладов Международной научной конференции Москва 24–25 февраля 2015 Москва 2015 УДК 902/903 ББК 63. У91 Утверждено к печати Ученым советом ИА РАН Ответственные редакторы: д.и.н., чл.-корр. РАН П.Г. Гайдуков, д.и.н. И.В. Тункина Составители: к.и.н. С.В. Кузьминых, д.и.н. А.С. Смирнов, к.и.н. И.А. Сорокина Ученые и идеи: страницы истории археологического знания. ТезиУ91 сы докладов...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Троицкий филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ВУЗОВСКОЙ НАУКИ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ Сборник материалов II Международной научно-практической конференции Троицк, 20 УДК 33 ББК 64.01 М34 Приоритетные направления развития вузовской науки: от теории к практике. Сборник материалов II Международной...»

«Организационный комитет конференции РУШАНИН Владимир Яковлевич, доктор исторических наук, профессор, ректор Челябинской государственной академии культуры и искусств ГУДОВИЧ Ирина Васильевна, директор Челябинской областной универсальной научной библиотеки ШТОЛЕР Андрей Владимирович, кандидат педагогических наук, доцент, проректор по научно-исследовательской и инновационной работе академии МИХАЙЛЕНКО Елена Викторовна, заместитель директора по научнометодической работе Челябинской областной...»

«7.2. ИСТОРИя СТАНОВЛЕНИя ПРИРОДООХРАННЫХ ОРгАНОВ ТАТАРСТАНА: 25 ЛЕТ НА СЛУЖБЕ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ ТАТАРСТАНА Глобальное создание общенациональных государственных структур (агентств, министерств, советов и т.п.) в развитых странах характерно для 70-80-х гг. ХХ в. Толчком для этого послужили первые международные усилия в области охраны окружающей среды. В результирующих документах Первой международной конференции по окружающей среде и развитию, созванной Организацией Объединенных Наций в Стокгольме...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ГИМНАЗИЯ №3 г. ГОРНО-АЛТАЙСКА» Лучшие творческие проекты гимназистов обучающихся МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска» за 2013/14 учебный год Горно-Алтайск – 2015 ББК 74.200.58я43 Л87 Редколлегия: Председатель: Техтиекова В.В., директор МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска», заслуженный учитель России Ответственный Расова Н.В., редактор: кандидат исторических наук Член редколлегии: Казанцева О.М., заместитель директора по научно-методической...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Генеральная конференция 38 C 38-я сессия, Париж 2015 г. 38 C/42 30 июля 2015 г. Оригинал: английский Пункт 10.3 предварительной повестки дня Объединенный пенсионный фонд персонала Организации Объединенных Наций и назначение представителей государств-членов в состав Пенсионного комитета персонала ЮНЕСКО на 2016-2017 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Статьи 14 (а) и 6 (с) Положений Объединенного пенсионного фонда персонала Организации Объединенных Наций. История вопроса: Объединенный пенсионный фонд...»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«УТВЕРЖДЕН Учредительной Конференцией 9 октября 2004 года, с изменениями и дополнениями, внесенными на Конференции 24 апреля 2015 года УСТАВ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «КОМИТЕТ ПОДДЕРЖКИ РЕФОРМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ» г.Москва 1. Общие положения 1.1. Общероссийская общественная организация «Комитет поддержки реформ Президента России», (именуемая далее «Организация»), является добровольным, самоуправляемым, открытым, общероссийским объединением граждан и юридических лиц общественных...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Развитие современного образования: теория, методика и практика Сборник статей Международной научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37.0 ББК 74.04 Р17 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Абрамова Людмила Алексеевна,...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ФГБОУ ВПО «БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ В БГПУ ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Выпуск 5 Благовещенск Издательство БГПУ ББК 66.2 (2Рос) я431 + 66.2 (5Кит) я4 Р 76 Р 76 РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И...»

«О компании История 3 Факты 5 Рекомендации 7 Услуги Международное налоговое планирование и отчетность иностранных компаний 9 Контролируемые иностранные компании 11 Услуги в сфере M&A (Mergers & Acquisitions) 15 Трасты и частные фонды 21 Инвестиционная деятельность 25 Стоимость услуг по регистрации компаний Открытие счетов в иностранных банках 31 Контакты 35 Офис в Гонконге История компании 1993 Становление бизнеса, поиск своего лица Регистрация первой компании группы — GSL Law & Consulting....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«Министерство образования и науки Украины Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова Кафедра истории древнего мира и средних веков Одесский Археологический музей Национальной Академии Наук Украины Отдел археологии Северо-Западного Причерноморья Национальной Академии Наук Украины ДРЕВНЕЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ Выпуск VIII Одесса ФЛП «Фридман А.С.» ББК 63.3(237Ук,7) Д УДК 902/ Рекомендовано к печати Ученым Советом исторического факультета Одесского национального университета имени И.И....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.