WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 22 |

«ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ: ПРОСТРАНСТВО ЧЕЛОВЕКА VS ЧЕЛОВЕК В ПРОСТРАНСТВЕ Материалы XXIII международной научной конференции Москва, 27—29 января 2011 г. Москва 2011 УДК 930 ББК 63.2 И 90 ...»

-- [ Страница 14 ] --

В частности, летописец не упомянул о том, когда и каким образом из многочисленных восточнославянских племенных образований выросли те или иные древнерусские земли и княжества, которые, в свою очередь, стали территориальными компонентами Киевского государства IХ—ХIII вв. Попытаюсь ответить на эти вопросы на материале Галичины и Волыни.

Обе эти земли принадлежат к числу поздних (по сравнению с землями Среднего Поднепровья) социально-территориальных структур.

Они образовались в течение двух, а то и трех столетий, что было обусловлено объективными историческими причинами.

Во времена существования централизованной монархии на Руси (конец Х — начало ХII вв.) и Волынская и, особенно, Галицкая земли пребывали на периферии политической и экономической жизни государства, будучи под властью киевских государей. Положение стало изменяться, когда с 40-х годов ХII в. вследствие наступления удельной раздробленности власть Киева на периферии Руси ослабела, а на местах возвысились бояре и сидевшие там Рюриковичи. Они стремились сами распоряжаться в своих землях.

Особенно ярко это обнаружилось в Галицкой земле.

И Волынская, и Галицкая областные территории возникли вовсе не сразу. Их формирование началось в ХI веке и продолжалось в следующем, ХII. Придерживаюсь мнения о стадиальности их складывания. Им предшествовали другие территориально-социальные образования Х—ХI вв. Так, Волынская земля, превратившаяся в княжество к 40-м годам ХII в., выросла на социально-территориальной основе Червенской и Белзской земель, рождение которых из племенных союзов и княжений дулебов, бужан и волынян состоялось в течение Х в. Определить территории этих древних племенных объединений крайне сложно, как ввиду схожести, а то и идентичности материальной культуры (прежде всего, керамики), так и из-за того, что все племена и их союзы жили чересполосно (например, бужане заходили на земли волынян, и наоборот).

В основе земли Галицкой лежало в основном восточнославянское объединение белых хорватов, главным центром которых был древний Перемышль. ПВЛ отметила его существование под 981 г. когда сообщила, что Владимир Святославич захватил западнорусские города: Перемышль, Червен и др. Хорватское объединение племен существовало по меньшей мере до конца Х в., когда распалось вследствие удара, нанесенного ему войском Владимира.

Историки давно обратили внимание на то, что восточнославянские земли и княжества складывались вокруг городских или протогородских центров. Протогородами, на социальной основе которых сложилась Червенская земля, были Червен и Волынь, в основе земли Белзской стояли Белз, Всеволож и Буск. Во всех них археологи находят следы ремесленно-торговых поселений, берущих начало в IХ и начале Х вв. Перемышльская земля также принадлежит к древнейшим образованиям в западнорусском регионе. В ее основе был древний протогород (затем город) Перемышль.

Большинство протогородов Западной Руси захирели, так и не превратившись в подлинные древнерусские города. Эта участь постигла и Червен, и Волынь, а Белз, Всеволож и Буск к ХII в. стали скромными городскими образованиями, время от времени бывавшими стольными городами маленьких удельных княжеств. Лишь Перемышль сохранил значение и роль в дальнейшей истории западнорусского региона. Город повлиял на создание Галицкой земли и Галицкого княжества. Волынская же земля имела в территориальной и социальной основе город Владимир, отмечаемый летописью с конца Х в. Эта историческая область начала складываться позже, с середины ХІ в. путем объединения Червенской и Белзской земель, к которым затем была присоединена Берестейская волость и осваиваемые на востоке территории с городами Дорогобуж и Острог. Так возникло Волынское княжество.

В процессе формирования Галицкого княжества, начавшегося в первой половине ХII в., к Перемышльскому княжеству были присоединены княжество Теребовльское и осваиваемые земли на западе и юге. В центральной части этого нового княжества возникли и быстро развивались города: Звенигород (80-е годы ХI в.) и Галич (возникший, вероятно, на рубеже ХI и ХII столетий). Первоначальный центр Галицкой земли Перемышль остался городом-крепостью на юго-западе княжества, столица же была перенесена в новый и стремительно развивавшийся в течение ХII в. Галич.

В 1199 г. волынский князь Роман Мстиславич, воспользовавшись кончиной последнего представителя династии галицких Ростиславичей Владимира Ярославича и выморочностью престола, сел в Галиче и объединил Галицкое княжество с Волынским.

Государственное образование состояло из разнородных в социальном, политическом и экономическом отношениях частей и с самого начала оказалось непрочным. Если волынские бояре и дружинники служили своему князю Роману, то галицкие бояре, привыкшие помыкать своими князьями, не приняли власти Романа, покорились лишь его силе и восстали против его вдовы Анны и сыновей Даниила и Василька, ввергнув край в гражданскую войну (1205 г.). Лишь к середине 40-х годов ХIII в. Даниилу Романовичу удалось подавить боярскую фронду и расправиться с предводителями враждебных ему боярских партий.

Областная территория Галицко-Волынского княжества сложилась лишь в 40-х—50-х годах ХІІІ в. Невзирая на централизаторские действия Даниила, территория княжества так и не стала единой, и после смерти этого государя (1264 г.) оно распалось на несколько крупных и мелких государственных образований.

В.В. Кудряков (Москва)

ВЕХИ ЛОКАЛЬНОЙ ИСТОРИИ В ОТРАЖЕНИИ

ЛОНДОНСКИХ ХРОНИК XV ВЕКА

Позднее средневековье в Англии, как и в ряде других стран Западной Европы, наложило свой отпечаток на взаимодействие пространства и времени. Одним из выражений этого процесса явились изменения, которые претерпели традиции локальной истории в освещении нарративных источников. Переживают кризис традиционные монастырские хроники, уделявшие ей значительное внимание. В XV столетии широкое распространение приобретают городские анналы. Новые исторические сочинения имели ряд существенных отличий. Они создавались на английском языке, а мировоззрение авторов и их кругозор носили светский характер. В качестве целевой аудитории этой группы хронистов выступали миряне, (Kingsford M.A. English Historical Literature in the Fifteenth Century – N-York, 1963, p.7), что в значительной степени предопределило круг затрагиваемых вопросов и характер подачи информации. В результате многие аспекты местной жизни и повседневной истории, обрели свое место на страницах исторических повествований XV века.

Наиболее ярким и значительным выразителем новой тенденции становятся лондонские хроники. Их комплекс включает 12 манускриптов. Сохранившиеся тексты, как правило, являлись либо продолжениями к популярной хронике Брут, либо к предыдущим лондонским хроникам (Goodman A. The Wars of the Roses. Military Activity and English Society, 1452-1497.– London, Boston and Henley, 1981 p.10.), поскольку в столице традиция лапидарных погодовых записей восходила ко второй половине XIII столетия. Но прежде они представляли лишь скупую информацию об именах мэров и олдерменов, смертях королей и иных памятных бедствиях. Изредка подобные сообщения оживлялись свидетельствами очевидцев об «огненных драконах, изумительно паривших в небе», как это имело место в 1270 году.

В XV веке ситуация изменяется, и сухие краткие записи постепенно сменяются все более развернутыми повествованиями, окрашенными чувствами авторов, которые не только стремились зафиксировать те или иные значимые события, но и отразить вызванный ими общественный резонанс. К сожалению, невозможно восстановить имена большинства создателей этих источников. По мнению Кингхорна, (Kinghorn A.M. The Chorus of History. Literary-historical Relations in Renaissance Britain. – London, 1971, p. 40) в XV столетии по крайней мере 25 человек внесли свою лепту в составление 30 сохранившихся вариантов лондонских хроник. По всей вероятности, в их числе были Бэйл, Грегори и Фабиан (Bagley J.J. Historical Interpretation Sources of English Medieval History. – London, 1965, pp. 215-216). Анонимные варианты зачастую получали наименования по расположению манускриптов в библиотеке сэра Р.Б. Коттона, например, Cleopatra CIV или Julius В II. Тем не менее, можно с уверенностью утверждать, что в социальном отношении авторы лондонских хроник, преимущественно принадлежали к среде лондонского купечества и рассматривали его в качестве основной группы читателей.

В центре внимания практически всех лондонских хроник неизменно оказывались цены и погода.

В частности, в 1408 году Julius В II отмечает «великий мороз», сковавший льдом Темзу, а Cleopatra CIV в единственной записи за 1428 год повествует о губительном дожде, уничтожившем зерновые культуры и истребившем запасы сена. Автор версии Vitelius A XVI, сообщая о годе мэра Каннингса (октябрь 1456 – октябрь 1457), лишь вскользь упоминает о налете французов на Сэндвич, зато более подробно освещает поимку в Темзе двух китов, одной рыбымеч и одной рыбы-монстра, а также мятеж узников ньюгейтской тюрьмы. Впрочем, местные лондонские новости зачастую становились событиями национального или международного значения. Ссоры между членами знатнейших семейств королевства, визиты иностранных посольств, распространение в столице ереси лоллардов и борьба с нею ярко запечатлены в этой группе хроник и придают им первостепенное значение среди источников эпохи.

В политическом отношении пристрастия авторов, как правило, зависели от времени создания нарратива. Бэгли отмечает, что лондонцы находили накладным поддерживать партию, потерпевшую поражение(Bagley J.J. Historical Interpretation Sources of English Medieval History.

– London, 1965, pp. 215-216). Лондонскими обывателями и вышедшими из под их пера нарративами одобрялись лишь те войны, которые приводили к быстрым завоеваниям или открывали новые возможности для торговли. Все остальные военные конфликты, напротив, подлежали осуждению, т.к. они наносили ущерб коммерции и влекли требования новых займов и налогов.

Несмотря на многие комплименты, прозвучавшие в адрес лондонских хроник на страницах английской историографии, они все же остаются очень несовершенными образцами своего жанра. Материалы лондонских хроник были собраны и записаны горожанами, для которых это занятие было лишь хобби. Как правило, они также не могли подняться над уровнем примитивных компиляций, причем для их составления использовался один или несколько предшествующих вариантов, которые авторы перерабатывали по своему усмотрению и снабжали собственными сведениями по мере приближения повествования ко времени его создания. Для лондонских хроник не характерно критическое осмысление источников и обоснование причин описания событий или их значимости (Ross Ch. Edward IV. – Berkely and Los Angeles, 1974, p. 431).

Тем не менее, они представляют собой уникальное зеркало, запечатлевшее отзвук суждений лондонцев о важнейших событиях XV- начала XVI вв. и отразившие яркий колорит местной жизни, до которого не снизошли такие великие хронисты как Матвей Парижский, Роджер Вендовер или Генрих Хантингтонский.

–  –  –

(далее – НН). Ороним считается древним, чуть ли не современным основанию города в 1221 г. Название укоренилось и используется в качестве одного из нижегородских брендов. Но еще не ставился вопрос о том, насколько древен ороним, и в каких источниках он отразился.

Его не найти в летописных сведениях XII–XVII вв. В нижегородском летописании XVII в. – в Летописце о Нижнем Новгороде и редакциях Нижегородского летописца (Тексты // Шайдакова М.Я. Нижегородские летописные памятники XVII в. Нижний Новгород, 2006. С. 125–267)– которое внимательно вглядывалось в историю и географию региона устья Оки, не упоминаются Дятловы горы. Их нет в актах, имеющих отношение к НН, не встречаются они в материалах писцового делопроизводства. На сегодняшний день данный топоним читается лишь в сочинениях нижегородских краеведов XIX в. А.С. Гациский, повествуя об Абрамовом (Ибрагимовом) городке булгар, предшественнике НН, сначала заявил, что построен на Дятловых горах, а после этого рассказа привел «нижегородское предание» о происхождении данного названия.

Суть предания: предводитель мордвы Скворец получил от умиравшего чародея Дятла предсказание о том, что если дети первого будут жить в мире, то устье Оки останется за ними; в противном случае эту местность завоюет русский князь. Место захоронения Дятла получило название Дятловых гор (Гациский А.С. Нижегородка // Гациский А.С. Нижегородский летописец. Нижний Новгород, 2000. С. 43–45).

Старший современник Гациского Н.И. Храмцовский в более ранней работе в общих чертах подачи материала предвосхитил Гациского – привел сначала легенду об Абрамовом городке, располагавшемся на Дятловых горах, затем – предание («полная легенда, какими так богата старина германская и скандинавская») о происхождении названии (Храмцовский Н.И. Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода. Нижний Новгород, 1998. С. 21 – 23, 25–26). В примечании к этой легенде Н.И. Храмцовский отметил, что расположение НН на Дятловых горах зафиксировано в «Книге Большому чертежу», а сама легенда была отыскана П.И. Мельниковым и опубликована в 1845 г. в «Нижегородских губернских ведомостях» (Храмцовский Н.И. С. 525. Прим. 11). Отметим, в «Книге Большому чертежу» таких данных нет. При этом характерны, как и для труда Гациского, очередность и связь двух легенд – об Абрамовом городке и чародее Дятле.

Посмотрим на произведение П.И. Мельникова. Упомянутая Храмцовским газетная статья вместе с другими позже (1867 г.) была объединена в работу «Очерки мордвы». В них очередность другая: легенда о Дятле, затем – об Абрамовом городке. Причем, в легенде об Абрамовом городке в редакции Мельникова сказано, что «мордвин Абрамка… поселился на Дятловых горах» (Мельников П.И. (Андрей Печерский). Очерки мордвы // Полное собрание сочинений П.И. Мельникова-Печерскаго. Т.

VII. СПб., 1909. С. 414). То есть, сначала приводится легенда о происхождении названия, а затем это название вплетается в общую канву рассказа об Абрамке. Последователи Мельникова поменяли последовательность, поскольку с точки зрения основания НН текст об Абрамовом городке был важнее псевдонародной этимологии топонима.

Итак, первый текст о Дятловых горах встречается у Мельникова и связи с легендой об Абрамовом городке. Мельников отмечал, что рассказ о Дятле взят из рукописи XVII в., а об Абрамке сказано, что это русское предание, которое было услышано автором, и ему неизвестно, было ли оно записано когда-либо (Мельников П.И. (Андрей Печерский). Очерки мордвы… С. 414). При этом оба разнородных текста, источники которых до нас не дошли, несут в себе информацию о Дятловых горах. Потом, когда под пером Храмцовского (а он почерпнул его у какого-то любителя старины и владельца манускриптов) текст об Абрамке изменился, Мельников написал Гацискому: «Легенда эта подозрительного свойства, относительно подлинности ее… Состряпать-то сочинители хорошенько легенду не умели» (Гациский А.С. С. 44). Получается, что исследователь, приведший эту легенду первым, от нее же и отказывался (Пудалов Б.М.

Начальный период истории древнейших русских городов Среднего Поволжья (XII–первая треть XIII в.). Нижний Новгород, 2003. С. 82–83) по причинам, требующим отдельного объяснения. Поэтому одно из первых появлений Дятловых гор в данном случае снимается. Следовательно, из исследования выводятся их упоминания в текстах об Абрамовом городке у Храмцовского и Гациского.

Таким образом, остался только один текст – о чародее Дятле, источник которого неизвестен со времен Мельникова-Печерского. Отсутствие Дятловых гор в источниках XIII – первой половины XIX в., кроме одного, заставляет усомниться в его достоверности и существовании.

Можно предложить два объяснения. Первое: такого топонима не существовало, и его придумал вместе с легендой Мельников. Но почему его сразу, без изменений и поправок и даже с попыткой обосновать «Книгой Большому Чертежу», топоним органично вошел в тексты Храмцовского и Гациского? Ответ может дать второе объяснение: ороним Дятловы горы сложился в народной среде НН не ранее второй половины XVIII в., а потому не попал в письменные источники. Пользуясь топонимом, Мельников предложил его легендарную этимологию, которой поверили Храмцовский, Гациский. Они-то тоже слышали это название. Так набиравшая силу краеведческая традиция НН в XIX в. утвердила на будущее это народное название.

Краеведы, утверждая этот топоним, подразумевали непрерывность социокультурного развития локуса на устье Оки в период XIII—XIX вв.

Они не обладали данными, которые дает археология, о полном упадке Нижегородского Поволжья и катастрофическом сокращении его населения в первой половине XV в. после нашествия Едигея в 1408 г. (Грибов Н.Н., Лапшин В.А. Нижегородский кремль в XIII–XIV и XV веках //Археологические вести. Вып. 15. М., 2008. С. 148), что не могло не отразиться на (не)сохранении микротопонимов таких, как Дятловы горы.

И.А. Кузьмичёв (Москва) СБОРНИК ЛОЦИЙ БЭЙЗИЛА РИНГРОУЗА 1682 Г.

КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ

Одним из наиболее интересных видов источников по исторической географии являются навигационные лоции. Они создавались для удобства экипажей судов при прохождении незнакомых для рулевых и лоцманов участков тех или иных вод либо побережий. Как правило, лоции состояли из двух частей: точного письменного описания особенностей рельефа дна и береговой линии с руководством по преодолению препятствий в местах, затрудненных для навигации, а также прилагаемых к ним карт с указанием опасностей, подстерегающих на пути, особенно в прибрежных водах. Являвшиеся неотъемлемой частью лоции навигационные карты можно считать прямыми наследниками как средиземноморских портуланов и ротейро XIV-XV вв., так и североевропейских «морских книг» XIV-XVI вв., которые начиная со второй половины XV в. снабжались изображениями береговых профилей или видами наземных ориентиров при взгляде с моря.

Однако кроме предоставления сведений непосредственно по физической исторической географии и топографии, лоции могут быть также ценным источником по политической исторической географии.

Показательным примером в этом случае является история с испанскими навигационными лоциями и картами тихоокеанского побережья обеих Америк второй половины XVII в., захваченными пиратской экспедицией капитана Бартоломью Шарпа в 1681 г. По возвращению в Англию, пираты, хоть и предстали перед судом, не были осуждены за свои преступления, поскольку их добыча была высоко оценена королем Карлом II, так как это был первый материал такого масштаба, попавший в руки англичан. До этого, начиная с момента проникновения испанцев в регион, все документы, описывающие тихоокеанское побережье обеих Америк, хранились испанскими властями в строжайшей секретности. Позже один из участников экспедиции Шарпа по имени Бэйзил Рингроуз с помощью видного представителя картографической школы Темзы конца XVII в. Уильяма Хэка издал от своего имени эти лоции, назвав их «South Sea Waggoner». Благодаря данной публикации в 1682 г. тихоокеанское побережье американского континента стало хорошо известно не только испанцам, но и другим европейским нациям, в первую очередь англичанам, что облегчило дальнейшее их проникновение в регион: в дальнейшем при организации и в ходе многочисленных рейдов корсаров и экспедиций военных флотов европейских держав за Магелланов пролив использовались лоции из атласа Бэйзила Рингроуза.

Помимо историко-географического материала работа Рингроуза предоставляет ценные сведения об этнографии и традиционной культуре местного населения. Кроме того, в ней изложены личные наблюдения автора относительно особенностей климата, флоры, фауны и навигации изображенных отрезков побережья.

Все это делает сборник лоций «ученого пирата» и исследователя Бэйзила Рингроуза крайне интересным и показательным источником по исторической географии.

Ю.В. Куликова (Москва)

ПРОБЛЕМА ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ ИСТОРИИ ЗАПАДНЫХ

ПРОВИНЦИЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ

III В. (НА ПРИМЕРЕ «ГАЛЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ») Вторая половина III в. – интересный, но малоизученный период в истории Римской империи, который отличает крайняя скудость и фрагментарность источников. Один из спорных, но наиболее важный источник «Sciptores Historiae Augustае», датируется IV в. Труд содержит биографии римских императоров и события истории Рима. Современные исследователи считают SHA не очень надежным источником, но некоторые сведения подтверждаются археологическими, эпиграфическими и нумизматическими данными.

Известен труд историка III в. Публия Эрения Дексиппа «Скифская война», из которого до нашего времени сохранились лишь небольшие разрозненные фрагменты (Buck D. A reconstruction of Dexippus’ Chronica // Latomus. 1984. 43. 593–598). Они затрагивают период 267 гг., т.е. правление Галлиена, Клавдия Готского и Аврелиана.

Труд Евтропия «Бревиарий» был написан в IV в. и представляет собой несколько поверхностный компендий истории Рима. Автор акцентирует внимание на роли императоров в построении римской государственности. Причины мятежей III в. он видит в нестабильности верховной власти в Риме и в личности императора Галлиена, неспособного справиться с ситуацией. Если учесть положение Евтропия при императорском дворе и тот факт, что труд писался, прежде всего, для императора, то тем любопытнее оценка, которую дает автор Постуму, говоря, что только благодаря его храбрости и благоразумию потерянные провинции были возвращены и восстановлены. Именно слова Евтропия стали основными для фиксации исторического факта.

Вырванные из общего контекста «Galliarum….imperium» стали использоваться как термин в отношении феномена сепаратизма в Галлии во второй половине III в.:

«Imperium Galliarum».

Секст Аврелий Виктор является римским писателем IV в. Научная традиция закрепила за его именем четыре произведения, среди которых «О Цезарях» и «Извлечения о жизни и нравах римских императоров». При этом несомненное авторство Аврелия Виктора можно признать лишь за первым, поскольку в нем присутствуют ссылки автора на детали его собственной биографии. «Epitome de Caesaribus» хронологически охватывает более длительное время.

Неизвестный автор делает ошибки, например, неправильно указывает имя Лелиана – Эмилиан, видимо, перепутав его с тираном, узурпировавшим власть в Египте. Аврелий Виктор строит свою концепцию истории на особой роли деяний выдающихся исторических личностей. Несмотря на негативное отношение автора к «пагубному правлению Валериана и Галлиена», он, тем не менее, столь же негативно относится и к инициаторам мятежей против законной власти.

Византийский историк Зосим – автор V в., Зонара – XII в. В качестве источников Зосим выбирал историков, которые освещали конкретный период с близких ему позиций, в частности, это утраченные труды Евнапия и Олимпиодора. Зосим не делает различия между императором и простым человеком, лишь бы его деяния были во благо государству. Зосим является одним из тех авторов, которые предпочитают реальные факты слухам. Однако Зосим и Зонара путаются в географических понятиях: провинции Верхняя и Нижняя Германии подчас перепутаны с Галлией и т.п.

Особое место занимают Латинские (галльские) панегирики и Авзоний, чьи произведения проливают свет на события второй половины III в., касаясь не только политических, но и социально-экономических аспектов жизни общества, предоставляя достоверные факты, в частности, о восстании в Августодуне.

Остальные источники дают более отрывочные сведения, но без них невозможно выстроить полную картину истории Западных провинций во второй половине III в. н.э.

Христианский пресвитер Павел Орозий, живший на рубеже IV–V вв. оставил труд «Семь книг истории против язычников». Как автора его отличает четкое освещение событий и точные датировки. Орозий отмечает заслуги Постума в сохранении целостности империи и строительстве городов и крепостей в подвластных провинциях. Автор сообщает некоторые неизвестные ранее факты. Например, что восстание Лелиана и возвышение Мария произошло в Могонтиаке. Это, как и факт вторжения германцев в 260 г. через Рецию, подтверждено недавними археологическими находками.

Сохранившийся небольшой фрагмент «Исторической Хроники»

Иоанна Антиохийского VII в. (Antiochenus Joannes // FGH. IV. Fr. 152. 534), описывает интересные факты противостояния императора Галлиена и галльского узурпатора.

Существенный интерес для исследования представляет труд священника и теолога V века Полемия Сильвия Латеркула (Polemius Silvius / ed. T. Mommsen // Gesammelte Schriften VII (Philologische Schriften). 1909. 633), сохранившийся лишь фрагментарно. Без сомнения, Сильвий использовал труды Евтропия, Аврелия Виктора.

Сохранившийся фрагмент произведения анонимного античного автора (Anonym, 1-9 //FGH.1885.IV.191) почти в точности повторяет отрывок из неизвестного последователя Диона Кассия (Dio’s // FHG. IV. 1851.

191–199), где сообщается о личной встрече Галлиена и Постума и факт, что именно галльский император контролировал перевалы Альп, что и было подтверждено археологическими данными.

Отдельные факты предоставляют нам христианские авторы: Евсевий, Григорий Турский, Фредегар, а также Петр Патрикий, чей труд дошел до наших дней в очень фрагментарном состоянии. Нельзя обойти вниманием такой источник, как «Nomina provinciarum omnium» или «Laterculus Veronensis», относящийся к 297 г. и рисующий картину пограничного с Империей варварского мира. Сведения о политике Валериана, а также жизни и нравах III в. дает и карфагенский епископ Киприан. Только он указывает на существование в среде христианских общин остатков языческих верований.

Таким образом, источники по истории Западных провинций Римской империи во второй половине III в. хоть и не всегда надежны, но могут дать пусть не полную, но достаточно целостную картину политической, экономической и культурной жизни общества, если их сопоставлять и дополнять данными археологии, нумизматики и эпиграфики.

Ю.В.Куликова, Ю.В. Емельянова (Москва)

ВОСПРИЯТИЕ ОСТРОВНЫМИ КЕЛЬТАМИ

ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА (ПО ИРЛАНДСКИМ САГАМ)

Земля Ирландии, согласно представлениям островных кельтов, приняла свой облик не сразу. О том, как менялась ее география, рассказано в «Книге Завоеваний Ирландии». Прежде чем на ее территорию пришли предки ее исторического населения, Ирландия не существовала в полном смысле этого слова. Остров имел девственный облик и находился вне магии, вне мифологии, вне рамок полуфантастического мира, которым обычно окружали себя кельты. Вероятно, они и сами не совсем могли представить, как выглядел остров до его освоения, но сама по себе земля, оторванная от целостного мира континента, для кельтов должна быть совершенно иной. Мир, по их мнению, преобразился благодаря пяти поочередно прибывшим расам. Это особое число, имеющее магическое значение в культуре многих народов, но в данном случае оно логично привязано к истории освоения острова.

Саги более подробно освещают географию острова. Короли Ирландии называются королями Западного мира, в их владения входят также Британские острова (Саги об Уладах. М., 2004. С. 28). Сам остров кельты разделяли на четыре части, выделяя север и юг. Догойдельское население продолжало обитать на острове, все более приближаясь в представлении кельтов к потустороннему миру и становясь персонажами мифов. Одной такой областью была страна Малых Десси (их название сохранилось в одной из областей Уэльса – Дивед. См: Предания и мифы средневековой Ирландии. М., 1991. С. 165–170), упоминаемая в «Опьянении Уладов», и народ Эринн, от которого, предположительно, произошло и название острова (Hibernia – интерпретация этого же названия на латинском языке, дословно Зимняя страна (Саги… С. 90). Кельты знали о своих соседях. Они считали, что первым захватил Албанию, как называлась Шотландия, Альбанус, и стала называться эта страна Альба (Саги… С.66).

Попытаемся разобраться, что такое север с точки зрения кельтов той эпохи. Солнце, проходя с востока на запад, весь день остается на юге – это светлая половина мира, предоставленная живым. Ночью же солнце пребывает на севере – это темная и скрытая половина, обитель мертвых, мифологических существ, героев и богов, сид (Леру Ф. Друиды. СПб., 2000. С.

217). Таким образом, получается, что сид находится не только «под» Ирландией, но и вне ее, на севере. Интересно и то, что Иной мир, вероятно, также находился в Ирландии. Т.А. Михайлова отмечает: «Эта страна может оказаться и самой Ирландией. Попадая в “Страну вечной юности”, герой попадает в прошлое, в некий Золотой век» (Михайлова Т.А. «Острова за морем» или тема плаваний в Иной мир в ирландской традиции // Представления о смерти и локализации Иного мира у древних кельтов и германцев. М., 2002. С. 178.). Таким образом, и упомянутый в сагах Остров женщин является моментом прошлого, в которое попадают странники.

С другой стороны, в сагах много географических и топонимических ошибок. Эти неточности – явные пробелы в географических знаниях древнеирландских писцов, которые плохо ориентируются в географии острова и вообще в сторонах света. Так, например, в саге «Опьянение Уладов» крепость Дун-Да-Бенн помещена в места обитания уладов (Саги…С.

85), хотя это современный Маунт Сэндл в графстве Дерри на юго-западе Ирландии. Отдельные географические объекты, упоминаемые в сагах, на самом острове вообще не существовали, либо до сих пор не идентифицированы (Hogan E. Onomasticon Goedelium, locorum et tribuum Hiberniae et Scotiae. An index, with identifications, to the Gaelic names of places and tribes.

Dublin, 1910; reprint 2000).

С реальными географическими названиями намного сложнее. Наибольшее количество их мы встречаем при изучении «Книги Завоеваний Ирландии». Однако данный источник появился довольно поздно и, фактически, пытался увязать события, хорошо знакомые любому ирландцу из устных преданий и Ветхого Завета (теперь Сим в Азии, Хам в Африке, Иафет в Европе). В понятие Азия кельты включали Малую Азию, Армению, Мидию, Скифию. Шестыми в Ирландию пришли потомки Гойдела, т.е. предки ирландцев. Ими был проделан долгий путь в географическом (из Египта через Скифию в Ирландию) и временном отношениях (440 лет).

По пути они остановились у Рифейских гор (современные Уральские), и берега заветного острова увидели лишь последующие поколения. Напрашивается аналогия с библейским Моисеем.

Упоминаются и другие географические названия, некоторые из которых мы знаем из античных авторов: «А то, что я хочу найти, не нашел я ни в Британии, ни в Европе, ни в Африке, ни в Азии с Грецией и Скифией, ни на Оркадских островах, Геркулесовых столпах, Башне Брегона и Гадесских островах» (Саги… С. 153). Сведения об этих странах могли дойти как из уст монахов, так и торговцев. При этом невозможно сказать, насколько хорошо кельты ориентировались в географии столь отдаленных регионов.

Библейские сказания знакомили их с Египтом. Именно из этого источника кельты знали, что Красное море, где Бог явил свое чудо через Моисея, расположено именно в этом регионе. Поскольку письменная фиксация наследия кельтов создавалась христианскими монахами, возникает правомерный вопрос: это географические знания самих кельтов или отражение знаний монахов?

С уверенностью можно сказать, что кельты прекрасно знали о континентальной Европе, где когда-то жили их предки и продолжали жить родственные им племена. По мере того, как политическая ситуация в Европе менялась, изменялась и география этого региона. Островные кельты постепенно утратили прежние тесные связи с Европой, с регионами, которые ранее населяли кельты, а знания превратились в мифы.

Кельты того времени воспринимали мир куда сложнее, чем мы сейчас. Он был для них многоуровневым, сферическим, где было место и для богов, и для людей, для Иного мира и для реального бытия.

Л.Н. Мазур (Екатеринбург)

ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК

«НАСЕЛЕННЫЕ ПУНКТЫ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ»:

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, КОНЦЕПЦИЯ И

ПРИНЦИПЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Справочники, словари и энциклопедии относятся к наиболее сложным видам научных трудов и представляют собой упорядоченную совокупность записей, характеризующих исторические факты и знания. Одновременно они выступают в качестве ценнейшего источника информации. Появление изданий подобного рода является отражением определенного уровня исторической науки, связанного с накоплением больших объемов исторической информации и необходимостью их систематизации и вовлечения в научный оборот.

Следует отметить, что теоретические и методические вопросы подготовки справочных и энциклопедических изданий до сих пор разработаны довольно слабо. Имеются лишь общие рекомендации по организации и проведению соответствующих работ, так и не оформленные в виде нормативно-методической базы. Научная практика дает нам сотни примеров (удачных и не очень) создания исторических справочников, которая еще нуждаются в обобщении и анализе.

Историко-географические справочники занимают особое место среди справочных изданий, они ориентированы на систематизированное описание различных географических объектов — рек, гор, холмов и других природно-географических явлений, в том числе населенных пунктов.

Первым опытом такого рода можно считать энциклопедический словарь В.Н. Татищева, «Российский исторический, географический и политический лексикон».

В начале XIX в. появляется «Словарь географический Российского государства» А.М. Щекатова (1801-1809), который представлял собой первое системное описание поселений Российской империи. Во второй половине XIX в. выходит «Географическо-статистический словарь Российской империи», составленный П.П. Семеновым-Тян-Шанским (1863-1885). Словарь включал описание всех населенных пунктов России, имеющих население более 3000 жителей.

Вслед за всероссийскими проектами в пореформенный период начинается создание региональных справочников. В Пермской губернии было подготовлено несколько историко-географических справочных изданий, в которых нашла отражение информация о поселенческой сети Урала. К ним относятся статистико-географические словари Н.К. Чупина и И.Я. Кривощёкова. «Географический и статистический словарь Пермской губернии» Н.К. Чупина (1876-1886) включал значительное число статей, посвященных сельским населенным пунктам, где наряду с географической и статистической информацией были приведены историческая справка, время создания населенного пункта, внутреннее устройство, занятия населения и проч.

Словарь Н.К. Чупина стал образцом для последующих справочных изданий, среди которых особое место занимают словари по Верхотурскому и Чердынскому уездам, подготовленные И.Я. Кривощёковым (1910, 1914 гг.). В них автор реализовал подход, ориентированный на сплошное описание поселенческой сети, что позволило создать исключительно полную картину расселения, основанную на официальных данных и дополненную личными наблюдениями и архивными материалами.

В советский период опыт разработки региональных историкогеографических энциклопедий и справочников был во многом утрачен. За исключением нескольких энциклопедий, вышедших в 1920-е гг., в течение длительного времени публиковались лишь оперативные справочники административно-территориального деления — малоинформативные и неинтересные.

Возрождение практики подготовки региональных справочных изданий приходится на последние десятилетия. Вместе с тем, анализ структуры и содержания современных краеведческих энциклопедий и справочников позволяет сделать вывод о необходимости серьезных методологических разработок в этом направлении, поскольку уровень систематизации, полнота и достоверность представленной в них информации оставляет желать лучшего.

С учетом имеющегося, прежде всего дореволюционного, опыта разработки историко-географических справочников в Уральском государственном университете была подготовлена концепция историко-географического справочника «Населенные пункты Свердловской области», в основу которой положены следующие принципы и методологические подходы:

- принцип полноты, обеспечивающий охват всех населенных пунктов, существовавших на территории Свердловской области с XVI по XXI вв. и упоминавшихся в источниках. В качестве основы информационного массива выступает перечень населенных мест Свердловской области 2002 г., дополняемый в ходе ретроспективного поиска информацией из справочных и статистических изданий по Пермской губернии и Свердловской области XIX–XX вв., а также архивных документов;

- принцип комплексной характеристики географических объектов. В качестве единицы информационного массива выступает структурированное описание конкретного населенного пункта (города, села, поселка, станции и т. д.), которое содержит информацию, достаточную для комплексного восприятия исторических, географических, социально-демографических, экономических, историко-культурных аспектов его возникновения и развития, роли в локальной и региональной системе расселения и административного деления и функций;

- принцип системности является базовым и реализуется на всех уровнях проектирования системы, обеспечивая необходимую степень организации массива информации (записей), их взаимосвязь и логику поиска информации;

- принцип интеграции информационных технологий, направленный на создание поливариантного информационного продукта, который может быть реализован как на традиционных, так и на электронных носителях;

- принцип визуализации пространственной структуры расселения предполагает создание пространственной модели поселенческой сети региона в форме растровых и электронных карт, позволяющих визуализировать структуру локальных и региональных систем населенных мест.

Таким образом, концепция справочника опирается на технологии проектирования информационных систем с соблюдением базовых принципов, обеспечивающих достоверность и полноту информации о населенных пунктах Свердловской области. Особо следует подчеркнуть научную значимость проекта: данный ресурс принципиально важен для формирования информационной базы научных исследований по истории заселения, освоения, культурного и экономического развития Среднего Урала в XVI-XXI вв.

Д.Я.

Майдачевский (Иркутск)

ИСТОРИКО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ:

В.В. ПОКШИШЕВСКИЙ И В.Н. ШЕРСТОБОЕВ

Среди знаковых фигур советского периода исторической географии, внесших заметный вклад в обсуждение ее содержательнопредметных оснований в момент достаточно краткого расцвета субдисциплины конца 1940–1950-х гг., называется имя Вадима Вячеславовича Покшишевского (1905-1984) – в ту пору старшего научного сотрудника Института экономики АН СССР.

В качестве руководителя Восточно-Сибирской и Якутской экспедиций, призванных осуществить экономико-географи¬ческое обследование указанных территорий, В.В. Покшишев¬ский неоднократно посещал Иркутск, со¬трудничал с местными экономико-геогра¬фами.

«Сибирские» главы подготовленной (и защищенной в 1949 г.) докторской диссертации «География миграций населения в России. Опыт историко-географического исследования» легли в основу книги «Заселение Сибири (историко-географические очерки)» в 1951 г. увидевшей свет в местном издательстве.

Занятия географией миграций населения и являвшиеся их неотъемлемой частью историко-географические исследования заселения Сибири обусловили интерес к работам историков, стремление осмыслить их с географических позиций. Среди историков, обладающих «чувством пространства», искал исследователь и поддержки своим пионерным работам в этой области, поскольку географическое сообщество отнеслось к ним весьма неоднозначно, на три долгих года «отложив» присуждение В.В. Покшишевскому ученой степени доктора наук. Проблемы союза «времени» и «пространства» в исследовательской практике, как историков, так и географов, задали угол зрения, под которым Покшишевский подверг разбору книгу местного экономистаисторика В. Н. Шерстобоева (1900-1963) «Илимская пашня. Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века» (Т.1, 1949), стали одной из тем их переписки.

Уже в первых строках своей газетной рецензии В.В. Покшишевский определил важнейшее условие научного понимания исторического процесса заселения и освоения русским народом Сибири – ясное представление исследователем-историком географического «театра», на котором он разворачивался. «Илимская пашня» потому и стала серьезным достижением именно историко-географической науки, что в полной мере отвечала этому условию. И не только благодаря открывающим работу главам, дающим общую характеристику изучаемой территории, ее географии, природным условиям, рельефу, климату, почвам и растительно¬сти. Вся книга построена на прочной географической основе: география «прокралась» даже в основную ее главу, посвященную экономике и технике крестьянского хозяйства – рецензент с особым удовольствием указывает на установленную автором связь господствовавшей в Ангаро-Илимо-Ленском междуречье системы земледелия с географическими условиями (Восточно-Сибирская правда. 1949. 11 окт.).

«Историческая география» трактуется В.В. Покшишевским в качестве субдисциплины географии, складывающейся в процессе применения исторического подхода к экономико-географическим явлениям, своеобразной историко-экономической географии, реконструирующей картины географии прошлых эпох с применением свойственного географическим наукам арсенала раскрытия связи явлений, с сохранением системы географических понятий, но одновременным приданием последней временной координаты.

В развернутом варианте рецензии, опубликованном в сборнике «Вопросов географии», специально посвященном исторической географии, В.В. Покшишевский демонстрирует именно такое понимание, называя книгу «доходящим до первичных хозяйственных клеточек экономико-географическим очерком Илимского края, приуроченным ко 2-ой половине XVII и началу XVIII века, тесно сплетенным с обширным собственно историческим материалом». География фактически становится неотъемлемой частью «ядра» предпринятого В.Н. Шерстобоевым исследования. На «периферии» же оказываются те приемы, с по¬мощью которых ученый фиксирует конкретные исторические условия, в которых функционирует экономика крестьянских хозяйств (Вопросы географии. Сб. 20. Историческая география СССР. М., 1950. С. 309).

В.В. Покшишевский не только неоднократно ссылается на работу Шерстобоева в тексте своей книги «Заселение Сибири…», но и упоминает ее во вступлении, где вновь формулирует авторское видение проблем исторической географии. Миграции населения на каждом их историческом этапе, считает он, должны рассматриваться в связи с хозяйственной деятельностью людей, заселявших Сибирь. Историкогеографическое изучение только тогда покоится на прочном научном фундаменте, когда учитывает весь спектр географических связей колонизационного процесса, и, прежде всего, оценивает природные условия хозяйственной деятельности людей и результаты воздействия этой деятельности на географическую среду.

Достигаемая историко-экономической географией в ходе реконструкции хода заселения Сибири пространственная локализация исторического процесса колонизации не только способствует углублению представлений о разнообразных его сторонах, но дает возможность установить и объяснить местные его особенности. Подходя к раскрытию темы исследования, по его собственному признанию, как географ, Покшишевский «не мог не отмечать особенностей и различий отдельных районов этого громадного края». Поэтому сложность написания общей картины заселения Сибири он и усматривает в отсутствии детальных исторических очерков по отдельным ее районам «вроде превосходного исследования В.Н. Шерстобоева “Илимская пашня”» (Покшишевский В.В. Заселение Сибири (историкогеогра¬фические очерки). Иркутск,1951. С. 4).

В.В. Покшишевский в эти годы живо откликался в печати на выход в свет таких «районных» исторических исследований, обращая пристальное внимание на историко-географическую их «составляющую». Как отмечал он в одном из своих писем В.Н. Шерстобоеву, «каждая из этих районных “историй” становится ответственным пособием для исторической географии, и ценность ее прямо зависит от того, насколько полно и правильно показаны в ней взаимодействие людей с географической средой для прошлых эпох» (Государственный архив Иркутской области. Ф.р-2683, оп. 1, д. 279, л. 11об.).

С легкой руки В.В. Покшишевского книге сибирского ученого суждено было войти в число классических конкретных историкогеографических трудов, созданных в советский период, а имени автора встать в один ряд с именами таких авторитетных, сформировавшихся еще до революции историков-географов как М.К. Любавский, С.В. Бахрушин, М.Н. Тихомиров, П.Г. Любомиров и др.

А.С. Майорова (Саратов)

ИЗМЕНЕНИЕ СОСТАВА НАСЕЛЕНИЯ САРАТОВСКОЙ

ГУБЕРНИИ С КОНЦА XVIII ДО СЕРЕДИНЫ XIX В. И ВЛИЯНИЕ

ЭТОГО ПРОЦЕССА НА ГЕОГРАФИЮ КУЛЬТУРЫ РЕГИОНА

Ко времени образования Саратовской губернии (1780 г.) на ее территории проживали представители разных народов. Кроме русских и мордвы, с середины XVIII в. здесь обосновались украинцы и переселенцы из Европы — в основном, из немецких земель. Население было немногочисленным, преобладающими типами поселений были села и деревни.

В течение последних десятилетий XVIII в. и первой половины XIX в. шел интенсивный процесс заселения Саратовского Поволжья, который был следствием правительственной политики, направленной на расширение помещичьего землевладения. В 1742 г. на территории будущей Саратовской губернии числилось 91304 душ м. п. По данным ревизии 1858 г. здесь проживало 342 тыс. душ крестьян (Энциклопедия Саратовского края (в очерках, фактах, событиях, лицах) Саратов,

2002. С. 243, 248). М.В. Булычев выяснил количественное соотношение податного населения разных национальностей на территории Саратовской губернии. К 1846 г. на основании статистических сведений основную массу населения составляли русские, их было 74,7% всего учтенного населения (Булычев М.В. Крестьянская колонизация Саратовского края в конце XVIII первой половине XIX века и ее последствия.

Саратов, 2004. С. 27-28).

Относительно этнического состава представителей неподатных сословий точных сведений не имеется. Можно говорить уверенно о том, что большинство духовенства также принадлежало к титульной нации, а дворяне в преобладающем большинстве были православными (в то время это было равнозначно принадлежности к традициям русской культуры). Национальный состав купечества был довольно разнообразен, здесь встречались армяне, немцы, татары, даже выходцы из Персии.

Но ввиду своей немногочисленности они не могли оказать заметного влияния на культурную жизнь региона. Немецкие колонии в изучаемый период фактически находились в состоянии культурной изоляции. Иностранные колонисты рассматривались как особое сословие, выход из которого был достаточно сложным (Дитц Я.Е. История поволжских немцев-колонистов. М., 1997. С. 378, 404). Они были иноверцами, а распространение католицизма или протестантизма было изначально неприемлемо в глазах русских властей (Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 1998. С. 60).

Культура русского народа к середине XIX в. играла роль системообразующего элемента в общем процессе культурного развития Саратовского Поволжья, но она не была здесь однородной. Заселение его шло за счет переселения крестьян из различных регионов России, в основном — Центрального промышленного и Центрального черноземного районов, Симбирской и Нижегородской губерний (Булычев М.В. Указ. соч. С. 20). Они приносили с собой традиции своих родных мест. Одновременно происходило распространение сословной культуры дворянства. С 1780-х гг. начали формироваться крупнейшие усадебные комплексы: в Зубриловке (имение Голицыных) и Надеждино (имение Куракиных). В 1820-1830-е гг. — художественно организованные усадьбы: в Бобылёвке (имение Львовых), Беково (имение Устиновых), Шиханы (имение Орловых-Денисовых) (Максимов Е.К. Усадьба Устиновых Беково // Дворянские усадьбы Саратовской губернии: Материалы вторых Боголюбовских чтений. Саратов, 1998. С. 10Савельева Е.К., Пашкова Л.В. Отзвук славного былого // Памятники Отечества: Иллюстрированный альманах. 1998. № 40(3-4). С. 182-183; Самохвалова Н.В. Бобылевка — родовое гнездо Львовых // Гений вкуса: Н.А.

Львов: Материалы и исследования. Тверь, 2005. С. 331).



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 22 |
 

Похожие работы:

«МИНИCTEPCTBO ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ: ПО СЛЕДАМ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЙ. 2007–2014 Ставрополь УДК 94/99 (082) Печатается по решению ББК 63.3 я43 редакционно-издательского совета Н 72 Северо-Кавказского федерального университета Редакционная коллегия: Крючков И. В. (председатель), Булыгина Т. А. (заместитель...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «АТОМНЫЙ ЭНЕРГОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС» Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ГОСКОРПОРАЦИИ «РОСАТОМ» (НОУ ДПО «ЦИПК Росатома») УТВЕРЖДАЮ Ректор, к.э.н. Ю.Н. Селезнёв Отчет о самообследовании Негосударственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Центральный институт повышения квалификации Госкорпорации «Росатом» за 2014 год Обнинск...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«Всероссийская научная школа-конференция по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса: первые десять лет   С.А. Барталев, О.Ю. Лаврова, Е.А. Лупян Институт космических исследований РАН Москва 117997, Россия E-mail: bartalev@iki.rssi.ru   Статья посвящена обзору основных задач и истории проведения Всероссийской научной школыконференции по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса. Эта школа традиционно с 2005 года проводится в рамках...»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы III Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 6–7 февраля 2015 г.) Екатеринбургская митрополия Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религиозного образования Русской Православной Церкви «Екатеринбургская духовная семинария» Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б. Н. Ельцина Институт гуманитарных наук и искусств Лаборатория археографических исследований ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ...»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 49. Апрель 2015 г. Р е це нз и и, р е фе р а т ы, о б з о р ы Лагно А.Р. Обзор XIX Международной конференции «SCIENCE ONLINE: электронные информационные ресурсы для науки и образования» Лагно Анна Романовна — кандидат исторических наук, ответственный редактор сетевого научного журнала «Государственное управление. Электронный вестник», факультет государственного управления, МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, РФ. E-mail: Lagno@spa.msu.ru...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Глобальные тенденции развития мира Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 14 июня 2012 г., ИНИОН РАН) Москва Научный эксперт УДК 316.32(100)(063) ББК60.032.2я431 Г-55 Редакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, А.А. Акаев, О.Г. Леонова, Ю.А. Зачесова Г-55 Глобальные тенденции развития мира. Материалы Всеросс. науч. конф., 14 июня 2012 г. / Центр пробл. анализа и гос.-упр....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 октября 2014г.) г. Волгоград 2014г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции /Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. Волгоград, 2014. 77 с. Редакционная...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 февраля 2015г.) г. Новосибирск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции в России и за рубежом/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции.№ 2. Новосибирск, 2015. 72 с. Редакционная коллегия:...»

«Опыты междисциплинарного мышления. СИНГУЛЯРНАЯ ТОЧКА ИСТОРИИ Автор: А. Д. ПАНОВ Все чаще современные ученые чувствуют ограниченность дисциплинарных рамок исследования, причем даже в случае, когда речь идет о дисциплине в широком смысле слова. Привычными стали работы на стыках наук. Но по-прежнему весьма редки случаи, когда ученый в одинаковой степени владеет методами далеких друг от друга областей познания, например истории и математики, физики и лингвистики и т.п. В этом и ряде последующих...»

«_ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, магистрантов и соискателей 16-17 декабря 2014 года Великий Новгород _ Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого Новгородский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» ГОСУДАРСТВЕННОЕ...»

«Министерство иностранных дел Донецкой Народной Республики Донецкий Республиканский краеведческий музей Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР История Донбасса: анализ и перспективы Донецк 2015 Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР «История Донбасса: анализ и перспективы». – Донецк, 2015 – 76 с. Сборник содержит тезисы докладов и доклады, посвященные актуальным проблемам истории Донбасса в период обретения Донецкой Народной Республикой независимости. На...»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 М.И. Воробьева Десятовская...»

«Управление делами Президента Азербайджанской Республики ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА СПРАВЕДЛИВОСТЬ К ХОДЖАЛЫ ОГЛАВЛЕНИЕ Стартовала международная кампания «Справедливость к Ходжалы – свободу Карабаху» (7 мая 2008) В итоговом документе заседания экспертов Организации Исламская Конференция поддержана инициатива Лейлы Алиевой (17 мая 2009) Эльшад Искендеров: «Справедливая оценка трагедии в Ходжалы со стороны мирового сообщества должна быть дана при любом варианте разрешении карабахского конфликта» (30...»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Бюджетное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Музей геологии, нефти и газа»СБОРНИК ТЕЗИСОВ II РЕГИОНАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ИМЕНИ В. И. ШПИЛЬМАНА «ПРОБЛЕМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ПОИСКА В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ» 14–15 апреля 2014 года Ханты-Мансийск ББК 20.18 С 23 Редакционная коллегия: Т. В. Кондратьева, А. В. Нехорошева, Н. Л. Сенюкова, В. С. Савина С 23 Сборник тезисов II региональной молодежной конференции им. В. И. Шпильмана «Проблемы...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.