WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ВОСТОК И ЗАПАД: ИСТОРИЯ, ОБЩЕСТВО, КУЛЬТУРА Сборник научных материалов II Международной заочной научно-практической конференции 15 ноября 2013 года КРАСНОЯРСК II Международная заочная ...»

-- [ Страница 3 ] --

Первый этап – «просветительский» – c начала до середины XX века. Второй этап – c середины ХХ века до конца 1970-х годов. С ним связаны: принятие критики формализма после 1949 года, самостоятельное развитие музыки в Тайванe и Гонконгe в 60-х годах, политика «реформ и открытости» 1970-80-х годов, установление связей с разными странами, развитие новой музыки. Третий – c концa 1970-х гг. по настоящее время – называется периодом расцвета новой китайской музыки. Музыка новой волны 1980-х годов связана с критикой политического влияния на творчество. Открытость, интернациональность, индивидуальность и субъективность – её главные свойства. Новое поколение композиторов XXI века, включает в свою музыку традиционные элементы – ладовость и мелодику, инструментарий и тембры, жанры и виды искусства, тем самым обозначая свою связь с родной культурой.



Можно рассмотреть некоторые камерные и симфонические сочинения с наиболее интересным воплощением национальной идеи и её взаимодействием с достижениями общего музыкального языка. Так, в песне для фортепиано Ло Чжунжуна «Через реку для сбора гибискуса» 1980-х годов на древнекитайский текст обнаружен оригинальный сплав натурального ладового и додекафонного звучания. В камерном произведении Сюй Мэндуна «Пробуждение ото сна» (для 16 инструментов и трёх голосов) (2003 г.) неполная пентатоника даётся в аккордовом консонантном и диссонантном уплотнении. В произведении для смешанного камерного состава «Нин» (для скрипки, пипа, виолончели, 2001) Чэнь И встречается трансформация мелодии народной песни провинции Цзянсу «Жасмин». Расширением темпа и включением народной ладовости в тональность композитор превратил радостную картину в образы жестокости войны. Встречаются явления пентатонной алеаторики и микрополифонии.

Тембры народных инструментов представлены как солирующие, сопровождающие вокал, имитируемые европейскими инструментами. Так, в музыке для камерного состава «Момотуань» (для скрипки, виолончели, китайского шэн, китайской пипа и ударных инструментов) композитор Цзя Дацюнь впервые смешал китайские и европейские инструменты в единую тембровую палитру. Особенно много применяются ударные и струнные.

Композиторы модернизируют их, обновляют интонационный материал.

Очевидно, что Китайская традиционная музыка своим присутствием привнесла в творчество современных композиторов особенный эстетический вкус и проявилась как культура «родного языка», к которому хочется вернуться, долго говоря на иностранном языке заимствований. И это очень важно, так как инновация на основе традиции является в искусстве внутренним мотивом, который стимулирует вечное развитие.

–  –  –

Одним из наиболее ярких событий в музыкальной жизни сибирских городов в середине XIX века стали гастроли французской виолончелистки Элизы (Луизы, Лизы) Христиани (Кристиани, Кристиньи), которая «пользовалась в сороковых годах большой популярностью» [4, с. 1378] в Европе и России. Посещение ею Иркутска произошло в рамках грандиознейшего по тем временам культурного проекта – концертной поездки в 1849-1851 гг. по Сибири и Дальнему Востоку, вплоть до Камчатки. Так, по свидетельству В. Ленца, Христиани «добралась до Петропавловска-на-Камчатке и играла здесь партию виолончели в трио Бетховена c-moll, соч. 1, исполнявшемся в любительском концерте» [3, с. 53].

Христиани была одной из первых профессиональных виолончелисток своего времени.

Этот инструмент в солирующей функции всегда уступал скрипке, и концерты виолончельной музыки (преимущественно с солистами-мужчинами) проходили намного реже. К счастью, на одном из трёх концертов Христиани в Петербурге в 1847 году побывал В. Стасов. Он оставил вполне объективный портрет молодой исполнительницы и начал с выгодного сравнения её с выступавшим ранее виолончелистом. «Без всякого сравнения выше г. Борера на лестнице искусств стоит г-жа Христиани, виолончелистка короля датского, в первый раз посетившая Петербург… С первой же взятой ею ноты слышно было, что она обладает прекрасным, полным тоном… Г-жа Христиани не может быть названа полным мастером своего дела: она очень хорошая, исправная, недавно отпущенная своим учителем ученица, но всётаки в г-же Христиани заключается очень много хороших качеств. Прежде всего, прекрасный тон, как мы сказали, потом – тёплое чувство, наконец – порядочная отчётливость игры.

Согласно с нынешней модой, она преимущественно исполняет общеизвестные отрывки из любимых итальянских опер, исполняет просто, без натуги, без узорчатых украшений, вообще весьма прилично» [5, с. 28-29]. Ф. Кони, также тогда слушавший Христиани, был более эмоционален: «Когда женщина играет на виолончели, жалеть не о чем, остаётся только наслаждаться» [1, с. 193].





Христиани получила хорошую школу, она брала уроки у Б. Беназе – ученика прославленного Бернгарда Ромберга. Концертно-исполнительская деятельность Ромберга, длившаяся более пятидесяти лет, стала целой эпохой в истории виолончельного искусства. Общеизвестно влияние этой крупной личности на своих учеников, в том числе и на выдающегося русского виолончелиста Матвея Виельгорского. «Уроки Ромберга, переписка с ним, всё более укрепляли творческий авторитет учителя. Точно известно, что в 1820-е годы Матвей Виельгорский играл в с е написанные Ромбергом сочинения, в 1830-е годы играл в е с ь репертуар педагога и имел в своей библиотеке рукописи и первые издания большей части его произведений» [7, с. 70-71]. Однако Христиани был ближе романтический стиль игры Франсуа Серве, с которым она встречалась в Киеве [1, с. 194] и музыку которого она вставляла в свои программы. Исполнение Серве отличалось большей эмоциональностью, о чём писал, в частности, В. Одоевский: «Вообще метода игры г. Серве представляет много нового и неожиданного; под его смычком виолончель потеряла тот степенный, важный, спокойный характер игры, присвоенный ей Ромбергом; виолончель последовала за веком и приняла характер страстной и бурной всех других произведений искусства» [2, с. 186].

Репертуар Христиани (как у большинства виолончелистов того времени) состоял из оригинальных пьес, в основном кантиленного характера и многочисленных переложений популярной музыки (в частности, песен Ф. Шуберта и арий из опер). В своей игре она демонстрировала, прежде всего, певучесть всех регистров инструмента. А это, как известно, до сих II Международная заочная научно-практическая конференция____________________________________

пор является главной характеристикой виолончели (что нисколько не умаляет её виртуозно-технических возможностей).

В Иркутске Христиани выступала в доме Волконских и у генерал-губернатора Н. Муравьёва. В сибирскую программу входили «Романеска» Ф. Серве, пьесы Ж. Оффенбаха из цикла «Песни сумерек», виртуозная фантазия А. Батта на темы из оперы «Лючия ди Ламмермур»

Г. Доницетти, аранжировка для виолончели скрипичной «Элегии» Г. Эрнста. Также звучали шубертовские песни в переложении Батта и мелодии А. Алябьева и А. Верстовского. К сожалению, неизвестно об исполнении «Песни без слов» ор. 109 Ф. Мендельсона, который «аккомпанировал Христиани в Лейпциге и посвятил ей» [1, с. 193] эту замечательную пьесу.

Что касается необычайно привлекательного облика молодой виолончелистки, то об этом можно судить по письмам ссыльного декабриста и виолончелиста-любителя П. Свистунова, который стал одним из энтузиастов-устроителей концерта Христиани в Тобольске на обратном пути из Сибири. Он, в частности, писал своей сестре в Одессу в 1850 году: «Я дал себе слово – не оказывать содействия артистам в устройстве их концертов, но сделал исключение для неё по той причине, что она нас чрезвычайно заинтересовала. А потом ещё – парижанка в наших широтах, да к тому же ещё весёлая, очаровательная и остроумная, а, главное, добродушная и без всяких претензий… Для Тобольска – это самый прекрасный концерт за всё время нашего пребывания здесь» [1, с. 343]. Примерно через год: «Кристиани сейчас находится в Москве, где она даёт уроки пения. Я не знаю, что ей помешало отправиться в Одессу. Она бы тебя покорила. Это очень добродушное существо, весёлое как воробышек» [там же, с. 345].

Кстати, благодаря этим источникам можно смоделировать пребывание Христиани в другом крупном сибирском городе – Иркутске. Широко известна важная роль дома Волконских в культурном развитии столицы Восточной Сибири. «После переезда семьи Волконских из села Урик в Иркутск, где они прожили десять лет (1845-1855), Мария Николаевна сумела превратить свой дом в главный центр иркутской общественной жизни.

Здесь организовывались домашние концерты, весело и многолюдно проводились зимние праздники: устраивались балы, маскарады, всевозможные зимние развлечения» [6, с. 36]. В те годы в город всё чаще приезжали иностранные музыканты-гастролёры, как правило, весьма среднего уровня. «Однако на этом фоне стали появляться и выдающиеся артисты. В Иркутске выступали такие замечательные музыканты, как пианист Малер, скрипачка Отава, популярная французская виолончелистка Лиза Христиани. В организации их концертов большое участие принимали декабристы, особенно М.Н. Волконская, приглашавшая приезжих артистов в свой дом» [6, с. 41].

Несомненно, концерты Христиани оставили глубокий след в музыкальной истории города. Виолончелистка покоряла публику прежде всего силой эмоционального воздействия на публику, что действовало, наверное, более сильно и остро ощущалось ссыльными декабристами в далёкой Сибири. Эту сторону исполнительского искусства Христиани сразу уловил Ф. Кони: «Игра её подобна её физиогномии – она строга, но привлекательна, нежна и выразительна. Г-жа Кристиани извлекает из виолончеля те звуки, которые доступны только скрипке и голосу человеческому… когда играет Серве, вы – так сказать – смотрите ухом, когда играет Кристиани, вы – слушаете сердцем… Словом, талант г-жи Кристиани – совершенно женский талант, то есть талант тонкий, обаятельный, полный вдохновенной настроенности… послушайте у её смычка песен Шуберта: это пение с томлением, негою и глубоким чувством, как его умеет выражать одна Виардо» [1, с. 344].

Последние годы невероятно короткой жизни Элизы Христиани, прожившей всего 26 лет, прошли в России. Помимо выступлений в двух столицах она «с успехом концертировала в Воронеже, Казани, Киеве, Харькове, Ставрополе, Одессе, Тифлисе и во многих других городах России» [1, с. 342]. А её сибирско-дальневосточный вояж в то время был равен жизненному и творческому подвигу (если вспомнить невероятно трудные условия путешествия). Так француженка, виолончелистка датского короля внесла большой и неоценимый вклад в развитие музыкальной жизни России и, что очень важно, её огромных и удалённых от центра регионов.

«Материнская», женская, органическая [18, с. 61] энергия ориентального Востока (тонкая А-энергия интуиции) соответствует созерцательно-текучему, процессуальному аспекту жизни мировой культуры. Это – эмоционально-атмическая (душевная), «правополушарная», образно-интуитивная, более внутренняя и всепроникающерассредоточенная энергия спонтанного, статического, волнового, причиннопотенциального, аффективного характера.

«Отцовская», мужская, формульно-логическая энергия Запада (более грубая действенно-активная У-энергия разума) соответствует структурно-кристаллизующему, оформляющему аспекту мировой культуры. Это – рациональная (интеллектуализированная), «левополушарная», логико-аналитическая, более внешняя и сфокусированная энергия выверенного, динамического, корпускулярного, следственного, этического порядка.

На основании большого комплекса научных данных из самых различных областей человеческого познания автором данного сообщения выстроена гипотеза о равномернопериодическом структурированном характере западного музыкальноисторического эволюционного процесса.

Область темы ограничена сферой европейского профессионального музыкального мышления, представляющего собой одну из мировых культурно-исторических доминант.

Выдвигаемая автором циклопериодическая методология позволила организовать процесс освоения музыкально-исторической и музыкально-теоретической информации на уровне единого концепционного сознания, характеризующегося гибкими многоплановыми связями и параллелями между научными данными из самых различных теоретических и исторических областей. В условиях предложенной методологии освоения процесса европейского музыкально-исторического мышления любой информационный фрагмент любого значения и масштаба, входящий в изучаемую сферу, приобретает многомерные контекстуальные смысловые характеристики, касающиеся его функциональнодинамической и структурно-иерархической позиции в целостной хроносемантической системе.

Феномен эволюции европейского музыкального мышления представляетя автору:

1) целостным органическим потоком, имеющим в то же время 2) чёткие системноструктурные признаки, а также 3) исторические смысловые связи «голографического»

характера, при которых каждый элемент системы (например, конкретное музыкальное II Международная заочная научно-практическая конференция____________________________________

произведение) несёт в себе координационно-организующие и образно-стилевые признаки не только своей эпохи, но и в скрытом виде признаки прошедших и будущих этапов, т.е.

плюс к основным ещё и ретроспективные и перспективные признаки.

Автор опирался на следующие музыковедческие исследования, на основе которых оказалось возможным выстроить следующие точки трёхвековой цикличности в процессе музыкально-исторического мышления – XI, XIV, XVII, XX вв. – (A. Lorenz, W. Wiora, H. Keller, Б.В. Асафьев, Е.В. Герцман, Ю.Н. Холопов, Ю.В. Келдыш, А.П. Милка, Л.В. Александрова, И.А.

Котляревский, В.Дж. Конен, М. Сапонов, Л.Н. Березовчук, О.Н. Данилова, В.К. Суханцева и т.д.) [11, С. 5-15]. Помимо этого, автор использовал сферу литературы, содержащую циклические идеи в отношении к общему эволюционно-культурному процессу (А.Дж. Эванс, указавший на точки: XXVI, XX, XVII, XIV вв. до н.э., О. Шпенглер, Г. Вельфлин, Э. д‘Орс, Д.С. Мережковский, Ф.И. Шмидт, Н.Я. Пэрна, В.Л. Прокофьев, С.С. Аверинцев, Л.Н. Гусева, Л.Н. Гумилёв, Р.Ф. Смирнов и др.) [11, С. 221-251]. Примечательны исследования проф. Н. Платона, который своим путём – на основе великих катастроф «в жизни минойских дворцов» [7, с. 11] – выделил всё тот же циклический ряд, вписывающийся в систему трёхвекового периодизма: «Додворцовый период: 2600-1900 гг. до н.э. Стародворцовый период: 1900-1700 гг. до н.э. Новодворцовый период: 1700-1350 гг. до н.э. Последворцовый период: 1350-1100 гг. до н.э. Субминойский период: 1100-1000 гг. до н.э.» [7, с. 11].

Равномерноциклическая картина процесса европейского музыкальноисторического мышления базируется на объективных космобиологических закономерностях 300-летней периодичности (например, гелиобиологический принцип А.И. Оля – [11, с. 222, № 29], выступающей в качестве пульсационной основы (своего рода «хроноса протоса») для формирования цикличностей равного и более высокого порядка, а именно: 300-летней (этапной), 600летней (периодной), 1200-летней (формационной), 2400-летней (цивилизационной), 4800летней (бицивилизационной).

Знаменательным моментом является подобие между структурами 8-этапной музыкальной цивилизации (2400 лет; макроуровень) и 8-тактового нормального экспозиционного периода, теорией которого занимались многие учёные (R. Descartes, J. Riepel, J.J. Momigny, M. Hauptmann, H. Riemann, Г.С. Лелейн, Г.Л. Катуар, Л.А. Мазель, Ю.Н. Холопов и др.;

микроуровень), которые однако не вышли на вопрос связи между отмеченными нами микроуровнем и макроуровнем структурного единства вселенной. Римановская «ауфтактовая»

метротектоническая формула

–  –  –

[21, S. 721] проявляет свои закономерности и в историко-музыкальном, и в космическом масштабах. В единой квадратной бицивилизационной структуре – структуре объединённых Праантично-античной (с XX в. до н.э.) и Новой (с V в. – падение Западной Римской империи) музыкальных цивилизаций – отчётливо просматривается сходство её масштабных элементов (300 : 600 : 1200 : 2400 : 4800; в годах) с соответствующими элементами нормального экспозиционного периода (полутакт : однотакт : двухтакт : предложение : период = 0,5:1:2:4:8). Точно также масштабные пропорции каждой из музыкальной цивилизаций (300 : 600 : 1200 : 2400; в годах) опять-таки совершенно аналогичны отмеченным тактовым пропорциям нормального экспозиционного периода (однотакт : двухтакт : предложение :

период = 1:2:4:8):

1-я, narratio, Na – функция первоначального развития 1-й формации.

2-я, propositio, Pp – функция последующего развития 1-й формации.

3-я, digressio, Dg – функция конфликтно-переломного развития 1-й формации.

4-я, partitio, Pt – функция сущностного итога-кульминации в рамках 1-й формации.

5-я, argumentatio, Ar – функция первоначального развития 2-й формации.

6-я, confutatio, Cf – функция последующего конфликтного развития 2-й формации.

7-я, refutatio, Rt – функция конфликтно-переломного развития 2-й формации.

8-я, conclusio, Cc – функция декоративного (техногенного-немощного) итогакульминации 2-й формации.

Если же мы посмотрим на выделенную нами единую макроструктуру музыкальной 48вековой бицивилизации, состоящей из двух равных непосредственно сомкнутых музыкальных цивилизаций (Прантично-античной – с XX в. до н.э., протяжённостью в 24 века) и Новой (с V в., протяжённостью предположительно также в 24 века), то опять-таки увидим явное и глубокое структурное сходство с отмеченным нормальным экспозиционным периодом.

Выделим другие закономерности эволюциии музыкально-исторического мышления.

1. Процесс качественно-обновляющегося «саморазвития» исходной монофонической координации музыкально-исторического мышления данной цивилизации (для Новой цивилизации рассматривается исходная культовая монофония; Праантично-Античная цивилизация в этой статье по причинам ограниченности места не рассматривается). При этом исходное монофоническое христианское мышление (псалмодия, гимнодия), пройдя 2 этапа (антично-христианский и меровингский) порождает долговременную координацию нового качества – полифоническую. Последняя, пройдя 3 этапа (каролингско-оттоновский, романско-готический и ренессансный), подводит к новому качественному скачку: к выходу в сферу гомофонно-гармонического мышления, также долговременного, судя по последним пяти столетиям. Таким образом в процессе эволюции происходит разветвление музыкального мышления на параллельно развивающиеся его долговременные направлениятипы. Первоначальную монофонию в этом процессе можно представить в виде ствола эволюционного дерева, далее следующую полифонию в качестве ветвей от ствола и, наконец, гомофонию – как цветы на ветвях. При этом все три типа мышления «растут»

параллельно вверх. Промежутки от одного типа мышления (от одной долговременной координации) до другого (другой) определяются как стадии (0-1-й этапы – монофоническая стадия, 2-4-й этапы – полифоническая, 5-6-й этапы – полифонико-гомофоническая):

–  –  –

II Международная заочная научно-практическая конференция____________________________________

2. Между крайними этапами завершённых стадий проявляются соответствия, в результате которых намечается спиралевидная траектория эволюционного процесса. Так, антично-христианский этап (А) соответствует по общему монофоническому характеру меровингскому этапу (А-1), каролингский (Б) – ренессансному (Б-1) по принципу преобладающего консонантного координирования вертикали: в первом случае в рамках двухголосной диафонии, во втором – в условиях строго полифонического стиля.

Сердцевинный романско-готический этап (В) выполяет функцию антитезной «разработочной середины» (активное развитие ритмики на этом этапе в определённой мере приводило к подавлению консонантой вертикали). В этом смысле «реприза» (Б-1) имеет синтетический характер. Действительно, ренессансный этап (Б-1) характеризуется музыкальным мышлением, сочетающим в себе консонантно-гармонический принцип координации (Б) и мензурально-ритмический (В).

Принцип синтетической репризности, имея собственные характерные закономерности, также отражает и более общие процессы наслоения: включения нового параметра координации на фоне удержания и развития старого.

3. T-S-D-T-функциональность есть лишь частное проявление функциализации – в данном случае ветикально-аккордовых отношений – на пятом, барочно-романтическом этапе XVII-XIX/XX вв. В общей перспективе антично-христианский (0) этап был посвящён отработке жанровой (двуполюсной: псалмово-гимновой) и стилевой (христианской, т.е.

антиязыческой) функциональности, меровингский (1) – тематической, каролингский (2) – ладовой и интервальной, романско-готический (3) – ритмической, ренессансный (4) – консонантно-аккордовой, барочно-романтический (5) – функционально-гармонической, современный (6) – хроматической и полистилевой.

T-S-D-T-функциализация на 1-2-й фазах (XVII-XVIII вв.) обнаружила дифференциацию на главные и побочные трезвучия и септаккорды (в XVII в. – во многом стихийную, полифоническую, в XVIII в. – устойчивую, гомофонно-гармоническую), на 3-4-й фазах (XIX-XX вв.) – активную дифференциацию на диатоническую и хроматическую аккордовую периферию в связи с обогащением ладов в процессе их взаимодействия и синтеза.

4. Принцип погружения ранее главенствующей функциональности в иную функциональную систему при смене этапа. Движущей силой эволюции является динамика «самодвижения» данного явления. Результат этого «самодвижения» – рождение новой (необязательно более широкой) антитезисно-оппозиционной функциональности, расщеплённой на множество подфункциональных тенденций, в число которых входит и субстанция, ранее являвшаяся главенствующей.

T-S-D-T-функциональность из главенствующей для барочно-романтического этапа превратилась в локальную для современного этапа (XX-XXI...

вв.) – причём в результате того, что в процессе своего развития образовала множество специализированных самостоятельных ветвей-функциональностей, в частности:

1) колористическую, идущую от Дебюсси;

2) конструктивную (серийную);

3) гиперфункциональную сверхнеустойчивую, коренящуюся в вагнеровской гармонии, устремлённую через раннего Шёнберга к 12-ступенной тональности и далее к атональности;

4) линеарную, идущую от полифонизированной гармонии Малера к современной сверхсвободной полифонии;

5) традиционную функционально-гармоническую, замедленно эволюционирующую и др.

В результате самостоятельного развития этих направлений возникли и далее «углубились» следующие ветви:

6) сонористическая (от ветви 1);

7) структурально-сериальная (от ветви 2);

8) атонально-полифоническая (от ветви 3);

9) тотально-линеарная (от ветви 4);

__________________________________________________ВОСТОК и ЗАПАД: история, общество, культура

10) хроматико-функциональная, 12-ступенная. При этом хроматикофункциональная система оказалась самой универсальной и широкой, способной содержать в себе остальные. Отсюда её доминирующая роль в современную эпоху.

5. Принцип технологической избыточности четвёртых фаз. Этот принцип связан с перенасыщенным и часто сложным состоянием музыкальной материи на соответствующих фазах одновременного сопряжения (4/1) (V, VIII, XI, XIV, XVII, XX вв.) и интенсивным поиском новой, актуальной координации. После её определения перевозбуждение, как правило, исчерпывает самоё себя и происходит значительное внешнее упрощение музыкальной ткани (здесь речь идёт о 2-й, кристаллизующей фазе, какой является и наш XXI в.).

Примеры технологических пиков.

1) V в. – эллинистические «языческие» грандиозные «звуковые оргии» (многочисленные оркестры и хоры), включающие в себя, в частности, огромные лиры, (постфинальные, внешнефактурные, декоративные тенденции Античной цивилизации).

2) VIII в. – расцвет григорианской монофонии, подготовивший на 5-й фазе меровингского этапа (IX в.) секвентное и тропированное мышление, т.е. своего рода «григорианскоманьеристские тенденции». Парафоническое утолщение хорала (в кварту или в квинту) в VIII веке также следует считать григорианским технологизмом, григорианской избыточностью в развитии тематической координации.

3) XI в. – мелизматический органум (вплоть до 1-й половины XII в., т.е. до завершения «эпохи Сен-Марсьяль») как сверхкульминация (маньеризм) раннеполифонического диафонического мышления.

4) XIV в. – мензуральный маньеризм (Машо, Шартье, Фруассар, Дешан, Христина Пизанская, Солаж и др. и «готический декаданс» поздних мензуралистов как перевозбуждение процессов ритмической координации (отсюда, в свою очередь, вытекает её структурнотканевая гипертрофия).

5) XVII в. – хроматический мадригал (Л. Маренцио, К. Джезуальдо ди Веноза, К. Монтеверди и др), шире – сверххроматизация как сверхкульминация в освоении musica ficta (с XIV в.), а также усиление диссонантности вплоть до превышения диссонантных норм строгого письма (в том числе и через использование неприготовленных диссонансов). Несомненно, здесь речь идёт о предельно выпуклом ренессансном изображении аффекта через музыкально-композиционные средства. Задача аффективного изображения в данном случае стремится превзойти самоё себя. Именно это превышение интенсивности аффективного выражения воздействует на параллельно развивающиеся барочные жанры, в рамках которых уже формируется новый тип аффектации, а именно – барочный, психовоздействующий, призванный уже привести слушателя в особое, театральное аффектное состояние. В этом смысле наш термин «барочно-романтический» отражает аффектацию как общее скрепляющее основание для этапа XVII-XIX вв.).

6) ХХ в. – «суперфункциализация» (Р. Штраус, М. Регер, ранний А. Шенберг и др.), связанная с максимальным расширением ресурсов побочных хроматических ступеней (трезвучий), с утончённой 12-ступеневой «сверхфункциональностью» и, наконец, с атональностью, вытекающей из шёнберговской «sthetik des Vermeidens».

6. Принцип непрерывного синтеза (непрерывной интеграции) нового формирующегося пласта музыкального мышления со старыми координациями. Элементы нового мышления вырастают на основе сгущения тенденций в развитии старой координации (см.

предшествующий п. 5), причём вырастают в определённой мере на старых интонационных средах, опираясь на последние. Данный принцип обеспечивает преемственность, плавность эволюции музыкального мышления (умеренное обновление) в рамках общего процесса музыкально-исторического развития.

7. Принцип единой волны фокусировки-и-расфокусировки в пределах этапа (шире – цивилизации). Роль процессуальной фокусирующей и далее расфокусирующей силы в Новой цивилизации выполняет полифония. К примеру, по отношению к барочно-романтическому этапу можно сказать, что линеарно-полифонические силы с той же неумолимой закономерностью способствовали обнаружению централизованной гармонической функциональности (0—1—2 фазы: XVI—XVII—XVIII вв.), с какой далее способствовали её II Международная заочная научно-практическая конференция____________________________________

нейтрализации и рассредоточению (2—3—4 фазы: XVIII—XIX—XX вв.), особенно со 2-й половины XIX века и далее в XX веке (Вагнер, Лист, Вольф, Регер, Дебюсси, нововенская школа, поздний Скрябин, Стравинский, Хиндемит и т.д.). В классический и раннеромантический периоды спрессованная в функционально-аккордовые комплексы (не без сил тяготения и структурирования самих этих комплексов) линеарная энергия вновь «динамизированной зеркальной репризой» обозначилась в XX-XXI веках (на 4-й и 5-й фазах).

И, если напряжение потенциальной энергии функционально-гармонических связей определяло феномен раннеклассической и классической гомофонии XVIII века (фокусировка-кристаллизация), то «напряжение кинетической энергии мелодического формования» [Э. Курт, 6] в своём итоговом максимальном значении обусловило «атональную» и далее додекафонно-серийную полифонию и ещё далее в движении к авангарду 50-70-х годов – алеаторную, сонорно-кластерную полифонию, сверхмногоголосную полифонию, четвертитоновую (шире – микрохроматическую) полифонию, полифонию конкретной музыки, студийно-техническую, электроннотембровую полифонию, стохастическую полифонию и другие её ветви (расфокусировка от XVIII к XX вв.). В целом при рассмотрении процесса фокусировки-и-расфокусировки (кристаллизации-и-декристаллизации – в данном случае функционально-гармонической) на 5-м этапе наблюдается перемещение роли полифонического и гармонического типов музыкального мышления от 1-го ко 2-му и далее наоборот.

На второй фазе этапа обычно возникает особое кристаллическое качество музыкального мышления, противоположное кинетико-процессуальному качеству ранних и поздних фаз. Так, например, на смену свободному полифоническому стилю с импровизированностью и незакреплённостью ритмических отношений (эпоха СенМарсьяль – с конца XI до середины XII в. – см. [4, C. 29]) приходит регламентированная 6-ю модусами модальная полифония эпохи Леонина и Перотина (2-я половина XII – начало XIII вв.), отражающая тенденции кристаллизации музыкального мышления на 2-й фазе (здесь в рамках XII века и с расширением вперёд – за счёт аналогичных экспандирующих, но более мелких – третьфазных – музыкальных процессов). В целом упрощение, схематизация, прояснение, фокусировка, рационально-теоретическое осмысление основной координации данного этапа на его 2-й фазе связано с общей кристаллизующе-оформляющей функциональностью этой фазы.

В свою очередь на фоне полифонико-ритмической рационализации, модусноритмической схематизации, упрощения на кристаллизующей фазе развиваются и усложняющие тенденции в вертикальном срезе, например, увеличение количества голосов в эпоху Перотина. Далее на последующих кульминационной и особенно сверхкульминационной фазах происходит расфокусировка-раскрепощение полифонической ритмики вплоть до полиритмической децентрализованной сверхсложности в эпоху готического декаданса XIV века, но уже на мензуральной основе. Нетрудно усмотреть в связи с триадой нефокус-фокусировка-расфокусировка в пределах этапов «гегелевскую»

триадность: тезис – антитезис – синтез....

Итак, ясная модусная ритмика кристаллизующей фазы была постепенно поглощена более широкой мензуральной системой. Параллельно нарастанию полифоникоритмической свободы усиливалась и гибкость этой системы. Однако «сверхкульминационный наплыв» полифонической ритмики привёл к явлению обнаружения предела впитывающих координирующих свойств мензуральной организации.

Усложнение полифонической ритмики от XIII к XIV веку привело к соответствующему усложнению конструктивных крепёжных систем, к усилению их структуральных формообразующих свойств, в частности к изоритмии.

Аналогом последнего явления в XX веке явился «тотальный» сериальный структурализм 50-х годов, также возникший как средство организации предельно расфокусированной полифонии (в данном случае тотально расфокусированной по функционально-гармоническому плану координации вплоть до полного отчуждения от неё).

После 2-й фазы кристаллизации неумолимо следует 3-я, довольно двойственная фаза кульминации-кризиса. Точно так же, как в фазы кристаллизации – в XVIII, в XII в. – известное __________________________________________________ВОСТОК и ЗАПАД: история, общество, культура прояснение полифонии в XV веке (связанное с переходом к нормам строгого стиля, с преодолением гармонической готической одноплоскостности, несбалансированности, жёсткости, нерегулированности) сменилось расцветающими и расфокусирующими тенденциями XVI века (хроматизация, увеличение числа голосов, нарушение норм диссонирования, аффектация музыкального мышления в целом).

В связи с 3-ми, кульминационно-кризисными фазами мы отмечаем очень яркий, полнокровный (в системе координации данного этапа) характер музыкального мышления, несмотря на прогрессивно усиливающиеся децентрализующие тенденции. Часто здесь естественному процессу децентрализации противопоставляется более или менее консервативный процесс, имеющий свои корни в кристаллизующей фазе.

Примеры этому:

римская полифоническая школа 2-й половины XVI века и, соответственно, лейпцигская 2-й половины XIX века (точнее с 1843 года). Функции такого рода школ – стабилизировать, смягчить «саморазвивающийся» децентрализующий процесс. Однако в целом такого смягчения не происходит. Напротив, происходит разрыв между консервативными и новаторскими феноменами (к отмеченным примерам можно добавить, соответственные явления хроматико-мадригального направления (XVI век) или веймарской школы (XIX век), соотносящиеся с указанными выше по принципу противопоставления (типа:

консервативное – новое).

8. Принцип устремления эволюции в рамках обеих цивилизаций к этапу полистилевой координации (т.е. к 6-му: XX-XXI-XXII вв. и V-IV-III вв. до н.э.). Этот принцип одинаково действует не только в условиях Новой цивилизации, но и Праантично-античной. Мы связываем этот принцип с закономерностью неизбежного устремления процесса эволюции к активному осмыслению на достаточно высоком уровне развития данной цивилизации.

Так, этап XX-XXI-XXII веков – это именно тот 6-й этап, который специализирован на полистилевом музыкальном анализе и синтезе. Реальная структура музыкального мышления, в том числе и современного, очень сложна, т.к. оно удерживает в памяти всю историческую (срезную) хроновертикаль, помноженную на культурно-географическую горизонталь. На современном, 6-м этапе этот неподъёмный и во многом «тёмный»

(особенно в хронологическом измерении) массив начинает осмысливаться благодаря возросшему уровню историко-теоретического мышления и качественно новой информационно-кибернетической структуре хранения и анализа музыкальной информации.

В систему современного музыкального мышления в качестве функциональных элементов входят различные стилевые пласты, вступающие в активный «поливременной»

диалог друг с другом. На наших глазах происходит гигантский «лабораторный эксперимент»

по стилевому анализу всей музыки – по вертикали и по горизонтали. Этот анализ происходит и на уровне композиторского творчества, и на уровне интерпретации, и на уровне слушательского восприятия и связан с самыми разнообразными проявлениями полистилистики (коллаж, цитирование, стилизация, опора на различные конструктивностилевые и жанрово-стилевые модели, стилевой диалог или «полилог», полистилевая интеграция, полистилевая драматургия, фабула, стилевой конфликт и т.д.). Проблема диалога как принципа углублённого самопознания весьма актуальна в более широком осмыслении в теории литературы, например, в интерпретации М.М. Бахтина («я для себя на фоне я для другого»), Ж.П. Сартра («Для-себя отсылает к Для-другого») и других мыслителей нашего этапа.

9. Закономерность экстраполяции принципа триадного равномерного деления этапа на триадное деление фазы (принцип системно-структурного самоподобия в рамках функционально-циклических процессов). Вековая фаза по современным биокосмическим и физикокосмическим наблюдениям делится на три приблизительно равные третьфазы развития: 1-ю третьфазу формирования, 2-ю – оформления и 3-ю кульминации, занимающие в каждом веке, соответственно, периоды приблизительно с 1 по 33 гг., с 34 по 66 гг., с 67 по 00 гг.

При этом 33-летние циклы функционируют на основе гелиофизических законов. Эти законы действуют для 11-летних циклов (Швабе-Вольфа, Шперера, Хейла; закономерность II Международная заочная научно-практическая конференция____________________________________

Маундера; наблюдения А. Шустера, А.Л. Чижевского, Н.В. Купецкого и др.) [11, с. 6-7]. В число главных третьфаз входит и 4-я, сверхкульминационная (101-133 гг.), выходящая за пределы подразделяемо-опорного столетия. К числу такого рода важнейших внешних третьфаз относится и нулевая (33 года влево от основного века). Благодаря осознанию механизма продления века за счёт его внешних 0-й и 4-й третьфаз можно гибко оценивать тенденции данного века за его пределами, видеть расширенные картины тенденций-веков-фаз, а также лучше оценивать наложения вековых фаз.

Механизм наложения, например, помогает яснее осознать стилевую структуру XVIII века, в рамках которого накладывается уходящий «пламенеющий», «сверхкульминационный» поздний барочный стиль (4-я третьфаза и часть 5-й, исходящие от «барочно-формировательного» XVII века) и предклассический стиль (1, 2-я третьфазы «классического» - кристаллизующего XVIII века). Кульминация классического музыкального мышления приходится на последнюю треть XVIII века (Глюк, Гайдн, Моцарт, 30-летний Бетховен). На 4-ю третьфазу XIX («романтического» – кульминационного) века указывает уже в пределах ХХ века творчество Малера, Сен-Санса, отчасти импрессионистов, Р. Штрауса, раннего Шенберга, а также Сибелиуса, представителей испанского ренасимьенто (Ф. Педрель, И. Альбенис, Э. Гранадос, М. де Фалья и т.д.), кроме этого – Глазунова, Скрябина, Рахманинова, Метнера, Шимановского и др.

Аналогичным образом происходит наложение «включающихся» тенденций высокого Возрождения (4-я третьфаза XVI века) на формирующийся барочный стиль (1-я третьфаза XVII века) в первой трети XVII века, например, завершающей своё существование римской школы (последователей Палестрины: Дж.М. Нанино, Дж.Б. Нанино, Дж.Ф. Анерио, Ф. Сориано) и барочной по своим тенденциям позднеримской школы (Г. Аллегри, П. Агостини, А.М. Аббатини, О. Беневоли) с характерными для неё пышной многохорностью, богатством инструментального состава, мощью и эффектностью звучания.

Третьфазы сами по себе точно так же, как этапы и фазы, делятся на три равновеликих элемента средней протяжённостью по 11 лет, называемые дважды-третьфазами. Нулевая и четвёртая дважды-третьфазы как внешние элементы расширяют границы каждой из третьфаз от 33 до 55 лет. Так, например, благодаря пониманию этого механизма расширения хронограней, 4-я третьфаза XIX века (сверхкульминации-сверхкризиса) от периода в 1901гг. (1,2,3-я дважды-третьфазы) «дорастает» до периода 1890-1944 гг. (0,1,2,3,4-я дважды-третьфазы), в который действительно более органично входят как европейские, так и внеевропейские сверхкульминационные тенденции этой третьфазы (феномены Рахманинова, Шимановского, Бартока, Бернстайна, гершвиновской «Порги и Бесс», написанной в 1935 году, а также позднеромантические западноевропейские тенденции, имевшие место в конце XIX века (Малер, Регер, Р. Штраус и т.д.).

Литература

1. Александрова, Л.В. Порядок и симметрия в музыкальном искусстве: логикоисторический аспект [Текст]: монография / Л.В. Александрова; Новосиб. гос. консерватория им.

М.И. Глинки. – Новосибирск: НГК им. М.И. Глинки, 1995. – 372 с. – Библиогр.: С. 277-287. – 500 экз.

– ISBN 5-7196-0481-2.

2. Бергер, Л.Г. Закономерности истории музыки [Текст] / Л.Г. Бергер // Музыкальная академия. – 1993. – № 2. – С. 124-130. – Библиогр.: с. 130. – ISBN 0869–4516.

3. Бергер, Л.Г. Звук и музыка в контексте современной науки и в древних космических представлениях. Пространственный образ как модель художественного стиля [Текст]: монография / Л.Г. Бергер; Тбилисский гос. университет. – Тбилиси: Изд-во Тбилисского ГУ, 1989. – 216 с.

– Библиогр.: с. 189-200. – 200 экз. – Б 4901000000.

4. Евдокимова, Ю. К. История полифонии. Многоголосие средневековья X-XIV века [Текст]: монография / Ю.К. Евдокимова; Изд-во Музыка. – М.: Музыка, 1983. – 456 с. – Библиогр.:

с. 448-452. – 10 000 экз. – ИБ № 3106.

5. Герцман, Е.В. Античное музыкальное мышление [Текст]: монография / Е.В. Герцман. – Л.: Музыка, 1986. – 223 с.

6. Курт Э. Основы линеарного контрапункта. Мелодическая полифония Баха [Текст]. Пер.

с нем. Зинаиды Эвальд / под ред. Б.В. Асафьева. – М.: Огиз, Гос. муз. изд. Образцовая тип., 1931.

__________________________________________________ВОСТОК и ЗАПАД: история, общество, культура

7. Логиаду-Платонос, Сосо. Кносс. Минойская цивилизация [Текст]: монография / С. Логиаду-Платонос. – Афины: И. Мафьюлакис & Cо, 2006. – 96 с.

8. Лосев, А.Ф. Музыка как предмет логики [Текст]: / А.Ф. Лосев // Самое само. (Серия «Антология мысли»). / М.: ЗАО Изд-во Эксмо-пресс, 1999. – с. 635-822. – Библиогр.: с. 802-822. – 7 экз. – ISBN 5-04-002918-7.

9. Петриков, С.М. Духовно-творческие проблемы современной цивилизации [Текст]: авторский сборник. – Вып. 4. / С.М. Петриков; Бийский пед. гос. ун-т. – Фленсбург; Бийск; М.: Российская академия музыки им. Гнесиных; НИЦ БПГУ, 2006. – 217 с. – (Серия «Творческое измерение человека-человечества-универсума» из 4-х авторских сборников. Всего: 94 статьи.). – 100 экз.

– ISBN 978-5-903042-20-4.

10. Петриков, С.М. Закономерности развития художественного мышления [Текст]: Дис. в виде науч. доклада на соиск. уч. степ. докт. иск. – Санкт-Петербург: РАН, РИИ, 1996. – 58 с. – Библиогр.: с. 55-58.

11. Петриков, С.М. Закономерности развития художественного мышления (музыкологический историко-теоретический аспект) [Текст]: монография / С.М. Петриков. – Томск: Изд-во ТГУ, 1993. – 254 с. – Библиогр.: с. 55-58.– 500 экз. – 5-7511-039-3.

12. Петриков, С.М. Ритмы эволюции западноевропейского музыкального мышления [Текст]: / С.М. Петриков // Интерпретация музыки. Ступени познания / Красноярск: Красноярский гос. институт искусств, 1994. – с. 144-162. – Библиогр.: с. 159-162. – ISBN 5-230-08313-1.

13. Петриков, С.М. Об интонационно-фазной форме в инструментальных произведениях Б. Тищенко [Текст]: / С.М. Петриков // Проблемы музыкальной науки / М.: Советский композитор, 1989. – Вып. 7. – С. 174-180. – Библиогр.: с. 180. – ISSN 0234–9469.

14. Петриков, С.М. Текстуальное музыкальное мышление: синтаксический интегрирующий аспект [Текст]: монография (исследование) / С.М. Петриков. – Бийск, НИЦ Бийского пединститута, 1993. – 626 с. – Библиогр.: с. 454-495. – 500 экз. – ISBN 5-85127-002-0.

15. Петриков, С.М. Циклические закономерности музыкально-исторического мышления (минимальный вариант сообщения) [Текст]: / С.М. Петриков // Художественное образование:

проблемы и перспективы: материалы международной научно-практической конференции (Бийск, 1 ноября 2012 г.) / Бийский гос. муз. колледж, 2012. – С. 68-73. – Библиогр.: с. 72-73.

16. Петриков, С.М. Циклические закономерности развития музыкального мышления Новой европейской цивилизации в культурологическом контексте [Текст]: / С.М. Петриков // Художественное образование: проблемы и перспективы: материалы международной научнопрактической конференции (Бийск, 4 ноября 2011 г.) / Бийский гос. муз. колледж, 2011. – С. 216Библиогр.: с. 223.

17. Петриков, С.М. Эволюционное музыковедение в системе художественного образования студентов [Текст]: уч. пособ. к спецкурсу / С.М. Петриков; Новосибирск: Новосибирский гос.

пединститут, 1990. – 92 с. – Библиогр.: с. 78-81. – 600 экз. – Темплан 1990 г., поз. 54.

18. Шпенглер О. Закат Европы [Текст]: монография. – Новосибирск: Наука, 1993. – 591 с.

19. Feil, A. Metzler Musik Chronik vom frhen Mittelalter bis zur Gegenwart [Текст]: Monographie / А. Feil. – Stuttgart; Weimar: Verlag J.B. Mezler, 1993. – 573 S. – Verwendete Literatur: S. 796-822.

– ISBN 3-476-00929-7.

20. Michels, U. dtv-Atlas-Musik: Systematischer Teil: Musikgeschichte von den Anfngen bis zur Gegenwart [Текст]: Monographie / U. Michels. – Kassel; Basel: Brenreiter-Verlag; Deutscher Taschenbuch Verlag, 2001. – ISBN 3-423-08529-0 (dtv). – ISBN 3-7618-1560-3 (Brenreiter).

21. Riemann Sachlexikon Musik [Текст]: Monographie. Sonderausgabe / Herausgegeben von W.

Gurlitt und H.H. Eggebrecht. – Mainz; London; Madrid; Neu York; Paris; Tokyo; Toronto: Schott. – 1996. – 1087 S. – ISBN 3-7957-0032-9.

II Международная заочная научно-практическая конференция____________________________________

О ПРИНЦИПАХ ФОРМООБРАЗОВАНИЯ В КАНТАТЕ

Н. СИДЕЛЬНИКОВА «СОКРОВЕННЫ РАЗГОВОРЫ»

–  –  –

Значительный вклад в развитие отечественной хоровой музыки второй половины ХХ века внёс Николай Николаевич Сидельников – яркий представитель московской композиторской школы, чьё творчество, впитав в себя активные стилевые искания и новации современного музыкального искусства, глубоко связано с русскими национальными традициями. Отдавая предпочтение крупным жанрам (особенно вокально-хоровым), композитор тем самым стремился донести до слушателя философский смысл сложнейших вопросов бытия в разных его аспектах: проникновенность лирики и трагические образы, гротеск и сказочность, добродушный юмор – всё это воплощается в нестандартных индивидуализированных формах, оригинальных звуковых решениях, где особую роль играет живая одухотворённая интонация.

В 60–70-е годы, продолжая линию неофольклорных сочинений, Сидельников пишет целый ряд сочинений, отражающих общий путь исканий в развитии симфонического, кантатно-ораториального и хорового жанров: симфония «Мятежный мир поэта» для соло баритона-баса и ансамбля инструментов, концерт «Русские сказки» для 12 солистов, кантата «Сокровенны разговоры» для хора a cappella и ударных.

Затрагивая вопрос о новом, своеобразном подходе к традиционным вокальносимфоническим и хоровым жанрам, следует отметить, что в творчестве отечественных композиторов 70-х годов наметилась тенденция к необычным инструментальным составам в сочинениях развёрнутой формы, написанных для хора без сопровождения. Такие исполнительские ансамбли встречаем в кантате Г. Свиридова «Ночные облака», где после акапелльных номеров звучит заключительная пятая часть с сопровождением фортепиано и ударных.

В его хоровой поэме «Ладога» третий и пятый номера исполняются в сопровождении баянов. В концерте для хора «Пушкинский венок» Свиридов в двух частях (№ 5, № 6) использует различные ударные инструменты и фортепиано.

Кантата Сидельникова «Сокровенны разговоры», написанная в 1975 году для камерного хора под управлением В. Полянского, также является образцом смешанного жанра, в котором нашли отражение и новая концептуальная идея, и новации в области музыкального языка. Сочинение многократно исполнялось в России и за рубежом и принесло автору заслуженный успех и популярность. Как отмечает Г. Григорьева, «Сокровенны разговоры» – особый, оригинальный образно-звуковой мир; в условиях хорового звучания по-новому раскрылись, заострились стилевые качества музыки Сидельникова. Это произведение отличается неповторимо свежей интонационностью, естественной, словно рождающейся в процессе исполнения, импровизационной свободой. Эти качества приходят из точного ощущения русской интонации, манеры пения, близкой народной и в то же время вырастают из таких специфических черт мышления Сидельникова, как персонифицированность, характерность образов, особый склад “ситуаций”» [1, с. 50].

Кантата – сочинение глубоко трагическое, основу его составляют лирические песни (за исключением пятой части – «Шла эскадра»), повествующие о народном горе, рассказывающие о личных, сокровенных чувствах. Щемящие, близкие к исповеди интонации окрашивают произведение, отсюда и его название – «Сокровенны разговоры».

Целостность концепции произведения определяется всеми его слагаемыми. Кантата написана на основе фольклорно-поэтических источников, но выразительные возможности, заложенные в природе этих текстов, подчёркнуты композитором, экспрессивно заострены, что привело к значительному расширению образных границ, раздвинув их от трагических 44 __________________________________________________ВОСТОК и ЗАПАД: история, общество, культура стенаний, воплей-голошений, через прострации речитативов-причитаний к гармошечным наигрышам и танцу-плясу. Семь частей цикла контрастны по содержанию, темпу, фактуре, их последовательность отразила контрасты психологических состояний, на которых и основано развитие драматургии сочинения.

Единству композиции кантаты способствует концентрическое построение цикла. Так, лирико-трагическим центром выступает четвёртая часть, в основу которой положен текст протяжной песни «Уж вы, горы мои». На эту роль её выдвигает выраженная в ней крайне напряжённая эмоциональная сфера, активность хоровых голосов, динамизм в развёртывании мелодической линии. Её окружают две мужские – «Разбойная песня» и «Шла эскадра»

(третий и пятый хоры). В свою очередь эти части обрамляются женскими песнями: «Ходил, гулял Ванюшка» (№ 3) и «Туманы» (№ 6). Помимо этого, сочинение построено по принципу ретроспекции, что характерно для музыки ХХ века: седьмая часть является динамической репризой первой. Таким образом, цикл обрамляется тематической аркой, что придаёт цельность всему произведению.

№1 №2 №3 №4 №5 №6 №7 a–e e–a–e g–a g G–d as – g g Немаловажную роль в создании архитектонической стройности композиции играет ладотональный план. Так, тональности a-moll – e-moll объединяют две первые части кантаты, а g-moll – G-dur – остальные пять хоров (с третьего по седьмой). Кроме того, тоники этих основных тональных сфер образуют последовательность из трёх звуков a – e – g, с которых начинается первая тема произведения (проекция основного мотива на тональный план).

Таким образом, активное воздействие тонально-гармонических средств как фактора выразительности в условиях цикла проявляется с особой рельефностью.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Сохранность культурного наследия: наука и практика Выпуск десятый КОНСЕРВАЦИЯ, РЕСТАВРАЦИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЕ ПАМЯТНИКОВ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ Материалы секции «Сохранение, реставрация и экспонирование памятников военной истории» Пятой международной научнопрактической конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы», 14–16 мая 2014 года, СанктПетербург Санкт-Петербург Серия основана в 1996 году Консервация, реставрация и...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть II СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«ПРИДНЕСТРОВСКАЯ МОЛДАВСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ПРИЗНАННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ НЕПРИЗНАННОГО ГОСУДАРСТВА1 Николай Бабилунга зав. кафедрой Отечественной истории Института истории, государства и права ПГУ им. Т.Г. Шевченко, профессор Как известно, бесконечное переписывание учебников истории, ее модернизация и освещение исторического прошлого в зависимости от политики партийных лидеров в годы господства коммунистической идеологии привели к тому, что Советский Союз во всем мире считали удивительной страной,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БЕЛОВСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ сборник статей X Международной научной конференции БЕЛОВО 20 УДК 001:37 (063) ББК Н 34 Печатается по решению редакционно-издательского совета КемГУ Редколлегия: д. п. н., профессор Е. Е. Адакин (отв. редактор) к. т. н., доцент В. А. Саркисян к. т. н., доцент А. И....»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть 2 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть I СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов, директор...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июня 2014 г. Под научной редакцией доктора политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2015 ББК 66.3(0),5я431 О-285 Издается в соответствии с планом...»

«Перечень докладов на Всероссийской студенческой научно-практической конференции XIV конференции студенческого научного общества «Современные исследования в геологии» 10-12 апреля 2015 года Секция 1: Динамическая и историческая геология, Палеонтология, Литология, Полезные ископаемые ГИПОТЕЗЫ МИКРОБИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖЕНИЯ КОНКРЕЦИЙ В 9 ВЕНД-КЕМБРИЙСКОЙ ТОЛЩЕ ЗИМБЕРЕЖНЕГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Айдыбаева Яна Эдуардовна ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКАЯ И ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ 11 ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ...»

«Всемирная организация здравоохранения ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ Сто тридцать восьмая сессия EB138/45 Пункт 12.2 предварительной повестки дня 15 декабря 2015 г. Недвижимое имущество: обновленная информация о стратегии ремонта зданий в Женеве Доклад Генерального директора ВВЕДЕНИЕ И ОБЗОР ТЕКУЩЕГО ПОЛОЖЕНИЯ ДЕЛ На своей Шестьдесят восьмой сессии Всемирная ассамблея здравоохранения 1. приняла к сведению предыдущую версию данного доклада1, в которой приводился краткий обзор истории проекта по ремонту...»

«Александр Борисович Широкорад Великий антракт Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181808 Великий антракт: АСТ, АСТ Москва; М.; 2009 ISBN 978-5-17-055390-7, 978-5-9713-9972-8 Аннотация Книга посвящена истории европейских событий в промежутке между Первой и Второй мировыми войнами. Версальский мир 1919 года создал целый ряд тлеющих очагов будущего пожара. Вопрос был лишь в том, где именно локальные противоречия перерастут в новую всеобщую бойню. Вторая мировая война...»

«ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» (Россия) Историко-географический факультет Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина (Украина) Исторический факультет Харьковский национальный педагогический университет имени Г.С. Сковороды (Украина) Исторический факультет Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» Международная научно-практическая конференция ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В РОССИИ: ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (К 20-ЛЕТИЮ...»

«Направление История и международные отношения ФАКУЛЬТЕТ ИСТОРИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КЕМЕРОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Конференция по направлению «ИСТОРИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ» состоится 22 апреля 2015 года начало работы – 10.00 по адресу: г. Кемерово, пр. Советский, д. 73, второй корпус Кемеровского государственного университета Начало работы: Пленарное заседание 10.00-11.30 Работа секций – 12.00-17.00 Работают секции: ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НАПРАВЛЕНИЯ «ИСТОРИЯ И Звездный...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАФЕДРА ИСТОРИИ И КУЛЬТУРОЛОГИИ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ВОЛГГМУ ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ В СОБРАНИЯХ АРХИВОВ, БИБЛИОТЕК И МУЗЕЕВ Материалы Межрегиональной научно-практической конференции Волгоград, 23–24 апреля 2014 года Издательство ВолгГМУ Волгоград УДК 61(09) ББК 5+63 И 89 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Главный редактор –...»

«ИДЕИ А.А. ИНОСТРАНЦЕВА В ГЕОЛОГИИ И АРХЕОЛОГИИ. ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ МУЗЕИ МАТЕРИАЛЫ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург Россия ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ПАЛЕОНТОЛОГО-СТРАТИТРАФИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ КАФЕДРЫ ДИНАМИЧЕСКОЙ И ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОЛОГИИ МУЗЕЙ ИСТОРИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОБЩЕСТВО ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЕЙ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ посвященная памяти члена-корреспондента Петербургской Академии Наук, основателя кафедры...»

«Современные тенденции в антропологических исследованиях Рубрика «Форум» — Тема первого «Форума» — основные тенденцентральная в нашем ции в антропологических исследованиях журнале, поскольку его последнего времени. Ее выбор обусловлен главной целью является тем, что в последние десятилетия социобмен идеями между представителями разных альные науки переживают существенные научных дисциплин: изменения. Меняется исследовательское антропологами, историками, пространство, тематика исследований,...»

«ФИЛОСОФСКИЙ ВЕК ИСТОРИЯ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТРАДИЦИИ ПРОСВЕЩЕНИЯ St. Petersburg Center for the History of Ideas http://ideashistory.org.ru Санкт-Петербургский Центр истории идей Institute of International Connections of Herzen State Pedagogical University of Russia Resource Center for Advanced Studies in the Social Sciences and Humanities of St. Petersburg State University St. Petersburg Center for History of Ideas THE PHILOSOPHICAL AGE ALMANAC HISTORY OF...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ КАФЕДРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ФИЛИМОНОВ ВИКТОР ЯКОВЛЕВИЧ Должность: заведующий кафедрой отечественной истории Ученая степень: доктор исторических наук Ученое звание: профессор Базовое образование: КГПИ Сфера научных интересов: взаимоотношения власти и общества, города и деревни, социальные отношения, инфраструктура и рынок, политические настроения, образ жизни, системы расслоения, демографические процесс Преподаваемые дисциплины: Аграрная революция в России...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.И. ЕВДОКИМОВА Кафедра истории медицины ЗУБОВРАЧЕВАНИЕ В РОССИИ: МЕДИЦИНА И ОБЩЕСТВО Чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Г.Н. Троянского Материалы конференции МГМСУ Москва – 20 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы чтений, посвященных 90-летию со дня рождения П22 Г.Н. Троянского «Зубоврачевание в России: медицина и общество» М.: МГМСУ, 2014, 100 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.