WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ПОЛИТИКИ И ПРАВА II Всероссийская научно-практическая конференция Сборник статей Октябрь 2014 г. Пенза УДК 33:340 ББК 66:67 А 43 Оргкомитет конференции: ...»

-- [ Страница 2 ] --

Правовую культуру зачастую воспринимают как категорию, связанную с миром идеального и слабо влияющую ход исторического процесса. Но не следует забывать, что правовая культура является важным регулятором общественных отношений. Правовая культура законодателя и правоприменителя – один из ведущих факторов развития правовой системы. Исследователь, ставящий целью изучение политическое и правовое развитие Советского государства в первое десятилетие советской власти, не может обойти стороной проблему правовой культуры руководителей партии и государства. Но подобное исследование будет затруднено неоднозначным определение самого термина «правовая культура».



Можно выделить два основных подхода к пониманию сущности правовой культуры. Согласно первому подходу, правовая культура охватывает своим содержанием все ценности, созданные деятельностью людей в области права.

Таким образом, правовая культура объективна и находит свое выражение в действующем законодательстве, правовой доктрине и в правосознании законодателя, правящей элиты. Исходя из такого понимания правовой культуры, отношение большевиков к праву следует признать особой разновидностью правовой культуры, которую необходимо тщательно изучать, для того, чтобы понять ее влияние на правовую политику в Советском государстве.

Второй подход к определению понятия «правовая культура» делает акцент на аксиологическом аспекте права. В этом смысле о наличии правовой культуры можно говорить только в том случае, если право признается безусловной ценностью. Исследователи, использующие данный подход, считают правовую культуру наиболее высокой и емкой формой правосознания, изучают степень проникновения правовых ценностей в общественную жизнь.

[6] Исходя из тезиса о нигилистическом отношении к праву со стороны большевиков, и понимая правовую культуру как ценностный аспект правосознания, можно говорить либо об отсутствии правовой культуры у представителей советского правительства, либо даже о «правовой антикультуре». Если руководствоваться подобными аргументами, то изучение правовых воззрений руководителей Советского государства бессмысленно, так как антикультура не может породить норму права в естественноправовом смысле. Нельзя породить то, что отрицаешь. А создавая право в нормативистском понимании (издавая законы и подзаконные акты), советский законодатель в первую очередь руководствовался соображениями целесообразности, политической тактики, идеологией и лишь в последнюю очередь правовыми ценностями.

Развивая критический анализ правосознания партийных лидеров Советского государства с позиций ценностного подхода, вполне логично предположить, что на правовую политику в Советском государстве влияла не правовая культура, а правовая идеология.

Действительно, воззрения правоведов-законодателей формировалась под сильнейшим воздействием партийно-коммунистической идеологии и господствовавших в то время правовых теорий. Даже юристы «старой школы»

в практической работе руководствовались не правовой доктриной, а партийными документами.

А среди партийных лидеров большой популярностью пользовались идеи скорого отмирания права и ненужности усилий по созданию нового социалистического права. Эта позиция подтверждалась положениями «Революционной теории права» (Е.Пашуканис, П.Стучка), и «Психологической теории права» (М.А. Рейснер).

Вследствие этого, в качестве особенности позитивного права первых десятилетий Советского государства следует назвать рамочность законов, тяготение к административным методам решения правотворческих задач, неурегулированность важнейших отношений на законодательном уровне при удивительном обилии подзаконных и ведомственных актов, заменяющих собой законы и порождающих массу коллизий.

Пренебрежительное отношение к правовому опыту приводило к распространению множества спорных новаций в юридических конструкциях, многие из которых оказались нежизнеспособны и нанесли очевидный вред обществу и государству. И зачастую, в качестве причины неэффективности правовой политики коммунистического правительства в первое десятилетие советской власти, вынуждавшее партию и административный аппарат все чаще прибегать к мерам административного и силового характера, называют отказ от признания ценности права и замена правовой теории на партийную идеологию.

Но не все исследователи советского права используют исключительно аксиологический подход к советской правовой культуре. Рассматривая понятие правовой культуры шире, они делают попытку найти позитивные черты в воззрениях государственных деятелей и видных партийных теоретиков. Согласно широкой трактовке термина, ни индивид, ни социальная группа не могут быть абсолютно лишены правовой культуры. Но она может быть очень предельно низкой или нестандартной, особенной.





Обширный материал для подобного исследования содержится в трудах видного партийного деятеля Н. И. Бухарина.

В 1988 году, после реабилитации и посмертного восстановления в партии были изданы научные и публицистические труды Н. И. Бухарина, его эссе и художественные произведения.[1; 3; 4; 5] Он представлялся многим исследователям в качестве носителя «истинного» ленинского учения, впоследствии «извращенного» И. В. Сталиным. Западные исследователи не всегда разделяли данную точку зрения.[8] Современные российские исследователи так же далеки от идеализации правовых воззрений Н. И. Бухарина. Их позиции, на наш взгляд, взвешены и обоснованы. Но и в современных сочинениях, посвященных Н. И. Бухарину, отстаивается концепция о гуманистическом базисе правовых воззрений этого незаурядного деятеля ВКП(б). [10, 116–119] Работы Н.И. Бухарина дают возможность весьма широкой интерпретации его правовых и политических взглядов. Если в работах до 1920 года он последовательно отражает свои леворадикальные воззрения, то уже в 1925 году он стоит на позиции правой социалистической идеологии. В следующие пять лет он возвращается к левой точке зрения о желательности тотальной роли государства в общественной жизни.

В целом, в литературе признается, что взгляды Бухарина на государство и право носили полуанархический характер. Бухарин допускал возможность существования капитализма в определённых формах в социалистическом обществе, и это было, по его мнению, вполне оправданно для переходного периода.

Многим исследователям импонирует критика Бухариным идеализированных представлений о «военном коммунизме». В своих работах периода НЭПа он подчеркивал, что политика первых лет советской власти не могла развивать производительные силы. Основной задачей «военного коммунизма» было не восстановление хозяйства, а немедленное получение продукта «хотя бы ценой подрыва производительных сил».[9, 26–27] В пользу предположения о том, что Н. И. Бухарин являлся носителем положительной правовой культуры в современном нам понимании говорит его тезис о «добровольности кооперирования на основе сочетания личных и общественных интересов крестьянства».[2, 155] Н. И. Бухарин предполагал в качестве главного инструмента повышения производительности труда и благосостояния народа не принуждение и административные меры, а «массовое применение науки, рост культуры, раскрепощение рабочей силы и развязывание творческой энергии трудящихся».[2, 161] Бухарин истинно верил и полагал, что «социализм не только не препятствует расцвету личности, но, наоборот, начиная с определённого этапа исторического развития, становится обязательной предпосылкой для него», «социалистический строй создаёт многообразие полноценных людей» и утверждал, что «то, к чему мы стремимся – это социалистический гуманизм». [7, 172–173]

При подготовке Конституции СССР 1936 г. Бухарин предлагает следующую формулировку роли Коммунистической партии в советском обществе:

«…являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за победу коммунизма, руководящей силой всех организаций трудящихся в СССР». Сталин же добавляет: «…стоящую у власти в СССР и представляющую основную руководящую силу…»[2, 159] Указанные факты показывают нам возможность иного взгляда на социалистическую правовую идеологию и возможность иных оценок социалистической правовой культуры.

Приведенные выше цитаты из трудов Н. И. Бухарина не позволяют нам сделать однозначный вывод о полном отрицании им ценности права и наличии в его мировоззрении правовой «антикультуры». Взгляды на право Н. И. Бухарин часто менял, исходя, вероятно, из политических и тактических соображений. Но гуманистические начала и принцип социальной справедливости, который лежит в основе идеи естественного права, является основой и философских взглядов Н.

И. Бухарина. Следовательно, было бы продуктивно использовать в анализе правовых взглядов Н. И. Бухарина и других руководителей Советского государства на ценностное понимание правовой культуры, а более широкое, берущее во внимание не только пренебрежительное отношение в двадцатые годы ХХ века к писаному праву, но и общий уровень знаний о праве, отношение к праву как к инструменту осуществления власти. Только такой подход позволит исследователю подойти к объективным результатам о влиянии правовой культуры и правосознания руководителей Государства Советов на проводимую ими политику.

Список использованных источников

1. Академик Н. И. Бухарин. Методология и планирование науки и техники. Избранные труды / Составители В. Д. Есаков, Е. С. Левина. М., 1989.

2. Бордюгов Г. А., Козлов В. А. Поздний Бухарин: представления о социализме // Бухарин: человек, политик, учёный. М., 1990.

3. Бухарин Н. И. Избранные произведения. М., 1988.

4. Бухарин Н. И. Проблемы теории и практики социализма. М., 1989.

5. Бухарин Н. И. Путь к социализму. Новосибирск, 1990.

6. Венгеров А. Б. Социалистический плюрализм в концепции правового государства // Правовое социалистическое государство: понятие, опыт, перспективы. М., 1988. С. 55-65.

7. Гурвич-Бухарина С. Н. Доклад Н. И. Бухарина в Париже 3 апреля 1936 г. как его политическое завещание // Бухарин: человек, политик, учёный. М.,

1990. С. 172–173.

8. Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1988-1938. Пер. с англ./ Общ. ред., послесл. и коммент. И.Е. Горелова. М., 1988.

9. Наумов В. П. Возвращение к правде // Бухарин: человек, политик, учёный. М., 1990. С. 37–38.

10. Устинов О. А. Реконструкция антропологического идеала К. Маркса в поздних работах Н. И. Бухарина. // Вестник Университета Российской академии образования 2006. №4. С. 116–119.

УДК 9.93.930.85

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ТВОРЧЕСТВО

СОВЕТСКИХ ЛИТЕРАТОРОВ В 1920–1930-Е ГГ.

–  –  –

В статье исследуется влияние политики Советского государства в области культуры на творчество поэтов и писателей. Анализируется проблема непреодолимого противоречия между стремлением государственных органов повысить качество литературных произведений и негативным воздействием советской цензуры.

Ключевые слова: советская идеология, культурная политика, цензура, литература.

THE IDEOLOGICAL CONTROL AND ITS INFLUENCE ON THE WORK

OF SOVIET WRITERS IN 1920-1930-IES.

–  –  –

The article analyzes the impact of the Soviet state cultural policy on creative work of poets and writers. The problem of insurmountable contradiction between the desire of public bodies to improve the quality of literary works and the negative impact of Soviet censorship is raised.

Keywords: soviet ideology, cultural policy, censorship, literature.

В 1920–1930-е гг. советская литература претерпела значительную трансформацию. Немаловажное значение в этом имело постоянное давление со стороны контролирующих ее органов.

Нарком просвещения А. В. Луначарский в 1923–1925 гг. в своем выступлении абсолютно здраво оценивал сложившуюся ситуацию в области цензуры. Он писал, что «надо не только обращаться к драматургам, чтобы они смело брались за темы на злобу дня, но к цензорам и критике, чтобы они не были в этом отношении слишком придирчивы или запуганы. У нас словно все боятся друг друга и опасаются, как бы не проштрафиться по части какой-нибудь ошибки» [1, л. 14].

Это действительно было так, в условиях всеобщего взаимного контроля чиновники считали, что лучший вариант себя обезопасить от возможных обвинений в неверности режиму – это предъявить как можно более суровые требования к писателю.

Гораздо проще и надежнее было запретить к печати то или иное произведение, нежели чем разрешить его переделать. Максимумом ответственности за необоснованный отказ могло быть лишь подобное приведенному выше осуждение, тогда как малая ошибка могла привести к трагическим последствиям и для самого цензора. Поэтому мы не вправе подвергать резкому осуждению каких-то конкретных субъектов государственной власти, такая ситуация была порождением всей сложившейся системы управления.

А. В. Луначарский предостерегал от чрезмерного зажима творчества авторов, давая понять, что, «не пропуская злостной контрреволюционности, следует дать широкую свободу трактовке злободневных вопросов драматургамкоммунистам. В атмосфере такой свободы ошибки будут небольшими и будут не вреднее, чем имеющие нынче место». Он отмечал, что ему очень часто приходится слышать от драматургов, даже партийных, непрерывную жалобу на атмосферу нерешительности, с одной стороны, и придирчивости, с другой. [1, л. 14]. Складывалась ситуация, что даже, будучи готовыми работать в русле новой революционной тематики, многие писатели боялись браться за перо, ожидая неодобрения советских чиновников, некоторые из которых, по меткому замечанию наркома просвещения, часто даже не могли понять смысл того или иного выражения в силу того, что плохо владели русским языком [1, л. 176].

Интересно обратить внимание на то, какого рода произведения приветствовались советской властью. Ярким примером может послужить пьеса «Командармкоторая оказалась, как писала Правда в 1930 году, выдающимся событием.

В чем же состояло ее содержание. «Командарм-2» – пьеса эпохи Гражданской войны. Ее главный герой – коммунист Оконный, являвшийся, по словам автора статьи, «типичным представителем интеллигенции со всеми ее качествами: внутренней недисциплинированностью и анархичностью, периодами вскипания и упадка, сомнениями и рассуждениями». Другой коммунист Чуб – командарм, был простым человеком, «без всяких душевных тонкостей». По ходу сюжета Оконный, в период своего очередного упадка, охваченный сомнениями и рассуждениями, арестовывает Чуба, становится Командармом-2 и бросает армию в авантюру. Однако Чуб вовремя спасает дело и расстреливает Оконного [4].

Вот краткое содержание типичной советской пьесы конца 1920–1930-х гг., воспевающей, как должно, без всякого смущения показаться навязчивым в продвижении идеологии, мужество, рассудительность и патриотизм истинного пролетария, и в то же время дающей резко отрицательную оценку любому, рискнувшему выбиться из строя. Автор же статьи делает однозначный вывод, что «мягкотелость, мечтательность и другие органические черты интеллигенции, активизируясь, приходят в противоречие с железным ходом революции и превращаются в авантюризм и другие опасные явления».

Поскольку тема интеллигенции, ее отношения к новой власти в то время была актуальна как никогда, то и автор статьи в «Правде» назидательно сообщает читателям, что в пьесе «поставлена проблема интеллигенции, как классовой формации, с ее общественно-политической психологией, так четко сформулированной Лениным в его известных определениях» [4].

Однако мы не можем отрицать, что многие произведения советской тематики, не только критиковали пережитки старого режима, но и раскрывали проблемы нового формирующегося общества, проблемы чиновничьего произвола и приспособленчества. Последняя была затронута в «Выстреле»

А. Безыменского, который разбудил жестокие споры критики. Содержание пьесы сводилось к следующему: директор трампарка, пролезший в партию карьерист, привел предприятие к состоянию развала. Но вот комсомольцы организуют ударную бригаду, которая становится центром борьбы двух лагерей: здоровой части ячейки и рабочего коллектива, с одной стороны, и банды Пришлепцова, с другой. Сгущенная атмосфера доводит одного комсомольца до самоубийства. Этот выстрел является сигналом для решительной борьбы. Вредительство Пришлепцова вскрыто, бюрократизм выведен на позор, растут ударные бригады, начинается соцсоревнование.

Это произведение как нельзя лучше отвечало велениям того времени.

Главной движущей силой был показан рабочий класс в лице комсомольского актива трампарка, способного, по словам автора одного из отзывов, «преодолеть сильнейшие трудности, излечить собственные болезни, опаснейшая из которых бюрократизм» [3, д. 10, л. 86].

В другом отзыве «Выстрел» характеризовался как работа, имевшая целью «показать силы, борющиеся за нас и против нас. Самокритика, соцсоревнование, борьба с бюрократизмом, правым уклоном и контрреволюционным троцкизмом – вот материал пьесы. Автору удалось передать трудную и увлекательную борьбу частицы коллектива за социализм» [3, д. 123, л. 3].

Нельзя обойти вниманием тот факт, что явление приспособленчества и карьеризма имело место и в среде самой художественной интеллигенции.

Очень ярко и образно раскрывается эта проблема в статье, опубликованной в Литературной газете в 1935 году. Автор пишет: «У нас выработался тип такого поэта-тактика. Он чувствует себя неплохо. Его нигде не прорабатывают, он всюду и везде «глубоко свой парень». Критики не захлебываются от восторга, но иной раз непрочь и погладить этого покорного телятку. «Да, это не гений, – говорят они, – но человек безусловно полезный» [5].

Особенно распространен этот тип поэта-тактика, по замечанию автора, среди молодых поэтов, «которые боятся весеннего холодка и предпочитают в тысячный раз высасывать соки из засушенных в книжке прошлогодних лепестков».

Именно в этом он видит причину того, что появляется все меньше свежих, талантливых имен. Однако такое творчество, а самое главное – одобрение его критикой – негативно сказывалось на формировании художественных вкусов в большинстве своем малограмотного населения. Конечно, с точки зрения власти, подобные произведения могли способствовать продвижению идеологически правильных мотивов поведения, но с позиций оформления и подачи идейного материала они страдали грубостью и навязчивой прямолинейностью, гиперболизируя тезис о том, что искусство должно быть понятно простому народу. При этом никого не заботила мысль о том, что и простой народ в состоянии достаточно тонко ощутить фальшь. Вот почему впоследствии все коммунистические лозунги приобрели характер неотъемлемого, но малозначащего приложения.

В завершении статьи автор призывает молодых поэтов не бояться ни своего критика, ни своего читателя, ни своего творчества. Именно эти качества, по его мнению, должны быть присущи подлинно социалистическому поэту [5].

Очевидно, что подобные мысли, в первую очередь, были адресованы критикам с целью внушить им уважение к этому качеству поэта и призвать к более ярким проявлениям вкусов при оценке того или иного произведения.

Советская критика славилась не только бесцеремонными отзывами на творческие труды писателей, но зачастую не гнушалась и заведомо ложными обвинениями. Так, поэт Н.А. Адуев оказался объектом обличительной статьи «Вакханалия переизданий». Опровергая обвинения, он писал: «В свете общего контекста я являюсь одним из рантье, живущих на доходы с бесчисленных переизданий, сдаю в печать недоброкачественный материал. Живу на нетрудовые доходы и ничего не пишу». На самом деле оказалось, что Лежнев в указанной статье, цитирует как образец его творчества два стихотворения, которые являлись частью вкладного листа пародий в поэме Адуева «Записки поэта», целью которого было показать, какими мелкими, отвлеченными от жизни интересами живут корифеи «кафэйного» периода поэзии 1919–1921 гг.[2, л. 2].

Центральным призывом ко всем писателям и другим представителям творческих профессий был лозунг в основу своей работы класть темы революционных событий, нового быта и т. д. Поэтому мы нередко находим негативные отклики на произведения, предметом которых становится нечто иное. И. Бачелис, отлично понимая конъюнктуру, отрицательно оценивает тот факт, что исторические пьесы и темы пользуются слишком большим вниманием драматургов. В своем отзыве на постановку пьесы «Петра I» во МХАТ II он эмоционально отмечает, что «слишком горяча жизнь, слишком напряженно бьется ее пульс в наших жилах, чтобы нас могла занимать история. Еще столько живых, волнующих тем ждет своего воплощения на сцене, что обращение к истории, к прошлому всегда кажется бегством от настоящего, таким образом, характеризуя отношение художника к нашей действительности»[3, д. 123, л. 7].

Красной нитью во всех архивных документах 1920–1930-х гг., затрагивающих область искусства, проходят две мысли: о недостаточной заинтересованности авторов в освещении событий новой советской действительности и плохом качестве все же появляющихся революционных произведений. Причины первого мы видим в том, что большая часть художественной интеллигенции, в том числе и писатели, либо очень сдержанно принимали, либо вообще отвергали эту новую реальность, чем и был обусловлен их преимущественный интерес к вопросам истории или же, к примеру, психологии. Конечно, любые коренные изменения в какой бы то ни было сфере всегда привлекали и привлекают внимание творческих людей, требуя определенного осмысления. Однако в те годы творческий продукт критично настроенных представителей старой литературной интеллигенции был неприемлем и если и попадал в руки цензоров, то закономерным исходом был запрет к печати. Вот почему многие талантливые люди попросту писали в стол.

Причины второго указанного явления кроются в социальном составе и уровне образования новой литературной интеллигенции. Советская власть порой поощряла даже самые слабые попытки малограмотного, но идеологически верно настроенного (или, что немаловероятно, корыстно настроенного карьериста) выходца из рабочих или крестьян, творить во благо родины. Вот почему население получало столь некачественный продукт. Однако данное явление было вполне закономерным. Прекрасно известно о том, что органы контроля проявляли такую строгость, что власти рисковали вообще остаться без произведений, хотя бы частично отвечающих известным требованиям. А это было бы достаточно серьезным упущением, поскольку государство лишалось бы того материала, на котором планировалось строить идейное воспитание масс, в особенности молодежи, которой предстояло стать твердой опорой советской власти.

Результатом становилось то, что Наркомпрос неоднократно указывал Главреперткому на необходимость большей широты при пропуске произведений на сцену, подчеркивая, важность ознакомления публики с новым послереволюционным репертуаром [1, л. 14].

Советская культурная политика в отношении литературного творческого процесса отличалась непреодолимой двойственностью. Аппарат государственного литературного контроля, призванный, в том числе, содействовать повышению качества литературных произведений, по причине малограмотности большинства чиновников был в состоянии действовать только на основании формально определенных критериев. Однако, литературное творчество с трудом поддается формализации, и бюрократические методы управления зачастую только вредили литературному процессу. В результате государственную поддержку и тиражи в издательствах получали бездарные писатели. Идеологический фильтр, как дополнительный и весьма размытый критерий оценки качества литературного произведения, также не содействовал полному раскрытию творческого потенциала советских литераторов.

–  –  –

1. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 142. Оп. 1. Д. 315.

2. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ).

Ф. 1847. Оп. 1. Д. 200.

3. РГАЛИ. Ф. 2222. Оп. 1.

4. Правда. 19 марта. 1930.

5. Литературная газета. 15 ноября. 1935.

УДК 34 (349)

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПЕНЗЕНСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ

ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В СФЕРЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В 1920-Е гг.

–  –  –

Авторы статьи анализируют нормативные акты и архивные документы РСФСР 1920-х годов с целью определить методы и результаты правового регулирования трудовых отношений с участием представителей творческих профессий. Авторы приходят к выводам о низкой эффективности административных методов руководства и частом нарушении трудовых правах творческих работников.

Ключевые слова: художественная интеллигенция, нэп, трудовые отношения, правовое положение творческих работников.

–  –  –

The authors analyze the soviet legislation and archival documents of the 1920s in order to determine the methods and results of the legal regulation of art workers labor relations. The authors conclude the low efficiency of the administrative methods and frequent violations of art workers labor rights.

Keywords: artistic intelligentsia, NEP, labor relations, the legal status of art workers.

Право, являясь важным компонентом идеологической сферы жизни общества, по своей сути обладает диалектическим характером. С одной стороны, существующее по преимуществу в нормативных актах, оно является отражением господствующих в обществе экономических, политических, социальных и других отношений. В этом смысле богатый материал для исследования жизни творческой интеллигенции представляют многочисленные законы и подзаконные акты 20-х – 30-х годов ХХ века. В них Советское государство пыталось регламентировать многие стороны жизни интеллигенции, отразив при этом в документарной форме разные аспекты бытия творческих работников. Кроме того, декларативные нормы, в большом количестве содержащиеся в нормативных актах СССР и РСФСР, в четкой и сжатой форме дают представление о направлениях государственной политики в отношении интеллигенции.

С другой стороны, право само по себе было важным фактором, влиявшим на жизнь, творчество, социальный состав, взаимоотношения с властями такого социального слоя, как творческая интеллигенция.

Вышесказанное определяет актуальность и научную значимость изучения особенностей правового положения художественной интеллигенции, а также степени влияния правовой политики государства на ее жизнь и творчество.

Архивные документы содержат многочисленные свидетельства нарушения прав работников искусств, и большинство их выражалось в конфликтах между работником и работодателем.

Неустойчивость материального положения творческих работников порождала конфликты в области оплаты труда (размера заработной платы, ее своевременной выплаты), распределения рабочего времени и т. д. Их разрешением занималась расценочно-конфликтная комиссия (РКК), существовавшая в рамках губернской профсоюзной организации работников искусств (Губрабис).

Кроме этого, РКК была призвана разрешать конфликты между режиссером и актерами по поводу распределения ролей. В уставе театра было записано, что артист не имеет права отказаться от роли, порученной ему в установленном порядке и отвечающей его трудовому договору в отношении сценического положения и амплуа [1, д. 116, л. 68]. Вот почему отказ от исполнения назначенной режиссером роли расценивался как серьезное нарушение трудовой дисциплины, за которым, как правило, следовал строгий выговор с занесением в личное дело. Доходило и до более серьезных последствий. Так, например, отказ актера Артакова от исполнения предложенной ему роли перерос в настолько серьезный конфликт, что актер вынужден был уволиться [1, д. 40, л. 15].

Но все же наибольшее количество заявлений работников содержало претензии по поводу несвоевременных выплат зарплаты [1, д. 31, л. 4; д. 116, л. 51]. Задолженности по зарплате достигали порой внушительных сумм. В особо серьезных случаях дело передавалось в Третейский суд при Пензенском отделе труда, который решал вопрос в пользу работника и предписывал работодателю немедленно компенсировать задолженность по зарплате или отпускным [1, д. 87, л. 8].

Далеко не единичный характер носили случаи нарушения правил трудового законодательства о сверхурочных работах администрацией Народного дома (позднее – Пензенский драматический театр им. А.В. Луначарского). Нередко работодатель требовал за ту же зарплату выполнять дополнительную работу.

В таких ситуациях работники, как правило, подавали жалобы в РКК, которая назначала им выплаты [2, д. 345, л. 78; 1, д. 116, л. 98, 109]. Нередко артисты вынуждены были даже в судебном порядке добиваться от Управления зрелищными предприятиями соответствующей оплаты своего труда [1, д. 116, л. 38].

В силу жесточайшей инфляции в 1923 году коллективный договор непременно включал пункт, согласно которому зарплата должна была пересматриваться ежемесячно не позднее 15 числа. Однако были случаи несоблюдения данного предписания, а одно из пензенских зрелищных предприятий и вовсе отказалось заключить колдоговор с артистами по всей форме, в результате чего работникам искусств пришлось смириться и подписать невыгодные тарифные соглашения [4, 16 октября, с. 1162].

Оплата труда актеров и музыкантов зачастую носила совершенно неупорядоченный характер. К примеру, в 1924 году зав. зрелищами Кель вознаграждение работникам платил в процентах от сбора, что было утверждено Губрабисом, и явно противоречило трудовому законодательству. В результате работники театра, заинтересованные в прибыли, начали вмешиваться в административные дела. Итогом явилась дезорганизация и дефицит предприятия. Конфликт был ликвидирован лишь после увольнения безграмотного в хозяйственных вопросах Келя [2, д. 345, л. 45].

Распространенный характер носило и такое нарушение трудовых норм, как урезание оплаты за репетиционное время. Согласно правилам, репетиции и спектакли должны были укладываться в шестичасовой рабочий день [1, д. 69, л.

10]. В реальности дело обстояло совершенно иначе. Отвечая на требование властей ставить как можно больше новых спектаклей с целью привлечения, в первую очередь, рабочего зрителя, театры работали в крайне напряженном ритме.

Ставя по 3–4 премьеры в неделю [1, д. 50, л. 2], они никак не укладывались в шестичасовой рабочий день. А если новая постановка была приурочена, например, к очередной годовщине Октябрьской революции, то работать приходилось даже по ночам [3, д. 55, л. 18]. Актеры пензенских театров получали за репетиции только 50 % от оклада, и лишь в 1927 году V губернский Съезд работников искусств указал на недопустимость подобной практики. Была установлена 100 %-я оплата времени, проведенного на репетиции спектакля [1, д. 69, л. 10].

В 1927 году в Пензе предпринимались попытки урегулировать вопрос рабочего времени и времени отдыха для музыкантов. С этой целью была составлена инструкция, содержавшая правила внутреннего распорядка в предприятиях народного питания, обслуживаемых членами союза Рабис. Согласно этим правилам, работа музыкантов не должна была превышать 5 часов в сутки, перерывы между пьесами должны были составлять не более 5 минут, а после 3 сыгранных пьес, оркестрантам предоставлялся отдых не менее 15 минут.Однако инструкция повсеместно нарушалась [1, д. 69, л. 3, 5].

Необходимо отметить, что артисты и музыканты, работавшие в заведениях общественного питания, были наименее оплачиваемой и наименее защищенной категорией творческих работников в Пензе. Условия их труда были крайне неудовлетворительными, а правовое положение характеризовалось отсутствием долгосрочных контрактов, разовыми неофициальными заработками [2, д. 607, л. 113].

Косвенные свидетельства чрезмерной загруженности артистов цирка и непосредственные иллюстрации бесправия обслуживающего персонала можно почерпнуть из заявления кучера-конюха Пензенского цирка Крючкова от 1929 года. На наш взгляд, имеет смысл процитировать его целиком: «Моя работа в 8-часовой рабочий день не укладывается (рабочие сцены должны были работать днем 8 часов, ночью 7) [2, д. 4, л. 58], а именно: вставая в 6 часов утра, задаю корм, чищу лошадей, убираю конюшню до 8 часов. С 8 до 12 репетиция, с 12 до 13.30 надзор за лошадьми, до трех вторичная уборка лошадей, с трех до

5.30 надзор за лошадьми, с 5.30 в третий раз уборка лошади, затем идет общая работа цирка до часу ночи. Кроме того, совершенно не пользуюсь выходным днями и спецодеждой. Ходатайствую перед МК цирка о компенсации за переработку, спецодежду и выходные дни» [1, д. 1, л. 20].

Ярким доказательством неустойчивости правового положения пензенских работников театра может послужить указание на то, что фактически до конца 20-х годов для них не существовало твердых разработанных правил внутреннего распорядка [1, д. 83, л. 32]. Для сравнения можно сказать, что Московским Губрабисом уже в начале 1923 года были выработаны нормы охраны труда в постоянных и передвижных трудовых коллективах, регулировавшие, как оплату труда, так и нормы рабочего времени, длительность спектакля, средства передвижения и гигиенические условия работы [4, 13 февраля, с. 643]. В Пензе же официально утвержденный документ, содержавший четкие трудовые нормы, появился лишь в 1928 году.

Правила включали следующие разделы: продолжительность, распределение и соблюдение рабочего времени и времени отдыха; определение прогульного времени; обязанности работников в процессе работы; меры техники безопасности; санитарно-гигиенические условия; взаимоотношения администрации с работниками; меры взыскания.

Для художественного персонала, а именно артистов, музыкантов, художников, устанавливался шестичасовой рабочий день. Ненормированным было рабочее время для лиц, чей труд в силу характера и служебных обязанностей не подавался точному учету. Здесь имелись в виду директора, режиссеры и балетмейстеры.

Время участия артистов в спектакле засчитывалось независимо от времени, затраченного в каждом отдельном случае. Утренний и вечерний спектакль условно составляли 6 часов. Артисты, задействованные в дневном спектакле, вечером не работали. Генеральная репетиция учитывалась как спектакль [1, д.

116, л. 63].

Независимо от рода выполняемой работы, для малолетних до 16 лет устанавливалось рабочее время продолжительностью 4 часа, а для подростков от 16 до 18 лет – 6 часов, причем дети в возрасте 11–14 лет могли выступать в зимнее время до 10 часов вечера, в летнее – до 11, и в возрасте 15–18 лет – до 12 часов, так же, как и беременные женщины или кормящие матери. Всякие сверхурочные часы считались законными, если проводились с согласия администрации. Не допускалась сверхурочная работа для лиц моложе 16 лет, беременных и кормящих матерей.

Необходимо отметить, что, несмотря на очевидную приближенность указанных трудовых норм к тем, что действуют в России в настоящее время, относительно беременных женщин и детей, они все же представляют пример более жесткого регулирования.

Как определялось прогульное время? При опоздании на работу свыше, чем на 30 минут, администрация могла не допустить опоздавшего к работе и считать этот день или его половину прогулом, и соответственно удерживать определенную часть зарплаты. Однако в общей сложности вычеты за прогульное время в течение одного дня не могли превышать дневного заработка [1, д.

116, л. 66].

Администрация театра обязана была создать благоприятные санитарногигиенические условия для работы. Должен был быть оборудован медицинский кабинет, особые места для мытья, где согласно общим постановлениям НКТ от 23 февраля 1920 года, должны были иметься умывальник, мыло и чистые полотенца. Администрация также брала обязательство во всех служебных помещениях поместить закрытые баки с меняемой кипяченой водой. Кроме того, она должна была принимать все меры к содержанию предприятия в тепле, устраняя причины, могущие привести к простудным заболеваниям [1, д. 116, л. 69].

Проанализировав Правила внутреннего распорядка, представляющие ценный источник сведений о правовом положении театральных работников, мы пришли к выводу, что в основных своих положениях он вполне соответствовал существовавшему на тот период Трудовому кодексу и нормам, содержавшимся в постановлениях НКТ. Однако, несмотря на детальную разработку некоторых вопросов, многие существенные моменты были упущены или намеренно проигнорированы. К примеру, имея указания на то, что администрация обязана была выплачивать зарплату в рабочее время и на месте работы, правила не содержали требования, чтобы зарплата выплачивалась своевременно [1, д. 116, л.

70]. Другая иллюстрация: в параграфе «Меры взыскания» предусматривались таковые только в отношении работников, нарушивших то или иное предписание, а что касается несоблюдения прописанных норм самой администрацией, то санкций никаких не следовало [1, д. 116, л. 71].

Подводя некоторые итоги изучению вопроса, следует отметить, что государство стремилось поставить полностью под свой контроль вопросы учета и деятельности художественных учреждений в части исполнения трудовых норм, руководствуясь благой целью урегулирования правового положения работников искусств. Однако делавшиеся в этом направлении шаги не получали эффективного воплощения. В документах 1930-х годов мы вновь и вновь встречаем примеры самовластия, которое в итоге приводило к нарушению прав исследуемой категории работников.

–  –  –

1. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. Р-398. Оп. 1.

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-5508.

Оп. 1.

3. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ).

Ф. 963. Оп. 1.

4. Театр и музыка. 1923.

УДК 908

ПЕНЗЕНСКИЙ КРАЕВЕД ОЛЕГ МИХАЙЛОВИЧ САВИН

–  –  –

В центре внимания авторов статьи фигура выдающегося краеведа Пензенского края О.М. Савинов. Ученый выпустил около 50 книг большого и малого объёма, посвященных различным темам из истории Пензенской земли.

Ключевые слова: краеведение, Пенза, родина, культура, книга, издание.

–  –  –

The focus of the authors of the outstanding figure of local lore Penza region O.M. Savin. Scientist produced about 50 books large and small volume on various topics from the history of the Penza land.

Keywords: Regional Studies, Penza, homeland, culture, books, publications.

Немецкий писатель и мыслитель И. В. Гёте оставил афористическое выражение: «Кто хочет понять писателя, должен идти в землю его обитания».

Пензенский край является «землёй обитания» многих выдающихся людей России. В. В. Путин, будучи в Пензе, сделал комплимент истории Пензенской области: «История вашего края — замечательная и неповторимая часть нашего общего наследия. Его уроженцы внесли большой вклад в развитие отечественной культуры, науки и техники».

Особое место среди знаменитых уроженцев Пензы занимают краеведы, которые изучали, писали и создавали историю края, заботились о процветании города, прославляли провинциальную Пензу на всю страну: Инюшкин Николай Михайлович, Мясников Георг Васильевич, Первушкин Владимир Иванович, Полубояров Михаил Сергеевич, Тюстин Александр Васильевич и наконец, Савин Олег Михайлович.

Имя поэта, писателя-краеведа О.М.Савина (1933-2009), автора многих книг и публикаций по истории Пензенского края, хорошо известно в нашей области. Но мало кто знает, что его биография начиналась в деревне Овино Тихвинского района Ленинградской области, где Олег Михайлович родился 24 июля 1933 года [1, с. 3].

В Пензе Олег Савин окончил среднюю школу № 2, педагогический институт имени В. Г. Белинского с отличием. Затем служил в одном из парадных полков Таманской гвардейской дивизии, после демобилизации работал в районной газете города Городище. В 1960 году, по приглашению редактора «Пензенской правды» Ф. И. Самарина, он стал членом творческого коллектива. Через 10 лет ушёл по собственному желанию, два года проработал на областной студии телевидения и стал заниматься только литературными делами.

О.М. Савин выпустил около 50 книг большого и малого объёма, в том числе: два издания монографии «Пенза литературная» (1977, 1984), «Ленин и Пензенский край» (1980), «…пишу тебе в Пензу» (Пензенская тропинка к Пушкину) (1983), «Страницы дружбы и братства» (1988), «Судьбы солдатские»

(1991), «Дело производством прекращено» (1992), «Пенза музыкальная» (1994), «Слово об Александре Куприне» (1995), «Имя гордое – наровчатцы» (2003), «Исполняя законы России…» (2004), «Пензенское художественное…» (2005), «Императоры и губернаторы» (2006), «Золотые россыпи Присурья» (2007).

Три издания выдержал (1979, 1984, 1994) составленный им «Венок Лермонтову». В 1989 году вышел сборник о пензенской земле – «Край мой, единственный в мире…» В эту антологию Савин включил поэтические произведения, начиная с А. Н. Радищева и вице-губернатора, князя И. М. Долгорукого, автора стихотворения «Камин в Пензе», до поэтов наших дней. В 1994 году он состоял членом редколлегии Всероссийской книги «Память» (Пензенская область). К 60-летию Великой Победы подготовил антологию пензенской военной поэзии «А памяти вечен огонь…» (1941-2005), в которой представлены около 140 авторов разных поколений, национальностей, профессий и судеб. От гонорара Олег Михайлович отказался, но по его просьбе каждый живой автор получил экземпляр.

В двух выпусках биографического справочника, вышедшего в 1993 и 2003 годах, составители насчитали более 2700 его публикаций и около 700 стихов. Ему было доверено войти в редакционный совет и редколлегию «Пензенской энциклопедии», которая вышла в Москве в 2001 году.

Шесть книг Олега Михайловича выпустило Мордовское книжное издательство: «Незабываемые страницы» (1978, 1985), «Живая память» (1981), «Твоё имя помнят люди…»: Страницы Мордовской Пушкинианы (1984), «Времён связующая нить» (1991), «Судьбы и память» (2007). Сведения о Савине вошли в биографический сборник «История Мордовии в лицах», в энциклопедический словарь-справочник «Мордовия. Кто есть кто?», изданный в 2002 году в Саранске. Через два года появилась «Мордовская энциклопедия»: во втором томе дана биографическая справка об О.М. Савине.

За полвека Савин стал членом Союза писателей СССР, затем России, заслуженным работником культуры Российской Федерации, кандидатом филологических наук, лауреатом Всероссийской премии имени М. Ю. Лермонтова [2, с. 393].

В своих мемуарах «Неисправимый романтик» вдова Олега Михайловича Мария Леонидовна пишет о том, как Савин стал киногероем. Когда в сентябре 1950-го первокурсница историко-филологического факультета Пензенского пединститута Маша Левина увидела в аудитории Олега Савина, то и подумать не могла, что судьба свяжет их более чем на пятьдесят лет. А сам Олег в ту далекую пору даже не предполагал, что спустя годы его станут называть летописцем пензенского края. Через год в Пензу на премьеру своего спектакля "Ее друзья" приехал начинающий драматург Виктор Розов. После спектакля состоялось обсуждение постановки студентами-литераторами. Один из них, Олег Савин, не только проанализировал характеры героев, но и высказал автору ряд замечаний.

Виктор Сергеевич поблагодарил всех, но особенно Савина. А когда вскоре на экраны страны вышел фильм "Шумный день" (по сценарию Розова), группа была весьма удивлена, что главного героя звали... Олег Савин.

В конце 1978 года отделение Приволжского издательства выпустило его очерк – путеводитель «Пенза». При подготовке его он использовал ранее не известные материалы архивов, рассказал о тех изменениях, что произошли в городе на Суре за минувшие годы.

Олег Михайлович Савин считал Пензу второй родиной, именно поэтому всей душой и сердцем был заинтересован в сохранении ее истории и будущем процветании. В 1980 году его небольшой материал «Несколько слов о Пензенской области» был опубликован в подарочном издании «10 лет нашей дружбы», которое вышло на русском и венгерском языках и рассказывало о жизни и делах городов-побратимов Пензы и Бекешчабы [3, с. 23].

Кроме того О.М. Савин стал первооткрывателем темы о репрессированных в нашем краеведении. Материал для историко-документальных очерков «Дело производством прекращено», изданных Пензенским объединенным музеем в 1992 году, собирался почти 30 лет.

К работе над темой репрессированных краевед смог приступить только в 1988 году. Он занимался в архивах, с помощью их сотрудников посылал запросы в различные города страны, вновь листая подшивки старых газет, вел переписку с очевидцами тех кровавых лет, родственниками безвинно осужденных, не возвратившихся из лагерей в родные дома. Сдержанная краткость авторских характеристик обнажает леденящие души факты. Здесь имена людей, которых знала вся страна: М.Н.Тухачевский, В.Э.Мейерхольд, В.Я.Зазубрин; фамилии, вошедшие в топонимику Пензы : В.В.Кураев, Р.И. Аустрин, К.В.Антонов, Н.Ф.Измайлов. Мы заново открываем наше страшное горькое прошлое. Чтобы зло не повторилось, о нем надо знать.

Большой, особый пласт провинциальной культуры, ранее никем еще не исследованный в таком объеме, О.М.Савин поднял в книге «Родник воды живой», изданной департаментом культуры и областной библиотеки им.

М.Ю.Лермонтова к ее 100 летию. Он рассказывает о первых библиотеках нашего города, создает очерки-портреты ее организаторов, членов правления, повествует о тех, кто дарил в фонды деньги и книги. Следуя хронологии, писатель убеждает: нынешняя областная библиотека – воплощение духовного дела нескольких поколений пензенцев.

Все эти годы Олег Михайлович широко печатался в пензенских изданиях, также открывал и вводил в оборот многие исторические факты и события, имена забытых и полузабытых земляков. Он писал стихи, занимался общественной деятельностью: много лет возглавлял клуб «Краевед» при библиотеке им.

М.Ю.Лермонтова, входил в состав редколлегии «Пензенской энциклопедии», заведовал отделом краеведения и истории журнала «Сура». Библиография его работ наглядно показывает заслуги писателя, поэта и ученого перед Пензенским краем, его культурой.

Книги О.М.Савина не относятся к разряду легкого чтения: общение с ними требует напряжения ума, памяти, внимательного отношения к слову. Но главное, из мозаики трудов писателя складывается яркая целостная картина духовной жизни Сурского края [1, с. 7].

Пенза – старинный город с богатыми культурными традициями. Сохранение и поддержание их – дело благородное и очень нужное. Будем же благодарны подвижнику нашей культуры, который бережно собирал, хранил и приумножал это бесценное богатство!

Список использованных источников

1. Горланов Г., Кузнецов Ю., Куленко Н., Сухов В., Терехина Л. и др.

2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Спб., 1863-1866.

3. И остается жить строка. – Пенза, 2008. – 552с.:ил.

4. Олег Михайлович Савин. Библиографический справочник. /.Составитель Н.И. Забродина. – Пенза, 1993. 240 с.

УДК 370(09)+94(47)

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРЕСТРОЙКИ

УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В ПЕДАГОГИЧЕСКИХ

УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ В 20-Е –30-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА

–  –  –

В статье анализируются проблемы перестройки методов организации и проведения педагогической практики в связи с утверждением тоталитарного режима в стране.

Ключевые слова: учебно-воспитательный процесс, педагогическая практика, студенчество, обучение, школа.

SOME ASPECTS ADJUSTMENT EDUCATIONAL PROCESS IN TEACHER

TRAINING INSTITUTIONS IN THE 20 -30-IES OF XX CENTURY

–  –  –

The paper analyzes the problem of restructuring the organization and methods of teaching practice in connection with the approval of the totalitarian regime in the country.

Keywords: educational process, pedagogical practice, students, learning, school.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III МИНСК УДК 082. ББК 94я С2 Рецензенты: кандидат географических наук, доцент Н. В. Гагина кандидат юридических наук, доцент В. В. Шпак; кандидат...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«Российское объединение исследователей религии Свобода совести в России: исторический и современный аспекты Выпуск Сборник статей Санкт-Петербург УДК ББК 86.Редакционная коллегия: Одинцов М.И. (председатель), Беленко И.В., Дмитриева М.С., Одинцова М.М. Рецензенты доктор философских наук Н.С. Гордиенко доктор философских наук С.И. Иваненко Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 9. Сборник статей. – СПб.: Российское объединение исследователей религии, 2011. – 512 с....»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 52-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–201 11–18 апреля 2014 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской Академии наук, Российского фонда фундаментальных исследований, Правительства Новосибирской области, инновационных компаний России и мира, Фонда «Эндаумент НГУ» Материалы 52-й...»

«НАУЧНО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР «АЭТЕРНА» ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ Сборник статей Международной научно-практической конференции 25 декабря 2015 г. Часть 4 Уфа АЭТЕРНА УДК 001. ББК 60 Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович, кандидат экономических наук. Т 57 ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ: сборник статей Международной научно-практической конференции (25 декабря 2015 г., г. Пермь). / в 5...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАФЕДРА ИСТОРИИ И КУЛЬТУРОЛОГИИ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ВОЛГГМУ ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ В СОБРАНИЯХ АРХИВОВ, БИБЛИОТЕК И МУЗЕЕВ Материалы Межрегиональной научно-практической конференции Волгоград, 23–24 апреля 2014 года Издательство ВолгГМУ Волгоград УДК 61(09) ББК 5+63 И 89 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Главный редактор –...»

«ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫЕ УГРОЗЫ В ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции (17-18 декабря 2013 года, г. Саранск) Саранск УДК ББК 86.2 Э 918 Рецен з енты: Дискин Иосиф Евгеньевич – доктор экономических наук, Председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений; Богатова Ольга Анатольевна, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОВРЕМЕННЫЙ СПОРТИВНЫЙ БАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ II Межвузовская научно-практическая конференция 28 февраля 2014 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 71 С56 Ответственный редактор Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научно-исследовательской работе, кандидат искусствоведения, доцент...»

«Источник:Всемирная История Экономической Мысли Глава 9 СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПАДНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СТРАН ТРЕТЬЕГО МИРА Первоначально ученые развитых капиталистических стран весьма оптимистично оценивали возможности применения неоклассической и неокейнсианской теории для создания концепций развития освободившихся стран. В первые послевоенные годы считалось, что достаточно ввести дополнительные предпосылки и некоторые коэффициенты в традиционные модели, чтобы адекватно описать...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА Материалы XI международной научно практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры Оренбург СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА УДК 39:811.16(470.56)...»

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА Оренбург – 201 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА УДК 323.1:3 ББК 63.521(=611.215)(2Рос 4Оре) Д3 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Правительством Оренбургской области научного проекта № 15 11 56002 а(р). Д33 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. Евреи в...»

«ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ (г. Пенза) ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА В ПЕНЗЕ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КРАЕВЕДОВ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ (г. Пенза) МЕЖОТРАСЛЕВОЙ НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИТАРНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК II Международная научно-практическая конференция Сборник статей октябрь 2015 г. Пенза УДК 800:33 ББК 80:60 Под общей редакцией: доктора исторических наук, профессора Ягова О.В. Актуальные...»

«Департамент образования Ивановской области Автономное учреждение «Институт развития образования Ивановской области»Россия в переломные периоды истории: научные проблемы и вопросы гражданско-патриотического воспитания молодежи К 400-летнему юбилею освобождения Москвы народным ополчением СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием г. Иваново, 19-20 апреля 2012 года Иваново 201 ББК 63.0+74.200.585.4+74.2.6 Р 94 Россия в переломные периоды истории:...»

«ИСТОРИЯ БЕЗ КУПЮР Руководитель проекта: Главный редактор журнала «Международная жизнь» А.Г.Оганесян Ответственный редактор: Ответственный секретарь журнала «Международная жизнь» кандидат исторических наук Е.Б.Пядышева Редакторы-составители: Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук Е.В.Ананьева Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук М.В.Грановская Обозреватель журнала «Международная жизнь» доктор политических наук А.В.Фролов Литературные...»

«российских немцев в Годы великой отечественной войны Гражданская идентичность и внутренний мир и в исторической памяти потомков Гражданская идентичность и внутренний мир российских немцев в Годы великой отечественной войны и в исторической памяти потомков научной конФеренции материалы международной Материалы -й международной научной конференции МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ МЕЖДУНАРОДНЫЙ СОЮЗ НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ...»

«Комитет Союз реставраторов по государственному контролю, Санкт-Петербурга использованию и охране памятников истории и культуры Правительства г. Санкт-Петербурга Материалы научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие» Санкт-Петербург 26 июня 2013 г. Уважаемые коллеги! Предлагаем вашему вниманию сборник материалов научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие», которую Союз реставраторов СанктПетербурга при поддержке КГИОП проводил в...»

«ISSN 2412-9755 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 29 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ: Международное научное периодическое издание...»

«Министерство образования и науки России Южный федеральный университет Северо-Кавказский научный центр высшей школы Институт истории и международных отношений Донская государственная публичная библиотека НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ ПРОФЕССОРА А.П. ПРОНШТЕЙНА И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ (К 95-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЫДАЮЩЕГОСЯ РОССИЙСКОГО УЧЕНОГО) Материалы Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 4–5 апреля 2014 г.) Ростов-на-Дону...»

«НОМАИ ДОНИШГОЊ УЧЁНЫЕ ЗАПИСКИ SCIENTIFIC NOTES № 2(43) 2015 07.00.00. ИЛМЊОИ ТАЪРИХ ВА БОСТОНШИНОСЇ 07.00.00. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ 07.00.00. HISTORICAL SCIENCES AND ARCHEOLOGY 07.00.02. ТАЪРИХИ ВАТАН 07.00.02. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ 07.00.02. NATIVE HISTORY УДК 9 (С)16. И.А. МАМАДАЛИЕВ ББК 63.3(2) 7-36 ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ XXI ВЕКА (посвящается 100-летию восстания в Худжанде) С предыдущего года (2014) для историков, исследователей колониальной Центральной Азии открылась...»

«Отделение историко-филологических наук РАН Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Исторический факультет Российский гуманитарный научный фонд Русь, Россия: Средневековье и Новое время Выпуск Четвертые чтения памяти академика РАН Л.В. Милова Материалы к международной научной конференции Москва, 26 октября – 1 ноября 2015 г. Москва УДК ББК 6.3. Редакционная коллегия В.Л. Янин (председатель), Д.Ю. Арапов, Н.С. Борисов, Л.Н. Вдовина. С.В. Воронкова, А.А. Голубинский, А.А....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.