WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ В СОБРАНИЯХ АРХИВОВ, БИБЛИОТЕК И МУЗЕЕВ Материалы Межрегиональной научно-практической конференции Волгоград, 23–24 апреля 2014 года Издательство ВолгГМУ Волгоград УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

С целью ознакомления населения с признаками заболевания и мерами предупреждения городской управой (по постановлению городской санитарно-исполнительной комиссии) было бесплатно распространено 12 тысяч экземпляров брошюры «Листок № 12 о холере» издания Общества русских врачей им. Н. И. Пирогова. Кроме этого, среди населения распространялись и другие публикации, содержание которых носило просветительный характер – с подробными медицинскими рекомендациями: «Что же касается теперь до питья, так отнюдь никакую сырую и слишком холодную воду пить нельзя ни дома, ни на работе… Воду для этого необходимо кипятить и пить только отварную (остуженную), так как все холерные грибки от кипячения и варения обезвреживаются» [1, с. 33]. «Начало заболеваний холерой имеет связь с водой реки Волги… Холера обрушилась на материально необеспеченный класс, живущий в плохих социальнобытовых условиях…» [4, с. 17] – такие выводы делались большинством врачей, работающих в городе.



В качестве мер по борьбе с холерой земские врачи предлагали следующее:

«– эвакуация больных в особые холерные лечебницы должна быть отвергнута – коренное население не шло в них; эти лечебницы необходимы для пришлого люда;

– доставка больных в лечебницы должна производиться на обыкновенных телегах с необходимой постилкой для больного, с платой за счет земства, с обязательной дезинфекцией экипажа и сжиганием соломы;

– необходима и обязательна дезинфекция жилых помещений, утвари, одежды, белья, дворов, обеззараживание должно производиться во все время течения эпидемии…» [2].

Одним из самых опасных инфекционных заболеваний в России, уровень которого неуклонно рос в начале XX века, был туберкулез.

Царицынский отдел Всероссийской Лиги для борьбы с туберкулезом начал свою деятельность в 1911 г. В задачи отдела входило: 1) Формирование и организация работы амбулаторий и попечительств города; 2) «Вспомоществование больным, отправляемым на курорты и санатории» [3, с. 2]; 3) Организация и проведение в городе благотворительного праздника дня «Белой ромашки».

Амбулатории и попечительства Царицына должны были заниматься опекой туберкулезных больных: изучать условия их жизни, исследовать здоровье их близких, давать профилактические советы и т. д. Практика показала, что работа попечительств носила формальный характер и должного результата не принесла, к тому же, рабочие и ремесленники города, более всего предрасположенные к заболеванию, мало посещали врачей: «Дети мало посещают амбулаторию, объясняется тем обстоятельством, что малокультурное население плохо осведомлено о чахотке в детстве… и поэтому родители не ищут специальной помощи и не обращаются за нею своевременно…»

[3, с. 2]. Другим направлением в лечебно-профилактической работе Царицынского отдела была организация деятельности Летней детской колонии, открытой согласно постановлению Общего собрания членов отдела летом 1913 г. на арендованном участке вблизи города:

«Местность высокая, степная, изрезанная глубокими оврагами, некоторые из оврагов значительно широки и переходят в балки, заросшие лесом; воздух чистый, сухой и приятный… Назначение колонии – взять на летнее время детей слабых, предрасположенных к туберкулезу – из бедных семей, где есть туберкулезные родители… Гигиенические домашние условия этих детей не могут считаться благоприятными, потому выведение их из городской, пыльной, душной атмосферы в летнее время несомненно должно целительно влиять на здоровье...» [3, с. 18]. За летнее время, с 15 июня по 1 сентября, колония могла принять около 100 человек. Активный досуг – купание в бассейне, походы, работа на приусадебном участке, тематические праздники, вечера, 3-разовое питание, систематические наблюдения за состоянием здоровья детей – давали очень хорошие результаты.

В 1914 году местные власти приняли решение организовать при Царицынской противочумной лаборатории Саратовского Губернского Земства музей, в задачи которого входило «распространять среди населения знания по заразным болезным и мерах предупреждения и пресечения их» [5, с. 94]. В музее были представлены следующие разделы: 1) общей бактериологии, где давалась общая информация о человеке, микробах, дезинфекционных средствах; 2) отдел по чуме; 3) отдел по холере; 4) брюшной тиф;

6) дизентерия, сыпной тиф, малярия, сифилис, туберкулез и др.

заболевания. В каждом из этих разделов сначала давались общие представления о возбудителе, а далее было проиллюстрировано течение болезни, симптоматика, способы лечения.





Самым важным было то, что рассказывалось о способах передачи болезни и методах гигиены, которые позволяли не заразиться: «Хотя состав музея значительно пополнился, но в нем – большой недочет в патологоанатомических препаратах, показывающих, какие изменения вызывает тот или иной микроб у человека и животных. Приходится демонстрировать большею частью по рисункам, что не может дать такой ясности картины изменений, которая надолго бы сохранилась в памяти» [5, с. 97].

Противоэпидемическая работа в Царицыне выражалась в подготовке материалов по движению заболеваемости и выработке мер профилактики. Были разработаны «предупредительные» противочумные мероприятия: подготовка изоляторов для заболевших, заготовлена противочумная сыворотка, организованы чтения и др. В целях борьбы с сыпным тифом проводилась дезинфекция ночлежных домов, изоляция лихорадящих и госпитализация заболевших, с натуральной оспой – подворное оспопрививание. Несмотря на происходящие изменения, эпидемическая ситуация в Царицыне еще долгие годы оставалась очень сложной.

Борьба с эпидемиями в начале XX века, в большинстве случаев носившая эпизодический характер, не давала желаемых результатов, что во многом было детерминировано местоположением, длительным отсутствием санитарно-противоэпидемической организации в городе, невнимательным отношением местных властей к этой проблеме, а также крайне низким уровнем культуры его жителей. Однако надо отдать должное самоотверженной работе местных врачей и общественных организаций, которые затратили много знаний и сил для прекращения череды эпидемий в городе.

Источники и литература

1. Деревенские беседы о холере земского врача И. И. Моллесона. – Саратов: Типография губернского земства,1892.

2. Доклады Саратовской губернской земской управы по отделению народного здравия. – Саратов, 1903.

3. Доклады съезда земских врачей Саратовской губернии. 4–9 декабря 1892 г. – Саратов: Типография губернского земства, 1892.

4. Краткий очерк холерной эпидемии 1908 г. в Царицыне санитарного врача Н. Н. Родионова. – Саратов: Издание Саратовской губернской земской управы, 1909.

5. Отчет о деятельности временной Царицынской противочумной лаборатории Саратовского Губернского земства с 1 апреля по 1 ноября 1914 г. // Отчет о деятельности уездных санитарных врачей Саратовского губернского земства в 1914 г. – Саратов, 1914.

6. Отчет правления Царицынского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулезом за 1911–1914 гг.

–  –  –

Возникновение и развитие медицины на территории Коканда (Ферганская долина Республики Узбекистан) представляет большой интерес как для историков медицины, так и для врачей различных специальностей.

Во второе половине XIX – начале XX в. Коканд был одним из административных, торговых и культурных центров Средней Азии.

В городе проживало немало прогрессивных деятелей – ученых, писателей, музыкантов, ремесленников и искусных хакимов (врачей) [6, 7].

Здесь качество врачевания было на достаточно высоком уровне.

Врачи были хорошо осведомлены о достижениях медицины Греции, Индии, Тибета, Китая, Ирана и других стран [1, 2]. В средние века Фергана была одним из основных поставщиков лекарственных средств для императорских дворов Китая [1, с. 36]. Врачевателям многих стран были хорошо известны лекарственные травы, растущие в горах Ферганы [1, с. 32].

Врачами Ферганы были разработаны оригинальные и высокоэффективные способы врачевания различных болезней, которые легли в основу серьезных медицинских трудов. Однако научное наследие врачевателей Ферганы, созданное до первой половины XX века, не изучено: имена многих врачей пока остаются неизвестными или об их деятельности известно очень мало. Такое положение отчасти объяснятся тем, что их труды написаны, в основном, на арабском и персидском языках с использованием специальной терминологии, и поэтому доступны лишь специалистам-востоковедам и изредка врачам, владеющим восточными языками. Поэтому ценнейшие материалы прошлых веков остаются достоянием некоторых книгохранилищ и частных библиотек.

Одним из авторов этой статьи (М. Назировым) в период 1990– 2013 гг. путем археографических экспедиций по населенным пунктам Ферганской долины было собрано более 160 книг (43 рукописей и 119 литографированных изданий) из 120 наименований (из них – 37 рукописные и 74 – литографированные книги), из которых 105 сочинений – медицинского содержания.

Медицинские труды написаны на разных языках: на персидском (52 шт.), на русском – 46 шт. (протоколы заседаний ферганского медицинского общества за 1892–1905 гг.), на арабском (21 шт.), уйгурском (16 шт.), староузбекском (7 шт.) и на татарском (2 шт.).

Хронологически они охватывают VI–ХХ вв. Наиболее поздние датированы 1929–1930 гг.: это два сочинения кокандского врача Махмуда Хакима Яйфани-Коканди (1850–1930): «Законы лечения» и «Испытанные (лекарственные) средства Махмуда».

В результате нескольких археографических экспедиций по населенным пунктам Ферганской долины и научного поиска в библиотеках и музеях Узбекистана нам удалось найти 12 сочинений ферганских врачей ХIХ–ХХ вв., в числе которых 8 медицинских трудов кокандского врача Махмуда Яйфани-Коканди, которые еще не изучены [3].

После присоединения нынешней территории Узбекистана к России (1876 г.) сюда стала проникать передовая медицинская наука.

Русские ученые и просветители В. В. Бартольд, А. Л. Кун, В. Л. Вяткин, А. П. Хорошхин, А. П. Федченко, Н. А. Северцев, А. Ф. Миддендорф и другие внесли большой вклад в развитие культуры населения города.

В 1879 г. создается Кокандский комитет всеобщего здравоохранения, который под руководством уездного врача С. Моравицкого проделал немалую работу по наведению порядка и чистоты в городе [4].

Под руководства врача Марии Ивановны Шишовой в 1886 г.

в г. Коканде впервые в Ферганской области была открыта амбулатория для оказания медицинской помощи женщинам и детям.

В 1890 г. в ней было лишь 4 койки, спустя два года – 10. Вскоре амбулатория была преобразована в лечебницу на 25 коек. По ходатайству М. И. Шишовой на базе лечебницы была открыта первая женская школа, в которой занятия проводилось как на русском, так и на узбекском языках.

В 1890 г. в Коканде открылась больница. В ней к 1898 г. было 20 коек, а к 1905 г. – 40, действовали также 2 частные аптеки.

В 1908 г. в городе уже насчитывалось 6 больничных врачей, 1 зубной врач, 10 фельдшеров, акушерок и медсестер, 7 фармацевтов.

С помощью русских специалистов приобрело большое значение лечение больных минеральными водами на окраине Коканда. В связи с этим в 1895 г. здесь было организовано предприятие по производству лечебной минеральной воды.

В 1892 году в областном центре Новый Маргилан (г. Скобелев, ныне город Фергана) организовано Ферганское Медицинское Общество (далее – ФМО). ФМО позволяло реализовывать потребность врачей заниматься научными исследованиями и, прежде всего, изучать ферганский край, его особенности, краевую патологию.

Протоколы публичных заседаний ФМО опубликованы в полном объеме за период с 1892 по 1904 гг. Обычно собрания членов общества с приглашением посторонних лиц проводились 12–15 раз в год, причем, одно из них было посвящено подведению итогов года.

На публичных заседаниях заслушивались и обсуждались доклады и сообщения членов общества, рассматривались и решались вопросы санитарно-гигиенического характера, демонстрировались различные медицинские препараты, обсуждались вопросы сотрудничества ФМО с другими общественными организациями. Информационная насыщенность протоколов публичных заседаний делает их ценным источником сведений о медицине и здравоохранении во второй половине XIX – начале XX века по Ферганскому краю. Многие врачи, работающие в Коканде, были членами ФМО.

На заседании 10 мая 1895 года обсуждалось сообщение кокандского уездного врача П.

Д. Биркина о составе населения Кокандского маховзара – поселка прокаженных. На заседании 25 апреля 1896 года врач Н. М. Драницын демонстрировал человека, потерявшего обе ноги до нижних третей голени и пользующегося с успехом протезом, сделанным кокандским табибом (врачевателем) – ортопедом. Темой заседания 11 марта 1897 года были мероприятия на случай появления чумы. В нем участвовали врачи из Коканда: М. И. Шишова, В. И. Рыдчинский, А. П. Шишов, Ф. И. Мрачковский, Б. Д. Гимбутть и Н. Д. Биркин. На заседании 12 апреля 1897 года кокандский врач А. П. Шишов сообщил о случае геморрагической инфекции.

Врачи традиционной медицины Коканда: Ибн Ямин Нияз углиХакимча табиб, Юлдаш Мавлавий, Махмуд Хаким и многие другие установили дружественные и научно-практические контакты с русскими врачами. От русских врачей они научились методам научной медицины [5].

Махмуд Хаким Яйфани-Коканди в целях приобщения к достижениям современной науки изучал латинский и русский языки, хорошо знал арабский, персидский и таджикский. В узбекской медицине Махмуд Хаким был одним из первых, кто применил в своей практике современные методы лечения и новые препараты, написал книги о результатах лечения.

Основная часть этих произведений написана на староузбекском языке арабской графикой. Одним из них является труд «Способы лечения, исцеляющие натуры». Книга написана в 1910 г. в Коканде и напечатана там же в 1913 г. Язык – староузбекский с частичным использованием персидской и арабской медицинской терминологии.

Тематически она охватывает теоретические и практические разделы медицины. Автор подробно и в доступной форме излагает методы диагностики и лечения различных заболеваний., кроме того, дает основные сведения о лекарствах.

Таким образом, в собранных книгах, в том числе и ферганских авторов, заключены сведения, интересные для изучения вопросов этиологии, симптоматики, диагностики, лечения и прогноза заболеваний. В них много внимания уделено правилам восстановления и сохранения здоровья, употребления пищи и питья, значению и разновидностям физических упражнений, массажу, распорядку сна и бодрствования, использованию в целях сохранения здоровья природных факторов (солнца, воздуха, песков, воды и др.).

Эти труды представляют собой неисчерпаемый источник терапевтических мероприятий, огромного количества лекарств растительного, животного и минерального происхождения, прошедших многовековую практическую проверку в медицине прошлого.

Ученые, создавшие эти книги, внесли много нового в медицинскую теорию и практику, обогатив эту науку собственными новшествами, и, главное, высказали ряд положений, которые и в настоящее время не утратили своего значения. Изучение этих книг может оказать немалую помощь современной медицине.

Источники и литература

1. Абдулахатов Н., Хашимов Б. «Ахмад ал-Ферганий». – Фергана: Типография Фергана, 1998. – С. 36.

2. Арзуметов Ю. С. Источники по истории медицины Средней Азии в собрании фундаментальной библиотеки Ташкентского медицинского института // МЖУ. – 1970. – № 1. – С 60–63.

3. Асадов Д. А. Махмуд Хасаний, Назиров М. Н. Махмуд Хаким Яйфоний Хўкандий XX аср Шарк табобатининг шифокор-олими // Ўзбекистон тиббиёт журнали. – 2012. – № 5. – С. 96–99.

4. Круковская С. М. Встречи с Кокандом. – Ташкент: Узбекистан, 1977. – С. 31.

5. Национальная энциклопедия Узбекистана. Давлат илмий нашриёти – Ташкент, 2005. – С. 291.

6. Нурбай Жаббаров. Хакимларнинг сардори // Оила ва жамият. – 1993. – № 44.

7. Троицкая А. Л. Каталог архива кокандских ханов XIX века – М.:

Наука, 1968. – С. 407–462.

8. Шефер Э. Золотые персики Самарканда. – М.: Наука, 1981. – С. 257.

–  –  –

Под медикализацией понимают два процесса: с одной стороны, это постепенное вовлечение все большего числа людей в сеть медицинских услуг, с другой – изменения поведения человека, его отношения к собственному телу, к медицинским услугам и т. д. [13].

Отношение к своему здоровью, к телу – один из важных показателей изменений в обществе. Вместе с физическим здоровьем поддерживается и дух человека. По мнению Т. Парсонса, терапия в разных ее проявлениях (как в религиозно-магических ритуалах, так и методах прикладной науки) служит укреплению идей «вспомоществования и родства», которые в конечном итоге гарантируют безопасность существования личности в социуме [9]. Медицинские знания с древнейших времен дополнялись новыми данными, менялись некоторые постулаты и методики лечения; корректировались они, в том числе, и различными религиозными представлениями о здоровье человека.

Например, мусульмане предпочитали многие болезни лечить с помощью молитв из Корана. Даже на рубеже XIX–XX веков татарские типографии выпускали различные молитвенные листы, которые люди носили в миниатюрной кожаной сумочке под одеждой. С одной стороны, это было чем-то вроде оберега, с другой – применялось для излечения уже имеющихся заболеваний. В основе такого излечения было самовнушение. К тому же разряду относилось и лечение гипнозом. Мусульманские гипнотизеры прибегали к помощи различных молитв.

Религиозные целители всегда конкурировали со знахарями, которых считали пережитком языческих времен. Они лечили людей при помощи заклинаний, манипуляций, снадобий. «В настоящее время тоже происходит скрытая борьба между языческими врачевателями и мусульманскими целителями, ишанами и муллами. Если знахарь и колдун лечат народ своими языческими средствами, то представители мусульманского духовенства совершают то же самое при помощи различных мусульманских молитв», – отмечал в 20-е годы XX века ученый-историк Г. Рахим [12]. Например, такого рода практику вел богослов З. Расулев из Троицка. Знаменитый ишан содержал и собственную «аптеку», где его ученики продавали специальные заговоренные соли и различные снадобья [5]. В основном же мусульманские религиозные служители занимались очень популярным в народной среде кровопусканием.

Конечно, помимо заговоров и манипуляций существовала и фитотерапия, а также лечение, основанное на определенной диете. Нередко народная медицина взаимодействовала и с научной, они перенимали какие-то положения друг у друга. Татары активно применяли в быту такие препараты, как мышьяк, сулема, ляпис, йод, медный купорос, горючая сера, соляная и азотная кислота и т. д. [11]. Однако эти химические соединения не всегда употреблялись правильно и появлялись в доме не только по рецепту врачей или аптекарей, но и по рекомендации городских знахарей, по совету родственников и знакомых. Как и сегодня, на первом месте было самолечение. Развитие периодической печати привело к тому, что народные рецепты начали публиковаться в газетах и журналах. Такие общедоступные лечебники были известны и среди татар [14].

Кроме знахарей, колдунов и ишанов мусульмане обращались за помощью к костоправам, повитухам, специалистам по обрезанию.

Последние две категории пользовались особым уважением в обществе. Иногда повитухи являлись и знахарками.

Систематизированная медицинская помощь вошла в татарскую среду лишь в XIX веке, что было связано и с общей политикой страны. Именно в этом столетии получила особое развитие социальная помощь: открылись богадельни и больницы, проводилась профилактическая работа по борьбе с эпидемиями. С 1830-х годов в Казанском университете начали готовить врачей-мусульман для Оренбургской губернии [2]. Эта практика продолжалась до середины 1860-х годов. Но медиков из мусульман было немного, и все они обслуживали население Оренбургской и Уфимской губерний. Однако после отмены системы военного управления в Башкирии предоставление образовательных льгот инородцам-мусульманам было прекращено.

Для профилактики эпидемий среди татар еще с XVIII века издавались различные брошюры, но они интересовали лишь незначительную часть населения.

Загрузка...
Основная причина – это недоверие ко всему иноверному [3]. В 1830-х годах к делу медицинского просвещения мусульман подключается сам муфтий Оренбургского магометанского духовного собрания. В это время вышла книга Г. Габдрахимова «Польза человеческого рода» [1]. Писали о пользе медицины богослов Ш. Марджани, просветитель К. Насыри. Все эти пропагандистские меры, конечно, имели некоторый резонанс. Например, по свидетельству медиков, татарские крестьяне, в частности Казанского уезда, более охотно стали прибегать к оспопрививанию, чем соседние с ним народности. Если в 1867 г. у марийских крестьян было сделано 22 прививки, у русских – 599, то у татар – 812 прививок [10].

Хотя нередки были случаи, когда детей прятали от фельдшеров или даже высасывали привитую вакцину. Народ не доверял русским медикам. Подозрительное восприятие всего иноверного было традиционным в татарском мусульманском обществе, распространялось это отношение и на врачей. Однако немаловажную роль играл и существующий языковой барьер, пациенты просто не могли нормально изъясниться с медицинскими работниками.

Но с каждым десятилетием XIX века, с расширением государственной политики в социальной сфере, с большей информированностью людей росло и число лиц, вовлеченных в сеть услуг официальной, научной медицины. Например, при профилактике различных инфекций губернские правления часто обращались в Оренбургское магометанское духовное собрание, чтобы оно через мулл посодействовало выработке более лояльного отношения простого населения к прививкам и другими санитарным мерам. Это касалось и похоронных обрядов: например, при эпидемиях холеры, чумы не разрешали хоронить по мусульманскому обычаю, проводить традиционное обмывание.

Все эти меры в большей степени были направлены на простое население, т. к. состоятельные круги – дворяне, чиновники, купцы, интеллигенция – со второй половины XIX века находились под влиянием русской культуры, и было уже чем-то вроде хорошего тона обращаться к услугам врачей независимо от их религиозной принадлежности. Поэтому в некоторых городских семьях имелись даже семейные доктора. Богатые мусульмане при лечении своих недугов не отказывались от самых разных вариантов врачевания, в том числе от операционного вмешательства. По медицинским показаниям делались и аборты [6]. Кроме того, татары активно пользовались аптечными услугами. Они выписывали самые разные рецепты. Об этом свидетельствует, например, и то, что на бланках рецептов, выдаваемых Императорским человеколюбивым обществом г. Казани, имелась надпись на татарском языке – адрес аптеки [7].

Но при этом большинство мусульманского населения предпочитало амбулаторное лечение и избегало стационаров. Прежде всего, больница воспринималась в массовом сознании как последняя инстанция, за которой уже – неминуемая смерть. Это явление также можно связать и с религиозными воззрениями. Для многих было немыслимо лежать в больнице с иноверцами, есть одну пищу с ними и соблюдать при них свои ритуалы. Вероятно, поэтому в 1912 году Мусульманское благотворительное общество в Казани организовало первое родовспомогательное отделение для мусульманок, которое пользовалось большой популярностью [8].

В начале XX века проводилась огромная работа по пропаганде медицинских знаний татарской светской интеллигенцией. Например, мусульманские благотворительные общества организовывали лекции о борьбе с различными заболеваниями. Выходило большое количество брошюр.

Под влиянием всех этих тенденций менялась и политика мусульманских учебных заведений. В некоторых богатых медресе, например, в казанской «Мухамадии» имелся свой приходящий доктор. При поступлении в медресе требовали медицинскую справку о состоянии здоровья. Кроме того, изменилась учебная программа. Например, имелся предмет «Гигиена». В уфимском медресе «Галия» ввели уроки физкультуры. Все это было направлено на физическое укрепление учащихся.

Но несмотря на все большее распространение медицинских услуг среди населения, продолжали существовать и альтернативные методики лечения, которые предлагали различные целители.

Популярен был гипноз. Когда дело касалось ритуальных моментов, например, обряда обрезания, то здесь представители официальной медицины были на вторых ролях. Право проводить обрезание передавалось из поколения в поколение, поэтому это было очень почетной обязанностью в мусульманской среде. Когда появились медики из мусульман, то они также готовы были делать обрезание, но уже в более безопасных условиях. Однако население требовало, чтобы медики получили благословение у потомственных мастеров, только после этого допускали их к обряду [4].

Таким образом, к началу XX века степень медикализации мусульманского населения была достаточно высокой, традиционные представления о человеке, его здоровье, методах лечения постоянно пополнялись новыми научными знаниями. Многие стереотипы отошли на второй план, выдвигая вперед рациональную пользу.

Источники и литература

1. Азаматов Д. Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII–XIX вв. – Уфа, 1999. – С. 162.

2. Ислам в Российской империи (законодательные акты, описание, статистика) / Сост. Д. Ю. Арапов. – М., 2001. – С. 135.

3. Катанов Н. Поволжские татары в их произведениях и в жизни. Обзор литературной деятельности татар за XIX век // Гасырлар авазы=Эхо веков. – 2001. – № 1/2. – С. 175.

4. Коблов Я. Д. Религиозные обряды и обычаи татар-магометан // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Императорском казанском университете. Т. 24, вып. 1–6. – Казань, 1908. – С. 527.

5. Коломбитов В. Шериктешем хакында // Межит Fафури тураhында замандаштары. Иcтелектер. – Офо, 1961. – Б. 32 (на башк. яз.).

6. Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 41. Оп. 4. Д. 455.

Л. 3, 7 об.

7. Национальный музей Республики Татарстан. КП-17021.

8. Мир ислама. – 1912. – Т. I, Выпуск 2. – С. 268.

9. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения // Социология: Хрестоматия / Сост. Ю. Г. Волков, И. В. Мостовая. – М., 2003. – С. 103.

10. Сухарев А. А. Казанские татары (уезд Казанский). Опыт этнографического и медико-антропологического исследования. – СПб., 1904. – С. 71.

11. Татары Среднего Поволжья и Приуралья. – М., 1967. – С. 340.

12. Центр письменного и музыкального наследия Института языка, литературы и искусств Академии наук Республики Татарстан. Ф. 18.

Оп. 1. Д. 34. ЛЛ. 51, 48.

13. Шлюмбом Ю., Хагнер М., Сироткина И. История медицины: актуальные тенденции и перспективы // Болезнь и здоровье: новые подходы к истории медицины. – СПб., 2008. – С. 21.

14. Ой аптекасы: Русча лечебниклардан / Метерж. Н. Думави. – Казан, 1911. – 16 б. (на тат. яз.).

–  –  –

Земская медицина, являясь уникальным социокультурным феноменом российской государственности и общественной жизни, получила неоднократные научные оценки в исторической литературе.

На разных этапах историографического освещения земской медицины в России различные составляющие этого явления рассматривались неодинаково.

Между тем, историография земской медицины в Пермской губернии насчитывает большое количество исследований. Целью данной статьи является анализ исторических работ по истории земской медицины Пермской губернии и определение перспектив дальнейшего изучения.

Один из первых на всероссийском уровне фундаментальный аналитический обзор земской медицины с 1864 по 1899 гг. дан в книге Е. А. Осипова, П. И. Куркина и И. В. Попова. Авторы обобщили большой статистический материал по 34 губерниям и 333 уездам за 25 лет существования земства. В труде была показана динамика основных показателей медицинской деятельности земств в целом и отдельных земств в частности, сформулированы основные проблемы, отмечены тенденции к расширению сферы компетенции земств в области «попечения о народном здравии» [8].

Значительный вклад в исследование проблемы земской медицины внес Б. Б. Веселовский. Он собрал огромный статистический и фактический материал, проанализировал журналы земских собраний всех 34 губерний, где были введены земские учреждения, в ряде случаев – оригиналы протоколов собраний без цензурных сокращений, что позволило ему максимально точно оценить действительную картину практической работы земств [1].

Среди региональных работ в последней четверти XIX – начале XX в. обсуждение проблем земской медицины велось как среди земских врачей, близко стоящих к этой проблеме, так и среди земских деятелей: Егоровская Р. А., Серебренников П. Н., Бертенсон Л., Голубев П. В основном, преобладали небольшие работы, содержавшие изложение конкретного материала. Были сделаны первые попытки обобщить опыт деятельности земских врачей, накоплен большой фактический материал, однако глубокого, систематизированного анализа не последовало [4].

Советский период историографии отличается расширением состава исследователей, введением в научный оборот архивных и иных источников, тематикой проводимых исследований. Их теоретико-методологическая основа определялась в зависимости от идеологических и общественно-политических условий.

Начиная с хрущевской «оттепели», пошло серьезное изучение земства. Отмечаем работу историков медицины П. Е. Заблудовского и И. Д. Страшуна, внимание которых было обращено на санитарностатистические исследования отдельных местностей. Они считали, что земство играло важную роль в развитии здравоохранения, но при этом отмечали, что круг деятельности земских медиков был довольно узким [5].

М. М. Левит рассматривал деятельность врачебных обществ, которые возникали по инициативе самих медиков, но не имели никакого отношения к властям и нередко находились в оппозиции им [6].

Историки Л. Н. Карпов и Б. Д. Петров обратили внимание на деятельность земских врачей. В их книгах проанализирована санитарная деятельность земских врачей: данные о борьбе с эпидемиями;

меры, проводимые земствами по предупреждению заразных заболеваний [10].

Объектом исследования Н. М. Пирумовой стала земская интеллигенция: ее состав, общественные взгляды, профессиональные организации медиков и др. [11]. Г. А. Герасименко подчеркивал, что благодаря усилиям органов местного самоуправления значительно возросло число амбулаторий, больниц, аптек в провинции [2].

Первое и единственное до настоящего времени фундаментальное исследование Пермского земства проведено М. И. Чернышом.

Автор глубоко проанализировал деятельность земств губернии в 1870– 1890-м гг. на широком фоне социально-экономического развития пореформенного Урала. М. И. Черныш обстоятельно исследовал деятельность Пермского земства в области народного образования, здравоохранения, дорожного дела и сельского хозяйства. На уездном уровне актуальный процесс становления Пермского земства остался не исследован [13].

В. Т. Селезнева предприняла попытку создать обобщающее исследование по истории земской медицины на Урале и в Пермской губернии в частности. Ею был рассмотрен вопрос о переходе на стационарную систему оказания помощи больным и введении участкового принципа обслуживания населения. В своей работе она охарактеризовала руководящие органы земской медицины – губернские съезды врачей, врачебные советы и деятельность санитарной организации [12].

Следует отметить, что в советский период обозначились и недостатки в историографии: обличительный уклон по отношению к земской медицине, поиск изъянов в организации здравоохранения.

Неоднозначно расценивается рассмотрение медицинского обслуживания, в основном, рабочего класса, не затрагивая другие социальные группы.

Современный этап в изучении истории земской медицины связан с переменами в жизни страны после распада СССР. Произошла смена ценностных установок и отход от единообразия в научных исследованиях.

М. Б. Мирский внимательно проследил динамику развития здравоохранения, положительно оценил достижения в этой области в земский период. Он считает земскую медицину явлением самобытным для России и утверждает, что на рубеже XIX и XX вв. был сделан серьезный рывок вперед в деле развития массового здравоохранения в стране [7].

Т. Ю. Шестова провела обширную работу по сравнению с Пермской, Вятской, Оренбургской губерниями, выявила особенности и закономерности развития каждой. История медицины, как дореформенная, так и пореформенная, рассматривается в контексте всей социально-экономической жизни региона. Рассматривается общий характер земско-медицинской службы и подготовка среднего медицинского персонала в Пермской губернии [14].

Первая монография по детской смертности в Пермской губернии была выпущена С. В. Голиковой. Исследование данных в совокупности, широкое использование визуализации как аналитического приема позволили извлечь информацию о доле детской смертности в общем, ее влияние на рождаемость, возрастные и сезонные показатели [3].

Автор данной работы опубликовал ряд тезисов и докладов по развитию земской медицины на Урале, в том числе совместных со своим научным руководителем. В них проанализированы некоторые аспекты становления земской медицины в Пермской губернии, оспопрививание, санитарно-эпидемическая ситуация в уездах (в основном – в трех зауральских сельскохозяйственных уездах) [9].

Между тем, несмотря на проведенные исследования, ряд вопросов остается не освещенным, а некоторые аспекты земской медицины в Пермской губернии требуют нового, более обстоятельного изучения. При этом ключевую роль должно сыграть существенное расширение источниковой базы исследований. По нашему мнению, все перспективные направления по рассматриваемой проблематике могут быть действительно плодотворными только при условии многолетней кропотливой работы с архивными материалами: № 18, 375, 434 и др. Государственного архива Свердловской области (ГАСО), № 492 Государственного архива в г. Шадринске, № 40, 44 Государственного архива Пермского края (ГАПК).

В настоящее время актуальным является анализ опыта, накопленного земской медициной, который важен для организации современного здравоохранения, в руководстве которым должны учитываться элементы как общегосударственного, так и местного подхода. В исследованиях, на наш взгляд, должно быть акцентировано внимание на процессе перехода к земской медицине, становление ее на уездном уровне. Более детально выявлен социальный состав, численность и образовательный уровень медицинского персонала, а также показана динамика развития земской медицины в 12 уездах Пермской губернии.

В контексте региональной истории большой интерес представляет изучение деятельности земской уездной медицины губернии.

Изучение местной истории земства позволит выявить особенности ее развития и проанализировать модель земского медицинского строя на периферии Российской империи, что в свою очередь дополнит общероссийскую земскую историю. Кроме того, исследование данной проблемы позволит поднять ряд актуальных на сегодняшний день медицинских вопросов: организация врачебного труда, санитарный надзор, бесплатность и доступность медицинской помощи.

Источники и литература

1. Веселовский Б. Б. История земства за 40 лет. В 4 т. – СПб., 1909– 1911. – С. 40.

2. Герасименко Г. А. Земское самоуправление в России. – М., 1990.

3. Голикова С. В. Детская смертность в Пермской губернии (вторая половина XIX – начало XX в.): источниковедческий и методический аспекты. – Екатеринбург, 2012.

4. Егоровская P. A. Земская медицина в Шадринском уезде Пермской губернии с 1870 по 1910 гг. – Шадринск, 1912. – С. 116; Серебренников П. Н. Опыт медико-топографического описания г. Ирбита Пермской губернии. – СПб., 1885. – С. 54; Бертенсон Л. Санитарно-врачебное дело на горных заводах и промыслах Урала. – СПб., 1892. – С. 53;

Голубев П. А. 30-летие земства в Пермской губернии. – Пермь, 1900.

5. Заблудовский П. Е. Медицина в России в период капитализма. – М., 1956; Страшун И. Д. Очерки истории русской общественной медицины. – М., 1965.

6. Левит М. М. Становление общественной медицины в России. – М., 1974.

7. Мирский М. Б. Медицина в России XVI–XIX веков. – М., 1996.

8. Осипов Е. А., Попов И. В., Куркин П. И. Русская земская медицина. – М., 1899.

9. Островкин Д. Л., Черноухов Э. А. Достижения и проблемы земской медицины в зауральской сельскохозяйственной части пермской губернии на рубеже XIX–XX вв. // Региональная история, локальная история, историческое краеведение в предметных полях современного исторического знания. – Ижевск, 2012; Островкин Д. Л., Черноухов Э. А.

Становление земской медицины в зауральской сельскохозяйственной части Пермской губернии в 1870-х гг. (на примере Ирбитского, Камышловского и Шадринского уездов) // Урал и Сибирь в контексте развития российской государственности: Материалы Всероссийской научной конференции «VI Емельяновские чтения». – Курган, 2012.

10. Петров Б. Д. Очерки истории отечественной медицины. – М., 1962;

Очерки истории русской общественной медицины (К 100-летию земской медицины): Сб. ст. – М., 1965; Карпов Л. Н. Земская санитарная организация. – Л., 1964.

11. Пирумова Н. М. Земская интеллигенция и ее роль в общественной борьбе до начала XX в. – М., 1986.

12. Селезнева В. Т. Очерк по истории здравоохранения на дореволюционном Урале. – Молотов, 1955. – С. 37.

13. Черныш М. И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. – Пермь, 1959.

14. Шестова Т. Ю. Развитие здравоохранения уральских губерний (Пермской, Вятской, Оренбургской), 1864–1900. – Пермь, 2003. – С. 34.

–  –  –

Государственная система здравоохранения России прошла длительный путь развития. Наша страна выступила пионером в организации системы государственного здравоохранения. В условиях реформирования национального здравоохранения Российская Федерация на современном этапе столкнулась с теми же проблемами, которые стояли перед молодой Советской республикой: угроза глобальных эпидемий (ВИЧ, грипп, гепатит и т. п.), всплеск опасных социальных болезней (туберкулез, сифилис, алкоголизм), сокращение продолжительности жизни, рост детской смертности и беспризорности, слабая контролируемость миграционных потоков, высокие показатели эпидемических заболеваний.

В этой связи особую актуальность приобретает изучение отечественной государственной политики XX в. в области здравоохранения (особенно в первые десятилетия существования Советского государства), рассмотрение специфики эволюции его институтов и организационно-правового обеспечения, анализ как позитивного, так негативного опыта государственной политики в области правовой охраны здоровья населения.

Исследование основ формирования национальной системы здравоохранения XX в. необходимо начинать с базового периода становления советского здравоохранения, который датируется 1917–1921 гг.

[6, с. 12]. В данный период политика государства была направлена на формирование и законодательное закрепление основ охраны здоровья граждан на локальном уровне, когда в кратчайшие сроки были определены их форма и принципы.

В первые годы советской власти усилия правительства были направлены на решение следующих вопросов: организация медикосанитарной службы в Красной армии, борьба с эпидемиями, создание сети государственных лечебно-профилактических учреждений и аптек, охрана материнства и младенчества. Решение этих вопросов в масштабах огромной страны было возможно только при наличии государственной системы здравоохранения.

Работа по ее созданию началась уже в конце октября 1917 г., когда при Военно-революционном комитете Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов был образован Медико-санитарный отдел, главным комиссаром которого был назначен будущий нарком здравоохранения Белоруссии, врач М. И. Барсуков [5, с. 316]. С ноября 1917 г. при местных советах стали создаваться Медико-санитарные отделы, а при некоторых Народных комиссариатах – Врачебные коллегии.

В декабре 1917 г. Врачебные коллегии Народных комиссариатов внутренних дел, путей сообщения и государственного призрения обратились к населению страны с воззванием «О борьбе с заболеваемостью, смертностью и антисанитарными условиями жизни». Это обращение явилось первым программным документом Советского государства в области медицинского дела [7, с. 44–45].

Следующим этапом явилось принятие Декрета СНК РСФСР «О Совете врачебных коллегий», согласно которому уже через три месяца после революции новая власть признает необходимым объединить медицинские коллегии всех комиссариатов и создает Совет врачебных коллегий – высший государственный медицинский орган в стране [5, с. 25]. В его состав вошли выдающиеся деятели земской медицины: А. Н. Винокуров (председатель), Н. А. Семашко, З. П. Соловьев, И. П. Русаков, М. И. Барсуков, В. М. Бонч-Бруевич (Величкина), Е. П. Первухин и др.

На I Всероссийском съезде медико-санитарных отделов Советов, состоявшемся в июне 1918 г., по докладу Н. А. Семашко «Об организации и задачах советской медицины на местах» была сформулирована программа советского здравоохранения, которая в мировой и научной литературе названа «моделью Семашко» [1, с. 71].

По докладу З. П. Соловьева и В. М. Бонч-Бруевич «Задачи и организация Народного комиссариата здравоохранения» съезд принял решение о создании нового органа управления медицинским делом в РСФСР.

11 июля 1918 г. СНК РСФСР принял декрет «Об учреждении Народного комиссариата здравоохранения РСФСР» [5, с. 45–46]. По своей сути этот новый орган управления стал первым в мире министерством здравоохранения, а первым народным комиссаром здравоохранения России был назначен Н. А. Семашко, его заместителем — З. П. Соловьев. На правах совещательных органов при Наркомздраве были организованы Центральный медико-санитарный совет с участием представителей рабочих организаций и Ученый медицинский совет, координировавший медицинскую науку [8, с. 50].

18 июля 1918 г. Совет народных комиссаров утвердил новый документ «Положение о Народном комиссариате здравоохранения», определивший роль комиссариата в деле организации здравоохранения, его конкретные задачи и направления деятельности: 1) разработка и подготовка законодательных норм в области медико-санитарного дела; 2) наблюдение и контроль за применением этих норм и принятие мер к их неуклонному выполнению; 3) издание общеобязательных для всех учреждений и граждан РСФСР распоряжений и постановлений в области медико-санитарного дела; 4) содействие всем учреждениям Советской республики в осуществлении медикосанитарных задач; 5) организация и заведование центральными медико-санитарными учреждениями научного и практического характера; 6) финансовый контроль и финансовое содействие в области медико-санитарной деятельности центральных и местных медикосанитарных учреждений; 7) объединение и согласование медико-санитарной деятельности местных Советов депутатов [5, с. 48].

Положением было предусмотрено образование 5 специализированных отделов, подчиненных Наркомздраву: военно-санитарного, выполняющего задания Военного и Морского комиссариатов в области медико-санитарного дела; гражданской медицины; страховой медицины; школьно-санитарной медицины; путей сообщения с подотделами железнодорожных, водный путей, ветеринарного [5, с. 49].

Следовательно, задачи, возложенные на Наркомздрав, свидетельствуют о комплексном подходе к управлению медициной в стране, показывают стремление государства унифицировать подходы в области медицинского дела на территории всей страны, независимо от внешних факторов.

По мнению Д. В. Егоровой, первая структура Наркомздрава РСФСР была объединительной, т. к. сконцентрировала в себе все существовавшие виды ведомственной медицины, что не соответствовало медицинской и санитарно-эпидемиологической ситуации в стране, когда центральной проблемой государственной политики в сфере здравоохранения стала борьба с эпидемиями [3, с. 13]. Тем не менее, управление медициной получило государственный характер, а централизация, государственное финансирование и государственное планирование обеспечили два новых качества медицины – бесплатность и общедоступность.

Оценивая политику советской власти в области создания системы государственного здравоохранения, А. А. Голубев считает, что большевики, не связанные условностями и традициями дореволюционной системы государственного управления, смогли в весьма короткий срок создать не имевший аналогов в мировой практике специализированный орган отраслевой компетенции [2, с. 6].

С одной стороны, процесс формирования государственных органов здравоохранения в данный период характеризовался постепенным упрощением. Образование Наркомздрава было обусловлено еще и тем, что РСДРП(б) опиралась на идею приоритета государственной системы здравоохранения, которая при господстве плановой экономики позволяла реализовывать социальную программу правящей партии. Для руководства этой системой нужен был самостоятельный, не зависящий от других ведомств, наркомат.

С другой стороны, имелся целый ряд внешних обстоятельств и факторов, подтолкнувших новую власть к учреждению Наркомздрава, т. к. его основной функцией в первые три года являлась санитарно-профилактическая деятельность в условиях сложнейшей эпидемиологической обстановки.

Это направление получило законодательное закрепление во второй Программе РКП (б) и многочисленных декретах и постановлениях СНК РСФСР (с 1917 по 1922 гг. СНК РСФСР принял более 100 декретов, направленных на борьбу с эпидемиями и профилактику заболеваний).

Таким образом, в рассматриваемый период в национальногосударственном правовом пространстве была создана уникальная и единственная в своем роде система здравоохранения, имеющая ярко выраженный общесоциальный и массово-доступный характер.

В последних исследованиях по истории государственного регулирования отечественного здравоохранения все чаще отмечается дискуссионность вопроса об общедоступности советской медицины и ее классового характера. Например, Е. О. Рыбакова полагает, что законодательно декларируемый принцип классовости медицины не соответствовал реальной практике медицинского обслуживания населения [6, с. 12]. Такого же мнения придерживается Д. В. Егорова, подчеркивая, что классовость советской медицины носила формальный характер. Санитарно-профилактическая направленность мероприятий государственной политики в сфере здравоохранения в условиях сложной эпидемиологической обстановки требовала массового охвата населения и не имела смысла в условиях классовой дифференциации, поэтому медицинская помощь предоставлялась максимально широким слоям населения [5, с. 13].

Источники и литература

1. Вялков А. И., Мирский М. Б., Щепин В. О и др. Основные направления развития лечебно-профилактической помощи населению // Здравоохранение России, XX век / Под ред. Ю. П. Лисицына, М. Е. Путина, И. М. Ахметзянова. – Казань: Изд. центр «Кадры России, XX век», 2006. – С. 66–150.

2. Голубев А. А. Правовое регулирование отечественного здравоохранения в 1917–1941 гг.: Автореф. … к. юр. н. – М., 2010.

3. Егорова Д. В. Правовая политика в сфере здравоохранения и правовая охрана здоровья населения в советском государстве (1917–1991 гг.):

Автореф.... к. юр. н. – Саратов, 2011.

4. Кузьмин М. К. Историки медицины России в XX веке // Очерки истории медицины России XX века / Под ред. Лисицына Ю. П. – Казань, 2006. – С. 309–319.

5. Ленинские декреты по здравоохранению (1917–1921 гг.) / Сост.

А. И. Нестеренко. – М.: Медицина, 1970.

6. Рыбакова Е. О. Организационно-правовые основы системы советского здравоохранения (1917–1936 гг.): Автореф. … к. юр. н. – М., 2010.

7. Становление и развитие здравоохранения в первые годы советской власти (1917–1924 гг.): Сборник документов. – М.: Медицина, 1966.

8. Шевченко Ю. Л., Щепин О. П., Филатов В. Б. и др. Государственная политика и управление здравоохранением // Здравоохранение России, XX век / Под ред. Ю. П. Лисицына, М. Е. Путина, И. М. Ахметзянова. – Казань: Изд. центр «Кадры России, XX век», 2006. – С. 47–65.

БОРЬБА С ГОЛОДОМ И ЭПИДЕМИЯМИ

В 1921–1922 гг.

И. В. Чернышева Волгоградский государственный медицинский университет Волгоград, Россия Неизбежными спутниками голода почти всегда являлись эпидемии. Возникновение эпидемий в голодные годы связано, с одной стороны, с тем, что ослабленный, истощенный человеческий организм не в состоянии бороться с поступающими извне болезнетворными микроорганизмами и погибает в борьбе с ними, с другой, – такое бедствие, как голод – следствие экономического кризиса, при котором естественно ухудшаются санитарно-гигиенические условия, что приводит к возникновению и быстрому развитию эпидемий.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА Оренбург – 201 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА УДК 323.1:3 ББК 63.521(=611.215)(2Рос 4Оре) Д3 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Правительством Оренбургской области научного проекта № 15 11 56002 а(р). Д33 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. Евреи в...»

«Тбилисский Государственный Университет имени Иванэ Джавахишвили _ ГУРАМ МАРХУЛИЯ АРМЯНО-ГРУЗИНСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В 1918-1920 ГОДАХ (С сокращениями) Тбилиси Научные редакторы: Гурам Майсурадзе, доктор исторических наук, профессор Зураб Папаскири, доктор исторических наук, профессор Рецензеты: Николай Джавахишвили, доктор исторических наук, профессор Заза Ментешашвили, доктор исторических наук, профессор Давид Читаиа, доктор исторических наук, профессор Гурам Мархулия, «Армяно-грузинские...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 октября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Сохранность культурного наследия: наука и практика Выпуск десятый КОНСЕРВАЦИЯ, РЕСТАВРАЦИЯ И ЭКСПОНИРОВАНИЕ ПАМЯТНИКОВ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ Материалы секции «Сохранение, реставрация и экспонирование памятников военной истории» Пятой международной научнопрактической конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы», 14–16 мая 2014 года, СанктПетербург Санкт-Петербург Серия основана в 1996 году Консервация, реставрация и...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 октября 2015г.) г. Волгоград 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Волгоград, 2015. 92 с....»

«Представительство Фонда Ханнса Зайделя в Центральной Азии Академия управления при Президенте Кыргызской Республики СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ПРЕЗЕНТАЦИИ – ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ 16.03.20 НА ТЕМУ: «ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ» БИШКЕК – 2012 ПРЕДИСЛОВИЕ Всё взаимосвязано со всем гласит первый экологический закон. Значит, и шага нельзя ступить, не задев, а порой и не нарушив чего-либо из окружающей среды. Между человеком и окружающей его средой устанавливаются...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы Всероссийской научно-богословской конференции (Екатеринбург, 12 февраля 2013 г.) Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религиозного образования Русской Православной Церкви «ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ» ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы Всероссийской научно-богословской конференции (Екатеринбург, 12 февраля 2013 г.) Екатеринбург Информационно-издательский отдел ЕДС УДК 250.5 ББК 86.2/3 Ц 44 По благословению...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 февраля 2015г.) г. Новосибирск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции в России и за рубежом/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции.№ 2. Новосибирск, 2015. 72 с. Редакционная коллегия:...»

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета (Краков) Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХII Международная Крымская конференция по религиоведению Севастополь, 26-30 мая 2010 г. ПАМЯТЬ В ВЕКАХ: от семейной реликвии к национальной святыне ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Память в веках: от семейной реликвии к национальной святыне // Тезисы докладов и сообщений ХII Международной Крымской...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (12 марта 2015г.) г. Екатеринбург 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные вопросы юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Екатеринбург, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии, профессор,...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Семипалатинский государственный университет им. Шакарима Пензенская государственная технологическая академия СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта 2012 года Пенза–Семей УДК 316.42+338.1 ББК 60.5 С 69 С 69 Социально-экономическое развитие и качество жизни: история и современность: материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта...»

«Всероссийская научная школа-конференция по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса: первые десять лет   С.А. Барталев, О.Ю. Лаврова, Е.А. Лупян Институт космических исследований РАН Москва 117997, Россия E-mail: bartalev@iki.rssi.ru   Статья посвящена обзору основных задач и истории проведения Всероссийской научной школыконференции по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса. Эта школа традиционно с 2005 года проводится в рамках...»

«II. НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ А. А. Туренко УДК 94(469).066 Сведения об авторе Туренко Александр Александрович бакалавр 4 курса, кафедра истории Нового и новейшего времени, Институт истории, Санкт-Петербургский государственный университет. Научный руководитель кандидат исторических наук, доцент А. А. Петрова. E-mail: turenko24@mail.ru ВОПРОС О ПРИЗНАНИИ ПРАВ ПОРТУГАЛИИ НА УСТЬЕ КОНГО В АНГЛО-ПОРТУГАЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЯХ Резюме В статье рассматриваются основные этапы спора за права Португалии на устье реки...»

«1    ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА СТУДЕНТОВ 6 КУРСА ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА БГУ СОДЕРЖАНИЕ I. ОСНОВНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОРГАНИЗАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОПЕДАГОГИЧЕСКИХ УМЕНИЙ. 1.1. Конструктивные умения. 1.2. Коммуникативные умения. 1.3. Организаторские умения. 1.4. Исследовательские умения. Функции методиста по педагогике и психологии. II. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ, МЕТОДЫ, ФОРМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. 2.1. Участие в работе...»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы III Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 6–7 февраля 2015 г.) Екатеринбургская митрополия Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религиозного образования Русской Православной Церкви «Екатеринбургская духовная семинария» Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б. Н. Ельцина Институт гуманитарных наук и искусств Лаборатория археографических исследований ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского Таврическая академия (структурное подразделение) Кафедра документоведения и архивоведения ДОКУМЕНТ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы I межрегиональной научно-практической конференции учащихся общеобразовательных организаций и студентов среднего профессионального и высшего образования 11 ноября 2015 года СИМФЕРОПОЛЬ 20 УДК –...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Развитие современного образования: теория, методика и практика Сборник статей Международной научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37.0 ББК 74.04 Р17 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Абрамова Людмила Алексеевна,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.