WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ В СОБРАНИЯХ АРХИВОВ, БИБЛИОТЕК И МУЗЕЕВ Материалы Межрегиональной научно-практической конференции Волгоград, 23–24 апреля 2014 года Издательство ВолгГМУ Волгоград УДК ...»

-- [ Страница 2 ] --

Определенную роль в назначении И. И. Моллесона на должность заведующего санитарным отделением сыграло тамбовское медицинское общество, где он был избран почетным членом, а также 3-й губернский съезд земских врачей.

И. И. Моллесон принимает поступившее предложение Тамбовского губернского земства возглавить работу санитарного отделения, и в начале 1897 г. он приезжает в Тамбов, где активно занимается вопросами организации санитарного дела в губернии. Благодаря стараниям и накопленному опыту работы в земствах Самарской, Пермской, Вятской, Саратовской губерний, Иван Иванович за сравнительно короткий период сумел создать санитарную организацию со сметой годовых расходов на сумму 3880 руб., из которых 300 руб. выделялось на издание эпидемического листка [2].



Свою деятельность в Тамбовской губернии он начал с личного посещения всех уездов и врачебных участков, познакомившись со всеми земскими врачами, и в течение двух лет наладил санитарную статистику, что позволило уже в 1899 г. санитарному отделению опубликовать первый квалифицированный отчет о заразных заболеваниях в губернии за 1898 год. В этом же году под редакцией и при непосредственном участии И. И. Моллесона начал издаваться журнал «Листок заразных заболеваний», позднее выходивший под названием «Санитарное обозрение», а затем как «Врачебно-санитарная хроника Тамбовской губернии». Сборник издавался до 1916 г. и служил основным источником научно-практических знаний и эпидемиологической обстановки в губернии для земских врачей. Наряду с этим в 1904 г. начали издаваться обязательные санитарные постановления для фабрик и заводов, а также проекты обязательных санитарных правил на предприятиях.

За десятилетний период работы в Тамбовской губернии И. И. Моллесон оказал большое влияние на процесс формирования и воспитания медицинской культуры как у медицинских работников, так и у населения.

Особое место в своей работе он отводил вопросам санитарного просвещения сельских жителей:

постоянно читал публичные лекции, касающиеся вопросов санитарии и гигиены, усматривая в этом свой нравственный и профессиональный долг. Кроме того, он был инициатором публикаций по разработке и проведению мероприятий по борьбе с эпидемиями в губернии и являлся единственным в то время автором серьезных исследований о заболеваемости туберкулезом и злокачественными новообразованиями.

Являясь действительным членом тамбовского научно-медицинского общества, Иван Иванович принимал в нем самое активное участие, оказывая огромное влияние на основное направление его деятельности – профилактику инфекционных заболеваний в губернии, уносивших ежегодно тысячи жизней. Благодаря усилиям медицинской общественности и заведующего санитарным отделением И. И. Моллесона, в 1902 г. в 7 уездах Тамбовской губернии были организованы ясли-приюты.

И. И. Моллесон стремился внедрять в медицинскую практику современную диагностическую аппаратуру. Так, по его предложению в 1900 г. было принято решение в земской врачебной управе об устройстве рентгеновского кабинета при Тамбовской губернской земской больнице. Уже на следующий год аппарат был установлен, что позволило значительно расширить и улучшить диагностику различных заболеваний внутренних органов и переломов костей [1, 6].

С полным основанием можно считать, что И. И. Моллесон занимался практически всеми вопросами, касающимися медицины: от организации санитарного дела до лечебно-диагностической деятельности в губернии. Являясь первым заведующим санитарным отделом Тамбовской губернской врачебной управы (1897–1906 гг.), он много внимания уделял организации и регулярному проведению съездов земских врачей и представителей земств, на которых постоянно выступал с обстоятельными докладами, касающимися неотложных мер профилактики инфекционных заболеваний. С 1897 г.

съезды земских врачей в губернии стали проводиться ежегодно, тематика их постоянно расширялась, принимая все более практический характер:

обсуждались вопросы рационализации деятельности сельских врачебных участков, организации межуездных врачебных округов, увеличения количества летних яслей-приютов, расширения родовспомогательной и хирургической помощи населению, а также проведения профилактических прививок против оспы и дифтерии. При непосредственном участии И. И. Моллесона было организовано и проведено 7 губернских съездов земских врачей [5].

Съезды и совещания земских врачей как коллегиальные органы играли важную роль в определении и проведении неотложных мер в период эпидемий, а также основных направлений развития земской медицины по оказанию медицинской помощи сельскому населению.





Особое место в работе съездов всегда занимали вопросы борьбы с инфекционными болезнями. Так, на 10-м губернском съезде врачей, состоявшемся в 1903 г., И. И. Моллесон выступил с обстоятельным докладом «О заболеваемости и смертности населения Тамбовской губернии за трехлетие 1898–1900 гг.», который позже был издан отдельной книгой. Это было первое достоверное исследование причин высокой заболеваемости и смертности населения Тамбовской губернии.

В период работы в Тамбовском губернском земстве Иваном Ивановичем был опубликован ряд научных работ в виде отдельных отчетов, в которых была представлена полная информация о распространенности инфекционных болезней, о влиянии отхожих промыслов на их распространение, а также показатели заболеваемости и смертности в губернии: «Краткий обзор главнейших заразных болезней в Тамбовской губернии в 1900 г.», «Краткий очерк некоторых данных об отхожих промыслах Тамбовской губернии в 1899 г.», «Краткий очерк заболеваемости и смертности в Тамбовской губернии в трехлетие 1898–1900 гг.» и др. [3, 4].

Материалы фондов областной библиотеки, музея истории медицины и Государственного архива Тамбовской области позволяют охарактеризовать многогранную научно-практическую деятельностью санитарного врача И. И. Моллесона, его вклад в становление и развитие санитарного дела в Тамбовском крае. Так, благодаря его усилиям в большинстве уездов губернии впервые были созданы санитарные советы, состоявшие из членов врачебной управы, врача и санитарных попечителей. Кроме того, с поддержкой медицинского общества и врачебной управы ему удалось организовать в уездах губернии ясли-приюты и подготовить необходимые условия для открытия противотуберкулезной лечебницы.

Источники и литература

1. Быкова В. И., Щукин Ю. К. Медицинская помощь в Тамбовской области: история и люди. – Тамбов, 2008. – С. 48–49.

2. Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). ФФ. 30, 35, 89.

Д. 1797–1917 гг. (Врачебное отделение Тамбовского губернского правления).

3. Моллесон И. И. Краткий обзор главнейших заразных болезней в Тамбовской губернии в 1900 г. – Тамбов, 1901.

4. Моллесон И. И. Краткий очерк некоторых данных об отхожих промыслах Тамбовской губернии в 1899 г. – Тамбов, 1900.

5. Райкова С. В., Максинев Д. В., Завьялов А. И. К истории становления и развития земской медицины и санитарного дела в Тамбовской губернии в конце ХIХ – начале ХХ столетий // Вестник Тамбовского университета. – 2012. – Т. 17. Вып. 2. – С. 662–665.

6. Фарбер Я. И. Очерки истории медицины Тамбовского края. – Тамбов, 2004. – С. 47–71.

ВКЛАД САРАТОВСКОГО НАУЧНОГО

ОБЩЕСТВА ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГОВ

В РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МЕДИЦИНЫ

(К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОРГАНИЗАЦИИ) С. Р. Утц, А. И. Завьялов, А. В. Моррисон, Е. В. Румянцева Саратовский государственный медицинский университет им. В. И. Разумовского Саратов, Россия В марте 2014 г. исполнилось 100 лет Саратовскому научному обществу дерматологов и венерологов, которое было организовано заведующим кафедрой систематического учения о накожных и сифилитических болезнях медицинского факультета Императорского Николаевского университета (г. Саратов) профессором В. И. Теребинским.

Главной целью создания общества являлось привлечение практических врачей к научно-исследовательской и санитарно-просветительной работе в борьбе с венерическими и заразными кожными заболеваниями, а также повышение квалификации врачей-дерматовенерологов.

В деятельности научного общества активное участие принимали не только сотрудники кафедры, но и врачи-дерматовенерологи города, студенты старших курсов медицинского факультета университета. На его заседаниях проводились демонстрации больных с редкими дерматозами, представлявшие трудности в диагностике и лечении [5].

Начавшаяся в августе 1914 г. первая мировая война, а затем и гражданская, мобилизация сотрудников кафедры и врачей в действующую армию привели к значительному снижению активности работы научного общества. Лишь в 1921 году при активном участии проф.

П. С. Григорьева деятельность научного общества дерматовенерологов возобновляется в полном объеме.

Только за период с 1921 по 1936 гг. членами общества были выполнены около 170 научных работ, имевших практическую направленность. Значительная часть трудов была доложена на всесоюзных и республиканских съездах, опубликована в отечественных и зарубежных изданиях. Особого внимания заслуживают работы клиникоэкспериментального характера П. С. Григорьева и соавторов: «К вопросу о Herpes syphiliticus», «Врожденный сифилис, переданный крольчихой, зараженной через переднюю камеру глаза», «К вопросу о специфических аортитах при экспериментальном сифилисе у кроликов», «Метод серореакции на сифилис, пригодный для работы на участке»; А. В. Воробьева «Впечатления о действии висмута на проявления сифилиса, по данным Саратовской клиники»; Г. А. Вольферц «Простой метод выделения бледной спирохеты в чистой культуре больных людей»; В. В. Дроздова «Влияние высоких температур и консервированной крови на морфологию и биологию бледных спирохет»; К. Г. Ярышевой «О трихофитии гладкой кожи» и А. Ф. Ухина «Об этиологии красной волчанки». Труды сотрудников внесли существенный вклад в разрешение вопросов практического здравоохранения нашей страны, а некоторые получили мировое признание.

Большую совместную работу члены научного общества провели с вновь организованным в 1930 г. в Саратове Нижне-Волжским краевым научно-практическим венерологическим институтом по изысканию новых форм и методов борьбы с венерическими и заразными кожными заболеваниями, научным исследованиям в изучении биологии бледной спирохеты, по экспериментальному сифилису, серодиагностике и разработке методов эффективного лечения.

Члены общества в 30-е годы принимали участие в выездах в районы Саратовской области для проведения тематических семинаров, массовых профилактических осмотров населения и консультаций больных. Неоднократно организовывались экспедиции в Калмыцкую национальную область, Андижан, Киргизию и крупные промышленные центры нашей страны (Магнитогорск, Кузбасс) для оказания практической помощи в борьбе с заразными кожными и венерическими заболеваниями, совершенствования форм и методов санитарно-просветительской работы среди сельского населения [1, 4].

В связи с переходом профессора П. С. Григорьева на кафедру кожных и венерических болезней Первого Московского медицинского института с сентября 1936 г. председателем Саратовского научного общества дерматовенерологов становится его ученик – доцент А. Ф. Ухин.

В конце 1930-х годов ведущей проблемой саратовских дерматовенерологов становятся вирусные заболевания кожи. Проводились пионерские работы по изучению этиологии псориаза. По материалам исследований А. Ф. Ухиным в 1940 г. защищена докторская диссертация на тему: «Материалы к изучению вирусной этиологии чешуйчатого лишая». С открытием аспирантуры в 1936 г. при кафедре кожных и венерических болезней началось изучение вопросов микологии. По этой теме были выполнены и опубликованы 19 научных работ. Материалы проведенных исследований неоднократно заслушивались и обсуждались на заседании общества и в дальнейшем были представлены в виде законченных диссертационных исследований: Е. А. Павловская «Экспериментально-клинические материалы о бластомикозе типа Джилкрайста» (1939), В. В. Дроздов «Влияние высоких температур и консервированной крови на морфологию и биологию бледных спирохет» (1939), С. М. Шварцман «К вопросу о межпальцевых микозах нижних конечностей, вызванных дрожжеподобными грибами» (1940), Н. М. Левчановский «Опыт лечения микозов волосистого покрова хлорацидом»

(1941), Г. А. Вольферц «Антигенные свойства грибковых фильтратов» (1942).

Начавшаяся в 1941 г. Великая Отечественная война временно прервала активную деятельность Саратовского научного общества дерматовенерологов, изменила тематику научных исследований и докладов, обусловив их нуждами военного времени. Ряд исследований в этот период был посвящен раневой патологии. Недостаток или отсутствие высокоэффективных лекарственных средств побудил сотрудников кафедры проводить поиск и испытывать соответствующие заменители. Так, для лечения пиодермитов и некоторых видов грибов был предложен раствор Люголя, а в качестве заменителя ихтиола – продукт сухой перегонки сланцев, обладающий достаточно высокими бактерицидными свойствами. В терапии чесотки рекомендовано применение мыла «К». Разрабатывалась методика лечения и профилактики околораневых экзем. Многие члены общества (Ф. П. Алексеев, В. В. Дроздов, П. И. Комаров, Е. А. Павловская, Н. М. Левчановский, Н. В. Фомин, А. А. Будников, Н. Н. Романова) были призваны в ряды Советской Армии [3].

Осенью 1969 г. председателем научного общества избирается профессор С. И. Довжанский, который возглавлял его до апреля 1994 года.

Основными направлениями работы общества в 1970-80-е годы стали организация борьбы с грибковыми заболеваниями кожи, сифилисом и гонореей, а также разработка новых методов терапии хронических дерматозов.

На заседаниях общества ежегодно заслушивались от 15 до 18 докладов по различным актуальным вопросам дерматовенерологии. Особый интерес представляли сообщения по материалам диссертаций:

«Липидный обмен при псориазе» (аспирант И. Г. Грашкина), «Псориаз у детей» (врач И. И. Золотухина), «Эффективность комплексного перманентного лечения больных свежими формами сифилиса»

(врач М. И. Егорова), «Некоторые показатели углеводного обмена у больных псориазом» (ассистент В. Н. Шерстнева), «Состояние белковых фракций сыворотки крови у больных псориазом» (ассистент Л. Т. Должиков), «Склеродермия и синтез коллагена» (врач Н. А. Слесаренко), «Спиробромин в терапии кожных лимфом» (врач О. В. Пронь), «Влияние лечения методом фотохимиотерапии в сочетании с метотрексатом на клинику и патоморфологию тяжелых форм псориаза»

(ассистент Ю. М. Самотейкина), «Дисбактериоз кишечника при микробной экземе» (врач А. В. Финохин), «Псориаз в Саратовском регионе Нижнего Поволжья» (врач С. Р. Утц) и «Патогенетические методы лечения больных ограниченной склеродермией» (врач А. И. Завьялов). Кроме того, заслушивались обзорные доклады и лекции по актуальным вопросам дерматовенерологии: С. И. Довжанский и соавторы «Особенности течения сифилиса в настоящее время», «Аллергические васкулиты», «Генетика в дерматологии»; В. В. Дроздов «Патогенез сифилиса»; Н. Е. Никифорова и В. Ф. Оркин «Непрерывный метод лечения сифилиса».

Деятельность научного общества в этот период характеризовалась значительным количественным и качественным ростом научноисследовательской работы с участием не только сотрудников кафедры кожных и венерических болезней, но и практических врачей г. Саратова. Членами общества было выполнено и опубликовано в периодической печати около 200 научных работ и выполнено 19 диссертаций исследований [2].

Значительная часть результатов проведенных исследований была рекомендована для внедрения в практику в виде 13 патентов и 40 рационализаторских предложений, касающихся диагностики, лечения и профилактики инфекций, передаваемых половым путем, профессиональных заболеваний кожи, а также таких распространенных тяжелых дерматозов, как псориаз, склеродермия, красная волчанка, экзема и лимфома кожи. Кроме того, показателем научно-исследовательской работы в 1970-е – начале 1990-х годов являлось активное участие членов общества в работе съездов, симпозиумов, конференций и пленумов Всероссийского общества дерматовенерологов.

За последние 15 лет стало традицией проведение заседаний общества дерматовенерологов с другими научными медицинскими обществами г. Саратова. Так, было проведено несколько объединенных заседаний с обществом онкологов – по вопросам злокачественных новообразований кожи, акушеров-гинекологов – по проблеме инфекций, передающихся половым путем, эндокринологов – по вопросам особенностей клиники проявлений сахарного диабета на коже и слизистых оболочках, и аллергологов – по неотложной помощи при острой крапивнице и отеке Квинке.

На заседаниях общества неоднократно заслушивались доклады, посвященные особенностям клиники, патогенеза и методам современной терапии атопического дерматита, висцеральной патологии при болезнях кожи, генодерматозов, заболеваний, передающихся половым путем, пузырчатки и ВИЧ-инфекции. Наибольший интерес у членов общества вызывали сообщения по материалам диссертационных исследований А. Л. Бакулева «Современные аспекты патогенеза болезни Рейтера и методы корригирующей терапии», А. А. Чуракова «ПЦР-диагностика урогенитального хламидиоза», А. В. Моррисон «Гнотобиологическая изоляция в терапии атопического дерматита», Т. Н. Ворониной «КВЧ-терапия больных герпетической инфекцией».

В течение 100 лет значительно выросла численность членов Саратовского научного общества дерматовенерологов. В первый год своего существования общество насчитывало 9 членов. В 1933 г. в нем состояло 35 человек, в 1945 г. – 51, в 1955 г. – 70, в 1971 г. – 105, а в 2013 г. – 144 человека. В разные годы членами общества были и являются: заслуженный деятель науки РСФСР профессор П. С. Григорьев, заслуженный изобретатель РФ профессор А. П. Суворов, заслуженные врачи РФ Н. Н. Ардентов, И. А. Арзамасцева, Е. Б. Гольбрайх, В. Д. Капланов и В. Ф. Оркин.

За вековой период деятельности членами Саратовского научного общества дерматологов и венерологов проведена большая работа по разработке и внедрению современных методов диагностики и лечения инфекционных дерматозов и инфекций, передаваемых половым путем. Особое место в работе общества занимали вопросы санитарного просвещения населения, организации дерматовенерологической службы, подготовки врачебных и научно-педагогических кадров для медицинских вузов страны, а также оказание лечебноконсультативной помощи органам практического здравоохранения Саратовской области.

Источники и литература

1. Григорьев П. С. Кафедра дерматологии и венерологии // Труды Саратовского государственного медицинского института. – Саратов, 1935. – Т. 1, ч. 2. – С. 109–118.

2. Завьялов А. И., Нуштаев И. А., Суворов А. П., Оркин В. Ф. Саратовскому научному обществу дерматовенерологов – 90 лет // Саратовский научно-медицинский журнал. – 2004. – № 4. – С. 84–91.

3. Завьялов А. И., Оркин В. Ф., Рощепкин В. В. и др. Профессор П. С. Григорьев и его научная школа. – Саратов: Изд-во СГМУ, 2008. – 126 с.

4. Завьялов А. И., Якупов И. А. Страницы истории кафедры кожных и венерических болезней Саратовского государственного медицинского университета. – Саратов: Изд-во СГМУ, 2006. – 74 с.

5. Нуштаев И. А., Завьялов А. И. Владимир Ипполитович Теребинский. – Саратов: Изд-во СГМУ, 2004. – 80 с.

–  –  –

Необходимость организации стационарной медицинской помощи детям в Саратовской губернии возникла в 90-е годы ХIХ века, когда по губерниям Поволжья прокатился ряд эпидемий, сменявших друг друга: холера, дифтерия, сыпной тиф, которые уносили десятки тысяч маленьких жизней. Ежегодно представляемые медицинские отчеты о заболеваемости и смертности населения в губернии старшего врача Саратовской Александровской губернской земской больницы И. Н. Буховцева свидетельствуют, что каждый второй родившийся ребенок не доживал до 5-летнего возраста.

Вопросы тяжелого положения в области охраны материнства и детства в губернии постоянно обсуждались на заседаниях физико-медицинского и санитарного обществ. Медицинская общественность неоднократно обращалась в губернское земств о строительстве детской больницы, где бы персонал мог не только лечить маленьких пациентов, но и обучать родителей уходу за детьми. Такая возможность осуществилась лишь в начале ХХ столетия благодаря меценатству.

Загрузка...

Первая детская больница в Саратове была построена в 1901 г. по инициативе врача-педиатра Б. П. Бруханского на личные средства саратовского купца И. А. Поздеева, который завещал своей супруге крупную сумму денег. В течение своей жизни Дарья Поздеева постоянно занималась благотворительностью. Умирая, она завещала часть ее капитала потратить на какое-либо благотворительное дело. Чтобы почтить память Д.

Поздеевой, губернская земская врачебная управа решила сделать подарок самым маленьким жителям города – детям:

построить для них детскую больницу.

Проект первой детской больницы, отвечавший современным требованиям к лечебным учреждениям, был выполнен саратовским архитектором В. Л. Владыкиным. Кроме типичных для больниц комнат (операционная и кабинет врача) в ней имелись 2 ванные комнаты: одна специально для детей, уже находящихся на лечении, а другая – для вновь поступавших. Вначале больница располагала 12 кроватями, но уже через 8 лет она значительно расширилась и могла принять в стационар до 100 маленьких пациентов. Наряду с основным лечебным корпусом в ее комплекс входили бараки и различные хозяйственные службы. Территория больницы занимала площадь в 800 квадратных саженей, а рядом с ней располагался сад для детей, находящихся на лечении. На строительство всего комплекса детской больницы было израсходовано 50 тысяч рублей [1].

После завершения строительных работ в 1901 г. на должность заведующего больницей был приглашен известный московский врач Б. П. Бруханский, ученик выдающегося ученого и основоположника педиатрии в России Н. Ф. Филатова. Имея большой клинический и научно-педагогический опыт, полученный в лучших клиниках Европы, Б. П. Бруханский стал инициатором создания сети молочных кухонь и применения кисломолочных смесей для лечения детей с острыми кишечными заболеваниями. Им были написаны два учебника «Детские болезни» и «Курс лекций по физиологии и воспитанию», которые стали настольными книгами на многие годы для студентов и врачей нашей страны.

В годы первой мировой и гражданской войн вновь вспыхнули эпидемии сыпного тифа, дизентерии и дифтерии, приведшие к резкому увеличению детской смертности и как следствие – к острой необходимости организации инфекционных стационаров. Поэтому на базе Первой детской больницы организуется детская инфекционная клиника и кафедра детских болезней медицинского факультета Саратовского университета.

В начале 1920-х годов подотделом охраны материнства и детства Саргубздрава проводилась огромная работа по организации строительства лечебно-профилактических учреждений для детей. Так, только в первой половине 1922 г. в Саратовской губернии были открыты 36 учреждений для детей, а во второй половине того же года – еще 26.

Одновременно Саратовским губздравом был разработан комплексный план строительства детских лечебно-профилактических учреждений на всей территории губернии. В связи с этим при нем были созданы 3 подотдела: охраны материнства и младенчества, детский отдел и противотуберкулезный.

Только за счет активной и слаженной работы противотуберкулезного отдела за сравнительно короткий срок в Саратове были открыты 2 детских противотуберкулезных санатория.

Подотделом охраны материнства и младенчества в крупных городах области организованы 4 детских консультации, дом младенчества на 70 человек, дом ребенка на 30 детей, дом матери и ребенка на 30 матерей и 10 сирот, а также открыто 4 яслей [2].

Под руководством детского подотдела в Саратове были построены: детская больница на 200 коек, центральная школьная амбулатория, детский дом-изолятор и медико-педагогический пункт со стационарным отделением.

В 1922 г. по инициативе и активном участии профессора медицинского факультета Саратовского университета И. Н. Быстренина было создано Общество детских врачей им. Н. Ф. Филатова, основной целью которого являлось привлечение врачей к научно-исследовательской и санитарно-просветительной работе среди населения, а также повышение квалификации врачей-педиатров.

В 1930-е годы число детских стационарных коек в Саратове значительно увеличилось за счет открытия в помещении бывшего Аржверейского военного корпуса трех отделений для детей младшего и старшего возраста – каждое на 50 коек. В дальнейшем этот стационар становится дополнительной клинической базой кафедры детских болезней лечебного, педиатрического и медико-профилактического факультетов медицинского университета, руководителем которой был назначен известный в Саратове педиатр – профессор В. А. Сурат [3].

Таким образом, организация квалифицированной и общедоступной стационарной медицинской помощи детям в начале ХХ века, а также детских консультаций, яслей, санаториев и домов ребенка становится главным звеном в развитии педиатрической службы в Саратовской области и основной клинической базой для практической подготовки врачей-педиатров.

Источники и литература

1. Астафьева Н. Г., Боброва Л. В., Гвоздева Н. М. и др. Становление охраны материнства и детства в Саратовской области // История, общество, личность: научная конференция историков г. Саратова. – Саратов, 1993. – С. 33–35.

2. Развитие научной медицинской мысли в Саратове (1909–1989 гг.). – Саратов: Изд-во СГУ, 1992. – С. 78–80.

3. Саратовский государственный медицинский университет: история и современность. – Саратов: Изд-во СГМУ, 2003. – С. 101–102.

–  –  –

Великое открытие Эдварда Дженнера, сделанное в конце XVIII века, быстро нашло признание в Европе. Однако понадобилось 100 лет для того, чтобы вакцинация стала частью российской системы здравоохранения и охватила широкие слои населения. Пропаганда вакцинации, ее практическое воплощение стали возможными благодаря земской медицине.

Вакцинация от оспы была известна русским крестьянам и в дореформенное время, ее производили (правда, не повсеместно) так называемые «вольные оспенники», оспопрививатели-самоучки. Как правило, они не обладали даже минимальными медицинскими знаниями: не умели отличить здорового ребенка от больного, прививки производили «за неимением инструментов простым заостренным куском железа» [2, с. 20].

С учреждением местного самоуправления в 1864 г. «попечение о народном здравии», в т. ч. оспопрививание, вошло в круг земских полномочий. Сначала земства выделяли пособия сельским обществам на жалованье «вакцинаторам» или брали их на службу, выплачивая по 5–6 копеек за прививку. Эффективность вакцинации при этом не оговаривалась, поэтому вспышки оспы не прекращались, а крестьяне, не видя эффекта, отказывались от прививок.

Кроме того, наблюдалось неприятие вакцинации в силу неграмотности и суеверий. В докладах земских управ 1860-х гг. говорилось, что одной из помех вакцинации являются «ложные религиозные убеждения народа в грехе оспопрививания» [1, с. 98]. Врачи отмечали: «Оспа в русских селах вследствие предрассудков населения почти совершенно не прививается, если же и удается привить ребенка, то родители, вернувшись домой, смывают и даже вытравляют оспенную материю» [3, с. 110]. При этом в многонациональной и поликонфессиональной губернии хуже всех воспринимали вакцинацию именно русские, особенно старообрядцы (по сравнению с немецкими колонистами-лютеранами и мусульманским населением).

Среди призывников 1890 г. из немецких сел Камышинского уезда до 80 % были привиты. В заключении осмотра рекрутов 1891 г. значилось, что среди призывников из русских сел 21 % переболели оспой, 34 % – привиты, 45 % – не имеют следов оспы; из немецких сел переболевших было – 0,6 %, привитых – 66,9 % и без следов заболевания – 32,5 %. Показательно сравнение этих цифр с результатами осмотра школьников: в русских селах переболело – 14 %, привито – 52 %, без следов оспы – 34 %; в немецких селах: 1 % – переболевших, 93 % – привитых и без следов оспы – 6 % [3, с. 114]. Можно увидеть, что со временем вакцинация охватывает все большие слои населения и среди православных, и среди лютеран.

В конце 1860-х гг. в некоторых уездах были разработаны правила, которые предписывали штрафовать родителей, отказавшихся прививать ребенка: 1 руб. – за первый отказ, 3 руб. – за двукратный отказ.

За трехкратный отказ главе семьи грозил арест на неделю, а сельские власти «за попустительство» подвергались суду мировых посредников. «Штрафные» деньги шли на закупку прививочного материала, найм помещений для проведения прививок. Однако принудительная вакцинация быстро себя изжила, т. к. некоторые «вакцинаторы» «сектантов заставляли откупиться от прививки за полштоф водки или за несколько копеек» [3, с. 57]. Вопрос о принудительной вакцинации не раз поднимался земскими медиками, однако большинство врачей ее не поддержало.

Низкая квалификация «оспенников» обуславливала низкую эффективность вакцинации (около 50 %). Земства пытались возложить оспопрививание на фельдшеров, однако их нехватка обусловила использование «оспенников» с условием контроля их работы врачами.

Стала оговариваться оплата в зависимости от эффективности вакцинации: за «непринявшуюся» прививку – 5 копеек, за «принявшуюся» – 10. Однако и эти меры не принесли желаемого результата.

В 1870-е гг. только в Балашовском уезде ежегодно от оспы умирало около 600 человек – как правило, детей до 10 лет [3, с. 752–756].

В начале 1880-х гг. вакцинация перешла в обязанности земских фельдшеров. Это повысило качество вакцинации (долю правильно привитых), однако снизило число прививок, так как крестьяне стали увольнять оспопрививателей, а число фельдшеров было недостаточным для охвата вакцинацией всех детей (что обусловило сохранение до 1890-х гг. в некоторых уездах «оспенников»).

Для охвата прививкой всех детей земства обязали священнослужителей раз в полгода предоставлять списки новорожденных.

Прививки проводились до начала полевых работ (апрель–июнь) и по их окончании (сентябрь–октябрь). В крупных селах определялись избы для сбора детей. Во время эпидемии оспы фельдшеры обходили крестьянские дворы для поголовной вакцинации детей.

С 1880-х гг. в обязанности врачей вошли профилактические осмотры учеников земских школ. Непривитые подлежали немедленной вакцинации [2, с. 27].

По настоянию врачей в качестве прививочного материала стал использоваться детрит («телячья лимфа»). Использование «гуманизированной» (полученной от человека) лимфы было запрещено из-за опасности заражения сифилисом. Детрит производился на специальных телятниках при крупных земских больницах или закупался уездными управами.

Отдельные вспышки оспы наблюдались в губернии и в 1890-е гг.

Больший процент заболеваемости и смертности наблюдался в участках, где прививки производились оставшимися «оспенниками». По свидетельству врача П. К. Галлера, случаи заболеваемости были связаны с недобросовестностью «оспенников» и некачественным прививочным материалом [3, с. 57]. Часто всех прививаемых записывали в «удачно привитые» с целью вознаграждения. Об этом свидетельствовали жалобы врачей и новые вспышки оспы.

В целом в 1880–90-е гг. за счет охвата прививками большинства населения заболеваемость и смертность от оспы снизились. Так, в Балашовском уезде в 1890 г. из 14,5 тыс. новорожденных было вакцинировано более 12 тыс., 88 % прививок были признаны эффективными [3, с. 66]. Выборочная проверка вакцинации в 1890–91 гг. не выявила ни одного случая неудачной прививки. В одном только Камышинском уезде в 1890-е гг. ежегодно прививалось более 15 тыс.

детей. Для пропаганды вакцинации привлекались учителя, священнослужители.

Таким образом, в 1880–1890-х гг. был установлен контроль земских медиков за вакцинацией: большинство прививок производилось фельдшерами и контролировалось врачами, были отлажены производство и доставка прививочного материала в населенные пункты губернии. Вакцинация от оспы стала одной из основ земской санитарно-профилактической работы.

Источники и литература

1. Журналы заседаний Хвалынского уездного земского собрания 25–28 сентября 1867 г. Отчеты и проекты управы. – Саратов, 1867.

2. Земско-медицинский сборник // Материалы по изучению земской медицины в России за первое 25-летие (1865–1890 гг.). В 3 т. – М., 1894.

3. Саратовский санитарный обзор. – 1891. – № 1–2.

–  –  –

Учреждение в 1864 г. местного самоуправления, к полномочиям которого было отнесено «попечение о народном здравии», положило начало развитию земской медицины в России: формированию медицинских участков, организации лечебниц, деятельности врачей, фельдшеров и акушерок [6, с. 54]. Акушерской помощи в этой системе отводилась особая роль – в силу высокой рождаемости, высокой детской смертности, заболеваемости и смертности рожениц.

Должности акушерок были учреждены в 1870-е гг. во всех земских губерниях, в т. ч. и в Саратовской [5, с. 21]. Однако рождение (как и смерть) считалось в крестьянской среде естественным процессом, не требовавшим вмешательства медицины: акушерская помощь оказалась невостребованной, крестьянки продолжали обращаться за помощью к знахаркам и повитухам. Отдельные земства обязали акушерок при поездках по участкам регистрировать местных повитух и преподавать им «наставления о практических приемах». Так, в 1877 г. в Хвалынском уезде акушерками 2 медицинских участков были обучены 73 повитухи [2, с. 106–107]. В других уездах повитух брали на земскую службу. В Саратовском уезде была установлена награда в 1 руб. повитухам, своевременно сообщившим врачу о трудных родах. Для этого были введены даже особые бланки о тяжелых родах, которыми снабжались волостные правления, сельские старосты и повитухи [5, с. 73].

Причиной низкой обращаемости к акушеркам была признана их недостаточная профессиональная подготовка. На земском съезде врачей 1886 г. было принято решение о замене их фельдшерицами-акушерками как более квалифицированным персоналом. Некоторые врачи высказались за дальнейшее привлечение на земскую службу повитух при условии их обучения в родильных приютах. Другая часть считала, что повитухи приносят больше вреда, чем пользы, и способствовать их дальнейшей «деятельности» преступно. Так, доктор М. Н. Бибиков отмечал: «Повитухи – это женщины 50–60 лет… убедить в противном тому, что они считают непреложным – дело невозможное; врача они считают профаном и учиться к нему не пойдут» [1, с. 52].

Земские врачи отмечали социальные причины неприятия акушерской помощи: «Родовспоможение в деревне находится всецело в руках повитух-знахарок, крайне невежественных и суеверных. Стремления земств вытеснить их путем устройства родильных домов и приглашением акушерок оказываются безуспешными как в силу дороговизны, так и в силу того, что они не удовлетворяют условиям и требованиям деревенской жизни, где населению нужны не акушерки, а именно бабушки-повитухи, могущие во всем заменить больную хозяйку дома» [1, с. 52]. Учитывая эти особенности крестьянского быта, земства пытались организовать обучение повивальных бабок в 1880-е гг. Так, при земской лечебнице Камышинского уезда в 1888 г.

были организованы курсы для повитух. Обучение включало в себя теоретическую часть (чтение, работа с наглядностью) и практическую (уход за роженицами и новорожденными, усвоение правил асептики). Курс обучения шел 1 месяц, так как «больше они не хотели учиться» [1, с. 52]. Результаты обучения земские медики оценивали неоднозначно: «К повитухам населением стали предъявляться требования на лечение, их стали упрекать, что проучившись целый месяц, они все-таки не выучились лечить болезни, а при родах чаще, чем неученые, посылают за врачом» [1, с. 53]. Съезд земских врачей поддержал практику организации акушерских курсов при лечебницах при минимальном полугодичном сроке обучения и содержании обучаемых за счет земства. Интересна и другая рекомендация съезда: «Главный контингент обучающихся должен набираться из повитух, наименее зараженных предрассудками и суевериями» [1, с. 53].

В 1880–90-е гг. повсеместно в губернии происходит постепенная замена акушерской помощи фельдшерско-акушерской. Должности акушерок упраздняются, поскольку акушерская помощь, как отмечалось в докладах управ, «почти не востребована» [3, с. 140]. Стремясь к рациональному расходу средств на медицину, земство принимает на службу фельдшериц-акушерок, которые кроме родовспоможения наделяются рядом других обязанностей. Однако «убить двух зайцев» этими мерами не удалось: фельдшерицы-акушерки усилили медицинский персонал в уездах, однако акушерские функции почти не выполняли. Каждая из фельдшериц-акушерок принимала лишь 10–20 младенцев в год. В 1913 г. в докладе Царицынской управы отмечалось: «Из общего числа рождений в уезде не более 10 % прошло через руки медицинского персонала» [3, с. 196].

Пройдя полувековой путь становления и добившись успехов в создании сети медицинских участков, создании новых больниц, организации вакцинации, земство и земские медики даже в начале XX в.

не сумели создать систему акушерской помощи. Для крестьянства акушерская помощь была явлением непривычным и даже пугающим по сравнению с давно укоренившимися знахарством и повивальным ремеслом. Невозможность ведения акушеркой, в отличие от повитухи, домашнего хозяйства вместо роженицы также приводило к отказу от акушерской помощи.

Источники и литература

1. Губернские съезды и совещания земских врачей и представителей земских управ с 1876 по 1894 гг. (Свод постановлений). – Саратов, 1903. – 88 с.

2. Журналы очередного Хвалынского земского собрания 1877 г., отчет и доклады управы. – Саратов: Типография губернского земства, 1878. – 350 с.

3. Журнал 41-го очередного Царицынского уездного земского собрания с прил. докладов управы. – Царицын, 1907. – 318 с.

4. Журнал 48-го очередного Царицынского уездного земского собрания 1913 г. – Царицын, 1914. – 678 с.

5. Земско-медицинский сборник // Материалы по изучению земской медицины в России за первое 25-летие (1865–1890 гг. ). В 3 т. Т. 3. – М., 1894.

6. Петров А. В., Киценко О. С. Земское законодательство и проблемы земско-общественной медицины в России второй половины XIX – начала ХХ вв. // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2014. – № 1. – С. 54–58.

–  –  –

Благоустройство и санитарное состояние города всегда оказывало большое влияние на жизнь и здоровье горожан. Уездные города в начале XX в. быстро развивались, накапливая свой торговый и промышленный капитал, а технический прогресс давал толчок для того, чтобы жизнь города становилось более комфортной [6, с. 36]. Однако прогресс приносил и ухудшение санитарного состояния города, распространение заразных заболеваний, эпидемии. Города Поволжья вообще, Нижнего Поволжья в особенности, на рубеже веков выделялись своим антисанитарным состоянием.

По Городовому положению 1870 г. обеспечение благоустройства городов вошло в обязанности городских дум. Городской голова осуществлял общее наблюдение и руководство за всеми городскими делами: заведовал пожарным обозом, следил за ремонтом городских зданий, исправлением мостов, улиц. Член управы (помощник городского головы) заведовал санитарной частью.

Согласно циркулярным предписаниям о благоустройстве и санитарии городов были изданы обязательные постановления городскими думами Саратовской губернии (на основании 103.–106. ст.

устройства Городового положения 1870 г.). По городу Вольску: о наружном благоустройстве и о мерах к охранению народного здравия (от 1 апреля 1872 г.), о воспрещении выпуска на улицу животных и собак, свозке нечистот (от 18 декабря 1872 г.). По городу Хвалынску: об охране народного здравия (от 13 января 1879 г.). По городу Кузнецку: о мерах содержания в исправности и чистоте улиц, площадей и дворов (от 18 декабря 1872 г.), о мерах предосторожности порчи воды (от 26 июля 1874 г.), о мерах предупреждения и прекращения заразительных болезней (от 18 августа 1872 г.).

По городу Петровску: о соблюдении чистоты в городе, об охране народного здравия, относительно свозки нечистот, вывешивания сырых кож и мытья белья, о мерах к охранению народного здравия (от 12 апреля 1879 г.). По городу Аткарску: о мерах к охранению народного здравия (от 11 апреля 1880 г.). По городу Сердобску: относительно содержания чистоты на улицах и дворах, о мерах к охранению народного здравия и чистоты воздуха (1879 г.).

По городу Царицыну: о мерах к охранению народного здравия (1873 г.) [3, лл. 7–10].

Анализируя обязательные постановления городских дум для жителей уездных городов за период с 1872 по 1912 годы, можно выделить основные направления санитарных мероприятий, которые проводились городскими властями:

1) установление санитарных правил для фабричных и ремесленных заведений, городских бань, а также меры по очистке дворов, помойных ям и отхожих мест;

2) меры против загрязнения воды;

3) меры по предупреждению и прекращению заразных заболеваний животных.

Для примера приведем ряд обязательных постановлений для жителей г. Балашова: «очищать свои дворы от навоза и всяких нечистот, могущих портить воздух, каждого 15 февраля, а затем в течение весны, лета и осени – до 1-го октября, очищать дворы, по крайней мере, два раза в месяц; при этом отхожие места и помойные ямы по мере возможности и средств обсыпать гашеной известью или поливать раствором железного купороса, карболовой кислотой. Все нечистоты вывозить в наглухо закрытых бочках. Всем содержателям заводов и заведений воспрещается делать стоки нечистот в реку Хопер, которые могут засорять реку и портить воду»

[2, с. 215]. Там же говорилось: «Лица, занимающиеся водовозным промыслом и изъявившие готовность доставлять гражданам водопроводную воду, обязаны иметь для этой воды особые бочки определенного устройства и окраски. В этих бочках воспрещается возить воду помимо водопроводной» [2, с. 216].

В г. Вольске всем жителям воспрещалось пускать во всякое время года принадлежащий им рогатый скот как на площади, так и на улицы города, а на водопой рогатый скот должен был выгоняться с проводником [4, л. 10].

Обязательные правила для жителей города Аткарска, изданные Аткарской городской думой для охранения народного здравия в 1892 г., обязывали всех домовладельцев по мере таяния снега немедленно приступить к очистке дворов, улиц, помойных ям, усадеб от навоза, мусора и всех вообще нечистот, не допуская накопления их в течение всего года. Вывоз и сваливание навоза и нечистот предписывалось производить за городом, в указанных городской думой местах, причем, вывоз должен был производиться ночью. В домах, где проживало больше 10 человек, а также в трактирных заведениях, постоялых дворах и гостиницах устраивались помойные ямы с деревянными и каменными срубами, в прочих домах срубы заменяли бочки или кадки. Содержатели бань обязаны были не спускать нечистую воду в речку, а только в особо выложенные камнем или деревом ямы. Воспрещалась сушка и хранение сырых кож в городе, а также бой скота на дворах. Занимающимся этим промыслом предписывалось производить забой скота за городом в частных скотобойнях. За несоблюдение и неисполнение этих правил виновные подвергались наказанию [4, л. 3]. Так, например, балашовский мещанин А. И. Давыдов в 1911 г. за антисанитарное состояние двора на углу Московской и Выездной улиц был оштрафован на 300 руб. начальником губернии (с заменой неуплаты этого штрафа трехмесячным арестом) [1, с. 2].

Коммунальная служба в городах к началу XX в. состояла из нескольких дворников, убиравших центральные улицы, соборные и торговые площади. Мусор и нечистоты вывозили на нескольких подводах. Санитарная очистка города был гужевой, транспорт – телеги, ассенизационные бочки.

Работы производились, как правило, ночью:

вычищались частные туалеты и выгребные ямы.

Сметы расходов городских бюджетов 1880 г. показывают, что расходы на благоустройство в уездных городах были следующие: в городе Вольске на благоустройство было затрачено 10.790 руб.; в г. Хвалынске расходы на благоустройство исчислялись суммой 6.444 руб.

[6, с. 58]. В 1882 г. в г. Камышине на ремонт мостов, очистку площадей, засыпку оврагов было ассигновано городской думой 500 руб. (израсходовано 270 руб.), на санитарные надобности – 500 руб. (израсходовано 24 руб.). В г. Сердобске на поправку мостов, частей дорог и улиц было ассигновано 280 руб. из городского бюджета (израсходовано 200 руб.). На ремонт двух водопроводов было истрачено 505 руб., на очистку городских площадей – 10 руб. В г. Аткарске на содержание водопровода в 1882 г. было израсходовано 118 руб., на ремонт городских улиц и мостов – 235 руб., на очистку городских площадей от нечистот – 367 руб. В г. Царицыне городские власти на санитарные потребности израсходовали 350 руб. На благоустройство в г. Петровске городскими властями было потрачено 500 руб. В г. Кузнецке на те же цели израсходовали 300 руб. из 500 ассигнованных [5, л. 71].

Анализируя смету расходов уездных городов Саратовской губернии, можно увидеть, что расход денежных сумм на городское благоустройство не совпадал с теми ассигнациями, которые планировались изначально, денег тратилось значительно меньше. Найти данные о том, куда были перераспределены данные средства, нам не удалось. Думается, что расход их средств зависел от особенностей санитарной обстановки: непосредственной угрозы эпидемий, последствий природных катаклизмов и т. д. Как правило, отчисления по данным статьям расходовались по остаточному принципу, после обеспечения образовательных и благотворительных нужд.

Что касается объемов денежных сумм, выделяемых на санитарные нужды в уездных городах, то они были различными в разных городах и зависели, прежде всего, от городских доходов, от масштабов самого города. Например, доходы городских бюджетов в 1880 г.

составляли: по городу Вольску – 137.638 руб., по городу Хвалынску –

66.508 руб., по г. Камышину – 62.367 руб., по г. Балашову – 41.234 руб., по г. Аткарску – 24.751 руб., по г. Петровску – 39.564 руб., по г. Сердобску – 41.459 руб., по г. Кузнецку – 34.402 руб., по г. Царицыну –

158.287 руб. [6, с. 66].

Таким образом, г. Царицын, г. Вольск и г. Хвалынск были городами с наибольшей доходностью, у которых было больше возможностей для выделения средств на благоустройство. Доходность других городов была примерно одинаковой. Однако в среднем на нужды города по обеспечению санитарии и благоустройства тратилось около 9–10 % городского бюджета, что было, конечно, не достаточно для обеспечения санитарии города, поддержания его внешнего и внутреннего благоустройства. Расходы на городское благоустройство были незначительны и распространялись, главным образом, на центральные кварталы городов.

Источники и литература

1. Балашовская газета. – 1911. – № 37.

2. Балашов – уездный город. 1780–1928. – Балашов, 1997.

3. Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 3028.

4. ГАСО. Ф. 25. Оп. 1. Д. 1. Л. 3–4.

5. ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 3754.

6. Максимова И. В., Петрова И. А. «Русский Чикаго» (уездные города Саратовской губернии в условиях модернизации). – Волгоград, 2012. – 200 с.

7. Что принес нам 1880 г. Краткий обзор состояния Саратовской губернии за 1880 г. – Саратов, 1881.

–  –  –

За годы существования библиотеки ВолгГМУ в ее фондах собрано немало книг по различным отраслям знаний, обладающих научной, исторической и культурной ценностью. Ценным литературным источником 50-х годов XIX века являются «Севастопольские письма» Н. И. Пирогова. Старейшее издание «Писем», хранящееся в библиотеке ВолгГМУ, относится к 1907 году. В состав его входит «Дневник старого врача», написанный, по словам автора, «исключительно для самого себя, но не без задней мысли, что, может быть, когданибудь прочтет и кто другой» [7, с. 216]. Более полное издание «Севастопольские письма и воспоминания» [8] включает в себя воспроизведение писем, отдельных статей, дневниковых записей, докладных записок, извлеченных из различных государственных архивов и частных собраний.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Liste von Publikationen ber die Geschichte der Russlandmennoniten auf russisch und ukrainisch Библиография о русских меннонитах на русском и украинском языках Предлагаем библиографию о русских меннонитах (die Rulandmennoniten) на немецком, английском и русском языках. Основное внимание было уделено работам описывающих все стороны жизни и деятельности меннонитов в России. В списках есть основопологающие работы по истории меннонитов, жизнедеятельности Менно Симонса и о меннонитих в Пруссии....»

«Коллектив авторов Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12117892 Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность: ИРИ РАН; Москва; 2015 ISBN 978-5-8055-0281-2 Аннотация В сборнике представлены материалы международной научной конференции, приуроченной к 70-летию Великой Победы, в работе которой приняли участие ученыеисторики из России, Китая, США, Республики Корея и...»

«ОРГКОМИТЕТ Хакимов Р.С., д.и.н., академик АН РТ, директор Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Миргалеев И.М., к.и.н., заведующий Центром исследований истории Золотой Орды им. М.А. Усманова (ЦИИЗО) Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Салихов Р.Р., д.и.н., заместитель директора Института истории им. Ш. Марджани АН РТ по научной работе Миннуллин И.Р., к.и.н., заместитель директора Института истории им. Ш. Марджани АН РТ по организационно-финансовой работе Ситдиков А.Г., д.и.н., директор...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 октября 2015г.) г. Волгоград 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Волгоград, 2015. 92 с....»

«МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ШКОЛЬНИКОВ VII «НОБЕЛЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Посвящается 70-летию полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (1944 год) «Помни о прошлом, созидай в настоящем, формируй будущее» Санкт-Петербург 08 апреля 201 Нобелевские чтения. Материалы VII научно-практической конференции с международным участием. 8 апреля 2014 года. Санкт-Петербург. СПб.: «Стратегия будущего», 2014. 337 с. В сборник включены материалы...»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«А.В.Карпенко БУДЕТ ЛИ РОССИЯ ИМЕТЬ СОВРЕМЕННЫЕ АВИАНОСЦЫ XXI ВЕКА? 24 марта 2005 года в Военно-морской академии им. Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова состоялась научно-практическая конференция «История, перспективы развития и боевого применения авианосных кораблей (авианосцев) ВМФ России». Она была организована общественным объединением «Общественность в защиту флота». Вопрос: будет ли Россия иметь современные авианосцы XXI века? Пока остался без ответа. Военно-морская деятельность...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Шестой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июля 2013 г. Под научной редакцией кандидата политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК ББК 66.3(2)5,я431 О-285 Издается в соответствии с планом научной...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Государственный Эрмитаж Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов Музей истории гимназии К. И. Мая (Санкт-Петербург) при поддержке и участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга Всемирного клуба петербуржцев Международного благотворительного фонда «Рериховское наследие» (Санкт-Петербург) Благотворительного фонда сохранения и развития культурных ценностей «Дельфис» (Москва) Санкт-Петербургского государственного института...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы III Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 6–7 февраля 2015 г.) Екатеринбургская митрополия Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религиозного образования Русской Православной Церкви «Екатеринбургская духовная семинария» Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б. Н. Ельцина Институт гуманитарных наук и искусств Лаборатория археографических исследований ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ...»

«БАКИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (АЗЕРБАЙДЖАН) ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОЛДОВЫ (МОЛДОВА) ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. ЯНКИ КУПАЛЫ (БЕЛАРУСЬ) ЕВРАЗИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Л.М. ГУМИЛЕВА (КАЗАХСТАН) ИНСТИТУТ ПСИХОТЕРАПИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ (ГЕРМАНИЯ) КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. АЛЬ-ФАРАБИ (КАЗАХСТАН) КАЛМЫЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (РОССИЯ) КИЕВСКИЙ СЛАВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (УКРАИНА) МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ (БЕЛАРУСЬ)...»

«Министерство обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно практической конференции 15–17 мая 2013 года Часть I Санкт Петербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М....»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА ОКСФОРДСКИЙ РОССИЙСКИЙ ФОЦЦ Oxford Russia Studia humanitatis: от источника к исследованию в социокультурном измерении Тезисы докладов и сообщений Всероссийской научной конференции студентов стипендиатов Оксфордского Российского Фонда 21-23 марта 2012 г. Екатеринбург Екатеринбург Издательство Уральского университета ББК Ся43 S 90 Коо р ди на то р проекта Г. М....»

«Заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХVI Международная конференция по истории религии и религиоведению Севастополь 26-31 мая 2014 г. ВЕЛИКАЯ СХИЗМА. РЕЛИГИИ МИРА ДО И ПОСЛЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ЦЕРКВЕЙ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Великая схизма. Религии мира до и после разделения церквей // Тезисы докладов и сообщений ХVI Международной конференции по истории...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ФГБОУ ВПО «БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ В БГПУ ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Выпуск 5 Благовещенск Издательство БГПУ ББК 66.2 (2Рос) я431 + 66.2 (5Кит) я4 Р 76 Р 76 РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.