WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |

«Глобальные тенденции развития мира Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 14 июня 2012 г., ИНИОН РАН) Москва Научный эксперт УДК 316.32(100)(063) ББК60.032.2я431 Г-55 ...»

-- [ Страница 27 ] --

Конечно, сам по себе общественный запрос не решит проблемы предупреждения или, хотя бы, смягчения закономерно идущего процесса дегуманизации среды жизнедеятельности людей в результате постепенного замещения природной среды средой искусственной. Для этого нужны действия, инициированные государственной политикой. А инструментом этой политики должен быть дизайн. Мы привели примеры эффективности такой политики, имеющие место в некоторых государствах. В России есть все условия для ее формирования. Это — установка высших органов власти на модернизационное развитие страны, наличие некоторого опыта дизайнерской деятельности, ориентированного на решение проблем гуманизации среды обитания людей.



Наиболее конструктивным опытом является реконструкция ряда малых городов Татарстана, выполненных под руководством С.М. Михайлова. На основе этого опыта С.М. Михайлов разработал Индуктивную градостроительную модель организации пространственной структуры города, построенную на основе принципа «эргоцентризма», идущего от человека, с учетом его психофизиологических, социокультурных и художественно-эстетических особенностей и запросов16. Эта модель может стать методологической основой для развертывания дизайнерских работ не только применительно к развитию Михайлов С.М. Дизайн современного города: комплексная организация предметнопространственной среды (теоретико-методологическая концепция. Диссертация. на соиск.

уч. степ. доктора искусствоведения. М.: ВНИИТЭ, 2011.

Стендовая секция городов, но и применительно ко всем тем областям проектно-строительной деятельности, которые критичны в отношении возможной дегуманизации среды обитания больших масс людей.

Поставленные в настоящей статье вопросы требуют законодательного решения. Первый шаг в этом направлении сделан. По инициативе ВНИИТЭ в Государственной Думе Российской Федерации при Комитете по промышленной политике создан экспертный совет по дизайну.

Евразийский (Евроазиатский) Союз — союз не экономик, но ценностей Воронченкова Г.А., Шатров И.В. (Москва) Крах существующей модели мироустройства поставил на повестку дня вопрос о новом проекте. Используя все преимущества экономически объединенного мира, необходимо избежать тех проблем, которые вызвали глобализационные процессы. Проблемы эти находятся в основном в гуманитарной плоскости, потому что вызваны не столько экономическими противоречиями, сколько цивилизационными различиями между народами, населяющими Землю. Необходимо пояснить, что в данном случае мы понимаем цивилизацию как этно-географический и культурно-исторический тип развития страны, группы стран, народов, этносов, объединяемых общей историей, культурой, религией, географическими особенностями и т. д.

В основе такой цивилизации лежат три вида системообразующих связей.

Это пространственные, простирающиеся на особенности природной среды, ландшафта; временные, формирующие общность исторического бытия, традиций, исторической памяти, широко понимаемой культуры, языка;

социальные и социально-психологические, цементирующие суперэтническую общность при помощи формирования сопоставимых ценностнонормативных механизмов, субъективного осознания общности, самоидентификации людей. В XX в. для обозначения подобной «цивилизации»

появился термин «локальная цивилизация».

Мы разделяем точку зрения специалистов, которые определяют Россию как основу российской, или евразийской цивилизации. Фундаментом, на котором базируется цивилизационное устройство этого геополитического пространства, являются ценности конфессий народов, составляющих российскую цивилизацию. Причем, в процессе формирования социокультурного кода евразийской цивилизации в него вошли не все, а лишь проверенные временем базовые ценности. Это такие ценности, как справедливость и совесть, лежащие в основе православия; справедливость и долг, определяющие основу нормативно

<

Глобальные тенденции развития мира

ценностной системы ислама, толерантность и долг, являющиеся основой ценностной системы буддизма, совесть и толерантность, отражающие сущность традиционных верований народов Севера, Сибири, Горного Алтая. Вхождение в евразийскую цивилизацию для составляющих ее народов не означало разрыва с их исходными цивилизационными сообществами. Принцип «жить вместе, оставаясь разными» был основным при формировании общей государственности народов, населяющих территорию Российской империи. Ведь значительный спектр потребностей (в первую очередь, бытовых) спокойно удовлетворяется в рамках исходного сообщества, своей протоцивилизации. В рамках же евразийской цивилизации происходило и происходит удовлетворение в большей степени надличностных потребностей, обеспечивающих этносам возможность адаптации в современном мире без утраты их социокультурной идентичности.





Это стало возможным благодаря соборному способу связи, объединяющему народы евразийского цивилизационного пространства. Опыт России в этом смысле является уникальным. Исповедовавшийся принцип соборной связи этнических групп, входящих в российскую цивилизацию, позволял не просто сохранять их субъектность, но и давать возможность малым народам явить эту субъектность миру посредством русского языка как средства межнационального общения. Элиты народов, присоединявшихся к России, интегрировались в ее правящий класс. Этот процесс имел достойное продолжение и в Советском Союзе, возникшем на обломках Российской империи.

Иным образом всегда было устроено и устроено сейчас взаимодействие народов, создавших основу евроатлантической цивилизации (которую чаще принято называть европейской) с другими народами. История взаимоотношений евроатлантической цивилизации с народами, по разным основаниям входящими в ее состав, знает такие формы, как мультикультурализм в разных его видах (от, по сути, культурного гетто для выходцев из стран исламского мира во Франции до ассимиляции, которая стала универсальной практикой для большинства европейских стран), и геноцида (индейцев в Америке), и «плавильного котла» народов (до последнего времени в Соединенных Штатах). Во всех случаях исчезала собственная идентичность и создавалось нечто иное, что впоследствии получало наименование американской или европейской идентичности.

*** Особенностью ситуации, в которой находится в настоящее время российская цивилизация, является подрыв базовых основ общества и национальных культурных традиций. Все это происходит под видом европеизации, которая является ничем иным, как настойчивой попыткой включением России в иную систему ценностей. Цивилизационный код европейской (евроатлантической) цивилизации составляют такие ценности, как выгода, ге

<

Стендовая секция

донизм, успех. Своим источником они имеют конфессии, доминирующие в западном мире: протестантизм, католицизм, иудаизм. Поиски цивилизационной идентичности и российской «самобытности» выглядят в таком свете как проявление отсталости. На наш взгляд, это опасное заблуждение.

Выход из кризиса возможен только на основе восстановления культурного и мировоззренческого ядра с преемственностью исторического цивилизационного пути России. Опираться следует на цивилизационное основание, сформированное в результате столетий существования Российского государства. Оно же представляет из себя синтез базовых ценностей конфессий, входящих в евразийскую цивилизацию. Ценности эти не комплементарны европейским ценностям. Уже только это одно не позволяет последние признавать как ценности общечеловеческие.

Отсюда и наше понимание кризиса, как кризиса, в первую очередь, ценностного, кризиса той локальной цивилизации, которая превалировала на планете в последние десятилетия. Эта цивилизация базировалась на тех самых евроатлантических ценностях (возведенных в ранг общечеловеческих), которые повлекли за собой и определенное экономическое развитие (экономика процента, а не экономика производства), сформировали определенные культурные ориентиры (свобода самовыражения) и систему межчеловеческих отношений на бытовом уровне (индивидуализм).

От России сейчас ждут новой модели общественно-политического устройства и экономического развития с опорой на ценности. Евразийский (Евроазиатский) Союз способен стать таким геополитическим проектом.

России необходимо сейчас сделать то, что сделал Запад: формализовать, институционализировать собственные культурно-исторические традиции, ценностные ориентиры, опыт взаимодействия государства и общества. Для осуществления евразийского лидерства новые смыслы и ценности постсоветской России должны выходить за пределы собственно российского государства и претендовать на универсальное значение.

Должно быть устранено явное противоречие между курсом на «экономизацию» межгосударственных отношений в рамках Союза и призывами помнить общее культурно-историческое прошлое, общие корни и т.д. «Экономизация» и «прагматизация» отношений исключает обращение к колоссальному общему массиву культурно-исторического опыта. Целью будущего Евразийского Союза должно стать не просто восстановление единого экономического пространства, а именно установление новых смыслов существования в новом геополитическом объединении. Только такая общая идеология может побудить национальные политические элиты отойти от этнического национализма и этнократических тенденций в политике.

Если РФ и иные государства-члены Евразийского Союза будут видеть свое предназначение в подготовке себя к членству в Евросоюзе с его европейскими ценностями или даже в роли «моста между Европой и Ази

<

Глобальные тенденции развития мира

ей», аргументы в пользу сближения с РФ и с Евразийским Союзом будут неубедительны. Если Россия, Казахстан, Беларусь строят у себя западную демократию, наиболее оптимальным решением для потенциальных членов Евроазиатского Союза будет сближение с полноценными носителями данного ценностного набора — Евросоюзом и Соединенными Штатами.

Подход, страдающий отсутствием самодостаточности, лишает будущее евразийское объединение самостоятельной ценности. Он способен привлечь лишь те страны, которым «просто некуда деться», а не те, которые ищут позитивную альтернативу. И, разумеется, в ситуации отсутствия ценностных (идеологических) мотивов объединения аргументы в пользу выгодности постсоветской реинтеграции часто воспринимаются постсоветскими элитами как эгоистическое стремление российских политико-деловых кругов «захватить» ресурсы стран СНГ. Соответственно, это усиливает тягу элит одних постсоветских государств к Западу, других — к Китаю.

Суть современной евразийской концепции можно свести к нескольким взаимосвязанным тезисам:

оценка исторического процесса как мультилинейного, отрицание возможности существования единой для всего мира линии социальноисторического развития, единой унифицированной общечеловеческой цивилизации и единой культуры;

восприятие Евразии как особой географической, социально-исторической и социально-культурной целостности, как уникальной Евразийской цивилизации;

подтверждение объективной предрасположенности евразийских народов к различным формам интеграции;

признание единственно перспективным для Евразии самостоятельного, неподражательного развития, опирающегося на национальнокультурные традиции, ценности и опыт многовекового взаимодействия евразийских народов, дополненные технической и технологической модернизацией, или модернизация без вестернизации;

синтез национальной идентичности каждого отдельного народа Евразии с общеевразийской идентичностью.

*** Россия и другие евразийские государства сегодня стоят пред развилкой:реинтеграция в рамках евразийской цивилизации, возвращение на прерванный собственный путь социально-исторического развития, или же рассредоточение, распыление, превращение, в дополнительный ресурс для других более активных цивилизаций. Выбор, который предстоит сделать, для нас очевиден. Евразийский Союз инструментально подходит для реализации первого сценария.

Стендовая секция

Инфраструктура Евроазиатского Союза могла бы быть насколько мягкой, настолько и жесткой. Этот вариант уже отработан на примере Союзного государства России и Беларуси. Различие политических систем не мешает странам совместно охранять границы, предоставлять гражданам обеих государств равные социальные и трудовые права на территориях друг друга.

Похожие принципы, на наш взгляд, должны стать основными условиями взаимодействия государств в рамках Евроазиатского Союза.

Социальногуманитарная составляющая, особенно на первом этапе, является, пожалуй, основной. Это стало понятно, когда процесс создания Евроазиатского Союза из теории перешел в практическую плоскость. За 20 лет жизни порознь, двигаясь с разными скоростями, государства, которые уже вошли в Союз, оказались на разных ступенях развития. Россия, Казахстан и Беларусь в настоящее время в своем гуманитарном развитии отличаются друг от друга даже больше, чем новые и старые члены Европейского Cоюза. Еще большие различия гуманитарного характера существуют между тройкой государствоснователей и потенциальными членами Союза. Для полноценного взаимодействия, ведения согласованной экономической и последовательной внешней политики нынешним и будущим членам Евроазиатского Союза необходимо задуматься о социальной интеграции не меньше, чем об интеграции экономической. И речь здесь даже идет не столько о согласовании законодательной базы, направленном на создание единых социальных стандартов в государствах-членах (хотя это и немаловажно), сколько о большом пакете интеграционных социальных проектов. Они могут возникать как по инициативе снизу, так и предлагаться к реализации государственными органами стран-членов Евразийского Союза, как в рамках «тройки», так и с участием стран-кандидатов. Интеграция сверху обязательно должна подкрепляться интеграцией снизу.

При этом необходимо учитывать, что общественное мнение в разных государствах до сих пор по-разному относится к идее глубокой евроазиатской интеграции. Не смотря на решение политического руководства трех государств о запуске процесса интеграции, на общественном уровне даже в этих трех странах существуют разные точки зрения на интеграционные процессы. И если у экономической интеграции почти нет противников, то остальные направления этого процесса подвергаются активной критике. Причем, если в России сторонники восстановления полноценного взаимодействия хотя бы между государствами постсоветского пространства имеют все возможности для пропаганды своих взглядов, то уже в ближайшем зарубежье медиапространство заполнено в основном мнением противников глубокой интеграции. Это означает, что, не смотря на дружественные отношения между государствами-членами Евроазиатского Союза, России необходимо продолжать искать новые убедительные доводы для победы в информационной войне. Иначе здание Евроазиатского Союза будет расшатываться уже

Глобальные тенденции развития мира

на стадии закладки фундамента, если так можно выразиться. Как Европейскому Союзу пришлось преодолеть евроскептицизм, так и Евроазиатскому Союзу предстоит преодолеть аналогичный евразоскептицизм.

С целью преодоления видимых и будущих разногласий и для организации полноценного (не только на уровне политических лидеров и крупного бизнеса) взаимодействия необходимо принять своеобразную «дорожную карту» социально-гуманитарного сотрудничества государств-членов Евразийского Союза и государств-кандидатов, которая должна в себя включать:

1. Пакет законодательных актов, уравнивающих социальные и прочие гуманитарные права граждан всех государств Евроазиатского Союза.

2. Программу развития межгосударственной медиасети (ТВ, радио, печатные СМИ, интернет), включающей как действующие СМИ, так и вновь созданные, работа которой должна быть направлена на пропаганду идей евроазиатской интеграции.

3. Программу развития «народной дипломатии», включающую в себя как взаимодействие в рамках обмена опытом госорганов (министерств и ведомств) разных государств, так и собственно перечень направлений работы неправительственных организаций, которая будет подкрепляться грантами из общего межгосударственного фонда.

4. Программу развития взаимного межстранового и внутреннего туризма в странах-членах Евроазиатского Союза.

5. Программу культурного сотрудничества.

6. Программу научного сотрудничества.

7. Программу отраслевого сотрудничества в социальной сфере (минздравы, минобразования и пр. министерства и ведомства), целью которого бы являлось сближение социальных стандартов в разных государствах.

8. Программу создания надгосударственных контролирующих и судебных органов, защищающих права граждан, решения которых были бы обязательны для госорганов всех стран-членов Евроазиатского Союза.

*** Все вышеперечисленные программы должны преследовать общую цель.

Они обязаны закрепить в общественном сознании набор тех самых евразийских (евроазиатских) ценностей, которые были бы приняты всеми гражданами государств-членов Союза как их собственные, личные ценности.

Еще раз повторимся, напомнив, что речь не идет об отказе от национальной идентичности. Евроазиатская наднациональная и надгосударственная идентичность должна учитывать местные особенности, тем самым объединяя, а не разделяя. Как уже было сказано ранее, мы описываем эту модель формулой «жить вместе, оставаясь разными». Именно этот принцип

Стендовая секция

межнациональных и межконфессиональных отношений был фундаментом, на котором держалась Российская империя. От него поначалу отказались большевики, которые, как и нынешние глобалисты, мечтали о мировом господстве. Однако уже в 70-х годах прошлого века этот принцип в некоторой степени восстановился (вспомним Кавказ, Прибалтику и Среднюю Азию того периода: это было одно государство — СССР, но с разными местными традициями, которые выражались в конечном счете и в разных экономических укладах). На новом витке истории с учетом современных реалий мы могли бы вернуться к этой идее человеческого общежития. Ведь глобалистская модель, основанная на полной универсализации норм и правил, в том числе норм и правил социальной жизни, показала свою недееспособность и даже опасность для существования человеческой цивилизации. Россия обязана предложить миру собственную модель сосуществования и дальнейшего развития. Евроазиатский Союз может стать экспериментальной площадкой по апробации данной модели. В последующем эти подходы могут быть распространены и на другие государства.

Глобализация, национальные и наднациональные государства Гринченко С.Н. (Москва) Поскольку в термин «глобализация» различные авторы вкладывают разные смыслы, при его употреблении желательно пояснять, как его следует понимать в данном контексте. В настоящей публикации (и в других работах автора) развивающийся на наших глазах процесс глобализации понимается, исходя, прежде всего, из самого его названия. Ведь в нём фиксирована (хотя и неявно) определяющая его количественная пространственная характеристика: «глобальный» (от лат. globus шар), т. е. охватывающий весь земной шар, всемирный.

Другие необходимые характеристики этого термина выявляются на основе представления о Человечестве как об информатико-кибернетической самоуправляющейся системе17. Самоуправление в ней реализуется перманентно, посредством механизмов иерархической адаптивной поисковой оптимизации целевых критериев энергетического характера. С предлаГринченко С.Н. Метаэволюция (систем неживой, живой и социально-технологической природы). М.: ИПИРАН, 2007. 456 с.; Гринченко С.Н. Государства как механизмы «ручного управления» в системе Человечества // Нравственное государство как императив государственной эволюции. М.: Научный эксперт, 2011. С. 827–834; Grinchenko S.N. The Pre — and Post-History of Humankind: What is it? // Problems of Contemporary World Futurology. Cambridge Scholars Publishing, Newcastle-upon-Tyne, 2011. pp. 341–353.

Глобальные тенденции развития мира

гаемых позиций иерархия пространственных и временных характеристик системы Человечества поддаётся точному расчёту (дающему в результате характерные, или типичные, их значения, интерпретируемые как ориентировочные / реперные). Кроме того, с этих же позиций удаётся проследить последовательные этапы усложнения иерархической системы Человечества в ходе исторического процесса. На её схеме (рис. 1) видно, что при возникновении новых подсистем (большей «иерархической высоты», что эквивалентно большему размеру территории, на которой и осуществляется эффективное самоуправление) предыдущие не элиминируются.

Загрузка...

Они продолжают действовать одновременно и параллельно со вновь возникающими, коэволюционируя с ними (и, кстати говоря, с иерархической системой Биогеосферы18).

Стрелки на этих рисунках обозначают управляющие влияния представителей соответствующих ярусов в системной иерархии, осуществляющиеся в принципиально различных временных темпах. При этом они отражают отношения «многие — к одному» для восходящих поисковых активностей S, P, R,…, «один — ко многим» — для нисходящих целевых критериев Q, G, H,… и переменных системной памяти (отражающей память структур, иерархически вложенных в рассматриваемую, о её прошлом приспособительном поведении и ограничивающей варианты поисковой активности людей и их сообществ) q, g, h…, и «все — ко всем»

(в потенции) для горизонтально-вертикальных D, d. Последние отражают антропогенную деятельность включённых в социально-технологическую систему Человечества отдельных людей и целых сообществ. Эта деятельность приспособительного характера по созданию объектов «второй природы» выступает главным образом в форме трудовой (созидательной, сознательно-творческой etc.) деятельности, а также, как антитеза к ней, — разрушительного, агрессивного, «военно-наступательного» и криминального. Результаты антропогенной деятельности d реализуются в структуре объектов социально-технологической системы, относящихся к «под-личностным» технологическим ярусам в иерархии (т. е. расположенным ниже яруса «личности»). В модельных терминах эти результаты «закрепляются» в системе в форме её антропогенной системной памяти, условно показанной стрелками D полужирного пунктира в правых частях схем. Эти стрелки отмечают факт влияния объектов «второй природы» на приспособительное поведение личностей и сообществ в системе Человечества, отражая при этом пространственные характеристики антропогенных объектов (и типичные времена их изменения).

Таким образом, только на четвёртом (согласно схеме рис. 1) этапе своего «иерархического» усложнения Человечество начинает осваивать (т. е.

18 Гринченко С.Н. Системная память живого (как основа его метаэволюции и периодической структуры). М.: ИПИРАН, Мир, 2004. 512 с.

Рис. 1. Самоуправляющаяся система Человечества (конфигурация на этапе развития в период 1946–1979 гг.)

–  –  –

формировать соответствующую подсистему эффективно реализуемого самоуправления) ареал планеты Земли в целом, т. е. «глобулу»! Этот процесс естественно назвать «планетаризацией», оставив термин «глобализация»

для совокупности собственно планетаризации и начавшихся вскоре процессов «космизации–1» (т. е. формирования, начиная с 1979 года, подсистемы ареала Человечества, включающего Околоземной Космос), «космизации–2»

(формирования, начиная с 1981 года, подсистемы ареала Человечества, включающего Промежуточный Космос), и т. д. Именно потому, что все эти процессы начались — исторически! — почти одновременно (1946 г., 1979 г., 1981 г., причем спустя 500 лет после предыдущего аналогичного) и развиваются в тесной взаимосвязи между собой, в первом приближении их и можно рассматривать в такой объединённой совокупности.

Теперь, определив указанным образом понятие «глобализация» и позиционировав его в историческом пространстве и времени, можно перейти к анализу с предлагаемых позиций места и роли в составе иерархической системы Человечества национальных и так называемых «наднациональных»19 государств.

Существующие определения термина «национальное государство», обычно трактующие его как форму самоопределения конкретной нации на определённой суверенной территории, страдают общим недостатком: они не содержат количественной характеристики такой территории. Дефиниции центрального здесь термина «нация» также не снимают проблему. Так, согласно БСЭ, «нация (от лат. nation — племя, народ), историческая общность людей, складывающаяся в ходе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера, которые составляют её признаки»20. Размер территории опять-таки не указывается, а ведь на практике он варьируется в весьма широких пределах.

Тем самым напрашивается предложение оценить типичные пространственные характеристики государств, слагающих Человечество, и определить, к каким его структурам можно отнести национальные и наднациональные государства с предлагаемых информатико-кибернетических позиций.

В табл. 1 приведены соответствующие составляющие системы Человечества и их расчётные характеристики.

Как видно из таблицы, в ходе исторического развития Человечества оно последовательно организуется во всё более обширные социумы, которые со временем (и в благоприятных условиях) служат ядром для формирования соответствующих государств.

19 Гринченко С.Н. Наднациональная идея России // Национальная идея России. М.: Научный эксперт, 2011. С. 689–699.

Калтахчян С.Т. Нация // Большая Советская энциклопедия. Т. 17. 1974. С. 375–376.

Стендовая секция

–  –  –

В их рамках нацию, а также «сверхнацию» / «наднацию» предлагается определять как устойчивые исторические общности людей, обладающих общим историческим сознанием (хотя бы в рамках её элиты), посредством формирования и развития соответствующих информационных (интеллектуально-психологических), социально-производственных, экономико-управленческих технологий и культурных связей.

При этом для наций, возникающих к моменту начала индустриальной эпохи развития Человечества (~1446 г.) на территориях соответствующих «сверхрайонов» (с типичной площадью порядка 155 тыс. кв. км) на базе общего разговорного языка и письменности (примеры: Греция, Болгария, Венгрия, Португалия, Румыния и др.). Для «сверхрайонов» характерна ориентировочная численность порядка от 4 до 12,1 млн человек. Потенциально нация является основой для возникновения маломасштабных государственных образований, а также региональных элементов крупных государственных образований — «сверхстран» (примеры: Российские регионы

Глобальные тенденции развития мира

Пермский край, Вологодская область, Мурманская область, Приморский край, Республика Башкортостан, Алтайский край, Омская область, Республика Тува, Республика Карелия и др.).

Для сверхнаций / наднаций, возникающих существенно позднее, к моменту начала компьютерной эпохи развития Человечества (~1946 г.) на территориях соответствующих «сверхстран» (с типичной площадью порядка 35,7 млн кв. км) на базе соответствующего разговорного языка, письменности и тиражирования текстов (примеры: Россия, Канада, Китай, США, Бразилия, Австралия, Евросоюз как целое, Индия и др.). Для «сверхстран» характерна ориентировочная численность порядка от 183 до 714 млн человек21.

Потенциально «сверхнация» является основой для возникновения крупных государственных образований («сверхстран») — элементов перспективного Общепланетарного (глобального) управленческого образования.

Национальные и сверхнациональные / наднациональные государства выстраивают свое поведение существенно различным образом, что необходимо учитывать и при его теоретическом анализе, и в практической деятельности.

В частности, к основным стратегическим направлениям перспективного развития России как «сверхстраны» — наднационального государства в условиях глобализации можно отнести следующие (с позиций предлагаемой концепции)22:

1) осознание себя как неотъемлемого элемента системы Человечества, относящегося к наивысшему из вложенных ярусов в его иерархии;

2) сохранение своей собственной территории, с максимальным расширением сферы своего влияния (как вблизи своих границ, так и далее);

3) определение и поддержание оптимальной «прозрачности» этих границ, соответствующей целям обеспечения как собственных целостности, устойчивости, безопасности, экономической эффективности и пр., так и необходимых контактов с внешним окружением в рамках системы Человечества;

4) способствование максимальному росту численности населения — как своего собственного, так и дружественного, например, союзного;

5) гармонизация своей внутренней структуры (стремление к выстраиванию наиболее эффективной иерархической территориальной системы управления и самоуправления) за счёт всяческого поощрения активности слагающих эту структуру и отдельных личностей, и социумов различного размера;

В этот диапазон значений попадает оценка для СССР, но он довольно существенно превышает сегодняшнее население России ~143 млн человек. Это указывает на необходимость срочных мер по исправлению такого положения.

Гринченко С.Н. Социально-технологическая система Человечества в эпоху глобализации:

геополитические аспекты // Погранология. Материалы постоянно действующего межведомственного научного семинара. М.: Пограничная академия ВСБ России. № 2, 2010. С. 30–49.

Стендовая секция

6) максимизация темпов развития информатико-управленческих технологий, т. е. концентрация усилий по приоритетному развитию, а также внедрения в профессиональную и обыденную деятельность каждого россиянина результатов реализации:

технологий интеллектуализации на базе русского языка;

рабочих нанотехнологий и технологий десятков нанометров;

космических технологий.

Все эти направления развития находятся сейчас в России в той или иной степени реализации. И речь должна идти о существенном повышении внимания к мероприятиям по обеспечению их реального финансирования, ускорению темпов и повышению качества фундаментальных научных исследований и прикладных разработок, формирования необходимой для этого социальной обстановки, подготовке и обучению соответствующих кадров, и т. д., и т. п.

Особенно с учётом того, что именно те же стратегические цели стоят и перед другими «сверхстранами» (США, Евросоюзом, Китаем и др.) в составе Человечества, и нельзя надеяться на то, что они пренебрегут их реализацией… Выводы. Недооценка важности учёта величины (с точностью хотя бы до порядка) территории, фиксируемой в границах (государственных либо зоны влияния) того или иного национального или наднационального государства, может приводить к существенным ошибкам при анализе их поведения, а также при выработке ответственных решений о направлениях их развития и форм взаимодействия с окружающим миром.

Задача России в современных условиях глобализации: принимать все меры к гармонизации активно формирующейся новой структуры системы Человечества, поскольку наиболее достойное её место в этой системе видится в рамках именно гармоничности такой структуры. Другие — негармоничные — варианты реализации новых структур системы Человечества чреваты умалением и искажением роли России в его составе и как следствие — усугублением нарастающего общечеловеческого системного кризиса.

Политический краудсорсинг, социальные медиа и фабрики мысли как новые акторы глобальной политики: факторы мягкой силы Казаринова Д.Б. (Москва) Тема мягкой силы получила в политологической литературе активное развитие в последнее десятилетие и причин тому немало: провал традиционной силы в Афганистане и Ираке, бурное развитие силы мягкой в том числе посредством вынесения производств и расширения западных ком

<

Глобальные тенденции развития мира

паний в незападные общества, изменения подходов во внешней политике стран, претендующих на роль глобальных или региональных игроков: демократизация / череда цветных революций. На сегодняшний день все страны с амбициями глобальных и региональных держав сформулировали для себя концепции развития своей мягкой силы и вкладывают в это развитие значительные интеллектуальные и финансовые ресурсы. Все ведущие страны Европы, ЕС как совокупный геополитический игрок, США, Китай, Россия, Индия, Бразилия, Турция проводят политику в целях расширения своего мягкого влияния на соседние регионы и все мировое сообщество.

В научном сообществе продолжется дискуссия о сущности мягкой силы и ее основных источниках. Если основной инструмент мягкой силы гражданская дипломатия, то основной ее источник — не государство, а гражданское общество. В этом смысле не вполне уместно говорить о мягкой силе национального государства. В строгом смысле государство является лишь источником традиционной силы.

В современном мире успешной оказывается smart power — сочетание мягкой и традиционной силы. Следовательно для конкуретоспособности на мировой арене необходимо осознанное взаимодействие государства и гражданского общества, причем в одном и том же, а не в противоположных направлениях. Именно такая организованная деятельность, получающая форму целенаправленной политики, и понимается нами под мягкой (или, в сочетании с традиционной, умной) силой.

Во внешнеполитических процессах в связи с глобализацией происходят изменения, которые сказываются в первую очередь в смещении акцентов:

все более заметен переход от использования традиционной силы как совокупности военно-политической и экономической мощи для достижения политического интереса к силе мягкой. Как известно, «мягкая сила» подразумевает способность добиваться желаемого на основе добровольного участия союзников. Это сила притягательная, обольстительная. Она призвана привлечь потенциального противника на свою сторону или нейтрализовать его мирными средствами. В основе «мягкой силы» лежат такие социокультурные доминанты как культура, ценности, идеи, символы, мифы23.

«Мягкая сила» определяется как производное трех частей: культуры народа, формирующего государство — тех ее элементов, которые могут быть привлекательны для других, его политических ценностей, которых оно придерживается как внутри страны, так и за своими пределами, и внешней политики государства, которая должна быть законной и морально оправданной.

«Мягкое» могущество возникает, когда страна привлекает своей культурой, политическими идеалами и программами. Причем современные тенденции развития цивилизации таковы, что значение «мягкой силы» в общем властном балансе каждого государства будет неминуемо возрастать. Прежде всего, это Наумов А. Фактор «мягкой силы» // Стратегия России № 1, Январь 2010.

Стендовая секция будет происходить в силу нескольких взаимосвязанных причин: даже самые крупные и развитые государства больше не могут позволить себе решать собственные и международные проблемы исключительно военными средствами.

Во-первых, из-за взаимообусловленного экономического развития, глубокого проникновения одной экономики в другую, в результате чего применение военной силы против одной из стран неминуемо приведет к существенному экономическому и политическому ущербу для ее соседей и партнеров. А вовторых, вследствие резкого «снижения значения военной доблести и славы в шкале ценностей современных постиндустриальных обществ». Поэтому, по мнению Дж. Ная, в современную эпоху информационной революции фактор привлекательности той или другой страны может иметь гораздо большее значение, чем самое значительное военное превосходство.

Таким образом, «классическая» стратегия мягкой силы состоит из следующих компонентов:

Во-первых, это проведение различных акций культурного характера, в которых бы были наиболее полно представлены положительные особенности культуры с упором на социально-экономические достижения страны.

Во-вторых, налаживание сотрудничества в области оказания помощи в экономической и социальной сфере, здравоохранении, образовании, предоставлении гуманитарной помощи.

В-третьих, проведение на мировой арене сбалансированной политики, позволяющей играть весомую роль в недопущении обострения международной обстановки и в укреплении глобальной политической и экономической стабильности. Сюда же можно отнести дипломатические усилия руководства и внешнеполитического ведомства страны, международное посредничество и миротворчество.

Рассматривая методологические предпосылки изучения современного глобального развития, авторы, занимающиеся проблематикой мягкой силы, стоят на тех позициях, что эта темы должна рассматриваться в принципиально новую эру мировой политики — эру мягкой силы в меньшей степени с точки зрения межнацонально-государственного диалога, и в гораздо большей степени с точки зрения диалога глобальных граждан. Использование подхода через призму рассмотрения политических акторов, задействованных в политическом процессе, представляется менее эффективным по сравнению с сетевым подходом, то есть через рассмотрение взаимовлияния акторов друг на друга. Важнейший вопрос здесь — как партнерские отношения между двумя акторами со временем сами становятся третьим самостоятельным актором, ценностью-самой-по-себе, влияющей на «родительские» акторы.

В эпоху глобализации и информатизации феномены усиления коммуникационной взаимосвязи с одной стороны и изоляции с другой (причем это касается всех уровней: государств, социальных групп, организаций и инди

<

Глобальные тенденции развития мира

видов) многократно усиливается. Мягкая сила государства, компании, индивида — это степень, до которой тот может и готов трансформироваться посредством развития значимых отношений, обогатить свои связи, развивать сотрудничество и сотворчество, что становится фактором лидерства.

Это фактор жизнеспособности и стабильности.

Вызовы глобального управления Глобализация, превратив мир в целостность, создала необходимость управления этим целостным миром. Проблематика globalgovernance встала на повестку дня и до сих пор не нашла адекватного решения. В рамках единственной международной организации, претендующей на легитимное глобальное управление — ООН, оно не эффективно. Неэффективными оказались и другие формы «мирового правительства», построенные на менее формальной организации диалога, в первую очередь Большая восьмерка/ двадцатка.

Теоретики глобального управления исходят из того, что некоторые общие элементы политической культуры должны быть развиты везде, чтобы служить базисом для глобального управления и продвижения интересов человечества во все более интегрирующемся мире, что необходимо найти некий компромисс ценностей с тем, чтобы они были адекватно и глубоко восприняты всем многообразием политических культур. Глобальная перестройка подразумевает, что правительства будут постоянно сталкиваться с вопросами ценностных ориентаций, касающихся глобальной справедливости, окружающей среды, общества; они должны быть уполномочены принимать ответственные решения в соответствии с согласованными правилами и признанными этическими приоритетами.

Все меры, предлагаемые для достижения идеала нового управления, сводятся к следующему:

1) расширение и углубление системы международного законодательства, в том числе и уголовного;

2) усиление глобального управления через создание соответствующих наднациональных институтов, а также

3) соответствующее «воспитание» новых политических элит, политическое мышление которых должно полностью охватывать юридические вопросы, учреждения и ресурсы, а также оставлять место для осуществления больших проектов на долгосрочную общечеловеческую перспективу24.

Главной же особенностью предполагаемого будущего управления станет «управление без управляющих». В пользу этого утверждения ученые Казаринова Д. Глобализация: смена политических акторов и типа управления / Актуальные проблемы политологии. Сборник работ студентов и аспирантов РУДН. Москва, Макс Пресс, 2001. С. 161-170.

Стендовая секция приводят следующие доводы. Две мировые войны поставили государства перед необходимостью безотлагательно создать наднациональные, надрегиональные и надблоковые системы управления, каковыми сначала была Лига Наций, а затем ООН.

Неспособность этих организаций обеспечить международную безопасность в разделенном мире постоянно подталкивала социальную и политическую мысль к поиску принципов и формул более совершенного мирового порядка. После Второй мировой войны многие ученые полагали, что для решения этой проблемы необходимо прежде всего усовершенствовать деятельность ООН как органа, «правящего» наподобие некого «мирового правительства».

Со временем становилось все яснее, что подобное «правление», одновременно централизованное и консенсусное, воплотить в жизнь невозможно.

Проблему начали формулировать иначе: как необходимость создать систему «управления» отдельными сферами международной жизни в качестве более мягкой формы принятия решений, взаимоприемлемых для национальных государств. Так возможно ли управление без управляющих? В таком случае было бы бесполезно действовать только через правительственные органы, обязанные стоять на страже официально декларируемых национальных интересов. В действительности современному миру свойственна множественность уровней и типов управления, которая отлична и от моделей принятия решений международными организациями, и от простого диктата мирового рынка. В этом мире, по мнению ученых Херста и Томпсона25, управление вбирает в себя все имеющиеся институты и практические функции: общественные и частные, государственные и негосударственные, национальные и интернациональные; но при этом национальное государство по-прежнему играет постоянную и важную роль связующего звена между действующими лицами мировой политики. Оно устраняет расхождения между ними, ибо вправе делегировать часть своих функций как международному сообществу (вверх), так и субнациональным структурам (вниз).

Управление возможно на пяти уровнях — от международного до локально-регионального — посредством: соблюдения межгосударственных соглашений, особенно между странами Европы, Северной Америки и Японией; усилий значительного числа государств, создающих международные регулирующие организации типа ВТО или ГАТТ; региональных торговоэкономических ассоциаций и союзов вроде ЕС и НАФТА; использования национальных рычагов и институтов типа Ассоциации Рэнд (Research and Development — RАND) в США (ниже об этом подробнее); проведения внутригосударственной региональной политики для развития местных промышленных центров.

Hirst P., Thompson G. Globalization and the Future of the Nation State // Economy and Society.

1995. Vol. 24. № 3.

–  –  –

В более оформленном виде такие проекты формулируются в рамках идей «наднационального правления и глобальной регулирующей системы»26.

Сюда следует отнести идеи Ж. Аттали, в деталях развившего проект cоздания мирового правительства на основе G24 и Совбеза ООН.

Альтернативные подходы к глобальному управлению — это «демократические империи» Ж. Колмера и Pax Americana, основанный на «управляемом хаосе», Дж. Фридмена. Все эти подходы носят в разной степени выраженную атлантистскую позицию, а потому неприемлемы для большинства населения Земли, как неучитывающие их интересы, интересы не меньшинства, но большинства.

Одновременно исследователи отмечают «дефицит демократического контроля» в деятельности международных организаций и не видят реальной возможности добиться, чтобы они стали подотчетны национальным гражданским обществам27.

Действительно, среди вызовов глобального управления одна из ключевых — проблема демократического дефицита. Упреки в дефиците демократического характера принятия политических решений раздаются даже в Европе и США, которые являются также и главными акторами мягкой силы в мире. Страны — члены Евросоюза «в ходе европейского объединения утратили значительную часть демократической субстанции»28. Политическое объединение Европы, создаваясь как элитарный проект, продолжает оставаться таковым, все более вызывая упреки в демократическом дефиците.

Почти десятилетие назад американский политолог К. Крауч ввел понятие «Постдемократия», которым обозначает такое «состояние политической системы, когда при функционировании демократических институтов и механизмов реализуется политика в интересах крупного бизнеса, который использует инфраструктуру демократической политической системы для продвижения своих узкокорпоративных интересов»29. Единственный путь преодоления эффектов постдемократии, по мнению большинства ученых, — расширение участия гражданских акторов в процессах принятия политических решений. Но это повлечет за собой существенное изменение политической системы в целом, политической культуры граждан и серьезным образом повлияет на существующие политические режимы. Таким образом, возникает ключевой вопрос: мягкая сила — фактор стабилизирующий или дестабилизирующий для политических режимов?

26 Пономарева Е. Изобретая будущее: сценарии разития российской государственности // Мир и политика № 1 (64) Январь 2012. С. 17.

Keohane R.O. International Institutions: Can Interdependence Work? // Foreign Policy. 1998, Spring. № 110. Р. 92-94.

Хабермас Ю. Ах, Европа. Небольшие политические сочинения, XI. М.: Весь мир, 2012.

С. 74.

Малых А. Краудсорсинг — лекарство от постдемократии / http://blog.witology. com/?p= 1497. 02.04.2012.

Стендовая секция Мягкая сила привносит новые расклады в мировую политику и международные отношения. Часто она рассматривается именно как дестабилизирующий фактор. Яркий пример — череда цветных революций, арабская весна, заставившая взглянуть по-новому на мировой политический процесс.

Здесь следует рассмотреть деятельность еще одного типа новых политических акторов национального и международного масштаба — центров мысли, стратегических центров, то есть Think Tanks.

Центры мысли оказывают большое влияние на события, происходящие на политической арене, в СМИ и гражданском обществе, являются ключевыми участниками общественной жизни. Они обеспечивают качество принимаемых решений в современной политической системе, и по мере усложнения процесса принятия политических решений (особенно когда этот процесс выходит на наднациональный уровень) их роль возрастает.

ThinkTanks относятся в первую очередь к институтам интеллектуального обеспечения политики и являются особой формой организации экспертного сообщества интеллектуалов для участия в политическом процессе.30 Один из самых влиятельных в контексте проблематики арабской весны центров мысли — Международный центр исследований ненасильственного сопротивления — Институт Альберта Эйнштейна, разработавшего методологию ненасильственного изменения политических режимов, воплощенную на практике в череде цветных революций. Это учреждение, основанное еще в 1983 году, в разные годы в своем штате насчитывало от 3 (в настоящее время) до 11 человек, но активно пользовалось возможностями краудсорсинга, о котором подробно будет сказано ниже. Основополагающие идеи, принципы, этапы реализации стратегии ненасильственного сопротивления были изложены в работе Дж. Шарпа «От диктатуры к демократии». Начав с изучения теорий гражданского неповиновения Г. Торо и М. Ганди, рассматривавших проблемы подчинения через призму морали и религии, Дж. Шарп перевел эту проблему в плоскость политики. В своей книге, ставшей хрестоматией всех «борцов с антидемократическими режимами», автор этой идеи, ставшей намного популярнее ее автора, часто называемого «Макиавелли ненасильственной борьбы», «ненасильственная борьба намного более сложное и разнообразное средство борьбы, чем насилие. Вместо насилия, борьба ведется психологическим, социальным, экономическим и политическим оружием, применяемым населением и общественными институтами»31.

Сторонники теории заговора, цитируя именно эту работу, обвиняют США в дестабилизации обстановки в целом ряде регионов земного шара.

30 Подробный анализ Фабрик мысли как политических субъектов приводится в: Современные Фабрики мысли. Ч. III. Уроки фабрик мысли. Функции и роль фабрик мысли в политической жизни стран. Аналитический доклад Агентства гуманитарных технологий. 1998.

Шарп Дж. Отдиктатурыкдемократии: Стратегия и тактика освобождения, 1993. http:// psyfactor.org/lib/sharp1.htm.

–  –  –

При этом важно отметить, что вся эта подробно прописанная технология, воплощенная в четко срежессированной политической акции, получившей название «цветной революции» приводит к изменению политического режима только при наличии объективных политических, экономических и социокультурных предпосылок. Источник успешности и популярности методологии Шарпа в том, что она современна и строится по принципу конструктора: он собрал и подробно описал почти две сотни методов ненасильственной борьбы, а также некоторые варианты их взаимодействия. Жесткой инструкции нет — методы могут быть использованы в любой комбинации в любой стране. Автор лишь отмечает, что успех гарантируется комплексным подходом.



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |
Похожие работы:

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ Сборник научных трудов по материалам II Международной научно-практической конференции г. Белгород, 31 мая 2015 г. В семи частях Часть III Белгород УДК 001 ББК 72 C 56 Современные тенденции развития науки и технологий : сборник научных трудов по материалам II Международной научноC 56 практической конференции 31 мая 2015 г.: в 7 ч. / Под общ. ред. Е.П. Ткачевой. – Белгород : ИП Ткачева Е.П.,...»

«Министерство культуры Российской Федерации Правительство Нижегородской области НП «Росрегионреставрация» IV Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Нижний Новгород 30 – 31 октября 2013 Сборник докладов конференции В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов. СОДЕРЖАНИЕ 1. Приветственное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского Студенческое научное сообщество Московский студенческий центр СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ Четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь, наука, стратегия 2020» Всероссийского форума молодых ученых и студентов «Дни студенческой науки» г. Москва 2012 г. Сборник научных статей / Материалы четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь,...»

«Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации Администрация Владимирской области Департамент социальной защиты населения ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ СТАРЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ МАДРИДСКОГО ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ СТАРЕНИЯ МАТЕРИАЛЫ ОКРУЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 сентября 2012 года Суздаль 201 2 Мартынов Сергей Алексеевич Заместитель Губернатора Владимирской области Мы рады приветствовать вас на древней Владимирской земле, которая славится многими...»

«1. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Эволюция монополий в России // Ученые записки ТРО ВЭОР Спецвыпуск / Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.2. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Капиталистические монополии в России историческая справка 1915 года // Ученые записки ТРО ВЭОР Т.6, Вып. 2. – Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.3. Радюкова Я.Ю. Совершенствование методов государственного регулирования монополистической деятельности в России // Сборник научных трудов кафедры...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (12 марта 2015г.) г. Екатеринбург 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные вопросы юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Екатеринбург, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии, профессор,...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное периодическое...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» Философский факультет, Университет г. Ниш, Сербия КУЛЬТУРА. ПОЛИТИКА. ПОНИМАНИЕ Война и мир: 20-21 вв. – уроки прошлого или вызовы будущего Материалы III Международной научной конференции 23-25 апреля 2015 г. Белгород УДК 338.12.017(470) ББК...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОРЛОВСКИЙ ФИЛИАЛ РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВОССОЕДИНЕНИЯ КРЫМА С РОССИЕЙ «Круглый стол» (17 марта 2015 года) ОРЕЛ   ББК 66.3(2Рос)я Р Рекомендовано к изданию Ученым Советом Орловского филиала РАНХиГС Составитель Щеголев А.В. Роль и значение воссоединения Крыма с Россией. Круглый Р-17 стол (17 марта 2015...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июня 2014 г. Под научной редакцией доктора политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2015 ББК 66.3(0),5я431 О-285 Издается в соответствии с планом...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНСТИТУТА ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ПЕДАГОГИКИ РАО ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАУКА: ГЕНЕЗИС И ПРОГНОЗЫ РАЗВИТИЯ Сборник научных трудов Международной научно-теоретической конференции 28–29 мая 2014 г. в 2-х томах Том II Москва ФГНУ ИТИП РАО УДК 37.0 ББК 74е(о) ПРекомендовано к изданию Ученым советом Федерального государственного научного учреждения «Институт теории и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА ОКСФОРДСКИЙ РОССИЙСКИЙ ФОЦЦ Oxford Russia Studia humanitatis: от источника к исследованию в социокультурном измерении Тезисы докладов и сообщений Всероссийской научной конференции студентов стипендиатов Оксфордского Российского Фонда 21-23 марта 2012 г. Екатеринбург Екатеринбург Издательство Уральского университета ББК Ся43 S 90 Коо р ди на то р проекта Г. М....»

«Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь Четвертые Пюхтицкие чтения ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ И ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы международной научно-практической конференции 11-13 декабря 2015 г. Международная конференция проводится по благословению Его Святейшества КИРИЛЛА, патриарха Московского и всея Руси Посвящается памяти схиигумении Варвары (Трофимовой) 1930-20 Куремяэ, Эстония По благословению Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА Посвящается памяти...»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа государственного и муниципального управления КФУ Институт управления и территориального развития КФУ Институт истории КФУ Высшая школа информационных технологий и информационных систем КФУ Филиал КФУ в г. Набережные Челны Филиал КФУ в г. Елабуга СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Международной научно-практической конференции ЭФФЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИИ ТОМ I Казань 4 июня 2013 г. KAZAN (VOLGA REGION) FEDERAL UNIVERSITY...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«Комитет Союз реставраторов по государственному контролю, Санкт-Петербурга использованию и охране памятников истории и культуры Правительства г. Санкт-Петербурга Материалы научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие» Санкт-Петербург 26 июня 2013 г. Уважаемые коллеги! Предлагаем вашему вниманию сборник материалов научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие», которую Союз реставраторов СанктПетербурга при поддержке КГИОП проводил в...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Общественные науки в современном мире Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 сентября 2015г.) г. Уфа 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Общественные науки в современном мире / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Уфа, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: кандидат исторических наук Арефьева Ирина...»

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АРХЕОГРАФИИ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ, ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ Сборник материалов Пятой международной конференции молодых ученых и специалистов ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО РОССИЙСКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ ЦЕНТР ФРАНКО-РОССИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В МОСКВЕ ГЕРМАНСКИЙ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.