WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |

«Scientic journal Scientic History. History of Russia Series Moscow ВЕСТНИК РГГУ № 4 (84) Научный журнал Серия «Исторические науки. История России» Москва УДК 91(05) ББК Главный редактор ...»

-- [ Страница 7 ] --

В итоге на юге России немало единоличных хозяйств засевало значительные площади. Так, некоторые единоличники села Алексеевского (Благодарненский район) засевали в 1934 г. участки от 6 до 14 га, что превышало средние площади колхозной земли, приходившиеся на каждый колхозный двор39. Благодаря усилиям предпринимательско-производящих хозяйств, единоличники в целом выполняли и перевыполняли посевные задания. В 1934 г.

единоличники Северо-Кавказского края засеяли яровыми 428 тыс.

га (105,2 % к плану в 407 тыс. га)40. Кроме того, расширяя земельные площади, единоличники передавали лишнюю землю в субаренду на условиях получения денег, части урожая или отработок41.



Зерновое производство не было ни единственным, ни самым доходным для единоличных хозяйств предпринимательско-производящего типа. Такие хозяйства выращивали и реализовывали овощи и фрукты42, продавали «просяные веники». В 1934 г. в Северо-Кавказском крае один гектар «веников» приносил до 2 тыс. руб. (при средней урожайности проса с одного га можно было собрать сырья для 700 веников, каждый из которых на рынке стоил 3 руб.). В то же

В.А. Бондарев, И.А. Ревин

время гектар ячменя при высокой урожайности в 12 ц приносил лишь 100 руб. (правда, по заготовительным ценам, уступавшим рыночным)43.

Некоторые доходы единоличники получали от животноводства.

Правда, в большинстве единоличных хозяйств эта отрасль находилась едва ли не на последнем месте: сказывались громадные потери животноводства во время коллективизации и трудности с кормами.

Исключением являлись лошади и вообще тягловая сила. Для единоличников, принципиально исключавшихся из числа клиентов МТС (не считая единичных случаев аренды единоличниками тракторов вместе с землей44), конь являлся важнейшей тягловой силой.

Владельцы тягла получали неплохие доходы путем извоза, обработки земельных участков соседей. В 1933–1934 гг. плата за вспашку и посев составляла 100–150 руб. за га и в Северо-Кавказском45, и в Азово-Черноморском46 краях. Нередко вместо денег единоличники брали часть урожая (до 50 % и даже 75 %)47. Единоличники, занимавшиеся извозом, иногда совершали рейсы на значительные расстояния (в Тифлис, Баку, Москву)48, за что получали немалые деньги и «могли прекрасно жить»49.

Самой немногочисленной группой являлись единоличные хозяйства примитивно-коммерческого типа, занимавшиеся (преимущественно либо исключительно) торговлей и предпринимательством. Объективно торговцы и перекупщики были необходимы деревне, так как доставляли сюда городской ширпотреб (хотя и по завышенным ценам) и скупали сельхозпродукцию, избавляя сельских жителей от необходимости самим везти ее на далекие рынки, чтобы выгоднее продать. Так, члены обследовательских комиссий по Северо-Кавказскому краю отмечали в 1934 г., что перекупщики («в роли которых выступают наиболее предприимчивые из тех же самых единоличников») вывозят веники для продажи далеко за пределы региона50. Но в условиях запрета свободной торговли деятельность единоличников-предпринимателей обретала нередко полукриминальный оттенок: торговля похищенным зерном и мукой, тайный помол зерна и т. п.

Итак, единоличники на юге России на некоторое время сумели приспособиться к условиям коллективизированной деревни, занять здесь свои ниши (извоз, торговля, садоводство и огородничество) и получать относительно высокие доходы. Однако очень скоро представители партийно-советского аппарата поняли, что допустили большую ошибку, предоставив единоличникам если не полную свободу действий, то, по крайней мере, возможность без помех приспособиться к колхозной системе. Они поняли, что «невнимание к единоличнику, нежелание с ним работать, вредит организацион

<

Единоличные крестьянские хозяйства...

но-хозяйственному укреплению колхозов, создает дополнительные трудности»52, так как единоличники, пользуясь ослаблением внимания к ним, продемонстрировали «свои преимущества перед колхозами и колхозниками в развитии сельского хозяйства и повышении своего благосостояния»53.

Поэтому в июле 1934 г. на совещании в ЦК ВКП(б) по вопросам коллективизации было решено направить большинство единоличников в совхозы или колхозы. На совещании Сталин отверг идею репрессий против единоличников («это будет нехозяйственный подход») и предложил создать для них невыносимые условия, дабы они, наконец, поняли, «что мы даем преимущества колхозу и колхознику перед индивидуалом»54. С этой целью он рекомендовал «усилить налоговый пресс» в отношении единоличников, хотя и высказался против полной ликвидации их хозяйств55.





После совещания налоговое давление на единоличников резко усилилось, был ужесточен контроль за их неземледельческими доходами. Кроме того, краевые власти решили давать «решительный отпор колхозам, отказывающимся принимать в члены колхозов единоличников»56, и изменить ситуацию в сельсоветах, где многие должности занимали либо сами единоличники, либо местные жители, зависимые от них (или подкупленные ими)57.

После июльского совещания 1934 г. численность единоличных хозяйств начала стремительно снижаться. Если в первой половине 1934 г. на Дону, Кубани и Ставрополье их насчитывалось 380,7 тыс., то на 1 января 1935 г. – 317,8 тыс., а на 1 января 1936 г. – всего 76,4 тыс.58 Лишь часть единоличников вступила в колхозы, а остальные ушли в совхозы и города.

Поскольку Сталин не давал местным властям установки на полную ликвидацию единоличников, рассчитывая, что они станут источником рабочей силы для совхозов и промышленности59, часть хозяйств уцелела. Более того, в 1936 г. право единоличников на существование было закреплено в Конституции СССР. После этого сталинский режим несколько смягчил свою политику по отношению к единоличникам. В 1937–1938 гг. случаи чрезмерно жесткого налогового и административного давления на единоличников квалифицировались уже как «вредительство»60.

В то же время последним активным и предприимчивым единоличникам, пытавшимся не только сохранить, но и (противозаконно) расширить свои хозяйства путем аренды или захватов колхозных земель, был нанесен сокрушительный удар весной 1939 г. 27 мая 1939 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания», согласно которому, в частности, предусматривалось ограничение полевых

В.А. Бондарев, И.А. Ревин

наделов и приусадебных участков единоличников 0,2–1,2 га (в зависимости от хозяйственной специализации конкретного района), а также намечалось проведение обмера земельных участков единоличников с конфискацией обнаруженных излишков61. После обмера земель немало окончательно сломленных единоличников перешли в колхозы. В целом на Дону, Кубани и Ставрополье в 1940 г. оставалось примерно 8 тыс. единоличных хозяйств62. Совокупный удельный вес единоличников на юга России в общей массе крестьянских дворов в 1940 г. был ничтожен: всего 0,87 %63. Такое сокращение стало закономерным результатом политики сталинского режима.

–  –  –

1 Вылцан М.А. Последние единоличники: Источниковая база, историография // Судьбы российского крестьянства. М., 1995. С. 375.

2 Государственный архив Ростовской области (ГА РО). Ф. Р-185. Оп. 3. Д. 4.

Л. 51 об.

–  –  –

Подсчитано по: Молот. 1934. 28 февр.; Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание: Документы и материалы: В 5 т. М., 2002. Т. 4.

С. 139.

Социалистическое земледелие. 1933. 9 янв.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 117. Л. 32; Д. 232. Л. 66; ЦДНИ РО. Ф. 166. Оп. 1.

Д. 22. Л. 76, 155, 156, 160, 161, 162, 181; Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 179.

ЦДНИ РО. Ф. 166. Оп. 1. Д. 22. Л. 76.

20 Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 310.

Молот. 1934. 26 июня; 26 авг.; Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 310.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 117. Л. 22–23; Д. 118. Л. 96; Молот. 1934. 21 июля;

5 окт.; Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 312.

–  –  –

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 118. Л. 101, 102.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 117. Л. 21.

41 Молот. 1934. 23 апр.; 14 мая; Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 179, 313.

–  –  –

Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 179.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 117. Л. 23.

51 ЦДНИ РО. Ф. 166. Оп. 1. Д. 22. Л. 81, 127–128; Д. 23. Л. 4, 6, 33.

52 Молот. 1934. 21 июля.

Зеленин И.Е. Коллективизация и единоличник (1933-й – первая половина 1935 г.) // Отечественная история. 1993. № 3. С. 40.

Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 190–191.

–  –  –

Подсчитано по: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 117. Л. 18; РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 82.

Д. 272. Л. 39, 44; Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 139.

В.А. Бондарев, И.А. Ревин Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 191.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 277. Л. 29.

61 Важнейшие решения по сельскому хозяйству за 1938–1946 гг. М., 1948. С. 285.

РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 82. Д. 272. Л. 14–15, 23–24; ГАРО. Ф. Р-4034. Оп. 8. Д. 4.

Л. 75; Государственный архив Ставропольского края (ГА СК). Ф. Р-1886. Оп. 2.

Д. 86. Л. 2; Государственный архив Краснодарского края (ГА КК). Ф. 1246. Оп. 1.

Д. 9. Л. 4; Народное хозяйство Ростовской области за 20 лет. Ростов-н/Д, 1940.

С. 150; Краснодарский край в 1937–1941 гг.: Сборник документов. Краснодар,

1997. С. 832.

–  –  –

ИДЕОЛОГИЯ РОССИЙСКОГО

«НАЦИОНАЛ-МАКСИМАЛИЗМА»

В ЭМИГРАЦИИ

В статье рассматривается деятельность «Союза Российских националмаксималистов», его идеология, политические взгляды его руководителя Ю.А. Ширинского-Шихматова. Особое внимание уделяется оценкам Октябрьского переворота и большевистской власти, взглядам на пути избавления России от большевистского режима, на государственное и социально-экономическое устройство постбольшевистской России.

Ключевые слова: антибольшевистская эмиграция, «национал-большевизм», «Союз Российских национал-максималистов», Ю.А. ШиринскийШихматов, большевизм.

К числу наиболее ярких политических групп Русского зарубежья 1920–1930-х годов принадлежали «национал-максималисты». После Гражданской войны они сменили название «Союз российских национал-большевиков» на «Союз российских национал-максималистов». Такое переименование, считали они, создавало им более привлекательный образ1. В начале 1930-х годов в политических кругах русской эмиграции в Европе бывших «национал-большевиков» стали называть «утвержденцами» по названию их главного печатного органа – журнала «Утверждение»2.

В середине 1930-х годов на базе группы «утвержденцев» был создан «Союз российских пореволюционных солидаристов». Об очередной смене вывески «национал-максималисты» заявили в своей излюбленной пафосной манере: «На смену духу насилия, эксплуатации, ненависти и борьбы должен прийти и придет дух свободы, вселенского братства, любви и человеческой солидарности. Вот почему мы назвали свою идеологию – идеологией пореволюционного соАнтропов О.К., 2012 О.К. Антропов лидаризма»3. Однако в эмигрантской печати, в среде политической эмиграции их по-прежнему называли «национал-максималистами»

или «утвержденцами».

Вождем «национал-максималистов» был князь Юрий Алексеевич Ширинский-Шихматов (1890–1942). После окончания Училища правоведения в С.-Петербурге он поступил на военную службу, в 1911 г. стал офицером-кавалергардом, в годы Первой мировой войны был военным летчиком. В годы Гражданской войны он служил в штабе Северо-Западной армии, затем – в частях ВСЮР и Русской армии генерала Врангеля. В 1919 г. был военным агентом в Варшаве, а в эмиграции жил в Париже, работал шофером такси. Создав «Союз Российских национал-максималистов», Ширинский-Шихматов стал издателем и редактором его журнала «Утверждение», в 1932–1933 гг. он был избран председателем Объединения пореволюционных течений и председателем исполкома Пореволюционного клуба. В годы Второй мировой войны выступал в поддержку СССР, был арестован гестапо и заключен в концлагерь Аушвиц (Германия), где погиб 17 августа 1942 г.

С 1923 г. «национал-максималисты» начали длительную работу по объединению сил «национал-большевистской» направленности. Они вели переговоры с неонародниками, устряловцами, младороссами и другими. В 1926 г. им удалось наладить сотрудничество с евразийцами, но в 1929 г. в связи с кризисом евразийства их контакты были прерваны. Когда евразийство распалось, и группа левых евразийцев сблизилась со сменовеховцами, «национал-максималисты» поддержали группу правых евразийцев. Они оказывали правым евразийцам не только моральную помощь, но и предоставляли им свои типографии, печатали их статьи в своих журналах5.

В 1929 г. «национал-максималисты» выдвинули конкретный проект объединения всех пореволюционных сил в единый фронт.

По их замыслу это должен быть блок «национал-большевистских»

организаций и групп. Они разработали проект Устава «Объединения пореволюционных течений» (ОПТ), который был принят на его первом съезде в 1933 г.

К 1931 г. «национал-максималисты» сформулировали основные положения своей политической программы: «1) свобода религий; 2) конфедеративное государство с сильной центральной властью, опирающейся на систему свободно-избранных советов (Союз народов Государства Российского); 3) элементарные гражданские свободы, независимый суд, равенство всех перед законом;

4) укрепление экономического самодовления, диктуемого как международной обстановкой, так и географическими особеннос

<

Идеология российского «национал-максимализма» в эмиграции

тями страны; 5) сосуществование государственной и частной промышленности под общим контролем государства (планирование);

6) признание частно-хозяйственного начала в области трудовой земельной собственности (функциональной), поощрение коллективизации, как формы добровольной кооперации, развитие сети крупных госхозяйств для нужд экспорта и регулировки внутреннего хлебного рынка; 7) дальнейшее осуществление индустриализации, координированной с общей экономической конъюнктурой;

8) действительное проведение в жизнь обещанного, но фактически не данного коммунистами социального и рабочего законодательства; 9) усиление обороноспособности страны; 10) в области внешней политики: всемерное стремление к мирной ликвидации конфликтов, доброжелательное отношение к освобождающимся колониальным народам и эксплуатируемым слоям населения капиталистических стран»6.

«Национал-максималисты», как и другие пореволюционные движения, никогда не были массовыми организациями. Это были малочисленные группы интеллектуалов, которые разрабатывали теорию «национал-большевизма» и пытались пропагандировать ее через печать. Лидеры «национал-большевиков» понимали, что стать политической силой они смогут только в России, когда осуществится соединение их небольшой организации «профессиональных пореволюционеров» со «стихийным национал-большевистским движением народных масс». Их «Союз российских национал-максималистов» представляется им «авангардом национал-большевистской революции» в СССР, которая сбросит коммунистический режим. Но революция, считали они, должна осуществиться по возможности мирным путем: они были против вооруженной борьбы с Советской властью.

Поэтому крайне важным для них был вопрос: как проникнуть в СССР? Поскольку они были оборонцами и отвергали иностранную военную интервенцию как способ свержения Советской власти, то оставалось только два пути.

Первый предложили сменовеховцы и устряловцы: примирение с Советской властью, сотрудничество с ней, включение в социалистическое строительство через государственную службу или в качестве специалистов в народном хозяйстве, и постепенное распространение «национал-большевистской» идеологии, которая в итоге заменит коммунистическую. Сторонники этого пути считали, что «наименьшее зло по сравнению со злом капитализма – зло коммунистической власти», и пытались, «лояльно сотрудничая с властью в деле строительства социализма, толкать процесс национализации революции в нужную сторону “ускорения” этого процесса»7.

О.К. Антропов

Второй путь – нелегальное проникновение в страну, создание антикоммунистического подполья и подготовка антисоветской революции в период внутриполитического кризиса. Однако эффективная работа ОГПУ–ГУГБ НКВД не давала ни малейшего шанса на успех подобных действий.

Был, однако, и третий путь, о котором в эмигрантской среде много не говорили. Это – «масонский» путь проникновение во власть путем вербовки своих сторонников из числа неустойчивых элементов внутри советской бюрократии и партократии с последующим разложением режима изнутри.

«Национал-максималисты» были против вооруженной борьбы с СССР, ибо считали террор и диверсии тупиковым вариантом политической борьбы. «Активизм», по их убеждению, приводит к противоборству с советскими спецслужбами, которое эмигранты в любом случае проиграют. «Всякий активизм извне сможет лишь задержать процесс национализации. Наша цель – создать идеологию, которая стала бы знаменем эпохи, а остальное приложится»8. «Национал-максималисты» понимали, что террор не подорвет основы коммунистического режима, а только сыграет на руку коммунистам, так как станет одним из оправданий политических репрессий внутри страны. Сила коммунистов, считали они, в их идейности, «пусть ложной, но вдохновляющей на борьбу и преодоление трудностей». «Революция была бы очень скоро задушена, не имея идеи, за которую стоило бы умирать и бороться»9.

Главный тезис «национал-максималистов» – «история работает на нас» – означал: процесс «национализации» российской революции объективен, его надо только идеологически направлять, стимулировать. Решением этой задачи и должны заниматься они, «национал-максималисты».

Именно поэтому тактика «национал-максималистов» исключала: 1) призывы к иностранной военной интервенции против СССР;

2) вооруженную борьбу с Советской властью и призывы к саботажу и вредительству; 3) отрицание итогов революции и постановку «знака равенства между Россией и коммунистической властью, между коммунизмом и революцией»; 4) агитацию за легальное возвращение на Родину, «ибо там придется или отказаться от себя, от всего самого ценного и заветного – или молчать, ибо слово наше еще не выковано»10.

«Национал-максималисты» призывали к философскому осмыслению Октябрьской революции и ее итогов, к признанию ее «исторической предначертанности». Они предложили «программу реальных действий», состоящую из пяти пунктов: а) повышение собственной квалификации, культурного уровня и политической

Идеология российского «национал-максимализма» в эмиграции

грамотности; б) изучение современной России, чтение советских газет, журналов, литературы; в) стремление распространять в России и эмиграции по-новому осознанную «Вечную Русскую Историческую Идею»; г) проведение пропагандистской работы «концентрически и планово»; д) перенос деятельности на территорию России только тогда, когда окончательно оформится пореволюционная идеология и в стране созреют условия для ее восприятия большинством населения, только после этого «наши молодые кадры смогут тронуться в последний и великий путь за душу России»11. Программу эту нельзя не признать наивной.

В основу идеологической системы «национал-максимализма», как в целом и всего пореволюционного мировоззрения, была положена «Русская Идея», которая трактовалась ими как «мессианская идея», идущая в русле отечественной духовно-культурной традиции. По мнению Ширинского-Шихматова, «Русская история рисуется как арена борьбы “трех Римов”, трех средоточений духовного водительства миром. За последние триста лет Первый и Второй Рим внешне победили Третий. В борьбе Первого и Второго Рима с Третьим, во временном успехе первых двух, завязался тот сложный узел, который разрывается теперь на наших глазах»12. Конфликт окончательно оформился к 1840-м годам. Вождь российского национал-максимализма утверждал, что «Русская мессианская идея», в ее «религиозном облике» ушла в раскольничьи скиты, в ее историософском виде стала оппозицией царской власти в лице славянофилов, а в лице революционеров-народников – вступила с ней в политическую борьбу. Ширинский-Шихматов считал, что большевики «бессознательно выполнили некоторую часть высшего задания, они уничтожили наследие Петра Первого, но это только первая часть этого высшего задания. Исторической судьбой на Третий Рим лишь временно надета безобразная маска Третьего Интернационала.

Пореволюционное движение должно сделать вторую часть задания:

нынешняя революция имеет величайшие национальные задачи – соединить воедино все, прежде разрозненное»13.

«Национал-максималисты» считали, что, в отличие от марксизма («интернационал-коммунизма»), большевизм – явление типично русское, в нем есть «душа России, русская стихия». «Большевизм – извечное российское бунтарское начало. Большевизм Ильи Муромца, большевизм Степана Разина, большевизм Петра Первого.

Неужели это не национальная стихия? Неужели – от Тараса Бульбы до Первой Конной армии – не веют в ней ветры буйных российских степей»14. Вероятно, для «национал-максималистов» большевизм стал синонимом радикализма как черты русского национального характера.

О.К. Антропов

«Национал-максималисты» были уверены, что «большевик» и «коммунист» – разные понятия. Действительно, ставили они вопрос, что общего между «Капиталом» Маркса с его диалектикой и «сложной схоластикой коммунистических начетчиков»? Только марксистская фразеология, которой большевики прикрывали свою доктрину. «Пусть не говорят нам, что “коммунизм” и “большевизм” суть обозначения идентичные, пусть не копошатся в постановлениях и расколах предреволюционных съездов»15. Большевизм противостоит коммунизму – в этом они были совершенно уверены.

«Большевизм стал условной формой обозначения строительного, организационного, творческого начала в стихии российской жизни, этот термин уже противостоит, противопоставляется – коммунизму – началу мертвящему, догматическому, инопринесенному, чуждому»16.

«Национал-большевизм», в их понимании, стремился переключить революционную энергию с разрушения на созидание.

«Большевизм – глубоко русская национальная сила – неминуемо должен будет со временем осознать свою “национальность”. Нынешний, еще примитивный советский патриотизм – преддверие действительной национальной революции. Формулой, знамением окончательной национализации как раз и будет российский национал-большевизм»17.

«Русская мессианская идея» легла в основу историософской концепции «национал-максималистов». Для них была вполне очевидна неизбежная трансформация советского «коммунистического мессианства» в традиционное православное мессианство в духе «Русской Идеи». Ширинский-Шихматов утверждал: «На смену мессианству коммунистическому идет мессианство сверхнациональное. Если процесс пойдет правильно, то в истории он весь в совокупности получит название “великой русской национальной революции”»18.

«Национал-большевики» считали, что СССР – это не Совдепия, а «Новая Российская держава», осуществляющая свою миссию в мире. Россия всегда жила во имя всего человечества и мыслила категориями вселенскими, общечеловеческими, а не жила индивидуалистическими мещанско-буржуазными интересами. Они считали, что исторической миссией России является защита угнетенных и эксплуатируемых: «История выдвинула Россию на первый план мировой истории, открыв через нее перед человечеством ослепительные возможности (сейчас еще затянутые кровавой пеленой коммунизма) реализации социальной правды, духовной свободы и экономического благополучия»19.

Идеология российского «национал-максимализма» в эмиграции

«Национал-максималисты» были уверены, что сущность российской революции еще не проявилась, она проявится позднее и реализуется окончательно, когда они, «национал-большевики», придут к власти. «Российская революция в известном смысле только начинается. Она далеко еще не осознала свою идею. Но она ищет ее, чувствуя, что нельзя завершить революцию с теми самими доктринами, во имя которых ее начали. То, что служило для разрушения, не может служить для созидания»20.

По мнению «национал-макксималистов», российская революция имела три фазы, или три этапа: «демократический, коммунистическоматериалистический и, наконец, назревающий, неминуемый – третий, национально-максималистский»21. Они были уверены, что в СССР наступает третья, «национальная», фаза революции. «Переворот этот будет не только переворот “против”, это будет, главным образом, переворотом “за”: 1) за выполнение исторической миссии России; 2) за устроение справедливого социального уклада; 3) за союз народов Государства Российского; 4) за раскрепощение страждущих и угнетенных; 5) за вольный, творческий труд; 6) за истинную свободу духа»22.

«Национал-максималисты» хотели построить будущее российское государство не на основе принципов «языческо-римской морали» («человек человеку – волк»), а на основе православной этики соборности, сотрудничества, «общего дела». «Утверждение основ нового законодательства пореволюционной России на евангельских этических представлениях – и есть, по нашему убеждению, первый шаг на пути к тому новому социальному укладу, к которому зовет утвержденчество»23.

Отправной точкой идеологии «национал-максимализма»

стало отношение к Октябрьской революции. «Утвержденцы»

были уверены, что она произошла не случайно: «Революция подготовлялась в течение долгих лет, она явилась исторической неизбежностью. Отвергать ее, не отвергая русского народа, его путей и его предназначения – мы не можем. Приветствовать такое явление, не имеющее себе примеров в мировой истории по своим зверствам и ужасам, мы, конечно, также не можем. Мы должны просто признать, что свершившиеся свершилось»24. Они заявляли, что не стремятся к новой революции, а хотят «национализации»

нынешней революции. Эта революция, по их мнению, «вопреки воли ее вождей и несмотря на их интернационалистические заклинания», прочно встала на защиту национальных интересов своей страны. «Задача наша сейчас – не пытаться раздавить революцию, но использовать ее размах и динамику для национальных достижений. Иначе говоря – национализировать революцию»25.

О.К. Антропов

«Национал-максималисты» предложили свою трактовку понятия «национализация революции»: в национальной революции происходит соединение национализма и социализма, без этой спайки революция трансформируется в реакцию, в контрреволюцию.

«Разрешать социальные вопросы без национальных нельзя, русский национализм носит иррациональное начало, т. е. это вторая религия. Социальный пафос тогда только возвышен и действенен, когда он опирается на пафос национальный, переплетение того и другого и создает то явление, которое называется национальная революция»26.

Русская революция, считали они, имеет не локальное, но всемирное значение, проблематика ее «вселенская». «Характерна ее всеземная устремленность – “мировой пожар раздуем” – это не только кризис русского сознания, но и кризис сознания мирового.

Европа давно уже забрела в тупик материализма и бездуховности, и под ее влиянием и другие народы попадут в тот же тупик. Именно русский народ, по своей молодости и порывистости, первый произвел попытку пробить вставшую перед ним стену и вырваться на свежий воздух»27.

По мнению «национал-мксималистов», русская революция 1917 г. была направлена на уничтожение имперско-западнической традиции Петра Великого. «Западная цивилизация, введенная им в качестве “прививки” к русской культуре, была получена из Европы в уже больном, уже дегенерировавшем виде, а его наследниками она воспринималась как единственно-истинная, как культура “с большой буквы”»28. Западная культура искусственно насаждалась правящей элитой в течение 200 лет. Это сказалось не только на менталитете дворянства, но и на российской интеллигенции, которая решительно встала на защиту прав народа.

Интеллигенция тоже была воспитана на этой «выродившейся западной культуре» и была ее результатом. В этом отношении интеллигенция была так же чужда народу, как и дворянство.

«История подготовки революционного взрыва есть не столько история нарастания народного сознания, сколько история разложения правящего слоя, в котором постепенно слабели и распадались социальные связи»29.

«Национал-большевистские» теоретики дали определение «новой пореволюционной эпохе». Ее содержание они определили как смену капитализма, с его либерально-конституционной политической системой, и коммунизма, с его диктатурой пролетариата, «эпохой национал-максималистского синтеза». В этой эпохе осуществляется «синтез между капиталистическим “тезисом” и коммунистическим “антитезисом”, синтез духовно-насыщенный,

Идеология российского «национал-максимализма» в эмиграции

преодолевавший материализм и тезиса и антитезиса»30. Концепция «синтеза» определяла и пореволюционное сознание. По мнению Ширинского-Шихматова, «пореволюционному сознанию свойственно восприятие капитализма как некоего исторического тезиса, коммунизма, как антитезиса и чаемого синтеза, как творческого сопряжения в течение пореволюционного периода всего того положительного и жизненного, что было в тезисе и антитезисе. Объективным критерием для определения тех ценностей, которые должны будут войти в синтез, явится их соответствие духовному облику и историческому пути нашего народа»31.

Основанная на этой концепции государственная доктрина «национал-максимализма» исходила из положения о том, что «революционная, коренная ломка социально-политической системы в СССР будет для страны убийственным ударом. В будущем при восстановлении национальной России придется исходить из нынешнего советского государственного устройства, постепенно и последовательно внося в него поправки и коррективы, соответствующие нашим основным миросозерцательным установкам»32.

«Национал-максималисты» выступали против идеологии коммунизма, но не против советской государственной системы: Советы как форма организации государственной власти вполне их устраивали.

Концепция власти «национал-максималистов» предполагала установление «диктатуры народа», которая находит свое выражение в личной диктатуре «народного вождя». Этот вождь должен быть генералом Красной армии, проникшимся идеями «национал-большевизма» и перешедший на сторону «национальной революции». Впрочем, сам термин «бонапартизм» использовался в лексиконе «национал-максималистов» нечасто, речь шла именно о «национал-большевистском Бонапарте». «На смену диктатуре компартии идет диктатура трудового народа российского, которая в раскатах военной грозы неизбежно обратится диктатурой народного вождя – вождя Красной Армии, вставшей на защиту родных рубежей, на защиту нашей матери – России. Мы понимаем диктатуру этого военного национального вождя Великой русской социальной (от истоков своих глубоко национальной) революции.

Ибо он – этот неизбежно грядущий Цезарь Октября должен быть Брутом мировой буржуазии, должен опираться на широкие круги трудовой демократии (трудократии), должен явиться символом величия, единства и великодержавности нашей могучей Родины, сбросившей с себя опостылевший пошлый псевдоним СССР и провозгласившей на весь мир страшное для врагов свое подлинное имя – России»33.

О.К. Антропов

Таким образом, «национал-максималисты» вели с коммунистическим режимом в России не столько политическую борьбу, сколько идеологическую, направленную на формирование нового сознания, которое бы вытеснило коммунистическое мировоззрение. Для них главным было победить коммунизм идеологически. Они считали, что падению коммунистической диктатуры должно предшествовать идеологическое поражение социализма.

Главное, чтобы старая советская государственно-национальная форма не наполнилась «гнилым буржуазно-либеральным содержанием».

–  –  –

В статье изучаются основные направления независимой общественной мысли СССР периода существования диссидентского движения: неомарксизм, западничество, русское национальное движение (почвенничество).

Предметом рассмотрения являются как политические программы, выдвинутые представителями этих направлений, так и философские основы их мировоззрения на основе анализа публицистики и периодики самиздата.

Ключевые слова: общественная мысль, диссидентство, неомарксизм, почвенничество, западничество, самиздат.

Диссидентское или демократическое движение совсем недавно отошло в область истории. Большинство исследователей общественной мысли – как политологов, так и историков обходят период 1950–1980-х годов как «темные века». Идеи участников движения рассматриваются в эмигрантской публицистике, дискуссионных сборниках1. Западные советологи2 и представители современной российской историографии3 рассматривают прежде всего оппозиционную политическую деятельность диссидентства, а не его программы и идеи. Между тем «великая духовная эпоха семидесятых годов» (по выражению Г.О. Павловского) ознаменовалась не только культурным подъемом, но и плодотворным этапом в развитии общественной мысли. Проблемы, ставшие предметом независимых дискуссий 1950–1980-х годов, связывают искания русской мыслящей интеллигенции XIX–XX вв. с мироощущением современного человечества «эпохи предкатастроф» (по выражению М.Я. Гефтера).

Один из видных диссидентских публицистов, А.А. Амальрик, подводя итог развитию независимой общественной мысли © Афанасьева Л.П., 2012

–  –  –

1950–1960-х годов, писал: «Можно сказать, что за последние три десятилетия выкристаллизовались, по крайней мере, три идеологии, на которые опиралась оппозиция. Это “подлинный марксизм-ленинизм”, “христианская идеология”, предполагающая, что необходимо перейти в общественной жизни к христианским нравственным принципам, которые толкуются в духе славянофильства, с претензией на особую роль России. И, наконец, либеральная идеология, которая, в конечном итоге, предполагает переход к демократическому обществу западного типа, с сохранением, однако, принципов общественной и государственной собственности. Эти доктрины не имеют четких границ и, зачастую, перекликаются одна с другой»4.

При этом Амальрик отмечал, что общей целью всех участников движения остается охрана правопорядка, основанная на охране прав человека.

Наиболее раннее направление общественной мысли Амальрик определяет как «истинный марксизм-ленинизм». Однако более точным, на наш взгляд, будет определение данного направления как «неомарксизма», так как спектр идейных поисков вышел далеко за пределы как ортодоксального марксизма, так и ленинизма. Неомарксизм зародился во второй половине 1940-х годов. Хотя наиболее мощный толчок получило это направление в период «малой оттепели» 1954 г. и после XX съезда КПСС. Организационными формами данного движения было создание подпольных групп и кружков, как правило, студенческой молодежи, распространение программного документа группы и листовок, переводов из восточноевропейской (польской, венгерской, чехословацкой) и западной коммунистической и социал-демократической печати. Со становлением в 1965– 1966 гг. правозащитного движения подпольные неомарксистские группы, как правило, возникали в провинции. В 1982–1987 гг. роль подпольных групп снова возрастает в связи с жестким подавлением властью любых открытых общественных выступлений. Материалы групп почти не распространялись в самиздате, особенно до второй половины 1960-х годов, отдельные документы редко выходили за пределы организаций. По мнению А.Ю. Даниеля, «подполье в России с 1920-х годов не составляло отдельной связной среды», состояло из отдельных кружков, поэтому их произведения можно скорее отнести к кружковой литературе5.

Характерные для начального этапа постулаты были, например, выражены в работе членов ленинградской группы «Колокол»

В.Е. Ронкина и Д.С. Хахаева «От диктатуры бюрократии к диктатуре пролетариата» (1962 г.), названной в приговоре по делу группы «программой». Работа была посвящена анализу эволюции власти в стране с 1917 по 1953 гг. и тенденциям развития современного За

<

С.И. Афанасьева

пада. Авторы пришли к мысли, что переход власти от трудящихся к бюрократическому аппарату – общемировая тенденция второй половины XX в. Преодолеть кризис предлагалось путем установления «истинной диктатуры пролетариата» и плюралистического общественного устройства6. В том же духе была написана работа М.М. Молоствова «Статус-скво». В ней говорилось, что в СССР «есть советская власть, но нет власти советов, есть власть партии, а партии в ленинском понимании нет», выдвигались требования гласности, реабилитации жертв сталинского террора и покаяния его виновников, выборности партийных органов. Ленинградская группа Р.И. Пименова – Б.Б. Вайля (1954–1957 гг.) в большей степени занималась распространением политических текстов, чем их созданием. Группа размножала широкий круг литературы – от записи доклада Н.С. Хрущева на XX съезде КПСС с собственными комментариями до переводов из европейской прессы.

Однако уже на начальном этапе были высказаны и более радикальные взгляды, например, членов группы Л.Н. Краснопевцева, сложившейся окончательно в мае 1957 г. на историческом факультете МГУ. Так, в работе Л.Н. Краснопевцева «Основные моменты русского революционного движения 1861–1905 гг.» (март 1957 г.) автор делает вывод, что причиной Октября 1917 г. стал союз «белого самодержавия Романовых и красного самодержавия Нечаева–Желябова–Ленина против либерально-демократических сил России. Революционеры только заменили исторически сложившиеся самодержавие самодержавием секты». Поэтому Краснопевцев отвергал разделение марксизма на «истинный ленинизм» и «сталинские извращения», так как эти явления имеют общую природу.

В послесловии к работе, однако, Краснопевцев признавал полезным применить в СССР опыт реформирования социализма на демократических началах в Польше и Венгрии.

Первой попыткой предложить теоретическую основу для консолидации оппозиции можно считать идеи христианского социализма, которые пропагандировала ленинградская подпольная организация «Всесоюзный социал-христианский союз освобождения народа» (ВСХСОН)7. Программа организации (1965 г.) состояла из преамбулы и 15 разделов. В преамбуле отмечалось, что тенденцией мирового развития является кризис коммунизма как учения и социально-политической системы и стремление государств к «мировому единству», воплотившееся, например, в создании ООН, складывании Общего рынка. Фундамент для сверхнационального единства члены ВСХСОН видели в объединяющем веянии христианства.

В главе IV излагались основные принципы социал-христианства – учения панперсоналистского типа, призванного объединить общие

Из истории оппозиционной общественной мысли в СССР...

черты социализма и капитализма. Программа предусматривала переход к обществу с рыночной экономикой, демократическими свободами, христианизированной культурой и системой социальных гарантий для населения.

В 1980-е годы выделяется более терпимое и демократичное социал-демократическое направление движения. Так, члены группы Б.Ю. Кагарлицкого в своем памфлете «Диалектика надежды»

видели базу движения в совместных действиях правозащитников, независимых профсоюзов, самиздатовских журналов, подпольных библиотек. Для объединения левых сил планировалось создать «Федерацию демократических сил социалистической ориентации».

Наиболее развернутое теоретическое обоснование «истинный марксизм» получил в монографии Р.А. Медведева, «К суду истории»8, получившей широкий резонанс в среде оппозиционной интеллигенции. В дальнейшем Р.А. Медведев развивал свои идеи на страницах самиздатовского журнала «Политический дневник».

Книгу Медведева можно условно разделить на две неравные части – чисто историческую и теоретическую. В первой части Медведев буквально захлестывает читателя внушительным потоком документальных свидетельств, как будто отстранясь от этой лавины преступлений и человеческого горя, не делая почти никаких заключений.

Эта «отстраненность» проскальзывает и в названии английского издания книги «Let history judge» – автор не судья, он лишь следователь, предъявивший улики – и пусть история рассудит по справедливости. Учитывая, что большинство этих документов и свидетельств (в основном, «директивных» документов партии и источников личного происхождения) предавались гласности впервые, эмоциональное воздействие книги на читателей, действительно, было очень сильным. Вместе с тем многие читатели не принимали общей позитивной оценки Р.А. Медведевым опыта советского государства (во второй части книге, в главе «Социализм и лжесоциализм»). Ведь несмотря на все, приведенные на тысяче страниц свидетельства преступления, книга все-таки оканчивалась оправдательным приговором. Так, Медведев доказывал, что «ленинизм не был уничтожен и продолжал доказывать могучее воздействие на общественное сознание»; что сталинизм не мог остановить распространение среди советских людей «подлинно социалистической морали», что «продолжала осуществляться и крепнуть дружба народов и республик» и т. д.

В конце 1970-х годов разногласия в стане инакомыслящих не могли не вызвать тревогу у многих представителей движения. На этом этапе «марксизм» снова вернулся на страницы самиздата, но уже на новой основе. Неосоциалисты считали необходимым не

С.И. Афанасьева

только очистить марксизм от догмы, но и соединить идеи общечеловеческих ценностей и национального возрождения. Носителями этих взглядов стала группа участников диссидентского движения, сплотившаяся вокруг самиздатовского журнала «Поиски»9. Часть авторов тяготела к неосоциалистическому направлению общественной мысли (Р.Б. Лерт, П.М. Абовин-Егидес), другие выступали с либеральных западнических позиций (В.В. Сокирко). На страницах журнала предоставлялось слово почвенникам, анархистам.

Член редакции журнала историк М.Я. Гефтер стремился найти научное обоснование для диалога различных направлений общественной мысли. Можно выделить его работы «Россия и Маркс», «Накануне»10, «Классика и мы», «Будущее прошлого», «От ядерного мира к миру предкатастроф», многочисленные эссе и открытые письма.

В эссе «Россия и Маркс»11, пытаясь найти объяснение противоречиям эпохи, Гефтер рассматривает проблему закономерностей в истории. Стремясь преодолеть догматическое понимание марксизма, он возвращается к источникам марксистской историософии – философии истории Гегеля. Его точка зрения опирается на положения диалектики Гегеля о борьбе противоположностей в истории. Гефтер пишет, что основным законом истории «до поры до времени» остается «выпрямление»12. Выпрямление – это выбор из многих вариантов исторического развития единого. Однако для того, чтобы прогресс-выбор стал осуществимым, необходимо «рождение альтернатив». Альтернативы выражают себя в разнонаправленности человеческого развития. Благодаря им выпрямление не носит абсолютного, фатального характера в масштабах всего человечества, как считают марксисты-догматики, провозгласившие на все времена истинным один путь развития. Однако, раз возникнув в качестве намека на будущее, альтернативы истории не умирают после того, как выбор сделан. Они могут быть использованы в будущем.

Для России в статье «О проекте Конституции 1977 г.»13 Гефтер предложил возрождение идеи «общественного договора» между властью и народом, которая реализуется в институте собраний граждан, действующих одновременно с Советами. Сам автор призывал к новому витку общественного сознания, к взаимопониманию разных миров, первый уровень которого – мир человека.

1960-е годы можно считать периодом возрождения русского западничества. Представители этого направления в качестве альтернативы уродливому тоталитарному обществу своей страны провозгласили идеи межнационального единства, которое должно со временем связать в единое целое все человечество.

Из истории оппозиционной общественной мысли в СССР...

Одним из первых в диссидентской публицистике выразителями этих идей стал Г.С. Померанц в эссе «Квадрильон», «Человек из ниоткуда», «Сны земли», «Нравственный облик исторической личности» и других. На фоне поощряемых властями великодержавных настроений взгляды Померанца были более чем авангардными. Сам автор в послесловии к тамиздатовскому сборнику «Неопубликованное» уточняет, что его произведения – попытка поднять «против прянично-погромного почвенничества чистое знамя космополитизма, не захватанное никакими подонками»14. В стоящем на грани гибели мире национальные традиции, культура, религия, все это уходит из-под ног, все становится зыбким. Померанц считает, что опору нужно искать в первичных основах бытия, в подсознании.

Это некий дух, нашедший свое отражение в христианстве и других религиях – единый образ духа для всех континентов. Понятие о духе единства лежит в основе этической теории прогресса Померанца. Общество существует и развивается, пока в нем есть нравственность – субстанция, берущая начало в абсолюте. Человек, как и целые цивилизации способны отступать от нравственного закона.

Но есть предел безнравственности, за которым наступает гибель общества. Чтобы этого не случилось, необходима солидарность членов общества. Без выхода на новый уровень солидарности современные проблемы неразрешимы. Пути осуществления этой задачи автор видит в диалоге со всеми мировыми религиями и мировыми культурами. Он выступал как против проповеди национальной исключительности, так и против исключения отдельных народов из мирового круга добра. В «Квадрильоне» им была нарисована впечатляющая картина национального упадка: «Народа больше нет, есть масса, сохраняющая смутную связь с тем, что когда-то было народом и несло в себе Бога, однако сейчас совершенно пустая»15.

Негативное отношение к русской исторической традиции прослеживается и в работах А.А. Амальрика16, по мнению которого русскому народу совершенно непонятна идея самоуправления, равного для всех закона и личной свободы, связанной с этим ответственности. Причина в том, что Россия не пережила эпохи Ренессанса и связанного с ней культа человеческой личности. Ни православие, ни общечеловеческие понятия о добре и зле не имеют уже никакой ценности. Амальрик не сомневается в гибели этой «восточнославянской империи, созданной германцами, византийцами и монголами»

и стоящей на пути нормального развития человечества.

Примерно в то же время были написаны первые публицистические работы А.Д. Сахарова, в которых он попытался «включить»

Россию в процесс мирового развития, не оставляя ее своеобразной «черной дырой» посреди мирового прогресса. В его концепции на

<

С.И. Афанасьева

шли свое отражение взгляды А. Эйнштейна и Н. Бора, высказанные в споре об интерпретации квантовой механики – плюрализм мнений, необходимость диалога, а также идеи о национальном альтруизме, планетарном разуме и всемирном правительстве. Основными произведениями ученого и правозащитника, в которых изложена его программа, можно считать эссе «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе (1968 г.)17, открытом письме «Памятная записка» (1971 г.)18, нобелевской лекции «Мир, прогресс, права человека» (прочитанной Е.Г. Боннэр в Осло 10 декабря 1975 г.), публицистических произведениях «О стране и мире»

(июнь 1975 г.)19, «Тревога и надежда» (1977 г.)20, ряде обращений и полемических статей. Сахаров выступает, вслед за Д. Гилбрейтом и П. Сорокиным, с обоснованием теории конвергенции. Он постулирует два основных тезиса: 1) разобщенность человечества грозит ему гибелью, перед лицом которой любое действие, увеличивающее разобщенность, любая проповедь несовместимости мировых идеологий и наций – безумие и преступление; 2) лишь всемирное сотрудничество в условиях интеллектуальной свободы отвечает интересам современного человечества. Сахаров доказывает, что принципиальных различий между социализмом и капитализмом нет как в структуре общества, так и в сфере распределения и потребления. Поэтому неизбежно сближение двух систем, при котором они будут черпать друг у друга лучшие черты.

Основу надежды для человечества Сахаров видел в эволюции к гибкости, терпимости, которая должна проходить в несколько этапов. Первый: в социалистических странах борьба неосталинистов и маоистов с левыми коммунистами и левыми западниками оканчивается победой последних. Второй: в капиталистических странах происходит победа левого, реформистского крыла.

Третий:

СССР и США приходят к соглашению и совместно спасают бедную половину человечества – третий мир от голода и нищеты (с этой целью Сахаров предлагал ввести налог «на развитые страны» в сумме 20% от их национального дохода по протяжении 15 лет в пользу развивающихся стран)22. Четвертый: на последнем этапе происходит сглаживание различий между социальными структурами, интеллектуальная свобода, обмен информацией, создание мирового правительства, объединение сил человечества для преобразования Земли и Вселенной.

Развернутая программа внутренних преобразований была предложена А.Д. Сахаровым в «Памятной записке», направленной в 1971 г. Л.И. Брежневу.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |
Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» МАТЕРИАЛЫ 5-й Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 21 ноября 2014 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. КУЛЕШОВА» МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ МОГИЛЕВСКИЙ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ ЦЕНТР РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО – 9 Сборник научных статей Под общей редакцией В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко им. А.А. Кулешова Могилев МГУ имени А. А. Кулешова УДК 2(075.8) ББК 86я73 Р36 Печатается по решению редакционно-издательского совета МГУ имени А. А. Кулешова Р е д а...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«Правительство Новосибирской области Министерство юстиции Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Новосибирское региональное отделение Российского общества историков-архивистов Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Новосибирский государственный педагогический университет Государственный архив Новосибирской области «Освоение и развитие Западной Сибири в XVI – XХ вв.» Материалы межрегиональной научно-практической конференции,...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ДОСТИЖЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУКАХ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 апреля 2015г.) г. Самара 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Актуальные проблемы и достижения в общественных науках / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Самара, 2015. 58 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» Философский факультет, Университет г. Ниш, Сербия КУЛЬТУРА. ПОЛИТИКА. ПОНИМАНИЕ Война и мир: 20-21 вв. – уроки прошлого или вызовы будущего Материалы III Международной научной конференции 23-25 апреля 2015 г. Белгород УДК 338.12.017(470) ББК...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XV (V) СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ XI МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ» К 15 ЛЕ Т И Ю С О Д Н Я О С Н О В АН И Я Ф И Л И А Л А М Г У В Г О Р О Д Е С Е В АС Т О П О Л Е МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК...»

«СБОРНИК РАБОТ 69-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 14–17 мая 2012 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРОБЛЕМЫ УНИФИКАЦИИ НАЛОГОВЫХ СИСТЕМ БЕЛАРУСИ, РОССИИ И КАЗАХСТАНА В РАМКАХ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА А. А. Агарок Формирование Таможенного союза предусматривает создание единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического...»

«Организационный комитет конференции РУШАНИН Владимир Яковлевич, доктор исторических наук, профессор, ректор Челябинской государственной академии культуры и искусств ГУДОВИЧ Ирина Васильевна, директор Челябинской областной универсальной научной библиотеки ШТОЛЕР Андрей Владимирович, кандидат педагогических наук, доцент, проректор по научно-исследовательской и инновационной работе академии МИХАЙЛЕНКО Елена Викторовна, заместитель директора по научнометодической работе Челябинской областной...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ФГБОУ ВПО «БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ В БГПУ ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Выпуск 5 Благовещенск Издательство БГПУ ББК 66.2 (2Рос) я431 + 66.2 (5Кит) я4 Р 76 Р 76 РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И...»

«Миф и история* 1. В последние два десятилетия фольклористы все больше внимания обращали на изучение общих проблем мифа и мифологии. Несмотря на ряд отличных работ по интересующим нас проблемам, вышедших в последние годы как на Западе, так и в Советском Союзе, венгерская наука старалась, скорее, обходить проблемы мифологии. При подготовке обобщающего капитального труда Этнография венгерского народа потребовалось составление сборника по мифологии. Отдел фольклористики Института этнографии осенью...»

«37 C Генеральная конференция 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 С/32 5 сентября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 11.3 предварительной повестки дня Шкала взносов и валюта, в которой уплачиваются взносы государств-членов в 2014-2015 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Положение о финансах, статьи 5.1 и 5.6. История вопроса: В соответствии со статьей IX Устава и статьей 5.1 Положения о финансах Генеральная конференция устанавливает шкалу взносов государств-членов на каждый финансовый период. Цель: Принимая во...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА МИР ИСТОРИИ: НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ. ОТ ИСТОЧНИКА К ИССЛЕДОВАНИЮ Материалы докладов VI Всероссийской (с международным участием) научной конференции студентов, аспирантов и соискателей Екатеринбург, 30 ноября – 1 декабря 2013 г. Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(0) ББК T3(O)я43 М 63 Редакционная коллегия: Н. Б. Городецкая, К. Р. Капсалыкова, А. М....»

«ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ КАФЕДРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ФИЛИМОНОВ ВИКТОР ЯКОВЛЕВИЧ Должность: заведующий кафедрой отечественной истории Ученая степень: доктор исторических наук Ученое звание: профессор Базовое образование: КГПИ Сфера научных интересов: взаимоотношения власти и общества, города и деревни, социальные отношения, инфраструктура и рынок, политические настроения, образ жизни, системы расслоения, демографические процесс Преподаваемые дисциплины: Аграрная революция в России...»

«ЕВРОПЕЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЕЛАБУЖСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ В РОССИИ: ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ Материалы международной научной конференции (г. Елабуга, 13-15 ноября 2014 г.) Елабуга 2014 EUROPEAN SOCIETY FOR ENVIRONMENTAL HISTORY KAZAN FEDERAL UNIVERSITY ELABUGA INSTITUTE ENVIRONMENTAL HISTORY IN RUSSIA: STAGES OF DEVELOPMENT AND PROMISSING RESEARCH DIRECTIONS Proceedings of the international scientific...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.