WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |

«В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 68-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 16–19 мая 2011 ...»

-- [ Страница 12 ] --

Сходная идея присутствует и в рассказе «Трое». Муж, узнав об измене жены, вынуждает её просить у любовника подарки и деньги. Здесь семья разрушается не из-за измены, а из-за того, что материальные блага для мужчины стоят на первом месте. Совсем другой взгляд на ту же проблему Чапек подает в рассказе «Жестокий человек», где главным героем становится фабрикант Пеликан. Слишком занятый на работе, он почти не уделяет внимания своей жене Люси, пока не обнаруживает, что у нее роман с его другом Ежеком.


Пеликан, любящий жену и осознающий свою вину, хочет отпустить ее, но потом понимает, что она не умеет жить в бедности, а Ежек не сможет обеспечить ей достойное существование. И тогда он запрещает своему другу видеться с женой, а после снова уходит с головой в работу. Здесь семью опять же разрушает недостаток внимания и привязанность к материальному, но вместе с тем Чапек поднимает и другую проблему: разность мировоззрений, непонимание. Ежек пытается объяснить Пеликану, что для его жены материальные блага не являются главными, однако ему не удается переубедить фабриканта. Каждый герой по-своему прав, однако в этом цикле персонажи не могут перейти барьеры, разделяющие их миры. Наиболее ярко эта проблема проявляется в рассказе «Рубашки». Хозяин дома узнает, что экономка его обкрадывает. Чтобы проверить свою догадку, он обыскивает шкаф женщины и находит там многие из пропавших вещей.

Однако экономка, вместо того, чтобы раскаяться, считает себя униженной:

ее обыскивали как воровку. В этом эпизоде мы можем рассмотреть сразу несколько проблем, разрабатываемых и в других рассказах. Во-первых, это уже упомянутая проблема разных мировоззрений. Хозяин не может понять, что старая экономка жила так из года в год, для нее это воровство не является преступлением (интересно то, что ее шкаф не заперт), в то время как подозрения в неблаговидном поступке оскорбляют ее. Вовторых, Чапек исследует сложную проблему человеческой гордости. И, в-третьих, мы видим здесь проблему соотношения тайного и явного, личного и общественного.

Обратимся ко второй обозначенной проблеме, для чего проанализируем рассказ «В замке». Сюжет напоминает чеховский «Переполох»:

молодая гувернантка Ольга живет в чопорной графской семье с распущенными нравами. Она сталкивается с домогательствами воспитателя старшего сына, мистера Кеннеди, ее отчитывает старый граф, а хозяйка дома у нее на глазах обыскивает ее комнату. Девушка стремится покинуть этот дом, мечтает вернуться к родителям (к слову, модель семьи Ольги едва ли не единственная положительная во всем цикле). Однако ей приходит письмо, в котором говорится о болезни отца, и девушка вынуждена остаться у графа. Ольга смиряется со своим положением, что подчеркнуто выразительной деталью: она оставляет на ночь приоткрытой дверь, что позволит мистеру Кеннеди проникнуть в ее спальню. Девушке нечего терять, она осознает, что тем, что осталась в доме, где не ценят ее личность, она уже лишилась права считать себя честным человеком.

Наконец обратимся к проблеме тайного и явного, также выведенной в рассказе «Рубашки». Все герои этого цикла стремятся что-то скрыть, но рано или поздно любая тайна становится достоянием общества. Так, все в городе знают, кто настоящий отец девочки, за тайными встречами жены Пеликана и его друга следит Блисс, письма Ружены оказываются у мужа Тильды и т.д. Полное отсутствие частной жизни часто становится одной из главных причин внутреннего кризиса чапековских героев.

В то же время мы видим и другую особенность человеческой психологии:

рядом соседствует полная информированность всех обо всем и стремление скрыть очевидное, сделать вид, что ничего не происходит. Неслучайно в рассказе «Замок» после того, как Ольга получает письмо из дома, автор описывает не её эмоциональное состояние, а семью графа после ухода девушки. В этом отрывке господа предстают реальными людьми, понимающими сложившуюся ситуацию, но играющими определенную роль, продиктованную фальшивым представлением о благопристойности.

Есть и еще один парадокс, вытекающий из проблемы соотношения тайного и явного. Несмотря на то, что фактически вся жизнь чапековских героев протекает на виду у чужих людей, они одиноки. Ни у одного из них рядом нет близкого человека. Причем иногда близких забирает смерть («Отцы», «Рубашки»), иногда – социальные причины («Деньги»), иногда причиной одиночества становятся собственные поступки героев («Жестокий человек», «Трое», «Гелена»). Таким образом, тема одиночества в данном сборнике разобрана Чапеком достаточно подробно.





Итак, суммируя все вышесказанное, мы можем достаточно свободно говорить о смысле названия цикла. Все герои Чапека действительно мучаются. В равной мере страдают и обманутые, и обманувшие, и сильные, и слабые. Причиной их страданий становится бессмысленность существования. В таком свете становится понятным включение в цикл стоящего несколько особняком рассказа «Трибунал». Офицер в военное время выносит смертный приговор, но потом мучается угрызениями совести. И внезапно слышит голос, произносящий слова «Закона нет!», «Справедливости нет!», «Совести нет!», «Бога нет!», которому ничего не может возразить. Константы бытия этого человека разрушаются, он утрачивает смысл существования. Выхода из кризиса Чапек не показывает.

Таким образом, тематическое и проблемное поле цикла действиительно может служить для связи рассказов воедино, поскольку темы и мотивы проникают из одного произведения в другое, создавая сложную структуру смыслов и ассоциаций. Однако если выделять один циклообразующий фактор, то это будет не тема поиска смысла жизни, а проблема его утраты. Тематика произведений скорее вытекает из проблемного поля, нежели инспирирует его. Подробное изучение малых форм Карела Чапека поможет более полно включить этот цикл в парадигму творчества писателя.

Литература

1. Малевич О. М. Карел Чапек. Критико-биографический очерк. М., 1968.

2. Чапек К. Избранное: Рассказы. Очерки. Афоризмы. / Сост. и авт. вступ. статьи И. В. Шабловская. Мн., 1989.

3. Бернштейн И. А. Карел Чапек: Творческий путь. М., 1969.

ПРИЕМЫ ДЕКОНСТРУКЦИИ ВИКТОРИАНСКОГО РОМАНА

В ПРОИЗВЕДЕНИИ С. УОТЕРС «ТОНКАЯ РАБОТА»

А. А. Омельянюк Многие исследователи, анализируя современный английский роман, отмечают повышенный интерес нынешних авторов к викторианской эпохе. Это неудивительно, ведь именно викторианская литература оставила заметный след во всей последующей литературной традиции Англии. Многие английские писатели конца XX века обращаются в своем творчестве к литературе XIX века, стремясь отразить те стороны жизни, о которых сами викторианцы не могли или не хотели писать.

Например, Д. Фаулз и А. Байетт отразили в своих произведениях те аспекты жизни викторианцев, которые замалчивались строгой викторианской цензурой. Творчество Дж. Уинтерсон и П. Акройда отличается пристальным интересом к истории, в частности – к викторианству. К числу таких авторов можно отнести и Сару Уотерс.

Сара Уотерс – одна из самых ярких современных писательниц Британии. Особенность ее творческой манеры – интерес к Англии XIX века и виртуозная стилизация повествовательной манеры, свойственной викторианской классике.

Увлечение Уотерс викторианской эпохой нашло отражение в её докторской диссертации, предметом которой является английская литература XIX века о маргинальных социальных группах. Сара Уотерс смело играет с художественными канонами и стереотипами викторианской литературы, вводя недопустимые для викторианского писателя «запретные» темы (например, порнографическая индустрия в XIX веке, однополая любовь и т.п.).

Писательница наполняет викторианскую форму несвойственным для неё содержанием, а викторианский дискурс – несвойственной для него современной чувственностью, в частности, открытым выражением сексуальных переживаний.

Роман «Fingersmith» («Тонкая работа») был опубликован в 2002 году и сразу же вошел в короткий список номинантов двух престижнейших британских литературных премий – Orange Prize и Man Booker Prize.

Первое, на что следует обратить внимание – это объем романа (без малого 600 страниц), что, безусловно, рождает ассоциации с типичными произведениями викторианской классики, для которых было характерно обстоятельное, «неторопливое» повествование и широкий охват явлений действительности.

Действие романа «Тонкая работа» разворачивается во второй половине XIX века. Писательница тщательно воссоздает образ викторианского Лондона со множеством глухих переулков, улиц, мостов; присутствует и обязательный образ Темзы, грязные, мрачные районы на окраине, их жители. Уотерс старательно имитирует стилистику и способ повествования, характерный для викторианского романа. Сходство проявляется в особой «неторопливости» повествования, в обстоятельном изложении событий, во внимании к деталям, в подробных описаниях домов, одежды героев, уклада повседневной жизни [1, c. 118].

Тему Уотерс выбирает под стать эпохе – жизнь социального «дна»

викторианского Лондона, преступность и криминал. Т.е. те темы, которые затрагивалась писателями XIX века, однако подобные произведения были полны умолчаний и недомолвок, которых нет в произведении современной писательницы.

В «Тонкой работе» Сара Уотерс использует излюбленный концепт викторианской литературы – уютный и безопасный семейный очаг. Но этот концепт писательница деконструирует: для героини романа Сью уютным домашним очагом становится воровской притон, а вот внешне благопристойные «Терновники» оказываются мрачной тюрьмой для юной Мод.

Помимо концепта «дом-крепость», Уотерс преображает конфликт чувства и долга, характерный для романа XIX века. Если в системе ценностей викторианской эпохи долг стоял превыше всего, то в произведении Сары Уотерс побеждают чувства.

Есть в произведении и образ викторианского джентльмена, который прославился в Англии благодаря своим высоким нравственным качествам. Но этот образ «идеального джентльмена» подвергается деконструкции. Внешне криминальный авторитет по кличке Джентльмен полностью соответствует своему викторианскому прототипу, а вот его внутренние качества далеки от идеала. Единственная его цель – жениться на богатой девушке, получить её наследство и позже избавиться от нее, поместив в дом для умалишенных.

Следует отметить, что такие проблемы, как безумие, право наследования, брачные отношения, стояли достаточно остро в викторианском обществе. Ряд глав книги посвящены описанию частной клиники для умалишенных женщин. Сара Уотерс подчеркивает, что в викторианскую эпоху более половины пациенток таких клиник были абсолютно здоровыми и вменяемыми женщинами. Как правило, в «сумасшедший дом»

их помещали мужья, братья, сыновья, любовники и т.п. Это был весьма эффективный и внешне совершенно легальный способ избавиться от неугодной жены, сестры или матери с тем, чтобы, например, завладеть ее капиталом.

В викторианскую эпоху огромное значение придавалось материальным ценностям, обладанию вещами [3]. В этот период вещи становятся предметом особой привязанности, воплощением переживаний и эмоций.

Символической деталью в романе являются белые перчатки возлюбленной Сью. Именно обладание перчатками является для неё опорой и поддержкой в трудные времена. Глядя на них, героиня всякий раз переживает бурю эмоций, как положительных, так и отрицательных, но все же не смеет от них избавиться.

В заключении следует отметить, что С. Уотерс активно наполняет роман аллюзиями на целый ряд произведений викторианской литературы: Ч. Диккенс – «Приключения Оливера Твиста» и «Большие надежды»; Б. Шоу – «Пигмалион». Также в произведении просматривается связь с сенсационной и готической литературой.

Таким образом, викторианская литература для современных английских писателей становится неиссякаемым источником вдохновения, призывает искать ответы на многие вопросы современности и обретает в их произведениях новое оригинальное звучание [2]. Обращаясь к викторианству, современные писатели стремятся осмыслить противоречия современной действительности, а также разобраться в «викторианском»

сознании своих современников, доказывая утверждение о том, что в конце XX века викторианская эпоха в сознании англичан все еще продолжается.

Литература

1. Поваляева Н. С. Деконструкция викторианского художественного кода в романе Сары Уотерс «Тонкая работа» // Романо-германская филология в контексте гуманитарных наук. Новополоцк, 2011. C. 117–119.

2. Интернет-адрес: http://readeralexey.narod.ru/ENGLIT/Victorianism.htm

3. Интернет-адрес:http://proceedings.usu.ru/?base=mag/0035(01_09xsln=showArticle.xslt&id=a03&doc=../content.jsp

РЫТМІЗАВАНАЯ ПРОЗА Ў ТВОРЧАСЦІ М. ЗАРЭЦКАГА

Н. С. Пахомчык Спроба спалучэння ідэй рэвалюцыі і гуманістычнага ідэала – характэрная адзнака прозы М. Зарэцкага. Пачынаючы з ранніх апавяданняў, Зарэцкі шчыра спрабуе «ажывіць» рэвалюцыйную дагматыку і стварыць паўнакроўныя мастацкія вобразы. Пры гэтым Зарэцкі часта ідзе ўслед за маладнякоўскай паэтыкай, і найбольш яркай праявай гэтага наследавання з’яўляецца выкарыстанне рытмізаванай прозы ў т. зв.

«праграмных» месцах, дзе «швы» паміж рэвалюцыйным і гуманістычным ідэаламі ў творы разыходзіліся вельмі далёка адзін ад аднаго і даводзілася карыстацца дапаможнымі сродкамі, скіраванымі на эмацыянальнае ўздзеянне на чытача.

Гэтая асаблівасць творчага стылю была адзначана яшчэ М. Гарэцкім у артыкуле «Аб творчасці Міхася Зарэцкага» («Звязда», 1927, 13 лістапада), дзе стыль пісьменніка характарызаваўся наступным чынам: «Што да стылю ў Міхася Зарэцкага, дык, безумоўна, пяро тут вельмі бойкае.

Але, ізноў-жа, пакуль аўтар не паганяе за таннай бліскучасьцю стылю, у яго тады, хоць і няма асаблівай мастацкай бліскучасьці, але затое ўсё ў парадку.

Аднак-жа, і ў справе стылю ён не заўсёды можа ўтрымацца:

часам ён кідае звычайны, просты, рэалістычны, а таму і добры стыль і пачынае пісаць падкрэсьлена разьмеранымі сказамі, абрыўкамі сказаў, рознымі наўцамінкамі і таннымі слоўнымі фокусамі, кшталтам таго, што “кветка пажоўклая”, а не “пажоўклая кветка”» [1, с.3]. Ацэнка Гарэцкага падсумоўвалася выразам «блішчыць, ды ня золата».

Рытмізаваная проза – дакладна не вызначанае паняцце, якое выкарыстоўваецца ў розных значэннях. Вольф Шмід, напрыклад, называе арнаментальнай прозай «вынік накладання на тэкст аповяду “моўнага мыслення” паэзіі, што выяўляецца ў такіх прыёмах, як парадыгматызацыя, утварэнне тэматычных і фармальных эквівалентнасцей, рытмізацыі і г.д.» [7, с.248]. Прычыны такога перанясення сродкаў лірыкі ў прозу мала даследаваны. У выпадку з Зарэцкім можна канстатаваць, што да рытмізаванай прозы ён звяртаецца ў найбольш праграмных, пафасных момантах.

Так, напрыклад, Зарэцкі абмалёўвае вобраз Цішкі Бабыля:

«І сяляне пайшлі. Іх павёў чалавек… І гэты чалавек быў Цішка Бабыль… Адкуль толькі бралася столькі жыцця, столькі моцы духоўнай у гэтага маленькага чалавечка! Самога яго просто не пазнаць было: зусім змяніўся… Вочы блішчаць, галава ўгару ўзнята, на твары гэткае шчасце, здаволенне… Зірнуць на яго, дык можна падумаць, што гэтаму чалавеку дужа пашанцавала ў жыцці… І пачалі будаваць сваё жыццё… І нязграбна ў іх выхадзіла сперш гэта работа… Рамана-багацея заарыштавалі… А ўсё Цішка…

– Братцы! – кажа. – Дакуль будзем цярпець? Гэта ж злодзей.

Кравапіўца! Ён жа абакраў нас! Яго багацце – гэта ж пот наш, кроў наша! Даволі!.. Даволі ўжо яму мучыць нас! Час прыйшоў!..» [3, с.25Па гэтых жа законах пабудавана і шырока вядомае «апраўданне»

забойства ў «Адной партыі ў шашкі»:

«Тады не было меры мужычай моцы жалезнай, не было меры й гневу народнаму, бурнаму…» [3, с.164].

Ігнараванне законаў прозы скіравана на запуск іншых, не ўласцівых ёй механізмаў. Цікавымі ў гэтых адносінах будуць разважанні Шміда: «для рэалістычнай прозы і яе навукова-эмпірычнай мадэлі рэчаіснасці характэрна перавага фікцыянальна-наратыўнага прынцыпу з устаноўкай на падзейнасць, міметычную верагоднасць адлюстроўваемага свету, псіхалагічнае праўдападабенства знешніх і ментальных дзеянняў.

Мадэрнісцкая ж проза схільная да абагульняючых прынцыпаў, канстытутыўных у паэзіі. Калі ў эпоху рэалізму законы наратыўнай... прозы распаўсюджваюцца на ўсе жанры, у тым ліку і на ненаратыўную паэзію, то ў эпоху мадэрнізму, наадварот, канстытутыўныя прынцыпы паэзіі распаўсюджваюцца на наратыўную прозу» [7, с.

251]. І прынцыпова важнай для нас будзе заўвага Шміда наконт заканамернасці ўзнікнення гэтай «празаічна-паэтычнай» з’явы: «арнаментальная проза – гэта не падпарадкаваны гістарычнай фіксацыі вынік уздзеяння паэтычных пачаткаў на наратыўна-празаічны тэкст. У прынцыпе, сімптомы паэтычнай апрацоўкі наратыўных тэкстаў можна знайсці ва ўсе перыяды гісторыі літаратуры, але гэтая з’ява заўважна ўзмацняецца ў тыя эпохі, калі пераважае паэтычны пачатак і палягаючае ў яго аснову міфічнае мысленне» [7, с.251].

«Сцежкі-дарожкі» таксама засведчылі аўтарскае разуменне «механізма запуску» т. зв. «моўнага мыслення» паэзіі ў плыні празаічнага аповяду.

Так, апісваючы выступленне рабочага на сходзе, аўтар спачатку зазначае:

«Рабочы гаварыў непрыгожа» [4, с.79], і «непрыгажосць» выступлення заключалася ў тым, што «ў прамове яго зусім мала было святочных слоў аб рэвалюцыі. Ён, пэўна, і мала іх ведаў. Чамусьці ён стаў гаварыць аб вайне, аб дарагоўлі, аб голадзе. Гэта ўсіх нібы пакарожыла. Быў нейкі захованы дысананс паміж гэтай прамовай і агульным настроем у залі. Таму халодна чакалі ўсе канца, не перапынялі прамоўцу, як раней, нецярплівабурнымі воплескамі. І Лясніцкі заўважыў, што рабочы нібы дзівіцца такому прыёму, нібы пачынае хістацца тая грубая шчырая ўпэўненасць, з якой ён пачаў гаварыць. Нечакана для самога Лясніцкага шавальнуўся ўнутры яго прамень спачування да гэтага простага нязграбнага чалавека, а разам з тым з’явілася злосць на ўсіх, што так холадна сустракаюць яго шчырыя, хоць, мо і непрыгожыя словы. Лясніцкі наўмысля нарыхтаваўся як мага мацней пляскаць у ладкі, як кончыць ён гаварыць.

Аднак апошнія словы рабочага – завучаныя рэвалюцыйныя лозунгі, выкрыкнутыя сіпатым змораным голасам, узварушылі крыху народ.

Праводзілі прамоўцу, як і ранейшых, дружнымі воплескамі, шалёным крыкам і грукатам ног» [4, с.79-80].

Сапраўды, каб узварушыць масу, патрэбныя сродкі, якія б вымагалі ад яе не аналізу інфармацыі, а ў першую чаргу эмацыянальнага водгуку, што не будзе патрабаваць значных інтэлектуальных высілкаў.

Так, напрыклад, Лясніцкі «назаўсёды запомніць гэтыя словы

Матруніна»:

«Народ вякамі стагнаў пад прыгнётам. Народ прагна чакаў вызвалення... Цяпер ён яго атрымаў. Цяпер ён другога чакае, другога ад нас патрабуе... Ён цёмны, ён хоча свету, хоча навукі. Ідзіце ўсе, вучыце народ, аддавайце яму свае веды, свае сілы... Помніце, што людзі паміралі за тое, каб вы – цяперашнія гаспадары жыцця – убачылі волю, убачылі такую высокую радасць. Працуйце ж, каб працягнуць з гонарам справу бацькоў...» [4, с.91].

Безумоўна, на маладога героя большае ўздзеянне аказваюць менавіта прамовы, а не словы таго ж рабочага «аб вайне, аб дарагоўлі, аб голадзе», якія падаюцца дзіўнымі і недарэчнымі.

Рытмізаваная проза – з’ява неадназначная. Бясспрэчна толькі тое, што гэтая з’ява – дзіця свайго пераломнага часу. Штосьці падобнае ў літаратуры ўзнікне і падчас Вялікай Айчыннай. Вось што піша пра тую літаратурную сітуацыю М. Уцехін: «у першыя гады вайны і для пісьменніка, і для чытача важнай была не матывіроўка тых ці іншых паводзінаў героя, не даследаванне яго характару, а ўслаўленне яго подзвіга, маральная і палітычная ацэнка...падзей. І тыя “хадавыя” вобразы, якія мы сёння расцэньваем як “літаратурныя штампы”, абагуленасць характарыстак, эмацыянальная прыўзнятасць стылю, што паслужыла некаторым крытыкам асновай для папрокаў пісьменнікаў у дэкларатыўнасці і г.д., на той час бясспрэчна валодалі мастацкай выразнасцю для чытача» [6, с.90].

Аднак любое эмацыйнае ўзрушэнне павінна саступіць месца цвярозаму аналізу рэчаіснасці.

І ў рамане «Вязьмо» пасля апісання «поступу» рэвалюцыі з выкарыстаннем усё той жа рытмізаванай прозы («І вось разгойдвалася ды разгойдвалася жыццёвае мора, бушавала новаю бурай, гудзела новымі вятрамі – жорсткімі і жыватворнымі...» і г.д.) падаецца наступная аўтарская заўвага: «Гэта – агульны, троху напышаны, але ў грунце правільны вобраз той пары, што апісваецца ў нашым апавяданні» [2, с.65].

Заўважаецца іронія аўтара з нагоды ўласных «агульных» і «напышаных»

слоў: відавочна, Зарэцкі вельмі добра ўсведамляў, што спалучэнне рэвалюцыйнага і гуманістычнага ідэала без штучных «швоў» у выглядзе рытмізаванай прозы – невырашальная задача.

Паказальна, што дзеля сцвярджэння справядлівасці рэвалюцыйных пераўтварэнняў у дадзеным выпадку Зарэцкі вымушаны звярнуцца менавіта да магчымасцей рытмізаванай прозы, бо ідэйны ўзровень твора ў цэлым кажа пра іншае: Зарэцкі ў сваім рамане «...паставіў пад сумненне неабходнасць суцэльнай калектывізацыі. І зрабіў гэта не ў эмацыянальнай форме, а сюжэтна» [5, с.247].

Такім чынам, вывучэнне творчай спадчыны Міхася Зарэцкага ў святле менавіта эвалюцыі гуманістычнага ідэала стаецца надзвычай перспектыўным накірункам, бо ў такім выпадку мы не ігнаруем адну з важнейшых дамінантных рыс творчасці гэтага пісьменніка – эвалюцыі яго светаўспрыняцця і, адпаведна, творчай канцэпцыі.

Літаратура

1. Гарэцкі М. «Аб творчасці Міхася Зарэцкага // Звязда. 1927. 13 ліст. С. 3.

2. Зарэцкі М. Вязьмо. Мн., 2006.

3. Зарэцкі М. Збор твораў: у 4 т. Мн., 1989-1992. Т.1. 1989.

4. Зарэцкі М. Збор твораў: у 4 т. Мн., 1989- 1992. Т.2. 1990.

5. Мушынскі М. Праўдзівая гісторыя жыцця і творчасці Міхася Зарэцкага. Мн., 2005.

6. Утехин Н. Жанры эпической прозы. Л., 1982.

7. Шмид В. Нарратология. М., 2008.

О СЕМАНТИКЕ ГЛАГОЛА «РАЗБЕЖАТЬСЯ»

В. В. Порицкий Эта заметка посвящена глаголу разбежаться/разбегаться. Мы построим его толкование на основе корпусных данных и укажем на некоторые сложности в его типологическом анализе.

Еще до оформления семантики в особую дисциплину составители толковых словарей опирались на речевые факты, так или иначе записанные и систематизированные. Но словарные картотеки, не будучи полноценными корпусами, оставляли для интуиции лексикографа некоторый простор. Это хорошо видно на примере современных толковых словарей русского языка. Основанные на одной и той же картотеке академический «Словарь русского языка» [4] и «Большой толковый словарь» С. А. Кузнецова [1] представляют систему лексико-семантических вариантов (ЛСВ) глагола разбежаться не вполне единообразно, а в «Новом словаре русского языка» Т. Ф. Ефремовой [2] соответствующая статья, в заголовок которой вынесена лексема нсв разбегаться, демонстрирует вообще совершенно иную подачу материала. В этом словаре, например, отсутствует значение ‘разойтись, начать делать что-либо в полную силу’, присущее только глаголу св разбежаться.

Мы выбрали все контексты с глаголом разбежаться/разбегаться в формах единственного числа индикатива из Национального корпуса русского языка1 и попробовали восстановить систему ЛСВ – независимо от словарных толкований, такой, какой она предстает в конкретной текстовой данности.

В предельно сжатом виде, без иллюстративных контекстов и без глубокой рубрикации, приведем здесь полученную классификацию:

1. Индивид набирает высокую скорость однонаправленного движения.

1.1. Преодолевается путь по земле, который не служит подготовкой ни к какому другому действию.

1.2. Преодолевается сравнительно короткий путь по земле, который служит подготовкой к другому действию.

1.2.1. Это действие – неразрушающий прыжок.

1.2.2. Это действие – бросок, удар, разрушающий прыжок.

2. Группа индивидов или сущность рассредоточивается, расходится из небольшой начальной области наружу.

1 http://ruscorpora.ru. Омонимичные формы глагола св разбегаться были удалены вручную;

после этого в рассмотрении осталось 625 контекстов. Только формы ед. ч. мы выбрали для исследования затем, чтобы материал был обозримым. Конечно, и в этом случае могут «потеряться» отдельные ЛСВ, но риск этот не столь велик, как если бы мы пренебрегли одной из двух видовых форм.

2.1. Это упорядоченное и в определенном смысле «повторимое» перемещение. Обычно о слаженно работающем коллективе людей (например, экипаже корабля).

2.2. Это стихийное, не контролируемое извне движение.

2.2.1. Его совершают или непосредственно каузируют индивиды (как правило, живые существа).

2.2.2. Движется нераздельная, сплошная среда.

2.2.3. Движется только наблюдатель или его взгляд.

3. (Практически только св.) Индивид развивает какую-либо целенаправленную деятельность, характер которой понятен из контекста.

3.1. Значение (3) без дополнительных оттенков.

3.2. (Только форма не [очень / больно / особенно [-то]] разбежишься.) В обобщенном значении: какой-либо ресурс слишком ограничен и не позволяет обладателю этого ресурса действовать определенным образом.

3.3. (Только прош.) В значении антифразиса: один собеседник категорически отказывается выполнить то, что предлагает второй, или согласиться с его утверждением.

Эта типология ЛСВ лучше словарной по охвату материала и степени подробности анализа, что легко понять: словари чрезвычайно ограничены в объеме, – но, конечно, не исчерпывает всего богатства вариантов, ведь «каждое мало-мальски сложное слово, в сущности, должно быть предметом научной монографии» (Л. В. Щерба). Целый ряд контекстов не вписывается ясным образом в построенную систему. И трудно усомниться в том, что, будь предметом исследования другой «мало-мальски сложный» глагол, результат был бы почти таким же. Поэтому закономерен вопрос: совместим ли практикуемый нами стандартный лексикосемантический подход к описанию глагола с современными типологически ориентированными методами анализа глагольных значений?

Р.И. Розина, выделяя у русских глаголов с приставкой раз- пять типовых значений, причисляет глагол разбежаться к тому из смысловых классов, которому присущи только значения ‘перемещая(сь) от начальной точки в одну или разные стороны, отделить(ся)’ и ‘(каузировать) занять большее по сравнению с исходным пространство’ [3]. На это можно возразить, во-первых, что армия или банда, когда она разбегается, пожалуй, не столько движется в разные стороны и не столько занимает большее пространство, сколько просто перестает существовать. Во-вторых, идеи однонаправленного и разнонаправленного движения в случае с глаголом разбежаться резко противопоставлены. Наконец, вне классификации оказывается наше значение (3), видимо, производное от (1). Между тем разбежаться – не единственный глагол, демонстрирующий такую модель семантической деривации: ср. разойтись.

С. Г. Татевосов, рассматривая «акциональность» (способ глагольного действия) как средство семантической классификации глаголов в разносистемных языках, вводит пять типов акциональных ярлыков: состояние (S), процесс (P), вхождение в состояние (ES), вхождение в процесс (EP) и мультипликативный процесс (MP), – и описывает их со всей формальной строгостью [5, с. 19–23]. Для языков со словообразовательным видом, таких, как русский, Татевосов определяет акциональную пару как пару деривационно связанных разновидовых глаголов, члены которой, будучи рассмотрены в конкретно-фактическом (перфективном) и актуально-длительном (прогрессивном) значениях соответственно, могут, хотя и не обязаны, различаться своими акциональными ярлыками [5, с.

35–36]. Исходя из системы акциональных пар, множество глаголов какого-либо языка дробится на акциональные классы.

Признавая, что «разбиение на акциональные классы должно опираться… на наблюдаемое поверхностное поведение глагольных форм, а не на предполагаемые свойства ненаблюдаемых глагольных лексем», С. Г. Татевосов, на наш взгляд, упускает из виду, что подборка конкретных речевых фактов как раз и делает лексему во всем многообразии ее семантических возможностей наблюдаемой. Яркий пример – пара разбежаться / разбегаться. Ее члены различны по виду; допускают (как правило) перфективное и прогрессивное прочтение соответственно;

имеют одну и ту же актантную структуру. Глагол разбежаться / разбегаться не может иметь прямого дополнения, а значит, на его акциональность никак не влияют референциальные свойства имени, стоящего в позиции дополнения. Но в зависимости от того, каким будет набор анализируемых контекстов, соотношение акциональных ярлыков в паре устанавливается по-разному.

Так, в случае Толпа разбежалась / Толпа разбегалась, соответствующем нашему (2.2.1), имеем соотношение ярлыков ES, P. Для случая Вася разбежался по дорожке / Вася разбегался по дорожке (1.2) приходится констатировать соотношение EP, P (глагол нсв называет процесс, а глагол св – вхождение в другой процесс, бежать), что ставит вопрос о правомерности выделения акциональной пары.2 А вот в контекстах Степь разбежалась во все стороны / Степь разбегалась во все стороны (2.2.3) наблюдается бесспорное S, S. И вообще неясно, как быть со случаями типа Сейчас, разбежался! (3.3), в которых глагол не допускает видового коррелята.

2 В перечне типичных семантических отношений между членами акциональной пары, который С. Г.

Татевосов приводит в [5, с. 37], это смысловое соотношение отсутствует.

Кропотливый анализ дает некоторый повод усомниться даже в том, что частному ЛСВ, реализованному в конкретных речевых условиях, можно без всяких колебаний присвоить акциональный ярлык. Так, в предложении Кругом разбегалась неоглядная луговая степь (Д. Григорович) глагольный предикат разбегаться – состояние (S). Этот предикат обладает свойством истинности в точке и, как большинство состояний, неагентивен и кумулятивен. Однако если, выполняя проверку на кумулятивность, сконструировать на основе приведенного предложения другое: Два часа кругом разбегалась неоглядная луговая степь, – то вряд ли смысл глагола останется прежним. Первый контекст не заставляет сделать никаких предположений о подвижности или неподвижности наблюдателя, а вот второй осмыслен, видимо, лишь если наблюдатель сам движется.

Итак, типологически ориентированная семантика – только приближение к реальности языка. Ее более тесной интеграции с одноязычной лексической семантикой мешают два взаимосвязанных фактора: многообразие контекстных условий, в которых реализуются значения слов, и богатство экстралингвистических знаний носителей языка об этих словах.

А значит, результаты, полученные более общими и более частными семантическими методами, лишь отчасти совместимы.

Литература

1. Большой толковый словарь русского языка / Сост. С. А. Кузнецов. СПб., 2000.

2. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка (толково-словообразовательный):

В 2 т. М., 2000. Т. 2: П–Я.

3. Розина Р. И. Об одном способе установления отношений деривации между значениями // Диалог-2005. Тр. межд. конф. М., 2005.

4. Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. М., 1999. Т. 3: П–Р.

5. Татевосов С. Г. Акциональность в лексике и грамматике: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2010.

ТЭМАТЫЧНАЯ ХАРАКТАРЫСТЫКА БЕЗЭКВІВАЛЕНТНАЙ

ЛЕКСІКІ (НА МАТЭРЫЯЛЕ РАМАНА-ХРОНІКІ М. ГАРЭЦКАГА «ВІЛЕНСКІЯ КАМУНАРЫ») Г. С. Спорыш У беларускай лінгвістыцы тэматычная тыпалогія безэквівалентнай лексікі (БЭЛ) прадстаўлена ў працах такіх даследчыкаў, як Даўбешка Н.П. [4], Роўда І.С. [5] і інш.

Падчас працы над арыгіналам і тэкстам перакладу на рускую мову рамана-хронікі Максіма Гарэцкага «Віленскія камунары» намі былі вылучаны наступныя тэматычныя групы (ТГ) БЭЛ: харчаванне;

характарыстыка чалавека; род заняткаў; прымета дзеяння; дзеянне, накіраванае на іншага чалавека; назва памяшкання ці яго частак; мэбля; час;

стан чалавека; гістарычная з’ява; народныя ўяўленні.

Таксама неабходна вылучыць асобна тую БЭЛ, якая не ўвайшла ні ў адну з вышэйпералічаных груп.

Самай вялікай па колькасці адзінак з’яўляецца ТГ «Стан чалавека».

Гэтую групу ілюструюць наступныя прыклады:

Вынеслі бацьку з поля бойкі непрытомным [2, с. 49]. – С поля боя вынесли отца без сознания [3, с. 37].

А я мусіў начаваць з ім у яго пакойчыку [2, с. 104]. – А я был вынужден ночевать с ним в одной комнате [3, с. 71].

… паспакайнеў бацька... [2, с. 35] –...немного успокоился отец…[3, с. 28] Я ледзь не абамлеў і стаяў анямелы... [2, с. 94] – Я чуть было не потерял сознание и стоял, онемев от ужаса… [3, с. 65] Як у Сібіры папакутуе... [2, с. 30] – Как изведает мученичество в Сибири…[3, с. 24] І панаванне было такое, што распанець не паспела [2, с. 33]. – Да и барствование-то было такое, что заделаться барыней не успела [3, с.

26].

...брык сярод хаты і самлела... [2, с. 33] –...хлоп посреди избы, и потеряла сознание…[3, с. 26] Як бачым, ТГ «Стан чалавека» прадстаўлена пераважна асабовымі дзеясловамі. Аднак безэквівалентныя адзінкі гэтай групы перакладаюцца на рускую мову па-рознаму. Выкарыстоўваюцца канструкцыі назоўнік + прыназоўнік; кароткае дзеепрыслоўе + дзеяслоўная звязка; дзеяслоў + прыслоўе.

Найбольш часты спосаб перакладу ў дадзенай ТГ – словазлучэнне, асноўным відам сувязі ў якім з’яўляецца кіраванне.

У ТГ «Род заняткаў» найбольш паказальнай з’яўляецца перадача на рускую мову лексемы дарэктар:

Ён пачаў прасіць мяне, каб я паехаў у Брудзянішкі «дарэктарам» у падпольную польскую школу [2, с. 105]. – Он стал звать меня в Брудянишки, домашним учителем в нелегальную польскую школу, «доректором», как у нас говорили [3, с. 71].

Перакладчык выкарыстаў сінтэтычны спосаб перадачы гэтай безэквівалентнай адзінкі: транслітарацыя (прычым беларускае аканне ў рускім варыянце не захоўваецца: а пераходзіць у тыповае для дадзенай пазіцыі о) спалучаецца з тлумачэннем адсутнай у жыцці рускага народа рэаліі.

Паводле этымалагічнага слоўніка беларускай мовы, слова дарэктар мае значэнне 'дамашні настаўнік' і запазычана з польскай мовы (якая, у сваю чаргу, запазычыла гэтую лексему з лацінскай мовы) [7, с. 127].

Разгледзім найбольш паказальныя выпадкі ў іншых тэматычных групах.

– ТГ «Харчаванне»: А на стале была толькі гарбата з танным сальцісончыкам і з чорным хлебам [2, с. 55]. – А на столе один чай с дешёвыми сосисками – «сальтисоном» – и черным хлебом [3, с. 41].

Паводле беларуска-рускага слоўніка, сальцісон – зельц [1, Т.3, с. 480].

Аднак у гэтым выпадку назіраецца непасрэднае называнне лексемы і яе сціслае тлумачэнне, як і ў наступным прыкладзе:

– ТГ «Род заняткаў»: Жыла яна цяпер з таго, што ўвайшла ў хаўрус з дворнічыхай [2, с. 172]. – Жила она тем, что вошла в «хаврус» с дворничихой, стала ее компаньенкой [3, с. 114].

Трэба дадаць, што лексема хаврус у дадзеным выпадку падаецца ў двукоссі, што таксама можна разглядаць як спосаб увядзення ў кантэкст безэквівалентных адзінак.

Як заўважна з гэтых прыкладаў, сінтэтычны спосаб перадачы БЭЛ (транслітарацыя + тлумачэнне, кароткі каментар) неаднаразова ўжываецца ў тэксце. На наш погляд, гэты спосаб з’яўляецца найбольш прымальным пры тлумачэнні побытавых, паўсядзённых рэалій, якія існуюць у жыцці, рэчаіснасці пэўнага народа і не маюць адпаведнікаў у іншых культурах.

– ТГ «Народныя ўяўленні»: … прыляцелі з выраю жаўранкі і гракі...

[2, с. 107] – прилетели из теплых краев жаворонки и грачи…[3, с. 73] У «Этымалагічным слоўніку беларускай мовы» пададзена некалькі гіпотэз наконт узнікнення лексемы вырай. Так, па меркаванні Макса Фасмера, гэтая лексема запазычана з іранскай мовы (*airy – 'арыйская краіна'). Існуе гіпотэза Брукнера аб прыстаўцы і- і сувязі са словам рай, якая ў сучаснай лінгвістыцы лічыцца непераканаўчай. Паводле Мартынава, крыніцай усходнеславянскіх слоў (польск. wyraj бел. вырай) з’яўляецца заходнебалтыйскае pluralia tantum *iuriai (ст.-прус. iuriay 'мора'), якое адпавядае рус. ирей, а беларуская і ўкраінская формы ўзніклі ў выніку пераўтварэння фразеалагізма vъ irejь 'у вырай'. На Гродзеншчыне (старажытная заходнебалтыйская тэрыторыя) існуе паданне пра тое, як птушкі збіраюцца зімой у вялікі шар, які апускаецца ў мора [6, с. 279-280].

Беларуска-рускі слоўнік падае пераклад гэтай лексемы як 'теплые края' [1, Т.1, с. 596].

– ТГ «Дзеянне, накіраванае на іншага чалавека»: Пачалі яны наракаць, што мала вучу дзяцей пацерам [2, с. 106]. – Они стали высказывать претензии, почему мало учу я детей молитвам [3, с. 72].

Лексема наракаць перадаецца апісальна – пры дапамозе канструкцыі інфінітыў + назоўнік.

– ТГ «Прымета дзеяння»: А цяпер падалела: паны Будзіловічы жылі на Юраўскім праспекце... [2, с. 89] – Теперь же ходить стало дальше: господа Будзиловичи жили на Юрьевском проспекте…[3, с. 61].

Прэфікс па- ў дадзеным выпадку абазначае працяглае ў часе дзеянне і на рускую мову перадаецца спалучэннем інфінітыў + асабовы дзеяслоў н.р. у безасабовым значэнні + прыслоўе.

– ТГ «Назва памяшкання ці яго частак»: Вялікія камяніцы... [2, с. 49] – Огромные каменные здания... [3, с. 37] Лексеме камяніца ў рускім варыянце адпавядае канструкцыя адносны прыметнік + назоўнік. Прычым цэнтральнае значэнне беларускай безэквіваленнай адзінкі 'з каменю' пры перакладзе пераходзіць у прыметнік.

Часам у тэксце сустракаецца недакладны пераклад рэалій:

Выстраіла, як шляхціца ў сваты [2, с. 86]. – Снарядила как шляхтича в сваты [3, с. 95].

Як вядома, слова выстраіць мае наступны пераклад: 'вырядить, разрядить, нарядить' [1, Т. 1, с. 612] і паходзіць ад слова строй. Відавочна, перакладчык недакладна вызначыў сэнс лексемы.

Ужо і раней раскусіў я ў ім шляхцюка... [2, с. 104] – Я уже давно раскусил в нём шляхтича…[3, с. 71] Суфікс -юк- у дадзеным выпадку валодае значэннем зняважлівасці, пагарды. У перакладзе ж гэтага адцення не назіраецца.

Такім чынам, разгледзеўшы падзел на тэматычныя групы безэквіваленнай лексікі ў рамане Максіма Гарэцкага «Віленскія камунары», можна зрабіць наступныя высновы:

• у асноўным да БЭЛ адносяцца побытавыя рэаліі, спецыфічныя культурныя феномены, а таксама тыя лексемы, якія датычацца ўніверсальных характарыстык (час, прастора, чалавек і яго дзеянні);

• асноўны спосаб перакладу безэквівалентных адзінак – апісальны.

Радзей выкарыстоўваецца транслітарацыя і сінтэтычны спосаб перакладу (транслітарацыя + тлумачэнне, кароткі каментар). Аднак на наш погляд, менавіта сінтэтычны спосаб з’яўляецца найбольш прымальным пры тлумачэнні побытавых, паўсядзённых рэалій, якія існуюць у жыцці, рэчаіснасці пэўнага народа і не маюць адпаведнікаў у іншых культурах;

• часам назіраецца недакладны пераклад безэквівалентных адзінак, што можна звязаць з праблемай “ілжывых сяброў перакладчыка”, а таксама, магчыма, з недастатковым веданнем мовы арыгінальнага тэксту.

Літаратура

1. Беларуска-рускі слоўнік: [Больш за 110 000 слоў: У 3 т. / Нац. акад. навук Беларусі, Ін-т мовазнаўства імя Я.Коласа. Мн.: Беларус. Энцыкл., 2003.

2. Гарэцкі Максім. Віленскія камунары: Раман-хроніка / Максім Гарэцкі. Мн.:

Беларусь, 1965.

3. Горецкий Максим. Тихое течение; Виленские коммунары: Повесть: Романхроника / Перевод с белорус. А. Гатова. [Предисл. М. Лужанина. Илл.: В. Е.

Валериус]. М.: Сов. писатель, 1966.

4. Даўбешка Н.П. Безэквівалентнае слова як носьбіт нацыянальна-культурнай семантыкі / Н.П Даўбешка // Личность – слово – социум: Материалы IV Международной научно-практической конференции. Минск, 2004.

5. Роўда І.С. Рознаўзроўневая намінатыўная адпаведнасць беларускай і рускай моў:

У сувязі з праблемай лексічных лакун / І.С. Роўда. Мінск : БДУ, 1999.

6. Этымалагічны слоўнік беларускай мовы. Т. 2: В / Нацыянальная акадэмія навук Беларусі, Інстытут мовазнаўства імя Я. Коласа. Мінск: Навука і тэхніка, 1980.

7. Этымалагічны слоўнік беларускай мовы. Т. 3: ГІ / Нацыянальная акадэмія навук Беларусі, Інстытут мовазнаўства імя Я. Коласа. Мінск: Навука і тэхніка, 1985.

ЛИНГВОМЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБУЧЕНИЯ

СИНТАКСИЧЕСКИМ И ПУНКТУАЦИОННЫМ НОРМАМ

В. В. Шевчук Личность школьника в процессе обучения должна активно развиваться. Всестороннее развитие личности предполагает совершенствование устной и письменной речи учащихся. Речь современных школьников подвержена влиянию со стороны средств массовой информации и Интернета, что приводит к резкому снижению ее правильности, поэтому одной из главных задач учителя на уроке является обучение нормам русского литературного языка.

В учреждениях Республики Беларусь работа над правильностью речи осуществляется на уроках русского языка в процессе изучения всех разделов школьного курса, при этом изучаются произносительная (нормы произнесения слов и постановки ударения), лексическая (правила выбора слов и уместное их употребление), фразеологическая (традиционное употребление фразеологизмов), словообразовательная (нормы образования слов), морфологическая (нормы образования форм слов), орфографическая (нормы правописания), синтаксическая (нормы построения словосочетаний и предложений) и пунктуационная (нормы постановки знаков препинания) нормы.

Многие методисты отмечают, что работа по предупреждению нарушений норм русского языка должна проводиться уже в дошкольных учреждениях и в начальной школе и продолжаться в последующие годы.

Осуществление «дотеоретического» предупреждения связано, однако, с определенными методическими трудностями, прежде всего с невозможностью сформулировать правило использования той или иной языковой единицы при опоре на лингвистическую терминологию. Однако такая работа является вполне возможной. Большую роль на этой стадии обучения приобретают упражнения, связанные с закреплением в речевой практике языковой единицы, правильная форма которой заранее указывается. При формулировании заданий можно избежать использования сложной лингвистической терминологии: упражнение может заключаться в необходимости продолжить начатое предложение, вставить пропущенное слово, изменить слово по указанному образцу.

Не подлежит сомнению прямая зависимость между тем, сколько читают дети, и правильностью их речи. Поэтому один из эффективных способов совершенствования речи, повышения уровня ее нормативности – воспитание любви к книге, развитие читательского вкуса. Чем шире речевая среда, чем выше ее «развивающий потенциал», тем быстрее идет естественный процесс осмысления, освоения языковых норм и тем самым предупреждаются многие ошибки.

Нельзя не учитывать и взаимосвязь между развитием обеих форм речи: устной и письменной, поскольку они находятся в органической связи, восходят к внутренней речи, не имеющей словесного выражения.

Устной формой речи человек пользуется чаще, чем письменной, поэтому ее совершенствование (в частности, развитие навыка соблюдения языковой нормы) играет первостепенную роль.

К основным причинам отступления от языковых норм относятся:

плохое знанием самих норм; непоследовательность и противоречия во внутренней системе языка, воздействие внешних факторов – территориальных или социальных диалектов, иной языковой системы в условиях билингвизма. Так, например, все нарушения синтаксических норм можно разделить на две категории: 1) нарушения правил построения синтаксических конструкций в сложных случаях, связанные с наличием вариантов в строе языка; 2) грамматически правильно, но неудачно построенные конструкции, вызывающие нежелательные побочные результаты (двусмысленность, комический эффект и т. д.) [1, с. 261]. Среди наиболее актуальных причин отступления от пунктуационных норм выделяют следующие: 1) незнание пунктуационных правил; 2) недостаточно глубокое и прочное знание синтаксиса, с которым связаны пунктуационные правила; 3) недостаточно развитое логическое мышление учащихся; 4) недостаточно развитый речевой слух пишущего; 5) постановка знаков препинания не в процессе письма, а после написания текста. При этом пишущий не понимает и, следовательно, не учитывает основного назначения пунктуации – членения текста на части, которые имеют значение для выражения мысли и чувства в акте письма.

Для того чтобы работа по формированию правильной речи была эффективной, необходима четкая установка учителя на то, что ученики должны овладеть нормами русского литературного языка, что это не менее важно, чем усвоение норм правописания. В сознании ученика должны соотноситься такие понятия, как «культура», «культура речи», «культурный человек». Школьники должны осмыслить понятие норма как принятые в языке правила произношения, словоупотребления и т.д. и осмыслить определенную конкретную норму.

Важнейшее место в общей системе работы по предупреждению нарушений норм русского литературного языка занимают специальные виды упражнений, обеспечивающих формирование вначале осмысленных умений, а в последующем – речевых навыков.

Современными лингвистами и методистами выделяются различные типы и виды лингвистических упражнений. Так, например, И. Э. Савко разработана специальная система упражнений для обучения грамматическим (в том числе и синтаксическим) нормам, позволяющих осуществлять эту работу наиболее эффективно [2].

Как известно, главной задачей учителя при обучении пунктуации является формирование у школьников пунктуационных умений, то есть умений находить в коммуникативных единицах смысловые отрезки, требующие выделения их знаками препинания; ставить знаки препинания в соответствии с изученными пунктуационными правилами; обосновывать выбор места для знака и выбор необходимого знака препинания; находить пунктуационные ошибки и исправлять их.

Особо следует отметить, что пунктуацию нельзя изучить лишь путем запоминания известной суммы правил. К тому же существующие и установившиеся правила пунктуации далеко не всегда могут быть применены с математической точностью. Это объясняется тем, что расстановка знаков препинания часто зависит от характера и стиля речи, от оттенка мысли, который вкладывается пишущим в данную конструкцию, а иногда и от индивидуальной манеры письма того или иного писателя (если мы имеем дело с художественной литературой). Поэтому задания по пунктуации должны быть связаны не только с занятиями по грамматике, но и с занятиями по стилистике, с занятиями по изучению языка писателей и анализом литературных произведений.

Комплексы специальных упражнений для обучения пунктуационным нормам разработаны Е. С. Антоновой, Н. И. Демидовой, Ф. М. Литвинко, А. Ф. Ломизовым, А. В. Текучевым; методике изучения отдельных пунктуационных тем посвящены комплексы упражнений Н. А. Ипполитовой, К. С. Горбачевича и др.

Для того чтобы обучение синтаксическим и пунктуационным нормам было эффективным, необходимым условием являются качественное усвоение учащимися соответствующих синтаксических понятий и сформированность у школьников умений «видеть» изучаемые синтаксические конструкции.

Поэтому общая последовательность формирования учебно-языковых, правописных и речевых (нормативных) умений должна быть такой:

• формирование учебно-языковых умений находить необходимую синтаксическую единицу;

• формирование умений правильно расставлять знаки препинания в данной синтаксической конструкции;

• формирование умений соблюдать синтаксические нормы.

Однако сразу необходимо отметить, что на первом этапе учащиеся уже получают определенные сведения по пунктуации и синтаксическим нормам, поскольку анализ синтаксических конструкций осуществляется на правильно построенных предложениях, в которых расставлены знаки препинания. При формировании собственно пунктуационных умений опять-таки обращается внимание учащихся на то, как должны быть правильно построены соответствующие синтаксические конструкции.

К основным видам упражнений, направленных на обучение синтаксическим нормам, мы относим: а) упражнения, направленные на формирование синтаксических учебно-языковых умений: (составление словосочетаний и предложений с изучаемыми синтаксическими категориями;

диктанты разных типов с синтаксическим заданием; б) упражнения, направленные на формирование речевых (нормативных) умений и навыков: (анализ правильно построенных синтаксических конструкций; упражнения на формирование умений правильно образовывать определенные синтаксические конструкции и др.).

Среди основных видов упражнений при обучении пунктуационным нормам мы выделяем: наблюдение над фактами языка; списывание (неосложненное/осложненное); пунктуационный разбор; упражнения на нахождение, классификацию и исправление ошибок; все виды обучающих диктантов; работу со схемами, составление собственных предложений, текстов; изложения и сочинения, осложненные специальными синтаксическими и пунктуационными заданиями и др.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |


Похожие работы:

«январь 2015 Альянс Лидеров обучающая система Александр Малков с Альянсом Лидеров уверен в завтрашнем дне История успеха Энтони Роббинса VII Конференция обучающей системы «альянс лидеров» Первое грандиозное событие 2015 года. Пенсионная элита России, бизнес-лидеры, лучшие коучеры и практики соберутся вместе 12-13 февраля в Кирове. У вас есть уникальная возможность встретиться с легендами бизнеса ОПС, получить у них индивидуальные консультации, узнать секреты мастерства от гуру пенсионного...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 октября 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное научное...»

«Этнические взаимодействия на Южном Урале VI Всероссийская научная конференция г. Челябинск 28 сентября — 2 октября 2015 года Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет) Южно-Уральский филиал Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук Челябинский государственный университет Челябинский государственный педагогический университет Челябинский государственный историко-культурный заповедник «Аркаим» Министерство культуры...»

«Правительство Новосибирской области Министерство юстиции Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Новосибирское региональное отделение Российского общества историков-архивистов Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Новосибирский государственный педагогический университет Государственный архив Новосибирской области «Освоение и развитие Западной Сибири в XVI – XХ вв.» Материалы межрегиональной научно-практической конференции,...»

«Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук Петрозаводский государственный университет МАТЕРИАЛЫ научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные науки на Европейском Севере» Петрозаводск 1-2 октября 2015 г.Редколлегия: Н. Г. Зайцева, Е. В. Захарова, И. Ю. Винокурова, О. П. Илюха, С. И. Кочкуркина, И. И. Муллонен, Е. Г. Сойни Рецензенты: д.ф.н. А. В. Пигин, к.ф.н. Т. В. Пашкова Материалы научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные...»

«ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» (Россия) Историко-географический факультет Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина (Украина) Исторический факультет Харьковский национальный педагогический университет имени Г.С. Сковороды (Украина) Исторический факультет Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» Международная научно-практическая конференция ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В РОССИИ: ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (К 20-ЛЕТИЮ...»

«1    ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА СТУДЕНТОВ 6 КУРСА ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА БГУ СОДЕРЖАНИЕ I. ОСНОВНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОРГАНИЗАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОПЕДАГОГИЧЕСКИХ УМЕНИЙ. 1.1. Конструктивные умения. 1.2. Коммуникативные умения. 1.3. Организаторские умения. 1.4. Исследовательские умения. Функции методиста по педагогике и психологии. II. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ, МЕТОДЫ, ФОРМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. 2.1. Участие в работе...»

«СДЕЛАТЬ ДОРОГИ БЕЗОПАСНЫМИ ДЕСЯТИЛЕТИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ Commission for Исполнительное Global Road Safety резюме Предисловие: Дезмонд Туту Предисловие: ДЕЗМОНД ТУТУ Время от времени в истории человечества происходит смертоносная эпидемия, которая не распознается должным образом, и не встречает необходимого сопротивления до тех пор, пока не становится слишком поздно. ВИЧ/СПИД, которые уничтожают Африку к югу от Сахары, являют собой один из таких примеров....»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета Оренбургская областная универсальная научная библиотека имени Н. К. Крупской СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА Материалы X Международной научно практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры Оренбург, Славяне...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 октября 2014г.) г. Волгоград 2014г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции /Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. Волгоград, 2014. 77 с. Редакционная...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Семипалатинский государственный университет им. Шакарима Пензенская государственная технологическая академия СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта 2012 года Пенза–Семей УДК 316.42+338.1 ББК 60.5 С 69 С 69 Социально-экономическое развитие и качество жизни: история и современность: материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Министерство обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно практической конференции 15–17 мая 2013 года Часть I Санкт Петербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М....»

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г. и четвертая после его бессрочного продления в 1995 г. Мне довелось участвовать и в эпохальной конференции 1995 г., в ходе которой ДНЯО столь элегантно, без голосования и практически...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь Четвертые Пюхтицкие чтения ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ И ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы международной научно-практической конференции 11-13 декабря 2015 г. Международная конференция проводится по благословению Его Святейшества КИРИЛЛА, патриарха Московского и всея Руси Посвящается памяти схиигумении Варвары (Трофимовой) 1930-20 Куремяэ, Эстония По благословению Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА Посвящается памяти...»

«Тбилисский Государственный Университет имени Иванэ Джавахишвили _ ГУРАМ МАРХУЛИЯ АРМЯНО-ГРУЗИНСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В 1918-1920 ГОДАХ (С сокращениями) Тбилиси Научные редакторы: Гурам Майсурадзе, доктор исторических наук, профессор Зураб Папаскири, доктор исторических наук, профессор Рецензеты: Николай Джавахишвили, доктор исторических наук, профессор Заза Ментешашвили, доктор исторических наук, профессор Давид Читаиа, доктор исторических наук, профессор Гурам Мархулия, «Армяно-грузинские...»

«АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» «СТЕНЫ И МОСТЫ»–III ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИДЕИ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТИ «Гаудеамус» «Академический проект» Москва, 2015 Москва, 2015 УДК 930 ББК 63 C 79 Печатается по решению Ученого совета Российского государственного гуманитарного университета Проведение конференции и издание...»

«Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» Российской академии образования при участии Федеральный институт развития образования Министерство образования Московской области Центр профессионального образования имени С.Я.Батышева Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана Московский государственный областной университет СБОРНИК СТАТЕЙ Международной научной конференции «Образование в постиндустриальном обществе» посвященной...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.