WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ I Международной научно-практической конференции МОДЕРНИЗАЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ часть I СТАВРОПОЛЬ УДК 303.425.2 ББК 65.02 М ...»

-- [ Страница 8 ] --

Поэтому приоритетной задачей государства является модернизации высшей профессиональной школы в инновационном развитии национальной экономики, поскольку отсутствие взаимосвязи качественного вузовского образования с требованиями социально-экономической жизни тормозит успешную перспективу устойчивого развития общества.

Имеющиеся проблемы должны стимулировать государственные структуры искать новые подходы в развитии регионального вузовского образования, как локомотива социально-экономического развития, готовить информационное политические нАуки обеспечение для маркетинговых стратегий образовательных учреждений во взаимодействии со сферой промышленного и научно-технологического производств, формировать новую политику и законодательную базу в сфере высшего образования, обеспечивая экономический рост и конкурентоспособность страны на внутреннем и внешнем рынках.



Литература и источники:

1. Данилишин Б.М. Інноваційна модель економічного розвитку: роль вищої освіти / Б.М. Данилишин, В.I. Куценко // Вісник НАН України, 2005, № 9, с. 26–35.

2. Політика розвитку вищой освіти України [Електронний ресурс]. Режим доступу:

http://www.icps.kiev.ua 3. Інформаційний бюлетень Міжнародного центру перспективних досліджень [Електронний ресурс] //№6 (353), 19 лютого 2007 року. Режим доступу: http:// visnyk.icps.kiev.ua

THE NEAR SUFFOCATION OF DEMOCRACY - ARTICULATION OF

INTERESTS IN THE POST AUTHORITARIAN ORDER

Prof. dr hab. Bohdan Szklarski Institute of Political Studies, Polish Academy of Sciences (Poland, Warsaw) Аннотация: Трансформация общества в демократию заключает в себе смещение (переключение) внимания граждан с правления на представление.

Преследуя результативность вышеуказанного «акцентирования внимания», общество должно выработать определённую схему распознавания своих политических интересов, а также определить так называемых «агентов»

- представителей общественных требований. На начальной стадии демократизации количество интересов растёт наравне с возможностями политической системы включать их в свой состав, что в свою очередь провоцирует своеобразное притупление демократии.

As a starting point of my analysis of articulation of interests in the early stages of democratization I take O’Donnell’s «two transformations» theorem [10, p.24] and propose that the «first transformation» (from authoritarian system to a democratic government) imparts the institutional and structural changes in the political system. The «second transformation» (from a democratic government to a democratic regime) implies that changes must also take place in the sphere of political processes and political culture which will lead to the consolidation of democracy as a form of political system.

Articulation of interests is this sphere of the political system which contains elements of both transformations. For that reason, I conceptualized transformation as an «articulation shift» which assumes a change in the structure of political system (empowering the input institutions), in the political procedures (opening the articulation channels), and in political orientations (developing civic consciousness). I am proposing, that in the early stages of democratization we witnessed a “suffocation of democracy” which resulted from the “crowding” of the public sphere. This “crowding” has two dimensions: numerical – a sheer number of spontaneously organized political actors and political demands present in the public sphere. In a cognitive/psychological sense it means that people did not develop good recognition of their political interests as citizens, and felt more like a crowd that overturned communism. In other words, in its early stages after 1989 Polish democracy was almost killed by its own success.

What happened in the public sphere in Poland is a perfect illustration of the ancient

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы

wisdom: moderation is the golden rule. If the public sphere in the previous system was almost barren, then the current one is absolutely overloaded with interests and actors. However great the numerical plurality, it is no guarantee of quality in the policy-making process. Under close examination, this apparently vibrant and diversified public sphere becomes more and more constrained, although, as I am going to show it, the type of restrictions and the way they work are usually quite different from those in the previous system.





Some interests (mostly symbolic) are articulated from the bottom while many (usually existential) are still mobilized from the top. The rituals of communist articulation are gone, yet they were not replaced with organized forms of articulation. Access to the policy-making process and the agenda, although much more open, is still centralized.

The shadow public sphere has merely changed its character but has not disappeared.

Generally, the analysis reveals a complex pattern of interest articulation which contains a good deal of continuity from the old order. This continuity becomes even more apparent when we examine the values in the environment of political institutions and behavior.

There are four leading explanations of the intensity with which interests burst into the public sphere in the post-authoritarian situation. One is the “removal of constraints” theory [1, p. 234] which says that all private interests which previously had no chance of being heard simply resurfaced from the shadow public sphere to the open and started operating when the constraints on their articulation were removed. The other approach suggests that all these interests represent the agenda of a new democracy - they are new issues that need public solutions [18, p.11]. Yet another assumption holds that interests in the post communist public sphere are simply a continuation of former desires only expressed through different agents [16, p.132-134]. There are also the so called transgressive interests, which coalesce around a future and by-pass the current condition [15, p.120-129].

No matter which assumption about the origins of interest gridlock one sympathizes with, there is no doubt that removal of restrictions on the freedom of expression legitimized all interests irrespective of their merit. In fact, the removal of constraints on articulative freedom seems to be the one rule of the new order which clicked almost instantaneously after June

4 1989. Generally, however, lack of norms and guidelines for behavior and thinking is the most characteristic feature of the new system [4, p.144-151]. The abundance of interests in the public sphere as such might not be harmful if it were not for their disorganization by which I mean indiscriminate lack of hierarchization and prioritizing among interests. When a political system is not well defined, when it has no final constitution which would enumerate its priorities (order or representation, citizens or groups, input or output institutions) and when the system of specific regulations are being constructed in a chaotic and ad hoc manner, and when even the purpose of the transformation is not deliberated, all interests seem to be equally important [9, p.75] [13, p.89]. At least there is no yardstick against which one could measure the validity of political interests. What is more, the terms which are used to describe the new order such as “left”, “right”, “democracy”, “liberalism”, “accountability”, or “party”, are borrowed from the Western contexts and fail to conceptualize adequately the emerging political reality [14, p.109].

Such a “crowding” of the public sphere has its impact on effectiveness of the articulation shift. It seems plausible to say that many more interests are present in the public sphere yet much fewer are articulated. Numerous interests are “agentless” i.e. they lack proper sponsorship and organization. In a way they are waiting to be activated. Their existence on the fringes of the political arena was announced by an occasional articulation but no effort was made to push hard for their fulfillment. Paraphrasing Dahl’s theorem about the passive citizens whom he called “slack power” [3, p.13-15] I call such interests “slack interests”, ready to be mobilized and exploited for some political purpose. For a while they политические нАуки are merely present on the periphery of the public sphere, not yet articulated.

The consequence of ideological and formal opening of the public sphere was a torrent of interests which almost glutted the public sphere. It confused and estranged numerous citizens as well as some members of the power elite. The perceptions of misunderstanding or cognitive disorientation [17, p.18] which strongly emanates from surveys of public opinion leads me to believe that it is a mistake to assume that citizens understand much of what is happening in the public sphere in the period immediately following the departure from authoritarianism.

Here I must return to the concept of “presence” of interests as opposed to their “articulation”. With 97% of populace admitting to seeing no actors stand for their interests (CBOS June 1992) I must propose a following hypothesis: majority of interests in the Polish public sphere are just present i.e. they are “private interests” and remain such until they are aggregated and articulated. They may disappear from the periphery if they find no agents or they may flourish if people who share them organize together to articulate them or if proper agents are found among the existing actors. In other words, the public sphere in Poland is filled with interests yet few of them are articulated in a meaningful i.e. organized, way. Those peripheral interests are “slack interests” i.e. the ones which may potentially enter the public sphere if “their time comes”.

The lingering of potential interests on the periphery of the public sphere is yet another factor which contributes to the unpredictability of electoral outcomes [5, p.66] and opens up the system to three phenomena: susceptibility to populism [12, p.97]; excessive reliance on political marketing techniques (Kasiska-Metryka 2006:143); and unstable electorate “wandering” in search for its party. When all three forces coalesce and result in an unprecendented mobilization of unattached electorate as it happened in 1990 Polish presidential elections with the meteoric rise of the candidacy of Stan Tymiski, we may witness a threat to the stability of the new “aspiring” democracy”.

Other manifestations of the maldevelopment of the public sphere in postauthoritarian systems in early 1990s is the conformist reverting of the electorate to the familiar elites and institutions represented by the “reformed” communist parties which we saw in Bulgaria, Romania, Hungary, Lithuania and Poland. Though short-lived and politically less damaging for democratic regime consolidation than initially expected, such a turn was, no doubt, partly a result of confusion resulting from inability to recognize one’s place on the crowded and explosive political scene.

It is not only ignorance or apathy which prevent people from finding some agents who articulate their interests among these legions of actors. Even the most prominent actors (parties and unions) find it hard to articulate a comprehensible and consistent program for action [8, p.3]. Mixtures of wishful thinking and “voodoo logic” discourage people who have specific interests in mind from entering the public sphere.

General dissatisfaction of people with political actors on the input side is a serious indicator of incongruence between the values of the elites and of the people. 97% of respondents claimed they found no agents of their interests. The figure was staggering.

General disrespect for parties, organizations, and politicians in the public sphere runs high at 67%, with a prevalent opinion that politicians (elites) are in the public sphere to advance their own interests rather than represent the interests of the people [19, p.167]. The distribution of opinions in that matter bears striking resemblance to the opinions from the terminal phase of communism [7, p.25]. This “relationship” between the masses and the elites is often described in terms of alienation of the society or isolation of the political class [11, p.240].

If it is true that the character of interests articulated in the public sphere does not correspond with the interests of the people, one must conclude that there still exists a sizable proportion of “private interests” which are either on the periphery of the public sphere or

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы

outside of it. One way to measure this phenomenon is to accept that inability to find a proper agent for one’s interests causes nonvoting. Polish turnout in national elections (parliamentary and presidential), 20 years into democracy building, barely rises over 50%. The dissonance between expected results of articulation and actual public policy is identified as one of the major problems of the Polish public sphere. Analyses of political opinions of Polish society in early 1990s reveal it to be leaning to the “left” while the policies of ALL governments, including the coalition of two post-communist parties - SLD/PSL, are fairly consistently “right” leaning both in economic dimension as in the identification one [2, p.80] This discrepancy between the interests of the society as a whole and the interests which dominate the agenda of government is disturbing to many citizens and, as Korzeniowski proves, it is the dominant cause of growing political alienation among Poles.

Anyone observing the public sphere and paying attention to public policy must conclude that articulation of interests has no transmission into government policy.

What I have described in this article is the birthing trauma of a new democracy manifested by the indiscriminate growth of the public sphere which made it congested and incomprehensible. Most analysts agree that the EU accession process and NATO membership prospects which gave Polish political elites and society a clear and strong consensual and modernizing impetus were crucial in overcoming the syndrome of “suffocation of democracy” by its success. Countries with no such prospects, like all former Soviet republics (excluding the Baltic states) sought conciliation in strong leadership instead.

Sources:

1. Adamski, W. “Zakoczenie” in: Adamski (ed.), Konflikt interesw a przemiany struktury spoecznej, IFiS, Warsaw, 1990

2. Biaecki, I., B. Mach, “Orientacje spoeczno-ekonomiczne posw na tle pogldw Spoeczestwa”, in: Rychard, A., M. Federowicz (eds.), Spoeczestwo w transformacji, IFiS PAN, Warsaw, 1993

3. Dahl, R. Who Governs?, Yale University Press, New Haven, 1961

4. Domaski, H., Janicka, K., Firkowska-Mankiewicz, A., Titkow, A., “Spoeczestwo bez regu”, in: Rychard, A., Federowicz, M., (ed.), Spoeczestwo w transformacji, IFiS PAN, Warsaw, 1993

5. Grabowska, M.“Political Parties in Post-Communist Poland”, Sisyphus, vol.1. 1993

6. Kasiska-Metryka, A., “Populizm w warunkach ksztatujacej sie demokracji”, in: M.

Marczewska-Rytko (Ed.), Populizm na przeomie XX i XXI wieku, Adam Marszaek, Toru, 2006

7. Markowski, R, „Milczca wikszo - o biernoci politycznej spoeczestwa polskiego” in: S. Gebethner, (ed.), Polska scena polityczna a wybory, Fundacja Inicjatyw Spoecznych, Warsaw, 1993

8. Marody, M. “Demokracja teraz: ludzie i politycy”, Spoeczestwo otwarte, #11, 1994

9. Nalewajko, E. “Partie polityczne w Polsce - geneza i instytucjonalizacja”, in: J.

Wasilewski, (ed.), Konsolidacja elit politycznych w Polsce 1989-1993, ISP PAN, Warsaw, 1994

10. O’Donnell, Guillermo, „Delegative Democracy”, Journal of Democracy, vol.5, #1, January, 1995

11. Pakw, I, “O elitach politycznych i politycznej tosamoci”, Politicus, #1-2, JanuaryJune, 1992

12. Sepkowski, A, ”rda populizmu w wyobraeniach zbiorowych”, in: M. MarczewskaRytko (Ed.), Populizm na przeomie XX i XXI wieku, Adam Marszaek, Toru, 2006

13. Skarzyska, K., „Potoczna percepcja celw partii politycznych a zachowania wyborcze” in: S. Gebethner, (ed.), Polska scena polityczna a wybory, Fundacja Inicjatyw Spoecznych, Warsaw, 1993 политические нАуки

14. Szawiel, T,, “Ksztatowanie si systemu partyjnego w Polsce”, in: M. Grabowska, K. Pankowski, E. Wnuk-Lipiski (eds.), Spoeczne konsekwencje transformacji ustrojowej, ISP PAN, Warsaw, 1994

15. Wesoowski, W., „Transformacja charakteru i struktury interesw: aktualne procesy, szanse i zagroenia”, in: Rychard, A., Federowicz, M., (ed.) Spoeczestwo w transformacji, IFiS PAN, Warsaw, 1993

16. Wnuk-Lipiski, E., „Economic Deprivations and Social Transformation” in: W. Adamski, (ed.), Societal Conflict and Systemic Change, IFiS PAN, Warsaw, 1993

17. Zaborowski, W., “Social Structure and Political participation”, in: W. Adamski W. (ed.), Societal Conflict and Systemic Change, IFiS PAN, Warsaw, 1993

18. Zikowski, M., (ed.), Polacy wobec adu postmonocentrycznego. Spoeczestwo polskie i jego instytucje w 1992 r., ISP PAN, Warsaw, 1993

19. migrodzki, M., W. Sok, 1992. “Dysfunkcjonalno partii politycznych w sferze prezentowania interesw spoecznych”, in: K. Paecki, (ed.), Elity Polityczne w Polsce, Wydawnictwo Adam Marszaek, Warsaw, 1992

PSYCHOLOGY OF THE PRE-POLITICAL SPHERE OF CIVIL SOCIETY - THE

FORMATION OF POLITICAL INTEREST IN A NEW DEMOCRACY

Prof. dr hab. Bohdan Szklarski Institute of Political Studies, Polish Academy of Sciences (Warsaw, Poland) Аннотация: Гражданское общество развивает потребность своих граждан в осознании своих желаний и их конвертации в своеобразные политические интересы.Данный процесс представляет собой пред-политическую фазу участия в политической жизни общества. Данные процессы, носящие когнитивный характер, особенно стимулируются за счёт стабильности социальных норм и политических правил, а также стабильности и организованности политической сферы общества. Однако, начальные стадии демократизации переполнены своего рода «когнитивным замешательством», что, в свою очередь, провоцирует недостаточное распознание гражданами их политических интересов, а также низким уровнем развития «переносного пояса» посреднических институтов (объединений). Политическое общество в таком государстве заслуживает, скорее всего, названия «гражданская толпа».

This article attempts to describe the processes of formation of political interests in the early stages of democratization. It is assumed that political participation is a crucial feature of a democratic regime, particularly after authoritarianism. For such participation to be a meaningful it should reflect real interests of the people. One may wonder, though, if in a post-authoritarian situation people possess such sophistication. In the light of the “revolutionary” happenings in the Mediterranean and Middle Eastern countries today this brief examination of Polish political scene in the early years of democratization could help us understand the difficulties lying ahead of political systems exiting authoritarianism.

If we define a «civil society» as a system in which there exists a diversity of interests and forms of their articulation, then apparently, Poland resembles one. It is not enough to have over 300 political parties or that press and the media propagate even most bizarre ideas, such as selecting parliamentary representatives by lottery. In short, a «civil society»

exists when interests are actually RECOGNIZED by the citizens and ARTICULATED by the intermediary organizations.

In a «civil society» the relationship between «recognition» and «articulation» is very close. Almond and Verba in their classic study of political culture identified three dimensions

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы

of people’s perceptions of reality: cognitive, affective, and evaluative [1, p.33-39]. The latter is nothing else but having positive or negative judgments about the system performance, in other words it tests first of all the specific support for the actors in the system by giving an answer to a question: «do I like what I am getting?». Affective dimension implies a different question: «how do I feel about the system», or «do I identify with it?». Affirmative answer to the latter question means that one shows diffuse support for the system, a kind of support which need not necessarily waver with the performance of the political actors. Finally, the cognitive dimension involves a following question: «do I know the system?». It is a rational perception of awareness of the system features and capabilities.

In my opinion, the awareness of the procedures and institutions of a system strongly impacts upon the recognition of interests by the people. Following some classic liberals we may argue that interests are the desires and emotions/values converted into political demands in the public sphere [6, p.13]. Awareness of the system features and of the existence of other actors and their interests is a fundamental element of the liberal vision of politics and a necessary precondition for shaping one’s expectations as to desired outcomes in the public sphere.

The «scaling down», or to be more precise the filtering of private desires into publicly expressed demands, is facilitated by two things. One is the knowledge of «the rules of the game» i.e. the capabilities of the political system, the other is the fact that the public sphere is already occupied by numerous actors who articulate some interests. In this context, one’s role is to find those actors who have compatible interests. Existence of organized actors in the public sphere, those «transmission belt» organizations, makes it easier for people to decide what is feasible, and which of their private desires are legitimate and have a chance of being converted into political interests. These actors in the public sphere are the secondary organizations such as parties, professional organizations, community groups, interest groups, or any kind of civic associations which aggregate or articulate people’s interests.

However, it does not happen only instinctively. Before it takes place, people need to understand their desires and convert them into political interests. This constitutes the PRE-POLITICAL PHASE OF PARTICIPATION. These cognitive processes are greatly facilitated by the stability of social norms and political rules and by the permanent existence of organized actors in the public sphere.

I am ready to hypothesize that both aspects of the civil society: the recognition of interests by the people and the “transmission belt” function of the intermediary institutions were not to be found in Poland [2, s.141]. Thus, the Polish socio-political order was closer to being a “civil crowd”: “civil” in a sense that the people have the formal guarantees of freedom, “crowd” in a sense that the variety of their desires is not translated by civic awareness and by organized actors into a competition of interests in the public sphere.

Consequently, people were still more of a mass (crowd) whose interests were not properly aggregated and articulated, and had to confront the state directly as individuals. A “crowd” is a special form of public (dis)organization in which people lose their identity and allow themselves to be mobilized, swayed, or manipulated by those in control of the situation, often meaning those who have visibility and access to the media. In spite of the mass character of “crowds” they often leave people “lonely” and atomized. To paraphrase Vaclav Havel, a “crowd” is the situation of “the powerlessness of the powerless”.

–  –  –

All major theorists of democracy in unison assume that the essence of democracy lies in its ability to let people pursue their interests to the limit defined by the interests

–  –  –

of others (Mill, Locke). In the twentieth century this assumption received one, but major, qualification - the interests are most often pursued not by individuals but by groups (Bentley, Dahl). Groups are assumed to arise out of people who share certain interests, and to be more effective, combine their power together.

All these analysts, recognition/awareness of interests by the people. They apparently take the public’s ability to recognize interests for granted. This might be true in societies which evolve gradually and have fairly clear social structure. It was such a context that William James probably had in mind when he wrote that the nature of society lies in a plurality of interests coming out of peoples desires and needs which spring out of their social roles and emotions. As we can see in the pre-political phase of formation of interests social diversity is assumed to translate into diversity of interests as if naturally. What might be rational or natural in a fairly clear socio-political and institutional context of a consolidate regime, even an authoritarian one, is not so obvious in the context of social change.

The pre-political stage of recognition and formulation of interests cannot be taken for granted in transformation because the determinants of this process: socio-political system, dominant value structure, and affections do not constitute a coherent context.

In the post-monocentric order of transformation people become disoriented [9, p.16] in a highly incongruent environment in which the cues from emotions, social reality and from rational consideration, which should help people form their interests, often contradict each other [10, p.11].

The result is cognitive confusion. People find it difficult to translate their natural diversity of desires into practical/pragmatic life choices (interests) because the environment of their existence makes it unclear what can be realized, and their internal normative (cultural) gyroscopes which they have a tendency to translate from the previous system have become obsolete [3, p.51]. New order means new institutions, new values, and new behavior which make their traditional behavior and ways of comprehension of reality ineffective.

The supporting evidence for the existence of “cognitive confusion” among people comes from two sources: the data in public opinion surveys; and from the observation of the volatility of electoral behavior with more than 1/3 of the electorate changing parties from one elections to another. Both sources, on the one hand, seem to indicate that people hold values that are, to say the least, an incoherent collage of inherited and new attitudes and expectations - a “cafeteria approach” to value system – pick and choose, pragmatism. As some analysts suggest that this peculiar “logic of incompatible values” has been acquired in the communist times due to the prevailing existence of cognitive dissonance [4, p.142].

On the other hand, people also show a good deal of mistrust toward the actors in the public sphere who should be able to help them make sense out of the transformation. This phenomenon known as the “us” vs. “them” syndrome is also a potential carryover from the previous system [8, p.133].

Cognitive confusion, elite-mass mistrust and “civil crowd”

The main thesis of the essay holds that civil society presupposes a system of citizen-government relations which is based on free articulation of interests by the people and responsiveness of the elites. Political participation begins in the pre-political sphere and depends on people recognizing their interests and the avenues of their advancement. Recognition of interests to a large extent depends on the awareness of social roles and stability of social and political relations. The process of recognition of interests by the people is facilitated by the existence of political actors in the public sphere who aggregate and articulate interests. Their functioning as “transmission belt organizations”

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы

i.e. carriers of interests, serves as an indicator of what is feasible in a political system, which in turn helps people make a choice which desires should be converted into political interests to avoid the frustration of unmet expectations.

In my analysis so far I have focused on evidencing that the cognitive requirement of interest recognition develops slowly in the early stages of transformation. People lack knowledge which would help them understand their interests and the behavior of secondary organizations in the public sphere only compounds the perception of cognitive confusion in the public at large.

When the public fails to translate its natural diversity of private demands into a diversity of political interests because of institutional chaos and cognitive confusion we may witness three reactions: withdrawal from the public sphere; the accumulation of grievances and articulation through crisis as it happened in the 1970s and 1980s [7, p.119];

or susceptibility to populism. In early post-communist Poland we had all three phenomena:

permanently low electoral turnout, continued support for radical protest activities, and occasional meteoric appearance of candidates such as Stan Tymiski in 1990 presidential elections.

How “civil” was the Polish society in early transformation?

A simple answer is “not much” if by civil we mean anything more than mere existence of formal guarantees of freedom. The civil rights are protected under the constitution but, for the reasons analyzed above, they are poorly exercised. Efficacy, activism, and mutual respect which are the other meanings of “civil” are hard to find both at the level of the masses and among the elites.

“Society” can be understood in two ways too. In its common understanding it simply means “people”. However, the same meaning is given to the terms: masses, citizens, population, inhabitants. The terms must differ then, particularly if they are used in academic writing. “Society” implies a form of social organization and interactions among people which reflects their diversity yet, stipulates some degree of coherence in relations among them [5, p.30]. In the common sense understanding of the term there can be no doubt that people living in Poland form a Polish society. There can be reservations as to the other use of the term.

In my opinion the diversity of characters, gender, social roles, and desires of Poles did not translate into a diversity of interests which the term “civil society” presupposes.

Cognitive confusion prevented Poles from converting their natural diversity into a political diversity that could be the basis for the emergence of civil society. From that perspective Polish people were more a lonely and atomized “crowd” than a “society” which leads me to suggest that a term “civil crowd” would more appropriately capture the relationship between the people, their interests and the political system in early Polish transformation.

With the poverty of secondary organizations, a lot of people’s interests remained unarticulated on the periphery of the public sphere. As a result of difficulties with the recognition of their own interests the diversity of people’s desires was not translated into political diversity. Let down by the intermediate organizations or unable to find ones that would match their preferences people formed an atomized crowd. Consequently, they faced the state institutions almost directly which reinforced their perception of being disappointed and abandoned by those who were supposed to represent them.

Analysis of the deficiencies in the pre-political sphere of politics in Polish democracy in 1997, the year a new democratic constitution was adopted, might be a good lesson for the Arab countries aspiring to build a post-authoritarian order. And we must remember, that Poland is culturally homogenous, with very few ethnic, tribal, and religious conflicts психологические нАуки transpiring in the public sphere which will surely make the Arab transitions more difficult.

Sources:

1. Almond, G., S. Verba, Civic Culture, Political Attitudes and Democracy in Five Nations, Princeton University Press, Princeton, 1963

2. Biaecki, I., B. Mach, “Orientacje spoeczno-ekonomiczne posw na tle pogldw Spoeczestwa”, in: Rychard, A., M. Federowicz (eds.), Spoeczestwo w transformacji, IFiS PAN, Warsaw, 1993

3. Kolarska-Bobinska,L., Aspirations, Values, and Interests: Poland 1989-1994, IFiS, Warsaw, 1994

4. ukasiewicz, P. Porzdek spoeczny w potocznych wyobraeniach i przekazach, IFiS PAN, Warsaw, 1993

5. Macionis, J., Society. The Basics, Prentice Hall, New Jersey, 1998

6. Mill, J. On Liberty, Appleton-Century-Crofts, New York, 1972

7. Rychard, A., Wadza i interesy w gospodarce polskiej u progu lat 80-tych, Oficyna Naukowa, Warsaw, 1995

8. Wnuk-Lipiski, E., “Economic Deprivations and Social Transformation” in: Adamski, W. (ed.), Societal Conflict and Systemic Change, IFiS PAN, Warsaw

9. Zaborowski, W, Orientacje egalitarne w spoeczestwie polskim 1989-1993, IFiS, Warsaw, 1995

10. Zikowski, M.,(red.),. Polacy wobec adu postmonocentrycznego. Spoeczestwo polskie i jego instytucje w 1992 r., ISP PAN, Warsaw, 1993

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

ТРЕНИНГ КРЕАТИВНОСТИ КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ ПРИЕМ АКТИВИЗАЦИИ

ТВОРЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ

Басилян А.А.

Бурятский государственный университет, г.Улан-Удэ Личность новатора становится ключевой в контексте курса на модернизацию, поэтому изучение личности творца и творческих способностей является особо актуальным для воспитания нового поколения, на которое возлагается много надежд. В данной работе ставится вопрос о формируемости или врожденности творческих способностей.

Способности – индивидуально-психологические особенности человека, которые имеют отношение к успешности выполнения одного или нескольких видов деятельности. Когда ребенок только родился, мы не сможем сразу ответить на вопрос: какими способностями он обладает, так как ребенок развивается с самого момента рождения. Поэтому нельзя понимать под способностями только врожденные возможности ребенка.Врожденными могут быть лишь анатомические, психологические или физиологические особенности, еще их называют задатками, которые лежат в основе развития способностей. Сами же способности всегда являются результатом развития. Таким образом, задатки - некоторые генетические особенности строения мозга и нервной системы, органов чувств и движения, которые выступают в качестве природных предпосылок развития способностей. Задатки несут в себе возможности для развития способностей в процессе обучения, воспитания, трудовой деятельности. Вот почему так важно как можно раньше выявить задатки детей, с тем, чтобы целенаправленно формировать их способности. Задатки, прежде

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы

всего, проявляются в склонностях к определенному виду деятельности (специальные способности) или в повышенной любознательности ко всему (общая способность).

Психологи классифицируют способности в соответствии с несколькими сферами деятельности: интеллектуальные, академических достижений, творческого или продуктивного мышления, общения и лидерства, художественной деятельности, двигательные[2]. Из перечня классификации нас более интересует творческие способности. Это обусловлено не только неугасающим во все времена интересом большинства родителей к воспитанию талантливого ребенка, но и общеисторическим развитием современной России. Россия в настоящее время уверенно вступила на путь изменений: взят курс на инновации. Модернизация захватывает все социальные институты. На первый взгляд незаметно как может быть связана государственная политика по модернизации с психологией человека. Но это лишь на первый взгляд. При вдумчивом осмыслении происходящих событий можно заметить, что в последние один-два года по всей стране наблюдается всплеск конференций, конкурсов, симпозиумов, летних научных школ, посвященных проблеме человека в современном обществе. Обсуждается проблема авторских прав, проблема повышения качества образования, проблема экологии человека и здорового образа жизни, проблема передовых разработок в инженернотехнической сфере и т.д. Сюда можно добавить вошедший в традицию сбор на озере Селигер,Всероссийский экономический форум, создание фондов по инновационному развитию. Все эти мероприятия имеют одну цель – привлечь внимание и привлечь к деятельности наиболее талантливых, прогрессивно мыслящих людей, способных реализовать то, что оформлено на бумаге и подписано Президентом. Это косвенно подтверждает понимание, что хотя и взят курс на модернизацию, но реальных сдвигов еще придется ждать. И не потому, что в России все так медленно происходит, а потому, что так было всегда в истории человечества: коренные изменения не приведут к быстрому результату, они всегда имеют отсроченный эффект. Все вышесказанное приводит к мысли, что у тех, кто имеет ценные идеи и желание быть причастным к переменам, есть реальная возможность заявить о себе и быть в широком смысле двигателем прогресса России в мире. В этом контексте роль новатора нельзя переоценить. Новаторы – это целевая аудитория всех проводимых мероприятий, большей частью, научных. Руководство страны повернулось в анфас к молодежи, остается иметь активное деятельное отношение к жизни, жажду изменений к лучшему и проект этих изменений. Здесь главной ценностью новатора, помимо личностных характеристик(целеустремленности, социальной активности и др.) является продукт психической деятельности – идея инновации, но идея не просто как случайно возникший плод деятельности воображения, а как некий проект, включающий выявление пробелов в какой-либо области, обоснование практической необходимости и воплощаемости, последовательность шагов по достижению цели, экономический расчет, взаимосвязь с другими, также изменяющимися, сферами действительность и мн.др.). Сама идея – это конечный результат творческого процесса и знание механизма рождения идеи позволило бы научиться управлять этим процессом. Взгляд на творческие способности варьируется от автора к автору.

Мнения столь же разнообразны как сама природа творчества, нельзя сделать сколько-нибудь однозначный вывод о взгляде на творчество как способность, так же как нельзя однозначно оценить продукт деятельности как творческий или нетворческий. В сложном процессе познания природы творческих способностей было принято решение начать именно с продуктивной идеи о формируемости или врожденности творческого начала. Сам по себе творческий акт малоизучен в силу веских причин; мы знаем о нем, что он спонтанен, по большей части психологические нАуки малоосознан, может осуществляться во время сна[1]. Анализируя то, чем располагает психология творчества в настоящее время, упрощенно можно выделить две точки зрения: креативность – это врожденная способность человека; креативность – это формируемая способность[3]. В целях получения эмпирического подтверждения второй точки зрения (подтверждение первой точки зрения ничего не дает в плане понимания процесса творческого акта) было инициировано исследование. Цель: оценка эффективности тренинга креативности как приема развития творческих способностей личности.

Задачи исследования:

- входная диагностика креативности;

- разработка и проведение тренинга креативности;

- выходная диагностика креативности;

-анализ полученных результатов.

Объект исследования: личность ученика Предмет исследования: творческие способности личности Гипотеза исследования: тренинг креативности является эффективным приемом активизации творческих способностей личности. Метацелью являлось подтверждение/опровержение теории о формируемости креативности.

В качестве испытуемых был выбран контингент учащихся старшего звена гимназии №14 г.Улан-Удэ. Считается, что тренинг-это более приемлемая форма работы по развитию креативности, он близок подросткам по интересам. Кроме того, 16-17-летний возраст – это сензитивный период восприятия нового в жизни человека.

Для входной диагностики использован тест Э.П.Торренса «Незавершенные картинки».Тест проводился в 10 «а», 10 «б», 10 «в», 10 «е» и 11 «а» классах. По итогам, 11 «а» класс изъявили желание посещать предложенный тренинг.Было принято взаимодействовать с ними, так как, во-первых, одиннадцать человек – это оптимальное количество для проведения тренинга, во-вторых, в знакомом окружении ученикам будут легче преодолеть скованность, связанную с вхождением в новый коллектив, в-третьих, присутствие желания посещать тренинг – самое главное условие успешности проведения работы. Тренинг проводился в течение трех дней с интервалом в два дня. По окончании тренинга была проведена выходная диагностика креативности(см.Табл.1).

Таблица 1.

№ Результаты входной диагностики Результаты выходной диагностики 1. 0,35 0,48 2. 0,79 0,82 3. 0,79 0,83 4. 0,65 0,70 5. 0,77 0,72 6. 0,45 0,65 7. 0,79 0,80 8. 0,71 0,74 9. 0,74 0,76 10. 0,44 0,68

–  –  –

1. 0,35 0,48 -0,13 0,13 10 2. 0,79 0,82 -0,03 0,03 4,5 3. 0,79 0,83 -0,04 0,04 6 4. 0,65 0,70 -0,05 0,05 7,5 5. 0,77 0,72 0,05 0,05 7,5 6. 0,45 0,65 -0,2 0,2 2,5 7. 0,79 0,80 -0,01 0,01 1 8. 0,71 0,74 -0,03 0,03 4,5 9. 0,74 0,76 -0,02 0,02 2,5

–  –  –

творческих способностей личности, подтвердилась на уровне достоверности р0,05.

Метацель также подтверждена: креативность можно формировать, но необходим учет определенных условий для достижения ожидаемого результата, необходимо взаимодействие школы с родителями для воспитания следующего поколения, на которое возлагаю много надежд.

Исходя из данных исследования можно сделать вывод, что креативность можно формировать, т.е. страна на имеет риска быть ограниченной в кадрах новаторов. В качестве рекомендаций можно предложить: нужно больше заниматься развитием детей, давать свободу, быть тактичным в общении с ними, быть для них вдохновителем, поощрять или, в крайнем случае, не пресекать инициативу, позволять пробовать и ошибаться, иными словами – позволить ему самому постигать мир, исследовать его. Это несколько иной подход, противоположный вседозволенности и безразличию к детям, тут же приходим мысли, что родительская культура воспитания является немаловажным фактором в развитии будущего новатора, но это уже задача дальнейших исследований в русле семейной психологии.

Настоящее исследование явилось первой эмпирической пробой, от которой зависела дальнейшая разработка точки зрения о формируемости креативности.

Литература и источники:

1. 1.Галин А.Л. Личность и творчество. – Новосибирск, 1989.

2. 2.Занковский А. И. Формирование творческих способностей: сущность, условия, эффективность // Сб. науч. тр. Свердловск: СИПИ.1990.

3. 3.Лук А.Н. Психология творчества. -М.: Изд-во:Наука, 1978.

ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ ПЕДАГОГА В

МЕЖЛИЧНОСТНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ

Егорихина С.Ю.

Институт социально-экономического развития территорий РАН г. Вологда Статья посвящена проблеме организации межличностного взаимодействия в современной школе. Рассматриваются профессиональнопедагогические позиции педагога: «сотрудничества», «жесткой дисциплины», «терпеливого ожидания порядка», «обиженного неблагодарными учениками».

В настоящее время общество перешло на тот уровень развития, когда единственным способом движения вперед, развития становится сотрудничество:

только совместная деятельность позволяет достигать максимальных результатов.

Данная проблема является актуальной и на уровне образовательной системы, субъектами которой выступают ученики, учителя, родители, администрация школы.

Школа по сравнению со многими другими учреждениями отличается обилием всевозможных межличностных, групповых, ролевых взаимосвязей и взаимодействий, порой запутанных, тесно переплетенных и неоднозначных.

В современной науке педагогическая деятельность рассматривается как процесс субъект-субъектного взаимодействия (Б.Г. Ананьев [2], Л.С. Выготский [3], А.Н. Леонтьев [8], С.Л. Рубинштейн [13], И.А. Зимняя [4], А.К. Маркова [9], И.С Якиманская [16], С.П. Иванова [5], и др.). Ведущая роль в организации межличностного взаимодействия в образовательной среде принадлежит учителю, ориентированному не только на управление учебно-познавательной деятельностью учащихся, но и на создание атмосферы взаимного доверия и уважения субъектов педагогического процесса, на анализ и решение педагогических проблем в сфере межличностного взаимодействия.

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы

Успешность организации процесса педагогического общения определяется как уровнем профессиональной квалификации учителя, так и способностью выходить за пределы индивидуальной деятельности, согласуя ее с особенностями субъектной позиции других участников образовательного процесса.

При неэффективном взаимодействии происходит нерезультативная передача знаний, возникают конфликты, затруднения в общении, что не способствует полноценному развитию личности ребенка.

Смена содержания и форм социальных отношений, широкий информационный и культурный обмен приводят к интенсивному поиску новых, субъект-субъектных технологий межличностного взаимодействия в образовательной среде. Эффективность решения многих задач зависит не только от индивидуальных качеств личности, но и от ее умений включиться в совместную деятельность, основанную на сотрудничестве.

Особенно значимым является характер межличностного взаимодействия в начальной школе, обучение в которой изменяет весь образ жизни ребенка.

Психологическое благополучие данного взаимодействия зависит, прежде всего, от учителя, его готовности и способности к более широкому социальному общению с разными типами детей (различными жизненными ценностями, направленностью личности, характером, уровнем культуры). Можно предполагать, что чем больше учитель осознает значимость такого социально-личностного взаимодействия в учебно-воспитательном процессе, тем больше он ориентирован на сотрудничество в педагогической деятельности.

Для осуществления межличностного взаимодействия, на наш взгляд, важна профессионально-педагогическая позиция педагога в общении.

В психологической науке «позиция» рассматривается как деятельная сторона положения личности в социальной структуре и определяется как совокупность отношений к себе, к реальной и будущей жизни, к самореализации своего личностного потенциала на определенном временном отрезке и в конкретном социокультурном пространстве (К.А. Абульханова-Славская [1], Б.Г. Ананьев [2], Л.А. Коростылева [7], Б.Д. Парыгин [11]). Позиция личности характеризуется, прежде всего, с точки зрения ее направленности и активности.

Основываясь на результаты исследований В. Кесселя [6], А.В. Петровского [10], А.К. Марковой [9] профессионально-педагогическую позицию можно определить, как устойчивую систему отношений к объективным и субъективным условиям профессии, которая проявляется в теоретических ориентациях, нравственном самоопределении, взглядах, представлениях, установках, поведении и поступках, которые отстаиваются и реализуются в профессиональной деятельности.

Профессионально-педагогическая позиция является интегральной характеристикой личности и рассматривается как неотъемлемая составляющая профессиональной компетентности и необходимое условие осуществления педагогической деятельности. Она включает особенности сознания, деятельности и личности педагога, определяющие его готовность осуществлять свою деятельность творчески, в соответствии с гуманистическими принципами, в контексте личностноориентированной концепции.

Профессиональная позиция педагога определяется отношением к педагогической профессии, к обучающимся, к характеру труда; установками, ожиданиями и готовностью к профессиональному развитию и профессиональному самосовершенствованию, профессиональному росту.

Исследователи выделяют различные виды позиций педагога во взаимодействии с участниками образовательного процесса.

психологические нАуки Мы полагаем, что М.М. Рыбакова [15], Н.В. Самоукина [10], Л.М. Митина [14] ставят «позицию учителя» в определенное соответствие с «межличностным взаимодействием и отмечают важность сопоставления разных позиций.

М.М. Рыбакова утверждает, что позиции, которые занимает учитель при взаимодействии с детьми, во многом определяют стиль общения с ними.

Она выделяет четыре ведущих типа позиции взаимодействия учителя с учащимися:

1) «жесткой дисциплины», 2) «терпеливого ожидания порядка», 3) «обиженного неблагодарными учениками», 4) «сотрудничества» [14].



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |


Похожие работы:

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «АТОМНЫЙ ЭНЕРГОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС» Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ГОСКОРПОРАЦИИ «РОСАТОМ» (НОУ ДПО «ЦИПК Росатома») УТВЕРЖДАЮ Ректор, к.э.н. Ю.Н. Селезнёв Отчет о самообследовании Негосударственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Центральный институт повышения квалификации Госкорпорации «Росатом» за 2014 год Обнинск...»

«ИСТОРИЯ БЕЗ КУПЮР Руководитель проекта: Главный редактор журнала «Международная жизнь» А.Г.Оганесян Ответственный редактор: Ответственный секретарь журнала «Международная жизнь» кандидат исторических наук Е.Б.Пядышева Редакторы-составители: Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук Е.В.Ананьева Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук М.В.Грановская Обозреватель журнала «Международная жизнь» доктор политических наук А.В.Фролов Литературные...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Общественные науки в современном мире Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 сентября 2015г.) г. Уфа 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Общественные науки в современном мире / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Уфа, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: кандидат исторических наук Арефьева Ирина...»

«Министерство обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Третьей международной научно практической конференции 16–18 мая 2012 года Часть III Санкт Петербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М....»

«Санкт-Петербургский центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State University, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities Proceedings of the 16 th Annual International Conference Saint-Petersburg Р е д а к ц и о н н...»

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА Оренбург – 201 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА УДК 323.1:3 ББК 63.521(=611.215)(2Рос 4Оре) Д3 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Правительством Оренбургской области научного проекта № 15 11 56002 а(р). Д33 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. Евреи в...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ (ИПУ РАН) Д.А. Новиков КИБЕРНЕТИКА (навигатор) Серия: «Умное управление» ИСТОРИЯ КИБЕРНЕТИКИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее...»

«Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь Четвертые Пюхтицкие чтения ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ И ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы международной научно-практической конференции 11-13 декабря 2015 г. Международная конференция проводится по благословению Его Святейшества КИРИЛЛА, патриарха Московского и всея Руси Посвящается памяти схиигумении Варвары (Трофимовой) 1930-20 Куремяэ, Эстония По благословению Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА Посвящается памяти...»

«Министерство иностранных дел Донецкой Народной Республики Донецкий Республиканский краеведческий музей Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР История Донбасса: анализ и перспективы Донецк 2015 Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР «История Донбасса: анализ и перспективы». – Донецк, 2015 – 76 с. Сборник содержит тезисы докладов и доклады, посвященные актуальным проблемам истории Донбасса в период обретения Донецкой Народной Республикой независимости. На...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 февраля 2015г.) г. Новосибирск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции в России и за рубежом/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции.№ 2. Новосибирск, 2015. 72 с. Редакционная коллегия:...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ УЧЕНЫЕ И ИДЕИ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ Тезисы докладов Международной научной конференции Москва 24–25 февраля 2015 Москва 2015 УДК 902/903 ББК 63. У91 Утверждено к печати Ученым советом ИА РАН Ответственные редакторы: д.и.н., чл.-корр. РАН П.Г. Гайдуков, д.и.н. И.В. Тункина Составители: к.и.н. С.В. Кузьминых, д.и.н. А.С. Смирнов, к.и.н. И.А. Сорокина Ученые и идеи: страницы истории археологического знания. ТезиУ91 сы докладов...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть IV СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Правительство Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Государственный архив Новосибирской области Сибирское отделение Российской академии наук Институт истории Новосибирский национальный исследовательский государственный университет Новосибирский государственный педагогический университет СИБИРСКИЕ АРХИВЫ В НАУЧНОМ И ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Новосибирск Сибирские архивы в научном и информационном С341 пространстве...»

«УДК 378.14 Р-232 Развитие творческой деятельности обучающихся в условиях непрерывного многоуровневого и многопрофильного образования / Материалы Региональной студенческой научно-практической конференции / ГБОУ СПО ЮТК. – Юрга: Изд-во ГБОУ СПО ЮТК, 2014. – 219 с. Ответственный редактор: И.В.Филонова, методист ГБОУ СПО Юргинский технологический колледж Редколлегия: канд. филос. наук, доц. С.В.Кучерявенко, председатель СНО гуманитарных и социально-экономических дисциплин ова, председатель СНО...»

«1    ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА СТУДЕНТОВ 6 КУРСА ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА БГУ СОДЕРЖАНИЕ I. ОСНОВНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОРГАНИЗАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОПЕДАГОГИЧЕСКИХ УМЕНИЙ. 1.1. Конструктивные умения. 1.2. Коммуникативные умения. 1.3. Организаторские умения. 1.4. Исследовательские умения. Функции методиста по педагогике и психологии. II. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ, МЕТОДЫ, ФОРМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. 2.1. Участие в работе...»

«Перечень докладов на Всероссийской студенческой научно-практической конференции XIV конференции студенческого научного общества «Современные исследования в геологии» 10-12 апреля 2015 года Секция 1: Динамическая и историческая геология, Палеонтология, Литология, Полезные ископаемые ГИПОТЕЗЫ МИКРОБИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖЕНИЯ КОНКРЕЦИЙ В ВЕНД-КЕМБРИЙСКОЙ ТОЛЩЕ ЗИМБЕРЕЖНЕГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Айдыбаева Яна Эдуардовна ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКАЯ И ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.