WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВОССОЕДИНЕНИЯ КРЫМА С РОССИЕЙ «Круглый стол» (17 марта 2015 года) ОРЕЛ   ББК 66.3(2Рос)я Р Рекомендовано к изданию Ученым Советом Орловского филиала РАНХиГС Составитель ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И

ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОРЛОВСКИЙ ФИЛИАЛ



РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВОССОЕДИНЕНИЯ

КРЫМА С РОССИЕЙ

«Круглый стол»

(17 марта 2015 года) ОРЕЛ   ББК 66.3(2Рос)я Р Рекомендовано к изданию Ученым Советом Орловского филиала РАНХиГС Составитель Щеголев А.В.

Роль и значение воссоединения Крыма с Россией. Круглый

Р-17 стол (17 марта 2015 г.) / Под редакцией П.А. Меркулова. – Орёл:

Изд-во ОФ РАНХиГС, 2015. – 192 с.

ISBN 978-5-93179-404Сборник подготовлен по материалам выступлений участников «круглого стола» «Роль и значение воссоединения Крыма с Россией»

(17 марта 2015 г.), организованной Орловским филиалом РАНХиГС.

Целью конференции явилось обсуждение актуальных вопросов о роль Крыма в истории России, юридических основаниях вхождения Крыма в структуру российского государства, экономических особенностях и последствиях вхождения Крыма в состав Российской Федерации, а также социологические аспекты произошедшего воссоединения.

В сборнике представлены исследования представителей органов государственной власти, профессорско-преподавательского состава, докторантов, аспирантов и студентов посвященные актуальным проблемам государственной службы.

Материалы публикуются в авторской редакции.

ББК 66.3(2Рос)я ISBN 978-5-93179-404-4 © Орловский филиал РАНХиГС, 201  

МИРНАЯ АННЕКСИЯ – К ВОПРОСУ О СОДЕРЖАНИИ

ПОНЯТИЯ

Аронов Д.В.

д.и.н., профессор зав. кафедрой теории и истории государства и права ФГБОУ ВПО «Госуниверситет – учебно-научно-производственный комплекс», Орел, Россия Современная гуманитарная наук

а, от профильно занимающейся этим науки международного публичного права, до политологии, пытающейся в качестве некоей разновидности метафизики рубежа тысячелетий объять предметную и понятийную сферу наук, так или иначе связанных с социальным управлением выработали в отношении определения понятия аннексии достаточно устоявшийся алгоритм понимания. В любом случае, с позиций какой бы науки, ни давалось определение аннексии, в нем присутствуют три базовых признака: 1) наличие международного (межгосударственного отношения), связанного с 2) присоединением территории одного государства к другому государству, 3) совершенное противоправно, с применением вооруженной силы в какой бы то ни было форме. Изученные нами десятки определений позволяют прийти именно к данному набору признаков.

Незначительное дополнение в эти характеристики можно найти в материалах, связанных с практикой международных отношений периода между двумя мировыми войнами, когда отечественной наукой международного публичного права предлагалось квалифицировать в качестве скрытой формы аннексии создание марионеточного (зависимого) государства.

Соответственно эти характеристики мы можем признать неотъемлемыми признаками понятия аннексии и, с соответствующими коррективами, применять в тех случаях, когда речь идет о введении в политический и научный оборот нового термина, даже такого, на первый взгляд парадоксального, как «мирная аннексия». Если исходить из традиционно сложившегося понимания аннексии, то «мирная аннексия» выступает неким конкретным проявлением известной                                                              Полагаем, что к их числу нельзя относить т.н. буферные государства «санитарного кордона», созданного вдоль западной границы СССР – государства-лимитрофы.

Речь идет о псевдогосударственных образованиях, полностью лишенных такого признака суверенитета, как независимость в международных делах (например, созданное Японией Маньчжоу-Го).

  философской абстракции – «жареный лед». Однако если подойти к признакам данного понятия диалектически, с учетом тех политических реалий, которые сложились в рамках социалистической правовой системы между государствами, входящими в состав федеративных государств, то мы без труда заметим, что именно оно описывает весьма специфические отношения, складывавшиеся между ними.





Прежде всего, речь идет о передаче Крыма в рамках взаимоотношений между республиками СССР в 1954 г. Обратимся к нему с точки зрения результатов проведенного выше теоретического анализа. Первое основание – наличие международного отношения.

Конечно же, отношения между республиками СССР мы не можем назвать международными, хотя де-юре, в т.ч. по букве советских конституций2 именно таковыми они и были, делегировав полномочия союзным органам управления.

                                                             Статья 15. Суверенитет союзных республик ограничен лишь в пределах, указанных в статье 14 Конституции СССР. Вне этих пределов каждая союзная республика осуществляет государственную власть самостоятельно. СССР охраняет суверенные права союзных республик. Статья 17. За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР. Статья 18. Территория союзных республик не может быть изменяема без их согласия. Статья 18а. Каждая союзная республика имеет право вступать в непосредственные сношения с иностранными государствами, заключать с ними соглашения и обмениваться дипломатическими и консульскими представителями. Статья 18б. Каждая союзная республика имеет свои республиканские войсковые формирования // Конституция (основной закон) союза советских социалистических республик. Утверждена Чрезвычайным VIII съездом Советов Союза ССР 5 декабря 1936 г. (с последующими изменениями и дополнениями) [Электронный ресурс] // URL:

http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1936.htm Дата обращения: 18.06.2014 г.

Статья 14. Ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и органов государственного управления подлежат: а) представительство СССР в международных сношениях, заключение, ратификация и денонсация договоров СССР с другими государствами, установление общего порядка во взаимоотношениях союзных республик с иностранными государствами; б) вопросы войны и мира; в) принятие в состав СССР новых республик; г) контроль за соблюдением Конституции СССР и обеспечение соответствия Конституций союзных республик с Конституцией СССР; д) утверждение изменений границ между союзными республиками; е) утверждение образования новых автономных республик и автономных областей в составе союзных республик; ж) организация обороны СССР, руководство всеми Вооруженными Силами СССР, установление руководящих основ организации войсковых формирований союзных республик; з) внешняя торговля на основе государственной монополии; и) охрана государственной безопасности; к) установление народнохозяйственных планов СССР; л) утверждение единого Государственного бюджета СССР и отчета о его исполнении, установление налогов и доходов, поступающих на образование бюджетов союзного, республиканских и   Таким образом, мы имеем дело с псевдо международным отношением, возникающим между формально самостоятельными государствами, причем согласно союзной конституции (Федеративному договору) его Статье 18, «территория союзных республик не может быть изменяема без их согласия».

Что касается перехода территории от одного субъекта федерации к другому, то здесь мы имеем дело с полным совпадением этой характеристики с признаком аннексии – переходом территории от одного субъекта к другому. При этом мы не рассматриваем обстоятельство связанное с тем, что в результате аннексии, понимаемой именно как незаконный переход территории, отношений правопреемства не возникает.

Третий и последний признак классического определения аннексии

– противоправность, в классическом варианте определения речь идет о нарушении нормы международного публичного права. В случае с отношениями, возникшими между Россией и Украиной по поводу передачи Крыма мы имеем дело с нарушением норм республиканского и союзного законодательства, связанных с его передачей. Данный вопрос достаточно подробно исследован отечественными специалистами, что избавляет нас от необходимости даже конспективного изложения данной стороны проблемы. Отметим лишь отсутствие в данном случае некоей злой воли на нарушение советского законодательства. Речь идет о типичном для руководства СССР небрежении правом.

                                                                                                                                                                                    местных; м) управление банками, промышленными и сельскохозяйственными учреждениями и предприятиями, а также торговыми предприятиями — общесоюзного подчинения; общее руководство промышленностью и строительством союзно-республиканского подчинения; н) управление транспортом и связью общесоюзного значения; о) руководство денежной и кредитной системой;

п) организация государственного страхования; р) заключение и предоставление займов; с) установление основных начал землепользования, а равно пользования недрами, лесами и водами; т) установление основных начал в области просвещения и здравоохранения; у) организация единой системы народнохозяйственного учета;

ф) установление основ законодательства о труде; х) установление основ законодательства о судоустройстве и судопроизводстве, основ гражданского и уголовного законодательства; ц) законодательство о союзном гражданстве;

законодательство о правах иностранцев; ч) установление основ законодательства о браке и семье; ш) издание общесоюзных актов об амнистии. [Электронный ресурс] // URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1936.htm Дата обращения: 18.06.2014 г.

4 Тот же Н.С. Хрущев, возмущенный объемами незаконных операций с валютой по известному делу, настоял на отказе от такого базового правового принципа, присущего уголовному праву, как отсутствие у закона, ухудшающего положение   При этом дополнительный аргумент в пользу использования термина аннексия, дает то обстоятельство, что целый ряд исследователей рассматривают договор о создании СССР как межгосударственное соглашение, что добавляет, так сказать, международности анализируемому отношению. Таким образом, противоправность, признаваемая характеристика аннексии, здесь, несомненно, присутствует, укрепляя аргументы по первому признаку отношений, к которым применяется понятие аннексии.

Говоря же о такой характеристики анализируемого определения понятия «мирная», отметим его значимость с той точки зрения, что оно подчеркивает его применимость именно к таким специфическим образованиям, каким был по своей правовой природе СССР.

Представить себе немирный переход территории от одной республики к другой просто невозможно, хотя, отмеченная выше Статья 18б, предполагала, что «каждая союзная республика имеет свои республиканские войсковые формирования».

Соответственно можно говорить и об аргументах автора известного в межвоенные годы учебника по международному праву Л. Опенгейма5 о невозможности вооруженных конфликтов между членами конфедерации за некоторыми, очень специфическими исключениями, на основании чего он не относил Лигу нации к конфедерациям. То же самое мы можем говорить и о СНГ. Тем более эта характеристика относится и к федерации, как более высокой степени объединения самостоятельных субъектов международного права. Указанное обстоятельство, как представляется, вполне легитимирует понятие «мирная аннексия» в части отсутствия вооруженной, а еще шире, насильственной составляющей отторжения территории.

Таким образом, на примере передачи Крыма из состава РСФСР в состав УССР в 1954 г., мы имеем дело с отношением, которое весьма точно описывается понятием «мирная аннексия», включившем в себя такие характеристики как: 1) межгосударственные отношения в рамках федерации; 2) переход территории; 3) противоправность документам в т.ч. и международного характера, и 4) по определению исключающее насильственный характер.

Данный небольшой этюд на тему теоретических поисков в теории современного международного права призван не столько ввести в понятийный аппарат новую дефиницию, автор вполне отдает себе отчет в ее спорности, сколько к тому, чтобы побудить дискуссию на тему                                                                                                                                                                                     осужденного обратной силы. По его личному указанию в статью 88 была введена такая санкция как высшая мера наказания, примененная по «делу валютчиков».

5 Оппенгейм Л.М. Международное право. М.: Позис. 2000.

  поиска как нового понятийного аппарата международного публичного права, так и обеспечению приведения содержания используемых терминов в соответствие с фактически складывающимися в современном мире международными (межгосударственными – межправительственными) отношениями.

ВОССОЕДИНЕНИЕ КРЫМА С РОССИЕЙ КАК ФАКТОР

ТРАНСФОРМАЦИИ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВЫЗОВАХ И

УГРОЗАХ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Профессор кафедры «Теория и история государства и права»

юридического института Госуниверситета - УНПК, академик Академии военных наук Российской Федерации, доктор исторических наук, доцент Астрахан В.И.

Термин «национальная безопасность» появился в отечественных теоретических источниках в 1993 г. Очень скоро обеспечение национальной безопасности было обосновано как одна из основных функций государства, и уже в 1996 г. стратегические направления реализации этой функции нашли отражение в Послании Президента Российской Федерации по национальной безопасности.

Процесс развития законодательства о национальной безопасности был насыщенным и в количественном, и в качественном отношении.

Одновременно с разработкой и принятием базовых законов в этой сфере

– «О безопасности» (1992 г.), «О государственной тайне» (1993 г.), «Об обороне» (1996 г.), «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» (1997 г.) и др.6 – нарастала потребность в концептуальном обосновании соответствующего организационноправового механизма.

Концепция национальной безопасности Российской Федерации, увидевшая свет в декабре 1997 г., не только конкретизировала понятия «интересы личности», «интересы общества» и «интересы государства», но и закрепила категорию «угрозы безопасности».

При этом основные угрозы безопасности интересам личности, общества и государства можно было четко разделить на три группы:

                                                             Подробнее см.: Астрахан В.И. Федеральное законодательство о национальной безопасности: динамика, содержание, принципы // Современное общество и право.

Орел: Госуниверситет – УНПК. 2014. № 1 (14). С. 6–12.

 

1) угрозы воздействия непосредственно на личность, общество, государство;

2) угрозы несанкционированного и неправомерного воздействия посторонних лиц на сознание личности и общества, информационные угрозы извне;

3) угрозы правам и свободам личности7.

Концептуальные основы предотвращения угроз национальным интересам разрабатывались и в других программных документах конца прошлого века – Основных положениях концепции внешней политики Российской Федерации от 23 апреля 1993 г., основных положениях военной доктрины Российской Федерации 1993 г., Военной доктрине Российской Федерации 2000 г.

Однако, несмотря на очевидные успехи, достигнутые в указанный период в области развития законодательства о национальной безопасности, к началу XXI в. так и не были обоснованы и нормативно закреплены действенные правовые механизмы адекватного противодействия новым вызовам безопасности, отсутствовала надежная и эффективная система заблаговременного предотвращения угроз национальной безопасности. Стала очевидной целесообразность разработки нового концептуального документа, который бы определил цели, приоритеты и механизмы реализации государственной политики в области защиты национальных интересов, и прежде всего – сквозь призму прогнозирования вновь возникающих вызовов и угроз национальной безопасности.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ 12 мая 2009 г., стала серьезным шагом на пути решения этих задач.

Стратегия:

- во-первых, определила основные приоритеты национальной безопасности, к которым были отнесены национальная оборона, государственная и общественная безопасность;

- во-вторых, конкретизировала угрозы военной, государственной и общественной безопасности Российской Федерации;

- в-третьих, закрепила взгляд на угрозы национальной безопасности как на факторы динамического характера, т.е.

обусловленные «высоким динамизмом и взаимосвязанностью событий»

в современном мире.

                                                             Указ Президента РФ от 17.12.1997 № 1300 (ред. от 10.01.2000) "Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации" // Российская газета. – № 247. – 26.12.1997. (Документ утратил силу с 12 мая 2009 года в связи с изданием Указа Президента РФ от 12.05.2009 № 537).

  Подтверждение последнему тезису – содержащаяся в Общих положениях Стратегии расшифровка понятия «угроза национальной безопасности»: «прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства»8. То есть «новые вызовы и угрозы», воспринимаемые как возможность (пусть даже и косвенная), должны быть предметом постоянного концептуального осмысления.

Таким образом, трансформация представлений об угрозах национальной безопасности – процесс неизбежный, причем процесс не дискретный, а непрерывный, как непрерывен процесс развития мира, в частности, геополитической ситуации.

Вместе с тем непрерывные процессы могут включать элементы дискретности (периодичности). И каждый из таких периодов непрерывного процесса имеет точку отсчета (событие, действие).

Подобной точкой отсчета очередного периода процесса трансформации представлений об угрозах национальной безопасности Российской Федерации стало воссоединение Крыма с Россией в марте 2014 г.

Но не одно это событие дало толчок новому периоду трансформации представлений об угрозах национальным интересам Российской Федерации. Мир взаимосвязан и взаимообусловлен.

Особенно для весомых субъектов геополитики. Реакция США и, как следствие, Евросоюза на легальное и легитимное вхождение новых субъектов в состав России перевела вероятность «рецидивов односторонних силовых подходов в международных отношениях»10 в плоскость действительности. Инициированные заокеанским лидером экономические санкции, эскалация антироссийских настроений в странах Североатлантического альянса (и не только), провокации с целью вовлечения России в вооруженный конфликт на украинском юговостоке – все это свидетельствует об обострении «противоречий между основными участниками мировой политики»11. А это прямая угроза                                                              Указ Президента РФ от 12.05.2009 № 537 (ред. от 01.07.2014) "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 18.05.2009. № 20. Ст. 2444.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов" (Подписан в г. Москве 18.03.2014) // Бюллетень международных договоров. № 6. 2014.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. … Ст.

10.

–  –  –

  безопасности – и международной, и значимых субъектов геополитики, в данном случае и в основном – Российской Федерации.

Итак, трансформация представлений об угрозах национальной безопасности обусловлена, во-первых, тенденцией превращения вероятных угроз в реальные. Проиллюстрируем названную тенденцию.

1. Из текста Стратегии следует, что «основными угрозами интересам и безопасности Российской Федерации в пограничной сфере являются наличие и возможная эскалация вооруженных конфликтов вблизи ее государственной границы». Эскалация налицо. Конфликт на Юго-Востоке Украины возвращен (во многом благодаря усилиям России) в скрытую фазу, но, согласно основным положениям конфликтологии, далеко не разрешен и, тем более, не устранен.

Учитывая протяженность российско-украинской границы (около 22 км), это вызов, которым невозможно пренебречь в ходе совершенствования механизма обеспечения национальной безопасности.

2. Одним из источников угроз национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан Стратегия называет «усиление конкуренции в борьбе за дефицитные сырьевые, энергетические, водные и продовольственные ресурсы». Конкуренция России и ЕС по вопросам организации потоков природного газа в Евразии, резко обострившаяся на фоне украинского социальнополитического и экономического кризиса, весьма повышает стратегические риски и далеко не содействует росту благосостояния населения нашей страны.

3. Среди угроз национальной безопасности в области экономики Стратегия отмечает «высокую зависимость ее важнейших сфер от внешнеэкономической конъюнктуры»12. Экономические санкции в отношении России, предпринятые в связи с вхождением Крыма в состав Федерации, – это и есть внешнеэкономическая конъюнктура, а «санкционная война» – угроза более чем реальная, причем не только России, но и инициаторам этой войны. Взаимные ограничения – прямое негативное воздействие на обеспечение экономической безопасности всех участников противостояния. О реальной значимости этой угрозы для международной и национальной безопасности свидетельствует недавнее заявление В.В. Путина о том, что самый лучший способ решить проблемы взаимных ограничений стран – это прекратить санкционную войну13.

                                                            

–  –  –

tass.ru/sankcii-v-otnoshenii-rossii  

4. Осуществляемые в связи с рассматриваемыми событиями санкции коснулись также национальной безопасности в сфере науки, технологий и образования. Министр образования и науки Российской Федерации Д.В. Ливанов заявил, что «санкции Запада на импорт высокотехнологичной продукции подстегнут российские компании к вложениям в науку»1. Это также ответ на вызов, ибо, как подчеркивает Стратегия, «развитие государственных научных и научнотехнологических организаций, способных обеспечить конкурентные преимущества национальной экономики и потребности национальной обороны за счет эффективной координации научных исследований и развития национальной инновационной системы» – одна из стратегических целей обеспечения национальной безопасности в указанной сфере2.

Приведенными иллюстрациями не исчерпывается перечень угроз и вызовов, которые превращаются из вероятных и косвенных в реальные и прямые в связи со сложившейся геополитической ситуацией. Это, бесспорно, касается и таких обозначенных в Стратегии сфер, как национальная оборона, здравоохранение, культура, экология живых систем и рациональное природопользование.

Но – и это во-вторых – подвергаются трансформации представления о вызовах устойчивому развитию Российской Федерации в сфере стратегической стабильности и равноправного стратегического партнерства.

Как отмечается в Стратегии, усилия внешней политики Российской Федерации «сосредоточены на поиске согласия и совпадающих интересов с другими государствами на основе системы двусторонних и многосторонних взаимовыгодных партнерских отношений». При этом внимание акцентируется на поддержании стратегического паритета с Соединенными Штатами Америки3. А что же Соединенные Штаты? Как они в концептуальном плане отреагировали на последние события в мире?

Динамика формального закрепления стратегических приоритетов США достаточно высока: Барак Обама, представивший Стратегию национальной безопасности США в начале своего президентства в 20 году, уже пять лет спустя (в феврале 2015 г.) предложил ее новую редакцию, мотивируя это поворотным характером текущего момента и тем, что США «встретились лицом к лицу с серьезными вызовами                                                              ria.ru/society/20150210/1046978479.html Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. … Ст. 66.

66.

Там же. …Ст. 89, 96.

  национальной безопасности, даже несмотря на работу по созданию лучших возможностей будущего». В своем обращении по поводу новой американской стратегии президент США безапелляционно назвал «российскую агрессию» в числе «растущих угроз», которые «вызывают беспокойство по поводу глобальной безопасности»1. В тексте документа читаем: «Эта новая Стратегия национальной безопасности предлагает защищать национальные интересы Соединенных Штатов через сильное и стабильное лидерство. …Она подтверждает лидирующую роль Америки в мировом порядке»2.

Это – панамериканизм в чистом виде. Сравним со Стратегией национальной безопасности России. Здесь доминантная категория – «паритет». Различие, как говорится, не нуждается в аргументировании.

США традиционно «натягивают» на себя ролевую маску «хозяина мира». Однополярный мир воспринимается ими (и навязывается всем остальным) как единственно верный и эффективный вариант модели мироустройства. А мы? В.В. Путин: «Мы выступаем за многополярный мир, за уважение суверенитета и территориальной целостности»3. Не хотелось бы, но приходится сделать однозначный вывод. Нашим американским коллегам выгодна модель контрапункта (или контрагента): однополярный мир – благо для всех, но кто-то (читай – Россия) противится этому; поэтому мир пока – двуполярный, поскольку есть «империя Зла», с которой необходимо бороться общими усилиями.

Это ли не вызов? А с другой стороны – признание: Россия – не просто активный, а сильный субъект геополитики, с которым не считаться невозможно. То есть Россия тоже может претендовать на лидерство. Но такое «признание» противоречит стратегическим принципам России, верной установке Устава Организации Объединенных Наций: «Мы, народы Объединенных Наций, преисполненные решимости… создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права, …и в этих целях проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи…»4. «Добрососедство»

                                                             http://rusrand.ru/events/strategii-natsionalnoj-bezopasnosti-rossii-i-ssha-sravnenie Там же.

3 Владимир Путин: Мы выступаем за многополярный мир. Интервью Президента Российской Федерации Владимира.Путина индийским средствам массовой информации и российскому телеканалу «Россия-1» // beta-press.ru/article/386 4 Устав Организации Объединенных Наций (Принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945) (с изм. и доп. от 20.12.1971) // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1. - М.: БЕК, 1996.

  и «стабильное лидерство». «Равноправное стратегическое партнерство»

и «лидирующая роль в мировом порядке». Комментарии излишни.

И, наконец, в-третьих, необходим пересмотр (а во многом и новое формирование) концепции региональной безопасности.

Несмотря на то, что в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года обозначена роль регионов в обеспечении общенациональной безопасности государства, основными приоритетами являются национальная оборона, государственная и общественная безопасность1. Исходя из этого можно констатировать, что разработка и реализация концепций региональной безопасности и регионального развития на предыдущих этапах не получила должного внимания в процессе совершенствования концептуальных основ стратегии национальной безопасности России.

Вместе с тем практическая значимость разработки региональных концепций национальной безопасности заключается в необходимости приведения реального механизма обеспечения региональной безопасности в соответствие с теоретической моделью обеспечения национальной безопасности, учитывая специфику конкретного региона (субъекта Федерации)2. Это более чем актуально в отношении вошедших в состав Российской Федерации Республики Крым и города федерального значения Севастополь.

Не будем останавливаться на вопросах обеспечения региональной безопасности в сфере обороны и охраны государственной границы. Это очевидно, и успешно создаваемая институциональная система нового российского региона содержит все необходимые политико-правовые условия для управления этими аспектами безопасности.

Вместе с тем исследователи отмечают, что в процессе определения приоритетов региональной безопасности необходимо учитывать, в числе прочих условий, реальное состояние экономики региона и экономических практик населения3. Это вопрос экономической безопасности нового региона. И здесь вызовы и угрозы налицо. Приведем только один пример. Евросоюз летом 2014 г. ввел                                                              Указ Президента РФ от 12.05.2009 № 537 (ред. от 01.07.2014) "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 18.05.2009. № 20. Ст. 2444.

Подробнее см.: Астрахан В.И. Национальная безопасность на региональном уровне: попытка концептуального осмысления (на примере Орловской области) // Современное общество и право. № 2 (15). 2014. С. 23–28.

3 См. например: Казакова М.Н. Безопасность регионов России в контексте стратегии обеспечения национальной безопасности // Материалы II Международной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе». Саранск, 26.09.-31.10.2011.

  санкции в сферах торговли и инвестиций против Крыма и Севастополя:

установлен запрет на инвестиции в инфраструктурные, транспортные, телекоммуникационные и энергетические секторы, а также добычу нефти, газа и минералов, запрещена поставка оборудования для этих секторов, а также оказание для них финансовых и страховых услуг, европейским финансовым структурам запрещено выдавать кредиты или приобретать доли в проектах, которые затронуты секторальными санкциями, и т.п.

Из российской Стратегии национальной безопасности: «Прямое негативное воздействие на обеспечение национальной безопасности в экономической сфере могут оказать дефицит топливно-энергетических, водных и биологических ресурсов, принятие дискриминационных мер и усиление недобросовестной конкуренции в отношении России…»2.

Стратегия корректно отметила: «могут оказать».

В настоящее время реально оказывают, более того – уже не скрываемый шантаж подкреплен недвусмысленным политическим заявлением помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктории Нуланд:

санкции против Крыма, запрещающие американским и европейским компаниям работать на территории республики, сохранятся до тех пор, пока полуостров не перейдет снова под контроль Украины3.

Таким образом, тезис о необходимости создания эффективных механизмов реализации стратегических национальных приоритетов в контексте принципа федерализма приобретает особую остроту и значимость в свете происходящего. Трансформация взглядов на вызовы и угрозы неизбежна. Трансформация осуществляется, и этот процесс необратим. В условиях санкционной войны и непрекращающегося политического давления Российская Федерация, совершенствуя концептуальные основы и механизм реализации национальных приоритетов, остается верной принципам международного права и целеполаганию, заявленному в Стратегии национальной безопасности до 2020 года, – «отстаивать национальные интересы в качестве ключевого субъекта формирующихся многополярных международных отношений»4.

                                                             1 Official Journal of the European Union L226 – Текст акта о принятии санкций на официальном сайте ЕС (англ.), 30 июля 2014.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. Ст. 57.

3 http://vz.ru/news/2015/3/4/732771.html 4 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. … Ст. 1.

 

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ПРИЗНАНИЕ НАРОДОВ,

БОРЮЩИХСЯ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ В АСПЕКТЕ

СООТНОШЕНИЯ ПРИНЦИПОВ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ

ЦЕЛОСТНОСТИ ГОСУДАРСТВ И РАВНОПРАВИЯ И

САМООПРЕДЕЛЕНИЯ НАРОДОВ

–  –  –

Современное состояние дел в сфере федеративного строительства (не только в России) можно охарактеризовать как подверженное глобальной этнизации общественных отношений. Налицо одно из основных противоречий современного мира - противоречие между стремлениями к общечеловеческой интеграции и национальному обособлению, между этнизацией общественных отношений и необходимостью ориентации на общечеловеческие ценности, между соблюдением прав человека и незыблемостью суверенитета (государственного или национального). В настоящее время является распространенной точка зрения, что «нация-народ» обладает «полным суверенитетом» и поэтому свободно приобретать для себя столько прав, сколько сможет. При таком подходе концепция национального суверенитета и право на самоопределение стали толковаться шире, включая право на отделение. Как правило, реальные интересы «нациинарода» решающего значения в этом процессе не имеют. Борьба за такое «самоопределение-отделение» приводит к острым конфликтным ситуациям, гражданским войнам, распаду государств. Проблема взаимосвязи принципа территориальной целостности и принципа самоопределения народов и наций, часто лежащая в основе многих этнических конфликтов, является одной из актуальных проблем современного международного права.

Территориальная целостность государств и право наций на самоопределение – какой из двух принципов первичен, более важен, справедлив, отвечает интересам международной безопасности?

Дискуссия не вчерашнего дня: начавшись во второй половине XVIII века, она обострялась в периоды наполеоновских войн, революций 1848-49 годов, первой и второй мировых войн, деколонизации, событий, связанных с распадом СССР и Югославии. При реализации права на самоопределение встает вопрос о правосубъектности борющегося народа или вновь созданного государства. Вопрос о субъектах международного права также относится к числу наиболее сложных и   вместе с тем важных вопросов теории международного права. С определением круга субъектов международного права тесно связанны проблемы территориального верховенства, субъектов международного права, признания, и др. В общей теории права признано, что субъектом права является лицо, на которое распространяется действие его норм.

Однако трудно определить, как воздействует международное право на народы, идущие к своей политико-экономической независимости.

Десятки миллионов людей в результате распада СССР оказались за пределами «своих» национально-государственных образований и практически стали представителями национальных меньшинств на территориях новых независимых государств. Государства, как главные авторы глобальной межгосударственной системы, как основные субъекты международно-правового нормотворчества несут особую ответственность в деле предотвращения дискриминации и защиты национальных меньшинств, ибо последние, являясь таковыми, существенно ограничены в возможностях оказания влияния на политику своих государств, как в смысле законодательства, так и в смысле проведения фактической политики по отношению к ним, и их положение не должно целиком зависеть от доброй воли или же произвола соответствующих правительств.

Международное право не содержит норм, которые ограничивали бы суверенное право любого государства признавать другое государство, возникшее в результате самоопределения.

Не содержит оно и норм, препятствующих признанию нового государственного образования в случае, если последнее отделяется от другого государства невзирая на его несогласие. А вот любое вмешательство одного государства в процесс самоопределения в другой стране, тем более оккупация или приобретение (полностью либо частично) самоопределяющейся территории, является, как уже говорилось выше, несомненным нарушением международного права. Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы: борющаяся нация, обладающая вышеперечисленными правами и обязанностями, опираясь на принцип равноправия народов и права на народов на самоопределение, может смело носить статус субъекта международного права. Иными словами – народы и нации, борющиеся за независимость, это создавшая определенную форму своей организации, осуществляющая самостоятельные политические функции, реализующая свою собственную правосубъектность, действующая как особый, отличный от государства, субъект международного права и имеют право на отделение и международное признание. Высшее проявление самоопределения – образование нового самостоятельного государства, то есть особой социальной общности людей, которая   функционирует на отдельной территории и контролируется независимыми властями. Рано или поздно, борющееся нация должна создать свое государство. А ведь иначе, для чего она ведет борьбу? С учетом сказанного, очевидно отсутствие как единой для всех процедуры признания, так и кодифицированных критериев соответствия нового государственного образования статусу суверенного государства.

Для того чтобы адекватно отреагировать на угрозы и вызовы, которые несет нынешний этап переформирования системы государств, предлагаю разработать и внедрить, во-первых, единый для всех критерий признания новых государств, а во-вторых, правовые механизмы их применения, так как любой непризнанный народ, ущемлен в своих международных правах и в тоже время свободен от обязательств перед международным сообществом и даже от формальной ответственности за свою политику.

Современное международное право признает определенные права и за народами, еще не имеющими своей государственности, и за теми из них, которые ее создают. Право на неприкосновенность территории — одно из них. Оно может реализоваться или в международном плане, или во внутригосударственном, если нация или народ входят в состав многонационального государства. Принцип неприкосновенности государственной и национальной территории вовсе не исключают возможности мирных территориальных изменений.

Современное международное право исходит не только из возможности, но в отдельных случаях считает даже необходимыми территориальные изменения при условии соблюдения других основных принципов международного права. Необходимо выделить такую теоретическую модель реализации права народов на свою государственность, при сохранении целостности государственной территории, как выработку концепции новых доктринальных принципов в сфере соотношения государственности и прав народов применительно к национальным республикам внутри многонациональных государств. Перед юристами-международниками, политиками и общественными деятелями стоят вопросы регулирования межнациональных и межгосударственных отношений в мире, в том числе проблемы легализации новых государств и выработки общих позиций в связи с деятельностью национальных движений, борющихся за их создание.

И в заключении на наш взгляд следует подчеркнуть особое значение соблюдения принципа самоопределения народов для сохранения мира и мирного сосуществования государств с различными социально-политическими системами.

 

КРЫМ И РОССИЯ: ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОЖИДАНИЯ И

НАСТРОЕНИЯ

–  –  –

Присоединение Крыма к России является предметом жарких споров юристов в области международного права, политиков; вызывает многочисленные дискуссий историков, экономистов, политологов и представителей других социально-гуманистарных дисциплин.

Социологический взгляд на проблему присоединения Крыма позволяет выделить общие тенденции и тренды в общественных настроениях россиян, охарактеризовать их ожидания и надежды.

Обозначим основные настроения к проблематике Крыма, характерные для современного российского общества последних лет.

Первое. В восприятии россиян присоединение Крыма – это значимое событие как для России, так и для всего мира в целом.

По результатам опроса, проведенного ФОМом, среди значимых событий в нашей стране в 2014 году респонденты называют присоединение Крыма к России и Зимнюю Олимпиаду в Сочи, помощь беженцам с юго-востока страны. Среди главных мировых событий называют присоединение Крыма, ухудшение отношений с Западом и, в частности, санкции, а также Олимпиаду [1].

Второе. На протяжении последних двадцати лет в общественном сознании всегда присутствовала тематика Крыма и России. Она не была явно представлена в СМИ, но «следы» в общественном сознании достаточно четко прослеживались.

Так, по результатам опросов 2009 года 44% наших сограждан считали необходимым обсуждать с Украиной вопрос о том, кому должен принадлежать Крым [2] (таблица 1).

Таблица 1 - Как Вы полагаете, следует ли обсуждать с Украиной вопрос о том, кому должен принадлежать Крым или это уже давно решенный вопрос? (2009) № Вариант ответа % ответов 1 Это давно решенный вопрос, который незачем обсуждать 2 2 Следует обсуждать этот вопрос с Украиной 3 Сейчас этот вопрос обсуждать не стоит, но при определенных условиях - например, в случае вступления Украины в НАТО или ее выхода из СНГ - этот вопрос необходимо поднять   4 Затрудняюсь ответить Третье. В общественном сознании россиян всегда присутствовало убеждение о необходимости защищать интересы русских в Крыму, даже несмотря на возможное осложнение отношений с Украиной. Уже в 2009 году Большинство россиян считают необходимым защищать интересы русских в Крыму, даже несмотря на возможное осложнение отношение с Украиной (73%). Чаще такое мнение высказывают те, кто побывал на полуострове еще в советское время (79%), а также россияне с высшим или неполным высшим образованием (76%). 15% наших сограждан придерживаются мнения, что России лучше не конфликтовать с Украиной, даже если это необходимо в интересах русских в Крыму - эта точка зрения наиболее характерна для респондентов с начальным или неполным средним образованием (18%) (таблица 2)[3].

–  –  –

Четвертое. В общественном сознании россиян присутствовало убеждение о возможности конфликта с Украиной по поводу Крыма.

Так, в 2009 году конфликт с Украиной по поводу Крыма в ближайшее время возможен, считают наши соотечественники (69%) - 52% полагают, что он может произойти в дипломатической форме, а 17% допускают даже вооруженный характер противостояния. Только 13% уверены, что подобный конфликт в любой форме невозможен [4] (таблица 3).

–  –  –

Да, такой конфликт возможен в разных формах, вплоть до вооруженных столкновений Да, но только в дипломатической форме Нет, такой конфликт невозможен Затрудняюсь ответить Таким образом, тема Крыма являлась устойчивой и волнующей для россиян. На этом фоне общественного сознания и разворачивались основные геополитические события, позволившие присоединить Крым.

Изменились ли доминирующие представления и установки?

По результатам опроса, проводимого ВЦИОМом в марте 2014 на вопрос «Вы согласны или не согласны с присоединением Крыма к нашей стране в качестве субъекта Российской Федерации?»

подавляющее большинство опрошенных – 91% выразило свое согласие;

4,8% – не согласны, 4,2% – затруднились с ответом.

Произошло увеличение численности тех, кто считает что Россия, несмотря ни на что должна отстаивать свои интересы в Крыму (прирост 10%) (таблица 4).

Таблица 4 – Должна или не должна защищать интересы русских в Крыму, даже несмотря на возможное осложнение отношение с другими странами № Варианты ответов 2009 2014 1 Да, согласен (а) 73 83,4 2 Нет, не согласен (а) 15 6, 3 Затрудняюсь ответить 12 9,9 Результаты исследований 2014 года свидетельствуют о том, что подавляющее большинство россиян убеждено в необходимости защищать интересы русских и представителей других национальностей, проживающих в Крыму. Опрос был проведен во всех регионах России и следует отметить отсутствие региональных особенностей (таблица 5).

–  –  –

  Сформировавшееся единодушие во взглядах россиян обусловило и высочайший уровень согласия с присоединением Крыма к нашей стране (таблица 6).

Таблица 6 - Вы согласны или не согласны с присоединением Крыма к нашей стране в качестве субъекта Российской Федерации?

№ Варианты ответов Россия Орел

–  –  –

На региональном уровне прослеживается большая готовность признать то, что Крым – это Россия, чем на федеральном (таблица 7).

Таблица 7 – Вы согласны или не согласны с мнением, что Крым – это Россия?

№ Варианты ответов Россия Орел

–  –  –

Присоединение Крыма было омрачено как нежеланием многих стран признать Крым российской территорией, так и введением санкций против России. Интересно, что результаты опросов ВЦИОМ (апрель

2014) демонстрируют, что более двух третей наших сограждан (71%) знают о резолюции ООН, признавшей незаконным референдум в Крыму. При этом наибольшую информированность в этом вопросе демонстрируют москвичи и петербуржцы (93%), респонденты старше 60 лет (77%) и участники опроса с высшим образованием (78%). Ничего не слышала о решении Генассамблеи ООН четверть опрошенных (27%).

По мнению каждого пятого россиянина (18%), многие страны не хотят официально признать Крым российским, так как боятся, что наша страна станет слишком влиятельной. Респонденты также объясняют нежелание многих стран принять факт вхождения Крымского полуострова в состав РФ тем, что США оказывают давление на другие государства (13%), а также борьбой за власть и ресурсы, стремлением самим завладеть Крымом (13%). Еще 7% участников опроса подозревают часть стран в желании навредить России. А 5% респондентов сказали о том, что Крым и базы Черноморского флота являются стратегически важными объектами, которые теперь перешли к нашей стране.

  России не стоит опасаться каких-либо отрицательных последствий в связи с тем, что многие страны продолжают считать Крым украинской территорией - в это уверены 59% респондентов. В свою очередь, четверть опрошенных (25%) считает, что подобная ситуация может привести к негативным результатам. Об отсутствии последствий чаще говорят селяне (69%), тогда как жители Москвы и Санкт-Петербурга склонны придерживаться противоположной точки зрения (42%). Те, кто выражают опасения, в первую очередь, говорят об экономических санкциях (34%). Кроме того, возможны провокации, военная угроза (14%), дальнейшее осложнение отношений России со странами Запада (11%) [5].

Всероссийский опрос ФОМа (декабрь 2014) показывает, что каждый третий россиянин думает, что экономическая ситуация в Крыму лучше, чем в большинстве регионов нашей страны, тем не менее большинство опрошенных считают, что в развитие Крыма следует вкладывать столько же средств, сколько и в другие регионы России.

Более половины россиян признают, что присоединение Крыма оказало отрицательное влияние на международное положение страны, однако в конечном итоге оно принесёт России скорее пользу [6] (таблица 8).

Таблица 8 - Если говорить в целом, присоединение Крыма в конечном итоге принесет России скорее пользу или вред?

Варианты ответов Варианты ответов Скорее пользу Скорее вред 5 В равной степени и пользу и вред Затрудняюсь ответить 13 Таким образом, отчетливо просматриваются позитивные ожидания от присоединения Крыма к России в общественном сознании россиян.

Занимают ли общественные настроения и ожидания жителей Крыма обособленную нишу в общественном сознании россиян?

В феврале 2015 года ВЦИОМ провел опрос жителей республики Крым. На вопрос о том, если бы в ближайшее воскресенье состоялся референдум с теми же вопросами, что и год назад, то какой вариант выбрали бы вы? И было два варианта: поддержал бы воссоединение Республики Крым с Российской Федерации, либо альтернативный вариант - поддержал бы статус Автономной Республики Крым в составе Украины. Результаты: 90 процентов выбрали первый вариант, то есть поддержали бы воссоединение Республики Крым с Российской   Федерации (как и год назад), и 5 процентов сказали, что поддержали бы сохранение Крыма в составе Украины. Таким образом, год прошёл, а результаты волеизъявления не поменялись. Значит, решение было осознанным, значит, все трудности и сложности (экономические, политические, бытовые, жизненные и прочие, которых, конечно, в этом году в Крыму было немало, и они продолжаются) не поколебали готовность, решимость крымчан воссоединиться с Россией и жить дальше как россияне, а не как граждане Украины.

И еще одно небольшое уточнение. Доля крымских татар в населении Республики Крым в целом оценивается примерно в процентов (по предварительным данным первой российской переписи).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ Сборник материалов научно-практической конференции, СПБ, 12 декабря 2014 г СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ» УДК ББК ЧЧеловек на войне: Сборник материалов научно-практической конференции Составитель Носов В.А., СПб, СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ», 2015 266 с. В сборнике представлены статьи, посвященные различным аспектам заявленной темы конференции, проведенной в СанктПетербурге 12 декабря 2014 г. В статьях рассматриваются военнополитические, социальные, экономические, психологические аспекты военных...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ XXI ВЕКА IХ Международная научная конференция Москва, 15–17 ноября 2012 г. Доклады и материалы Секция 7 ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Москва Издательство Московского гуманитарного университета В93 Высшее образование для XXI века : IX Международная научная конференция. Москва, 15–17 ноября 2012 г. : Доклады и материалы. Секция 7. «Проблемы исторического образования» / отв. ред. В. К. Криворученко — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та,...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «СОЦИУМ» СБОРНИК НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «XXІХ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОБЛЕМАМ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК» (28 февраля 2015 г.) г. Москва – 2015 © Центр гуманитарных исследований «Социум» УДК 3 ББК ISSN: 0869Сборник публикаций Центра гуманитарных исследований «Социум»: «XXІХ международная конференция посвященная проблемам общественных наук»: сборник со статьями (уровень стандарта, академический уровень). – М. :...»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» Государственное научное учреждение «Институт истории Национальной академии наук Беларуси»ПОБЕДА – ОДНА НА ВСЕХ Материалы международной научно-практической конференции Витебск, 24 апреля 2014 г. Витебск ВГУ имени П.М. Машерова УДК 94(100)1939/1945+94(470)1941/19 ББК 63.3(2)622я4 П41 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования «Витебский...»

«А.В.Карпенко БУДЕТ ЛИ РОССИЯ ИМЕТЬ СОВРЕМЕННЫЕ АВИАНОСЦЫ XXI ВЕКА? 24 марта 2005 года в Военно-морской академии им. Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова состоялась научно-практическая конференция «История, перспективы развития и боевого применения авианосных кораблей (авианосцев) ВМФ России». Она была организована общественным объединением «Общественность в защиту флота». Вопрос: будет ли Россия иметь современные авианосцы XXI века? Пока остался без ответа. Военно-морская деятельность...»

«МИНИCTEPCTBO ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ: ПО СЛЕДАМ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЙ. 2007–2014 Ставрополь УДК 94/99 (082) Печатается по решению ББК 63.3 я43 редакционно-издательского совета Н 72 Северо-Кавказского федерального университета Редакционная коллегия: Крючков И. В. (председатель), Булыгина Т. А. (заместитель...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 156 с. Редакционная коллегия:...»

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АРХЕОГРАФИИ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ, ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ Сборник материалов Пятой международной конференции молодых ученых и специалистов ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО РОССИЙСКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ ЦЕНТР ФРАНКО-РОССИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В МОСКВЕ ГЕРМАНСКИЙ...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник статей по материалам XLIV международной заочной научно-практической конференции № 12 (39) Декабрь 2015 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 34 ББК 67 Н 34 Ответственный редактор: Бутакова Е.Ю. Н34 Научная дискуссия: вопросы юриспруденции. сб. ст. по материалам XLIV междунар. заочной науч.-практ. конф. – № 12 (39). – М., Изд. «Интернаука», 2015. – 182 с. Сборник статей «Научная дискуссия: вопросы юриспруденции» включен в систему Российского...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ (ИПУ РАН) Д.А. Новиков КИБЕРНЕТИКА (навигатор) Серия: «Умное управление» ИСТОРИЯ КИБЕРНЕТИКИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее...»

«Электронное научное издание «Международный электронный журнал. Устойчивое развитие: наука и практика» вып. 1 (12), 2014, ст. 17 www.yrazvitie.ru Выпуск подготовлен по итогам региональной научно-практической конференции «Проблемы образования-2014» (21–23 марта 2014 г.) УДК 378, 316.СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД Старовойтова Лариса Ивановна, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/52 25 июля 2011 г. Оригинал: английский Пункт 5.11 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о мероприятиях ЮНЕСКО по реализации итогов Встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВИО) и будущие меры по достижению целей ВВИО к 2015 г. АННОТАЦИЯ Источник: Решение 186 ЕХ/6 (IV). История вопроса: В соответствии с решением 186 ЕХ/6 (IV) на рассмотрение Генеральной конференции представляется настоящий...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Семипалатинский государственный университет им. Шакарима Пензенская государственная технологическая академия СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта 2012 года Пенза–Семей УДК 316.42+338.1 ББК 60.5 С 69 С 69 Социально-экономическое развитие и качество жизни: история и современность: материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Этнические взаимодействия на Южном Урале VI Всероссийская научная конференция г. Челябинск 28 сентября — 2 октября 2015 года Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет) Южно-Уральский филиал Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук Челябинский государственный университет Челябинский государственный педагогический университет Челябинский государственный историко-культурный заповедник «Аркаим» Министерство культуры...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть 3 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.