WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

«х В65 ВОЙНА И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ Материалы Международной научной конференции (к 100-летию Первой мировой войны) (г. Челябинск, 3 апреля 2014 г.) Часть Челябинск ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

Южно-Уральский государственный университет

Военный учебно-научный центр

«Военно-воздушная академия им. Н.Е. Жуковского

и Ю.А. Гагарина» (филиал, г. Челябинск)

х

В65

ВОЙНА И ПРАВО:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Материалы Международной научной конференции

(к 100-летию Первой мировой войны)



(г. Челябинск, 3 апреля 2014 г.)

Часть

Челябинск Издательский центр ЮУрГУ ББК х.я43 В65

Редакционная коллегия:

В.С. Кобзов, доктор исторических наук, профессор А.В. Майоров, кандидат юридических наук, доцент

Рецензенты:

Г.А. Гончаров, директор института гуманитарного образования Челябинского государственного университета, доктор исторических наук, доцент;

Д.А. Гарбатович, декан юридического факультета Университета Российской академии образования (г. Челябинск) кандидат юридических наук, доцент В65 Война и право: история и современные проблемы: материалы Международной научной конференции (к 100-летию Первой мировой войны): в 2 ч. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2014.

– Ч. 1. – 232 с.

ISBN 978-5-696-04569-6 (ч. 1) ISBN 978-5-696-04570-2 Конференция «Война и право: история и современные проблемы»

приурочена к 100-летию Первой мировой войны. В сборник материалов конференции включены статьи преподавателей и студентов вузов Челябинска и Челябинской области, России и стран ближнего зарубежья, рассматривающие различные аспекты деятельности государственных, военных, правоохранительных органов Российской империи в период Первой мировой войны, а также иные проблемы.

Сборник предназначен для преподавателей, аспирантов и адъюнктов, студентов образовательных учреждений гуманитарной, военной и правоохранительной направленности, а также для широкого круга читателей, интересующихся историей Российского государства.

ББК х.я43 ISBN 978-5-696-04569-6 (ч. 1) ISBN 978-5-696-04570-2 © Издательский центр ЮУрГУ, 2014 УДК 791.43 Т.А. Андреева

КИНО И ВОЙНА: ВОСПРИЯТИЕ ВЗРОСЛЫХ И ДЕТЕЙ

В статье дана историческая оценка кинематографа начала XX века как источника военно-политической пропаганды, его влияния на социально-культурные процессы в обществе рассматриваемого периода, на эволюцию морально-психологических ценностей и эстетических вкусов различных слоев населения.

Ключевые слова: кинематограф, электротеатр, кинопродукция, пропагандистские функции, эстетические, интеллектуальные и духовные потребности.

Современные исследователи социокультурных процессов в кризисные для социума времена обращают внимание на изменения в системах традиционных морально-психологических ценностей, эстетических вкусов и культурных предпочтений. И в интересующем нас военно-политическом пространстве киноискусство тех лет позволяло выполнять как официальные пропагандистские функции, так и решать многие вопросы культурнопознавательного и информативного характера. Кинематограф («электротеатр», «иллюзион») начала XX века стал развлечением преимущественно городской публики.

Безотносительно социально-демографических параметров и административно-географических координат зрительская аудитория неоднозначно реагировала на этот модернистский носитель информации: часть посетителей электротеатров удовлетворяла свои интеллектуальные потребности, другая часть получала социально-психологическую разрядку, третья, погружаясь в мир иллюзий и приключений, абстрагировалась тем самым от социальных реалий [2].

Современники признавали, что в кино их влекло, с одной стороны, разочарование и недовольство однообразием и бесцветностью обывательской, провинциальной жизнью, а с другой – тяготение к сильным, неведомым ранее ощущениям. Кинопродукция того времени могла удовлетворить большой диапазон интересов и соответствовать всей гамме эстетических, духовных и художественных вкусов посетителей. Особую притягательную силу кинематограф приобрел в кругах учащейся молодежи и интеллигенции – самой восприимчивой к новациям социальной среде.

В Челябинске сеть кинотеатров в форме частных коммерческих предприятий («Луч», «Марс», «Модерн») с ежедневной иллюстрацией фильмов появилась еще до войны. В репертуаре уральского кинематографа присутствовала вся жанровая панорама, свойственная и центральной России.





На первом месте фигурировали драмы, изобиловавшие слезами, переживаниями, убийствами и самоубийствами, любовными сценами, изменами, моральными поучениями и т. п. Чего стоят одни названия лент этого плана: «Охотник за девушками», «Отравительница», «Запрещенный плод»

и т. д. На втором месте по популярности находились комедии, пользовавшиеся особым вниманием у рекламодателей, зазывавших зрителей на «беспрерывный», «гомерический» смех и предложением «нервных» «не ходить». С большим отрывом от этих двух жанров в системе предпочтений публики находились картины видовые (экранизация классической литературы) и исторические («Княжна Тараканова», «Спартак» и др.). Критика тех лет отмечала театральность, неестественность, искусственность и актерской игры, и сюжетов фильмов на эти темы, называя их суррогатами.

Обращение к некоторым наблюдениям современников подтверждает эти явления. Уникальным свидетельством в данном случае могут послужить материалы любительского «социологического обследования» ученика челябинского реального училища М. Голубых, который по собственной инициативе в 1916 г. предпринял попытку выявить в среде своих однокашников отношение к кинематографу и его роли в жизни современного общества [1, с. 165–182].

Автором этого исследования было роздано 370 анкетных листов, из которых 297 было возвращено с ответами. На их основе он намеревался сформировать картину художественно-эстетических предпочтений учеников разных классов. Пять поставленных вопросов касались периодичности, времени, мотивах и причинах посещения кинематографа, индивидуальных тематических интересах, художественных вкусов семьи и отношения родителей к увлечениям детей.

Разработка анкеты датирована 1916 г., в разгар войны, и было бы естественным и логичным, если бы автор задался прямым вопросом «как велик интерес учащихся к картинам из военной жизни в связи с мировой войной»? Тем более, что, безотносительно объективности и технического уровня подачи информации, на экранах кинотеатров потоком шла фронтовая хроника, пресса была переполнена патриотической риторикой, а атмосфера в стране в 1916 г. уже предвещала политический кризис.

Автор объясняет отсутствие такого «злободневного вопроса» тем, что его личный «исследовательский» интерес распространялся лишь на изучение «обыденного настроения», а не на «то повышенное, которое царит теперь» [1, с. 166]. Можно предположить, что оценки фильмов с военной проблематикой, организатор эксперимента подспудно мог спроецировать на отношение своих товарищей к текущим событиям. Но это всего лишь наше предположение.

Как замысел автора, так и результаты его реализации не дают оснований говорить о его намерении выявить настроения реалистов адекватно переживаемых событий.

Не проявляя каких-либо эмоций, без комментариев к показателям своего исследования, М. Голубых говорит о том, «наибольший интерес к «военным картинам» обнаруживают ученики младших классов, слабее – средние и совсем не проявляют интереса к военным картинам ученики старших классов». Он признает, что не нашел объяснение тому, что в 5, 6, 7 классах «любителей военных картин совершенно не встречается».

Вся зрительская аудитория любителей военного репертуара представлена, преимущественно, учениками первого (58%,) и второго (38%) классов. Военные сюжеты привлекали их внимание «потому что война интересна, потому что говорится про героев», «потому что в этой картине я люблю представлять героем себя», «мне нравится какой-нибудь подвиг русского солдата или высших чинов», «знать, когда и какие события происходили во время каких-нибудь великих людей или царей, и какие войны происходили и кто кого разбил и как», «интересно узнать, что делается на войне», «хочется узнать, как и с какими чувствами воины заступаются и бьются за родину» и т. п.

М. Голубых выяснил, что в целом, эта проблематика волновала 18% учеников; исторические картины – 18,8%; драматическая тематика – 19,9%, комическая – 24%. Получалось, резюмировал автор что, чем старше становились школьники, тем меньше их интересовали экскурсы в военную историю [1, c. 167].

Мотивация заинтересованности в посещении кинематографа у учеников выглядит, что и неудивительно, ранжированной. В объяснении жанрового выбора сосуществуют: желание смотреть «Научные – потому, что они полезны»; «Видовые потому, что интересно знать новые места»; «Учебные

– потому что видно, как добывают чугун руду и льют чугун и другие металлы»; «Любят путешествия по святым местам»; знать «О жизни писателей как они учились и как воспитывались». На фоне этой интеллектуальноидиллической картины … выглядят вкусы старшеклассников, в основе которых потребности провинциальных подростков в особых формах отдыха и развлечений. Их любопытство привлекают «Драмы для понятия жизни», «Пикантные», даже «Нецензурные», «Веселые», «Картины, на которые не разрешает ходить начальство». В ответах автору пришлось столкнуться с проявлением психологического дискомфорта и скепсиса по отношению к качеству и содержанию фильмов: там «много выдумки, вредно действующей на нервы»; с проявлением депрессивного состояния, когда «все безразлично», когда в кино «Забываешь обыденную жизнь», когда «хожу от нечего делать». И, наконец, у старшеклассников заметны моральноэтические подвижки, ими движет желание «лишний раз увидеть знакомых гимназисток», поговорить в зале с товарищами и барышнями. У этой категории зрителей ажиотаж и удовольствие вызывали фильмы типа «Приключения охотника за девушками», «Шпионка», «Автомобиль на службе у грабителей», «Сорванец девчонка» и подобные.

Аналогичные явления проступают и в других городах южного Урала.

Горестными размышлениями поделился читатель «Уфимского вестника»

по поводу засилья «низкохудожественных» фильмов, которые развращают, растлевают, демонстрируя пороки и преступления. Впечатления от этих сцен действуют на психику». «Но где же получить пищу для ума?» – задает автор, по сути, риторический вопрос. Судя по стилистике письма, автор принадлежал к представителям «интеллигентских профессий», о чем само по себе говорит его обращение в периодическое издание с «подозрительной» репутацией [3].

Подобный же «крик о помощи» прозвучал тогда же со страниц «Троицкой газеты». Читательница А. Тунина в статье «О детях и кинематографе»

пишет о том, что жалеет не только «бедных, мерзнувших» и «бездомных», но и тех, «кто ходит в теплых шубках» и живет в «хороших гигиенических условиях». Но их жизнь, по ее убеждению, ущербна по другим обстоятельствам: их юное воображение подвергается кинематографом пагубному воздействию «противных фарсов, комедий с шаблонным флиртом», «они отрывают детей от занятий и забивают их головы сильными, потрясающими образами греха и преступлений» [4].

Скорее всего, автор письма – учитель словесности, ибо особый гнев вызывает у нее «безграмотность учеников, делающих по двадцати ошибок в диктанте», снижение интереса к чтению и, наоборот, «потребность в художественных переживаниях удовлетворяются «Сашкой-Семинаристом», «Ревностью», «Приключениями госпожи В.».

И автор этой заметки, и М. Голубых убеждены в том, что у кинематографа большое будущее в широкомасштабной просветительской работе и перспективы использования его технических возможностей в школьном преподавании географии, зоологии, этнографии, истории.

В своей работе, в ее отдельной части («Критика картин») М. Голубых выступил и как кинокритик, анализируя художественные, тематические и жанровые особенности кинопродукции, констатируя засилье мелодрамы и фальшиво-театрализованных трагедий, тематическую ущербность художественных и псевдоисторических постановок, господство безвкусицы и неестественности в бутафории, представил галерею трафаретных амплуа и персонажей.

В оценках современников, приведенных выше, можно найти признание кинематографа как продукта «молодой», алчной и агрессивной индустрии, которая интенсивно «осваивала» провинциальное пространство, вторгалась в архаичную культуру, ломая традиционные жизненные стереотипы.

В связи с этим объяснимы и понятны сетования моральнопсихологической нацеленности, в основе которых попытка нейтрализовать пагубное влияние низкокачественных произведений киноискусства.

Библиографический список

1. Голубых, М.Д. Роль кинематографа в жизни современного общества // Дореволюционный Челябинск в слове современников: собрание текстов / М.Д. Голубых. – Челябинск, 2010. – С. 165–182.

2. См.: Поршнева О.С. Крестьяне, рабочие и солдаты России накануне и в годы Первой мировой войны. – М., 2004.

3. Троицкая газета. 6 мая 1916 г. // Цит. по: Летопись Челябинской области. В 6 т. Т. 1: 1673–1917. – Челябинск, 2007. – С. 346.

4. Уфимский вестник. – 1916. – 8 января.

УДК 342+351.86

–  –  –

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОВЫХ ОСНОВ

ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

КАК ОДНО ИЗ УСЛОВИЙ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

–  –  –

Современная Россия имеет самую большую среди всех стран мира территорию (17,075 млн кв. км), что является важным аргументом для укрепления статуса нашей страны в мировом сообществе и для обеспечения ее национальной безопасности [8, с. 200]. Следует отметить, что одной из важнейшей составляющей национальной безопасности государства, является военная безопасность, которая определяет состояние обороноспособности страны и ее возможности по обеспечению защиты национальных интересов средствами вооруженного насилия. Не секрет, что «в настоящее время имеются случаи открытого игнорирования основополагающих международно-правовых принципов неприменения силы, прерогатив Совета Безопасности ООН, допускается произвольное прочтение его резолюций, реализуются концепции, направленные на свержение законной власти в суверенных государствах с использованием лозунгов защиты гражданского населения. Все это ведет к расширению конфликтного пространства, провоцирует напряженность и гонку вооружений, усугубляет межгосударственные противоречия, разжигает национальную и религиозную рознь» [2].

В связи с этим, основой военной политики стран мирового сообщества продолжает оставаться стремление к укреплению своей военной безопасности. Основное содержание военной политики России в этом вопросе включает в себя: формирование и реализацию единой государственной политики в области военной безопасности; поддержание внутриполитической стабильности; защиту конституционного строя, целостности и неприкосновенности территории страны; развитие и укрепление дружественных отношений с соседними и другими государствами; создание и поддержание на необходимом уровне системы обороны РФ; качественное совершенствование Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов и поддержание их готовности при необходимости к согласованным действиям; защиту важных объектов в различных сферах и др. [1].

Согласно части 2 статьи 87 Конституции РФ, в случае агрессии (от лат.

«aggressio» – нападение) против Российской Федерации или непосредственной угрозы агрессии Президент РФ вводит на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях военное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе.

Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 № 1-ФКЗ «О военном положении» (с изм. и доп.) под агрессией против Российской Федерации понимает применение вооруженной силы иностранным государством (группой государств) против суверенитета, политической независимости и территориальной целостности Российской Федерации или каким-либо иным образом, несовместимым с Уставом ООН [3]. В резолюции 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года агрессия определяется как любое незаконное применение силы одним государством против территориальной целостности или политической независимости другого государства. Агрессия не может быть оправдана никакими соображениями любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного, и является преступлением против международного мира [5].

Актами агрессии против Российской Федерации, в свою очередь, признаются:

вторжение или нападение вооруженных сил иностранного государства (группы государств) на территорию Российской Федерации, любая военная оккупация территории Российской Федерации, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, либо любая аннексия территории Российской Федерации или ее части с применением вооруженной силы;

бомбардировка вооруженными силами иностранного государства (группы государств) территории Российской Федерации или применение любого оружия иностранным государством (группой государств) против Российской Федерации;

блокада портов или берегов Российской Федерации вооруженными силами иностранного государства (группы государств);

нападение вооруженных сил иностранного государства (группы государств) на Вооруженные Силы Российской Федерации или другие войска независимо от места их дислокации;

действия иностранного государства (группы государств), позволяющего (позволяющих) использовать свою территорию другому государству (группе государств) для совершения акта агрессии против Российской Федерации;

засылка иностранным государством (группой государств) или от имени иностранного государства (группы государств) вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против Российской Федерации, равносильные указанным в настоящем пункте актам агрессии.

Актами агрессии против Российской Федерации могут признаваться также другие акты применения вооруженной силы иностранным государством (группой государств) против суверенитета, политической независимости и территориальной целостности Российской Федерации или какимлибо иным образом, несовместимым с Уставом ООН, равносильные указанным в настоящем пункте актам агрессии.

Непосредственной угрозой агрессии против Российской Федерации могут признаваться действия иностранного государства (группы государств), совершенные в нарушение Устава ООН, общепризнанных принципов и норм международного права и непосредственно указывающие на подготовку к совершению акта агрессии против Российской Федерации, включая объявление войны Российской Федерации (ст. 3 Федерального конституционного закона от 30 января 2002 г. № 1–ФКЗ) [3].Следовательно, государство должно быть не только готово, но и способно защищать свои интересы и суверенитет, противостоять военной агрессии и любым другим формам внешнего давления и шантажа с позиции силы, что можно определить, как обеспечение военной безопасности государства. В решении данной проблемы выделяют несколько подходов.

Первый базируется на концепции примата международного права в военной политике государств и военных союзов и исходит из того, что сила оружия в качестве гаранта безопасности должна быть заменена безусловным выполнением международных правовых норм, широким сотрудничеством и доверием. Часть этой концепции, направленная на предотвращение войн невоенными средствами, всемерно поддерживается Россией.

Второй подход к обеспечению военной безопасности базируется главным образом на силе, что выражается в непрерывном стремлении создать и содержать в условиях мирного времени военный потенциал, адекватный существующим и прогнозируемым угрозам для наших национальных интересов.

Будучи сторонницей первого подхода к обеспечению военной безопасности, Россия вместе с тем не может не учитывать реалий современного мира, когда методы силового давления, военных угроз и прямого применения военной силы не скоро исчезнут из арсенала средств достижения государствами своих политических целей. Это обстоятельство составляет для нашего государства единственно приемлемый в настоящее время третий подход к обеспечению военной безопасности, суть которого заключается в примате правовых, дипломатических и других невоенных средств предотвращения войны с одновременным содержанием силовых военных структур, обладающих потенциалом оборонной достаточности [7].

Загрузка...
То есть, в мирное время государство должно быть способно противодействовать возникновению войны, вовлечению в войну, что будет выражаться в способности обеспечить сдерживание возможного агрессора от развязывания войны, а в случае ее возникновения – отразить агрессию с принуждением его к прекращению военных действий на условиях, отвечающих интересам России, чтобы надежно обеспечить защиту жизненно важных интересов, связанных с независимостью и территориальной целостностью нашего государства и сведения к минимуму ущерба и разрушительных последствий для национальной безопасности страны.

Следует отметить, что процессы военного строительства, происходящие в последние годы начинают опережать развитие законодательной и нормативно-правовой базы, а она, в свою очередь, порой, перестает отвечать потребностям военной безопасности. Законодательство в данной области еще не представляет собой единой целостной системы. В нем не в полной мере находят отражение действенные механизмы реагирования на новые вызовы и угрозы военной безопасности Российской Федерации, не достаточно регламентирован процесс военного строительства и развития военной организации государства в целом, Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов. Деятельность по совершенствованию военной организации государства продолжает выявлять недостатки в правовом регулировании. Так, например, статья 31 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730–1 «О Государственной границе Российской Федерации»

(с изм. и доп.) гласит: «Войска противовоздушной обороны защищают Государственную границу в воздушном пространстве…» [4]. Но в России такой вид Вооруженных сил или род войск не существует.

Также следует отметить увеличение количества нормативных документов концептуального характера, принятых на подзаконном уровне [6], в то же время на законодательном уровне еще не получили должного разрешения проблемы нормативно-правового регулирования военного строительства, реформирования армии и флота, осуществления гражданского контроля над деятельностью военной организации государства и финансированием расходов на национальную оборону.

Думается, что в Российской Федерации необходимо принятие закона, который, во-первых, регламентировал бы процесс строительства Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований; во-вторых, определял общие основы, принципы и направления военного строительства в Российской Федерации, формы и способы его осуществления. Желательно, чтобы данный закон имел статус кодификационного акта, что подчеркивало бы его приоритет над другими законами и нормативными актами в военной сфере.

Таким образом, обеспечение военной безопасности Российской Федерации, должно быть адекватно прогнозируемым военным угрозам ее национальной безопасности и условиям социально-экономического развития, что является актуальной задачей сегодняшнего дня и требует скорейшего решения. Основное значение здесь наряду с достаточным финансированием оборонной сферы, созданием эффективной системы руководства военным строительством и управлением военной организацией Российской Федерации, имеет также и совершенствование правовых основ функционирования системы военной безопасности государства.

Библиографический список

1. Волошко, В.С. Военная политика и проблемы обеспечения военной безопасности Российской Федерации / В.С. Волошко. – http://flot.com/ publications/ books/shelf/safety/9.htm

2. Концепция внешней политики Российской Федерации. – http://kremlin.ru

3. О военном положении: федер. конституц. закон от 30 января 2002 г.

№ 1–ФКЗ (ред. от 28 декабря 2010 г.) // СЗ РФ. – 2002. – № 5. – Ст. 375.

4. О Государственной границе Российской Федерации: закон РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730–1 // Российская газета. – 1993. – № 84.

5. Резолюция 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. – http://www.un.org/russian/documen/convents/aggression.htm

6. См. напр.: Государственная программа вооружения на 2011-2020 гг.;

Федеральная целевая программа «Совершенствование системы комплектования должностей сержантов и солдат военнослужащими, переведенными на военную службу по контракту, и осуществление перехода к комплектованию должностей сержантов (старшин) Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, а также матросов плавсостава Военно-морского флота военнослужащими, проходящими военную службу по контракту (2009–2015 годы)»; Концепция строительства Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2021 года;

Государственная программа вооружения на период до 2015 года; Федеральная государственная программа оперативного оборудования территории Российской Федерации в целях обороны страны на период до 2025 года;

Военная доктрина Вооруженных Сил Российской Федерации и др.

7. См. напр.: Макаренко, И.К. Военная безопасность государства: сущность, структура и пути обеспечения на современном этапе / И.К. Макаренко, В.С. Морозов. – http://www.vrazvedka.ru/main/editor/miroshnichenko.shtml

8. См.: Кучерявый, М.М. Международные процессы и обеспечение безопасности России / М.М. Кучерявый // Научные труды СевероЗападного института управления. – 2010. – Т. 1. – № 1. – С. 200.

УДК 378.147+355.232

–  –  –

СОЗДАНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ И ЭКСПЛУАТАЦИЯ

СИСТЕМЫ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ В ВУЗЕ

В статье рассмотрены вопросы создания, внедрения и эксплуатации системы дистанционного обучения в вузе. Раскрываются основные дистанционные образовательные технологии (ДОТ). Содержатся рекомендации по методике организации и проведения занятий с применением ДОТ.

Ключевые слова: информатизация военного образования, дистанционно-образовательные технологии, кейсовая технология, система дистанционного обучения, телекоммуникационная технология, интернет-технология, интранет-технология Возрастающая роль ВВС в современных войнах и конфликтах требует наличия высокопрофессиональных специалистов, способных применять сложнейшие боевые комплексы.

Логика развития и совершенствования ВВС, как одного из основных видов Вооруженных Сил, вызывает неуклонное повышение требований к уровню профессиональных и личностных качеств военных специалистов.

Основными тенденциями в сфере военно-профессионального образования является возрастание объема знаний, необходимых для формирования специалиста-профессионала и соответственно сроков обучения и увеличение темпа обновления значительной части этих знаний. Следовательно, главное в подготовке военных специалистов состоит не столько в том, чтобы дать им какую-то сумму знаний, сколько в том, чтобы вооружить их умением самостоятельно усваивать новые знания, непрерывно совершенствоваться, творчески подходить к решению проблем.

Являясь важнейшим направлением совершенствования система военного образования (СВО) ВВС, информатизация образовательного процесса способствует повышению качества подготовки военных специалистов и эффективности научной, управленческой деятельности вузов.

При этом внедрение инновационных информационных технологий в образовательный процесс реально может обеспечить сокращение удельных финансовых, материальных и иных затрат на подготовку каждого военного специалиста.

В конечном итоге, информатизация военного образования должна быть направлена на повышение качества подготовки специалистов, способных эффективно применять современные информационные технологии для решения задач боевой и повседневной деятельности.

Современное состояние науки и образования, обусловленное экономическими и социальными факторами, характеризуется повышением требований к качеству подготовки специалистов и определяет постоянный поиск новых методов и средств повышения эффективности образовательного процесса. Средства дистанционного обучения (СДО) обеспечивают адаптацию процесса обучения к индивидуальным характеристикам обучаемых, освобождают преподавателей от ряда трудоемких и часто повторяющихся операций по представлению учебной информации и контролю знаний, способствуют разработке объективных методов контроля знаний и облегчают накопление учебно-методического опыта.

Основными дистанционными образовательными технологиями (ДОТ) являются следующие технологии: кейсовая (кейс-) технология, интернеттехнология (сетевая технология), телекоммуникационная технология. При этом наиболее эффективным путем является комбинированное использование указанных технологий.

Кейсовая технология – это ДОТ, основанная на предоставлении обучающимся информационных образовательных ресурсов в виде специализированных наборов учебно-методических комплексов, предназначенных для самостоятельного изучения (кейсов) с использованием различных видов носителей информации.

Интернет-технология (сетевая технология) – это ДОТ, основанная на использовании глобальных и локальных компьютерных сетей для обеспечения доступа обучающихся к информационным образовательным ресурсам и для формирования совокупности методических, организационных, технических и программных средств реализации и управления учебным процессом независимо от места нахождения его субъектов.

Телекоммуникационная (информационно-спутниковая) технология – это ДОТ, основанная на использовании преимущественно космических спутниковых средств передачи данных и телевещания, а также глобальных и локальных сетей.

Реализовать систему дистанционного обучения в военно-учебном заведении возможно следующими способами:

использованием уже развернутой СДО на сервере внешней организации;

разработкой системы с "нуля" своими силами;

установкой системы электронного обучения (LMS), выполненной внешним разработчиком, и наполнение ее собственными учебными материалами.

Использование уже развернутой СДО на сервере внешней организации.

Преимуществами данного способа являются минимальные начальные затраты, пригодные для оценки эффективности дистанционного обучения по требуемой тематике.

Разработка системы с "нуля" своими силами. Данный способ имеет шансы на успех только в том случае, если вуз имеет опытную многочисленную команду разработчиков, единую информационную политику, однако при использовании данного способа достаточно высоки экономические затраты.

Установка системы электронного обучения (LMS), выполненной внешним разработчиком, и наполнение ее собственными учебными материалами. Наиболее рациональный для военно-учебного заведения вариант.

При этом большим плюсом для системы, которую вуз внедряет у себя, является то, что компания-разработчик готова осуществить доработку системы по уникальным требованиям вуза, открыть исходные коды и провести обучение разработчиков из числа сотрудников и студентов вуза, то есть осуществить «передачу технологий» разработки системы (рис. 1).

Региональный розничный центр

–  –  –

Рис. 1. Структура корпоративной системы дистанционного обучения компании СМ Основываясь на опыте разработки и использования полномасштабной системы дистанционного обучения, предлагаются следующие практические рекомендации.

В рамках военно-учебного заведения для создания, внедрения и эксплуатации системы дистанционного обучения целесообразно создать проектную группу, включающую несколько функциональных подразделений. В соответствии со специализацией в качестве таких подразделений необходимо определить учебно-методическую и программно-техническую группы.

В учебно-методической группе можно выделить три основные категории: авторы учебного материала; компьютерные методисты; администраторы учебного процесса.

Авторы в соответствии с учебной программой по дисциплине разрабатывают традиционные учебно-методические издания.

Компьютерные методисты – это специалисты, владеющие компьютерной дидактикой и образовательными информационными технологиями.

Администраторы учебного процесса выполняют ввод пользователей в систему дистанционного обучения, определяют их права и уровень доступа, осуществляют контроль результатов обучения.

В программно-технической группе можно выделить следующие категории специалистов: системные администраторы, разработчики компьютерных средств, web-дизайнеры.

Системные администраторы осуществляют установку, программнотехническую настройку сетевых платформ, серверов баз данных и системы управления электронным обучением, формируют политику информационной безопасности и осуществляют контроль за эксплуатацией программнотехнического комплекса. Разработчики осуществляют непосредственную реализацию компьютерных средств обучения с использованием инструментальных средств или систем программирования. Web-дизайнеры выполняют разработку цифровых медиаобъектов для электронных учебных курсов, проектируют и реализуют системный дизайн пользовательского интерфейса компьютерных средств обучения.

В военных вузах первая и третья категория учебно-методической группы могут быть представлены уже имеющимися специалистами: в роли авторов традиционных учебных материалов, как правило, выступают преподаватели, в роли администраторов учебного процесса – руководство кафедр и сотрудники учебного отдела. В качестве специалистов программнотехнической группы могут выступать сотрудники центров информационных технологий вузов.

Что касается компьютерных методистов, то в настоящее время это очень дефицитные специалисты, поскольку существующая система высшего образования их не готовит, и они приобретают квалификацию в процессе создания и внедрения конкретных программных продуктов.

Учитывая существующие в вузах финансовые и штатные ограничения, выход видится в одном направлении: функции компьютерных методистов должны на себя взять наиболее квалифицированные преподавателипредметники, имеющие богатый опыт разработки учебных изданий по своим профессиональным дисциплинам.

Процесс взаимодействия специалистов заключается в следующем.

Методисты СДО на основе анализа квалификационных требований военных специалистов, имеющегося традиционного учебного материала, применяя модуль "Обучение" LMS WebTutor или редактор CourseLab, разрабатывают электронные учебные курсы по дисциплинам специальностей и тематике командирской подготовки (рисунок 2).

Администраторы учебного процесса с использованием системного модуля LMS WebTutor формируют иерархическую структуру портала в виде пунктов меню с перечнями соответствующих электронных курсов по специальностям кафедр (рис. 3).

–  –  –

Администраторы учебного процесса с использованием модуля "Персонал" LMS WebTutor формируют категории сотрудников, определяют права и уровень их доступа, осуществляют ввод пользователей в систему дистанционного обучения. Данный модуль позволяет в электронном виде создавать организационно-штатную структуру вуза и заполнять ее конкретными сотрудниками (рис. 4).

В организационно-методическом плане разработанную СДО целесообразно применять в роли поддерживающего или основного средства обучения для различных категорий обучаемых.

Рис. 4. Рабочее окно модуля "Персонал" LMS WebTutor

Для формы очного обучения слушателей (курсантов) СДО будет использоваться в качестве поддерживающего средства обучения, причем доля его использования может варьироваться для курсантов училищ от 20–30% по тактическим, техническим и военно-специальным дисциплинам до 50–60% по общественным дисциплинам, для слушателей академий от 30–40% по военно-профессиональным дисциплинам и дисциплинам специализации до 70–80% по общепрофессиональным и гуманитарным дисциплинам. Учитывая особенности использования грифованных курсов по военной тематике, применение второго режима весьма ограничено и возможно только при подготовке по гуманитарным и отдельным техническим дисциплинам.

В предложенном варианте электронного обучения традиционные лекционные занятия заменяются самостоятельной работой обучаемых в СДО с периодическими «живыми» семинарами и консультациями ведущих преподавателей по данным дисциплинам.

Методика организации и проведения занятий с применением СДО будет следующей. Первое занятие является вводным. Оно проводится в компьютерных классах, в которых в дальнейшем будут работать обучаемые. На нем преподаватель определяет предмет и цели электронного курса, характеризует его содержание, демонстрирует порядок его прохождения.

После этого для определения исходной подготовленности обучаемых осуществляется их входное тестирование с использованием тестовых модулей СДО. По их результатам преподаватель готовит индивидуальные задания, в которых фиксируются рассматриваемые разделы и темы электронного курса, последовательность и глубина их проработки, решаемые задачи, выполняемые упражнения и т. п.

На следующих двух-трех занятиях обучаемые работают в СДО под наблюдением преподавателя. Цель этих занятий – сформировать навыки работы с электронными учебными курсами. Дальнейшие учебные занятия соответствуют приведенному распределению времени, отводимому на теоретическую и практическую подготовку.

Применение электронного обучения (самообучения) возможно в двух основных технических режимах: при нахождении слушателей на сборах в военно-учебном заведении с использованием локальной сети вуза (интранет-технологии), при подготовке в удаленных (домашних) условиях с использованием локальных носителей (CD, DVD). Учитывая особенности тиражирования грифованных курсов по военной тематике, применение второго режима весьма ограничено и возможно только при подготовке по гуманитарным и техническим дисциплинам.

Что касается организации и проведения командирской подготовки в системе дистанционного обучения, то здесь значительно возрастает роль самих обучаемых. В начале учебного года доводится план командирской подготовки до сотрудников вуза, проводится одно-два инструкторскометодических занятия по порядку использования СДО. Далее сотрудники в течение года самостоятельно планируют и проходят электронное обучение по соответствующей тематике. Руководство вуза, факультетов, кафедр с использованием административной подсистемы СДО контролируют результаты обучения и при необходимости координируют данный процесс.

Практика показывает, что в системе высшего профессионального и военно-специального образования доля технологий электронного (дистанционного) обучения может составлять от 30-40% в форме очного обучения до 60-70% в форме заочного обучения. В принципе, практически для всех военно-гуманитарных дисциплин, где лекционный материал составляет порядка 75% от общего объема, возможно создание и использование компьютерных учебников для полноценной теоретической подготовки обучаемых. Для оперативно-тактических и военно-специальных дисциплин наряду с компьютерными учебниками и обучающими системами целесообразно использование компьютерных задачников (оперативно-тактических задач) и тренажеров предназначенных для практической подготовки обучаемых. В системе дополнительного профессионального образования доля технологий электронного (дистанционного) обучения может значительно увеличиваться и составлять 80-90% от общего объема обучения.

Библиографический список

1. Концепция информатизации системы военного образования Министерства обороны РФ: утверждена Министерством обороны Российской Федерации 21 июня 2000 г

2. Методические рекомендации по обследованию информационных потребностей должностных лиц органов военного управления и информационных ресурсов автоматизированных систем военного назначения в составе автоматизированной системы управления Вооруженных Сил Российской Федерации: введены в действие Директивой НГШ ВС РФ от 31 декабря 2004 г. № 312/3/10.

3. Методологические принципы и технология создания модульных учебных курсов и тестирования знаний дистанционного обучения, подготовки и переподготовки специалистов МО РФ (шифр «Дидактика – Центр М») // Материалы отчетов по НИР. – М.: 13 ГосНИИ МО РФ, 1999.

4. Мордвинов, В.Ф. Разработка предложений по совершенствованию научно-методического обеспечения СВО ВВС / В.Ф. Мордвинов, В.М. Палагута // Итоговый отчет по НИР (шифр «Информатика–10»). – Монино: ВВА, 2010. – С. 30–32.

5. Гусев, В.В. Управление качеством подготовки военного специалиста:

опыт системного моделирования: моногр. / В.В. Гусев. – Орел: ВИПС, 2007. – 238 с.

6. Беспалько, В.П. Системно-методическое обеспечение учебновоспитательного процесса подготовки специалистов / В.П. Беспалько, Ю.Г. Татур. – М.: Высшая школа, 2010. – 143 с.

7. Попов, М.И. Методика использования новых информационных технологий при проведении занятий со слушателями и курсантами: тематический научный сборник. – Монино: ВВА, 2007. – С. 247–255.

8. Сайт Федерального агентства по образованию Министерства образования и науки РФ. – http://www.ed.gov.ru/.

–  –  –

В период вооруженных конфликтов регулирующим поведением воюющих сторон является исторически сложившаяся правовая система международного гуманитарного права – «Право войны» (или другое название «Гаагское право». Терминологические и содержательные определения границ категории «право войны» предполагает учет особенностей ряда понятий, отражающих разные стороны этой проблемы. Термин «право войны»

синонимичен используемому в документах ООН понятию «право вооруженных конфликтов». Понятие «международное гуманитарное право»

вошло в название Женевской дипломатической конференции (1947–1977) по вопросу о подтверждении и развитии международного гуманитарного права, применяемого в вооруженных конфликтах.

Первоначально попытки подчинить военные отношения определенному правовому режиму проявились в разработке, так называемой доктрины «справедливой», «законной» войны). Эта формула содержит указание как на право прибегать к войне, так и вообще к силе.

Международное гуманитарное право, задача которого состоит в правовом регулировании военных действий с целью облегчения невзгод и лишений, переносимых воюющими сторонами, явилось альтернативой исторической традиции, выраженной еще словами Цицерона: во время войны закон безмолвствует.

Гуманитарное право состоит из двух разделов: «гаагского права» (или «права войны»), обусловливающего обязанности воюющих сторон при проведении боевых операций и ограничивающего выбор средств и методов ведения военных действий, и «женевского права» (собственно гуманитарного права), предоставляющего покровительство беззащитным во время войны, охраняющего интересы вышедших из строя военных, а также лиц, не участвующих в военных операциях.

«Право войны» прошло сложный исторический путь становления, вобрав в себя писаные и неписаные правила и обычаи войны, принципы и нормы обычного права, наконец, кодифицированные нормы гуманитарного права. На протяжении всей истории переплетались две тенденции: с одной стороны, культ военной силы, триумф «закона джунглей», а с другой – стремление обуздать насилие, смягчить бедствия и страдания военного времени. Законы и правила войны развивались параллельно с развитием самой войны, исторический возраст которой определяется возрастом человеческой жизни на земле.

«Гаагское право» как «право войны» (еще более точное название «право ведения войны») регулирует военные действия, оно частично основано на сохранении государства, а также понятии военной необходимости и по этой причине в отличие от «женевского права» в ряде случаев действует в ущерб индивидууму. Первородные элементы гуманитарного права можно обнаружить во всех цивилизациях и культурах, что нашло отражение во многих литературных и исторических памятниках. Еще в период межплеменных и межклановых распрей (до появления государства) войны зачастую не велись до полного уничтожения противника. Наряду с этим стихийно формировались правила, направленные на уменьшение последствий насилия. Как установили археологи, в эпоху неолита, когда кодекс чести не позволял воинам сдаваться, и они должны были победить или погибнуть без всякой пощады, даже в это время ухаживали за ранеными, практиковалась трепанация, вправление суставов и т.д. Воюющие племена Папуа всегда заранее предупреждали противника о начале боевых действий и в случае, когда появлялись убитые или тяжело раненые, прекращали войну на пятнадцать дней. Враждующие стороны настолько свято соблюдали перемирие, что даже не выставляли охрану. Чтобы не наносить противнику излишнего вреда, они пользовались такими стрелами, наконечники которых не имели зазубрин. Рост городов и развитие международных связей привели к возникновению в период около 2000 г. до н.э. первых законов, которые легли в основу международного права. Правила войны у шумеров – обязательное объявление о начале военных действий, возможность для перемирия, мирный договор, неприкосновенность парламентеров. «Кодекс Хаммурапи», названный именем вавилонского царя, начинался словами: «Я устанавливаю эти законы, чтобы не дать сильным покорить слабых». Древнеегипетские «Семь Деяний Истинного Милосердия»

призывали: «накорми врага своего», «накорми голодного, напои жаждущего, освободи пленного, вылечи больного, похорони мертвого». Свод законов хеттов основывался на принципах честности и справедливости; они заранее объявляли войну и подписывали мирные договоры, стремились смягчить страдания населения капитулировавших вражеских городов, но в то же время крайне жестко обходились с лицами, оказывавшими сопротивление. Между египетским фараоном ХIХ династии Рамзесом II и царем Хетты Хаттушилем III был заключен мир, положивший в 1216 г. до н.э.

конец войне между египтянами и хеттами. В Персии Кир лечил халдеев как своих собственных солдат, а Заратустра прославился как глашатай терпимости. Индийский император Асока приказал своим воинам уважительно относиться как к раненым врагам, так и монахиням, ухаживавшим за ними. Описанная Гомером в «Илиаде» война велась по правилам честной игры, с перемирием, уважительным отношением к мертвому врагу.

Разграбление же Трои сопровождалось многими зверствами. Вместе с тем в Древней Греции победитель мог по своему желанию убить или поработить побежденного врага, превратить его в свою собственность. В древнекитайском памятнике «Трактат о военном искусстве» (VII до н.э.) отмечалось: «Убийство человека, который уже покорился, сулит несчастье». В становлении «права войны» большую роль сыграло законотворчество Рима, направленное на оправдание его силовой политики.

На содержание «права войны» серьезное влияние оказали глобальные перемены в военном деле в конце XIV в. Появление огнестрельного оружия уравняло шансы и «гиганта», и «карлика»; армия стала формироваться из числа наемников; фактически ушло в историю рыцарство и прекратились междоусобные войны; на смену феодальной раздробленности князьков пришла относительно централизованная власть, во главе армий стали монархи. Эти изменения сопровождались усилением заботы о пленных (их чаще стали отпускать за выкуп), о раненых, развивалась (хотя и медленно) медицинская служба.

Крупным завоеванием общественной мысли стало рассмотрение проблем «права войны» через социальную призму. Это особенно ярко продемонстрировал выдающийся французский писатель и философ, представитель сентиментализма Жан-Жак Руссо в вышедшем в 1762 г. труде «Об общественном договоре». «Война, – писал он, – это не отношения между людьми, но между государствами, и люди становятся врагами случайно, не как человеческие существа и даже не как граждане, а как солдаты; не как жители своей страны, а как ее защитники… Если же цель войны

– уничтожение враждебного государства, то другая сторона имеет право истреблять его защитников, пока они держат в руках оружие, но как только они бросают его и сдаются – они перестают быть врагами или инструментами в руках врагов и вновь становятся просто людьми, чьи жизни не позволено никому отнимать». Руссо отверг софистское понимание «справедливой войны», противопоставляемой «несправедливой войне»; провел четкое различие между комбатантами и некомбатантами (лицами, не принимающими участия в боевых действиях); отмел утверждения Гоббса о том, что война естественна для человечества и оправдана государственными интересами и что индивидуумы выступают в ней лишь в качестве ее субъектов;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 
Похожие работы:

«СБОРНИК РАБОТ 69-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 14–17 мая 2012 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРОБЛЕМЫ УНИФИКАЦИИ НАЛОГОВЫХ СИСТЕМ БЕЛАРУСИ, РОССИИ И КАЗАХСТАНА В РАМКАХ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА А. А. Агарок Формирование Таможенного союза предусматривает создание единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК 11 Под редакцией Л. Н. Черновой Издательство Саратовского университета УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«XVII Международная студенческая конференция ЕВРОПА-2015. ЭФФЕКТ ПЕРЕСТРОЙКИ: РЕЖИМЫ И РИСКИ МНОГОГОЛОСОГО ЗНАНИЯ 15–16 мая 2015 г. Литва, Вильнюс, ул. Валакупю, 5 Учебный корпус ЕГУ Web: www.ehu.lt e-mail: studentconference@ehu.lt В 2015 году исполняется 30 лет с начала преобразований, получивших название перестройки, четверть века независимости Литвы и 10 лет существования ЕГУ в Вильнюсе. Организаторы ежегодной студенческой конференции Европейского гуманитарного университета используют этот...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 октября 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное научное...»

«Памятка к ходатайству о приеме еврейских иммигрантов Уважаемый заявитель, Вы хотите переехать в Федеративную Республику Германии в качестве еврейского иммигранта. В настоящей памятке нами изложены все правила процедуры приема. Здесь Вы найдете информацию о принципах и ходе процедуры приема иммигрантов, а также о формулярах заявления, которые Вам надлежит заполнить. Если у Вас возникнут вопросы, то Вы можете в любое время обратиться за разъяснением к коллегам зарубежных представительств...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У 65 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Экономика / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 199 с. ISBN 978-5-4437-0376-3 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«Геологический институт КНЦ РАН Комиссия по истории РМО Кольское отделение РМО Материалы III конференции Ассоциации научных обществ Мурманской области и VI научной сессии Геологического института КНЦ РАН, посвящённых Дню российской науки Апатиты, 9-10 февраля 2015 г. Апатиты, 2015 УДК 502+54+57+691+919.9 (470.21) ISBN 978-5-902643-29Материалы III конференции Ассоциации научных обществ Мурманской области и VI научной сессии Геологического института КНЦ РАН, посвящённых Дню российской науки....»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 октября 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное периодическое...»

«Электронное научное издание «Международный электронный журнал. Устойчивое развитие: наука и практика» вып. 1 (12), 2014, ст. 17 www.yrazvitie.ru Выпуск подготовлен по итогам региональной научно-практической конференции «Проблемы образования-2014» (21–23 марта 2014 г.) УДК 378, 316.СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД Старовойтова Лариса Ивановна, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«Направление История и международные отношения ФАКУЛЬТЕТ ИСТОРИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КЕМЕРОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Конференция по направлению «ИСТОРИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ» состоится 22 апреля 2015 года начало работы – 10.00 по адресу: г. Кемерово, пр. Советский, д. 73, второй корпус Кемеровского государственного университета Начало работы: Пленарное заседание 10.00-11.30 Работа секций – 12.00-17.00 Работают секции: ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НАПРАВЛЕНИЯ «ИСТОРИЯ И Звездный...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июня 2014 г. Под научной редакцией доктора политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2015 ББК 66.3(0),5я431 О-285 Издается в соответствии с планом...»

«ИСТОРИЯ БЕЗ КУПЮР Руководитель проекта: Главный редактор журнала «Международная жизнь» А.Г.Оганесян Ответственный редактор: Ответственный секретарь журнала «Международная жизнь» кандидат исторических наук Е.Б.Пядышева Редакторы-составители: Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук Е.В.Ананьева Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук М.В.Грановская Обозреватель журнала «Международная жизнь» доктор политических наук А.В.Фролов Литературные...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Франко российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ Материалы Международной научной конференции Оренбург Россия – Франция. Государственная конфессиональная и миграционная политика УДК 327.3(063) ББК...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 октября 2015 г. Часть 2 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.