WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 34 |

«РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Выпуск 5 Благовещенск ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

_______________

ФГБОУ ВПО «БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ В БГПУ

ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

РОССИЯ И КИТАЙ:

ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

СОТРУДНИЧЕСТВА

Материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.).

Выпуск 5 Благовещенск Издательство БГПУ ББК 66.2 (2Рос) я431 + 66.2 (5Кит) я4 Р 76 Р 76 РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА: материалы V международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Выпуск 5 / Отв. ред. Д.В. Буяров, Д.В. Кузнецов, Н.В. Киреева.

– Благовещенск:

Изд-во БГПУ, 2015. – 558 с.

Редакционная коллегия: Д.В. Буяров, канд. филос. наук

, доцент (отв. ред.);

Д.В. Кузнецов, канд. ист. наук, доцент (отв. ред.);

Н.В. Киреева, д-р филол. наук, профессор (отв. ред.);

Т.Д. Каргина, канд. филол. наук, профессор;

А.А. Киреев, д-р ист. наук, профессор;

А.В. Друзяка, канд. ист. наук, доцент;

О.А. Шеломихин, канд. ист. наук, доцент.

В сборник включены материалы выступлений преподавателей и научных сотрудников, а также аспирантов, магистрантов, студентов, принявших участие в V научно-практической конференции «Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества» (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.). Конференция объединяет исследователей в сфере гуманитарных наук России, Китая и сопредельных стран.

Конференция посвящена актуальным проблемам развития и взаимодействия Российской Федерации и Китайской Народной Республики на современном этапе. Во время работы конференции были рассмотрены вызывающие наибольшую актуальность вопросы развития и взаимодействия России и Китая в социально-экономической, политической, научной, образовательной и культурной сферах, а также в сфере современных международных отношений.

Многие проблемы, затронутые в представленных статьях, являются дискуссионными, вызывают неоднозначные оценки, но именно в этом и заключается основной характер конференции как важного научного мероприятия, в рамках которого российские и китайские исследователи – представители академической и вузовской науки Российской Федерации и Китайской Народной Республики – могут обмениваться мнениями по ключевым проблемам развития и взаимодействия России и Китая.

Издание сборника осуществлено при финансовой поддержке Института Конфуция в БГПУ Печатается по решению редакционно-издательского совета Благовещенского государственного педагогического университета Издательство БГПУ, 2015 ISBN 978-5-8331-0349-4 Баконина Светлана Николаевна, канд. ист. наук, научный сотрудник Научно-исследовательский отдел новейшей истории Русской Православной Церкви Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет snb398@rambler.ru

БОГОРОДИЦЕ-ВЛАДИМИРСКИЙ МОНАСТЫРЬ В ХАРБИНЕ

И ЕГО НАСТОЯТЕЛЬНИЦА ИГУМЕНЬЯ РУФИНА (КОКОРЕВА)

УДК 271-055.

Аннотация. Статья посвящена истории первого и единственного православного женского монастыря в Харбине от его основания до эмиграции в Америку, а также жизни и трудам основательницы монастыря игуменьи Руфины (Кокоревой).

Ключевые слова и фразы: Русская Православная Церковь, монашество, русская эмиграция, Харбинская епархия, Дальний Восток.

Svetlana Bakonina, Ph.D. in History, Researcher Department of the Modern History of the Russian Orthodox Church St. Tikhon’s Orthodox University snb398@rambler.ru

–  –  –

Abstract. Article is devoted to the history of the first and the only Orthodox Nunnery in Harbin from its foundation before emigrating to America, as well as the life and activity of the Convent founder, Abbess Rufina (Kokoreva).

Key words and phases: the Russian Orthodox Church, monkhood, Russian emigration, the Harbin Diocese, the Far East.

Первый и единственный православный женский монастырь в Харбине был основан в 1923 г. Однако его история началась несколько раньше и связана с именем главы Харбинской епархии архиепископа Харбинского и Маньчжурского Мефодия (Герасимова). Именно его следует считать инициатором основания монастыря.

В августе 1922 г. архиепископ Мефодий посетил Владивосток. Это был его первый после ухода в эмиграцию приезд на родину, куда он прибыл для участия в работе Земского собора. Узнав, что во Владивостоке на положении беженки проживает известная своей подвижнической жизнью игуменья Руфина (Кокорева), он нашел ее и предложил основать новый монастырь в Харбине.

Игуменья Руфина (в миру Ольга Андреевна Кокорева) родилась 27 июня 1872 г. в Перми. Уже с детских лет она решила посвятить себя монашескому служению, но путь к монашеству был для нее довольно долгим. Достаточно перечислить его основные вехи: 5 августа 1880 г. в возрасте 8 лет она была посвящена в послушницы Успенского женского монастыря (Пермь); в 1887 г. переведена в Иоанно-Предтеченский монастырь г. Соликамска; в 1890 г.

пострижена в рясофор; в 1900 г. стала насельницей Верхотурского Покровского монастыря;

и только в 1911 г. (когда ей было 39 лет) она, наконец, приняла монашеский постриг с именем Руфина. Вскоре монахиня Руфина выехала в Чердынь, куда была направлена для устроения монашеской общины – Иоанно-Богословского женского монастыря, и 12 ноября 1912 г.

была поставлена в сан игуменьи.

В 1918 г. с приходом в Чердынь большевиков игуменья Руфина была арестована, пережила допросы в ЧК, но ее освободили. Не дожидаясь новых неприятностей, она бежала вместе с сестрами обители, надеясь найти приют в свободных от советской власти местах. Оказавшись в г. Ново-Николаевске, игуменья получила благословение правящего архиерея – архиепископа Томского Анатолия (Каменского) – на устроение обители в этих краях. Но большевики пришли и сюда. Бежать пришлось дальше, на Дальний Восток. Игуменья с двумя сестрами (одна из них – монахиня Ариадна, вторая – послушница) выехала во Владивосток.

По пути обе сестры заболели тифом и высадились в Чите, где их приютила настоятельница местного женского монастыря игуменья Анастасия. В это же время в читинском монастыре находился еще один беженец – архиепископ Оренбургский и Тургайский Мефодий (Герасимов), вынужденный покинуть свою епархию после захвата Оренбурга частями Красной армии.

По приезде во Владивосток игуменья Руфина как беженка должна была искать себе кров и работу. Ей удалось поселиться в одной семье на условиях помощи по хозяйству. В марте 1919 г. во Владивосток приехали оправившиеся от болезни сестры и, как вспоминала впоследствии монахиня Ариадна, «нашли Матушку в ужасно тяжелом состоянии». В это время Владивостокской епархией управлял, поначалу временно, бежавший от большевиков из Самары епископ Михаил (Богданов). Узнав о положении игуменьи Руфины, он предложил ей руководить хором в церкви при архиерейском доме на Седанке.

В конце 1919 г. епископ Михаил был утвержден главой Владивостокской епархии, что дало ему более широкие полномочия по управлению церковной жизнью Приморья. Присутствие во Владивостоке игуменьи Руфины с монахинями натолкнуло владыку на мысль об устройстве в городе женского монастыря, и он поручил игуменье встать во главе этого дела.

Матушка с радостью приняла послушание. Вместе с сестрами она переселилась с Седанки в одну из квартир частного дома на 7-й Матросской улице, где и было открыто временное монастырское подворье в честь Смоленской иконы Божией Матери.

В 1922 г. после встречи с архиепископом Мефодием игуменья Руфина приняла его предложение поехать в Харбин для устройства там еще одного монастыря, но при этом попросила у архиепископа благословения провести в Харбине сборы на нужды своей Владивостокской обители. Вместе с матушкой в Китай поехали несколько сестер. В Харбине они остановились на Благовещенском подворье Пекинской Миссии.

После очередных переговоров с архиепископом Мефодием монахини начали совершать сборы для открытия теперь уже здесь, за границей, временного отделения Владивостокского женского монастыря. Здание нашли в китайском доме на Дачной улице, 17. Через три недели игуменья Руфина вынуждена была вернуться во Владивосток, оставив в Харбине монахиню Ариадну, инокиню Акилину (впоследствии монахиню Анемаису) и двух послушниц.

Во Владивосток игуменья добиралась с опасностью для жизни. В это время остатки белых частей во главе с правителем Приамурского Земского края генерал-лейтенантом М.К.

Дитерихсом уже покинули Приморье, повсюду устанавливалась советская власть. Игуменья Руфина вновь попала в обстановку всевозможных бесчинств военного времени. Понимая сложность ее положения один из владивостокских протоиереев настойчиво советовал ей не подвергать себя риску и как можно скорее покинуть город. Но чтобы выехать обратно в Харбин игуменья должна была получить пропуск от властей. Для этого ей пришлось обратиться с заявлением в соответствующее ведомство, после чего она была вызвана в ЧК на беседу с комиссаром по церковным делам. Комиссар по фамилии Приходько встретил игуменью на первый взгляд сурово. Предложив ей сесть, он сказал: «Как это вы благословляли иконами

Меркулова и Дитерихса1 истреблять нас? Это нам известно». Вопрос прозвучал грубоватонасмешливо, но игуменья Руфина не испугалась и со свойственной ей простотой ответила:

«Всякого обращающегося ко мне за благословением, как носительница духовного сана, я благословляю, и если бы у нас не были разные дороги, и вы признавали бы то, что вы отвергаете, наши святыни, и просили меня благословить и вас, я бы это во славу Божию выполнила» [1, c. 9].

Услышав такой чистосердечный ответ, Приходько смутился и, закрыв дверь кабинета, неожиданно начал рассказывать игуменье о том, что в детстве ему не раз приходилось бывать в монастырях, и эти воспоминания, наверное, самые лучшие в его жизни. Особенно запомнилась комиссару игуменья женской обители в Уфе, которая баловала его горячими просфорками и пряниками.

Во время этого необычного разговора в кабинет иногда заглядывали посторонние лица, и тогда Приходько вновь принимал суровый вид. Беседа закончилась тем, что комиссар сам подсказал игуменье Руфине формулировку прошения об отъезде в Харбин – она едет «для ликвидации подворья женского монастыря и возвращения сестер во Владивосток». Разрешение на отъезд было получено.

До Харбина игуменья ехала в отдельном купе без всякого беспокойства с чьей-либо стороны. Прибыв туда в начале июня 1923 г., она сразу же приступила к дальнейшей работе по устройству обители. Однако вскоре игуменья тяжело заболела, оказавшись надолго прикованной к постели. Положение усугублялось тем, что окружавшие ее сестры, как и большинство осевших в Харбине беженцев, находились в крайней нужде. Жили так скудно, что зачастую не имели даже обеда. Единственным заработком сестер было печение просфор. Эту возможность им предоставил настоятель Свято-Алексеевской церкви в Модягоу священник Петр Антонов. Но справиться с бедностью, отсутствием самого необходимого для жизни и ухода за больной игуменьей это мало помогало, а проболела матушка целых девять месяцев.

Спасала только помощь милосердных соотечественников. Так, княгиня Голицына снабжала обитель топливом, а доктор С.И. Тарновский лечил игуменью Руфину безвозмездно, причем сам готовил для нее еду, обучал сестер навыкам правильного ухода за больной. Игуменью навещал проживавший в Харбине при Иверской церкви епископ Камчатский Нестор (Анисимов), и благодаря его хлопотам ее удалось перевести в городскую больницу, где матушку Имеются в виду руководители последних белых правительств на территории Приморья. В мае 1922 г. в результате переворота власть захватило так называемое «меркуловское» правительство во главе с бывшим юрисконсультом Владивостокского городского самоуправления С.Д. Меркуловым, в августе того же года на Земском соборе во Владивостоке он был переизбран, новым правителем Белого Приморья (Приамурского Земского края) стал генерал-лейтенант М.К. Дитерихс.

поместили в отдельную палату. Врачи тогда предупредили, что состояние больной критическое, нужно готовиться к худшему. Оставалась одна надежда – на Бога. Молебны о здравии игуменьи Руфины служили в Иверской церкви, совершал их местный архимандрит Арсений (Лагунов). Уже после второго молебна состояние матушки стало улучшаться, а через три месяца она выписалась из больницы. О выздоровлении игуменьи Руфины врачи говорили как о чуде.

В августе 1924 г. женская обитель переехала в новое помещение на Церковной улице, и при ней была открыта домовая церковь в честь Тихвинской иконы Божией Матери. К этому времени число насельниц увеличилось, службы стали совершаться ежедневно. Однако, чтобы поддержать свое существование, сестры не только молились, но и работали не покладая рук – пекли просфоры, занимались рукоделием и стиркой белья. Настоятелем и духовником обители стал протоиерей Андрей Знаменский. Так в Харбине родился женский монастырь.

26 августа 1925 г. в обители случилось чудо – в руках игуменьи Руфины обновилась Владимирская икона Божией Матери. Икона висела в алтаре и выглядела очень старой и невзрачной – проржавевший фольговый образ. Матушка хотела подарить ее начальнику Земельного отдела Управления КВЖД Николаю Львовичу Гондатти, который только что пережил незаконный арест и освободился из тюрьмы. Когда образ сняли со стены, и он оказался в руках игуменьи, то краски на нем вдруг стали светлыми и сияющими, как будто икону только что написали.

Но на этом чудеса не закончились, в скором времени в обители обновились еще две иконы. С этого времени помолиться перед новоявленными святынями стало приходить все больше людей, и на долгих монастырских службах всегда было много богомольцев.

В том же 1925 г., вследствие закрытия Свято-Димитриевской церкви при гимназии им.

генерала Хорвата, церковноначалие приняло решение перенести в женскую обитель бывший гимназический храм. Для этого понадобилось расширить помещение монастырской церкви, и обитель снова переехала. В новом храме, открытом на Ашихэйской улице, было устроено два придела: во имя Владимирской иконы Божией Матери и в честь святого великомученика Димитрия Солунского, а сама обитель стала именоваться Богородице-Владимирской. Однако условия для монашеской жизни по-прежнему были не самые подходящие, поскольку под храм и общежитие монастыря снимались две квартиры в частном доме, в котором было еще около 20 заселенных квартир, и поэтому игуменья Руфина, всегда уповавшая на заступничество Матери Божией, изливая свою скорбь перед обновленным чудотворным Ее образом, непрестанно просила Богородицу устроить жизнь монастыря.

Через два года пришла неожиданная помощь. По завещанию Эммы Николаевны Кашиной, одной из прихожанок и благотворительниц обители, монастырь получил пять тысяч долларов, которые и были внесены в качестве первого взноса за дом, выбранный как более подходящий для церкви и обители. Дом принадлежал японскому банку «Тотаку» и находился в распоряжении доверенного лица – инженера Нахара, который всячески помогал матушке в ее хлопотах. При его содействии арендная плата за дом и участок была засчитана в покупную стоимость. Таким образом, благодаря стараниям и энергии игуменьи Руфины, в августе 1927 г. у монастыря появилось собственное помещение на Почтовой улице.

За приобретенное здание необходимо было выплатить немалую сумму – 28 тысяч иен.

Деньги выплачивались постепенно, по 700 иен в месяц. Из-за выплаты долга к 1929 г. положение монастыря стало критическим, тем не менее обитель продолжала оказывать помощь многим нуждающимся.

Духовная жизнь обители привлекала под ее кров не только соотечественников, в этом же трудном году в монастыре приняли святое крещение три китайца (инженер, драгоман городской больницы и сторож обители) и одна девица лютеранского вероисповедания.

Осенью 1929 г. население Маньчжурии потрясли события, связанные с так называемым «конфликтом на КВЖД». В июле местные китайские власти во главе с правителем Чжан Сюэляном захватили КВЖД, начались аресты советских служащих. В ответ Красная армия оккупировала северные районы Маньчжурии, где проживали, в основном, русские беженцы.

Оккупация началась с внезапных воздушных налетов на мирные селения. Помимо бомбардировок с воздуха, боевые действия вела пехота при поддержке артиллерии и танков. После таких налетов некоторые постройки были сравнены с землей, в разных местах вспыхнули пожары. На станции Якэши церковь была сожжена дотла, а на станциях Маньдухэ, Хинган, Чжалайнор и Бухэду храмы были разграблены, разорены и полуразрушены.

Одновременно с армейскими частями действовали карательные отряды НКВД, расправлявшиеся с мирным населением. В особенно тяжелом положении оказались жители Трехречья, богатейшего края, населенного забайкальскими казаками и переселенцами. Здесь орудовал отряд под командованием Моисея Жуча, который отличался особой жестокостью.

В одном из казачьих поселений его отряд уничтожил 140 человек, включая женщин и детей.

Во время военных действий около шестисот трехречьенцев были вывезены в Советский Союз, где часть из них была расстреляна, а большинство попало в концлагеря и тюрьмы. [4, I, c.157].

Жители пострадавших поселков спешно покидали насиженные места, сотни беженцев устремились в Харбин. С самого начала трагических событий помощь пострадавшим стали оказывать благотворительные учреждения Русской Православной Церкви. Сразу 300 беженцев были устроены в Епархиальном доме-убежище. Больше всего в заботе нуждались детисироты, которых старались разобрать на попечение существующие в городе приюты. В начале ноября 1929 г. 11 сирот от 2-х до 9-ти лет, привезенные со станции Якэши, оказались в Доме милосердия, которым руководил епископ Камчатский Нестор. Еще 12 пострадавших, детей и взрослых в возрасте от 9-ти месяцев до 87 лет, принял Богородице-Владимирский женский монастырь.

Согласно епархиальному отчету за 1929 г., в монастыре числились: настоятельница – игуменья Руфина, 5 манатейных монахинь, 5 рясофорных послушниц, 14 послушниц, четверо взятых на воспитание малолетних детей, четыре старицы на призрении и 12 беженцев.

Кроме того, на иждивении монастыря находились четыре подростка и шестеро других лиц.

Из духовенства в монастыре служили протоиерей Андрей Знаменский, три священника (Иоанн Заерко, Петр Триодин, Сергий Германов) и диакон Михаил Шумилов. [5, л. 8]. Важным событием этого года стало основание при обители приюта для девочек.

В 1931 г. в Маньчжурии произошли трагические события, связанные с нападением на железнодорожные поселки Восточной линии КВЖД хунхузов. Русские эмигранты вновь столкнулись с убийствами и грабежами теперь уже со стороны китайских бандформирований. И снова обитель приняла под свой кров нескольких сирот.

В сентябре 1931 г. русская колония в Китае пережила очередное потрясение, в корне изменившее весь уклад жизни эмигрантов: началась японская оккупация Маньчжурии, в результате которой было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го. Новые власти стали управлять огромной массой российской эмиграции, не оставляя без внимания ни одну из сторон ее жизни, в том числе религиозную и благотворительную. К устройству приюта для детей-сирот при Богородице-Владимирском женском монастыре японцы отнеслись благосклонно. При посещении обители представители власти, будучи людьми совершенно другой веры и представлений о быте, отметили «образцовую постановку дела» в приюте и в своих докладах и донесениях характеризовали деятельность игуменьи как «особо отличную». [1, c.

18].

Несмотря на постоянную нехватку средств, настоятельница обители и начальница приюта игуменья Руфина сумела организовать большую благотворительную работу. Обитель заботилась о тех, кто нуждался в материальной помощи, помогала им деньгами и вещами, предоставляла возможность освоить какое-либо ремесло, чтобы потом самостоятельно зарабатывать себе на жизнь.

Благодаря попечению матушки Руфины, многие студенты – дети неимущих родителей – смогли закончить свое образование. Некоторые семьи получали от обители ежемесячные пособия. В 1932 г. такая помощь деньгами и вещами оказывалась 23 семьям. Помощь была направлена и пострадавшим от наводнения в этом году. Кроме того, обитель ежедневно раздавала нуждающимся до 25 обедов. Помимо 39 детей, бывших на иждивении обители (12 из них проживали в приюте), в монастыре призревались одинокие старые женщины [6, л. 43].

В 1932 г. остро встал вопрос о собственном здании для монастырского приюта. В обители насчитывалось уже 84 насельницы: игуменья, 8 манатейных монахинь, 20 рясофорных послушниц, 22 послушницы, 21 старица на призрении и 12 детей-сирот [6, л. 42]. К середине декабря здание было построено. Так в Харбине появился Ольгинский детский приют, названный в честь святой равноапостольной княгини Ольги. Более половины его воспитанниц были круглыми сиротами, остальные – дети несостоятельных родителей. В приюте девочки получали образование и религиозно-нравственное воспитание, что давало им возможность самостоятельной жизни в будущем [9, c. 52].

Новый приют осенялся именем великой княжны Ольги Николаевны Романовой, как продолжение дела, начатого игуменьей Руфиной еще в пору ее настоятельства в Чердынском Иоанно-Богословском монастыре. Тогда, во время Первой мировой войны, она создала детский приют имени Дома Романовых для сирот погибших воинов. По повелению Государя императора Николая II покровительницей приюта стала вторая дочь императора великая княжна Татьяна Николаевна. К 1917 г. в приюте призревалось 75 детей. Помощницей заведующей и воспитательницей приюта была назначена послушница Августа Мичурина, будущая монахиня, а позднее игуменья Ариадна, много лет являвшаяся ближайшей помощницей матушки Руфины. Преданность царской семье игуменья Руфина сохранила до конца жизни.

Основанный ею детский приют в Харбине именовался Ольгинским в честь святой равноапостольной княгини Ольги и в знак увековечения памяти старшей дочери последнего российского императора.

Вся жизнь приюта казалась несовместимой с монастырской, поскольку для монахинь нужна была «изоляция от мира, сохранение особого ритма, особого уклада, особой атмосферы жизни, огражденной от внешних влияний и впечатлений» [3, c. 95]. Устав в обители был строгий: сестры-будильницы вставали в 4.30 утра, и к 5 часам все были уже на правиле в храме. За сутки на молитву вставали 12 раз. Во время обеда, ужина и чая читали Евангелие, жития святых, псалмы или акафисты. У сестер были разные послушания: печение просфор, стежка одеял, художественное рукоделие, шитье облачений, иконопись, хозяйственные работы и, конечно, пение на церковных службах. Кроме того, монахинь часто приглашали читать Псалтирь по усопшим [6, л. 42].

И в эту строгую монастырскую тишину врывался совсем другой мир: старицы и дети, которых приютила обитель, посещавшие ее прихожане – все требовали внимания и заботы, ответа на свои нужды и печали. В своих воспоминаниях об игуменье Руфине и ее времени игуменья Ариадна (Мичурина) писала: «Что покрывает этот разнобой, что лишает его зловредного воздействия на спасающихся монахинь, что оправдывает его наличие, благостно преодолевает трудности, от него происходящие? МОЛИТВА! Горение молитвенное, которое захватывает всех, объединяет и детей, и стариц, и монахинь, и послушниц, и случайно оказавшихся тут мирян» [3, с. 95-96].

Духовная жизнь обители приносила ощутимые плоды: 1932 год был отмечен присоединением к Православию субботницы1 и крещением караимки1, среди прихожан обители Еретики-субботники – «жидовствующие» XIX века. Придерживались некоторых еврейских догматов и обрядов (обрезание, суббота и т.д.) Ересь начала распространяться с 1811 г. в Тульской, Тамбовской и Воронежской губерниях. Для борьбы с сектой в 1825 г. был предпринят ряд мер (отправка на военную службу, ссылка в Сибирь), а членов секты было повелено называть не субботниками, а жидовствующими. Позднее жидовствующих стали называть иудействующими.

появились даже служащие КВЖД, принявшие советское подданство (это были люди, которые несколько лет не посещали храм из-за опасения потерять службу) [6, л. 43].

В 1934 г. игуменья Руфина решила перевести обитель в Шанхай. Матушка получала много писем от переехавших туда русских людей, ранее проживавших в Харбине, которые просили не забывать их и помочь наладить духовную жизнь в этом городе. В 1935 г. по благословению епископа Шанхайского Иоанна (Максимовича) в Шанхае было открыто подворье Харбинской женской обители. Сначала оно располагалось в небольшом помещении, и в 1936 г. епископ Иоанн освятил храм обители в честь Владимирской иконы Божией Матери.

Весной 1937 г., когда подворье переехало в более приспособленное обширное помещение на Французской концессии, матушка Руфина руководила устройством на новом месте. В Харбине в качестве заместительницы игуменьи осталась монахиня Ариадна (Мичурина).

Самой игуменье Руфине вернуться в Харбин уже не пришлось. Никогда не жалевшая себя и трудившаяся без отдыха, она чувствовала, что силы ее слабеют. В июле здоровье матушки резко ухудшилось, ей было трудно передвигаться без посторонней помощи, но лечиться она отказывалась и общалась с докторами лишь для успокоения заботливых сестер. 24 июля она пожелала присутствовать в храме на молебне. В церковь матушку ввели под руки и посадили в кресло. По окончании службы кресло, в котором сидела матушка, поставили так, чтобы она могла обратиться к молящимся. Игуменья Руфина стала прощаться со всеми. Она знала, что скоро умрет, и произнесенные ею слова были завещанием остающимся: «Живите в мире, любви и согласии. Любите больше всего Бога и отдайте Ему свою душу и сердце» [1, с. 24].

После этого все стали подходить к матушке под благословение. Каждого она благословила чудотворным образом, у каждого попросила прощения.

День за днем игуменья Руфина словно таяла на глазах. Часто она находилась в забытьи, при этом постоянно спрашивала: «Скоро ли праздник Успения Богородицы?» На Успение она и скончалась. Литургию в день ее похорон совершал епископ Иоанн, на отпевании присутствовало все шанхайское духовенство. Погребли игуменью Руфину в Шанхае на кладбище Лю-Ка-Вей.

По воспоминаниям игуменьи Ариадны, все дни до самой своей кончины матушка непрестанно молилась и, даже находясь в забытьи, все время просила кому-то помочь. То говорила, что надо доктору «горячую просфорочку» послать, то жалела какую-то Веру, за которую долго молилась, то просила накормить голодного, одеть и обуть его. «Все для других» – такой она была в жизни, такой оставалась до конца. «Царская игумения» – матушка Руфина достойно прошла свой царский путь – путь служения ближним.

Переезд в Шанхай не был последним в жизни обители. Игуменья Руфина мечтала вывезти монастырь в Америку, и ее желание исполнилось. В 1941 г. в США удалось отправить двух сестер, и, благодаря их трудам, в 1942 г. было открыто подворье обители в СанФранциско. В августе 1948 г. вместе со святынями монастыря туда перебралась игуменья Ариадна, ставшая настоятельницей после кончины матушки Руфины, вслед за ней приехали еще несколько сестер. Вывезти сразу всех насельниц не удалось. Несколько сестер и девочек из приюта попали на Филиппины, откуда они выехали позже, двумя группами, в ноябре 1950 и в январе 1951 г. Еще позже забрали оставленных в Шанхае престарелых сестер, которых поселили в Покровском скиту обители в Канаде [7, I, с. 689].

В Сан-Франциско при Богородице-Владимирской женской обители был основан скит во имя преподобного Серафима Саровского. Его храм (самый первый храм монастыря) – во имя святой равноапостольной княгини Ольги – был построен в память великой княжны Ольги Николаевны, а также в честь основательницы монастыря игуменьи Руфины, в миру носившей имя Ольги.

Караимы («читающие» – евр.) – иудейская секта, образованная вследствие непризнания господства раввинов в определении моральных и догматических истин и в толковании закона Моисеева. Некоторые стороны учения караимов имеют сходство с протестантизмом и кальвинизмом.

Литература:

Ариадна (Мичурина), игум. Светоч Любви: Жизненный подвиг игумении Руфины. – 1.

Шанхай, 1941.

Ариадна (Мичурина), игум. Царский путь Царской Игумении: Жизнеописание Всечестной игумении Руфины. Изд-е Богородице-Владимирской женской Обители. – Шанхай, 1948.

Балакшин П. Финал в Китае: Возникновение, развитие и исчезновение Белой эмиграции на Дальнем Востоке. – Сан-Франциско–Париж–Нью-Йорк: Сириус, 1958. – Т. 1.

ГАРФ. Ф. Р-6343. Оп. 1. Д. 238.

4.

ГАРФ. Ф. Р-6343. Оп. 1. Д. 245.

5.

Русская Православная Церковь Заграницей. 1918–1968 / Под ред. Гр. А.А. Соллогуб. – 6.

Нью-Йорк: Изд-во РДМ в Иерусалиме РПЦЗ, 1968. – Т. 1.

Троицкая С.С. Харбинская епархия, ее храмы и духовенство. – Брисбен, 2002.

7.

Батаршев Сергей Валерьевич, канд. ист. наук, доцент Кафедра отечественной истории и архивоведения Дальневосточный государственный университет batar1980@mail.ru Клюев Николай Александрович, канд. ист. наук, доцент Сектор первобытной археологии Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН kluyev2006@yandex.ru Крутых Евгений Борисович, канд. ист. наук Кафедра социальных наук Дальневосточный государственный университет krutykh_e@mail.ru

МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ТОПОРЫ-КЕЛЬТЫ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА

ПРИМОРЬЯ

УДК 902.0 Аннотация. В работе рассматривается втульчатый железный топор-кельт с поселения Рязановка-2 в Приморье. По аналогиям с находками из других памятников предмет датирован ранним железным веком (янковская археологическая культура, 2,8-2,2 тыс. 14Сл.н.).

Ключевые слова и фразы: Приморье, поселение Рязановка-2, втульчатый топор-кельт, ранний железный век, янковская археологическая культура.

Batarshev Sergey, Ph.D. in History, Associate Professor Department of Russian history and archival Far Eastern State University batar1980@mail.ru Nikolai Klyuev, Ph.D. in History, Associate Professor Sector prehistoric archeology Institute of History Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far East kluyev2006@yandex.ru Krutykh Evgeny, Ph.D. in History Department of Social Sciences Far Eastern State University krutykh_e@mail.ru

–  –  –

Abstract. The paper deals with an iron socketed ax-Celt settlements with Ryazanovka-2 in Primorye. By analogy with the findings of other monuments item dated the early Iron Age (Yankovskaya archaeological culture, 2,8-2,2 thousand. 14Sl.n.).

Key words and phrases: Primorye settlement Ryazanovka-2 socketed ax-Celt, Early Iron Age, Yankovskaya archaeological culture.

Проблема. Начало раннего железного века в Приморье (юг Дальнего Востока России) связано с распространением вдоль морского побережья залива Петра Великого многочисленных памятников янковской археологической культуры, датируемой в пределах 2,8-2, тыс. 14С л.н. Первоначально эта культура относилась исследователями к неолиту, затем к бронзовому веку, так как в изученных янковских комплексах отсутствовали железные предметы. Только в 1960 г. при раскопках А.П. Окладниковым поселения Песчаный-1 была получена небольшая серия железных изделий – к достоверно янковским артефактам исследователь памятника отнес два топора-кельта, два стержня («стерженьки») и один неопределимый фрагмент [6]. В дальнейшем при раскопках некоторых других янковских поселений были обнаружены еще немногочисленные предметы из железа [2, с. 60; 3, с. 90], а недавно Н.А.

Клюевым на поселении Барабаш-3 изучен производственный комплекс по вторичной обработке чугунных заготовок [4, с. 47]. Всего за более чем полувековую историю исследования янковской культуры общее количество находок железных орудий и их фрагментов составило не менее 58 ед.

(см.: таблица). Следует учитывать, что полной статистики по большинству памятников нет, в ряде работ по одному и тому же памятнику указывается разное количество железных предметов, некоторые артефакты остались неопубликованными (например, топоры-кельты с Песчаного-1 из раскопок Ю.Е. Вострецова). Кроме того, практически все железные предметы представлены обломками разной величины. По этой причине любая новая находка законченного, морфологически выраженного и функционально определимого железного изделия заслуживает нашего пристального внимания. В публикуемом ниже сообщении авторы рассматривают втульчатый топор-кельт, обнаруженный в прошедшем полевом сезоне на поселении Рязановка-2 в Южном Приморье.

Поселение Рязановка-2. Поселение, получившее название Рязановка-2, обнаружено С.В. Батаршевым в 2014 г. Расположено в 2 км севернее ж/д станции Рязановка на уплощенной оконечности мысовидного увала, выдвинутого в сторону русла р. Рязановка. Увал в плане удлиненно-овальной формы, высотой 8-10 м от его основания, входит в горный массив, обрамляющий левый борт долины р. Рязановка. На дневной поверхности поселения визуально различимых остатков древних сооружений не зафиксировано. Линейные размеры памятника составляют 95 99 м, общая площадь его территории около 6750 м2.

Стратиграфия. Для определения границ и культурно-хронологической принадлежности памятника на оконечности мысовидного выступа поставлен шурф. Шурфом вскрыта толща рыхлых отложений мощностью до 75 см. Стратиграфия представлена следующими слоями: 1) дерн (8-15 см); 2) коричневая супесь с щебнем (15-24 см); 3) камень, щебень с супесчаным заполнением коричневого цвета (22-45 см); 4) темно-коричневая супесь с щебнем 10-20 см;

5) кора выветривания – камень, щебень желто-коричневого цвета (материк). Археологический материал обнаружен в слоях коричневой супеси с щебнем и темно-коричневой супеси с щебнем, которые соответствуют двум разновременным культурным горизонтам поселения.

Стратиграфически оба культурных горизонта разделены стерильным слоем плотного, слежавшегося камня, щебня с супесчаным заполнением мощностью до 45 см.

Верхний культурный горизонт представлен поддерновым слоем коричневой супеси с щебнем. Здесь обнаружены фрагменты лепной и круговой керамической посуды (13 ед.).

Лепная керамика содержит два фрагмента слегка отогнутых наружу венчиков сосудов.

На одном из них ниже кромки прикреплен узкий, треугольный в сечении налепной валик.

Глиняное тесто данного фрагмента содержит значительное количество среднезернистого песка. Наружная поверхность стенки заглажена, внутренняя – покрыта тонким слоем обмазки, цвет фрагмента серо-коричневый. Описанный венчик характерен для гончарства мохэской культуры раннего средневековья. Второй фрагмент венчика имеет округлую кромку, его поверхности покрыты черным ангобом и залощены. Кроме того, обнаружено четыре фрагмента неорнаментированных стенок сосудов. Поверхности стенок хорошо заглажены, на трех из них следов дополнительной обмазки и лощения нет, на одном фрагменте с внутренней стороны сохранился слой залощенного черного ангоба. Фрагменты сосудов с черным ангобом и лощением относятся к янковской культуре раннего железного века.

Станковая керамика представлена фрагментом дна со слегка расходящимися стенками и шестью фрагментами стенок без орнамента. Поверхности всех фрагментов частично повреждены (оббитые, замытые, расслоившиеся). Формовочные массы содержат мелкий песок, в ряде случаев примесь визуально трудноразличима. Цвет черепков серый и серокоричневый. Культурная атрибуция станковой керамики затруднена, так как может относиться к широкому хронологическому отрезку от раннего средневековья до этнографического времени.

Нижний культурный горизонт представлен темно-коричневой супесью с щебнем. Здесь обнаружен железный (чугунный) втульчатый топор-кельт и небольшой фрагмент керамики с гладкими неорнаментированными стенками. Глиняное тесто фрагмента отощено просеянным кварцевым песком. Зерна песка выступают над поверхностью, вероятно, в результате разрушения поверхностного слоя обмазки или ангоба. Наружная сторона стенки грязнокоричневого цвета, внутренняя – красновато-коричневого, в изломе фиксируется полоса недожога. Данный фрагмент керамики мы так же относим к янковской культуре раннего железного века.

Таким образом, благодаря четкой стратиграфии шурфа и наличию мощного стерильного слоя между двумя культурными горизонтами, можно аргументировано судить о культурно-хронологической принадлежности железного топора-кельта. Нижний культурный горизонт связан с отложениями, вмещающими артефакты янковской культуры раннего железного века. Как уже отмечалось, находки этого времени немногочисленны – топор-кельт и фрагмент стенки керамического сосуда. Еще два фрагмента янковской керамики обнаружено в отложениях верхнего культурного горизонта. Попасть туда они могли, скорее всего, в результате перемещения грунта в раннем средневековье.

Топор-кельт. Обнаруженный железный (чугунный) топор-кельт отличается хорошей сохранностью. Тело орудия сохранилось полностью, но его поверхности сильно затронуты коррозией. Топор-кельт втульчатый, трапециевидный в поперечном сечении, удлиненнотреугольный в продольном сечении (профиле). Лицевые стороны топора слегка суживаются к нижней трети изделия, снова расширяясь к его лезвию. Боковые стороны ассиметричны – одна грань практически прямая, другая – слегка выпуклая, таким образом, профиль изделия близок к односторонне-выпуклой форме. Лезвие топора дугообразное, выпуклое. Размеры предмета следующие: толщина стенок составляет 0,3-0,5 см, длина – 8,5-9 см, длина втулки – 6,8 см, ширина – 4,5-5 см, толщина – 2,7-2,9 см (рис.).

Аналогии. Морфологически описанный топор-кельт идентичен находкам аналогичных изделий с других памятников янковской культуры (см.: таблица). Среди неявных различий можно выделить небольшое сужение лицевых плоскостей топора в нижней трети изделия.

Но, если учитывать, что все остальные янковские топоры-кельты в той или иной степени фрагментированы, то указанное различие может быть обусловлено сохранностью сравниваемых предметов. По-крайней мере, один из топоров-кельтов с поселения Малая Подушечка, расколотый вдоль его оси, но сохранивший свою полную длину, так же, как и орудие с Рязановки-2, имеет слегка вогнутые контуры лицевых сторон [1, с. 50].

Таблица. Изделия из железа на поселениях янковской культуры Приморья.

–  –  –

Андреева Ж.В. Приморье в эпоху первобытнообщинного строя. Железный век (I тысячелетие до н.э. – VIII в. н.э.). – М.: Наука, 1977. – 240 с.

Андреева Ж.В., Жущиховская И.С., Кононенко Н.А. Янковская культура. – М.: Наука, 2.

1986. – 216 с.

Бродянский Д.Л. Ранний железный век Южного Приморья (янковская культура) // 3.

Древние культуры тихоокеанского побережья СССР. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1983. – С. 65-108.

Клюев Н.А. Эпоха палеометалла Приморья: открытия 2000-х годов // Дальневосточносибирские древности: Сборник научных трудов, посвященный 70-летию со дня рождения В.Е. Медведева. – Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2012. – С. 42-50.

Медведев В.Е. Погребение эпохи раннего железа на Сопке Большой близ устья р. Партизанской // Традиционная культура востока Азии: Посвящается 60-летию академика Ан. П. Деревянко. – Благовещенск: Изд-во АмГУ, 2002. – Вып. 4. – С. 141-148.

Окладников А.П. Древнее поселение на полуострове Песчаном у Владивостока. – 6.

МИА. – № 112. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1963. – 356 с.

Болотин Дмитрий Петрович, канд. ист. наук, доцент, старший научный сотрудник Кафедра истории России и специальных исторических дисциплин Лаборатория археологии и этнографии Благовещенский государственный педагогический университет Амурская лаборатория археологии и этнографии Института археологии и этнографии СО РАН bolotindp@mail.ru Шеломихин Олег Анатольевич, канд. ист. наук, доцент Кафедра истории России и специальных исторических дисциплин Лаборатория археологии и этнографии Благовещенский государственный педагогический университет arhmuzeum@gmail.com

СКУЛЬПТУРА ВАДЖРАПАНИ ИЗ ФОНДОВ ЛАБОРАТОРИИ

АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ БГПУ

УДК 3 Аннотация. Буддизм – одна из мировых религий широко распространенная на востоке Азии.

Его элементы проникали даже в среду народов исповедующих шаманизм. Описанное в статье скульптурное изображение Ваджрапани можно считать иллюстрацией активного продвижения данной религии в языческую среду.

Ключевые слова и фразы: буддизм, Ваджрапани, Очирвани, ваджра, Приамурье.

Bolotin Dmitry, Ph.D. in History, Assistant Professor, Senior Researcher Department of History of Russian and special historical disciplines Laboratory of Archaeology and Ethnography Blagoveshchensk State Pedagogical University Amur laboratory of the Institute of Archaeology and Ethnography of archaeological and Gia and Ethnography bolotindp@mail.ru Shelomihin Oleg, Ph.D. in History, Associate Professor Department of History of Russian and special historical disciplines Laboratory of Archaeology and Ethnography Blagoveshchensk State Pedagogical University arhmuzeum@gmail.com

SCULPTURE VAJRAPANI FROM FUNDS LABORATORY OF ARCHAEOLOGY AND

ETHNOGRAPHY BSPU

Abstract. Buddhism – one of the world's religions is widespread in eastern Asia. Its elements penetrated even among the people practicing shamanism. Described in Article sculpture of Vajrapani can be regarded as an illustration of this active promotion of religion in the pagan environment.

Key words and phases: Buddhism, Vajrapani, Ochirvani, Vajra, the Amur region.

В начале 1990-х годов прошлого века в археологическую лабораторию Благовещенского пединститута была передана уникальная бронзовая статуэтка (Рис. 1). Найдена она случайно в привезённом для хозяйственных нужд песчаном грунте. Место карьера обнаружить не удалось, но, предположительно, он находился недалеко от обреза берега Амура в районе с. Марково Благовещенского района Амурской области. Фигурка изготовлена из жёлтой бронзы методом литья, вероятно, по восковой модели, так как швов от составной формы не прослеживается. Предмет изображает человека, стоящего в явно угрожающей позе на левом колене, с высоко поднятой головой и приподнятой правой рукой, кисть которой сжимает какой-то округлый предмет. Левая рука опущена для устойчивости и образует вторую точку опоры фигурки. Третья точка – правая нога. Всей ступнёй этой конечности человек стоит на предполагаемой поверхности. Лицо у него округлое, слегка суженное к подбородку, нос прямой, не имеющий впадины в области переносицы, глаза миндалевидные, прочерченные дополнительно после отливки, брови широкие, выделенные тем же способом, что и глаза.

На лице хорошо виден маленький рот. Уши непропорционально велики, мочки оттянуты до плеч и имеют по отверстию для подвешивания серёг. Посредине лба показана точка – «третий глаз», с двух сторон обведённая прямыми линиями, направленными к переносице. На туловище маленькими окружностями обозначены соски и пупок. На кистях рук легкими нарезами показаны пальцы. Подошвы ступней ног покрыты параллельными насечками, напоминающими след от напильника. Фигурка имеет явно выраженную принадлежность к мужскому полу.

Головной убор – двухъярусное круглое в сечении сооружение, глубоко надвинутое на голову. Первый, нижний ярус, более широк. Высота его 6,5 мм. Основание несколько шире верхнего края (17 мм и 14 мм). Здесь выделяются две орнаментальные зоны: узкая выпуклая полоса с поперечными насечками, идущая по кромке головного убора, и широкая полоса с врезным зигзагом, образованным тремя параллельными линиями. Угол изгиба линии прямой. Второй ярус более сложной конфигурации. Это приострённое навершие подконической формы, высотой 10 мм, имеющее перехват, благодаря чему его верхняя часть выделена в виде «шишака».

На теле не прослежено никакой одежды. Имеются лишь украшения, которые можно разделить на три вида: браслеты, пояс, нагрудник. Браслеты надеты на руках (в области запястья и выше локтевого сгиба) и ногах (в месте соединения ступни с голенью). Изображение браслетов идентично орнаментации узкой выпуклой полосы с поперечными насечками по краю головного убора. Создаётся впечатление, что браслеты наборные. Точно так же выделен и пояс. Только в отличие от браслетов он обозначен двумя параллельными полосками.

Нагрудник имеет подтреугольную форму. Один угол его находится в области живота, два же других уходят на плечи, образуя тонкое соединение вокруг шеи, показывающее способ крепления украшения. Нагрудник состоит из двух рельефных полос, создающих остроугольный треугольник с вогнутыми сторонами, опрокинутый вершиной вниз, а также части по форме, напоминающей половину овала. Треугольная часть нагрудника орнаментирована тремя контурными окружностями, полуовал – пересекающимися нарезами. Реальное украшение, несомненно, имело бы гибкую (наборную) конструкцию, так как оно облегает сильно изогнутую грудь.

Кого же изображает древняя статуэтка? Как и когда она попала на Амур? Эти вопросы чрезвычайно сложны, т. к. артефакт обнаружен вне слоя и без сопутствующего материала.

Определить культовую принадлежность и роль, которую играло изображённое существо в религии, – наиболее существенная проблема, решение которой, несомненно, поможет осветить ряд других. Авторы считают, что обнаруженная скульптурка принадлежит буддийскому культу и изображает бодхисатву Ваджрапани. На это указывает следующее: существо стоит с широко расставленными ногами, наклонившись телом вперед, с упором на правую ногу, в угрожающей позе. В правой поднятой руке держит какой-то округлый предмет. Описание в целом соответствует традиционной передаче внешнего вида Ваджрапани. Его обычно показывают стоящим в угрожающем позе, с ваджрой в правой руке. Ваджрапани символизирует силу, и его функцией считается уничтожение заблуждения и тупости [1, с. 208].

Образ Ваджрапани древнее буддизма. В прошлом Ваджрапани был богом Индрой. Его постоянный атрибут – ваджра – ритуальное и мифологическое орудие в виде символического пучка стрел. С его помощью божество забрасывает на небо огонь. Особенно почитаем в мифологии махаяны и ваджраяны. В последней центральное место занимает ваджра – символ прочности и неуничтожимости. В добуддийский период изображалась обычно в виде скипетра, иногда диска или крестообразно [2, с. 111]. В Тибете она известна под названием «дордже». Ваджрапани считают эманацией будды Акшобхьи, который на изображениях касался земли правой рукой. Здесь бодхисатва представляет активный аспект данного будды.

Выводы о времени и направлении, откуда скульптурка была принесена на Амур, носят спорный, гипотетический характер, и авторы, излагая их, вполне это осознают. По нашему мнению, изображение Ваджрапани было оставлено в Приамурье племенами, пришедшим на данную территорию из Центральной Азии во II тыс. Мог ли буддизм и его символика проникнуть на Амур раньше? Несомненно. Эту религию исповедовали бохайцы и чжурчжэни Приморья, что прекрасно иллюстрируется ареологическими исследаваниями. На чжурчжэньских памятниках бассейна Амура обнаружены предметы буддийского культа [3, c. 156]. Но описанная скульптурка по художественному стилю сильно отличается от изображений, изготовленных в бохайско-чжурчжэньских традициях. Это объясняется тем, что буддизм к этим народам проник из Китая и Кореи, общественные и культурные традиции которых сильно трансформировали эту в прошлом индийскую религию. Буддизм эволюционировал таким образом, что сегодня мы можем лишь условно говорить о мировой религии. «Есть лишь его национальные формы, которые сложились самостоятельно в каждой из стран буддийского мира на основе местных религиозных традиций. Именно они определяют ту разницу, которая существует межу национальными формами на уровне народого буддизма, в то время, как на уровне философии и йоги общебуддийское единство продолжает сохраняться» [4, с. 24].

Предложенное читателями изображение ботхисатвы носит явные индийские изобразительные традиции. Об этом свидетельствует «индуский тип лица» с прямым носом, отсутствие одежды и традиционные для индийских божеств украшения. Подобное «чисто» индийское изображение Ваджрапани, вероятнее всего, проникло на Амур через Центральную Азию. Китай с буддизмом познакомился рано, в I веке. На территории Тибета и Монголии его распространение происходило намного позже. «Реальное проникновение буддизма в Тибет относится к началу VII в. н. э., но становление его продолжалось до XIV в.» [5, с. 118Появление элементов собственно индийской культуры у народов, проживавших на территории Монголии, учёные относят к середине I тыс. [6, с. 67-68]. Однако, представители непосредственно монгольского этноса с буддизмом познакомились лишь в период завоевательных походов Чингисхана. Но «в первой половине XIII века монгольские ханы не выделяли буддизм среди прочих религий и не оказывали ему никаких предпочтений» [4, с. 25].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 34 |
 

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БЕЛОВСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ сборник статей X Международной научной конференции БЕЛОВО 20 УДК 001:37 (063) ББК Н 34 Печатается по решению редакционно-издательского совета КемГУ Редколлегия: д. п. н., профессор Е. Е. Адакин (отв. редактор) к. т. н., доцент В. А. Саркисян к. т. н., доцент А. И....»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 52-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–201 11–18 апреля 2014 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской Академии наук, Российского фонда фундаментальных исследований, Правительства Новосибирской области, инновационных компаний России и мира, Фонда «Эндаумент НГУ» Материалы 52-й...»

«МИНИCTEPCTBO ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ: ПО СЛЕДАМ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЙ. 2007–2014 Ставрополь УДК 94/99 (082) Печатается по решению ББК 63.3 я43 редакционно-издательского совета Н 72 Северо-Кавказского федерального университета Редакционная коллегия: Крючков И. В. (председатель), Булыгина Т. А. (заместитель...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Франко российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ Материалы Международной научной конференции Оренбург Россия – Франция. Государственная конфессиональная и миграционная политика УДК 327.3(063) ББК...»

«Геологический институт КНЦ РАН Комиссия по истории РМО Кольское отделение РМО Материалы III конференции Ассоциации научных обществ Мурманской области и VI научной сессии Геологического института КНЦ РАН, посвящённых Дню российской науки Апатиты, 9-10 февраля 2015 г. Апатиты, 2015 УДК 502+54+57+691+919.9 (470.21) ISBN 978-5-902643-29Материалы III конференции Ассоциации научных обществ Мурманской области и VI научной сессии Геологического института КНЦ РАН, посвящённых Дню российской науки....»

«XVII Международная студенческая конференция ЕВРОПА-2015. ЭФФЕКТ ПЕРЕСТРОЙКИ: РЕЖИМЫ И РИСКИ МНОГОГОЛОСОГО ЗНАНИЯ 15–16 мая 2015 г. Литва, Вильнюс, ул. Валакупю, 5 Учебный корпус ЕГУ Web: www.ehu.lt e-mail: studentconference@ehu.lt В 2015 году исполняется 30 лет с начала преобразований, получивших название перестройки, четверть века независимости Литвы и 10 лет существования ЕГУ в Вильнюсе. Организаторы ежегодной студенческой конференции Европейского гуманитарного университета используют этот...»

«Материалы международной конференции Москва, 8–10 апреля 2010 г. МОСКВА ОЛМА Медиа Групп УДК 94(47+57)„1941/45“ ББК 63.3(2)621 П 41 Редакционный совет: академик Чубарьян А. О., д.и.н. Шубин А. В., к.и.н. Ищенко В. В., к.и.н. Липкин М. А., Зверева С. Н., Яковлев М. С. (составитель) Издание осуществлено при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ П 41   Победа  над  фашизмом  в  1945  году:  ее  значение  для  народов ...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Azrbaycan MEA-nn Xbrlri. ctimai elmlr seriyas, 2015, №2 8 UOT 94 (479.24) ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ (Высшая школа социально-управленческого консалтинга (Россия, Москва)) О РОЛИ БЕЙБУДА ШАХТАХТИНСКОГО В МОСКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 1921 ГОДА И ОБРЕТЕНИИ НАХИЧЕВАНЬЮ СТАТУСА АВТОНОМИИ В СОСТАВЕ АЗЕРБАЙДЖАНА Ключевые слова: Бехбуд Шахтахтинский, Азербайджан, Россия, Турция, Нахичеванская автономия, Московская конференция 1921 года, Московский договор о дружбе и братстве 1921 года, протекторат Переговоры между...»

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АРХЕОГРАФИИ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ, ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ Сборник материалов Пятой международной конференции молодых ученых и специалистов ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО РОССИЙСКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ ЦЕНТР ФРАНКО-РОССИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В МОСКВЕ ГЕРМАНСКИЙ...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«Гаврильева Людмила Николаевна преподаватель якутского языка, литературы Капитонова Майя Валериевна преподаватель русского языка, литературы Сивцева Алла Капитоновна библиотекарь Государственное бюджетное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Республиканское среднее специальное училище Олимпийского резерва имени Романа Михайловича Дмитриева» г. Якутск, Республика Саха (Якутия) СЦЕНАРИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИГРЫ «ДУМАЙ, ИГРАЙ, ПОБЕЖДАЙ!», ПОСВЯЩЕННЫЙ XXII ЗИМНИМ ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ В...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Мозырский государственный педагогический университет имени И. П. Шамякина»Этнопедагогика: история и современность Материалы Международной научно-практической конференции Мозырь, 17-18 октября 2013 г. Мозырь МГПУ им. И. П. Шамякина УДК 37 ББК 74.6 Э91 Редакционная коллегия: В. С. Болбас, кандидат педагогических наук, доцент; И. С. Сычева, кандидат педагогических наук; Л. В. Журавская, кандидат филологических наук, доцент; В. С....»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» Государственное научное учреждение «Институт истории Национальной академии наук Беларуси»ПОБЕДА – ОДНА НА ВСЕХ Материалы международной научно-практической конференции Витебск, 24 апреля 2014 г. Витебск ВГУ имени П.М. Машерова УДК 94(100)1939/1945+94(470)1941/19 ББК 63.3(2)622я4 П41 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования «Витебский...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКУМЕНТ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА Сборник материалов V Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Томск, 27–28 октября 2011 г.) Издательство Томского университета УДК ББК Д 63 Редакционная коллегия: О.В. Зоркова д.и.н., проф. Н.С. Ларьков; д.и.н., проф. С.Ф. Фоминых; д.и.н., проф. О.А. Харусь (отв. ред.); д.и.н., проф. А.С. Шевляков...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июня 2014 г. Под научной редакцией доктора политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2015 ББК 66.3(0),5я431 О-285 Издается в соответствии с планом...»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории» № 30, 2015 Электронную версию всех номеров «Вестника РОИИ» можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Умер Борис Георгиевич Могильницкий. Не стало Ученого, для которого несуетное служение Истории было главным делом жизни. Он посвятил свое научное творчество сложнейшим проблемам методологии и историографии...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.