WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 24 |

«Кафедра социально-гуманитарных дисциплин ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА (Дню Победы советского народа в ...»

-- [ Страница 4 ] --

Другими словами, язык, ставший средством межнационального общения на территории с крайне высокой плотностью населения, вполне мог стать также и толчком к консолидации политической. Ссылаясь на филологический авторитет наших коллег-филологов, заметим, что они совсем не исключают образование языковых союзов: «Если языки имеют разное происхождение, но при этом исторический процесс забросил их носителей в один и тот же культурно-географический ареал, то рано или поздно они образуют так называемый языковый союз…» [10].

Образование подобного языкового союза в многонациональном и густонаселенном регионе, в котором одно из меньшинств в количественном отношении достигает такой величины, что назвать его таковым можно лишь с большой натяжкой, обязательно будет тяготеть к собственной политической и экономической идентификации. Последняя неминуемо потребует от государственных структур крайне взвешенной и тщательно сбалансированной этнополитики внутри страны и в высшей степени рациональной внешней политики.

Список цитируемых источников

1. Романцов, В. О. Населення України і його рідна мова за часів радянської влади та незалежності (ХХ – початок ХХІ століття) / В.Романцов. — К.: вид-во ім.Олени Теліги, 2008. — 184.

2. Нагорна, Л. П. Регіональна ідентичність: український контекст / Лариса Нагорна. — К: ІПіЕНД імені І.Ф.Кураса НАН України, 2008. — 405 с.; Нагорна Л. Соціокультурна ідентичність: пастка ціннісних розмежувань / Лариса Нагорна. К., 2011. — 320 с.

3. Поселенська структура населення Донбасу: етнополітичний аспект динаміки) /Монографія/ Юрій Ніколаєць. — К.:ІПіЕНД ім..І.Ф.Кураса НАН України, 2012. — 188 с.

4. Донбас в етнополітичному вимірі / Авторський колектив: В. Котигоренко (керівник), О. Калакура, Л. Ковач, В. Коцур, Н. Кочан, Н. Макаренко, Ю. Ніколаєць, М. Панчук, О. Рафальський. — К.: ІПіЕНД імені І.Ф. Кураса НАН України, 2014. — 584 с.

5. Таблицу составлено на основании данных: Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. Украинская ССР. М.:

Госполитиздат, 1963. — 210 с.; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Миграция населения. Число и состав семей в СССР/ ЦСУ СССР. — М.: Статистика 1974. — 455 с.; Итоги Всесоюзной переписи населения 1979 года. Том ІV. Национальный состав населения СССР. Часть 2. Распределение населения отдельных национальностей СССР по полу, возрасту, языку, состояния в браке и уровню образования; Национальный состав населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. — М.: Статистика, 1991. — 158 с.; Государственный комитет статистики. Всеукраинская перепись населения 2001 г. Распределение населения по национальности и языку. Все население, оба пола. Донецкая и Луганская области [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://2001.ukrcensus.gov.ua

6. Докашенко, В. М. Особливості поселенської структури Донбасу та демографічна потужність української мови // Історичні записки:

Збірник наукових праць / Гол. ред. В. П.Михайлюк. — Луганськ: Вид-во СНУ ім. В. Даля, 2013. — Випуск 38. – 257 с.

7. Составлено на основании данных: Государственный комитет статистики. Всеукраинская перепись населения 2001 г.

Распределение населения по национальности и языку. Все население, оба пола. Донецкая и Луганская области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://2001.ukrcensus.gov.ua

8.Закон Української Радянської Соціалістичної республіки «Про мови в Українській РСР». Вводиться в дію Постановою Верховної ради №8313 від 28.10.1989 р. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://zakon0.rada.gov.ua/laws/show/8312-11

9. Всеукраїнський перепис населення 2001 р. Мовний склад населення України, Донецької і Луганської областей. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://2001.ukrcensus.gov.ua

10. Старостин, Г. С. Как создается единая классификация языков мира? / Георгий Старостин. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://culturelandshaft.wordpress.com/великий-и-могучий/как-создается-единая-классификация-я/ В. А. Иванисова, старший преподаватель учреждение образования «Гомельский государственный технический университет им. П. О. Сухого»

г. Гомель О. Ю. Уваров, учитель истории высшей категории учреждение образования «Гимназия № 10 г. Гомеля»

г. Гомель

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ КАК ВЫРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ

Современная Беларусь, находясь на границе двух цивилизаций (западной и восточной), испытывает на себе влияние каждой из них. В данной связи встает вопрос о принадлежности белорусов к определенной культурной, географической и духовной общности, обусловливающей их специфику, отличие от других народов.

Национальное самосознание проявляется в самоидентификации с устойчивой, исторически сложившейся общностью (нацией), основанной на единстве языка, культуры, традиций, а также ощущении своей уникальности, самобытности, отличия от других народов: «Мы - белорусы».

Самосознание любого народа уникально. Его своеобразие определяется множеством взаимосвязанных и взаимодействующих факторов, одним из которых является государственность. Кристаллизованным выражением национального самосознания является национальная идея.

Во время пресс-конференции для представителей российских региональных средств массовой информации Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко отметил: «В Беларуси нет центральной идеи, вокруг которой бы все формировалось. Нам надо работать, чтобы выкристаллизовать эту идею. Нужна такая идея, которая была бы воспринята всем обществом и к которой стремились бы. Но я пока не могу назвать эту концепцию. Перебираю разные варианты, и все кажутся правильными - есть и патриотизм, и уважение к прошлому. Но это у всех. А нам надо собственную, отличительную идею, которая характеризовала бы белорусский народ»[1] Государственность любого народа строится, исторически впитывая в себя опыт выживания народа, национальные традиции и обычаи. Фундаментом государства становятся базовые ценности нации, которые, как правило, содержатся в национальной идее.

Исследование истории формирования белорусской государственности было всегда затруднено в результате крайней политизации и субъективизма. В условиях Советской власти эта проблема решалась в рамках одной идеологической доктрины, выход за рамки которой грозил большими неприятностями, поэтому рассчитывать на историческую объективность не приходилось. С переходом к рыночным реформам началась безудержная романтизация прошлого, а часто элементы фальсификации дополнялись банальной подменой понятий. Но есть то, что объединяет исследователей не только времн БССР, Республики Беларусь, но и царской России. Этой объединяющей нитью является создание энергетического поля умолчания вокруг Беларуси. К. Тарасов в книге Память о легендах приводит шокирующие данные о потерях белорусского народа. В войнах 1648-1667 гг. Беларусь потеряла 1, 8 млн. человек из 3, 6 млн. Погиб каждый второй человек.

В 1700 г. население Беларуси выросло до 3 млн. человек. В I мировую войну из 7 млн. населения Беларусь потеряла 1, 2 млн. человек.[2. с.307]. В этих условиях национальная идея сводилась к сохранению государственной независимости и биологическому выживанию. Национальная идея всегда приобретает форму идеала, который реализуется через идеологию того или иного государства. Это особенно актуально на переломных этапах в жизни народа и государства.

В современных условиях важно, чтобы национальная идея была одновременно и идеей белорусской государственности. Разделять эти два понятия нельзя. Национальная идея без идеологии белорусской государственности нест в себе угрозу национализма, а идеология белорусской государственности в отрыве от национальной идеи – политическую идеологизацию общества, что в совокупности с современными грязными технологиями может привести к массовому зомбированию людей.

Национальная идея содержит в себе идеалы, к которым стремится общество. Идеология национальной государственности всегда конкретна, поскольку связана с решением политических, социальных и экономических задач. В известной мере идеология национальной государственности является инструментом осуществления национальной идеи. Национальная идея, как и идеология национальной государственности, опирается на базовые общественные ценности. В дореволюционной России такими ценностями были самодержавие, православие, народность. Великая французская буржуазная революция опиралась на базовые ценности – свободу, равенство, братство.

В СССР базовыми ценностями стали марксизм-ленинизм и идея строительства коммунизма. В странах буржуазной демократии, в Западной Европе и США, по словам американского политолога М. Поренти, сложилась идеологическая буржуазная ортодоксия: плюрализм, открытое общество, демократия – базовые ценности современной демократии [3. с. 65-81]. Это означает, что и в нашем обществе необходимо далее развивать национальные, общественные, идеологические базовые ценности. Они всегда были в повседневной жизни народа как совокупность духовно-культурных, нравственных, национально-этнических ценностей, традиций, обычаев, поведенческих установок, симпатий и предпочтений.

Каждый народ имеет свои базовые ценности, на которых и вырастает национальная идея. Вместе с тем, мучительный путь развития белорусской государственности предостерегает от упрощнного подхода к этой проблеме. Говоря о христианских ценностях, нельзя забывать, в каких муках рождались эти ценности и через какие испытания прошли люди в борьбе за них, тем более, что в Беларуси сосуществовали 4 христианских церкви: православная, католическая, протестантская и униатская. В этих условиях белорусы показали образцы веротерпимости. Но это была односторонняя веротерпимость. Православие всегда было объектом преследования со стороны как официальных властей, так и католицизма и униатства. Унию с Римом однозначно поддержала Литва. Но уния усилила в Беларуси гонения православных, а также влияние иезуитов.

Кстати, об иезуитах. В 1773 г. папской буллой Dominus Redemptor иезуиты были изгнаны из всех стран Европы за исключением Пруссии и Беларуси. В Пруссии иезуитов оставил король Фридрих II, а в Беларуси – императрица Екатерина II. Ранее бурную антиправославную деятельность развернули П. Скарга, А. Поссевин, И. Кунцевич[4. с.157, 200-201]. В союзе с иезуитами эти церковные деятели уничтожали православных священников, оскверняли православные церкви, преследовали таких мыслителей, как А. Филиппович, Вишенский, М. Смотрицкий, С. Будный; сжигали белорусские книги на аутодафе. В Беларуси первый костр по сжиганию книг был в 1581 г., и это были книги С. Будного: Комментарий к Новому Завету, Катехизис, Оправдание грешного человека перед Богом, О зачатии сына Божьего, Апокриф и др.

Оценивая с позиции сегодняшнего дня эти события, есть основания утверждать, что это была борьба за внедрение идеологии государства ВКЛ. Это религиозное противостояние приобрело идеологическую окраску, поскольку окатоличивание Беларуси было средством установления идеологии белорусской государственности соответствующей окраски. Установление государственной идеологии происходит, как правило, политическими средствами. Я. Радзивилл (1612-1655 гг.) – это не только кровавый палач белорусского народа, но и носитель идеологии протестантизма, а также сторонник униатства для белорусов. Взятие им в 1649 г.

Бобруйска, Турова и Мозыря сопровождалось такими зверствами и изощрнными казнями, что по современным меркам привело бы к обвинению в геноциде и в преступлениях против человечности.

В этой ожесточнной борьбе Беларусь сохранила христианско-православные ценности. Царская Россия навязывала кроме православия самодержавие и народность. Здесь не учитывалось, что идеологические ценности должны соответствовать национальной идее. Эти базовые ценности национальной идеи находили отзвук в сердцах белорусов, но нельзя это рассматривать как полное созвучие. В самосознании белорусов самодержец так же недосягаем в повседневной жизни, как и Бог: До царя далеко, до Бога высоко. Надо рассчитывать на самого себя да на помощь соседей-односельчан. Это можно сказать о русском характере и о характере белоруса – они схожи, но не тождественны. Белорусский православный человек более тесно связан с языческой традицией. С одной стороны, язычество было бытовой религией белоруса, а с другой, насаждалось господствующей верхушкой, воспитанной на античных, языческих ценностях. Например, великий князь литовский Витовт издал закон, согласно которому осужднные на смерть преступники должны были самолично исполнять над собой приговор, ибо он не постигал, как ни в чм не повинные третьи лица могут привлекаться и понуждаться к человекоубийству[5. с. 14]. В античном мире самоубийц всегда приравнивали к национальным героям, как и убийц тиранов.

Таким образом, процесс формирования национальной идеи – это диалектический процесс развития белорусского народа в границах его объективных исторических законов. Думается, что реально имеются все основные факторы осуществления главной цели национального самоопределения – достижения высокой духовности личности и материально-культурного обеспечения жизни. Ради достижения высоких целей национальной идеи обществу необходимо объединиться на основе благородных патриотических чувств, душевной заботы о счастье и благосостоянии народа.

Список цитируемых источников 1. «Советская Белоруссия» : 18 октября 2014

2. Тарасов К. Память о легендах. - М.: Политиздат, 1971 – 360 с.

3. Поренти М. Демократия для немногих. М.: Прогресс, 1990 – 501 с.

4. Бедуелл Г. История церкви. М.: Христианская Россия, 1993 – 304 с.

5. Монтень М. Опыты. Кн. III М.:Наука, 1979 – 535 с.

В. И. Кривуть, кандидат исторических наук, доцент учреждение образования «Барановичский государственный университет», г. Барановичи

УЧАСТИЕ СТРЕЛЕЦКОГО СОЮЗА В РЕАЛИЗАЦИИ ОФИЦИАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖНОЙ

ПОЛИТИКИ НА ТЕРРИТОРИИ БАРАНОВИЧСКОГО ПОВЕТА В 1920 – 1930-Е ГГ.

Проблема вовлечения молодого поколения в общественную жизнь путем проведения соответственной молодежной политики, выяснение места и роли в этом молодежных организаций будут всегда сохранять научную и практическую актуальность. Молодежь является важной социально-демографической группой в общественной структуре, а молодежные организации позволяют ей стать субъектом активной политической деятельности, экономической и культурной сферы жизни общества, области межнациональных отношений.

Поэтому существует необходимость изучения деятельности молодежных организаций, в том числе и на территории западно-белорусского региона в межвоенный период.

К сожалению, данная проблематика не нашла должного отражения в отечественной историографии.

Прежде всего, это касается возникновения и развития проправительственного молодежного движения на территории оккупированной Польшей Западной Беларуси, его места в реализации официальной молодежной политики. В данной статье делается попытка восполнить этот недостаток, проанализировав в данном ключе на основе имеющихся документальных источников, в первую очередь материалов центральной и воеводской печати, деятельность барановичского отделения одной из ведущих проправительственных молодежных организации – Стрелецкого союза «Стрелец». Это не только позволит дать более объективную картину общественной жизни западно-белорусского региона в данный период, но также представляет несомненный интерес в качестве примера практического осуществления идейно воспитательной работы среди молодежи, подготовки к включению молодого поколения в активную социально-политическую жизнь.

Следует отметить, что общество т.н. 2-й Речи Посполитой (2-й РП) было достаточно молодым. Согласно официальной статистике за 1931 г., численность молодежи в возрасте от 15 до 24 лет достигала 6,45 млн.

человек [1, с. 11]. Это составляло чуть более 20% от всего населения страны. Подобное соотношение существовало и на территории Западной Беларуси, где в 1931 г. проживало 1,12 млн. человек в возрасте 15 – 24 лет [1, с. 16 – 17], примерно те же самые 20% от всего населения региона. Однако тут, в отличие от других территорий тогдашнего польского государства, в связи с ростом рождаемости наблюдался и численный рост молодого поколения. По расчетам польских демографов, к 1940 г. восточные воеводства 2-й РП могли бы стать самым молодым регионом страны.

Необходимо сказать несколько слов о ситуации непосредственно в Барановичах и Барановичском повете.

По состоянию на 1 января 1936 г. Барановичский повет Новогрудского воеводства включал в себя 2 города – Барановичи и Ляховичи, а также 12 сельских гмин – Дарево, Добромысль, Городище, Ястрембель, Кривошин, Ляховичи, Молчадь, Медведичи, Новая Мышь, Остров, Столовичи, Вольно [2, с. 297]. По данным переписи населения 1931 г. в Барановичах, самом крупном городе тогдашнего Новогрудского воеводства, проживало 22 818 человек, общее же население повета составляло 161 038 человек [3, с. 24]. Что касается возрастного состава, то на территории повета проживало 31 011 человек в возрасте от 15 до 24 лет [3, с. 34 – 35]. Из них в поветовом центре – 4 873 человека [3, с. 30]. Таким образом, около 20% жителей повета можно было отнести к молодому поколению.

Что касается конфессионального состава жителей, то абсолютными лидерами тут являлись православные

– 98 964 человека, на втором месте находились католики – 45 126 человек, на третьем месте иудеи – 16 074 человек. Кроме того, в Барановичах и повете проживало небольшое количество униатов, протестантов и представителей нехристианских конфессий. Только 10 человек определили себя как неверующие. Следует отметить, что если в сельской местности преобладали православные, то в городах – Барановичах и Ляховичах

– иудеи и католики [3, с. 23]. Достаточно сложным является вопрос о национальном составе населения Баранович и повета. Согласно все той же переписи населения 1931 г. 74 916 человек (46,5% всех жителей) назвали своим родным языком польский, 68 630 (42,6%) – белорусский, 15 034 (9,3%) – иврит и идиш, 1 997 (1,3%) – русский. Также небольшой процент жителей в качестве родных языков указывали украинский, немецкий, литовский, чешский и другие [3, с. 24]. Если же брать данные по всей Западной Беларуси, то на официальном уровне было заявлено, что в Виленском, Новогрудском и Полесском воеводствах проживает 42,5% поляков, а белорусов – 22,5% [4, с. 221].

Однако нужно признать, что официальная статистика была призвана обосновать польские претензии на западно-белорусские земли, для чего данные о количестве белорусов искусственно занижались, а число поляков, наоборот, завышалось. Все это вызывало вполне обоснованные сомнения. Даже в секретном исследовании, которое было подготовлено для официального Института изучения национальных дел в 1939 г., отмечалось, что результаты переписи 1931 г. в вопросе родного языка «показывают относительные несоответствия для почти 50% районов». По мнению автора исследования, это было связано как слабое национальное самосознание население, так и то, что вопросы переписи для большинства населения были непонятны. Также отмечалось, что многие переписчики не имели соответственной подготовки, не понимали смысла понятия «родной язык» и поэтому квалифицировали родной язык населения по своему произволу. В многочисленных случаях рубрика «родной язык» сознательно заполнялась не на месте, а в помещении переписной комиссии или в гмине [5, с. 129].

Официальные данные переписи 1931 г. оспариваются и в современной отечественной историографии.

Например, известно, что в соответствии с переписью населения, которая проводилась на территории Российской империи в 1897 г., на территории будущих трех западно-белорусских воеводств проживало только 5,5% поляков. Разумеется, что в межвоенный период сюда переехало некоторое количество поляков – осадники, чиновники, полицейские, военные, интеллигенция, рабочие. Но, благодаря этому, процент польского населения не мог бы увеличиться почти в восемь раз. Поэтому более вероятными можно считать данные, которые приведены в «Очерках истории Беларуси» в середине 90-х гг. прошлого века: в целом на территории Виленского, Новогрудского и Полесского воеводств белорусы составляли 67% населения, поляков было 12 – 13%, украинцев проживало 5 – 6%, евреев – около 9%, русских 2%, литовцев – 3% [4, с. 221].

Скорее всего, данное соотношение представителей различных национальных групп существовало и на территории Барановичского повета. Впрочем, этот вопрос требует дальнейшего исследования.

Таким образом, как мы видим, молодежь являлась значительной группой в составе населения межвоенного польского государства, в том числе и на оккупированной территории Западной Беларуси. В связи с этим молодое поколение являлась объектом особого внимания со стороны польских властей, а молодежная политика, особенно после майского государственного переворота 1926 г., стала неотъемлемой частью внутриполитической деятельности правящих кругов 2-й Речи Посполитой. На официальном уровне главной задачей этой политики было заявлено воспитание достойного гражданина польского государства. На самом же деле правящие круги стремились привлечь молодое поколение на свою сторону, а на территории восточных окраин целью было воспитание не просто гражданина, а гражданина-поляка, т.е. был взят курс на неприкрытую полонизацию местного молодого поколения.

Что касается конкретных направлений работы властей в молодежной среде, то основными из них являлись военная и сельскохозяйственная подготовка молодежи, его гражданское воспитание в верноподданническом духе, борьба с молодежной безработицей. Во всех этих сферах, наравне с государственными структурами, активно действовали разного рода проправительственные молодежные союзы и объединения, самым известным из которых являлся Стрелецкий союз «Стрелец» (Zwizek Strzelecki „Strzelec).

Данная организация была зарегистрирована Министерством внутренних дел 7 ноября 1919 г. Согласно уставным документам целью союза было «пробуждение и закалка в своих членах национального духа, дисциплины, моральной и физической активности, а также распространение военных знаний». К главным направлениям его деятельности относились организация военных занятий, сборов, соревнований и конкурсов, экскурсий, лагерей и инструкторских курсов [6, с. 18 – 19].

В связи с заявленными целями Стрелецкий союз становился ведущей общественной организацией, на которую возлагалась реализация военной подготовки молодого поколения, которая, как уже говорилось выше, являлась составной частью официальной молодежной политики. Военная подготовка (ВП) должна была охватить «всю военно-подготовительную работу за рамками постоянной армии, дифференцируя ее в зависимости от возраста и пола, от стратегического положения края и, наконец, от этнографического состава и государственного чувства граждан» [7, с. 26]. Целью ВП должно было стать «формирование активного патриотизма, развитие закалки воли, обязательности и дисциплины, увеличение физических сил, обучение основам военных умений, пробуждение любви к военной службе» [7, с. 27].

С ВП было тесно связано и гражданское воспитание молодого поколения. В этой сфере перед «Стрельцом» ставились следующие задачи: привитие элементарных религиозно-моральных принципов, развитие и укрепление любви к Отечеству и привязанности к собственному государству, уважение национальной истории и культуры, развитие чувства солидарности и чувства коллективной ответственности за развитие творческих сил нации и силы государства, пробуждение желания упорной работы для страны, приучение к точному исполнению своих обязанностей [6, с. 27].

Руководство союза большое значение придавало его работе именно на восточных окраинах польского государства. Было заявлено, что «воспитание в этом регионе Польши как можно большего числа граждан, готовых защищать границу от возможного нападения соседей, является настолько важным делом потому, что именно в этих районах Польши население является очень разнородным и проявляет наименьшую заинтересованность своим будущим и понимание своих интересов» [8, с. 7]. Стрелецкий союз должен был способствовать распространению идеи польской государственности, готовить население к обороне государства, сплачивать общество и армию. Идеологи «Стрельца» считали, что именно их организация может лучше всего справиться с воспитанием граждан-солдат.

Лучше, чем это сделают армия, где слишком короткий срок службы, или школа, которая не охватывает все молодежь, особенно старшую [8, с. 8]. Также учитывалось приграничное положение восточных воеводств 2-й Речи Посполитой, в связи с чем, в случае возможного вооруженного конфликта, Стрелецкому союзу «придется участвовать в непосредственном и немедленном выступлении в защиту оказавшегося под угрозой государства». Чтобы выполнить эту задачу, организация должна была планомерно и систематически проводить свою работу, охватывая ею все более широкие слои общественности [9, с. 3]. Впрочем, и в мирное время «Стрелец» должен был активно противостоять подрывной враждебной деятельности. Как говорил один из его руководителей на Новогрудчине, Стрелецкий союз, наряду с армией, является тем «щитом, о который должны разбиться все попытки уменьшить роль Польши в мире или вызвать у нас какую-либо неразбериху» [10, с. 7].

Согласно уставу, членами Стрелецкого союза могли быть как юноши, так и девушки. При этом существовало внутреннее деление на «воспитательно-возрастные группы»: стрелецкие орлята (с 13 до 17 лет), юные стрельцы (с 17 до 19 лет) и стрельцы (старше 19 лет), которые в свою очередь делились на допризывников и резервистов [11, с. 8]. На практике Стрелецкий союз объединял в основном мужскую допризывную молодежь в возрасте от 18 до 21 года [12, с. 174].

Территориальная структура «Стрельца» совпадала с дислокацией военных округов Войска Польского. На территории Западной Беларуси существовали два округа Стрелецкого союза: № 3 «Гродно» и № 9 «Полесье», которые соответствовали 3-му и 9-му округам польской армии со штабами в Гродно и Бресте. Округ «Полесье» подразделялся на подокруга «Брест» и «Новогрудок». Подокруги делились на поветы (обводы) и гмины. В поветах создавались поветовые комендатуры союза, во главе которых стояли специально назначенные офицеры. В идеале округ был рассчитан на корпус «Стрельца», подокруг – на дивизию или батальон, повет (обвод) – на батальон или полк, гмина – на роту. Организационной единицей был отряд, который охватывал молодежь одной или нескольких деревень, или города [13, л. 106 – 107].

Барановичский повет (обвод) входил в состав подокруга «Новогрудок» Стрелецкого союза. Известно, что создание первых отрядов «Стрельца», в которые вступали обычно чиновники и осадники, было инициировано на территории будущего подокруга «Новогрудок» уже в 1921 г. Как и во всем союзе, новогрудская организация делала упор на работу в таких сферах, как военная подготовка и физическая культура, просвещение и сельскохозяйственная подготовка. Однако серьезным препятствием для успешной деятельности, как признавало руководство местного «Стрельца», являлась периферийная расположенность подокруга. Он был удален от Вильно и Бреста, где находились государственные органы, оказывавшие профессиональную помощь в проведении вышеуказанных работ – Управление физического воспитания и военной подготовки, Куратория школьного округа, Земледельческая палата. Из-за значительных расстояний и коммуникационных трудностей связь с ними поддерживалась спорадически. Негативно сказывалась пассивность населения и не всегда благосклонное отношение местных властей, особенно на низовом уровне.

Тем не менее, определенный прогресс в развитии «Стрельца» наблюдался [14, с. 94].

Если говорить о Барановичах, то тут отряд Стрелецкого союза возник в начале 1922 г. 15 февраля 1922 г.

он приступил к военной подготовке своих членов. Известно, что занятиями руководил комендант подофицерской школы 78-го пехотного полка, дислоцировавшегося в Барановичах. Журнал Стрелецкого союза «Стрелец» перепечатал заметку из местной прессы, в которой выражалась надежда на то, что барановичский отряд «Стрельца» будет стоять на высоте задачи, которую должен с честью исполнить каждый гражданин Речи Посполитой. В ней также объяснялась и необходимость создания данной организации: «…мы должны быть организованы так, чтобы в любой момент дать отпор свои извечным врагам, которые всегда будут посягать на нашу свободу.

Поэтому, только тогда, когда мы все вместе станем плечом к плечу и создадим сильные отряды Стрелецкого союза, который дает нам возможность военного обучения и привития принципов гражданина-солдата, мы сможем спокойно смотреть в будущее и будем той мощной стальной стеной, о которую разобьются в прах предательские интриги врагов» [15, с. 10 – 11]. Первоначально в городе действовал только мужской отряд «Стрельца», но уже к декабрю 1927 г. существовал женский подотряд организации [16, с. 8].

Вслед за созданием городского отряда постепенно начала создаваться и сеть стрелецких организаций на территории Барановичского повета. Так, известно, что в октябре 1927 г. Главная комендатура Стрелецкого союза зарегистрировала отряд в Молчади [17, с. 1]. К марту 1928 г. на территории Барановичского обвода Стрелецкого союза действовали отряды в Столовичах, Острове, Крошине, Полонке, Городище [18, с. 11].

Большую активность в создании новых подразделений на территории повета проявляло руководство городской организации. Так, в ноябре 1928 г. в деревню Своятичи Даревской гмины прибыли председатель правления мужского отряда «Стрельца» в Барановичах Сабило и представительница женского подразделения Челядкова. При помощи директора местной школы Шайнера и приходского ксендза Кулукаса в деревне были созданы мужской и женский отряды Стрелецкого союза, в которые записались 20 девушек и 42 юноши, все они были выпускниками местной 7-классной школы. Кстати, вице-председателем нового подразделения «Стрельца» стал ксендз Кулукас [19, с. 4]. Последний факт является весьма интересным, поскольку в некоторых районах Западной Беларуси католическое духовенство было настроено по отношению к «Стрельцу» достаточно настороженно или даже враждебно, активно поддерживая его конкурента – клерикальный Союз польской молодежи. Скорее всего данная ситуация объясняется тем, что местные католики, окруженные православными и считавшие себя поляками, стремились объединиться вокруг «польской» же организации.

Своеобразным показателем эффективности развития стрелецких структур на территории Баранович и повета являлось то, что именно в Барановичах, в помещении местного сеймика, в декабре 1927 г. был проведен первый съезд подокруга «Новогрудок». На нем, помимо делегатов семи обводов, присутствовали также делегат центрального руководства «Стрельца», барановичский староста, представители Союза польских учителей, Союза сельской молодежи, командования 78-го пехотного полка. Президиум съезда возглавил председатель правления стрелецкого отряда в Молчади Мячиньский. На съезде было избрано руководство подокруга, утверждены план работы и бюджет, согласно которому основные расходы должны были пойти на культурно-просветительские и спортивные цели [20, с. 8].

В дальнейшем подокруг «Новогрудок» продолжил свой достаточно динамичный рост. Ко второй половине 1930-х гг., как утверждало его руководство, уже не было ни одной гмины, на территории которой не существовало бы нескольких стрелецких подотрядов. В 1936 г. подокруг «Новогрудок» имел четыре собственных стрелецкие дома, строил еще два, проводил 217 светлиц (клубов), в которых работало 298 коллективов – хоровых, театральных, сельскохозяйственной подготовки и самообразования. Было проведено 306 театральных представлений, 43 экскурсии, прошло 4 989 бесед [14, с. 94].

Барановичский обвод в целом не отставал от других подразделений своего подокруга, а в чем-то занимал лидирующее положение. Во многом это достигалось благодаря серьезной поддержке со стороны городских и поветовых властей и, прежде всего, командования дислоцировавшихся в Барановичах частей Войска Польского. Уже с самого начала своего существования барановичский «Стрелец» находился под своеобразным кураторством 78-м пехотным полком. Именно этот полк отвечал за проведение военной подготовки молодого поколения на территории Барановичского, Новогрудского и Несвижского поветов. Один из отчетов военных властей отмечал, что члены Стрелецкого союза – это «по преимуществу хороший элемент, который можно подготовить; но он требует хорошего руководства и опеки. На занятиях стрельцы демонстрируют большую охоту и энергию» [21, л. 51]. Тот же отчет указывал, что наибольшее стремление к работе по ВП проявляется в городах, в деревнях же слабо понимается значение этой работы и исключение составляют лишь осадники и члены общественных организаций, т.е. стрельцы [21, л. 57].

Опека военных над Стрелецким союзом в Барановичах проявлялась не только в непосредственном проведении военной подготовки членов организации. На базе 78-го пехотного полка постоянно устраивались разного рода курсы для стрелецких активистов. Так, в январе 1928 г. был организован инструкторский курс, целью которого была подготовка кадров для самостоятельного проведения ВП [22, с. 12]. В том же году на базе 78-го пехотного полка были проведены женские информационно-пропагандистские курсы [23, с. 14]. Не забывали польские военные и о гражданском воспитании своих подопечных. Например, в декабре 1933 г. в Барановичах прошел курс гражданского воспитания для референтов «Стрельца». 78-й пехотный полк предоставил не только преподавателей, но и квартиры и питание для учащихся [24, с. 9].

Жены офицеров полка «взяли шефство» над организацией досуга стрельцов. Наибольшую активность в этом направлении проявляла супруга командира 78-го пехотного полка полковника Сокул-Шахинова, которая некоторое время являлась председателем правления женского отряда «Стрельца» в Барановичах [25, с. 13].

Именно благодаря усилиям офицерских жен барановичским стрельцам удалось получить помещение для своей светлицы (клуба), открытие которой прошло в марте 1928 г. [18, с. 11]. В 1933 г. новая стрелецкая светлица открылась в центре Баранович, на улице Шоссейной (сейчас улица Брестская) [26, с. 4].

Большое внимание на территории Барановичского обвода Стрелецкого союза уделялось спорту. Уже в сентябре 1924 г. Барановичский отряд направил свою команду, для участия в окружных спортивных соревнованиях организаций ВП в Бресте. Правда, команда была немногочисленной, всего три человека. Тем не менее, барановичский стрелец Т. Мосаковский стал победителем в беге на 400 м, показав результат 60,3 секунды. В отчете о соревнованиях указывалось, что он имеет все возможности для того, чтобы стать хорошим бегуном на средние дистанции [27, с. 20 – 21].

Самым же значительным же военно-спортивным мероприятием, в организации и проведении которого принимали участие стрельцы Барановичского обвода, стали маршевые соревнования «Свитязянский шлях» по маршруту Барановичи – Новогрудок. Соревнования проходили в два этапа. Первый Барановичи – Валевка, протяженностью 42 км. Второй, Валевка – Новогрудок, 16 км [28, с. 10]. Первый марш состоялся 5 – 6 августа 1927 г. Всего в нем приняли участие 13 команд: стрелецкие дружины из Новогрудка, Слонима, Столович, Новоельни, Баранович, Лиды, Свиринова-Мира, Дятлово, армейские команды 78-го и 79-го пехотных полков, 20-го полка полевой артиллерии, команда батальона Корпуса пограничной стражи из Столбцов и дружина пожарной стражи из Новогрудка [29, с. 6]. В официальном отчете отмечалось, что многие отряды «Стрельца»

из сельской местности подокруга «Новогрудок» не смогли принять участие в марше, поскольку их члены были заняты в уборке урожая. Также первоначально планировалось участие в соревновании еврейской команды «Маккаби», однако затем эта команда снялась из-за «дня траура по разрушенному Иерусалиму».

Победителем первого «Свитязянского шляха» стала команда 78-го пехотного полка, второе место заняли стрельцы из Новогрудка, третье – 79-й пехотный полк. Что касается команд Барановичского обвода «Стрельца», то команда из Столович заняла четвертое место, команда барановичского «Стрельца» смогла пройти только первый этап и отказалась от участия во втором, из-за чего не была включена в общекомандную квалификацию [30, с. 8 – 9].

Второй «Свитязянский шлях» прошел 21 – 22 июля 1928 г.

На этот раз в нем приняли участие 23 команды, в том числе 11 стрелецких, 7 военных, 4 пожарной стражи и 1 полицейская команда. На этот раз Барановичский обвод Стрелецкого союза был представлен 3 командами: мужской и женской из Баранович и женской из Крошина. Победителями соревнований стала дружина 42-го пехотного полка из Белостока, второе и третье место заняли соответственно 78-й пехотный полк из Баранович и 77-й пехотный полк из Лиды [31, с.

28 – 30].

Третий, последний, «Свитязянский шлях» прошел 14 сентября 1930 г. В нем участвовали 19 команд, выставленных армией, Стрелецким союзом и другими организациями, занимавшимися военной подготовкой молодого поколения. Лидером среди дружин Стрелецкого союза стала команда из Бяло-Подляски [32, с. 2].

Следует отметить, что после прекращения маршевых соревнований Стрелецкий союз в Барановичах продолжил уделять значительное внимание развитию спорта. Например, достаточно популярным среди стрельцов и местного населения был футбол. Постоянным противником барановичского «Стрельца» была футбольная команда еврейского спортивного клуба «Маккаби». На их матчах могло присутствовать до 500 зрителей [33, с. 6]. Традиционным стало и участие барановичских стрельцов вместе с другими проправительственными организациями в поветовых праздниках физического воспитания и военной подготовки. Обычно программа праздника, помимо спортивных соревнований, включала парад и богослужение на военном плацу. Завершался праздник народными гуляниями в городском парке [34, с. 6].

Определенное внимание Стрелецкий союз уделял и профессиональной подготовке своих членов. В сельской местности стрельцы участвовали в конкурсах сельскохозяйственной подготовки. В самих Барановичах неоднократно проводились разного рода курсы. Так, в 1937 г. были организованы кооперативные курсы, где проходили теоретическую и практическую подготовку будущие руководители кооперативных организаций из Стрелецкого союза, Союза молодой деревни и Союза резервистов с территории Барановичского, Слонимского, Столбцовского, Новогрудского и Несвижского поветов [35, с. 8].

Таким образом, Стрелецкий союз являлся одной из наиболее заметных и активных проправительственных молодежных организаций на территории Баранович и Барановичского повета в межвоенный период. Не подлежит сомнению, что он внес значительный вклад в работу по реализации официальной молодежной политики, в первую очередь в сфере военной подготовки молодого поколения и популяризации спорта. При этом необходимо признать, что вся его многосторонняя деятельность была бы невозможна без поддержки городских и поветовых властей, а также командования частей Войска Польского, расквартированных в Барановичах. Хотя с другой стороны, распространению влияния «Стрельца» во многом препятствовал многонациональный характер населения, для значительной части которого организация являлась во многом чужой и навязываемой сверху оккупационными польскими властями.

Список цитируемых источников

1. Modzie siga po prac. Zaacznik, tablice / Kom. red.: H. Koodziejski, K. Korniowicz, L. Landau. — Warszawa, 1938. — 88 s.

2. Dzia informacyjny // Rocznik Ziem Wschodnich i Kalendarz na rok 1937 / pod. red. L. Grodzickiego. — Warszawa, 1936. — S. 292 – 313.

3. Drugi powszechny spis ludnoci z dn. 9.XII 1931 r. Meszkania i gospodarstwa domowe. Ludno. Stosunke zawodowe. Wojewdztwo Nowogrdzkie. — Warszawa, 1938. — 238.

4. Нарысы гісторыі Беларусі: У 2 ч. Ч. 2 / М.П. Касцюк, І.М. Ігнаценка, У.І. Вышынскі і інш. — Мінск: Беларусь, 1995. – 560 с.

5. Srebrakowski, A. Struktura narodowociowa kresw pnocno-wschodnich II Rzeczypospolitej w latach 1931 – 1939 / A. Srebrakowski // Przemiany narodowsciowe na kresach wschodnich II Rzeczypospolitej 1931 – 1948 / pod red. S. Ciesielskiego. – Toru: Adam Marszaek, 2004.

— S. 127 – 148.

6. Wywia, P. Zwizek Strzelecki w tworzeniu bezpieczestwa narodowego Polski. Tradycja i wyzwania XXI wieku / P. Wywia. — d:

Zwizek Strzelecki, 2009. — 128 s.

7. Ksik, J. Nard pod broni. Spoeczestwo w programie polskiej polityki wojskowej 1918 – 1939 / J. Ksik. — Wrocaw: Wydawnictwo Uniwersytetu Wrocawskiego, 1998. — 200 s.

8. Gajl, A. Praca Strzelecka na Kresach / A. Gajl // Strzelec. — 1922. — № 4. — S. 7 – 8.

9. Chmura, A. Zwizek Strzelecki na kresach / A. Chmura // Strzelec. — 1923. —№ 3 – 4. — S. 3 – 4.

10. Apel nowego Kierownika Podokrgu Zw. Strzeleckiego // ycie Nowogrdzkie. — 1936. — № 3. — 17 maja. — S. 7.

11. Program dla grup wiekowo-wyszkoleniowych w oddziaach i pododdziaach Zwizku Strzeleckiego w zakresie wychowania obywatelskiego. — Brze nad Bugiem, 1937. — 45 s.

12. Sownik organizacji modzieowych w Polsce 1918 – 1970 / pod red. Cz. Kozlowskiego. — Warszawa: Iskry, 1971. — 191 s.

13. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Ф. 242 п. Представительство ЦК КПЗБ. — Оп. 1. — Д. 465.

14. Gajl, A. Na pograniczu Rzeczypospolitej / A. Gajl // Strzelec. – 1936. – № 50 – 52. — S. 93 – 95.

15. Z ycia Organizacji. Strzelec w Baranowiczach // Strzelec. — 1922. — № 5. — S. 10 – 11.

16. Pierwszy Okrgowy Zjazd Zwizku Strzeleckiego w Baranowiczach // ycie Nowogrdzkie. — 1927. — № 33. — 24 grudnia. — S. 8.

17. Wykaz oddziaw zatwerdzonych w czasie od 23.X – 29.X.27 r. // Strzelec. — 1927. — № 31. — S. 1.

18. Imieniny Komendanta Pisudskiego w Baranowiczach // Strzelec. —1928. — № 14. — S. 10 – 11.

19. Z Obwodu Baranowicze // Strzelec. — 1928. — № 43. — S. 4.

20. Pierwszy Okrgowy Zjazd Zwizku Strzeleckiego w Baranowiczach // ycie Nowogrdzkie. — 1927. — № 33. — 24 grudnia. — S. 8.

21. Государственный архив Брестской области (ГАБО). — Ф. 1. Полесское воеводское управление. — Оп. 2. — Д. 2402.

22. Z Okrgu Nowogrdzkiego // Strzelec. — 1928. — № 1. — S. 12.

23. eski kurs w Baranowiczach // Strzelec. – 1928. — № 46. — S. 14.

24. Kurs wychowania obywatelskiego // Rolnik Nowogrdzki. — 1934. – №1. — 7 stucznia. — S. 9.

25. Bal strzelecki w Baranowiczach // Strzelec. — 1928. — № 10. — S. 13.

26. Kolacja strzelecka w Baranowiczach // Kurjer Wileski. — 1933. — № 147. — 6 czerwca. — S. 4.

27. Okrgowe zawody sportowo-strzeleckie organizacji P.W. w Brzeciu n/B. // Strzelec. — 1924. — № 19 — 20. — S. 19 – 22.

28. Marsz Szlakiem witeziaskim // Strzelec. — 1927. — № 18. — S. 10.

29. Kronika // ycie Nowogrdzkie. — 1927. — № 13. — 6 sierpnia. — S. 6.

30. Przebieg Marszu Szlakiem witeziaskim // ycie Nowogrdzkie. — 1927. — № 14. — 13 sierpnia. — S. 7 – 9.

31. Drugi Marsz Szlakiem witeziaskim // Strzelec. — 1928. — № 31 – 32. — S. 28 – 30.

32. III Marsz Szlakiem witeziaskim // ycie Nowogrdzkie. — 1930. — № 215. — 14 wrzenia. — S. 2.

33. Otwarcie sezonu pikarskiego w Baranowiczah // ycie Nowogrdzkie. — 1937. — № 18. — 2 maja. — S. 6.

34. Kronika baranowicka // Kurjer Wileski. — 1938. — № 156. — 9 czerwca. — S. 6.

35. Kurs spdzielczy Z.S. w Baranowiczach // ycie Nowogrdzkie. — 1937. — № 9. — 28 lutego. — S. 8.

Н. О. Курипко, старший преподаватель учреждение образования «Минский государственный лингвистический университет», г. Минск

ТРАГІЗМ ВАЙНЫ Ў РАМАНЕ АРКАДЗЯ МАРЦІНОВІЧА «ГРУША НА ГОЛЫМ ПОЛІ».

Калі ідзе гаворка аб вайне, катэгорыі трагічнага і гераічнага паўстаюць неразрыўна адна ад адной, ня гледзячы на тое, што на розных гістарычных этапах пісьменнікі па рознаму рабілі акцэнт на той ці іншай катэгорыі. В. Локун справядліва заўважае, што «ўскладненне катэгорыі трагічнага, пэўным чынам ускладніла і катэгорыю гераічнага, у ваеннай прозе гэтыя дзве катэгорыі асобна не існуюць. Гераічнае – адна з форм праяўлення трагічнага на вайне» [1, c. 83].

Беларуская ваенная проза прайшла свой асобны шлях асэнсавання трагічных падзей мінулай вайны.

Справядліва заўважыць, што ў першае пасляваеннае дзесяцігоддзе літаратура не магла глыбока ўявіць маштаб катастрофы. Гэта была літаратура, дзе яшчэ не было месца «людскім адчуванням, асабістым бедам, трывогам за заўтрашні дзень, на першым плане – батальныя сцэны, подзвігі герояў, военачальнікаў, камандзіраў»

[2, c. 109]. Літаратура засяродзілася на адлюстраванні выключна гераічнага боку вайны, абыходзячы яе трагічную рэальнасць. Як вынік, літаратура спрошчана дзяліла герояў па «чорна-беламу» прынцыпу.

«Лейтэнанцкая проза», што прыйшла й на змену, значна паглыбіла трагедыйнасць матэрыялу, звярнуўшыся да «духоўнага патэнцыялу асобы, да яе маральнага эквіваленту ў кантэксце гістарычнай эпохі»

[3, c. 101]. В. Быкаў, А. Адамовіч, І. Шамякін прынеслі ў літаратуру сва, заснаванае на ўласным ваенным вопыце, бачанне вайны як «асаблівы від эмацыйна-ацэначных адносін, якія знайшлі ўвасабленне ў вобразнай сістэме твораў» [4, с. 4]. Другімі словамі, у літаратуры вельмі моцна сталі гучаць матывы маральнасці і выбару. Героіка і трагедыя вайны вызначалася тым, што перад тварам смерці, чалавек проста вымушаны рабіць свой маральны выбар: сказаць праўду або зманіць, збаяцца і здрадзіць ці ж загінуць, але застацца верным абавязку.

На сучасным этапе развіцця беларуская ваенная проза працягвае развівацца ў напрамку псіхалагічнага аналізу чалавека, шукае глыбокія вытокі чалавечага гераізму. У сучасным героі ваеннага твора, як удала прымячае П. Дзюбайла, адчуваецца «імкненне пісьменнікаў даць «выгаварыцца» сваім героям, выказаць сваю праўду, выказаць сваю жыццвую пазіцыю» [5, с. 59]. Сучаснай літаратуры ўласціў трагічным пафас ўнутранага канфлікту чалавека: замест выключна гераічнага станаўлення, пісьменнікі робяць акцэнт на яго лсе і ўзаемаадносінах с навакольным светам.

Аркадзь Марціновіч належыць да тых пісьменнікаў, чы дзяцінства прыпала на цяжкія ваенныя гады.

Убачанае і перажытае на вайне паслужыла яму матэрыялам для раманаў «Не шукай слядоў сваіх» (1979), аповесці «Няхай ідзе дождж» (1973), рамана «Груша на Голым Полі» (1986).

Рамана «Груша на Голым Полі» раскрывае праблему станаўлення гераічнага характару маладога афіцэра Ігната Валокі на франтах Вялікай Айчыннай вайны. У трагічных умовах выпрабавання фізічнай сілы чалавека, лейтенант праходзіць праз цяжкія ваенныя гады, з кожным днм ус глыбей спасцігаючы самога сябе. У вобразе І. Валокі пісьменнік звяртаецца да самых глыбінь чалавечага характару, да яго эвалюцыі, як цяжкага гераічнага працэсу унутранага духоўнага росту ва ўмовах баявых дзеянняў. Дынаміка жыцця: курсы падрыхтоўкі, баі, каханне, горыч страт, успаміны пра родную вску паступова напаўняецца трагічным вопытам, які вымушае героя нанова пераасэнсаваць сва асабістае жыцц і свой абавязак перад Радзімай, у імя вызвалення якой І. Валока гіне ў цяжкім 1942 годзе.

Вайна гэта пастаяннае пераадоленне звышчалавечых экстрэмальных абставін. Між тым, па меркаванню А. Марціновіча, гераічнасць чалавека выкрываецца ў здольнасці пераадолець перш за ўс самога сябе, бо вайна прапануе тыя абставіны, што «падмінаюць пад сабе чалавека, падпарадкоўваюць яго волю, яго думкі, яго ўчынкі» [6, c. 124]. Нездарма, для Валокі моцным болем аддаваліся яго ўспаміны першага бою і, забіты ім, фінскі снайпер: «Потым ужо н ці раз вяртаўся ў думках да свайго першага бою, да перажытага ў той дзень. І, здаецца, не мог да канца зразумець яго … Ён сам упэўнены, што зрабіў правільна, на тое ж і вайна.

І ўс-такі нешта муляецца ў яго на душы...» [7, с. 187].

Нельга вызначыць катэгарычна, што на вайне цяжей кінуцца ў атаку пад градам куль, ці на працягу доўгіх месяцаў прапускаць праз сябе ўвесь жах баявых дзеянняў, асэнсоўваючы трагічнасць падзей. Другая сусветная вайна паглыбіла гэты драматызм, калі чалавек быў вымушаны ўвесь час знаходзіцца ў стане напружаннасці, пераадольваць сябе, самасцвяржацца ў безвыходных абставінах.

С першых жа старонак рамана адчуцваецца пэўная сістэма жыццвых каштоўнасцей І. Валокі, якія дапамагаюць яму праходзіць праз вайну: радзіма, чалавек, жыцц. Гэтая арыентацыя існуе як успаміны са свайго мінулага перш за ўс ў вобразе грушы-дзічкі на бацькоўскім полі. Гэта дрэва, пасаджанае яшчэ дзедам Ігната, увасабляе дом, маці, ус тое, за што чалавек мусіць змагацца з ворагам: «Старая груша з купчастай, густой і вялікай кронай. Адна пасярод поля і высокая, але вось жа ніякі віхор не зламаў яе ці не вырваў з карэннем, ні маланка не раскалола. Моцна стаіць на зямлі!..» [7, с. 80]. Для І. Валокі успамін пра грушу – гэта тая крыніца, адкуль н можа чэрпаць сілы для змагання, бо гэта дрэва ўвасабляе: «...закаханасць у родны кут, яднанне з усім тым, што жывіла яго душу ў маленстве» [7, с. 81].

Зварот успамінамі ў мінулае – гэта характэрны для сучаснай літаратуры мастацкі прым. Чалавечыя ўспаміны дазваляюць пісьменніку звярнуцца да глыбінь духоўнага свету чалавека, набыць, па словах У. Навумовіча, «не прыземлена-бытавы, а ў значнай ступені адухоўлены, інтэнсіўны, інтэлектуальны пачатак»

[2, с. 112]. І для І. Валокі зварот да мінула – гэта адзін са спосабаў раскрыць яго ўнутраны мір. Паўсядзнныя дробязі з яго дзяцінства і студэнцкіх гадоў пачынаюць набываць глыбокасімвалічнае адценне.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 24 |
 
Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ ФОРМЫ МИФОЛОГИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПАМЯТИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ Сборник статей и тезисов докладов международной научной конференции Липецк, 24-26 сентября 2015 года Тамбов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКУМЕНТ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА Сборник материалов V Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Томск, 27–28 октября 2011 г.) Издательство Томского университета УДК ББК Д 63 Редакционная коллегия: О.В. Зоркова д.и.н., проф. Н.С. Ларьков; д.и.н., проф. С.Ф. Фоминых; д.и.н., проф. О.А. Харусь (отв. ред.); д.и.н., проф. А.С. Шевляков...»

«ISSN 2412-970 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое издание...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА Оренбург – 201 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА УДК 323.1:3 ББК 63.521(=611.215)(2Рос 4Оре) Д3 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Правительством Оренбургской области научного проекта № 15 11 56002 а(р). Д33 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. Евреи в...»

«Материалы международной конференции Москва, 8–10 апреля 2010 г. МОСКВА ОЛМА Медиа Групп УДК 94(47+57)„1941/45“ ББК 63.3(2)621 П 41 Редакционный совет: академик Чубарьян А. О., д.и.н. Шубин А. В., к.и.н. Ищенко В. В., к.и.н. Липкин М. А., Зверева С. Н., Яковлев М. С. (составитель) Издание осуществлено при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ П 41   Победа  над  фашизмом  в  1945  году:  ее  значение  для  народов ...»

«Опыты междисциплинарного мышления. СИНГУЛЯРНАЯ ТОЧКА ИСТОРИИ Автор: А. Д. ПАНОВ Все чаще современные ученые чувствуют ограниченность дисциплинарных рамок исследования, причем даже в случае, когда речь идет о дисциплине в широком смысле слова. Привычными стали работы на стыках наук. Но по-прежнему весьма редки случаи, когда ученый в одинаковой степени владеет методами далеких друг от друга областей познания, например истории и математики, физики и лингвистики и т.п. В этом и ряде последующих...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского Таврическая академия (структурное подразделение) Кафедра документоведения и архивоведения ДОКУМЕНТ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы I межрегиональной научно-практической конференции учащихся общеобразовательных организаций и студентов среднего профессионального и высшего образования 11 ноября 2015 года СИМФЕРОПОЛЬ 20 УДК –...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Семипалатинский государственный университет им. Шакарима Пензенская государственная технологическая академия СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта 2012 года Пенза–Семей УДК 316.42+338.1 ББК 60.5 С 69 С 69 Социально-экономическое развитие и качество жизни: история и современность: материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта...»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 октября 2015 г. Часть 2 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Седьмой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июня 2014 г. Под научной редакцией доктора политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК 2015 ББК 66.3(0),5я431 О-285 Издается в соответствии с планом...»

«ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ХОЗЯЙСТВУЮЩИЕ СУБЪЕКТЫ АГРАРНОГО СЕКТОРА РОССИИ: ИСТОРИЯ, ЭКОНОМИКА, ПРАВО Сборник материалов IV Всероссийской (XII Межрегиональной) конференции историков-аграрников Среднего Поволжья (г. Казань, 10–12 октября 2012 г.) Казань – 201 ПРЕДИСЛОВИЕ В сборнике представлены материалы IV Всероссийской (XII Межрегиональной) конференции историков-аграрников Среднего Поволжья «Хозяйствующие субъекты аграрного сектора России: История,...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть 3 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОВРЕМЕННЫЙ СПОРТИВНЫЙ БАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ II Межвузовская научно-практическая конференция 28 февраля 2014 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 71 С56 Ответственный редактор Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научно-исследовательской работе, кандидат искусствоведения, доцент...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук Петрозаводский государственный университет МАТЕРИАЛЫ научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные науки на Европейском Севере» Петрозаводск 1-2 октября 2015 г.Редколлегия: Н. Г. Зайцева, Е. В. Захарова, И. Ю. Винокурова, О. П. Илюха, С. И. Кочкуркина, И. И. Муллонен, Е. Г. Сойни Рецензенты: д.ф.н. А. В. Пигин, к.ф.н. Т. В. Пашкова Материалы научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные...»

«Санкт-Петербургский центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State University, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities Proceedings of the 16 th Annual International Conference Saint-Petersburg Р е д а к ц и о н н...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.