WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |

«НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ: ПО СЛЕДАМ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЙ. 2007–2014 Ставрополь УДК 94/99 (082) Печатается по решению ББК 63.3 я43 редакционно-издательского совета Н 72 Северо-Кавказского ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИCTEPCTBO ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ:

ПО СЛЕДАМ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЙ.



2007–2014 Ставрополь УДК 94/99 (082) Печатается по решению ББК 63.3 я43 редакционно-издательского совета Н 72 Северо-Кавказского федерального университета

Редакционная коллегия:

Крючков И. В. (председатель), Булыгина Т. А. (заместитель председателя), Амбарцумян К. Р., Зозуля И. В., Колесникова М. Е., Маловичко С. И., Кожемяко Т. Н.

Н72 Новая локальная история: по следам Интернет-конференций.

2007 – 2014. – Ставрополь: Изд-во СКФУ, 2014. – 344 с.

ISBN 978-5-9296-0688-5 В сборнике представлены статьи по широкому кругу проблем региональной, новой локальной истории, всеобщей истории, истории России.

Ряд материалов посвящен теоретическим и методологическим подходам к историческим исследованиям. Невзирая на широту тематического спектра, в основе всех материалов сборника лежат отдельные теоретико-методологические представления об историческом исследовании постулируемые в рамках новой локальной истории. Составители постарались объединить материалы пяти Интернет-конференций, проведенных на базе научно-образовательного центра «Новая локальная история». В самостоятельный раздел вынесены рецензии на научные издания, содержание которых значимо для исследовательских практик НОЦ «Новая локальная история»

УДК 94/99 (082) ББК 63.3 я43 © ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», 2014

ПРЕДИСЛОВИЕ

Осенью 2002 г. в Ставропольском государственном университете был создан Научно-образовательный Центр «Новая локальная история», создатели которого попытались с новых методологических позиций подойти к анализу местной истории. Исследовательское пространство НОЦ включало и теоретические разработки, в которых авторы пытались развести подходы «новой локальной истории»

и исторического краеведения, и изучинение особенностей письма местных историописателей, и анализ специфики местных источников социокультурной истории Ставрополья и Северного Кавказа, и разработка проблем культурного пограничья в полиэтничном регионе, и устная история. Одной из многочисленных форм деятельности Центра стало проведение регулярных интернет-конференций, первая из которых относится к 2003 г.

По итогам первых 4 конференций были изданы сборники научных статей1. В последующем в 2007 – 2014 гг. прошли еще 5 конференций, а в конце 2014 – начале 2015 гг. готовится десятая интернет-конференция.

Конференция 2007 г. была посвящена теме «Новая локальная история: город и село в виртуальном и интеллектуальном пространствах», из которой и составлен первый раздел данногого юбилейного сборника. Различные представления о хронотопе в историческом познании, в исторической памяти и исторической мысли, а также хронотоп города и села в разных измерениях рассматривались на конференции в 2008 г. и стали основой второй части сборника. Новая локальная история: социальные практики и повседневная жизнь горожан и сельских жителей стала предметом конференции 2010 г. и Новая локальная история. Выпуск 1. Новая локальная история: методы, источники, столичная и провинци-альная историография.: Материалы первой Всероссийской научной интернет-конференции. Старополь, 23 мая 2003 г. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003; Новая локальная история. Выпуск 2. Новая локальная история: пограничные реки и культура берегов: Материалы второй Международной научной интернет-конференции. Старополь, 20 мая 2014 г. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004; Новая локальная история: Сборник научных статей. Выпуск 3. Ставрополь – Москва, Изд-во СГУ, 2006; Новая локальная история: Сборник научных статей. Выпуск 4. Ставрополь – Москва, 2009.

Новая локальная история: по следам Интернет-конференций представлены в третьем разделе, посвященном истории повседневности. В 2011 г. на конференции с международным участием рассматривались проблемы историографии и источниковедения, включая контекст «новой локальной истории», материалы которой вошли в четвертый раздел. Наконец, в феврале 2014 г. прошла конференция также с международным участием, затронувшая одну из злободневных исторических тем в рамках такой отрасли гуманитаристики, как имагология. Речь шла о «Своем» – «чужом» – «другом» относительно локуса в представлениях путников. Эти материалы помещены в пятом разделе сборника.





Кроме того, за эти годы вышли ряд монографий, посвященных как местной истории, так и вопросам интеллектуальной истории как России, так и Европы. Впечатления от этих книг авторы представили в разделе «Книжная полка».

Тринадцать лет существования НОЦ и десять лет проведения интернет-конференций – достаточно серьезный срок для подведения первых итогов. Результаты этой работы изложены в основательных и интересных статьях этого сборника. Теоретическим и методологическим подходам к историческим исследованиям посвятили свои статьи С.И. Маловичко, М.Ф. Румянцева, Л.Б. Сукина, С.И. Посохов, А.Ю.Саран, С.Л. Дударев. С.И. Реснянский и другие. Нетривиальный анализ историографических и исторических источников представлен в работах М.Е. Колесниковой, Т.Н. Плохотнюк, О. И. Журбы, М.М. Картоев, Т.П. Хлыниной, И.А. Красновой, Е.Н. Стрекаловой.

Интерес вызывают исследовательские практики ряда авторов по проблеме хронотопа и по истории повседневности. В первом случае – это материалы К.Р. Амбарцумян, М.В. Кирчанова, И.Б. Михайловой, В.С. Бобровской. Во втором случае речь идет о статьях Л.В. Выскочкова, Н.Д. Крючковой, Д.А.Добровольского, О.А. Гайлит, Л.Н. Мазур. Наконец, среди исследований о «Другом» особое внимание привлекает работа исследователя из Казахстана А.А.Тюрина, молодого историка К.В. Ивлева из Орехово-Зуева и исследование ставропольских филологов К.Э. Штайн и Д.И. Петренко.

Разнообразие тематики, неоднозначность научного инструментария, широта методологических подходов в материалах сборников вполне отвечает тезису концепции НОЦ «Новая локальная история»:

-4Предисловие «Успешное исследование любой темы предполагает взаимодействие подходов, методов и приемов, включенных во все обозначенные направления. Историки НОЦ не только не претендуют на замещение традиционных подходов исторического краеведения, а предполагают занять свою нишу в изучении истории Северного Кавказа. Более того, они предполагают активное сотрудничество с краеведами при сохранении права на научную дискуссию и собственную методологическую автономность»2.

Булыгина Т.А. История Северного Кавказа: новые исследовательские подходы/Кавказоведение: опыт исследований Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.) http:// kvkz.ru/

–  –  –

ЧАСТЬ 1

ГОРОДСКАЯ И СЕЛЬСКАЯ ИСТОРИЯ

В ПРОСТРАНСТВЕ НОВОЙ ЛОКАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Кожемяко Т. Н. (Ставрополь)

ОБРАЗ МЕСТНОЙ ВЛАСТИ В КАРТИНЕ МИРА

СТАВРОПОЛЬСКОГО КРЕСТЬЯНСТВА в 1920-1930-е гг.

П роблема взаимоотношений власти и крестьянства в XX века является одной из наиболее активно разрабатываемых в современной исторической наук

е. Огромный интерес со стороны историков вполне закономерен, поскольку власть и крестьянство являлись наиболее значимыми агентами развития России в прошлом столетии.

Вместе с тем, при изучении данной проблемы в отечественной историографии длительное время имела место недооценка крестьянства как активного субъекта политических и социальных изменений в обществе. Настоятельная потребность в преодолении одностороннего подхода делает актуальным изучение локального опыта. Исследование отношений крестьянства и власти на примере отдельного региона помогает выявить образ власти в картине мира сельского населения Ставрополья и проследить динамику изменений политических настроений крестьян.

Поскольку главные народные представления о власти в картине мира человека формируются на основе впечатлений от ежедневного взаимодействия с местной властью, целью статьи будет выявление в общественном сознании ставропольского крестьянства именно образа местной администрации. Такой подход позволяет рассмотреть проблему взаимоотношений власти и общества с позиций отдельного чеЧасть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории ловека, что в свою очередь способствует наиболее полному изучению социально-экономических и политических процессов, происходившие в российской деревне в первые десятилетия советской власти.

К началу 30-х годов XX века на селе наблюдался численный рост управленцев в результате укрупнения колхозов. Главными фигурами были председатель и бригадир. Следующими за ними выступали члены правления колхозов или «правленцы» (как они часто называются в источниках) – парторги и секретари колхозных ячеек. В 1929 г. в 312 колхозах Ставропольского округа насчитывался 761 член правления, что составляло в среднем 2,4 правленца на один колхоз. Согласно материалам обследования, проведенного в Северо-Кавказском крае в первой половине 1930 г., в 3269 колхозах русских округов края насчитывался уже 20 861 член правлений, то есть в среднем 6 человек на одно коллективное хозяйство [4, 46]. В «Примерном уставе сельхозартели» 1935 г. размер правления был определен в 5-9 человек, «смотря по величине артели» [7, 433]. Однако, если в 1920-х гг. от правления действительно зависела судьба колхоза, то в результате форсированной коллективизации этот орган стал декоративным. В ряде колхозов правления настолько не играли никакой роли, что их членов по совместительству назначали, к примеру, старшими конюхами. Что же касается сельсоветов, то в рассматриваемый период они также становятся малоэффективными. Сельские жители зачастую отрицательно относились к местным советам и их работникам, которые не только не решали жизненно важных для крестьян вопросов, но нередко отличались грубостью и профессиональной некомпетентностью [8, 2-4]. Как следует из архивных документов за 1934 год, для большинства руководящих кадров обследованных сельских советов характерен низкий уровень управленческой культуры и квалификации. Несмотря на то, что многие из них находятся на сельскохозяйственной работе по 5-8 лет, «дело ведут плохо, политически малограмотны, не умеют разобраться в современной сложной обстановке на селе» [10, 113]. В немалой степени этому способствовала и частая сменяемость председателей сельских советов, которые «редко удерживаются на одном месте больше года (обычно 3-6 месяцев) [10, 113].

Сельские советы нередко не занимались решением культурно-хозяйственных вопросов сельской жизни, больше всего волновавших крестьянство, часто вызывали отторжение крестьян в связи с присуНовая локальная история: по следам Интернет-конференций щим им администрированием и злоупотреблениями. В 1934 г. первый секретарь Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) Е.Г. Евдокимов осуждающе говорил, что «организующая ведущая роль депутатов (сель)совета мало заметна за немногим исключением», что «в ряде мест они совершенно бездействуют» и «в довольно изрядном числе мест находятся в запустении» [9, 28-29]. Поэтому во второй половине 1934 г. краевое руководство на Юге России озаботилось упрочением контроля за деятельностью сельсоветов и укреплением их состава за счет «лучших сельских активистов» [6].

При этом большинство руководителей местных органов власти назначались на должности вышестоящими партийными комитетами и являлись пришлыми по отношению к местному населению. Эти назначения касались и председателей, которые зачастую назначались районным руководством, нередко даже не из членов соответствующего колхоза. Даже во второй половине 1930-х гг. колхозники жаловались, что тот или иной председатель «поставлен неизвестно кем, без одобрения общего собрания колхозников» [12, 106]. Неудивительно, что крестьяне в большинстве случаев относились к ним с недоверием. Часто такие назначенцы не разбирались в сельском хозяйстве и не были заинтересованы в его процветании. «Они не заинтересованы, чтобы наше село богатело, потому что они нам, а мы им чужды»

[2, 19], - констатируют крестьяне Виноделинского района.

Управленцы зачастую равнодушно относились к нуждам колхозников и игнорировали их просьбы о помощи. В отчете Евдокимова приводится большое количество примеров, указывающих, что заботы крестьян местной власти были чужды. Так, в Изобильно-Тищенском районе в колхозе им. Трунова колхозник П.Е. Логачев в 1933 г.

потерял жену. «Он нуждается в помощи, оставшись с 3 малолетними детьми. Однако со стороны колхоза этой помощи ему оказано не было. В 1934 г. Логачев, будучи мало трудоспособным, не в состоянии был выполнять тяжелую работу, а легкой работы не было предоставлено. За отсутствие трудодней его исключили из колхоза. Такое бездушное отношение к человеку на глазах всей колхозной массы не идет в пользу колхозного строительства» [10, 31].

Не меняется ситуация и к 1936 г., о чем свидетельствует следующий документ. «В селе Серафимовском колхоза им. «Буденного»

-8Часть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории в период уборочной парторг Воронин, будучи в бригаде № 5, на просьбу колхозников улучшить питание, ответил: «А что вы голодует на току (ток – склад для зерна – прим. авт.), соломы у вас много. Берите, варите и ешьте ее» [1, 27].

Как отмечает Евдокимов, таких случаев в колхозе очень много и настроение колхозников в отношении зарвавшихся руководителей нездоровое [10, 31].

Сам стиль жизни местных начальников ассоциировался с их полной оторванностью от нужд и забот сельских тружеников. Ставропольские крестьяне описывают в письме на имя М.И. Калинина характерный образ сельских активистов, «которые понимают только одну сторону, как бы получать и брать от вас пособие, а также получать жалованьице на легцах, портфель подмышку и барин. А там хоть травушка не расти, потому что служит в чужом селе. Ему, конечно, не нужно, что село не богатеет и не процветает, он жалованье получает, наряжается пребюрократично, а уж за жен и говорить не приходится, как их они одевают. Настоящая интеллигенция, вина наши винники не навозятся. Кто же пьет? Уж не хлеборобы мужики, ясно, что интеллигенция. Тут кое-когда и подумакиваешь, уж не туда ли идет наш продналог? Да им кажется и без продналога хватает, потому что они получают 60-100 рублей, как ответственные, а куда ж им девать» [2, 18]. В этих словах выразилось крестьянское недовольство распределением социально-экономических благ в новом государстве.

Советское государство, провозглашавшееся государством рабочих и крестьян, на деле таковым не являлось. Распределение благ в пользу партийной номенклатуры лишь усиливало недовольство ставропольского населения властью. Колхозники именовали колхозных управленцев «красными помещиками», а их жен – «колхозными барынями», утверждали, что «работаем все на пана коммуниста» [11, 120].

Формированию негативного образа местной власти в картине мира ставропольских сельских тружеников способствовали многочисленные злоупотребления властью. В регионе нередки были случаи, когда управленцы использовали колхозную собственность в целях личного обогащения. Характерный пример тому – тов. Воронин, парторг колхоза им. «Буденного» по селу Серафимовскому, который, по сообщению крестьян, «при наличии нахальства – берет без учета

-9Новая локальная история: по следам Интернет-конференций продукты из кладовой колхоза: мясо, яйца, масло, мука и д.р. в неограниченном количестве и в целях личной наживы за счет колхоза открыл столовую, взяв трех столовщиков. Воронину самоснабжение в привычку, так как он в 1935-м г. незаконно взял из кладовой 8 мешков ячменной фуражной муки для кормления своих свиней, а колхозные лошади на посевной были без фуража» [1, 18].

Управленцы часто использовали общественные фонды для обеспечения себя и своих семей необходимыми продуктами, а так же для личного обогащения. Нередко колхозная администрация не распределяла на трудодни полагающееся количество продукции, используя остаток в своих интересах. Широко практиковалось перераспределение трудодней в пользу администраторов. Однако на этом злоупотребления не заканчивались. Нередки были случаи избиения колхозников [3, 302 – 304].

Негативное воздействие на формирование образа местной власти в картине мира ставропольского населения также оказывало пьянство провинциального «начальства». Зачастую оно носило откровенно вызывающий характер, превращалось в образ жизни, в одну из фундаментальных характеристик облика Советской власти на местах.

По данным контрольной комиссии, во второй половине 1920-х годов среди проступков ответработников и нарушений партийной дисциплины пьянство занимало безоговорочное первое место. В цифровом выражении это выглядело следующим образом: доля привлечения к партийной ответственности за пьянство в 1925/1926 г. (октябрь

– март) составила 33,3% в 1926/1927 – 31,3% в 1927-1928 – 43,6%, 1928/1929 – 49% [5, 125]. В процентном отношении, к сожалению, не удалось найти данные за 30-е годы, однако, судя по источникам, ситуация не претерпела принципиальных изменений. В сводках о настроениях на местах, в обзорах политико-экономического состояния страны неоднократно отмечалось «поголовное пьянство среди членов волисполкомов, сельских милиционеров, деревенских коммунистов и других представителей местной власти».

В источниках находим бесконечное количество примеров этого явления: в колхозе «Красный Восток» председатель Медведев «вместо руководства, пьянствует с сопровождением преступных действий, о чем колхозники с 1935 года говорят, но мер никаких в деле улучше-

- 10 Часть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории ния руководства колхоза – не принято» [1, 24]. В другом колхозе «Им.

Ширяева» председатель Шалимов также систематически пьянствует, при этом «в последнее время дошел до того, что начал пьянствовать с группой в правлении колхоза» [1, 25].

Возможно, правы те исследователи, которые причины таких злоупотреблений власти на селе видят в том, что с приходом новой власти в селе произошел небывалый переворот, в результате которого наверх вынесло худших [13, 501].

Однако, несмотря на все злоупотребления местных властей, рядовые колхозники чаще всего не рисковали открыто их критиковать, так как те могли испортить им жизнь. В период 1930-х годов, в атмосфере страха, подозрительности и взаимного недоверия, крестьяне вынуждены были подчиняться решениям и указаниям органов власти. Исключение из колхоза представляло собой очень серьезное наказание. Сельский житель, исключенный из колхоза, терял право пользования приусадебным участком, его корову уже не принимали в общественное стадо и т.д.

Характеризуя образ местной власти в картине мира сельского жителя Ставрополья, необходимо отметить, что, безусловно, на селе были и такие руководители, которые пользовались авторитетом и уважением колхозников. Как правило, это были те, кто честно жили и трудились на глазах у односельчан. Однако в целом, образ местной власти в картине мира ставропольского крестьянства был наполнен негативом. Этому способствовали некомпетентность, произвол и злоупотребления местных начальников.

1. ГАНИСК. Ф.1. Оп. 1. Д. 148.

2. ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 61. Д. 223.

3. ГАРФ. Ф.Р. 1235. Оп.141. Д.1522.

4. ГАСК. Ф. Р-602, Оп. 1. Д. 254.

5. Лившин А. Настроения и политические эмоции в Советской России 1917-1932 гг. М., 2010.

6. Постановление президиума крайисполкома Азово – Черноморского края «О работе сельсоветов и руководстве ими райсполкомов» от 13 сентября 1934 г. // Молот. 1934. 5 октября.

7. Примерный устав сельхозартели от 17 февраля 1935 г. // История колхозного права. Сборник законодательных материалов СССР и РСФСР. 1917 – 1958. Т. 1. 1917-1936. М., 1959.

8. РГАСПИ, Ф. 17, Оп.84, Д. 870.

9. РГАСПИ, Ф. 17, Оп. 120, Д. 117.

10. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 118.

Загрузка...

11. РГАСПИ. Ф. 166, Оп. 1. Д. 22.

12. РГАЭ, Ф. 396, Оп. 10. Д. 116.

13. Стреляный А. И. Без патронов // Судьбы российского крестьянства. М., 1995.

–  –  –

Д о середины XIX в. Вена не принадлежала к числу блистательных городов Европы. В пышности и великолепии она уступала Парижу, Берлину, Санкт-Петербургу. Город теснился в рамках военных укреплений, Вена переживала скученность и антисанитарию.

Город не соответствовал званию имперской столицы. Город нуждался в новом пространстве и кардинальной перепланировке. После долгих и жарких дискуссий император подписал 20 декабря 1857 г. указ о сносе военных укреплений, несмотря на протесты многих высших офицеров [17, 57]. Главный печатный орган австрийских либералов «Neue Freie Presse», сравнивала этот акт с падением феодальных оков вокруг Вены. И надо сказать за этой метафорой крылся истинный смысл, отражающий суть происходившего в городе и стране. К 1860 г.

этот процесс был завершен, после этого в городе начинается настоящий строительный бум.

Начало бурного развития Вены привело к конфликту между городскими и имперскими властями по вопросу о том, кто должен контролировать процесс строительства и развития города. После острых дебатов победа осталась за имперским правительством, которое обладало значительными финансовыми ресурсами. Однако и венский магистрат, находившийся в 60-70-е гг. под контролем либералов вносил свой весомый вклад в развитие города. В последней трети XIX в.

полностью меняется городской ландшафт Вены. Город был пронизан новыми широкими проспектами и кварталами, Вена поглощает бывшие соседние деревни. Украшением новой Вены стала центральный проспект Рингштрассе. На нем в 1885 г. было завершено строительство новой городской ратуши, в 1883 – 1884 гг. главного корпуса венского университета, в 1870 г. императорского оперного театра и т.д.

Эти здания отражали либеральную этику, доминировавшую в городе в 60-70-е гг., воплощенную в созданном ратушном квартале (парламентское правление – здание Парламента, городское самоуправление

- 12 Часть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории

– Ратуша, высшее образование – Университет, культура – Бургтеатр).

Величие и блеск архитектуры Ригштрассе в наибольшей степени символизировали амбиции и радужные перспективы австрийского либерализма. «Вена Рингштрассе» стала таким же синонимом, как викторианская эпоха в Великобритании. Как и викторианство, стиль Рингштрассе критиковался интеллектуалами в начале ХХ в., разочаровавшимися в классическом либерализме.

Город был заполнен красивыми доходными домами. Венский средний класс хотел подражать аристократии, пусть даже внешне, проживая в домах, похожих на дворцы. Строительство доходных домов отражало важную тенденцию, наблюдавшуюся в венском обществе, а именно сближение аристократии и буржуазии. Неслучайно, что крупными инвесторами, вкладывавшими средства в Рингштрассе, были как крупные буржуа, так и представители родовой аристократии. Аристократия становилась домовладельцем и сама, проживая в доходных домах. К 1914 г. около трети частных домов на Рингштрассе принадлежала аристократам [17, 91]. В конце XIX в. в однокомнатных квартирах в Вене проживало только 5,3% горожан, что являлось одним из лучших показателей в Европе. В отличие от Берлина и других городов Вена сохраняла стремление к пространству, поэтому украшением города стали его бульвары и парки [6, 9]. На помощь архитекторам в этом вопросе пришли военные, которые настаивали на максимальной широте венских улиц и площадей, что обеспечивало хорошую маневренность войск и затрудняло строительство баррикад. Воплощением быстрых перемен в городе стало развитие улицы Грабен, где были сосредоточены самые модные и дорогие магазины в Вене, которые своим блеском поражали воображение венцев и гостей города [7, 65]. Лицом города стали его гостиницы, среди которых выделялись «Бристоль», «Империал» и «Гранд-Отель» [2, 22].

К началу Первой мировой войны радикальным образом изменились пригороды Вены, они были благоустроены и перестроены, дабы соответствовать имперскому шику Вены. Некоторые из них, в частности Баден имели собственные театры, где выступали лучшие артисты страны. В Бадене находилась одна из лучших гостиниц Вены «Захер». Этот пригород стал любимым местом отдыха венской знати летом [7, 69]. В другом пригороде Зиммеринге, наоборот развивались

- 13 Новая локальная история: по следам Интернет-конференций зимние виды спорта и зимний отдых венцев. К 1914 г. Вена стала одним из красивейших городов мира, ее блеск и роскошь поражали восприятие современников.

Успехи Вены, были во многом связаны с тем, что в строительном буме в столице империи Габсбургов активное участие принимал частый бизнес. Государство, предпринимателей, занимавшихся строительством в Вена, освобождало от налогов на 12-30 лет. Однако государство не играло роли статиста. Оно жестко контролировало условия труда рабочих и качество строительных работ, особенно это проявилось после биржевого краха 1873 г., который больно ударил и по строительной индустрии Вены.

Во второй половине XIX – начале ХХ вв. меняется география размещения населения Вены. Из перенаселенного центра горожане переезжают на окраины и пригороды столицы. Этому обстоятельству способствовало бурное развитие городского транспорта, гордостью Вены стали ее трамваи, которые в день перевозили несколько сотен тысяч человек. «Компания венских трамваев» была преуспевающим предприятием, отчислявшим большие налоговые поступления в городской бюджет. Утром и вечером рабочие, и учащиеся пользовались льготами при проезде в трамвае, если обычные категории граждан платили за проезд 5-9 геллерам, то льготники всего 4 геллера [18, 607]. Городские власти четко следили за тарифами на проезд и качеством транспортных услуг, оказываемых гражданам. Доступность городского транспорта позволила людям с окраин без проблем добираться в центр города и обратно, в том числе и на работу [2, 27 – 33].

В эпоху дуализма городские власти при поддержке имперского правительства решили еще целый ряд сложных проблем. Настоящее бедой Вены являлось качество питьевой воды. Город в 1873 г. построил новый водопровод, который чистую альпийскую воду доставлял прямо в город из Штирии, длина этого водопровода составила 170 км. Вся Вена была оснащена первоклассной канализацией и освещением улиц и площадей. Город строил общественные скотобойни и следил за качеством, поставляемого в город продовольствия, модернизировались старые и строились новые рынки, наводился порядок на городских кладбищах, огромное внимание уделялось уборке улиц и утилизации отходов. Таким образом, Вена с середины XIX в.

- 14 Часть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории переживала новое рождение. Успех столицы Габсбургов во многом был обусловлен системностью реформ городского хозяйства и объединением усилий имперского правительства, городских властей и частного бизнеса. Результаты не замедлили сказаться, так если в 1860 г.

смертность в городе составляла 40 чел. на 1000 горожан, то к 1894 г.

этот показатель сократился до 22,8 чел. [18, 613]. Следует подчеркнуть, что здесь немаловажную роль сыграло развитие городской системы медицинского обслуживания населения. Показателем успеха Вены стал бурный рост численности населения в городе. В 1860 г.

в городе проживало 500 тыс. чел., к 1914 г. численность венцев достигла 2 млн. [1, 7]. В основном прирост населения происходил за счет эмиграции. К 1910 г. только 48% венцев являлась коренными жителями [22, 36].

Вена на основе императорского патента от 9 марта 1850 г. получила особое муниципальный статус, став отдельной административной единицей в австрийской половине империи [11, 60]. Бургомистр и городское собрание Вены обладали значительными полномочиями.

Правда, избранного бургомистра Вены должен был обязательно утвердить император. Однако не все горожане имели избирательные права. Избирательное право обуславливалось цензом оседлости не менее 3 лет (для четвертой – «всеобщей курии»), и уплатой определенной суммы налогов до 5 гульденов [4, 89]. Всего к началу ХХ в.

примерно треть мужчин Вены имело право голоса [5, 175]. Только в 1907 г. в Австрии вводится всеобщее избирательное право.

С расширением города менялся его национальный и социальный состав, стиль жизни горожан. Экономическая стабильность периода дуализма позволила крупным буржуа больше внимание уделять гедонизму и меньше производству. Создание акционерных обществ все больше обезличивало процесс производства. Владельцу предприятия теперь не надо было вникать в технологию производства, доверяя эту функцию менеджерам. Стремление к удовольствиям стало отличительной чертой жизни венской элиты. Посещение театров, балов, званых вечеров стало повседневной обыденностью.

Украшение повседневности вело к меценатству и повальному увлечению искусством и наукой. «Денди с Ригштрассе с удовольствием читали работы Шопенгауэра, а воинствующие аполитичные эсте-

- 15 Новая локальная история: по следам Интернет-конференций ты превозносили «безвольное созерцание» искусства как убежища от жизненной борьбы», - писал по этому поводу У. Джонсон [4, 168].

Дети бывших нуворишей быстро становились рафинированными эстетами и членами высшего общества. Именно это поколение создало эстетический клуб «Новая Вена». Место сбора клуба находилось в кафе «Гриншталь», а затем в кафе «Централь». Среди членов клуба следует выделить А. Шницлера, Г. Бара, П. Альтенберга и др.

Следует отметить, что кафе в Вене играли огромную роль в общественно-политической и культурной жизни города. Они были центрами жарких дискуссий, и местом формирования общественного мнения. Главные новости венцы узнавали в кафе, именно кафе являлись основными подписчиками газет, так как венцы приходили в кафе для ознакомления с прессой. В кафе можно было, и отдохнуть от жарких дискуссий, поиграв в бильярд, шахматы, карты и выпив отменный венский кофе за 28-45 геллеров [2, 26]. Ни в одном городе Европы кафе не пользовались такой популярностью как в Вене.

Венская элита формирует даже особую манеру общения, основанную на приветствии, радушии, способности создавать непринужденную атмосферу общения. Этот стиль передавался и остальным венцам. «…Будучи гурманами в кулинарии, исключительно заботясь о хорошем вине, терпком, свежем пиве, пышных мучных изделиях и тортах, этот город притязал и на более тонкие наслаждения. Музицировать, танцевать, играть в театре, беседовать, вести себя деликатно, с тактом – все это культивировалось здесь (в Вене – прим. И.К.) как особое искусство», – отмечал С. Цвейг [14, 20]. По поводу венцев известный европейский этнолог и путешественник Ф. Гельвальд писал, что они: «…отличается от своего соседа германца и образом мыслей, и характером, в котором больше веселости и добродушия наряду с неоспоримой наклонностью к материальным удовольствиям и наслаждением жизнью…» [3, 251]. Многие иностранцы считали венцев неискренними за постоянные улыбки и вежливость, полагая, что они это делали для того, чтобы угодить, клиенту или собеседнику [9, 225]. Но в любом случае это обстоятельство подкупало, даже непримиримых критиков Вены.

В последней трети XIX в. меняется повседневный быт венцев, городская жизнь становиться комфортной и обустроенной. В тоже время ей оказались присущи такие явления, как лихорадочный темп

- 16 Часть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории жизни, нестабильность и монотонность. Венцы искали утешения в досуге. В эпоху дуализма досуговая культура Вены активно развивается [10, 207 – 208]. Театр, кино, музыка дали людям возможность уйти от серых будней в мир грез и лирики, особое место в досуге венцев занимала оперетта [15, 11]. Венская оперетта отражала мультикультурализм империи Габсбургов и те коренные изменения, которые происходили в Дунайской империи в эпоху дуализма. Оперетта пережила империю, но никогда она больше не достигала такого расцвета, как в государстве Франца-Иосифа I.

Рубеж XIX – ХХ вв. ознаменовался бурным развитием науки и культуры в Вене. Венские интеллектуалы имели высокую степень социальной сплоченности. В кафе и салонах они обменивались идеями, тесно контактируя с представителями деловой и профессиональной элиты. Интеллектуальная элита была не столь оторвана от общества, как это наблюдается в Лондоне, Париже и Берлине. Отчасти это было связано с тем, что австрийские интеллектуалы были отстранены от управления страной. Они могли полностью сосредоточиться на выработке новаторской эстетики и идей. Уникальное интеллектуальное пространство, впитавшее в себя космополитизм и провинциальность, традиционализм и модернизм стало феноменальной кладовой, подарившей миру блистательную плеяду художников (Г. фон Гофмансталь, А. Шницлер, Г. Климт, О. Кокошка и др.) и ученых (З. Фрейд, К.Менгер, Л. фон Визер, Е Бем Баверк, Э. Мах, Л. Виттгенштейн и др.). Вена постоянно подпитывалась талантливыми провинциалами, которые стремились в блистательную Вену, где они могли полностью реализоваться. Кстати, амбициозный, молодой А. Гитлер также искал свое применение в Вене. Применительно к евреям Моравии С. Цвейг писал: «Вовремя избавившись от всего ортодоксально-религиозного, они были страстными сторонниками религии времени – «прогресса»…если из родных мест они (евреи – прим. И.К.) переселялись в Вену, то с поразительной быстротой приобщались к более высокой сфере культуры; их личный успех органически сочетался с всеобщим подъемом того времени» [14, 14]. Венская элита в своей основе была космополитичной, так как она формировалась из представителей различных народов империи. Космополитизм Вены являлся отличительной чертой ее жизни. Космополитизм и межкультурный диалог

- 17 Новая локальная история: по следам Интернет-конференций стали гарантами интеллектуальной, экономической и политической жизни австрийской столицы. Эти факторы легли в основы венского модерна [8], организационно, оформившегося в «Венский сецессион», клуб художников – новаторов, положивших начало знаменитому венскому стилю [12, 51].

Венская либеральная культура доминировала в городе в 60-80-е гг.

однако затем наступил кризис либерализма, он выражался во всем.

Традиционно либеральная культура опиралась на доктрину рационального индивида, но закат рациональной эпохи в конце XIX в.

показал, что человек ведом не только разумом, но и инстинктами и чувствами. Венские интеллектуалы это осознали одними из первых, попытавшись разобраться в кризисе либерализма и дать стройную концепцию взаимодействия политики и мира души [17, 27]. Венские либералы имели узкую социальную базу, даже в лучшие свои годы.

Они могли рассчитывать только на поддержку еврейского населения и части немецкого среднего класса. В парламенте страны либералы держались с помощью антидемократической избирательной системы. Экономическая программа либералов была дискредитирована кризисом 1873 г. Символом краха австрийского либерализма в Вене стал приход к власти К. Люгера. Однако идейное наследие венского либерализма оказало значительное влияние на последующее развитие человечества, он дал миру таких крупных теоретиков либеральной мысли как Л. фон Мизес и Ф. фон Хайек, сформировавшихся в интеллектуальном пространстве либеральной Вены [13, 161 – 167].

В недрах Вены в последней четверти XIX в. одновременно рождаются такие явления как социализм, национализм, сионизм и антисемитизм [19, 66]. Лидером венских антисемитов был бургомистр города К. Люгер, который возглавлял Вену с 1897 по 1910 г., наряду с императором это был самый популярный политик среди венцев. Следует подчеркнуть, что Люгер отражал настроения низов среднего класса Вены, которые составляли значительную часть жителей столицы.

Эта часть общества сильно страдала от индустриализации и интернационализации мировой экономики. Олицетворением этих явлений в глазах обывателя являлись евреи, крупный еврейский капитал, эти настроения особенно усилились после биржевого краха 1873 г., который нанес значительный удар по экономическому положению

- 18 Часть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории широких слоев населения, особенно среднему классу, увлеченному биржевыми и финансовыми спекуляциями [16, 64 – 73]. Кроме этого следует подчеркнуть, что город постоянно пополнялся представителями мелкой буржуазии за счет присоединения к нему пригородов, только присоединение Флоридсдорфа в начале ХХ в. увеличило территорию Вены почти на 50%.

Вена стала ареной столкновения инноваций и традиционной культуры, объектом массовой миграции и сценой распространения различных фобий, местом формирования новой предпринимательской и трудовой этики [21]. Экономическая либерализация и рационализация вызывали страх у мелких буржуа и чиновников, которым было очень трудно приспособиться к новым реалиям. Венская «народная культура» стремилась противостоять массовой культуре индустриального общества, одним из проявлений этого противостояния стало распространение ксенофобии и антисемитизма [20, 427].

Вся политика Люгера была направлена на защиту интересов мелкой буржуазии. Вплоть до 1900 г. в Вене было запрещено строительство крупных универмагов, закон требовал узкую специализацию магазинов. Одежду и обувь в Вене в основном шили вручную, появление в 1894 г. фабричных туфель из США стало городской новостью №1, первый хлебозавод был в городе построен только в 1895 г. Все этот мешало ведению успешного бизнеса в городе, но данная политика спасала ремесленников и мелких торговцев от разорения.

До своей смерти Люгер возглавляя самую популярную в австро-немецких землях Христианскую Социалистическую партию. Эта партия демонстрировала свой антимодернизм, антисемитизм, антимарксизм и верность династии Габсбургов, что ее отличало от еще одной разновидности немецкого националистического, антисемитского движения, во главе которого стоял Г. Шенерер, которое не скрывало своих симпатий к Гогенцоллернам.

На рубеже XIX – ХХ вв. большую популярность в Вене получает еще одна антилиберальная сила – социал-демократы, во главе которых стояли такие видные лидеры как В. Адлер, К. Каутский, О. Бауэр и К. Реннер. Костяк партии в Вене составляли немцы, прибывшие в город из Судетской области [4, 147]. Это, как правило, была рабочая аристократия и рабочие с высокими зарплатами. Вне социал-демо-

- 19 Новая локальная история: по следам Интернет-конференций кратической партии находилась основная часть малообеспеченных рабочих Вены – чехи. По мере разрушения либеральной культуры бывшие сторонники либерализма стремились найти новые социальные ориентиры. Среди таковых оказался и Т. Герцль, предложивший свой путь решения «еврейской проблемы». Возникновение сионизма во многом стало следствием набиравших силу антисемитских настроений в Вене и Австрии. Герцль также в основном ориентировался на низы еврейской общины, обещая ей счастливое будущее [17, 226]. Таким образом, К. Люгер, Г. Шенерер, Т. Герцль и социал-демократы давали массам свой идеал справедливого общества, сделав его основным инструментом критики либерализма. Кризис либерализма порождал новые утопии, реализация которых была чревата рискованными и даже опасными последствиями.

1. Австро-Венгрия. М., 1914.

2. Вена, Тироль и австрийские курорты (Карлсбад, Франценсбад, Мариенбад, Грис, Меран и др.). СПб., б.г.

3. Гельвальд Ф. Земля и ее народы. Т. III. СПб., 1898.

4. Джонстон У. Австрийский ренессанс. Интеллектуальная и социальная история Австро-Венгрии 1848 – 1938 гг. М., 2004.

5. Европейская избирательная система (парламентские, провинциальные и муниципальные). СПб., 1905.

6. Из России в Австрию. Вена, 1908.

7. «Курьер». Практический путеводитель для русских по городам и курортам Западной Европы и Египту / Сост. П.П. Кузьминский. СПб., 1912.

8. Модерн. Модернизм. Модернизация: По материалам конференции «Эпоха «модерн». Нормы и казусы в европейской культуре на рубеже XIX-XX. Россия, Австрия, Германия, Швейцария / Отв. Ред. Н.

Павлова. М., 2004.

9. Путник (Н. Лендер) По Европе и Востоку. Очерки и картинки. СПб., 1908.

10. Русский заграницей. Путеводитель для Русских путешественников. Берлин, 1911.

11. Сравнительное обозрение муниципальных учреждений /Сост. Н.Второв. СПб., 1864.

12. Стригалев А.А. О «венском стиле» / Художественная культура Австро-Венгрии 1867 – 1918. СПб., 2005.

13. Хаейк Фридрих фон. Воспоминания / Хаейк Ф. Познание, конкуренция и свобода. СПб., 1999.

14. Цвейг С. Вчерашний мир. Воспоминания европейца. М., 2004.

15. Чаки М. Идеология оперетты и венский модерн. СПб., 2001.

16. Чупров А.И. Венский биржевой кризис / Чупров А.И. Речи и статьи. Т.1. М., 1909.

17. Шорске К. Вена на рубеже веков: политика и культура. СПб., 2001

18. Шоу А. Городское управление в Западной Европе. М., 1898.

19. Bowman W. Religions Associations and the Formation of Political Catholicism in Vienna, 1848 to the 1870 s.

// Austrian History Yearbook. 1996. V.XXVII.

20. Boyer J. Culture and Political Crisis Vienna: Christian Socialism in Power, 1897 – 1918. Chicago, 1995.

21. Fuess J. The Crisis of Lower Middle Class Vienna, 1848 – 1892. New-York, 1997.

22. Vienna: The World of Yesterday 1889 – 1914 / Ed. S.Bronner and P. Wagner. New-Jersey, 1997.

–  –  –

Маловичко С. И.

(Москва)

ИСТОРИОГРАФИЯ ПОСЛЕ «КУЛЬТУРНОГО ПОВОРОТА»:

ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ ПОДХОД

И НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

В настоящее время происходит изменение пространственно-временных представлений, которые складывались в модернистском мироощущении и классическом европейском научном знании.

Общества перестают жить по одним социальным часам, заведенным по «законам» и «закономерностям» метанарратива. Процесс одновременного объединения мира глобальными системами и его расщепления на этнорегиональные составляющие уже анализировался в рамках новой локальной истории [12, 203, 171 – 189]. В последние же годы историография все большее внимание стала уделять пространству в истории.

Для понимания этого процесса необходимо учесть ряд обстоятельств, оказавших влияние на актуализацию проблемы пространства. Это, в первую очередь, влияние социокультурной ситуации после постмодерна, критика современными гуманитариями «модерности» и «культурный поворот» в историографии, а также влияние на последнюю постпозитивистской географии и, конечно, интенсивные поиски актуального объекта истории, проводимые самими исследователями, в том числе, как показывает тема нынешней конференции, в проблемных полях новой локальной истории. На них я и обращаю внимание в этой статье.

Современная реальность предлагает новые смыслы, актуализированные как всепроникающей глобализацией, так и локализацией.

С одной стороны, как указывает Ф.Ю. Согомонов, не только территории, но даже группы и индивиды сегодня «отличаются друг от друга не историко-хронологической «развитостью» или «отсталостью» по воображаемой модернизационной шкале, а своими неповторимыми рисунками того, как в них переплетаются включенность в глобальные потоки и следование местным культурным традициям, социальным устоям… По глокальному критерию, – замечает ученый, – ныне разнятся, страны, регионы, отдельные города и т.д., тем самым они

- 21 Новая локальная история: по следам Интернет-конференций неравнозначны друг другу, но такая неравнозначность сегодня уже не образует «идеологию развития» [18, 62 – 63, 67].

С другой стороны, заметно желание господствующих властных структур повторно сформировать набор исторических отношений между локальными, национальными и/или глобальными пространствами. Перед лицом тревожных пространственно-временных изменений такая идеология чаще всего использует традиционные (использовавшиеся ранее) способы конструирования исторической карты политического и культурного «единства» некоего национального или постнационального пространства. Однако такие «объединяющие» исторические рассказы мало учитывают множественность индивидуальных и коллективных интересов, основанных на альтернативных идеологиях и историях [31, 111 – 129].

Вполне понятно, что к традиционной риторике, характеризующей отношение к изменяющемуся пространству и времени чаще прибегают политики, заинтересованные в жесткой вертикали власти в государстве. Не случайно, президент В.В. Путин на встрече с историками в 2007 г. говорил об «общих» особенностях народов России, покоящихся на генетическом уровне, о «наших религиях», «приспособленных» для того, чтобы существовать на одной территории и под одним небом [8].

Надо заметить, что в этой ситуации современные историки используют отличные друг от друга пространственно-временные подходы. Традиционный взгляд на государственное строительство России и освоение русскими восточных пространств сегодня выражает значительное число ученых. Так, самарский историк Ю.Н. Смирнов недавно указал, что русскими осваивались «ранее практически пустынные земли Симбирской, Оренбургской и Саратовской губерний (курсив мой. – С.М.)» [10, 203]. Напротив, рефлексия о современной социокультурной ситуации позволяет другим историкам по-новому смотреть на пространственно-временные изменения, отказываться от традиционного взгляда и замечать: «Ко времени прихода русских в Сибирь ее огромные, кажущиеся на первый взгляд незаселенными, территории были освоены и обустроены местными народами. Но это мироустройство представляло иной тип, отличный от сложившегося в Европейской части России (курсив мой. – С.М.)» [16, 201].

- 22 Часть 1. Городская и сельская история в пространстве новой локальной истории Самарский историк, отметивший, что русские переселенцы приходили в «практически пустынные земли» Поволжья и Урала еще мыслит русскими пространственными конструкциями, которые покоятся на понимании двух бинарных пространств: первое – это «нормальное», привычное и «свое», «освоенное» культурой земледелия; второе – населенное кочевниками и охотниками – «чужими», это пространство непривычно «пустое» и «неосвоенное» земледелием. Историки, констатирующие, что колонизировавшиеся русскими пространства Востока были «освоены и обустроены местными народами», понимают актуальный пространственный образ «других» и тем самым отказываются от иерархии сконструированных разными культурами неоднозначных образов одних и тех же пространств. Они их ставят рядом, признают разные хозяйственные практики народов России за равноправные исторические опыты.

Практику защиты традиционного взгляда на государственное строительство, с одной стороны, и критики такого взгляда, с другой стороны, можно встретить не только в российской историографии.

Например, Лайл Дик критикует канадского историка, который представил государственную историю, как историю неизбежного и непреклонного исторического процесса строительства государства, на который совершенно не влияли как местные индейцы, так и не англоговорящие переселенцы и представители не белой расы, маргиналы и т.д. Перед лицом растущего разнообразия, указывает Дик, такая история представляет лишь единственно возможный голос англофила и копирует то, что писалось еще сто лет назад [24, 86 – 87, 91].

Постмодернистская историография оказалась довольно критичной по отношению к проблеме «модерности» или «современности»

[23, 7 – 33]. Осмысление этой проблемы позволяет говорить о том, что наше отношение к пространственно-временным образам формировалось представлением о «современности». Именно «современность» позволила некогда сконструировать периоды истории «Средневековье» (которое иногда приписывается новейшим обществам), «Новое время» и т.д. «Современность» создала в западном сознании пространственную оппозицию «город» – «деревня».

Европейскими, в том числе, русскими просветителями XVIII в.

сельское пространство было отнесено к ступени «варварства», а го-

- 23 Новая локальная история: по следам Интернет-конференций родское к «цивилизации» [5, 55]. Даже сейчас мало кого удивят слова, сказанные Дж. Ла Пиром во второй половине XX в., что города имеют большее цивилизационное значение, нежели государства, поскольку «государства меняются, а города остаются», также как незыблемыми остаются человеческие ценности [4, 207]. Удивляет не принижение статуса государства – «верхушки» социально-политической иерархии, а присутствие в современном сознании самой иерархичности объектов, которые являются культурными конструкциями.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
 
Похожие работы:

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «СОЦИУМ»МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «XX МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОБЛЕМАМ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК» (31.05.2014 Г.) г. Москва – 201 © Центр гуманитарных исследований «Социум» УДК 3 ББК ISSN: 0869-12 XX международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук: Международная научно-практическая конференция, г.Москва, 31.05.2014г. М.: Центр гуманитарных исследований «Социум».-. 138 стр. Тираж – 300 шт....»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Генеральная конференция 37 C 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 C/19 7 ноября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 5.5 повестки дня Выводы Молодежного форума АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 35 C/99 (II). История вопроса: В резолюции 35 C/99 (II) Генеральная конференция предложила Генеральному директору и Исполнительному совету при подготовке будущих сессий Генеральной конференции включать вопрос о результатах Молодежного форума в повестку дня Генеральной конференции. Цель: Генеральный директор доводит...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БЕЛОВСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ сборник статей X Международной научной конференции БЕЛОВО 20 УДК 001:37 (063) ББК Н 34 Печатается по решению редакционно-издательского совета КемГУ Редколлегия: д. п. н., профессор Е. Е. Адакин (отв. редактор) к. т. н., доцент В. А. Саркисян к. т. н., доцент А. И....»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Франко российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ Материалы Международной научной конференции Оренбург Россия – Франция. Государственная конфессиональная и миграционная политика УДК 327.3(063) ББК...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Миф и история* 1. В последние два десятилетия фольклористы все больше внимания обращали на изучение общих проблем мифа и мифологии. Несмотря на ряд отличных работ по интересующим нас проблемам, вышедших в последние годы как на Западе, так и в Советском Союзе, венгерская наука старалась, скорее, обходить проблемы мифологии. При подготовке обобщающего капитального труда Этнография венгерского народа потребовалось составление сборника по мифологии. Отдел фольклористики Института этнографии осенью...»

«ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «СОЦИУМ» СБОРНИК НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «XXІХ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОБЛЕМАМ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК» (28 февраля 2015 г.) г. Москва – 2015 © Центр гуманитарных исследований «Социум» УДК 3 ББК ISSN: 0869Сборник публикаций Центра гуманитарных исследований «Социум»: «XXІХ международная конференция посвященная проблемам общественных наук»: сборник со статьями (уровень стандарта, академический уровень). – М. :...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное периодическое...»

«Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» «Музыка все время процветала.» Музыкальная жизнь императорских дворцов Материалы научно-практической конференции Гатчина 22–23 октября ББК 85.3л Оргкомитет конференции: В.Ю. Панкратов Е.В. Минкина С.А. Астаховская Координация и общая подготовка издания: С.А. Астаховская Е.В. Минкина «Музыка все время процветала.» Музыкальная жизнь императорских дворцов....»

«ISSN 2412-970 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое издание...»

«ЕВРОПЕЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЕЛАБУЖСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ В РОССИИ: ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ Материалы международной научной конференции (г. Елабуга, 13-15 ноября 2014 г.) Елабуга 2014 EUROPEAN SOCIETY FOR ENVIRONMENTAL HISTORY KAZAN FEDERAL UNIVERSITY ELABUGA INSTITUTE ENVIRONMENTAL HISTORY IN RUSSIA: STAGES OF DEVELOPMENT AND PROMISSING RESEARCH DIRECTIONS Proceedings of the international scientific...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ IV Всероссийская конференция (с международным участием) Чтения, посвященные памяти профессора Г.Н. Троянского Доклады и тезисы Москва – УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.5 IV Всероссийская конференция «История стоматологии». Чтения, посвященные памяти профессора Г.Н. Троянского. Доклады и тезисы. М.:МГМСУ, 2010, 117 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«УДК 378.14 Р-232 Развитие творческой деятельности обучающихся в условиях непрерывного многоуровневого и многопрофильного образования / Материалы Региональной студенческой научно-практической конференции / ГБОУ СПО ЮТК. – Юрга: Изд-во ГБОУ СПО ЮТК, 2014. – 219 с. Ответственный редактор: И.В.Филонова, методист ГБОУ СПО Юргинский технологический колледж Редколлегия: канд. филос. наук, доц. С.В.Кучерявенко, председатель СНО гуманитарных и социально-экономических дисциплин ова, председатель СНО...»

«ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ Сборник материалов научно-практической конференции, СПБ, 12 декабря 2014 г СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ» УДК ББК ЧЧеловек на войне: Сборник материалов научно-практической конференции Составитель Носов В.А., СПб, СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ», 2015 266 с. В сборнике представлены статьи, посвященные различным аспектам заявленной темы конференции, проведенной в СанктПетербурге 12 декабря 2014 г. В статьях рассматриваются военнополитические, социальные, экономические, психологические аспекты военных...»

«ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ХОЗЯЙСТВУЮЩИЕ СУБЪЕКТЫ АГРАРНОГО СЕКТОРА РОССИИ: ИСТОРИЯ, ЭКОНОМИКА, ПРАВО Сборник материалов IV Всероссийской (XII Межрегиональной) конференции историков-аграрников Среднего Поволжья (г. Казань, 10–12 октября 2012 г.) Казань – 201 ПРЕДИСЛОВИЕ В сборнике представлены материалы IV Всероссийской (XII Межрегиональной) конференции историков-аграрников Среднего Поволжья «Хозяйствующие субъекты аграрного сектора России: История,...»









 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.