WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |

«КОММУНИКАТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник материалов I Международной научно-практической конференции молодых учёных (15 апреля 2010 г., Новокузнецк) ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО «КУЗБАССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ»

ФАКУЛЬТЕТ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ

КОММУНИКАТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ



Сборник материалов I Международной научно-практической конференции молодых учёных (15 апреля 2010 г., Новокузнецк) Новокузнецк Печатается по решению ББК 74.58+74.03(2) редакционно-издательского совета К ГОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия»

Протокол №3 от 25.02.2010 г.

Научный редактор:

Вершинина Г. Б., доктор педагогических наук

(КузГПА)

Редакционная коллегия:

Афанасенко О.Б., кандидат педагогических наук (КузГПА) Зотова Т.Ю., кандидат педагогических наук (КузГПА) Суркова А.П., кандидат педагогических наук (КузГПА) Хлебникова М.С., кандидат педагогических наук (КузГПА) К63 Коммуникативное образование в России: история и современность: сборник материалов I Международной научно-практической конференции молодых учёных (15 апреля 2010 г.) / под ред. Хлебниковой М.С. – Новокузнецк: РИО КузГПА, 2010. – 321 с.

ISBN 978-5-85117-499В сборнике представлены материалы I Международной научнопрактической конференции молодых учёных, посвящённой основным проблемам вузовского и школьного коммуникативного образования.

Адресуется преподавателям высшей и средней школы, аспирантам, студентам высших учебных заведений.

© Кузбасская государственная ISBN 978-5-85117-499педагогическая академия, 20

СОДЕРЖАНИЕ

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ КОММУНИКАТИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Медиаобразование и медиасфера глазами студентов, Абросимова Е.А., выпускников и работодателей Рогалёва О.С.

Жанровые особенности полетематических текстов Аносова С.В.

с агрессивным контентом Использование косвенных тактик речевого воздейстАфанасенко О.Б.

вия в условиях профессионального педагогического общения К проблеме классификации речевых ошибок Бессонова Ю.А.

современных политических деятелей Коммуникативная компетенция личности в телевизиБирюкова Е.О.

–  –  –

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ КОММУНИКАТИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

____________________________________________________________________

Абросимова Е.А., Рогалева О.С.

Омск

МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ И МЕДИАСФЕРА ГЛАЗАМИ СТУДЕНТОВ,

ВЫПУСКНИКОВ И РАБОТОДАТЕЛЕЙ

Работа выполнена по гранту «Разработка концепции многовариантности медиаобразования» (государственный контракт № П1310) в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 годы».

Данная статья отражает результаты социологического исследования, проведенного кафедрой стилистики и языка массовых коммуникаций ОмГУ им. Ф. М. Достоевского в период с 1 по 4 сентября на территории Омской области.

Целью исследования явилось определение запросов и ожиданий студентов, выпускников и работодателей относительно содержания, качества и практической направленности современного медиаобразования. Под медиаобразованием при этом понимается профессиональная подготовка будущих журналистов, редакторов, специалистов по связям с общественностью. Медиакомпетенция – практические навыки и умения, необходимые будущему специалисту для плодотворной, активной деятельности в сфере массовой коммуникации на профессиональной основе.

В постсоветский период в России формируется новая медиасистема, в которой все более важную роль играют средства массовой информации, в том числе региональные. В этой связи особо остро встает проблема несоответствия между реальным состоянием практической подготовки специалистов в области медиа и потребностями медиарынка. На производстве от студента или выпускника (молодого специалиста) требуется определенная профессиональная компетенция и специфические навыки, которые в большей степени зависят от сферы деятельности предприятия. Так, социальный заказ общества меняется в сторону приобретения студентом знаний, умений и навыков, ориентированных на конкретный сегмент медиарынка: печатные, телевизионные, радийные и сетевые СМИ.





При этом организации, берущие на работу выпускника-универсала, вынуждены тратить временные и денежные ресурсы на адаптацию такого специалиста к конкретному виду/ объекту профессиональной деятельности. Данная проблема вписывается в общий широко известный контекст несоответствия системы высшего образования и рынка труда. Этими факторами обусловлена актуальность предпринятого нами исследования.

Большинство студентов и выпускников продемонстрировало частичную удовлетворенность получаемым/полученным медиаобразованием.

Такое же мнение у специалистов относительно медиакомпетенции студентов и выпускников - частичная удовлетворенность. При этом специалисты продемонстрировали большую удовлетворенность медиакомпетенцией выпускника, определившегося с медиасферой и уже получившего практические навыки, необходимые для работы в том или ином виде СМИ. Студенческая медиакомпетенция оценивается специалистами ниже, чем медиакомпетенция выпускника: вуз не дает студенту необходимого набора практических навыков, позволяющих выполнять соответствующие должностные обязанности.

Недостающие для работы в медиасфере знания, навыки и умения, отмеченные специалистами, в общем совпадают со знаниями, умениями и навыками, недостаток которых отметили студенты и выпускники. Эти знания, умения и навыки связаны с практической деятельностью студента или выпускника (создание и обслуживание веб-сайта, редактирование сетевого издания, навыки работы с базами данных, сбор и обработка информации, практическая грамотность). Среди недостающих знаний, умений и навыков специалисты отметили и специфические для сетевых, печатных, телевизионных, радийных СМИ компетенции (навыки компьютерной верстки и веб-дизайна, навыки работы с базами данных, сбора и обработки информации, навыки написания текстов различной жанровой принадлежности, создание и обслуживание сайта, навыки монтажа и озвучивания телевизионных и радиопрограмм, умение работать в кадре и др.). Ответы студентов и выпускников о недостающих им навыках и умениях в общем совпадает с оценкой, данной специалистами. Самые частотные ответы студентов - это навыки монтажа и озвучивания телевизионных и радиопрограмм, навыки компьютерной верстки и веб-дизайна, создание и обслуживание сайта, организация и проведение специальных рекламных и PRмероприятий. Наибольшее затруднение, как видно из опроса, у студентов и выпускников вызвали специфические виды деятельности, связанные с работой телевизионных, радийных и сетевых СМИ. Следовательно, можно сделать вывод о том, что студенты не получают в вузе необходимого количества знаний, умений и навыков, связанных с данными сферами медиарынка.

Среди недостающих для работы знаний большинство студентов отметили теорию телевизионной и радиожурналистики, специфику современных печатных СМИ, теорию современной сетевой журналистики – курсы, опять же связанные с работой конкретных видов СМИ - телевизионных, радийных, печатных и сетевых.

Результаты опроса выпускников о недостающих им для работы знаниях свидетельствуют о том, что потребности выпускников связаны в первую очередь с электронными СМИ (сетевыми и телевизионными). Выпускники вузов региона не владеют соответствующими знаниями, навыками и умениями в силу ориентированности вузовской программы в большей степени на печатные СМИ.

Среди учебных курсов, пригодившихся во время практики и на работе, студенты всех специальностей выбирают интегральные дисциплины, связанные с приобретением практических навыков: деловое общение, стилистика, активные процессы в современном русском языке.

Наиболее высокий балл при распределении по степени важности для профессионального становления студента получили формы занятий, непосредственно направленные на практическую деятельность (мастерклассы, практические занятия, производственная практика, круглые столы с профессионалами и работодателями). При этом теоретические, наукоемкие формы занятий (лекции, работа в спецсеминарах) ставились студентами всех специальностей на последние места.

Портреты современного специалиста медийной сферы, созданные студентами и выпускниками, в общих чертах совпадают.

Современный специалист медийной сферы – это:

1) универсал, способный совмещать функции автора, редактора и менеджера, а не узкий специалист в определенной сфере СМИ и не практик, ориентированный, прежде всего, на печатную журналистику;

2) успешный менеджер и маркетолог;

3) хорошо владеет нормами современного русского литературного языка;

4) умеет работать с сетевыми и электронными изданиями;

5) владеет специальными знаниями и технологиями общения и владеет специальными знаниями и технологиями манипуляции.

Таким образом, студенты и выпускники видят в современной специалисте медиасферы некоего универсала, владеющего большим количеством разнообразных компетенций, умеющего работать в различных сферах, тогда как вуз ориентирован прежде всего на традиционные, как правило, печатные СМИ.

При этом следует отметить и некоторые черты современного специалиста медийной сферы, которые не совпали в представлении студента и выпускника.

Первое различие связано с представлением об образовании работника медийной сферы. По мнению большинства студентов, современный журналист, редактор, PR-специалист - это человек с любым высшем образованием при условии профессиональной переподготовки, тогда как выпускники настаивают именно на филологическом образовании работника медийной сферы. Вероятно, такое различие во мнениях связано с большим опытом у выпускников: начав работать, молодой специалист видит, что именно филологическое образование дает ряд преимуществ перед нефилологическим.

Второе различие касается медиакомпетенции специалиста. Большинство студентов полагает, что современный журналист, редактор, PRспециалист должен владеть навыками работы на телевидении, тогда как выпускники не считают эту компетенцию обязательной.

Как показал опрос, ожидания студентов относительно будущей профессии лежат именно в области телевизионной журналистики. Выпускники напротив не ориентированы на эту сферу СМИ, предпочитая сферу рекламы и PR, а также сетевые СМИ. Этот вывод подтверждается и ответами на вопрос о темах учебных курсов: большинство студентов выбирает курсы, связанные с теле- и радиовещанием (Телевизионная речь, Современное развлекательное радио- и телевещание: языковое и жанровое своеобразие, Основы техники и выразительности речи, Основы редактирования теле- и радиопередач), тогда как выпускники считают более необходимыми дисциплины, связанные с сетевыми изданиями и копирайтингом (Создание и редактирование электронного/сетевого издания, Копирайтинг в обеспечении корпоративных коммуникаций, Механизмы воздействия в современных СМИ).

Примечательно, что выпускники лучше студентов ориентируются в потребностях регионального медиарынка: большинство специалистов ответили, что приняли бы в свою организацию работников по работе с интернет-сайтами, по продвижению медиапродуктов, что в общем совпадает с ожиданиями выпускников: по результатам опроса большая часть выпускников предпочла бы работу в сфере PR (48,8%) и рекламы (37,2 %), а также в области электронных СМИ (34, 8 %).

В результате опроса выявлена потребность как высшей школы, так и региональных организаций в расширении связей и эффективном взаимодействии друг с другом. Механизмами и формами такого сотрудничества, по мнению респондентов, могли бы стать, с одной стороны, курсы повышения квалификации для работников региональной медиасферы, а с другой - привлечение специалистов-практиков к преподаванию в вузе. Позитивный личный опыт ряда сотрудников позволяет сделать вывод о необходимости курсов повышения квалификации для работников СМИ. Наиболее предпочтительные для респондентов формы занятий - это те, которые максимально приближены к практической деятельности (мастер-классы, практические занятия и круглые столы с профессионалами и работодателями).

Итак, запросы и ожидания студентов и выпускников коррелируют с потребностями регионального медиарынка, выявленными в результате тестирования. Результаты проведенного социологического исследования демонстрируют необходимость адаптации вузовского медиаобразования к потребностям регионального медиарынка. Возможности вуза при подготовке студента к специфике регионального медиарынка - создание модульных систем обучения, разработка специализированных курсов, направленных на заполнение лакун между вузовской программой и требованиями работодателей.

Аносова C.В.

Тамбов

ЖАНРОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛЕМИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

С АГРЕССИВНЫМ КОНТЕНТОМ

Работа выполнена при финансовой поддержке Гранта Президента РФ для молодых российских ученых – кандидатов наук (Проект МК-3546.2009.6) Состояние современного медийного сектора дает все основания утверждать, что журналистика на современном этапе претерпевает существенные изменения, в том числе и в особенностях содержательного контента. В частности, публицистический текст определенного содержания вызывает негативные реакции у аудитории: повышается степень тревожности, возникает чувство страха, что, в частности, вызвано методами подачи информации, использованием манипулятивных технологий в СМИ, в том числе, в секторе периодической печати.

В нашей работе мы предпринимаем попытку определить жанровые особенности материалов СМИ, в которых находит отражение печатная полемика. Осмелимся предположить, что именно в данной группе текстов в большей степени выражается агрессивный компонент.

Количество полемических публикаций, в том числе, с проявлением агрессии, по нашему наблюдению, ежегодно растет. Жанровое многообразие подобных материалов открывает перед журналистами широкие возможности для раскрытия темы, а вместе с тем «играет» на пользу при констатации фактов агрессии.

Заметим, что термин «полемика» предполагает процесс, входе которого происходит обмен мнениями, позициями, словесное состязание с целью доказать истинность собственной точки зрения и несостоятельность позиции противника. Проследим, для каких жанров журналистского произведения характерно проявление полемических признаков, а также наличие агрессивного компонента.

А.М. Шестерина [8, с. 114] предлагает разделить жанры полемических текстов на две группы – монологические и диалогические. К первой группе относятся полемическая статья, корреспонденция, рецензия, письмо. К диалогическим текстам принадлежат полемическое интервью, спор.

Добавим к приведенной классификации жанр вопрос–ответ, в котором также обнаруживаются черты полемики, и отнесем его к группе диалогических текстов. Однако в некоторых случаях возникает сложность с жанровым соотношением публикаций в изданиях: в них может содержаться лишь намек на полемику, чувствоваться ее оттенок. Тем не менее, многие жанры полемических текстов характерны для анализируемых в нашей работе изданий. Проследим, как реализуется агрессивное начало в различных полемических жанрах на страницах центральных газет.

Отличительная черта монологических текстов состоит в том, что автор-журналист при рассмотрении обозначенной проблемы ведет монолог. Точки зрения других лиц, в том числе цитирование их выступлений, служат для доказательности авторской позиции. В противовес этому, диалогическая группа полемических текстов предполагает участие в создании материала реального оппонента журналиста.

Создание полемической статьи традиционно начинается с формулирования главной мысли, которую далее автор будет отстаивать. Однако эта мысль может быть высказана в форме намека или ссылки на уже известные читателю обстоятельства. Главное, чтобы мысль была понятна аудитории. В полемической статье ощутимо присутствие негативной оценки самого процесса или сложившегося к нему отношения. Такие материалы обычно публикуются, когда в обществе возникают споры по значимым проблемам.

Проследим, как обозначенные признаки, характерные для жанра полемической статьи, реализуются в газетных публикациях. Так, в материале «Отцовщина» [4] с подзаголовком «Пьяные родители – враги собственных детей» в «Российской газете» очевидно проявление агрессии.

В лиде к материалу журналист четко обозначил проблему: «В Кузбассе бьют тревогу:

только за полгода жертвами преступных посягательств со стороны взрослых стали 2068 детей. От рук взрослых (в том числе от собственных родителей) погибли 35 несовершеннолетних». Поставленная проблема рассматривается объективно, что соответствует высокой степени аналитичности публикации. На ее полемичность указывает как рубрика («За гранью», т.е. явление не укладывается в привычные нормы жизни) к основному материалу, так и рубрика «Как вам это» у блицинтервью, дополняющего публикацию. Указание на полемичность присутствует и в заголовке, где содержится намек на не менее отрицательное явление сегодняшнего дня – дедовщину, которая также может сопровождаться проявлением физической агрессии.

В данной публикации обнаруживается косвенная мотивационная агрессия, которая выражается в авторском осуждении негативного социального явления сегодняшнего дня – жестокого обращения с детьми, в том числе со стороны их родителей. Всю желчь журналист выливает на собирательный образ оппонента – виновников подобного явления, при этом конкретные лица не называются: их личности видны лишь при констатации конкретных фактов жестокости. Зафиксирована и физическая агрессия, которая наиболее характерна для СМИ, передающих информацию визуально. В данном случае ее проявляет не автор публикации при аргументации собственной точки зрения, а его оппоненты в жизненных ситуациях.

То есть, фиксация физической агрессии служит информационным поводом, находит воплощение не собственно в полемике, а в отображаемых журналистом явлениях. Важное место в материале, как отмечено выше, приобретает вербальная агрессия – как со стороны журналиста, так и со стороны лиц, к мнению которых он апеллирует. Об этом свидетельствует ряд речевых концептов, выражающих агрессивное отношение журналиста и респондентов к противникам, и присутствующих в анализируемой публикации. Очевидно, что, прибегая к ним (а в обсуждаемой публикации обнаружено свыше пятидесяти лексических форм речевых концептов), автор рассчитывает на однозначность восприятия читателем поднятой проблемы, на создание крайне отрицательного отношения к осуждаемому социальному явлению.

Для выражения собственной точки зрения в данной публикации журналист использует такой прием, как «немая сцена»: вербально он не фиксирует позицию оппонента – собирательный образ «жестокие родители», – но описывает поведение противников таким образом, что вызывает желательную для себя, автора публикации, оценку: обозначив одну из частей публикации как «Взрослые изверги», журналист М. Кларисс перечисляет ряд фактов жестокого обращения с детьми. На его отношение к проблеме указывает и специальным образом подобранная лексика, что уже было отмечено выше.

Убедительность собственной точки зрения автор публикации подтверждает не только изложением фактов жестокости, но и апелляцией к мнению компетентного в данном вопросе лица – начальника отдела по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних ГУВД Кемеровской области Ж. Гусельниковой. Этот прием в теории журналистики получил название аргумент от авторитета, для которого обязательна ссылка только на компетентное и действительно авторитетное в сфере полемики лицо. Кроме того, журналист апеллирует к действующему законодательству – Уголовному кодексу РФ.

Несогласие журналиста, в определенной степени его агрессивное отношение к тем, кто является виновниками сложившейся ситуации, подтверждают высказывания по данному вопросу двух лиц – военного психолога Л. Китаева-Смыка и писателя А. Приставкина (прием аргумент от авторитета). Мнение писателя А. Приставкина выдает его крайне негативное отношение к обсуждаемому явлению: «В своих произведениях я часто поднимал тему жестокого обращения с детьми, но хочу с прискорбием сказать, что даже в войну посторонние люди не позволяли себе того, что сейчас делают с собственными детьми мамы и папы. Конечно, таких людей надо наказывать со всей строгостью, говорить о них во всех СМИ. О суде над родителями-извергами должна знать вся страна. В какой-то мере это послужит средством воспитания, хотя и не спасет нас от бед. Сегодня на глазах у всех будут избивать старого человека, ребенка, а все отвернутся, делая вид, что ничего не происходит.

Жестокость, беспринципность, жажда власти и наживы насаждается через самые популярные в народе средства:

телевидение и кино. Чтобы воспитать людей, для которых издевательство над слабыми станет чем-то недопустимым, нужно перестроить всю идеологию. Посмотрите, на Западе много детских телепередач, воспитывающих в малышах доброту и благородство. На наших же каналах с утра до вечера лишь мордобой и перестрелки.

…».

Военный психолог Л. Китаев-Смык вступает в некоторое противоречие с А. Приставкиным, аргументируя свою позицию таким образом: «Не думаю, что ситуация на Кузбассе говорит о каком-то неожиданном всплеске жестокости. Одиозная статистика просто результат того, что прокуратура и следственные органы обратили серьезное внимание на эти преступления и не «стесняются» их обнародовать. Агрессия против детей нарастает много лет. И связано это с таким хорошо известным военным психологам явлением, как стрессовое ожесточение людей, находящихся в безнадежном, безвыходном и очень тяжелом, физически и психологически, состоянии. …». Такие люди, по мнению Л. Китаева-Смыка, «утратившие человеческий облик, а заодно и все чувства, присущие роду человеческому, в том числе и любовь к своим детям», бесспорно, нуждаются в наказании, но, «если судить по большому счету, социальному и геополитическому, виновны и те структуры и руководители, которые создают условия, чтобы эти группы населения были в нашей стране. И ничего не делают, чтобы помочь падшему человеку». Таким образом, позицию журналиста – осуждение негативного явления в жизни современного общества – дополняют мнения других, сведущих в данном вопросе лиц (аргумент от авторитета).

В отличие от статьи, полемическая корреспонденция затрагивает не концептуальную проблему, а частные случаи. Данная жанровая разновидность полемического текста подразделяется на ситуативную (в конкретной ситуации кто-то принял неправильное решение, журналист спорит с этим) и опровергающую (другим журналистом был создан материал, несогласный с ним автор создает свой, опровергая факты предшественника).

Примером может служить публикация «Истина за забором» [5] в «Российской газете», где очевидно негативное отношение автора к той позиции, которую отстаивают представители Управления исполнения наказаний (УИН) Минюста России по Хабаровскому краю по поводу конфликтной ситуации (применение физической силы к журналисту и изъятие у него фотоаппарата). Журналист высказывает свои предположения весьма категорично, подтверждает свою позицию соответствующими документами, включает в материал элементы репортажа. В доказательство собственной точки зрения автор публикации обращается к аргументу от авторитета – ситуацию весьма категорично комментирует член политического совета при губернаторе Хабаровского края Ю. Евдокимов: «Отсутствие протокола задержания журналиста на территории учебного центра УИН, отказ вызвать милицию говорит о том, что руководство колонии действовало вне закона. Какой бы режимный характер ни носило данное учреждение, оно прежде всего должно руководствоваться российским законодательством. Обыск любого человека без санкции, без понятых незаконен».

В данном материале зафиксирована физическая мотивационная агрессия по отношению к журналисту. На вербальном уровне находят воплощение такие агрессивные реакции, как негативизм, выражающийся в решительном настрое автора материала восстановить справедливость, обида по отношению к сотрудникам УИН.

На присутствие вербальной агрессии указывают следующие речевые концепты:

– концепт смерть и его производные (например, «сколько удалось спасти людей из огня – до сих пор неизвестно», «погибшим числится пока один человек»);

– концепты указывающие на физическое посягательство на личность, насилие, жестокость (например, «выкрутили мне руки, вытряхнули все содержимое из пиджака», «забрали фотоаппарат и стерли файлы со снятыми кадрами», «получил ожоги», «я за интерес к "запретной" теме поплатился»);

– концепты, указывающие на ограничение свободы личности и неизбежность наказания (например, «оградить истину колючим забором», «если наши сотрудники виноваты, то они будут наказаны»).

Открытый финал текста, где журналист категорично высказывается не только по отношению к своим противникам, но и к журналистам, нарушающим этические нормы, обещает, что на страницах издания последует развитие этой темы.

Жанр полемической корреспонденции, как мы выяснили, является одним из самых распространенных в группе полемических текстов. Меньшую степень востребованности на страницах центральных изданий сегодня получает жанр полемической рецензии. В отличие от обычной рецензии, где аргументация вытекает из анализа информационного явления первого порядка, в полемической рецензии аргументация формируется на базе сочетания ее с аргументацией, проистекающей из анализа выступления оппонента. Чаще всего в полемических рецензиях используется два вида аргументации: на основе анализа текста и по аналогии с опытом предшественников.

Так, в публикации «Криминальное чтиво» [2] на страницах «Российской газеты» журналист рассуждает по поводу составленного Росрегистрацией списка запрещенной литературы, считающейся экстремистской.

В материале обнаруживается как агрессивное содержание самого предмета разговора (речь о произведениях, направленных против человечества) и принятие жестких мер по отношению к нему, так и агрессивный настрой журналиста, спорящего с принятым Росрегистрацией решением. Довольно жестко звучит вывод журналиста, где обнаруживается его критическое выступление в адрес института права. В данном случае зафиксирована косвенная инструментальная агрессия (критикуется позиция исполнителей законодательства в целом, а агрессивное выступление журналиста является способом воздействия на них).

В полемическом письме используется эпистолярная форма, позволяющая создать ощущение искренности. Такая форма изложения материала значительно «раскрепощает» журналиста и позволяет ему установить доверительно-дружеские отношения с аудиторией. Письмо содержит пафос обличительности явления, человека или автора другого материала, но характеризуется полным отсутствием сарказма. Оно всегда начинается обращением, за которым следует упоминание факта, уточнение позиции и аргументация. Заканчивается письмо обычно повторением авторской позиции.

Рубрика, в которой опубликован материал «Страна нас сдала…» [7] в газете «Аргументы и факты», обозначена как «Письмо от спецназовцев».

Авторы письма – офицеры специальных подразделений, проходящие службу на Северном Кавказе, – выступают в защиту своих коллег (авторская позиция конкретизируется посредством аргумента при помощи примера).

Инициировал данное письмо локальный случай, «дело Ульмана»:

выполняя спецоперацию в Шатойском районе Чечни в 2001 году, группа разведчиков открыла огонь по УАЗу, который не остановился по требованию бойцов. В результате один человек погиб, остальных пятерых пассажиров машины разведчики расстреляли позже по приказу из штаба командования операцией. По решению суда группа спецназовцев приговорена к наказанию в виде лишения свободы. Свое возмущение в письме офицеры специальных подразделений высказывают аргументировано.

Они полностью согласны с тем, что военнослужащий должен свято и беспрекословно выполнять приказания командования, не задумываясь о том, как потом на это посмотрят правозащитники, политики, мировая общественность. Полемичность публикации очевидна в открытом финале материала, где налицо проявление агрессии против представителей института права в нашей стране: «Цели, которые необходимо уничтожать, устанавливает командование, а не суд. Получается, что вопреки закону и мнению народа – то есть присяжных, наших ребят «сливают» по требованию правительства Чечни, большинство членов которого

– бывшие боевики, не скрывающие своего прошлого. Как прикажете дальше служить такой Родине? Как объясните 18-летним новобранцам, что нужно защищать тех, кто сажает их в тюрьмы? Мы не можем на это ответить».

Стилистика публикации также обнаруживает приметы агрессии, на что указывают определенные слова и выражения: «обвинительный приговор», «открыла огонь», «приговорили … к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима», «"слили" по политическому заказу», «сажает за исполнение долга своих воинов в тюрьму», «необходимо открывать огонь», «за время войны в Ираке погибло от 100 до 500 тыс. мирных граждан», «солдат, посланный на боевой выход», «именно так обстоит дело на войне» и другие. В данном случае зафиксированы концепты смерть, жертва, образ врага, концепты, указывающие на физическое посягательство на личность, насилие, жестокость, концепты, указывающие на ограничение свободы личности и неизбежность наказания, а также концепты, содержащие вопрос к отдельным представителям аудитории, где чувствуется эмоциональнопсихологическое давление выступающего.

Для доказательства собственной точки зрения инициаторы публикации используют такие приемы проявления авторской позиции в тексте, как «немая сцена», критика доводов оппонента и аргумент при помощи примера.

Специфика диалогических полемических текстов заключается в том, что кроме журналиста в акте речевого взаимодействия обязательно участвует другое лицо или группа лиц. Если в монологических текстах апелляция к личности оппонента или «союзника» полемиста является одним из приемов, используемых для доказательства авторской точки зрения (например, цитирование), то в диалогических жанрах образ оппонента очевиден.

Жанр полемического интервью преимущественно используется при освещении проблемных тем, общественно-значимых событий, когда информацию нужно получить из первых рук. При этом авторская позиция выражается в ремарках между ответами собеседника. Журналистский настрой по данному вопросу, его отношение к собеседнику в некоторых случаях видны из вывода в конце текста, но он может отсутствовать. Жанр полемического интервью является одним из самых распространенных в группе диалогических на страницах современных газет, в особенности массовых и желтых, где приветствуется вопросно-ответная форма. Так, материал «Иран "вбомбят" в каменный век» [1] в газете «Аргументы и факты» представляет собой интервью с итальянским публицистом и критиком Д. Кьеза, который «пытается доказать: официальная версия терактов 11 сентября является фальшивкой». Выступления интервьюера звучат категорично и жестко. Очевидно присутствие ряда речевых концептов, указывающих на присутствие сигналов вербальной агрессии. В публикации также обнаруживается прямая инструментальная агрессия.

Как видно, оппозиционное отношение к высказываниям интервьюера (критика доводов оппонента) со стороны журналиста – авторский прием, позволяющий получить более исчерпывающую информацию. Журналист ставит под сомнение выступления оппонента и тем самым разжигает его азарт, желание привести веские аргументы в доказательство собственных тезисов.

В другом полемическом жанре – жанре спора – оппоненты имеют противоположные взгляды на определенную тему. Могут использоваться как корректные (лояльные), так и некорректные (нелояльные) приемы ведения спора. Так, в публикации «Трудно быть с Богом» [3] под рубрикой «Столкновение» обнаруживается полемика по поводу введения в школах курса «Основы православной культуры».

Созданию публикации предшествовало выступление академиков РАН, которые в открытом письме возмущаются чрезмерным, на их взгляд, проникновением церкви в дела государства и общества. В споре участвуют замглавы отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей В. Чаплин и член Общественной палаты В. Глазычев. В материале очевидно несовпадение их точек зрения.

В данной публикации обнаруживаются следующие речевые концепты, зафиксированные в прямой мотивационной агрессии:

– концепты, указывающие на ограничение свободы личности и неизбежность наказания (например, «подала иск»);

– концепты, указывающие на противопоставление (например, «новый виток тысячелетнего противостояния», «иную религиознообщественную модель они не допустят»);

– концепты, указывающие на существование альтернативных точек зрения, полярность мнений (например, «Я говорю о другом – о недопустимости присутствия церкви в государственных институтах», «я полагаю, что это недопустимо ни в какой форме»);

– концепты, находящиеся в одном этимологическом ряду со словами «война», «конфликт», «борьба» и т.п. (например, «в судебном порядке пыталась оспорить», «острой полемики не получилось»);

– концепты, содержащие вопрос к аудитории или к отдельным ее представителям, в которых чувствуется эмоциональное и психологическое давление выступающего (например, «имеет ли право…?»);

– концепты, указывающие на запрет (например, «я оказываюсь на стороне тех, кто говорит "нет"»);

– слова и выражения, содержащие в своем лексическом значении сомнение в справедливости высказываний и действий оппонента (например, «вижу множество рисков, связанных с этим»).

Очевидны такие способы выражения авторской позиции в публикации, как «немая сцена», спор с общепринятой точкой зрения, критика доводов оппонента и аргумент при помощи аналогии.

Вопросно-ответная форма, как мы уже отмечали, довольно распространена в современных газетах. Особенно подача материалов в жанре вопрос–ответ характерна для массовых и желтых изданий.

В еженедельнике «Аргументы и факты» жанр вопрос–ответ обнаруживается на последней полосе издания. Однако мы не будем касаться данной группы материалов еженедельника, поскольку они представляются не собственно журналистскими произведениями (нередко носят рекламный, чисто информационный характер). Интерес в данном издании представляет рубрика «Жизнеспособность политсубъектов» на второй полосе, где вопрос звучит не от автора материала, а обращен к нему со стороны политиков, «звезд» шоу-бизнеса и других личностей, хорошо известных аудитории. Нередко выступление респондента представляет собой вполне нейтральную, не окрашенную эмоциями реплику, которую журналист трактует в выгодном ему ключе. И здесь обнаруживается проявление речевой прямой инструментальной и мотивационной агрессии. Фиксация физической агрессии нередко является информационным поводом для создания материалов рубрики. Конкретизация авторской точки зрения достигается за счет применения таких приемов, как «работа» с чужой речью, сарказм, ирония, критика доводов оппонента.

Так, в публикации «"Ё" моё» [6] глава Роскультуры М. Швыдкой агрессивно выступает против «нового русского языка»: «В стремлении к упрощению правописания нужно где-то и остановиться. Мы подошли к моменту, когда простота – не сестра таланта, а именно хуже воровства». Комментарий журналистов отличается сарказмом: «В переводе с «роскультурного» на русский: у нашей культуры уже почти все украдено, но точки над буквой «ё» чиновники в обиду не дадут!».

Возмущение, черты полемики (сопоставление противоположного:

закрепленность в русском языке явлений, противоречащих его нормам) обнаруживаем в заголовке. Эти же реакции зафиксированы в другой реплике и комментарии к ней в том же материале. Бывший глава ГИБДД В.

Фёдоров говорит: «Чем выше штрафы, тем лучше профилактика, поскольку людям будет очень накладно нарушать ПДД». «Работа» с чужой речью позволяет журналисту вступить в противоречие с респондентами: «Мысль, может быть, и правильная, но есть одно «но». А что если по принципу «лучшая профилактика заболеваний – расценки на лечение» захотят жить не только милиционеры, но и врачи?».

Анализ полемических материалов в центральной прессе, где очевидно проявление агрессии, позволяет сделать вывод о том, что на страницах качественных, массовых и желтых изданий наиболее востребован жанр полемической корреспонденции. Немного уступает по уровню распространения жанр статьи, обнаруживающий как прямую, так и косвенную мотивационную агрессию. Широкое распространение имеет жанр спора.

В группе монологических текстов обнаруживаются жанр полемической рецензии и жанр полемического письма. При этом следует заметить, что физическая агрессия в печатных СМИ выступает, чаще всего, как информационный повод для создания полемического материала. Как было обнаружено, частотность появления полемических публикаций, представленных в монологических жанрах, заметно ниже в массовом и желтом издании в сравнении с качественным.

В зависимости от типа издания наблюдаются существенные отличия в представлении авторской аргументации в полемическом тексте. Если в качественном издании самым распространенным является аргумент к авторитету, то в массовом и желтом широко востребован аргумент «к городовому». Для монологической группы полемических текстов в качественных изданиях характерно частое использование критики доводов оппонента. Отличительная особенность в представлении авторской аргументации на страницах желтого издания – использование сарказма, иронии, «работа» с чужой речью.

Выявлены тематические предпочтения полемистов. Для качественных изданий характерен анализ фактов проявления жестокости и насилия, имеющих свойство часто повторяться, детальный разбор политических интриг, что наблюдается в преддверии избирательных кампаний, неприятие фактов неисполнения действующего законодательства. Подчеркнем, что все обозначенные проблемы обсуждаются не в «локальном измерении», а в том случае, если являются характерными для жизни большой части современного общества.

В то же время в массовых и желтых изданиях тематика полемических публикаций чаще всего сконцентрирована на локальных случаях – криминальных действиях властей и отдельных граждан, фактах проявления насилия и жестокости, что, однако, по-разному интерпретируется в различных жанрах.

Литература

1. Зотов, Г. Иран «вбомбят» в каменный век [Текст] / Г. Зотов // Аргументы и факты. – 2007. – №49. – С. 20.

2. Выжутович, В. Криминальное чтиво [Текст] / В. Выжутович // Российская газета. – 2007. – 20 июля. – С. 3.

3. Выжутович, В. Трудно быть с Богом [Текст] / В. Выжутович // Российская газета. – 2007. – 31 июля. – С. 1, 9.

4. Кларисс, М. Отцовщина [Текст] / М. Кларисс // Российская газета. – 2007. – 25 июля.

– С. 1, 7.

5. Пронякин, К. Истина за забором [Текст] / К. Пронякин // Российская газета. – 2006. – 9 февраля. – С. 1, 2.

6. Репов, С. «Ё» моё [Текст] / С. Репов, А. Фуфырин // Аргументы и факты. – 2007. – № 34. – С. 2.

7. Страна нас сдала… [Текст] // Аргументы и факты. – 2007. – № 25. – С. 7.

8. Шестерина, А.М. Полемический текст в современном медиапространстве (функциональные, жанровые и структурные особенности печатной полемики) [Текст] : монография / А.М. Шестерина ; Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина. – Тамбов : Изд-во ТГУ им.

Г.Р. Державина, 2003. – 302 с.

Афанасенко О.Б.

Новокузнецк

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОСВЕННЫХ ТАКТИК РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

В УСЛОВИЯХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО

ОБЩЕНИЯ

Современная школа ставит перед педагогом множество разнообразных профессиональных учебно-методических и воспитательных задач.

Чтобы успешно их решать, учитель должен в частотных для него ситуациях общения постоянно подтверждать свое коммуникативное лидерство, демонстрировать профессионально значимую компетенцию. Для этого еще в стенах вуза будущим педагогам необходимо получить знания о специфике педагогического общения, научиться выбирать оптимальную модель речевого поведения так как «слово (речь) становится важнейшим (если не основным) инструментом деятельности учителя, главным средством реализации всех задач собственно методического и дидактического характера» [2, с. 4].

Не случайно проблема овладения результативной профессиональной речью – одна из важнейших в современных научных работах по риторике, педагогике, психолингвистике. Особо пристального внимания заслуживают исследования условий эффективности речевого педагогического воздействия, его видов и способов в свете вопроса о соотношении прямых и косвенных речевых тактик, под которыми понимают совокупность различных средств и приемов речевого поведения, ведущих к речевому успеху.

В работах последних десятилетий, посвященных анализу способов психологического (в том числе педагогического) воздействия, все чаще указывается на то, что условия межличностного общения и взаимодействия на современном этапе развития общества характеризуются отказом от императивных стратегий поведения, поворотом к демократизации отношений между коммуникантами. Психологи, педагоги, методисты уже давно говорят о необходимости личностно-ориентированного обучения, основанного на развивающей (так называемой диалогической) стратегии педагогического воздействия.

Большая часть психолого-педагогической литературы содержит богатый материал о причинах возникновения педагогических конфликтов и рекомендации по выходу из них. В частности, указывается на тот факт, что именно тактики прямого педагогического воздействия, основанные на открытой демонстрации своего коммуникативного намерения (интенции), чаще всего приводят к возникновению разного рода конфликтов между воспитанниками и педагогами. Избежать такого ответного поведения со стороны учеников помогает косвенное (непрямое, опосредованное) педагогическое воздействие, то есть такое, при котором истинная коммуникативная цель выражается воздействующим не явно, а намеренно скрывается и распознается собеседником по догадке. По мнению некоторых ученых, существует ряд коммуникативных ситуаций, в которых непрямые речевые тактики предпочтительнее и эффективнее, чем прямые. В связи с этим актуальной для педагога становится проблема выбора между прямым и опосредованным способами воздействия.

Как показывает наблюдение за учебно-воспитательным процессом в школе, современные учителя и студенты педагогического вуза недостаточно широко используют тактики косвенного речевого воздействия. Одна из причин этого – отсутствие знаний о таком способе педагогического влияния и его дидактических возможностях. Создание и использование приемов косвенного воздействия в педагогических целях не является предметом особого изучения в вузовской теории и методике обучения русскому языку, в курсе профессиональной культуры речи и риторики. Вместе с тем способы опосредованного педагогического влияния разнообразны и имеют свою специфику, которая определяется особенностями и задачами учебного общения.

Так, опосредованное педагогическое влияние помогает:

1) установить дружеские (коллегиальные, паритетные, партнерские) отношения между учителем и учениками, укрепить учительский авторитет;

2) создать благоприятный эмоциональный климат в классе;

3) разрядить напряженную, конфликтную обстановку;

4) подтолкнуть учеников к критическому осмыслению полученной информации, своих и чужих поступков;

5) защитить человеческое «я» коммуникантов (чувство собственного достоинства) и др. Примером такого конструктивного применения косвенной тактики педагогического воздействия может служить следующая ситуация.

Ученик 9-го класса постоянно на уроках русского языка занимается чем угодно, только не тем, чем надо: не выполняет задания, приходит на урок неподготовленным, отвлекается сам и отвлекает от урока одноклассников.

Пришло время экзаменов. Все ученики 9-го класса получили по русскому языку «4» и «5», кроме упомянутого. На классном часе учитель хвалит успешно сдавших экзамены и никак не комментирует удовлетворительные отметки.

Вместо этого педагог рассказывает такую историю:

«Один человек купил себе дорогой костюм. Костюм быстро износился. Человек смотрит на него и вдруг замечает множество кармашков, на которые он раньше просто не обращал внимания и в которых можно было носить и хранить множество нужных и полезных вещей…Расстроился человек - костюм старый и бесполезный, а карманы на нём новые и тоже бесполезные!

Нет ничего печальнее нереализованных возможностей!!!

Я надеюсь, что эти слова нашли своего адресата, и он сделает правильный вывод».

Критически оценить своё поведение, заставить себя сожалеть о том, что не удалось реализовать по собственному легкомыслию и лени, задуматься о будущем, ученику помогает простая история, ненавязчиво рассказанная педагогом.

Во многих подобных ситуациях педагоги традиционно используют тактики и приёмы прямого воздействия: упрекают нерадивых и ленивых, читают им длинные нотации и наставления.

Понятно, что прямые тактики воздействия дают воспринимающему определенное и точное представление о том, к чему склоняет его воздействующий, т.к. адресант сообщает адресату просто и непосредственно то, что имеет в виду. Такое воздействие предполагает «вертикальную» модель речевого взаимодействия, когда один из участников коммуникации выступает по отношению к другому в роли «высшей инстанции», а другому отводится пассивная роль исполнителя. Прямые тактики воздействия лучше всего приспособлены к ситуациям с иерархическими отношениями коммуникантов.

Как следует из такого определения прямого воздействия, оно является реализацией императивной и манипулятивной стратегий взаимодействия, ориентированных на иерархически структурированную коммуникацию. В профессиональной деятельности педагога прямые тактики воздействия широко распространены и выражаются в формах прямого требования, приказа, угрозы и т.п. Нередко такие отношения между общающимися являются причиной конфликтов.

Любая косвенная тактика «предлагает… некую загадку – большей или меньшей трудности, разгадав которую, слушатель получит представление о содержании сообщения и причину, по которой сообщение строится непрямо» (2, с. 159).

Особенностью косвенных тактик воздействия является то, что:

1) они обеспечивают свободу ответных действий как свободу инициативы и свободу фантазии;

2) истина, «добытая» посредством прочтения косвенной тактики, никогда не бывает столь однозначной, как истина, добытая в результате прочтения прямой тактики воздействия;

3) выводы, к которым приходят разные адресаты после прочтения косвенной тактики, не покрывают друг друга полностью.

Все это можно рассматривать как с положительной, так и с отрицательной позиций.

Недостаток косвенного воздействия связан с тем, что «фактически любая из косвенных тактик оказывается не вполне точной» (2, с. 153). Это является причиной того, что учителя опасаются быть неправильно или неточно понятыми, испытывают страх проявления инициативы учениками и поэтому предпочитают «называть вещи своими именами».

Плюсом косвенных тактик воздействия считается ориентация на личностные характеристики партнера по взаимодействию, включение его в собеседники. Такой подход к адресату воздействия позволяет говорить о косвенных тактиках как реализации развивающей (диалогической) стратегии воздействия.

Школа, являясь одним из самых консервативных социальных институтов, где жестко регламентированы отношения между коммуникантами, заведомо прописаны их роли, правила поведения и взаимодействия, выработала целую систему традиционных авторитарных способов педагогического влияния, основанных на прямой демонстрации речевой цели, на декларативной речевой тактике.

Приемы педагогического воздействия, которые с успехом применялись не одним поколением учителей, сегодня теряют свою универсальность, не способствуют, а иногда существенно мешают установлению контакта между педагогом и учеником (шире - ученическим коллективом). Более того, общественность отмечает возросшее количество конфликтных педагогических ситуаций. Все это - свидетельство того, что современный этап развития общества, демократизация отношений привели к изменению ситуации в школьном и профессионально педагогическом вузовском образовании. Сегодня профессионалом может считаться только тот учитель, который сумеет выбрать оптимальную модель речевого поведения в быстро изменяющейся учебно-речевой ситуации. Это обеспечивается умением использовать разнообразные, в том числе косвенные тактики речевого воздействия Литература

1. Клюев, Е.В. Риторика (Инвенция. Диспозиция. Элокуция) [Текст] : учебное пособие для вузов / Е.В. Клюев. – М. : «Издательство ПРИОР», 1999. – 72 с.

2. Педагогическая риторика [Текст] : учебное пособие / Под ред. Ипполитовой Н.А. – М., 2001. – 388 с.

–  –  –



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
 
Похожие работы:

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г. и четвертая после его бессрочного продления в 1995 г. Мне довелось участвовать и в эпохальной конференции 1995 г., в ходе которой ДНЯО столь элегантно, без голосования и практически...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«1. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Эволюция монополий в России // Ученые записки ТРО ВЭОР Спецвыпуск / Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.2. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Капиталистические монополии в России историческая справка 1915 года // Ученые записки ТРО ВЭОР Т.6, Вып. 2. – Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.3. Радюкова Я.Ю. Совершенствование методов государственного регулирования монополистической деятельности в России // Сборник научных трудов кафедры...»

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории» № 30, 2015 Электронную версию всех номеров «Вестника РОИИ» можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Умер Борис Георгиевич Могильницкий. Не стало Ученого, для которого несуетное служение Истории было главным делом жизни. Он посвятил свое научное творчество сложнейшим проблемам методологии и историографии...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»

«Международная научно-практическая интернет-конференция АКТУАЛЬНЫЕ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ 13-14 июня 2015 г. ВЫПУСК ЧАСТЬ Переяслав-Хмельницкий «Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA УДК 001.891(100) «20» ББК 72. А4 Главный редактор: Коцур В.П., доктор исторических наук, профессор, академик Национальной академии педагогических наук Украины Редколлегия: Базалук О.О., д.ф.н., професор (Украина) Боголиб Т.М., д.э.н., профессор (Украина) Лю Бинцян, д....»

«1. Цели освоения дисциплины Целями освоения дисциплины «Искусство театра» является освоение студентами истории, основных закономерностей и форм становления и развития театрального искусства.Задачами освоения дисциплины «Искусство театра» являются: Овладение представлениями о происхождении театра, историческом развитии театральных форм, взаимоотношениях театра с различными видами искусств. Знакомство с основными эстетическими, этическими и воспитательными идеями театра, основными его...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«Министерство культуры Российской Федерации Правительство Нижегородской области НП «Росрегионреставрация» IV Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Нижний Новгород 30 – 31 октября 2013 Сборник докладов конференции В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов. СОДЕРЖАНИЕ 1. Приветственное...»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«Коллектив авторов Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12117892 Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность: ИРИ РАН; Москва; ISBN 978-5-8055-0281-2 Аннотация В сборнике представлены материалы международной научной конференции, приуроченной к 70-летию Великой Победы, в работе которой приняли участие ученыеисторики из России, Китая, США, Республики Корея и Украины....»

«Генеральная конференция 37 C 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 C/19 7 ноября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 5.5 повестки дня Выводы Молодежного форума АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 35 C/99 (II). История вопроса: В резолюции 35 C/99 (II) Генеральная конференция предложила Генеральному директору и Исполнительному совету при подготовке будущих сессий Генеральной конференции включать вопрос о результатах Молодежного форума в повестку дня Генеральной конференции. Цель: Генеральный директор доводит...»

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»

«Всероссийская научная школа-конференция по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса: первые десять лет   С.А. Барталев, О.Ю. Лаврова, Е.А. Лупян Институт космических исследований РАН Москва 117997, Россия E-mail: bartalev@iki.rssi.ru   Статья посвящена обзору основных задач и истории проведения Всероссийской научной школыконференции по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса. Эта школа традиционно с 2005 года проводится в рамках...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» XLV НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ 2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия Тезисы докладов Часть II Самара Издательство «Самарский университет» УДК 06 ББК 94 Н 34 Н 34 ХLV научная конференция студентов (2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия) : тез. докл. Ч. II / отв. за выпуск Н. С. Комарова, Л. А....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.