WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |

«Эволюция рабства в германском мире в поздней Античности и раннем Средневековье (сравнительный анализ франкского законодательства VI – начала IX в. и англо-саксонских законов VII – начала ...»

-- [ Страница 24 ] --

На протяжении столь длительного времени любая социальная категория претерпевает очень сильные изменения, которые порой меняют положение её представителей в обществе до неузнаваемости241.

Прежде всего, такая трансформация произошла с теми людьми, которые ещё королём Инэ были обозначены как «гениты». Многие исследователи XIX–XX вв. полагали, что её можно отнести к разряду служилой знати (нем. Gefolgsadel)242. У нас же есть основания предполагать, что некоторые из упомянутых в источниках персон, которых было принято относить к наивысшим социальным слоям англо-саксонского общества, могли в реальности быть зависимыми людьми или слугами.



Как мы уже отмечали на примере законов Этельберта, штраф за лишение жизни представителей высших категорий зависимого населения (королевских слуг и рабов) обозначался так же, как и вергельд свободного человека (leod или leodgeld). Поэтому законы Инэ конца VII в., созданные в О преемственности в употреблении категории gebur в законах Инэ и RSP см.: Stenton F.M. Anglo-Saxon England. Oxford, 1943. P. 309–310.

Об этом в 2005 г. на Круглом столе «Феодализм перед судом историков» говорил А.Я.

Гуревич: Феодализм перед судом историков, или о средневековой крестьянской цивилизации // Одиссей. Человек в истории. 2006: Феодализм перед судом историков. М.,

2006. С. 25–27. Однако некоторые его замечания кажутся гиперкритическими и не подтверждаются в явном виде источниками (например, о том, что в двух разных поместьях одинаковые названия единицы измерения площади могли означать разные размеры пахотной земли; о том, что переписчики двух поместий могли записывать людей одного статуса, например, безземельных, под разными социально-правовыми категориями); поэтому они не могут быть приняты в качестве бесспорных.

Die Gesetze der Angelsachsen / Hrsg. von F. Liebermann. Bd. II. S. 428. Б. Лайон предлагал относить этого человека к категории, промежуточной между рядовыми свободными и привилегированной дружинной знатью («несколько более высокого [статуса], нежели кэрл»), в обязанности которой, в первую очередь, входило обеспечение курьерской повинности: Lyon B. D. A. Op. cit. P. 90. О том, что генит выполнял «преимущественно службы неземледельческого характера», также см. в работе: Whitelock D. The Beginnings of English Society (The Anglo-Saxon Period). Harmondsworth, 1952. P. 99– 100.

сходных исторических условиях, и постановления королей IX–X вв. вполне могли применять похожий термин в отношении слуг короля и высших чинов англо-саксонского общества (гезитов, элдорменов и т.д.).

Слово geneat (древневерхненем. genz, совр. нем. Genoss) встречалось в законах Инэ дважды: в титулах 19 и 22. В первом случае говорилось о зависимом от короля человеке с вергельдом в 1200 шилл.243, во втором – о гените, подчинённого лицу неизвестного социального статуса (скорее всего – знатного, поскольку король Инэ обращался к нему на «ты»). В последнем случае глафорд был обязан возместить штраф за своего человека в случае совершения им кражи или принудить его к штрафу244.

Безусловно, в первом случае речь шла о человеке, социальный престиж которого подтверждался высоким для англо-саксонского общества вергельдом. Однако можно ли приравнять королевского генита и генита знатного человека? С точки зрения автора работы, мы имеем дело с двумя разными градациями общественного статуса, объединёнными одним техническим термином (примерно как это происходило с понятием freoman).

В действительности, генит во втором случае представлял собой зависимого слугу или даже раба гезита, элдормена или другого человека высокого социального статуса: ответственность за его правонарушения (в случае отказа от уплаты генитом штрафа либо его неспособности это сделать) должен был брать на себя господин. Правоспособность и свобода такого человека были определённым образом ограничена.

Ещё больше сомнений возникает при обращении к варианту перевода законов Инэ, предложенному в различных рукописях Quadripartitus. Здесь Ine 19: Cyninges geneat, gif his wer bi twelfhund scillinga, he mot swerian for syxtig hida, gif he bi huslgengea («Генит короля, если его вергельд составляет 1200 шилл., должен клясться 60 гайдами, если он будет приведён к причастию»).

Ibid. 22: Gif in geneat stalie 7 losie e, gif u hbbe byrgean, mana one s angyldes; gif he nbbe, gyld u t angylde, 7 ne sie him no y ingodre («Если твой генит украдёт и затем сбежит, если ты имеешь поручение за него, призови его [к уплате] штрафа за кражу, если он не имеет [такого поручения], ты должен заплатить этот штраф, и ему не будет ответственности за ту [кражу]»).





королевский и «частный» гениты245 приравнивались к «колону» или «виллану». Вот текст титулов, встречавшийся в манускрипте М на латинском языке:

–  –  –

В одном случае (в рукописях T, M) он обозначен как gernereat (такое чтение получается при расшифровке двух сокращений -er- после букв g и n), в другом (в рукописи R) – как geneath, в третьем (в R) – как geneat. В любом случае, к началу XII в. смысл понятия «генит» времён Инэ (т.е. конца VII в.) был совершенно утерян.

Manchester. John Rylands University Library. Lat. 155*. F. 5v, ln. 14 (рукопись Rs): id est se sexto.

London. British Library. Ms. Cotton Titus A. XXVII*. F. 117v, ln. 2–4 (рукопись T):

husbunde. Слова: «id est XII hyndus vel husbonda», полностью отсутствуют в Rs.

Manchester. John Rylands University Library. Lat. 155*. F. 5v, ln. 21–22: ammitatus tibi.

249 Рукопись R в качестве знака конъюнкции даёт &.

О вилланах и их социальном статусе подробнее см.: Maitland F.W. Op. cit. P. 36–66.

(Gefolgsadel)251? Очевидно, что переписчик Quadripartitus понимал ценность жизни королевского генита в Ine. 19: не случайно он перевёл штраф за его жизнь (виру) в латинские солиды из английских шиллингов и оговорил то, что такой генит мог клясться единолично как «сам-пятый» (а в одной рукописи – «сам-шестой»).

Видимо, сами по себе эти два титула в XI–XII вв. кардинально устарели (на это указывало отсутствие перевода слов huslgenga и angylde, которые редактор просто не понял), и «королевских» генитов в качестве высшей прослойки королевских слуг уже не существовало, а гениты высших сановников слились с основной массой зависимого населения нормандской Англии. При этом в Quadripartitus, видимо, произошло «выравнивание»

социального статуса тех и других по второй типу зависимости (т.е. в сторону понижения этого статуса).

Это подтверждается теми титулами, которые были составлены воедино в законодательных памятникам во время правления королей Этельстана (924–939) и Эдмунда (939–946). К сожалению, для них сохранился только латинский вариант Quadripartitus; поэтому не всегда до конца удаётся понять, какие термины являлись следствием новых общественных отношений XI в., а какие – результатом перевода и интерпретации категорий англо-саксонских памятников первой половины X в. Тем не менее, в текстах неоднократно встречались латинские слова praepositus в значении «герефа»; нужно полагать, что и при переводе древнего термина «генит» редактор Quadripartitus старался соблюдать единообразие, обозначая его как villanus.

Так, в «письме» или «декрете», который был обращён к Этельстану «епископами и прочими мудрыми Кента о необходимости соблюдения мира»252, villanus был поставлен в один ряд с тэнами (thaini) и гезитами (comites), что маркировало его относительно высокий социальный статус в Именно к этой категории (Adel) относил социальную категорию villanus Либерман: Die Gesetze der Angelsachsen / Hrsg. von F. Liebermann. Bd. II. S. 268–269.

III As. Inscr.: Decretum episcoporum et aliorum sapientum de Kantia de pace observanda.

начале – середине X в.253 (по крайней мере, этот статус был не ниже статуса кэрла в кентском и уэссекском законодательстве VII в.). Более того, в самом тексте III As. и следующем за ним «Декрете мудрых Англии» (IV As.) этот термин также употреблён наряду с термином «комит» (т.е. гезит)254. В IV As.

3–3,1 упомянуто о том, что виллан имел не только семью, но и достаточное количество имущества, и даже владел какими-то людьми, подобными челяди.

В таком же ключе построен титул 6 «Декрета мудрых Англии»255: здесь вилланы и гезиты напрямую противопоставлены рабам.

Ibid. Prol.: Karissime! Episcopi tui de Kantia et omnes Centescyre thaini, comites et villani tibi, domino karissimo (dilectissimo) suo, gratias agunt...

Ibid. 6: Sextum: Si aliquis homo sit adeo dives vel tante parentele, ut castigari non possit vel idem cessare nolit, ut facias (efficias), qualiter abstrahatur in aliam aliquam partem regni tui, sicut dictum est in occiduis partibus, sit alterutrum quod sit sic comitum sic villanorum («Вшестых, если какой-то человек будет до такой степени богатым либо в такой степени родства, что не сможет искоренить либо не захочет прервать того [грабежа?], ты сотвори над ним [суд] подобно тому, как [такой человек] исключается в любой прочей части твоего королевства [т.е. скира], каким образом провозглашено в западных областях [Уэссексе?], будь он как из элдорманов, так и из вилланов»). IV As. 3–3,1: Et si quis adeo dives sit vel tante cognationis, ut a furto vel defensione latronum vel firmatione revocari non possit, educatur de patria ista cum uxore et pueris et omnibus rebus suis ad eam partem regis huius, quam rex velit (voluerit), sit quicumque sit sic comitorum sic villanorum, eo tenore quo nunquam in patriam redeat (revertatur). Et (deinceps) si unquam in patria ista obuiet alicui, sit tamquam inter manus habens fur inventus. Et qui eum firmabit vel suorum aliquem mittet ad eum, pecunie sue reus sit in omnibus que habebit («И если какой-то человек будет до такой степени богатым либо в таком родстве, что не сможет удержаться от кражи либо при помощи оправдания грабителей, либо за счёт [собственной] стойкости, пусть он будет изгнан из своего отечества [т.е. графства] вместе с женой, и детьми, и всем своим имуществом в ту часть [графство] королевства, куда пожелает король, будь он [провинившийся] как элдормэном, так и вилланом, в том [смысле], что он никогда не вернётся на родину [т.е. в своё графство]. И если когда-либо в этом графстве будет противодействовать кому-то, пусть он будет словно обнаруженный вор, пойманный за руку. И если кто-то его скроет или же пошлёт кого-то из «своих» [т.е. приближённых или челяди элдормана и виллана?] к нему, пусть будет виновен всем своим имуществом, которое он имеет»). Оба памятника – по рукописи М.

Ibid. 6: Et sit fur qui furatus est postquam concilium fuit apud undredesfeldium vel furabitur, nullo modo vita dignus habeatur sit, non per socnam non per pecuniam, si per verum reveletur in eo, sit liber sit servus, sic comitum, si villanorum, sit domina sit pedissequa, sit quicumque sit, sic handhabbenda sic non handhabbenda, si pro certo sciatur – id est si verbum non dixerit, ut alaca sit vel in ordalio reus appareat, vel per aliud aliquid culpabilis innotescat («И если вором будет тот, кто украдёт после гемота, который был на «Громовом поле», или украдёт себя [т.е. убежит от глафорда], пусть никоим образом он не будет достоин жизни ни по праву сока [т.е. в случае, если найдёт убежище], ни посредством [уплаты] имущества, если он поистине уличён в этом, будь он хоть свободный, хоть раб, как из элдорманов, так и из вилланов, будь она госпожой или служанкой, следующей за ней – кем бы они ни были, как пойманные с поличным, так и не пойманные, если наверняка То же самое можно сказать о виллане, от которого требовали поручителей в случае обвинений в тяжком преступлении в правление короля Эдмунда256; а в переводе Quadripartitus законов короля Эдгара, принятых в Виболдестуне в 962–963 гг. (представлены в рукописи Cambridge. Corpus Christi College. Ms. 265*, обозначенной также как С), термин geneatmann переведён как sco (seculo?) militans, т.е. «воин в миру, в мирное время», и также не может быть приравнен к дефиниции раба или поземельно зависимого человека257.

Тем не менее, Феликс Либерман доказывал то, что топос в титуле 6 «Декрета мудрых Англии» являлся переводом англо-саксонских устойчивых выражений swa freo swa eow, swa eorl swa ceorl, swa hlfige swa folgere, swa hwer swa hit sie258. Тем самым он давал понять, что продолжает рассматривать вилланов сквозь призму традиционных для немецкой науки XIX в. схем «Freiheit–Unfreiheit» и «Adel–Gemeinfreie–Sklave»259.

Это является тем более странным в свете того, что ряд титулов уже во времена короля Альфреда и его сына, Эдварда, недвусмысленно давал понять тот факт, что всё большее число простых свободных (которых и принято было обозначать как «Gemeinfreien») попадало в личную или поземельную зависимость от крупных землевладельцев, а возможно, даже от своих богатых соседей по сотне или скиру.

станет известно – т.е. если он не произнесёт речь, что он будет ответчиком по делу – или пусть будет признан виновным на ордалии, либо пусть будет обвинён каким-то другим способом»).

–  –  –

IV Eg. 1,1 (по рукописи С): Gif geneatmanna hwylc (Quadr. – „seculo militans“) forgymeleasa his hlafordes gafol 7 hit him to m rihtdagan ne gelst, wen is, gyf se hlaford mildheort bi, t he a gymeleaste to forgyfenesse lte 7 to his gafole buton witnunge fo («Если кто-то из генитов пренебрежёт [выплатой] подати [в пользу] своего глафорда, и не внесёт её в его пользу в установленный срок, быть может, если глафорд будет милосерден, то он предаст забвению это упущение и примет свою подать [после срока] без наказания [генита]»). Либерман высказывал мнение о том, что это мог быть конный воин, относившийся к Gefolgsadel и сидевший на земле в деревне, зависимой от крупного поместья: Die Gesetze der Angelsachsen / Hrsg. von F. Liebermann. Bd. III. S. 140.

Ibid. S. 114. Ср. подтверждение его слов о дихотомии swa eorle swa ceorle в анализе А.Г.

Глебова: Англия в раннее Средневековье. С. 123.

–  –  –

Также нельзя говорить о принадлежности категории генитов второй половины X – начала XI вв. к дружинной знати (Gefolgsadel) на основании одного-единственного титула из законов Эдгара, поскольку сам Феликс Либерман отмечал тот факт, что памятник, известный как IV Eg., не был использован в последующей судебной практике ни Этельредом, ни Кнутом Великим260.

Неоценимую помощь в трактовке этих двух категорий оказывает такой памятник, как Rectitudines Singularum Personarum. К сожалению, до нас, помимо латинских списков в составе Quadripartitas, дошёл только один список RSP на древнеанглийском языке – рукопись B261. Второй титул RSP полностью посвящён обязанностям генитов в рамках зарождавшихся в X–XI вв. поместий, на землях которых они сидели. Здесь имеется список обязанностей, который указывал на генита (обозначенного как geneat или villanus) как на лично зависимого от глафорда человека, приближавшегося по (собственно своему статусу к поземельно зависимому крестьянину английскому виллану) в Англии XII–XIII вв.

Этот человек платил поземельный налог (landgafol), церковную подать, возмещал из своих собственных средств использованное для прокорма скота сено, исполнял различные виды отработок и повинностей (барщинную, извозную, повинности по участию в конной службе и охоте глафорда, ремонту домениальных построек, доставке срочных сообщений). Таким

Ibid. S. 139.

Rect. 2: Geneates riht. Geneatriht is mistlic be am e on lande stnt: on sumon he sceal landgafol syllan 7 grsswyn on geare 7 ridan 7 auerian 7 lade ldan, wyrcan 7 hlaford feormian, ripan 7 mawan, deorhege heawan 7 ste haldan, bytlian 7 burh hegegian, nigefaran to tune feccan, cyricsceat syllan 7 lmesfeoh, heafodwearde healdan 7 horswearde rendian fyr swa nyr, swa hwyder swa him mon to tc («Права генитов многообразны, в зависимости от того, как оно установлено в различных поместьях [дословно – «местностях»]: на одних он должен платить поземельный налог и в год – свинью [в качестве компенсации за] подножный корм, и ездить верхом, и выполнять конную службу, и исполнять повинность по извозу грузов, пахать и обеспечивать постой глафорда, собирать [урожай] и скашивать [сено], ставить ловушки – изгороди на лесную дичь и поддерживать силки, строить и огораживать имение [глафорда], принимать вновь прибывших, давать церковную подать и милостыню, охранять жизнь [глафорда] и его коней, ездить по поручениям так далеко, так и близко – в любое место, куда ему будет указано»).

образом, он вовсе не был похож на бесправного раба или даже слугу высшей категории, неразрывно связанного с милостью господина и выполнявшего какие-либо специализированные работы. Во-первых, круг повинностей генита полностью охватывал весь годовой цикл сельскохозяйственных работ;

во-вторых, у него не было конкретной специализации трудовой деятельности

– его повинности варьировались в зависимости от воли господина. Таким образом, и генит–виллан никоим образом не может быть сопоставлен с рабской прослойкой в целом (в частности, с высшей его категорией).

Также RSP и законы Инэ содержали ещё одну общую категорию, объяснение которой вызывает затруднения у исследователей – категорию гебуров (готск. nhwa-gabr; древневерхненем. nh-gibr, -gebr, -kepr; совр.

нем. Nachbar – сосед, Bauer – крестьянин)262. В законах Инэ зафиксирован титул 6,3, где наряду с податным человеком упомянут гебур. Драка в доме того и другого оценивалась в рукописи Е в 120 шилл., а в Archaionomia (копии одной из рукописей, снятой Ламбертом в XVII в.) и Quadripartitus – 30 шилл.263 Очевидно, последний вариант был более близок к первоисточнику, поскольку в 120 шилл. оценивался вооружённый конфликт в монастыре264.

Штраф в пользу гебура составлял всего лишь 6 шилл. – это очень небольшая для законов Инэ сумма, которую можно приравнять к штрафу за укрывательство земли или выплате за нарушение свиньёй границ чужого участка, упомянутых в титулах 44,1 и 49. Таким образом, хотя он и получал дополнительную компенсацию за нарушение мира в своём доме, его положение не было высоким.

Отдельные значения см.: Schtzeichel R. Op. cit. S. 23; Kluge F. Op. cit. S. 278. Термин genz встречался также в стихотворении на средневерхненемецком языке, обнаруженном Я. Гриммом в одном из вайстюмов: Ein fr gebr ist herren genz, / alleine er s des guotes bloz, / doch ist er von geburte vr («Свободный гебур – товарищ господина, только он лишён [материальных] благ; однако он свободный по рождению»). См.: Grimm J. Deutsche Rechtsalterthmer. Berlin, 1956. Bd. I. S. 392.

Ine. 6,3: Gif onne on gafolgeldan huse oe on gebures gefeohte, CXX scill. to wite geselle 7 am gebure VI scill. («Если же [кто-то] подерётся в доме податного человека, или гебура, пусть выплатит 120 шилл. в качестве штрафа [королю] и тому гебуру 6 шилл.»).

Ibid. 6,1: Gif hwa on mynster gefeohte, CXX scill. gebete («Если кто-то подерётся в монастыре, пусть выплатит 120 шилл.»).

В RSP присутствовало гораздо более развёрнутое описание прав и обязанностей гебура265. Кроме того, по обязанностям к нему отчасти Rect. 4–4,5: Gebures gerihte. Geburgerihta syn mislice: gehwar hy syn hefige, gehwar eac medeme. On sumen lande is, t he sceal wyrcan to wicweorce II dagas swilc weorc, swilc him man tc, ofer geares fyrst lcre wucan, 7 on hfest III dagas to wicweorce 7 Candelmsse o Eastran III; gif he afera, ne earf he wyrcan a hwile e his hors ute bi. He sceal syllan on Michaeles mssedig X gafol p. 7 on Martinus mssedg XXIII systra beres 7 II henfugelas, on Eastran an geong sceap oe II p. 7 he sceal licgan of Martinus mssen o Eastran t hlafordes falde, swa oft swa him to beg. 7 of am timan, e man rest ere, o Martinus mssan he sceal lcre wucan erian I cer 7 rcan sylf t sd on hlafordes berne; toeacan am III ceras to bene 7 II to grsyrde; gyf he maran grnes beyrfe, onne earnige s, swa him man afige; his gauolyre III ceras erige 7 sawe of his aganum berne. 7 sylle his heorpnig. 7 twegen 7 twegen fedan nne heaforhund. 7 lc gebur sylle VI hlafas am inswa[ne], onne he his heorde to mstene drife. On am sylfum lande, e eos rden on stnt, gebure gebyre, t him man to landsetene sylle II oxan 7 I cu 7 VI sceap 7 VII ceras gesawene on his gyrde landes. Forige ofer t gear ealle gerihtu, e him to gebyrigean. 7 sylle him man tol to his weorce 7 andlaman to his huse. onne him forsi[] gebyrige, gyme his hlaford s he lfe.

Deos landlagu stnt on suman lande; gehwar hit is, swa ic r cw, hefigre, gehwar eac leohtre;

foram ealle landsida ne syn gelice. On suman landa gebur sceal syllan huniggafol, on uman metegafol, on suman ealugafol («Обычаи гебуров многообразны: в одних местах они тяжелы, в других – умеренны. В некоторых поместьях установлено, что он должен выполнять на недельных отработках два дня ту работу, которую ему прикажут, каждую неделю в течение всего года, а в урожайное время (Quadr. – в августе) три дня на недельных отработках, а в Сретение вплоть до Пасхи – три дня; если он занимается извозом, он не должен работать в то время, пока его конь будет за пределами [поместья].

Он должен платить на день св. Михаила [29 сентября] 10 пенсов в качестве подати, и на день св. Мартина [11 ноября] 23 секстария [1 секстарий = л.] ячменя, и двух кур, на Пасху – одного молодого ягнёнка или два пенса. И он должен находиться в хлеву глафорда от дня св. Мартина до Пасхи, когда ему придёт [черёд]. И от того времени, когда [осенью] первый раз пашут, до дня св. Мартина он должен каждую неделю вспахивать один акр, и сам готовить семена в амбарах глафорда; кроме того, три акра [вспахиваются] под «принудительную службу» [= прекарий], и два – для посева травы [на сено]; если он нуждается в большем количестве сена, тогда пусть заработает то, как ему позволят. Пусть пашет три акра взамен поземельной подати, и высевает [семена] из собственного амбара, и выплачивает свою подать с очага, и дважды по два гебура должны кормить одну гончую собаку, и каждый гебур пусть доставит шесть хлебов свинопасу [глафорда], когда тот выводит его стадо на пастбище. В своём поместье, где установлены эти обычаи, подобает, чтобы гебуру давали для возделывания земли двух быков, и одну корову, и шесть овец, и семь акров засеянной земли на его четверти акра [виргате]. Поэтому в течение этого года пусть выполняются все обязанности, которые ему предписываются, и пусть ему выдают для работы орудия и утварь для его дома. Когда ему случится умереть, пусть его глафорд позаботится о том (Quadr. – возьмёт обратно), что он [гебур] оставит. Такой обычай установлен в некоторых поместьях, в некоторых он, как я раньше сказал, тяжелее, в некоторых же легче; поэтому все обычаи неодинаковы. В некоторых землях гебур должен выплачивать подать мёдом, в некоторых – продовольствием, в некоторых – подать пивом»). О значении выражения «принудительная служба» см.: Трактат об управлении вотчиной // Хрестоматия по истории средних веков / Под ред. С.Д. Сказкина. М., 1961. Т.

1. Раннее средневековье. С. 632. Прим. 6.

примыкал котсетл266. Обе эти категории также, как и генитов, несмотря на их зависимый статус, нельзя приравнивать к рабам. Всё дело в том, что эти люди, помимо выполнения достаточно обременительных повинностей, сохранили определённые остатки прав и обязанностей того исторического периода, когда поместья и домениальные земли были слабо распространены в Англии, а основу социальной структуры англо-саксонских королевств (в первую очередь – Кента и Уэссекса) составляли свободные земледельцы и участники ополчения– кэрлы267.

Самым главным показателем принадлежности перечисленных категорий к лично зависимым людям, а не бесправным рабам, являлась их обязанность по уплате поземельной (генит), церковной подати (генит и котсетл) и подати с очага (гебур)268. Кроме того, каждый из этих зависимых людей был обязан другими повинностями в пользу короля и его советников (например, по починке изгородей для охоты, охране береговой линии – как Ibid. 3–3,4: Kotsetlan riht be am e on lande stent: on sumon he sceal lce Mondge ofer geares furst his [h]laforde wyrcan o[e] III dagas lcre wucan on hrfest. [Далее текст из рукописи T]: Apud quosdam operatur per totum Augustum omni die et unam acram auene metit pro diurnali opere et de alia annona dimidiam acram; et habeat garbam suam, quam prepositus vel minister domini dabit ei. Ne earf he landgafol syllan. Him gebyria V ceres to habbanne;

mare, gyf hit on lande ea[w] sy; 7 to lytel hit bi, beo hit a lsse; foran his weorc sceal beon oftrde. Sylle his heorpnig on haldan unresdg, ealswa lcan frigean men gebyre, 7 werige his hlafordes inland, gif him man beode, t swearde 7 t swilcan ingan, swilc his m sy, 7 sylle his cyricsceat to Martinus mssan («Обычаи котсетлов, согласно которым они сидят на земле [поместья]: в некоторых он должен каждый понедельник в течение всего года в первую очередь работать на господина на своего глафорда и три дня каждую неделю во время жатвы. В некоторых он работает весь август каждый день; пусть жнёт один акр овса в течение дня и прочих зерновых – полакра; и пусть у него будет свой сноп, который ему отдаст герефа [поместья] или господский слуга [т.е. виллик?]. Он не должен платить поземельную подать. Ему дозволяется иметь 5 акров; более, если в поместье такой обычай, и если это будет слишком мало, если [у него] будет меньше [того, чтобы] его работа должна быть постоянной. Пусть платит свою подать с очага на святой четверг [т.е. Вознесение], равно как подобает свободному человеку, и охраняет землю своего глафорда, как ему прикажут, [участвует в] охране береговой линии, и в сооружении королевских ловушек для загона, и в таких делах, которые будут [достойны] его статуса, и платит свою церковную подать в день св. Мартина»).

Анализ общественной и государственной структуры раннесредневековой Англии, в т.ч.

положения свободных земледельцев, блестяще представлен в работе: Stenton F.M. Op. cit.

P. 274–314.

Отдельно было указано, что гебур делает это, как «свободный человек»; возможно, гебур также платил поземельную подать под видом натуральных выплат (hunig-, mete-, ealugafol) либо она была со временем заменена натуральными отработками (gafolyr).

котсетлы), исполнял не только извозную и постойную повинности, но и личные поручения глафорда (как гениты, доставлявшие их сообщения других людям).

Противоречивость статусов лично зависимого населения, которое упомянуто в RSP, очень ярко может быть выявлена на основе только одного требования, которое предписывается котсетлу: «платить свою подать с очага на Вознесение, как подобает свободному человеку». Котсетл не был обязан, судя по тому же памятнику, уплачивать поземельную подать, хотя ему разрешалось владеть землёй.

Отсюда следует, что права и обязанности котсетла, генита и гебура объединяли в себе свойства двух пограничных социальных категорий – бывших свободных людей, независимых от могущественных соседей или крупных землевладельцев и сохранявших многочисленные пережитки германских социальных порядков и правовых институтов, и поземельно и лично зависимых крестьян, подконтрольных глафорду или его управляющим, обязанных определёнными натуральными и денежными повинностями в его пользу269. Такое пограничное состояние вполне могло существовать между двумя периодами формирования крестьянства в раннем Средневековье:

«временем редкого человека», когда лично свободные люди имели право переселяться на новые места и самостоятельно вести хозяйство, и началом формирования деревень вкупе с появлением и активизацией процесса концентрации земли в руках церкви и могущественных светских магнатов270.

Как нетрудно заметить, уже в законах Альфреда и Инэ встречались титулы, в которых были упомянуты «свободные» и «рабы», в равной степени имевшие глафорда, т.е. господина. Очевидно, что их права и обязанности были далеко не всегда неодинаковы, хотя они подчас подчинялись одному и тому же человеку.

См., например: Lyon B. D. A. Op. cit. P. 90 («Гебуры были свободными людьми, однако более низкого статуса, нежели кэрлы»); Глебов А.Г. Указ. соч. С. 142–144.

Гуревич А.Я. Крестьяне // Словарь средневековой культуры / Под общ. ред. А.Я.

Гуревича. М., 2003. С. 240–241; Дубровский И.В. Свобода и несвобода // Там же. С. 451– 455.

Население поместья, имевшее более низкий (иногда – рабский) статус, также указано в RSP; его права и обязанности значительно разнились в сравнении с тремя упомянутыми категориями. Обозначены они ровно так же, как в англо-саксонских законах VII – начала X вв. – eow или eowman.

Имеются примеры сосуществования в одном и том же поместье как зависимых крестьян, так и рабов, круг занятий которых был приблизительно одинаков. В этом отношении необходимо указать на сходство RSP и Capitulare de villis конца VIII в.; впрочем, RSP даёт несколько большее разнообразие статусов и занятий зависимых категорий в рамках поместья.

Например, свинопасы (gafolswane) и пчеловоды (beoceorl) могли быть как свободными, так и рабами271. При этом относительно положения рабов – свинопаса и пчеловода, предусмотрено только то, что «они будут оценены после смерти по одному обычаю»272. Трактовка этого титула Либерманом вызывает определённые сомнения: он говорил о том, что подразумевалось наследование глафордом выморочного имущества раба273.

Однако в этом случае его предположение построено лишь на аналогии:

в действительности, переход имущества, выданного рабу, обратно его владельцу вполне логичен, однако как быть с благоприобретённой частью имущества, которую в случае с зависимым пчеловодом предписывалось оставлять (очевидно, его детям или родичам)? Была ли такая же часть у рабов

– пчеловодов и свинопасов, мы можем лишь гадать. Скорее всего, выморочное имущество рабов полностью переходило к глафорду (как это происходило в случае с имуществом котсетла в титуле 4,3).

Rect. 5–6,3 (зависимые от глафорда люди, обязанные ему конной службой, отработками и выплатой подати за пребывание на его земле – гафоля); 6,4 (свинопас и пчеловод рабского статуса).

Ibid. 6,4: eow swan 7 eow beocere fter forsie be anre lage wyre.

Именно это происходило с зависимым пчеловодом, но с важной оговоркой: за ним оставалось «свободное» (заработанное им самим, а не дарованное господином?) имущество. См.: Ibid. 5,5: onne him forsi gebyrige, hege se hlaford s he lfe, bute hwet friges sy («Если ему [пчеловоду] случится умереть, пусть глафорд заберёт то, что осталось после него, кроме того, что будет свободным [имуществом]»). См. комментарий Либермана: Die Gesetze der Angelsachsen / Hrsg. von F. Liebermann. Bd. I. S. 448. Anm. ‚g’, ‚h’.

hteswan («слуга»–свинопас).

Неоднозначным выглядит термин Исходя из контекста, это был лично зависимый человек274, однако он лишь однажды упомянут в числе рабов (eowan men), причём сразу же за eow swan (раб–свинопас). Согласно формальной логике, оба этих человека должны быть слиты в одну категорию, однако в действительности недостаточно данных даже для того, чтобы точно отделить социальный статус hteswan от статуса свинопаса, платившего гафоль. Ясно только то, что последний обладал собственным стадом и был обязан поставлять глафорду от 15 свиней в год (в зависимости от конкретного поместья), а hteswan сам получал за службу господину молочного поросёнка. Но при этом обе категории, как следует из текста RSP, несли повинность по освежёвыванию туши (или нескольких туш) свиней, получая за это внутренности. В целом, следует заключить, что нам не удастся выявить различия в социально-правовом статусе (или идентичность этого статуса) людей, обозначенных как hteswan и eow swan, на основании одного юридического памятника.

Большое внимание RSP уделяет перечню продуктов питания, которыми глафорду было необходимо обеспечить собственных рабов или зависимых людей низшей категории. Этому специально посвящены два титула – 8 и 9275.

Примечателен тот факт, что ежегодное обеспечение рабов определёнными результатами труда не сопровождалось подробной росписью Перевод см.: An Anglo-Saxon Dictionary. P. 13. Кроме того, в титуле 9,1 упомянут лично зависимый человек, обозначенный как htemann, однако мы практически ничего не знаем о его повинностях.

Rect. 8: Be manna metsunge. Anan esne gebyre to metsunge XII pund godes cornes 7 II scipteras 7 I god metecu, wudurden be landside. Ibid. 9–9,1: Be wifmonna metsunge.

eowan wifmen: VIII pund cornes to mete, I sceap oe III p. to wintersufle, I syster beana to lngtansufle, hwig on sumera oe I p. («О пропитании людей. Пусть одному esne полагается в качестве пропитания 12 фунтов хорошего зерна, и 2 овцы, и одну хорошую корову на убой, право заготовки леса – согласно обычаю поместья. О пропитании женщин. Женщинам – рабыням: 8 фунтов для пропитания, одну овцу или три пенса для пропитания зимой, 1 секстарий бобов для пропитания в Великий пост, [молочная] сыворотка летом или один пенс. Каждому зависимому человеку полагается пропитание в середине зимы и на Пасху, акр земли для вспашки и горсть [зерна] с урожая, кроме других [их] повинностей»).

их повинностей в пользу господина (как это было в случае с котсетлами, гебурами, генитами или хотя бы пчеловодом и свинопасом). Также неизвестно, каковы были имущественные права данной категории лиц.

Доподлинно неясно и то, можно ли раба–esne из Rectitudines singularum personarum приравнять к рабу–esne древнейших кентских законов или даже esne альфредовского законодательства. Однако упоминание этой социальной прослойки в ряду прочих терминов, обозначавших представителей рабского статуса (hteman и eow), косвенно подтверждает тот факт, что esne также находились у самого подножия социальной лестницы, если не всего англосаксонского общества второй половины X – начала XI вв., то как минимум поместной иерархии Мерсии и Уэссекса того же периода.

Видимо, отсутствие регламентации повинностей этих категорий в пользу господина и всяких упоминаний об их имуществе также свидетельствовало о том, что рабское население таких поместий находилось в наиболее приниженном положении и самой жёсткой зависимости от глафорда; минимальный размер земельного участка (1 акр) и обеспечение их продуктами питания и скотом зимой и летом подразумевало то, что они могли быть заняты не только на сельскохозяйственных работах (которые для них, в отличие от гебуров, котсетлов и генитов, могли быть не ограничены 2днями), но и выполняли «другие повинности» (титул 9,1) по желанию или по произволу своего хозяина.

Последнее предположение отчасти подтверждается наличием в последующем тексте RSP такой категории, как «люди, следующие за своим господином» (folgere)276. Эта категория зависимых людей была также обязана службой в пользу своего глафорда в обмен на вознаграждение в виде небольшого земельного участка (2 акра), который такой человек мог засеять В словаре Босуорта и Толлера слово folgere, на наш взгляд, очень удачно переведено как «pedissequus» или «assectator»: An Anglo-Saxon Dictionary. P. 300.

своим зерном277. Кроме того, господин жаловал его некоторыми предметами одежды и обеспечивал пищей.

Интересен тот факт, что «подарки» в виде перчаток и обуви зафиксированы также в титуле 12, касавшемся исполнения службы пастухом волов (oxanhyrde). Но более никакого сходства между двумя этими категориями не наблюдалось: в числе имущества пастуха не была упомянута земля, однако за ним числились два вола и одна корова, которые могли пастись с господским стадом (в действительности, пастух мог обладать меньшим или большим количеством скота)278.

Таким образом, возникает обоснованный вопрос: можно ли слугу– folgere приравнять к «рабу высшей категории», который был постоянно при господине (подобно кормилице ребёнка при короле Инэ), или же необходимо искать аналогии с генитами, гебурами и котсетлами в начале RSP? На наш взгляд, достаточно важным для понимания роли и статуса folgere является титул 18, где говорится о посыльном (bydel)279. Автор юридической компиляции констатировал то, что этот человек должен был получать больше свободного времени для исполнения своей службы280. Отчасти это Rect. 10–10,1. Be folgeran. Folgere gebyre, t he on twelf monum II ceras geearnige, oerne gesawene 7 oerne unsawene; sdige sylf ne; 7 his mete7 scoung 7 glofung him gebyre. Gyf he mare geearnian mig, him bi sylfum fremu («О слугах, [следовавших за своим господином]. Слуге полагается, чтобы он заслужил в течение 12 месяцев 2 акра, один – засеянный, и один – незасеянный; и пусть он сам засевает [их], и ему полагаются питание, и ботинки, и перчатки. Если он может заслужить больше, пусть ему самому будет [в том] прибыток»).

Упоминания о некоторых обязанностях пастухов мы можем также видеть в IV Eg., 9;

13: там, в случае укрывательства жителем поселения купленного скота и нежелании выпустить его на общий луг для выпаса (on gemnre lse) его пастухи бичевались; кроме того, от тех и других требовался уход за скотом короля и его тэнов, «как будто за своим собственным» (ealswa hy habba on heora agenum).

Функции этого человека не слишком ясны: возможно, что это был либо человек, вызывавший жителей поместья в суд либо принуждавший их к исполнению судебного решения (средневерхненем. btel, butil, совр. англ. beadle), либо просто слуга (лат.

minister): Mittelhochdeutsches Wrterbuch / Hrsg. von W. Mller, mit Benutzung des Nachlasses von G.F. Benecke. Leipzig, 1854. Bd. I (A–L). S. 184–185; An Anglo-Saxon Dictionary. P. 137.

Rect. 18–18,1: Be bydele. Bydele gebyre, t he for his wycan sy weorces frigra onne oer man; foran he sceal beon oftrde. Eac him gebyre sum landsticce for his geswince («О посыльном. Посыльному полагается, чтобы он для исполнения своей службы был бы свободнее [от отработок в пользу глафорда], чем [кто-либо] другой, поскольку он должен положение сближало две упомянутые категории с господским кузнецом, герефой, кормилицей из законов Инэ, а также с рабынями, которые прислуживали своим хозяевам за столом при кентском короле Этельберте.

Исходя из косвенных данных об их большей «свободе» по сравнению с прочими рабами поместья, постоянно занимавшимися сельскохозяйственными работами на домене господина или ухаживавшими за его скотом, а также исполнявшими другие его приказы по ведению хозяйства, можно заключить следующее. Повинности этих людей по обработке земли и содержанию скота, по-видимому, были не слишком велики: ряд титулов, следующих за 10-м и предшествующих 18-му титулу, говорил о некоторых других жителях поместья в Англии раннего Средневековья, которые специализировались на отдельных видах работ по выпасу господского скота или переработке его молока281. По-видимому, композиция титулов 5–7, 10–20 как раз была обусловлена тем, что в них перечислены люди определённых занятий, а не отдельные социальные категории (как в титулах 1–4).

Следовательно, согласно логике построения RSP, который начинался с перечисления повинностей гезита, генита, котсетла и гебура (они были весьма разнообразны) и заканчивался слугами глафорда, выполнявшими его конкретные поручения (по охране урожая, ограды или лесных угодий, выпасу скота), и folgere, и bydel могли иметь достаточно узкую «специализацию», связанную с поездками вместе с господином (по крайней мере, в пределах ближайшей округи) или доставкой его поручений (как внутри поместных земель, так и за их пределами).

Однако таких представителей зависимого населения манора, как сторожа и изготовители сыра, нельзя просто приравнять к «рабам высшей категории» VII – начала X в. только по причине отсутствия у них чётко быть готовым [к разъездам?]. А равно пусть ему будет предоставлен за его службу небольшой участок земли»). Ср.: Ibid. 2 – выполнение генитом поручений глафорда.

Ibid. 11 (сеятель); 12–15 (пастух волов, коров, овец); 16 (о женщине, изготовляющей сыр); 17 (о хранителе амбаров).

выраженной обязанности по обработке земли (даже наличие у них земельных участков нередко вызывает серьёзные сомнения). Более того, в случае с зависимыми людьми из RSP, выполнявшими функции посыльных и сопровождавших своего глафорда, имеются обратные свидетельства: обе категории были наделены небольшими участками земли, с которых они не только кормились сами, но и были обязаны исполнять повинности в пользу глафорда (надо полагать, прежде всего по заготовке зерна для господских амбаров).

В данном случае необходимо обратиться к опыту анализа «Капитулярия о поместьях»: там было указано на множество профессий в разной степени зависимых от господина слуг (ministeriales), управлявших поместьем, проживавших под одной крышей с управляющим в господском доме или трудившихся неподалёку, в специальных хозяйственных и жилых постройках (кузнях, горницах и т.п.). Практически ни одна из них (кроме старост) не была прямо или опосредованно связана с обработкой земли; их профессиональной специализацией было именно управление поместьем или же производство специальных работ, исключавших возделывание собственного участка как в рамках господского поместья, так и за его пределами. Напротив, принадлежность категорий folgere и bydel к англосаксонскому поместью выражалась именно в распоряжении небольшими участками, на которых они вели собственное хозяйство и с которых могли уплачивать владельцу поместья натуральные подати.

Подводя итоги развития рабского и зависимого статусов англосаксонского общества второй половины X – начала XI в., необходимо ещё раз отметить тенденцию к постепенному «смешиванию» и слиянию различных статусов, наборов прав и обязанностей отдельных групп лично и поземельно зависимого населения. Появление новых категорий зависимости в источниках (например, hiredman у Этельреда, kotsetl и множества более мелких в Rectitudines singularum personarum) вовсе не означало дробления правового статуса зависимости и возвращения к социальным градациям периода варварского общества; наоборот, в зависимом слое раннесредневековой Англии происходило выравнивание этих статусов, что явилось предпосылкой формирования слоя лично зависимого крестьянства (вилланства), отражённого впоследствии в Domesday book.

У бывших рабов, находившихся прежде в полной власти глафорда, исчезали или размывались некоторые черты прежнего статуса: они участвовали в торговых операциях, могли подбирать себе поручителей на суде и выступать ответчиками, даже принимали участие в праздновании церковных дат и могли обрабатывать свой участок земли в то время, которое ранее считалось заповедным для работ. Вместе с тем, и бывшие свободные англо-саксы, и лично зависимые категории населения (например, бывшие рабы – hiredmann) сохраняли важные отличия от статуса прежней, полноправной и «позитивной» свободы. Прежде всего, это выражалось в постепенном переходе к глафорду ответственности за своего человека в случае его обвинения на суде: господин мог даже укрывать его от разбирательства.

Однако то же положение дел, которое позволяло рабу или бывшему свободному англо-саксу, сидевшему на земле крупного светского или церковного землевладельца, пребывать в рамках его иммунитетных прав и избегать судебной ответственности перед сотней, делало его социальноправовой статус очень низким. В частности, и бывший свободный человек, и бывший раб, пойманные вне пределов господской земли за кражу дважды, должны были быть казнены. Ранее такой вид наказания не применялся к бывшим обезземелившимся свободным, которые всё-таки сохраняли остатки «позитивной свободы» (например, право быть выкупленными из заключения родственниками до обращения в рабство).

Данных о том, чтобы говорить о полной тождественности статуса всех зависимых жителей поместья в том виде, в котором оно предстаёт перед нами в Rectitudines Singularum Personarum, не слишком много. Но такой вывод можно сделать, применив метод аналогии: «Капитулярий о поместьях» короля Людовика закреплял в каролингском законодательстве новый термин, которым обозначалось всё население поместья – familia или homines nostri; все они были подсудны единому поместному суду, все они могли быть (по примеру рабов, а не свободных франков) призваны к телесному наказанию по величине своего проступка. Есть все основания предполагать, что подобным образом и всё население того манора, которое послужило основой для составления RSP, также было уравнено перед судом своего господина и его управляющих (гереф); по крайней мере, в законах Этельреда такие сведения относительно категорий «свободных» людей и рабов, подчинявшихся одному человеку, присутствовали.

В конечном итоге, в англо-саксонском законодательстве конца X – начала XI в. существенным критерием для определения правового статуса того или иного человека (так же, как и в империи Карла Великого) становился не его достаток, а степень его «негативной свободы». Это привело к окончательному обособлению полностью или частично сохранивших свои свободу и независимость от другого человека англосаксов, которых к началу XI в. больше всего оставалось в Области датского права282, и бывших рабов и лично зависимых от более богатого и влиятельного землевладельца людей, которые рассматривались как зависимые держатели на землях его поместий. Последние в равной степени подчинялись поместной администрации и несли натуральные и отработочные повинности, которые были опосредованы наличием у них соответствующих площадей земли, скота, орудий труда и уровня квалификации, в пользу своего сеньора. С высокой долей вероятности можно говорить о том, что они представляли собой полный аналог континентальным servi casati IX в., личность которых было опосредована их принадлежностью к поместью того или иного человека и которые выступали Согласно «Книге Страшного суда», всего их было до 50 % от общего населения некоторых графств Денло в 1086 г. (например, Линкольна). Maitland F.W. Op. cit. P. 137.

По подсчётам Д.М. Петрушевского, свободное население в этом памятнике не превышало 15 %: Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. М., 2003. С. 66.

прямыми «предками» средневекового зависимого крестьянства (в случае с Англией XI–XIII вв. именуемого «вилланами»).

–  –  –

Представляя себе картину рабства в англо-саксонской Англии, сопоставляя различные термины и выясняя их значение, прослеживая изменения в статусе зависимого населения в Англии раннего Средневековья в целом и его рабской прослойки – в частности, невозможно обойти молчанием тему освобождения рабов от зависимости, которое проходило у англо-саксов, как и в меровингских королевствах, а затем – в империи Каролингов, различными путями.

К сожалению, правовые источники англо-саксов дают очень немного информации об отпуске на волю рабов, и даже те свидетельства, которые могут быть в них обнаружены, имеют скорее косвенный характер. Основным типом памятников, предоставляющим нам сведения об отпуске на волю различных категорий зависимого населения раннесредневековой Англии, являются завещания (в англо-американской историографии – wills). Этот тип источников, тем не менее, несёт на себе достаточно сильный отпечаток индивидуальности того или иного светского или духовного землевладельца, тем самым ограничивая возможность его использования по отношению к более широким территориям (скирам, бывшим племенным королевствам англо-саксов).

По этой причине в данном параграфе внимание будет сосредоточено на правовых памятниках, в которых условия получения рабами свободы были закреплены королевской санкцией; лишь изредка они будут дополняться наблюдениями, почерпнутыми из нарративных источников или завещаний.

Очень велика была в деле освобождения рабов и отпуска пленных на волю роль церкви. Это чётко прослеживалось на примере как правовых памятников, так и нарративных источников. Повествование Беды Достопочтенного подчёркивало тот факт, что отпуск рабов на волю в VII – начале VIII вв., практиковавшийся в качестве проявления христианского идеи милосердия правителем и высшими чинами королевства, имел хождение в англо-саксонском обществе. Порой он приобретал массовый характер.

Например, король Сассекса Эдильвальд даровал изгнанному из своих владений епископу Вилфриду земли площадью 78 фамилий. При этом епископ занимался не только проповедью Евангелия и крещением рабов на подвластных землях, но также и их телесным освобождением от «оков рабства»283. Многие короли специально оговаривали то обстоятельство, что они предоставляли послабления рабам и зависимым людям именно в рамках (древнеангл. mildheortnes, политики христианского милосердия лат.

misericordia); отпуск рабов на волю также должен был приводить к улучшению их положения в рамках общественного устройства, где свобода ещё была неразрывно связана со многими очень важными правами древнегерманского происхождения (такими как участие в ополчении и сотенном собрании, возможность иметь землю, пасти скот и распоряжаться результатами труда по своему собственному усмотрению).



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |
 






 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.