WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПСИХИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Статьи 159, 1596 и 163 УК РФ предусматривают право на имущество как предмет преступления. В науке уголовного права существует множество подходов к определению понятия права на имущество 1. По нашему мнению, этот спор неуместен. Вопрос в данном случае состоит, скорее, в соотношении уголовного и гражданско-правового понятий имущества. Как можно заметить, указанные понятия не совпадают, хотя последнее составляет основу первого. Представляется, что существует необходимость единообразного понимания термина «имущество» как в уголовном, так и в гражданско-правовом значении. При обозначенном подходе к пониманию категории «имущество» мы можем вести речь об исключении термина «право на имущество» из Уголовного кодекса, поскольку его содержание полностью охватывается понятием «имущество», предложенным ст. 128 ГК РФ.


Подобной позиции придерживается А. Г. Безверхов: «...исходя из тесного взаимодействия гражданского и уголовного права в сфере имущественных отношений можно полагать, что упоминание в уголовном законе о “праве на чужое имущество” является результатом недоразумения, что эта категория лишена самостоятельного юридического значения и требует такой трактовки, которая бы в больКлепицкий И. А. Недвижимость как предмет хищения и вымогательства // Гос-во и право.

2000. № 12. С. 13–15 ; Кочои С. М. Уголовное право. Общая и Особенная части. Краткий курс :

учебник. М., 2010. С. 209–210 ; Питулько К. В., Караковцев В. В. Уголовное право. Особенная часть. СПб., 2010. С. 111 ; Уголовное право России. Особенная часть : учебник / под ред.

В. П. Ревина. М., 2010. С. 173 ; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть :

учебник / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. М., 2009. С. 168.

шей степени соответствовала смыслу гражданско-правового понятия “имущественные права”»1. Об этом же говорит и С. М. Кочои, предлагая исключить из статей УК РФ термин «право на имущество» и в одной из статей, посвященных разъяснению понятийного аппарата, используемого в нормах главы 21 УК РФ, дать следующее разъяснение: «Под имуществом в статьях настоящего Кодекса понимаются вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права»2.

Необходимо поддержать указанных авторов в том, что разделение имущества и права на имущество создает проблемы при квалификации деяний, где предметом посягательства признается право на имущество. Так, затрагивая тему применения психического насилия при совершении преступлений против собственности, приведем пример, когда завладение правом на чужое имущество происходит в процессе применения к потерпевшему гипноза. Поскольку гипноз — вид психического насилия, деяние должно быть квалифицировано как насильственный грабеж или разбой, но диспозиции ст. ст. 161 и 162 УК РФ не содержат указания на право на имущество как предмет данных преступлений. Мы не можем квалифицировать содеянное и по ст. 163 УК РФ (вымогательство), поскольку преступник не предъявляет требования, что служит необходимым условием при вымогательстве. Статья 159 УК РФ, в свою очередь, не содержит среди квалифицирующих признаков применение насилия. Правоприменитель оказывается в правовом вакууме, которого можно было бы избежать путем реализации предложенных выше мер.

Следующей категорией, выделенной законодателем в качестве предмета преступлений против собственности, являются другие действия имущественного характера. Данный предмет указан в ст. ст. 163 и 165 УК РФ.

К имущественному действию вообще нужно относить активное поведение лица, направленное на возникновение, изменение или прекращение имуществен

–  –  –

Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.,

2000. С. 91.

ных отношений1. Таким образом, под другими действиями имущественного характера в уголовном праве следует понимать действия, направленные на возникновение, изменение или прекращение имущественных отношений обязательственного характера, в целях получения определенной выгоды. Среди таких действий можно назвать прощение долга; отсрочку или рассрочку платежей; занижение стоимости передаваемого имущества; уменьшение арендных и иных платежей;

получение льготных кредитов; снижение процентных ставок за пользование банковскими ссудами; безвозмездное выполнение работ и оказание услуг; безвозмездное использование чужого имущества; получение каких-либо иных имущественных льгот и преимуществ. Перечень подобных действий остается открытым.





Применительно к составу вымогательства сами действия неуместно называть предметом, скорее, они будут способом преступления. Предметом же в данном случае выступают выгоды, получаемые злоумышленником в результате названных действий.

Кроме того, в качестве предмета преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, следует рассматривать не только имущество и выгоды имущественного характера, но и человека как биологическую единицу. В данном случае очень важно провести границу между предметом и потерпевшим. Потерпевшим считается лицо, чьи права нарушены в результате преступного посягательства. Причем потерпевшим от имущественных преступлений, совершаемых с применением психического насилия, будет не просто указанное лицо, а лицо, являющееся при этом собственником или законным владельцем. Кроме того, в некоторых случаях можно говорить как о потерпевшем и о случайном держателе имущества или близком лица, которому имущество принадлежит на праве собственности или законного владения 2. Предметом же в рассматриваемом случае будет то, на что направлено посягательство, а именно поведение человека, поскольку психическое насилие направлено именно на приведение поведения потерпевшего в соответствие с волей злоумышленника. Дру

–  –  –

гой вопрос состоит в том, что поведение человека не будет «основным» предметом. Воздействие на поведение необходимо лишь для достижения преступного результата, заключающегося в приобретении имущества или получении выгоды.

В этом смысле воздействие на поведение человека — лишь необходимый шаг на пути к основной цели.

Исходя из вышеизложенного предметом преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, можно назвать имущество (в гражданско-правовом понимании термина), выгоды имущественного характера и поведение человека, воздействие на который необходимо для достижения основной цели — завладения имуществом или получения выгоды.

Наряду с объектом преступления и предметом как его части, объективная сторона преступления на сегодняшний день — один из наиболее полно разработанных элементов состава преступления в отечественной уголовно-правовой доктрине. Справедливо замечание М. И. Ковалева: «...законодатель уделяет главное внимание объективной стороне преступления. Ее он почти всегда описывает детальнее, чем все остальные элементы, ибо в действии заключается суть общественно опасного поведения: именно оно содержит квинтэссенцию общественной опасности, причиняет объекту ущерб и разрушает правопорядок»1.

Объективная сторона состава преступления — это структурированное внешнее проявление деяния, посягающего на охраняемые уголовным законом отношения2.

Объективная сторона преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, выражается в получении имущественной выгоды или причинении имущественного ущерба при помощи любого из перечисленных ранее видов психического насилия (обман в активной форме, управляемое воздействие на психику, угроза, издевательство на глазах у потерпевшего над его родными и близкими, а также над животными). Практике не известны Ковалев М. И. Понятие преступления в советском уголовном праве. Свердловск, 1987.

С. 172.

Векленко В. В., Бавсун М. В. Объективная сторона преступления : лекция. Омск, 2008.

С. 6.

лишь случаи об использовании оскорбления для совершения такого рода деяний, остальные же виды нашли подтверждение своей состоятельности как способа имущественного преступления. Возможность использования обмана и угрозы в подтверждении не нуждается. Что касается управляемого воздействия на психику, то можно вспомнить приведенный ранее пример о деятельности гр-на А. И. Радова, использовавшего гипноз для создания финансовых пирамид и завладения имуществом вступавших в данные структуры людей 1. Примеры об издевательстве также встречаются в судебно-следственной практике, когда, применяя физическое насилие к людям или животным, злоумышленники воздействуют на психику основного потерпевшего или таким образом подкрепляют угрозы2.

Чаще всего рассматриваемые преступления характеризуются активной формой поведения — действием, но не исключена возможность совершения некоторых преступлений данной категории путем бездействия. Психическое насилие при бездействии может выражаться в неоказании помощи, неустранении факторов, отрицательно, влияющих на психическое состояние потерпевшего при наличии возможности сделать это. Подобным способом может совершаться вымогательство. Практике известен случай, когда врачи, вымогая деньги у потерпевшей, отказывались оказывать помощь ее малолетнему племяннику, получившему тяжелые ожоги, тем самым причиняя физические страдания ребенку и оказывая воздействие на психику его родственницы3.

Путем бездействия может быть реализован обман (в форме умолчания об истинных фактах). Так, Центральным районным судом г. Новосибирска В. был привлечен к ответственности по нескольким эпизодам, в том числе за мошенничество, выразившееся в умолчании истинных фактов. Обвиняемый приобрел авПриговор Верховного Суда Республики Карелия от 22 октября 2010 г. URL: http://www.

sudact.ru/regular/doc/QF8IWTxVMhHt/.

Приговор Павловского районного суда Тульской области от 16 марта 2011 г. по делу № 1-20/2011. URL: http://www.sudact.ru/regular/doc /6vca87 mK8ULT/ ; Приговор Октябрьского районного суда г. Уфы от 5 октября 2010 г. URL: http://www.sudrf.ru ; Китаева В. Жестокое обращение с животными как способ психического насилия // Уголовное право. 2011. № 3.

С. 39–40.

Врачи отказались лечить обварившегося малыша без взятки. URL: http://www.uralinform.

ru/news/crime/162932-vrachi-otkazalis-lechit-obvarivshegosya-malysha-bez-vzyatki/).

томобиль в кредит, предоставив банку заведомо ложные сведения, после чего договорился с потерпевшим Б. о продаже ему автомобиля, находящегося в залоге у банка. О факте залога В. умолчал, чем причинил Б. имущественный ущерб на сумму 2,43 млн рублей1.

Бездействием может реализовываться издевательство. Например, само издевательство может осуществляться лицом, не заинтересованным в хищении имущества, а злоумышленник, посягающий на собственность, при этом может умело воспользоваться ситуацией и не предотвратить страдания потерпевшего, хотя мог бы это сделать. Октябрьским районным судом г. Владимира гр-н С. был привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 163 УК РФ за вымогательство.

Обвиняемый, зная, что о потерпевшем Б. (государственном деятеле) в сети Интернет неизвестное лицо распространяет компрометирующие сведения, и будучи в состоянии прекратить подобные действия, не делал этого, вымогая деньги у Б.2 Средства совершения насильственных имущественных преступлений как один из элементов объективной стороны отличаются разнообразием и могут иметь как материальное выражение, так и интеллектуальный характер. Например, Куйбышевским районным судом г. Иркутска к уголовной ответственности за совершение вымогательства был привлечен гр-н С., который в качестве средства, облегчающего совершение преступления, подкрепляющего угрозу применения насилия к потерпевшему, использовал свой авторитет криминального лидера3.

Важную роль при совершении преступлений против собственности с применением психического насилия играет обстановка. Создание соответствующей обстановки располагает человека к большей внушаемости или к переживанию страданий и мучений. Так, создание обстановки тревожности, беспокойства, безвыходности вынуждает человека выполнить требуемые от него действия. В данном случае создание соответствующей обстановки будет являться способом соПриговор Центрального районного суда г. Новосибирска от 19 марта 2013 г. по делу № 1-71/2013. URL: http://www.sudact.ru.

Приговор Октябрьского районного суда г. Владимира от 12 января 2012 г. по делу № 1-28/2012. URL: http://www.sudact.ru.

Архив Куйбышевского районного суда г. Иркутска за 2012 г. Приговор Куйбышевского районного суда г. Иркутска от 8 февраля 2012 г. по делу № 1-13/12.

вершения преступления. Обстановка, способствующая установлению доверительных отношений, расслаблению также может быть использована для обмана или погружения в гипнотический транс.

В продолжение темы о гипнотическом внушении уместен пример об уличных хищениях, совершаемых цыганами. Последние обычно выбирают тихие, безлюдные места, где потерпевшего ничто не отвлекает от контакта со злоумышленником, либо, напротив, шумные места, где всегда присутствует толпа. Во втором случае активно используется так называемый эффект «белого шума» (шум, в котором каждый последующий звук невозможно предугадать, например, шум дождя, стук капели, шум толпы и т. п.)1.

Соответствующая обстановка для совершения преступлений против собственности активно используется организаторами сект и финансовых пирамид. Не так давно в Новосибирской области был задержан основатель и руководитель религиозной секты «Ашрам Шамбала» К. Руднев, который в своей деятельности применял различные методы воздействия на психику потерпевших для совершения в последующем в отношении них преступлений против личности, собственности, а также общественного здоровья и общественной нравственности2.

Рассмотрим применение психического насилия как квалифицирующий признак выделенной нами группы преступлений против собственности. Данный признак присутствует не во всех рассматриваемых статьях. Так, отсутствует обозначенный признак в ч. 2 ст. 164 УК РФ. Его отсутствие обусловлено тем, что в диспозиции статьи указано на независимость квалификации от способа хищения.

Статья 165 УК РФ содержит указание лишь на один вид психического насилия — обман, в то время как для причинения имущественного ущерба могут быть использованы и другие виды (например, угроза, гипноз). Приведем пример, когда злоумышленники заставляют потерпевшего уничтожить принадлежащее ему имущество (например, сжечь собственный дом) под угрозой применения физичеАкентьев П. В. Гипнорепродукционные опросы в работе органов внутренних дел : метод.

пособие. М., 2003. С. 12.

Основатель секты «Ашрам Шамбала» приговорен к 11 годам заключения. URL: http:// www.ria.ru/incidents/20130207/921651585.html#.

ского насилия. Кроме того, обман как способ причинения имущественного ущерба не обязательно влечет последствия, характерные для психического насилия (страдания, мучения и т. п.). Так, безбилетный провоз пассажиров ответственными за организацию перевозок лицами не нанесет такого ущерба, из-за которого возможно возникновение страданий, мучений, а незаконные действия третьих лиц, в результате которых собственником или иным владельцем имущества была упущена выгода в крупных размерах, на которую владелец рассчитывал для разрешения каких-либо важных проблем, может способствовать нарушению психического состояния в различной степени.

Подводя итог, необходимо отметить следующее. Поскольку в результате имущественного преступления вред может быть причинен не только собственнику, но и законному владельцу, а также лицу, в чьем временном пользовании находится данное имущество, позиция выделения собственности в качестве видового объекта рассматриваемой группы преступлений представляется несостоятельной.

Видовым объектом таких преступлений, по нашему мнению, следует признавать отношения, возникающие по поводу распределения и перераспределения материальных благ, влекущие основания для возникновения права пользования, владения или распоряжения имуществом.

Дополнительным непосредственным объектом насильственного преступления против собственности необходимо считать личность, ее право на жизнь, на здоровье, право на свободу, отношения, складывающиеся по поводу оценки человека, его качеств и действий обществом и самим собой. К предмету указанных деяний следует относить имущество (в гражданско-правовом понимании термина), выгоды имущественного характера и поведение человека, воздействие на который необходимо для достижения основной цели — завладения имуществом или получения выгоды.

Объективная сторона преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, выражается в получении имущественной выгоды или причинении имущественного ущерба при помощи любого вида психического насилия (обман в активной форме, управляемое воздействие на психику, угроза, издевательство на глазах у потерпевшего над его родными и близкими, а также над животными), что подтверждается практическими примерами, причем деяние может быть выражено как в форме действия, так и в форме бездействия.

§ 2. Субъективные признаки преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия Субъект преступления является одним из необходимых элементов состава преступления. Несмотря на то что в большинстве случаев квалификация по субъекту не отличается спецификой, характеристика субъекта необходима, поскольку позволяет осветить некоторые аспекты уголовно-правового воздействия на преступников, совершающих имущественные преступления путем применения насилия к потерпевшему, и способствует формированию предложений по дальнейшему совершенствованию этого механизма.

Согласно ст. 19 УК РФ, субъектом преступления считается вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, с которого может наступать уголовная ответственность. Доктринальные определения субъекта стремятся более полно охватить содержание понятия. Так, А. И. Рарог считает, что субъект преступления может быть определен как физическое вменяемое лицо, достигшее минимального возраста, с которого по закону наступает ответственность за данный вид преступления, и способное нести за него уголовную ответственность 1. Некоторые исследователи отмечают, что субъектом преступления может быть только физическое лицо, которое должно быть ответственно за свои общественно опасные действия, совершенные им умышленно или по неосторожности 2. Также правоведы понимают субъект преступления как вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, с которого по закону устанавливается уголовная ответственность, совершившее умышленно или неосторожно запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и подлежащее за его совершение угоРарог А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003.

С. 243.

Павлов В. Г. Субъект преступления. СПб., 2001. С. 71.

ловной ответственности1. Авторы учебника по уголовному праву под редакцией А. Н. Тарбагаева особо отмечают, что субъектами преступления не могут быть юридические лица, животные и предметы 2. Все предложенные определения не лишены рационального зерна. Тем не менее все они сводятся к одним и тем же признакам субъекта — физической природе, вменяемости, возрасту.

Субъект преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, может быть различным. Так, часть 3 ст. 159 УК РФ предусматривает совершение преступления специальным субъектом. Для ряда составов законодатель установил пониженный возраст уголовной ответственности — с четырнадцати лет (насильственный грабеж, разбой, вымогательство, насильственное неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения). За причинение имущественного вреда путем обмана или злоупотребления доверием, мошенничества, а также хищения предметов, имеющих особую ценность, уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет.

Кроме того, если речь идет о применении к потерпевшему гипноза в процессе посягательства на имущество, необходимо говорить еще и о том, что субъект обладает специальными познаниями и навыками в области психологии, психиатрии и медицины.

Интересуясь правовой природой такого субъекта, мы задали практическим сотрудникам (следователи, дознаватели, оперуполномоченные и участковые уполномоченные полиции), а также судьям вопрос о возможности и целесообразности признания лиц, обладающих специальными познаниями в области гипнологии, навыками гипнотического внушения и использующих эти навыки для совершения преступлений, специальными субъектами. На данный вопрос положительно ответили 59,3% опрошенных практических сотрудников; затруднились — 24,2;

посчитали данное предложение неактуальным — 16,5%. Среди судей указанное

Тарасова Ю. В. Специальный субъект преступления и его значение в уголовном праве :

монография / под ред. А. С. Михлина. М., 2007. С. 8.

Уголовное право. Общая часть : учебник / под ред. А. Н. Тарбагаева. М., 2012. С. 139.

предложение не нашло единогласного решения: утвердительно ответили 34,5% респондентов; отрицательно — 41,4; затруднились ответить 24,1% (прил. 1).

Возможно, на сегодняшний день рано ставить вопрос о признании специальным субъектом таких лиц, поскольку это означало бы дополнение ряда статей еще одним квалифицирующим признаком, притом что доля преступлений, совершаемых указанными лицами невелика, что следует из данных опроса (только 16,9% опрошенных сотрудников сталкивались в своей практике с преступлениями, совершенными с применением гипноза) и изучения уголовных дел, поскольку официальная статистика по преступлениям рассматриваемой категории отсутствует.

Тем не менее обозначенный признак субъекта мог бы найти отражение в таком квалифицирующем признаке, как использование лицом своего служебного положения. Так, врач может использовать свое служебное положение, в процессе лечения применяя к пациенту гипноз против воли последнего с целью извлечь определенную имущественную выгоду. Практике известны немногочисленные подобные примеры. Они нашли отражение в работах Л. П. Гримака и Н. Н. Китаева1.

Кроме того, в апреле 2006 г. в России разгорелся скандал по поводу задержания в Москве вице-президента Европейской ассоциации психиатров Жана Андрэ Оаро, приговоренного во Франции к пятнадцати годам лишения свободы за изнасилование пациентки, находившейся в состоянии гипнотического транса2. Такое деяние характеризуется еще большей степенью общественной опасности, поскольку в данном случае имеет место сочетание двух квалифицирующих признаков — использования служебного положения и применения психического насилия.

Представляется, что наказание за подобное деяние должно быть более суровым, чем за такое же деяние, но в котором имеет место либо насилие, либо использование служебного положения. Также необходимо помнить, что о приГримак Л. П. Гипноз и преступность. М., 1997 ; Китаев Н. Н. Гипноз и преступления :

лекция. Иркутск, 2006.

Задержанный в Москве французский врач-психиатр просит убежища в России [Электронный ресурс] // РИА НОВОСТИ. URL: http://www.ria.ru.

менении психического насилия мы можем говорить лишь в том случае, если пациент не давал согласия на применение к нему гипнотического внушения.

Указанная особенность субъекта, включенная в содержание признака «использование служебного положения», позволила бы говорить о дополнении нормы об ответственности за применение психического насилия (в случае разработки таковой и дополнения ею Уголовного кодекса) соответствующим квалифиц ирующим признаком.

Субъект преступлений против собственности, для совершения которых используются другие виды психического насилия, не отличается выдающимися особенностями, но различен по своему внутреннему отношению к происходящему, по цели, им преследуемой, и особенно по мотивам.

Субъективная сторона преступлений, предусмотренных главой 21 УК РФ, совершаемых с применением психического насилия, представляет собой внутреннее, психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию), характеризующееся целью извлечения имущественной выгоды и (или) причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества, а также неосторожным или умышленным причинением вреда жизни или здоровью человека, нарушением его свободы. Вина является обязательным признаком субъективной стороны всех преступлений, в том числе и имущественных посягательств.

Преступления против собственности, совершаемые с применением психического насилия, характеризуются умышленной формой вины. Хотя некоторые ученые подвергают критике это утверждение, указывая на возможность существования «неосторожного насилия»1. Представляется, что насилие не может быть совершенным неосторожно, исходя уже из этимологии слова «насилие».

Кроме того, насилие в большинстве статей Особенной части УК РФ, включая нормы об ответственности за посягательства на собственность, предусмотреСм., напр.: Семенова Н. Д. Ответственность за преступления, связанные с насилием над личностью. Краснодар, 2002. С. 96–97 ; Коростылев О. И. Уголовно-правовая характеристика угрозы. Ставрополь, 2005. С. 32.

но как способ совершения умышленного преступления. Более того, психическое насилие, выражающееся в словах и продуманных действиях, в принципе не может быть неосторожным. Для данной категории преступлений характерен прямой умысел, направленный на завладение имуществом или причинение имущественного ущерба, а также на причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего, нарушение его свободы. Особое внимание нужно уделять установлению того, на что был направлен умысел изначально. Так, если в планы злоумышленника входило только психическое насилие (напугать потерпевшего, заставить страдать в целях мести и т. п.), и только в процессе насилия возник умысел на завладение имуществом, то эти деяния также будут образовывать два различных состава преступления.

Вопрос о мотиве и цели как признаках субъективной стороны имущественных преступлений является спорным. Разногласия обусловлены различным пониманием тех субъективных признаков, которые выражают особенности посягательств на имущество, совершаемых с прямым умыслом. Данный вопрос решается в рамках двух подходов. Согласно первому конструктивным признаком субъективной стороны указанных посягательств выступает цель. Второй подход рассматривает в качестве таких признаков и цель, и мотив. Некоторые авторы полагают, что цель и мотив имеют корыстный характер1. Представляется, что цель не может носить корыстный характер, так как она не суть побуждение, а лишь его реальное выражение, в то время как мотив как раз и является побуждением. В таком случае уместнее вести речь не о корыстном содержании цели, а о цели, обусловленной корыстным мотивом.

Что касается цели и мотива как конструктивных признаков субъективной стороны, то, несмотря на то что как мотив, так и цель влияют на форму вины, существенное и определяющее значение в преступлениях против собственности будет играть только цель. Определение цели позволяет верно квалифицировать соСм., напр.: Бойцов А. И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 287 ; Трофимов И. В. Корыстная цель в составе причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) // Рос. следователь. 2009. № 16. С. 18–20.

деянное, что не представляется возможным при установлении одного лишь мотива. Например, из хулиганских побуждений у группы молодых людей возник умысел на нападение и запугивание лица. Цель в данном случае — напугать, поиздеваться. В ходе нападения напуганный потерпевший предложил злоумышленникам свое имущество, чтобы они оставили его в покое. Цель завладения чужим имуществом отсутствовала. И обратная ситуация, когда из хулиганских побуждений злоумышленники решили уничтожить или повредить имущество, и причинили вред здоровью владельца, который неожиданно для злоумышленников стал защищать свое имущество. И в первом, и во втором случаях присутствует один и тот же мотив, но различные цели.

Представляется, что названные нами категории образуют цепочку: мотив обусловливает цель, цель определяет направление умысла, что, в свою очередь, влияет на квалификацию содеянного. В связи с этим интересна позиция некоторых ученых, полагающих, что применение насилия из хулиганских или других побуждений и последующее хищение или уничтожение имущества, образующие по сути два разных состава преступления, нужно квалифицировать как насильственное преступление против собственности 1. Аргументом в поддержку изложенного мнения является неспособность потерпевшего в результате примененного к нему насилия впоследствии адекватно воспринимать причинение ему имущественного ущерба. Если говорить применительно к психическому насилию, в данном случае будет иметь место запугивание, использование ранее внушенного страха. Так, предшествующее хищению имущества издевательство на глазах у потерпевшего над его родными или близкими существенно облегчает хищение, поскольку потерпевший из страха повторения насильственных действий не способен оказать сопротивление.

В вышеизложенном примере злоумышленник преследует сразу несколько целей. Цель относительно завершенности преступного деяния может быть наСм., напр.: Кригер Г. Л. Ответственность за разбой. М., 1968. С. 33–34 ; Болотский Б. С.

Квалификация изъятия имущества при некорыстных насильственных посягательствах // Сов.

юстиция. 1970. № 6. С. 17–18.

чальной, конечной или промежуточной1. Так, в насильственных имущественных преступлениях психическое насилие используется для облегчения совершения доступа к желаемому имуществу. Таким образом, применение психического насилия преследует промежуточную цель на пути к конечной — завладению чужим имуществом. В данном случае промежуточная цель преступления выступает средством достижения основного результата. Однако нужно заметить, что по отношению к собственно психическому насилию цель «облегчение доступа», которая может реализоваться в приведении в беспомощное состояние или в блокировании воли потерпевшего, является конечной. Важно, что цель «облегчение доступа» заключается в устранении реального или возможного сопротивления потерпевшего.

Обращаясь к вопросам квалификации, надо сказать, что совокупность преступлений против личности и против собственности имеет место и в том случае, когда последствия применения насилия (страх, беспомощное состояние) послужили средством облегчения доступа к имуществу. Полагаем, что в подобных случаях, наряду с вменением статьи, предусматривающей ответственность за преступление против личности, необходимо вменять также квалифицированное завладение имуществом.

С данной позицией можно не согласиться, опираясь на недопустимый в уголовном праве принцип двойного вменения. Но в подтверждение изложенного мнения приведем пример, когда злоумышленник применяет психическое насилие (угрозу) к потерпевшему по мотиву расовой ненависти, изначально не имея умысла на завладение имуществом. При этом угроза может быть подкреплена демонстрацией оружия, а может быть выражена лишь словесно, важно, что потерпевший воспринял ее реально и у него возникли опасения за свою жизнь или жизнь своих близких. Далее, обнаружив, что угроза произвела ожидаемый эффект на потерпевшего и что последний готов совершить любые действия в пользу злоумышленника ради собственного блага, у преступника возникает умысел на хи

<

Якушин В. А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти, 1998.С. 190.

щение имущества, находящегося при потерпевшем. Не опасаясь сопротивления, желание оказывать которое подавлено у потерпевшего предшествующей угрозой, преступник реализует данный умысел, т. е. совершает грабеж. Таким образом, в этом случае, кроме преступления против личности, совершается имущественное преступление, которое следует считать квалифицированным по причине использования эффекта от ранее примененного психического насилия.

Более ярким примером является использование эффекта от гипнотического внушения. Так, злоумышленник применяет гипноз, желая причинить вред здоровью потерпевшего. Однако в последующем возникает умысел на хищение находящегося при потерпевшем имущества, который преступник реализует, используя произведенное гипнозом беспомощное состояние потерпевшего.

Соответственно, квалификация содеянного напрямую зависит от правильности установления особенностей субъективной стороны в целом, от направленности и момента возникновения преступного умысла в частности.

Важное значение имеют оценка действий злоумышленника потерпевшим, а также оценка потерпевшим собственного состояния в момент применения к нему психического насилия (реальность восприятия угрозы, наличие и степень душевных страданий и т. д.). Так, Иркутским областным судом за угон транспортного средства, осуществленный с угрозой применения насилия, был осужден гр-н С., который, скрываясь от погони сотрудников полиции, увидев припаркованный на обочине дороги автомобиль с находящимся в нем водителем, заскочил в машину и приказал водителю быстро ехать. После того как водитель отказался, С. обошел автомобиль и произвел выстрел в боковое стекло из находящегося при нем пистолета. Водитель автомобиля был напуган и покинул салон, после чего злоумышленник сел за руль и скрылся. Учитывая обстоятельства происшедшего, суд верно квалифицировал действия виновного, так как автомобиль он покинул в соседнем квартале, вероятно не имея умысла на завладение последним1.

Приговор Иркутского областного суда от 2 января 2011 г. URL: http://www.sudact.ru/ regular/doc/d32oGONlb8lu/.

Основным мотивом имущественных преступлений выступает корысть. Корысть специалистами в области права понимается по-разному. Так, ряд авторов полагает, что корыстный мотив заключается в желании преступника обратить похищенное имущество лишь в свою пользу1. Однако доминирующим в настоящее время является мнение, что выгода в результате преступления может быть извлечена не только в пользу злоумышленника, но и в пользу третьих лиц. Этой позиции придерживаются Г. А. Кригер и А. А. Пинаев2. Действительно, такая точка зрения представляется более верной, поскольку действия преступника в пользу третьего лица не беспочвенны и обусловлены отношениями родства, дружбы или зависимости, которые определяют корыстную составляющую.

Однако, наряду с корыстью, насильственные имущественные преступления могут быть обусловлены второстепенными, но не менее значимыми для квалификации мотивами, такими как месть, ревность, хулиганские побуждения.

Из анализа уголовных дел следует, что дополнительным мотивом большинства насильственных преступлений против собственности чаще всего являются хулиганские побуждения (12,2%). Из хулиганских побуждений в основном совершается уничтожение и повреждение имущества. Второе место занимает месть.

По мотиву мести совершается 4,3% насильственных преступлений против собственности. Указанную долю образуют уничтожение имущества и грабеж. Вражда и ненависть в совокупности составляют не более 2% от рассматриваемых деяний (1,8%) (прил. 2).

Подобные мотивы могут быть основой не только имущественного преступления как такового, но и насилия, применяемого в процессе совершения указанного преступления.

В связи с этим представляет интерес позиция отдельных ученых, в соответствии с которой применение насилия из хулиганских или других побуждений и последующее хищение или уничтожение имущества, образующие по сути два См., напр.: Владимиров В. А. Квалификация преступлений против личной собственности.

М., 1968. С. 12, 162 ; Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1973. С. 137, 140, 176.

Кригер Г. А. Борьба с хищениями социалистического имущества. М., 1965. С. 82–92 ;

Пинаев А. А. Уголовно-правовая борьба с хищениями. Харьков, 1975. С. 54.

разных состава преступления, следует квалифицировать как насильственное преступление против собственности 1. Аргументом в поддержку изложенного мнения является неспособность потерпевшего в результате примененного к нему насилия в дальнейшем адекватно воспринимать причинение ему имущественного ущерба.

Представляется необходимым выделить в статье об ответственности за применение психического насилия мотив политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а также мотив ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Часто психическое насилие применяется для оказания давления на потерпевшего в целях совершения последним каких-либо действий в пользу злоумышленников, в иных случаях — из ненависти или вражды.

Затрагивая тему мотивов политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, нужно отметить, что вымогательство, совершаемое с применением психического насилия, также довольно часто совершается представителями одной социальной группы в отношении представителей другой или на почве расовой ненависти. Подобного рода преступления характерны в основном для молодых людей: подростков-школьников и студентов, — которые, например, испытывая ненависть к своему однокласснику или однокурснику другой национальности, стараются любыми способами оказывать на него давление.

Статья об ответственности за вымогательство с указанным квалифицирующим признаком присутствует в Уголовном кодексе Франции2. Практике известны случаи, когда представители российских радикально настроенных организаций совершали вымогательство денег у иностранных граждан именно по обозначенным выше мотивам3. На фоне роста преступлений экстремистской направленноСм., напр.: Кригер Г. Л. Указ. соч. С. 33–34 ; Болотский Б. С. Указ. соч. С. 17–18.

Оленников С. М. Уголовно-правовая охрана национального и расового равноправия граждан : автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2010. С. 13.

Мособлсуд вынес приговор двум скинхедам, обвиняемым в убийстве двух человек. URL:

http://www.ria.ru.

сти мотив политической, национальной, религиозной ненависти или вражды может претендовать на статус квалифицирующего признака в ст. 163 УК РФ.

Вместе с тем указанный мотив присутствует среди обстоятельств, отягчающих наказание (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ), а ст. 163 УК РФ предусматривает среди квалифицирующих признаков применение насилия, поэтому на сегодняшний день вопрос о квалификации описанных деяний представляется решенным и, на наш взгляд, не требует изменений.

Резюмируя изложенное в параграфе, необходимо отметить следующее.

Субъект преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, не обладая специфическими характеристиками, все же имеет особенность — специальные познания в области гипнологии и навыки гипнотического внушения. Разумеется, это относится к преступлениям, совершаемым с применением гипноза. Поскольку число таких преступлений не столь распространено и сведений о подобного рода субъекте недостаточно, а говорить о его выделении в самостоятельный квалифицирующий признак преждевременно, то он находит отражение в таком квалифицирующем признаке, как использование лицом своего служебного положения, что обусловливает включение данного признака в норму об ответственности за применение психического насилия.

Субъективная сторона преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, характеризуется прямым умыслом на завладение имуществом или причинение имущественного ущерба, а также на причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего, нарушение его свободы. В рамках прямого умысла преступник должен осознавать ряд положений.

Во-первых, он должен осознавать общественную опасность своих действий, должен понимать, что посягает на сложившийся в обществе имущественный правопорядок и своими действиями нарушает права и интересы собственников и иных владельцев имущества.

Во-вторых, преступник должен понимать, что имущество, на которое он посягает, ему не принадлежит, является чужим для него. Человек может заблуждаться относительно принадлежности имущества и считать его своим. В данном случае деяние не будет квалифицировано как умышленное преступление.

В-третьих, злоумышленник должен осознавать противоправность своего поступка. Кроме того, преступник должен желать наступления тех последствий, на которые он рассчитывает, т.

е. обращение чужого имущества в свою пользу или уничтожение (повреждение) такого имущества. Значение волевого элемента в данном случае трудно переоценить, потому как он существенным образом влияет на квалификацию. Если лицо не желало наступления определенных последствий имущественного характера, то его действия не могут быть квалифицированы как посягающие на отношения по поводу распределения и перераспределения материальных благ. В подобном случае особую роль для правильной квалификации будет играть установление мотива и цели виновного.

И, наконец, при квалификации имущественных преступлений следует учитывать возможность использования преступником эффекта от психического насилия, примененного непосредственно перед хищением (не охватываемого преступным умыслом) в процессе совершения другого преступления. Данное утверждение позволяет сформулировать наиболее полное определение рассматриваемой категории: психическое насилие — это умышленное противоправное общественно опасное воздействие на психику человека, осуществляемое помимо его воли либо вопреки ей, а также использование эффекта от ранее совершенного в отношении потерпевшего насильственного посягательства.

§ 3. Проблемы квалификации преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия Квалификация преступлений — один из ключевых институтов уголовного права. Точная и полная квалификация преступления — непременное условие и требование законности. Она не вызывает трудностей при очевидных обстоятельствах, но в более сложных случаях найти правильное решение относительно применения той или иной правовой нормы представляется затруднительным.

Правоприменительные органы, сталкиваясь с преступлениями против собственности, совершаемыми с применением психического насилия, в большинстве случаев допускают ошибки при квалификации деяний, что отчасти связано с неверным толкованием психического насилия. В большинстве случаев под психическим насилием понимают только угрозу. Но и относительно квалификации преступных угроз, по утверждению Р. Д. Шарапова, возникает немалое количество спорных и неразрешенных вопросов1.

Опрос работников практических органов Иркутской, Омской, Кемеровской, Новосибирской областей, Забайкальского и Красноярского краев, Республики Хакасия, проведенный в ходе настоящего исследования, показал, что значительная часть респондентов (35 из 91) понимает под психическим насилием различные виды угроз (самому потерпевшему или его близким), в частности запугивание (38%). Конкретно ответить на вопрос не смогли 30 человек из 91 (33%), указав лишь, что психическое насилие — это любого рода давление на психику человека, одни из них (30 опрошенных) указывали на цель применения такого насилия (совершение преступления), другие — на последствия (причинение вреда здоровью), третьи — на особенности способа воздействия (помимо воли). В своих ответах 4 человека из 91 опрошенного (4,3%) перечислили виды психического насилия, к которым отнесли шантаж, запугивание и издевательство. Также 4 человека обратили внимание на возможность совершения психического насилия путем оскорбления чести и достоинства и обмана. И, наконец, значительная часть (21 человек из 91, или 23%) оставили предложенный вопрос без ответа (прил. 1). Таким образом, значительная часть сотрудников органов внутренних дел просто не знают, какое деяние следует квалифицировать как психическое насилие.

Возникают вопросы с отнесением гипноза к видам психического насилия и возможности его применения для совершения преступлений вообще. Так, согласно опросу сотрудников практических органов указанных выше регионов, а также Республики Бурятия, 55,5% (79 человек из 142) респондентов считают, что гипноз

Шарапов Р. Д. Преступное насилие. М., 2009. С. 5.

является видом психического насилия и путем его применения могут совершаться преступления (прил. 1). В другом случае статистика свидетельствует о скептическом отношении сотрудников к гипнозу. Так, опрос сотрудников следственных подразделений г. Ставрополя, в производстве которых имелись уголовные дела по преступлениям, совершенным с применением гипноза, показал, что 63% респондентов убеждены в псевдонаучности гипноза 1. Обман и оскорбление не признаются видами психического насилия не только практиками, но и некоторыми теоретиками2. В связи с изложенным в среде правоприменителей нет единого мнения относительно видов психического насилия, выступающих средствами совершения преступлений, в частности имущественных.

Следующая проблема, возникающая при квалификации, непосредственно связана с рассмотрением психического насилия как способа того или иного преступления против собственности. В некоторых случаях при квалификации деяний, совершенных указанным способом, присутствует конкуренция уголовноправовых норм (например, мошенничество и разбой), в других случаях указание на подобный способ в диспозиции статьи вообще отсутствует (например, в диспозициях ст. ст. 161, 162, 163 УК РФ присутствует лишь один вид психического насилия — угроза).

И, наконец, часто возникают вопросы по поводу разграничения психического и физического насилия.

Рассмотрим все перечисленные проблемы по порядку.

Наличие первой обозначенной проблемы — неоднозначного толкования термина «психическое насилие» — подтверждается опросом сотрудников практических органов, проведенного в рамках настоящего исследования. Большинство респондентов не смогли ответить на вопрос: «Что Вы понимаете под психическим См., напр.: Седых Л. В. Преступления, совершаемые с применением гипноза: особенности квалификации и предупреждения : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012. С. 4.

Расторопов С. В., Табакова С. Н. Классификация насильственных преступлений в уголовном праве России // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2005. № 3. С. 205 ; Симонов В. И., Шумихин В. Г. Квалификация насильственных посягательств на собственность :

учеб. пособие. М., 1993. С. 23.

насилием?» Варианты ответа на данный вопрос в анкете не предоставлялись, и респондентам предлагалось самостоятельно сформулировать определение. Среди полученных вариантов прозвучали следующие: 1) давление на психику человека без применения физической силы; 2) воздействие на потерпевшего путем обмана, угроз и психического давления иного рода; 3) различного рода угрозы;

4) систематическое оказание давления на психику; 5) принуждение.

Тем не менее на вопрос: «Возникают ли в правоприменительной практике трудности с определением понятия “психическое насилие”?» — 61% опрошенных согласились, затруднились с ответом 28%, и лишь 11% дали на поставленный вопрос отрицательный ответ.

Существование упомянутых выше трудностей обусловлено, на наш взгляд, тем, что в уголовном законе отсутствует единое четко сформулированное понятие психического насилия, и под психическим насилием чаще всего понимают отдельные его виды — угрозу, издевательство и т. д. Кроме того, при квалификации преступлений против собственности, совершенных с применением психического насилия, практические сотрудники в основном руководствуются судебной практикой. Также правоприменитель часто не использует индивидуальный подход, а квалифицирует похожие преступления, основываясь на определенной аналогии.

Между тем при выяснении обстоятельств дела следует уделять внимание не только объективной стороне преступления, но и субъективному восприятию происшедшего потерпевшим.

Так, при квалификации преступления, как совершенного путем применения угрозы к потерпевшему, нужно установить характер восприятия ее последним.

Угроза должна восприниматься потерпевшим реально. Примером тому может служить приговор Кировского районного суда г. Омска по делу Н., обвиняемого в совершении вымогательства путем применения угроз к потерпевшему. В приговоре присутствует указание на реальность восприятия угрозы потерпевшим при вымогательстве1.

Приговор Кировского районного суда г. Омска от 24 сентября 2009 г. URL: http://www.

sudrf.ru.

Проблема квалификации преступных угроз напрямую связана с установлением субъективной стороны преступления. Но возникают ситуации, когда субъективные оценки виновного и потерпевшего относительно характера угр озы не совпадают. В данном случае представляется справедливым квалифицировать деяние с учетом всех обстоятельств дела, но, опираясь на оценку виновного, поскольку потерпевший не всегда адекватно может воспринимать высказанную угрозу.

Подобная ситуация складывается в отношении издевательства на глазах у потерпевшего над близкими ему людьми или животными, когда эти действия причиняют потерпевшему психические страдания. Судебная практика по таким делам фактически отсутствует. Поскольку истязание предполагает психические страдания, указанные действия должны квалифицироваться по ст. 117 УК РФ.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |


Похожие работы:

«Грецкая Анна Сергеевна КОНТРОЛЬ В СФЕРЕ ОБОРОТА АЛКОГОЛЬНОЙ И СПИРТОСОДЕРЖАЩЕЙ ПРОДУКЦИИ (административно-правовой аспект) 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель...»

«Пиличева Анна Владимировна ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА КАК ОБЪЕКТЫ ПАТЕНТНЫХ ПРАВ специальность 12.00.03. гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических наук, Павлова Елена...»

«Ярошенко Дмитрий Николаевич ПРАВО НА ТРУД В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 12.00.05 Трудовое право; право социального обеспечения Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических наук, доцент, Заслуженный юрист Российской Федерации Волкова Ольга Николаевна Научный консультант доктор юридических наук,...»

«НАЖБУДИНОВ Мухридин Амрудинович ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С ИНСТИТУТАМИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОТИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ Специальность 12.00.11 – судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность...»

«Чепрасов Константин Викторович КОНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ И ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СУЩНОСТЬ, РАЗВИТИЕ, КОНСТИТУЦИОННО-СУДЕБНОЕ ВЛИЯНИЕ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право...»

«Тырышкин Виктор Владимирович ПРЕОДОЛЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНЫХ БАРЬЕРОВ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.11 – судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная...»

«Ашуров Вели Кахриманович СЛЕДСТВЕННАЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ИХ РОЛЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВИЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА Специальность 12.00.09 – уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук,...»

«Филиппова Софья Юрьевна ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ЦИВИЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Специальность 12.00.03 гражданское право; семейное право; предпринимательское право; международное частное право; 12.00.07 корпоративное право; энергетическое право. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических...»

«ДОБРЫНИН Виктор Олегович ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СЛУЖЕБНЫХ ИЗОБРЕТЕНИЙ Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«Игнатова Анна Анатольевна УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕНАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА ПОЛОВУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЛИЦ, НЕ ДОСТИГШИХ ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА Специальность 12.00.08 – «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«НАЖБУДИНОВ Мухридин Амрудинович ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С ИНСТИТУТАМИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОТИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ Специальность 12.00.11 – судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность...»

«Семочкина Марина Алексеевна ИНВЕСТИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТОРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, доцент Спектор А.А. Москва – Содержание Введение стр. Глава 1. Теоретико-правовые аспекты правового режима иностранных инвестиций в...»

«БОГДАНОВА Татьяна Васильевна ЗАЩИТА ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 – гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Цепкова Т.М. Саратов – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«ИЛЬИНА ЕЛЕНА ПЕТРОВНА НЕЗАКОННАЯ ДОБЫЧА (ВЫЛОВ) ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ (по материалам Камчатского края) 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук научный руководитель: Заслуженный деятель...»

«КРЫМОВ Александр Александрович УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ Специальность 12.00.09 – уголовный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук Москва ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ 1.1. Теоретико-методологические основы уголовно-процессуальной...»

«Ножкина Алена Александровна СТРАХОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДОГОВОРУ 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических наук доцент Свит...»

«ГАЛИАКБЕРОВ АДЕЛЬ СИРЕНЬЕВИЧ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИЗОБРЕТЕНИЙ, ПОЛЕЗНЫХ МОДЕЛЕЙ И ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗЦОВ НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ Специальность 12.00.10 – Международное право; европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор...»

«Ковалева Наталья Витальевна ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства, история учений о праве и государстве Диссертация на соискания ученой степени доктора юридических наук Москва Введение.. Глава...»

«Зайцев Максим Сергеевич КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА УЧАСТИЕ В УПРАВЛЕНИИ ДЕЛАМИ ГОСУДАРСТВА 12.00.02конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное...»

«ДЖАНАЕВА АННА МИШЕЛЕВНА ПОНЯТИЕ РЕСТИТУЦИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ИНСТИТУТА В РОССИЙСКОЙ И АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ СИСТЕМАХ ПРАВА Специальность 12.00.03 – «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.