WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ ОРУЖИЯ И ЕГО ПРИМЕНЕНИЮ ПРИ СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Второй проблемой является ограничительное толкование оружия в уголовном праве. Предметы и устройства, относимые вышеназванным Законом к оружию, которым не может быть причинен серьезный вред, таковым фактически не признаются. К подобным предметам можно причислить, например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, электрошоковые устройства и искровые разрядники, а также пневматическое оружие. Во многом это объясняется тем, что данные виды оружия могут быть приобретены свободно и имеют ограниченные поражающие свойства.


Однако это справедливо лишь для тех предметов, которые должным образом сертифицированы и имеют строго определенные технические параметры. Если они существенно завышены, возможно нанесение вреда жизни и здоровью человека. В этом случае правовая оценка действий лиц по незаконному обороту такого Об оружии : закон Российской Федерации от 20 мая 1993 г. № 4992-1 : с изм., внесенными Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. № 2288 // Рос. газета. 1993.

15 июня ; 1994. 14 янв.

См., напр.: Плескачевский В. М. Указ. соч. С. 293–296 ; Казакова В. Указ. соч. С. 21–23 ;

Васецов А. Закон РФ «Об оружии» и квалификация преступлений, совершаемых с применением оружия // Рос. юстиция. 1995. № 2. С. 35–37.

Корецкий Д. Оружие как элемент уголовно-правовой характеристики преступления // Уголовное право. 2003. № 3. С. 34.

Корма В. Д. К вопросу о понятии оружия в криминалистике // Рос. следователь. 2012.

№ 10. С. 2.

Алексеев С. А. О терминологии Закона РФ «Об оружии» // Актуальные проблемы борьбы с незаконным оборотом оружия в условиях переходного периода : межведом. науч.-практ. конф.

(25–27 мая 1998 г.). Москва–Ижевск, 1998. С. 22.

оружия лежит вне компетенции уголовного права. Статья 6 Закона «Об оружии»

формально декларирует запрет на оборот гражданского и служебного оружия с определенными свойствами и характеристиками, однако ответственность за подобные действия пока не существует.

В-третьих, Закон «Об оружии» дает перечень видов оружия, не соответствующий тому, которым оперирует уголовный закон. В частности, в Законе оружие подразделяется на гражданское, служебное и боевое ручное стрелковое и холодное.

В УК РФ упоминается холодное, метательное, газовое, огнестрельное оружие, гражданское гладкоствольное длинноствольное, огнестрельное оружие ограниченного поражения, а также ядерное, химическое, биологическое, токсинное и иное оружие массового поражения (прил. 3). Кроме того, уголовно наказуемы деяния, связанные с незаконным оборотом боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. В юридической литературе выделяют также оружие минное, являющееся фактически взрывными устройствами, и зажигательное1, к которому относят огнеметы и самодельные зажигательные гранаты из горючих смесей и т. д.

Закрепление Законом «Об оружии» 1996 г. в качестве одного из видов боевого ручного стрелкового оружия создало проблемы в правоприменительной практике.

Ученые неоднократно отмечали, что данная формулировка вывела из сферы уголовной ответственности действия в отношении существенной части предметов вооружения2. Это разночтение было устранено постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»3, в котором поясняется, что уголовный закон предусматривает ответственность за противоправные действия как с видами оружия, указанными в Законе «Об оружии», так и с иными видами боевого огнестрельного оружия, состоящего на вооружении в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и федеральных органах ис

–  –  –

См., напр.: Аксенов О. Как квалифицировать кражу миномета? // Рос. юстиция. 1999. № 6.

С. 48 ; Невский С. Законодатель забыл, что минометы и орудия тоже стреляют // Там же. 2000.

№ 2. С. 37.

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. № 5.

полнительной власти. В теории военно-уголовного законодательства существует широкое понимание оружия как собирательного понятия, охватывающего обычное оружие и оружие массового поражения1. К обычному оружию относят огнестрельное, холодное, метательное, пневматическое, минновзрывное и т. п.; к оружию массового поражения — химическое, биологическое, токсинное и др.





В отличие от действующего, Закон «Об оружии» 1993 г. подразделял оружие на гражданское, служебное и боевое, что более соответствует реальному положению вещей. Данная классификация справедлива применительно к сфере административного регулирования. В ее основу положен правовой режим оборота оружия.

В УК РФ отражен технический критерий разделения оружия на виды. Использование в уголовном законе правового критерия, на наш взгляд, позволило бы сблизить уголовное и административное законодательство, а также привнести единообразие в нормативные правовые акты.

Как отмечает Д. А. Корецкий, разделение оружия на гражданское, служебное и боевое нужно для установления правового режима его оборота2, в который в том числе входит определение сферы его применения. Однако с точки зрения уголовного права данное разделение в настоящее время не имеет особого значения. По мнению ученого, необходимо использовать криминологическую классификацию, в основе которой должны лежать поражающие свойства оружия, определяющие его опасность при противоправном использовании. Так, предлагается классифицировать оружие на смертоносное (огнестрельное, холодное, метательное) и несмертельное, которое, в свою очередь, может быть ошеломляющим (газовое, электрошоковое) и убойно-травмирующим (бесствольное, пневматическое, сигнальное).

Как справедливо отмечает автор, общественная опасность оружия, обусловленная его поражающими свойствами, нивелируется в нормах УК РФ. Он обращает внимание, что ч. 1 ст. 222 УК РФ устанавливает одинаковую ответственность за незаконные деяния как со смертоносным огнестрельным, так и с нелетальным огнеСм., напр.: Шарапов С. Н. Понятие оружия в военно-уголовном законодательстве [Электронный ресурс] // Российский военно-правовой сборник. 2004. № 1. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Корецкий Д. А. Криминальная армалогия. С. 62–63.

стрельным оружием1. Представленная классификация, несомненно, заслуживает внимания, однако, на наш взгляд, она не может быть использована в уголовном законе. В первую очередь потому, что выделяемая категория несмертельного оружия основана на четко установленных параметрах для входящих в нее предметов. Если же эти параметры завышены, такие предметы надо относить к категории смертоносного оружия. Следовательно, данная классификация не обладает необходимой универсальностью.

Рассмотренные выше классификации оружия применительно к уголовному закону не могут быть применены в силу их сложности, а также в связи с тем, что некоторые из видов оружия могут одновременно относиться к нескольким категориям. Считаем, что с учетом современных реалий необходимо разграничить противоправные деяния с оружием по степени общественной опасности не только в зависимости от степени убойной силы оружия, но и от правовых режимов его оборота.

Использование в уголовном законе деления оружия в зависимости от его правового статуса позволило бы сблизить нормы Уголовного кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), привести к единообразию применение норм об ответственности за незаконные деяния с оружием. Более общим и универсальным, по нашему мнению, является употребление таких терминов, как «оружие, разрешенное к обороту в качестве гражданского» и «оружие, запрещенное к обороту в качестве гражданского»

(прил. 4). К оружию, разрешенному к обороту в качестве гражданского, следует относить все виды гражданского оружия (как летальное, так и нелетальное); к запрещенному — служебное (не являющееся гражданским), боевое, атипичное (самодельное, переделанное, замаскированное под иные предметы) оружие. Использование данной классификации позволит дифференцировать ответственность в зависимости от степени оборотоспособности оружия. В настоящее время такой попыткой законодателя можно считать введение в нормы УК РФ терминов «гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие» и «огнестрельное оружие ограниченного поражения». Несмотря на это, незаконные действия с боевым оружием находятся на одной ступени, что и с гражданским. Наказание за незаконные

Там же.

деяния с оружием, запрещенным к обороту в качестве гражданского, должно быть суровее, нежели с разрешенным.

Кроме того, использование предлагаемых формулировок может избавить законодателя от внесения изменений в нормы УК РФ при появлении новых видов оружия. Данные термины обладают значительным «запасом на будущее». Внесения изменений потребует лишь появление технически нового вида оружия — лазерного, электромагнитного и пр. При этом логическая структура норм и принцип дифференциации наказания будут сохраняться.

Еще одной проблемой является различная интерпретация термина «оружие»

при формулировании составов преступлений, совершаемых с применением оружия. Так, в квалифицирующем отягчающем обстоятельстве «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» под оружием понимаются не все виды оружия, предусмотренного Законом «Об оружии» и перечисленного в ст. ст. 222–2261 УК РФ. Так, постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже, разбое»1 относит предметы, предназначенные для временного поражения цели, к предметам, используемым в качестве оружия. Таким образом, в уголовном праве формируется понимание оружия как предмета, предназначенного для уничтожения цели. Иные предметы, специально для этого не предназначенные, могут быть лишь использованы в качестве оружия.

На основе анализа имеющихся в юридической литературе и нормативных правовых актах определений понятия «оружие», а также видов оружия следует заключить, что единой позиции нет. Существующее многообразие точек зрения по исследуемому вопросу можно разделить на несколько основных направлений.

Во-первых, это обыденное понимание оружия как всего, что может быть использовано для причинения вреда. Во-вторых, понимание оружия в военном смысле, т. е. как предметов и устройств, специально предназначенных для повреждения и (или) уничтожения живой силы противника, объектов жизнеобеспечения и стратегически важных объектов. В-третьих, закрепленное в Законе «Об оружии» определение оружия как устройств и предметов, конструктивно предназначенных для

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 2.

поражения живой или иной цели, подачи сигналов. Таким образом, можно выделить характерные для оружия черты: предназначенность для поражения цели, в частности причинения вреда, применение при нападении и защите, использование в военных целях, исключение его из числа хозяйственно-бытовых предметов. Данные признаки являются ключевыми в вопросе о необходимости ограничения свободного оборота оружия в обществе.

Следует отметить, что нормативное определение в различных отраслях права также трактуется неодинаково. Особенно наглядно это прослеживается при рассмотрении вопросов уголовной ответственности за незаконные деяния с различными видами оружия. Закон «Об оружии» является основополагающим документом, который определяет основные понятия и порядок оборота оружия на территории Российской Федерации. Однако, определяя административно-правовой режим оборота оружия, данный Закон не в полной мере удовлетворяет потребности уголовного права.

Уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за незаконные деяния с оружием, неразрывно связаны с нормами Закона «Об оружии», что предполагает единство предмета регулирования и содержательное сходство понятий и терминов, используемых законодателем1. Поскольку разрозненность и несогласованность в определениях снижают эффективность правового регулирования, необходима унификация законодательства в этой области, что позволит правильно и обоснованно применять закон.

Между оружием и предметами производственного и хозяйственно-бытового назначения существует промежуточный класс предметов — специальные средства временного воздействия (нелетального действия).

Разграничение оружия и специальных средств основано на признаках временного и обратимого воздействия, т. е. применение специальных средств не подразумевает уничтожения цели. Только в случае превышения установленных допустимых параметров, влекущих существенные повреждения живой или иной цели, специальные средства могут быть Дикаев С. У. Устранение коллизий в законодательстве как фактор успешной борьбы с криминальным оборотом оружия // Актуальные проблемы борьбы с незаконным оборотом оружия в условиях переходного периода : межведом. науч.-практ. конф. (25–27 мая 1998 г.).

Москва–Ижевск, 1998. С. 19.

переведены в разряд оружия. Таким образом, считаем, что под оружием следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой и иной цели и не имеющие иного основного предназначения. Поражение, в свою очередь, означает уничтожение или серьезное, не поддающееся восстановлению повреждение объекта, в отличие от воздействия, которое является временным и обратимым. Под иным основным предназначением следует понимать функциональное предназначение предмета, т. е. хозяйственно-бытовое, строительное, медицинское, сигнальное и т. п.

Анализируя разъяснения вышеназванного Пленума Верховного Суда Российской Федерации, мы пришли к выводу, что понятие «оружие» в уголовном праве понимается в основном в трех значениях. Во-первых, под оружием в широком смысле понимаются предметы, ограниченные или запрещенные в обороте, за незаконные деяния с которыми предусмотрена ответственность по ст. ст. 222–2261 УК РФ; во-вторых, в узком смысле (в соответствии с квалифицирующим признаком «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия») — только те виды оружия, с помощью которых может быть причинен вред жизни и здоровью человека; в-третьих, — военное имущество. Специальные средства временного воздействия (нелетального действия) к оружию в узком смысле в уголовном праве не относятся, а являются предметами, используемыми в качестве оружия. Сложившийся смысловой дуализм термина «оружие» в уголовном праве обусловлен несовершенством Закона «Об оружии», в котором специальные средства временного воздействия (нелетального действия) включаются в общее понятие оружия.

В нормах, посвященных уголовной ответственности за незаконный оборот оружия, отсутствует единый критерий дифференциации наказания в зависимости от вида оружия. Смешение технического и правового основания, наблюдаемое в данных нормах, затрудняет правоприменительную деятельность. Считаем целесообразным использовать в уголовном законе классификацию оружия, основанную на правовом режиме его оборота. Это позволит дифференцировать наказание за совершение незаконных деяний по обороту оружия, а также избавит от необходимости корректировки норм уголовного закона при появлении новых видов оружия, относя их к уже имеющимся категориям.

§ 2. Развитие норм отечественного законодательства об уголовной ответственности за незаконный оборот и применение оружия при совершении преступлений Установление уголовной ответственности за деяния с оружием напрямую связано с тем, насколько опасными для государства и общества считает их законодатель. Историко-правовой анализ нормативных правовых актов позволяет проследить, как оценивалась общественная опасность деяний с оружием в разные периоды существования Российского государства, а также определить основные направления формирования отечественного уголовного законодательства в отношении оружия.

Первые упоминания об оружии можно встретить в договорах Руси с Византией 907 — 971 г.г., наиболее ранних нормативных правовых актах Киевского государства, где слово «оружие» употреблялось в нескольких значениях.

Во-первых, оно выступало как элемент клятвы при заключении договоров между князьями, в случае нарушения которой следовало наказание — смерть от своего собственного оружия 1; во-вторых, как средство причинения вреда здоровью2; в-третьих, как снаряжение воина, на которое вводилось ограничение в ношении его русскими людьми на территории иностранного государства3.

В Русской Правде, одном из первых источников отечественного уголовного права, присутствует несколько видов деяний, связанных с оружием: оскорбление, побои или нанесение увечий и пропажа имущества4. Выделение данных норм в большей степени было обусловлено тем, что оружие, в частности меч, являлось обычным вооружением дружинника, дорогостоящим имуществом и элементом статуса представителя власти.

Договор Руси с Византией 944 г. // Памятники русского права : в 8 вып. М., 1952. Вып. 1 :

Памятники права Киевского государства X–XII вв. С. 31 ; Договор Руси с Византией 971 г. // Там же, с. 59.

Сходные по формулировке положения содержатся в договорах Руси и Византии 911 и 944 гг., которые рассматривают удар мечом, копьем или иным оружием как побои или причинение вреда здоровью, т. е. нанесение ран (Договор Руси с Византией 911 г. // Там же, с. 3–57).

–  –  –

Русская Правда краткой редакции // Там же, с. 77–78 ; Русская Правда пространной редакции // Там же, с. 110–111.

Поскольку в рассматриваемый исторический период к оружию относились как к обычному предмету быта, то и специальных норм направленных на какоелибо ограничение его оборота не существовало. Несколько иная позиция прослеживается из норм Соборного уложения 1649 г.1 Статьями 3–7 главы 3 «О государевом дворе, чтоб на государевом дворе ни от кого никакова бесчинства и брани не было» запрещались ношение оружия, его обнажение и (или) использование на государевом дворе или в присутствии государя, а также стрельба из пищалей и луков или другого оружия на государевом дворе или в месте пребывания государя без его приказа2. Так, за ношение оружия наказывали битьем батогами и недельным пребыванием в тюрьме; за обнажение оружия — трехмесячным тюремным заточением. Если же оружие использовали, то в зависимости от последствий виновного карали отсечением руки и даже смертной казнью.

Представляется, что назначением данных норм являлась защита чести и безопасности царской семьи.

Кроме того, в Соборном уложении присутствовали такие составы преступлений, как покушение на убийство или убийство с использованием оружия лица, которому совершивший преступление служит (ст. 8 главы 22 «Указ за какие вины кому чинити смертная казнь, и за какие вины смертию не казнити, а чинити наказание»), хищение военнослужащим ружья у другого военнослужащего (ст. 28 главы 7 «О службе всяких ратных людей Московского государства»). Вопрос о совершении хищения оружия гражданскими лицами не рассматривался, что может свидетельствовать о низкой оценке общественной опасности данного деяния, которое воспринималось как обычное хищение имущества.

Из текста норм прослеживается, что оружие уже отделялось от предметов хозяйственно-бытового назначения. Так, в ст. 105 Соборного уложения 1649 г., определяющей нарушения правил поведения в суде, устанавливалось наказание за угрозу кому-либо во время суда «каким ни буди оружием или ножем» 3 в виде Соборное уложение 1649 года. С. 76–443.

Там же, с. 89–90. Здесь и далее при цитировании исторических документов сохранены их стиль и орфография.

–  –  –

битья батогами, а при нанесении ранений — битья кнутом. Если же раненый умирал, то виновный подлежал смертной казни. Таким образом, наблюдается постепенное изменение в отношении к оружию. Оно начинает рассматриваться как предмет, который может быть специально использован для причинения вреда жизни и здоровью государя и иных лиц.

Во второй половине XVII в. были введены ограничения в отношении свободного оборота оружия среди населения. Так, царский Указ от 25 октября 1682 г. «для прекращения в столице своевольств и поединков» 1 запретил в Москве хождение с оружием всем лицам, которые в данный момент не исполняли обязанностей по охране правопорядка. В нем также имелся перечень оружия, предназначенного для этих целей. Указ от 20 октября 1684 г. устанавливал, что «в домах своих сами ни из какова ружья не стреляли и людям своим стрелять не велели, а буде кто учнет на дворах своих из какова ружья стрелять и за то знатным людям быть в опале, а людям их в наказании» 2. Таким образом, криминализировалось нарушение общественного порядка посредством использования оружия, угрожающее личной безопасности граждан. Анализ приведенных выше указов позволяет утверждать, что законодателя все больше интересует защита общества от несанкционированного применения оружия и причинения вреда посредством таких действий.

К концу XVII в. с появлением новых видов оружия (ружье, пищаль) изменилось и отношение законодателя к ряду действий с ним. Постепенно на основе прецедентов причинения вреда при неосторожном или умышленном применении оружия вводились ограничения на свободное ношение оружия в городе, а также на его своевольное применение. Таким образом, появились запреты на действия с оружием, которые могут создавать условия причинения вреда другим лицам.

О придании им поместных и денежных окладов, за непоколебимую приверженность к Особе Государей, при охранении Их во время похода из Москвы; с повелением принять строжайшие меры в столице для прекращения своевольств и поединков : указ Именный, объявленный в Троицком Сергиевском монастыре 25 октября 1682 г. разным чинам (акт № 961) // Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. СПб., 1830. Т. II : 1646–1688 гг. С. 474.

О запрещении стрелять в домах из ружья, заводить кулачные бои и ездить извозчиком на вожжах : указ Именный с Боярским приговором (акт № 1093) // Там же, с. 640.

В период правления Петра I отношение законодателя к оружию претерпело значительные изменения. Поскольку задача формирования профессиональной армии была в этот период приоритетной для государства, появились нормы, направленные на защиту оружия как государственного имущества, а также военной амуниции. Наиболее показателен в этом отношении Артикул воинский 1715 г.1, который содержит в себе дисциплинарные, административные и уголовные нормы.

В главе шестой «О воинских припасах, ружье, мундире, о потрате и небрежении оного» упоминалось оружие как главная принадлежность солдата, и, соответственно, выделялись такие проступки 2, как порча оружия (арт. 58), его проигрыш, продажа или залог (арт. 59), а также оставление оружия без присмотра (арт. 57). Следует отметить арт. 191 «Ежели кто украдет... из артиллерии, магазейна, амуниции или цейхгауза Его Величества... имеет быть повешен» 3, т. е. кража военного имущества, в том числе и оружия, наказывалась смертной казнью.

Данная норма, как и иные, была направлена на защиту государственного имущества, боеспособности армии и ее престижа. Опасность для общества самого оружия или каких-либо действий с ним не рассматривалась. Ограничение ношения заряженного оружия4, согласно которому это позволялось лишь знатным офицерам, также в большей степени имело своей целью сословное и статусное разграничение, нежели защиту общества от его неправомерного применения.

Артикул воинский содержал также общеуголовные составы — разбой или вооруженное нападение (арт. 143), угрозу или покушение на убийство с использованием пистолета (арт. 144), за что наказывали отсечением руки. Особое внимание уделялось преступлениям против государя и старших офицеров с использованием оружия. В частности, арт. 19 предусматривал ответственность за создание вооруженного войска или применение оружия против государя, арт. 24 — за 1715 г., апреля 26. Артикул воинский // Российское законодательство Х–ХХ веков : в 9 т.

М., 1986. Т. 4 : Законодательство периода становления абсолютизма. С. 338–343.

Преступлением считалось лишь деяние, направленное против интересов государства и государя.

1715 г., апреля 26. Артикул воинский. С. 362.

Краткое изображение процессов или судебных тяжеб 1715 г. // Российское законодательство Х–ХХ веков : в 9 т. Т. 4 : Законодательство периода становления абсолютизма. С. 404–451.

сопротивление, в том числе и вооруженное, фельдмаршалу, генералу или своему непосредственному начальнику.

В 1743 г. по представлению Президента Военной Коллегии князя В. В. Долгорукова в ответ на конкретный случай ранения человека был издан сенатский акт, который запрещал ношение оружия «особливо близь жилья на дворах, кроме одних воинских чинов и то при учрежденных парадных местах своевольством своим никто стрельбы отнюдь чинить не дерзали под опасением жестокого штрафа и истязания» и указывал полиции обращать особое внимание на стрельбу в населенном пункте, чтобы «впредь не могло нечаянно последовать людям смертного убийства, а в жилье и вящие от того огненного запаления не учинилось»1. Начиная с этого момента стала происходить переоценка действующего законодательства в отношении оружия и незаконных деяний с ним. Значительное внимание уделялось опасности несанкционированного применения оружия и причинению им вреда другим лицам.

С принятием в 1782 г. Устава благочиния, или Полицейского, появились новые нормы, вводившие ограничения на ношение оружия. Так, данный акт в ст. ст. 212 и 255 устанавливал запрет на ношение оружия в отношении всех лиц, кроме тех, кому это было дозволено или предписано законом2. Ограничение действовало на обнажение и использование оружия во время массовых праздников (ст. 219), а также на присутствие вооруженных людей на сходе ремесленных3 во избежание возможного причинения вреда. Государство стало целенаправленно ограничивать ношение оружия с целью уменьшить риск причинения посредством него тяжких последствий, в том числе при его случайном применении.

Начиная с Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.4, незаконные деяния с оружием непосредственно стали связываться с понятием безопасАкт № 8760 // Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. СПб., 1830.

Т. XI : 1740–1743 гг. С. 848.

Устав благочиния, или Полицейский 1782 г. // Российское законодательство Х– ХХ веков : в 9 т. М., 1987. Т. 5 : Законодательство периода расцвета абсолютизма. С. 368, 377.

Грамота на права и выгоды и городам Российской империи 1785 г. // Там же, с. 112.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. // Там же. М., 1988. Т. 6 :

Законодательство первой половины XIX века. С. 235 ; Таганцев Н. C. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. СПб., 1901. С. 255 ; Его же. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. СПб., 1913. С. 331.

ности. Впервые законодатель достаточно четко определил объекты посягательств.

Так, раздел восьмой «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния» в главе третьей «О нарушении общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановления» содержал отделение седьмое «О противозаконном выделывании и хранении оружия или пороха и нарушении других, для ограждения личной безопасности постановленных, правил осторожности»1.

Согласно ст. 986 предусматривалось наказание за изготовление оружия, «которое делать вовсе запрещено законом и предоставлено одной казне», а также приготовление пороха, бомб, гранат или иных «какого-либо рода к артиллерийским орудиям принадлежащих снарядов» в виде заключения в тюрьме на время от двух до четырех месяцев либо заключения в крепости на время от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев. Тому же наказанию подвергались, согласно ч. 2 ст. 986, «лица, изобличенные в тайном, без разрешения правительства, приготовлении огнестрельных веществ, как из хлопчатой бумаги, так и из всяких других припасов, а также изобличенные в хранении сих веществ, кроме пороха без особого дозволения»2. Кроме того, имелись нормы, предусматривавшие уголовную ответственность за нарушения правил торговли порохом и его хранения (ст. ст. 986.2– 986.3). Изготовление и хранение запрещенного законом или в большом количестве оружия, пороха, бомб, гранат и иных артиллерийских снарядов, если эти действия «имели притом в виду какую-либо противную государственной безопасности или спокойствию цель», приравнивались к приготовлению к бунту либо к содействию внешнему неприятелю в зависимости от установленных обстоятельств (ст. 987).

В статье 987.1 содержался запрет за изготовление, хранение, ношение и сбыт взрывчатых веществ или снарядов без надлежащего разрешения. Если лицо не могло доказать отсутствие преступной цели, данные действия наказывались лишением всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и отдачей в исправительные отделения на период от трех до пяти лет; если же в данных действиях усматривалась «противная государственной безопасности Таганцев Н. C. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. СПб.,

1913. С. 640.

–  –  –

или общественному спокойствию» цель — лишением всех прав и ссылкой на каторжные работы от четырех до пятнадцати лет. Таким образом, исходя из смысла статей, а также указанных санкций, можно утверждать, что в рассматриваемый исторический период общественная безопасность приравнивалась к государственной. Например, сбор, хранение или раздача оружия рассматривались как приготовление к бунту против верховной власти и наказывались лишением всех прав состояния и смертной казнью (ст. 249); восстание против властей вооруженными чем-либо людьми (ст. 263) — лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы на срок от пятнадцати до двадцати лет; сопротивление исполнению судебных определений или распоряжений властей с оружием или употреблением насилия (ст. 270) — лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы от четырех до шести лет.

Наличие при себе оружия при определенных обстоятельствах могло рассматриваться как самостоятельный состав преступления или как приготовление к совершению преступления: ст. 984 (наличие оружия, поддельных ключей или отмычек у просителя милостыни), ст. 1457 (приготовление к совершению убийства).

Если же у лица имелось при себе оружие при совершении преступления, это являлось обстоятельством, отягчающим наказание. Причем причинение вреда этим оружием не требовалось. Так, согласно ст. 1653 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, наличие у лица при совершении кражи или покушении на кражу оружия либо иных орудий, которыми можно причинить смерть или увечье, наказывалось при совершении преступления впервые лишением всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и отдачей в исправительные арестантские отделения на время от полутора до двух с половиной лет.

Срок наказания увеличивался в зависимости от количества совершенных деяний, и при совершении преступления в пятый раз лицо подлежало лишению всех прав состояния и ссылке на каторжные работы сроком от четырех до шести лет.

Считаем необходимым подробно остановиться на ст. 1627 (совершение разбоя с оружием). Как отмечал Н. C. Таганцев, для признания разбоя вооруженным не имело значения, могло ли оружие причинить смерть или нет, достаточно, что лицо, подвергшееся нападению, имело основание полагать, что при сопротивлении преступнику ему может быть причинена смерть или увечье. Кроме того, было не важно, применялось оно для осуществления насилия, для подтверждения угроз или просто имелось при себе у нападавшего. Угроза незаряженным огнестрельным оружием также рассматривалась как оконченный разбой1. В современном законодательстве данные положения претерпели кардинальные изменения.

При всем многообразии составов преступлений, связанных с оружием, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных не содержало специальных норм о его хищении, что может указывать на приравнивание законодателем оружия к предметам собственности, ответственность за хищение которых наступала в порядке, предусмотренном разделом XII «О преступлениях и проступках против собственности частных лиц».

Как прослеживается из анализа норм Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (в ред. 1885 г.), уголовно наказуемы были любые деяния с оружием, в результате которых мог быть причинен вред государству, обществу или человеку. Изготовление, хранение и ношение оружия были возможны только при наличии разрешения властей. При квалификации преступлений с использованием оружия не делалось различий между фактически причиненным вредом и вредом, который только мог быть причинен, что наиболее ярко прослеживается при анализе вооруженного разбоя и прошения милостыни. Это обусловлено, на наш взгляд, следующими причинами. Появление новых видов оружия, обладающих большой разрушительной силой заставляет задуматься над тем, как это оружие может быть использовано. Из предмета быта оно трансформируется в источник опасности.

Опасность реализуется в действиях лиц против государства и общества. При этом причинение вреда, как и устрашение посредством оружия, одинаково негативно отражается на авторитете власти.

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г. действовал наряду с Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и закреплял ответственность за деяния небольшой тяжести (проступки), которые могли

Таганцев Н. C. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. СПб.,1901. С. 784.

рассматриваться мировыми судьями единолично. Глава десятая «О проступках против личной безопасности» содержала две статьи, в которых устанавливалась ответственность за неправомерное обращение с оружием. Статья 117 предусматривала наказание за хранение, ношение запрещенного оружия, стрельбу из огнестрельного или иного опасного оружия в местах, где это запрещено, а также за хранение пороха больше дозволенного количества в виде денежного взыскания до 25 рублей и конфискации оружия. Хранение заряженного или иного опасного оружия, ношение оружия в запрещенных местах (ст. 118) наказывалось денежным взысканием до 10 рублей, а аналогичные действия в отношении пороха, в том числе и неосторожные действия, могущие создавать опасность взрыва, — арестом до трех месяцев или денежным взысканием до 300 рублей1.

Данные нормы получили свое дальнейшее развитие в Уставе о предупреждении преступлений (изд. 1890 г.): «...если кто-либо, кроме тех, коим то дозволено законом будет в таком месте, где сие правительством запрещено, без особой надобности, каковы, например, отправление на охоту или в дорогу и т. п., ходить с каким-либо оружием, а тем более с заряженным огнестрельным, тот подвергается ответственности на основании ст. 118 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями»2. Таким образом, наряду с общим запретом выделялись случаи, при которых ношение оружия не считалось противозаконным, в частности охотничий промысел. Данное положение в современном уголовном законодательстве не потеряло своей актуальности. Его можно считать прототипом положения об исключении из предмета уголовно наказуемого оборота оружия огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия.

В Уголовном уложении 1903 г.3 основная часть норм, предусматривающих ответственность за незаконный оборот оружия и боеприпасов, была размещена в главе десятой «О нарушении постановлений, ограждающих общественную и личную безопасность». Так, изготовление, приобретение, хранение или сбыт «взрывчатого вещества или снаряда при обстоятельствах, доказывающих, что такое веТаганцев Н. C. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Издание 1885 г.

С. 296–297.

Устав о предупреждении и пресечении преступлений. Издание 1890 г. C. 115.

Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 года.

щество или снаряд заведомо предназначены для учинения тяжкого преступления»

(ст. 222), наказывались заключением в исправительном доме; изготовление без соответствующего разрешения огнестрельного или взрывчатого вещества или снаряда, изготовление запрещенного к изготовлению частными лицами оружия, а также устройство завода или иного заведения для изготовления такого оружия (ст. 223) — заключением в тюрьму на срок не ниже шести месяцев с изъятием всех указанных предметов и веществ.

Так же как и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных, в Уголовном уложении 1903 г. содержались нормы, устанавливавшие уголовную ответственность за нарушение правил хранения и торговли порохом и иными взрывчатыми веществами (ст. ст. 225–227), за хранение или ношение запрещенного оружия, хранение или ношение оружия в местах, где это было запрещено законом, стрельбу из огнестрельного или иного опасного оружия в запрещенных местах, а также за несоблюдение правил осторожности при обращении с заряженным огнестрельным или иным опасным оружием (ст. 230). Кроме того, согласно ст. 224, производство работ на заводе от изготовления огнестрельных или взрывчатых веществ до производства освидетельствования завода или заведения, а также нарушение правил производства работ или устройства заведения каралось арестом или денежной пенею;

если же неисполнение предписаний угрожало опасностью взрыва — заключением в тюрьме на срок не свыше шести месяцев. Появление данных норм свидетельствует об осознании законодателем опасности бесконтрольного обращения оружия в обществе, которое может повлечь причинение вреда многим лицам.

В ряде норм наличие оружия при совершении преступного деяния являлось отягчающим обстоятельством. Так, ст. ст. 102, 126 Уголовного уложения 1903 г.

предусматривали ответственность в виде каторги на срок до восьми лет за участие в сообществе, собравшемся для совершения насильственного посягательства на изменение государственного строя или порядка престолонаследия. В статье 126 имелось специальное указание на попытку посягательства на общественный или государственный строй или совершение иных тяжких преступлений «посредством взрывчатых веществ или снарядов». Участие в таком сообществе, если оно имело «в своем распоряжении средства для взрыва или склад оружия», наказывалось «срочной каторгой». Аналогичное наказание следовало для участника «скопища», который применил во время выступления взрывчатые вещества, снаряд или оружие. Как отягчающее обстоятельство рассматривались случаи, если при воровстве из помещений (ст. 583), с проникновением в помещение (ст. 584) или при разбое (ст. 589) виновный запасся оружием или орудием для нападения или защиты.

При анализе отечественного законодательства до 1917 г. наблюдается последовательное ограничение свободного обращения оружия. Наибольшее внимание законодатель уделял тем деяниям, которые создавали опасность для существующего государственного строя и авторитета власти. Ограничения, устанавливаемые в отношении оружия, подтверждают осознание законодателем риска его возможного применения, особенно в людных местах1. Правом на ношение оружия обладали лишь лица, строго определенные законодательством: «...у которых оружие входило в состав обмундирования; которым оно было необходимо в целях самообороны, когда их жизни и здоровью грозит непосредственная опасность; которым ношение оружия обязательно в силу обычая, законом не запрещенного; в целях охоты либо для занятия спортом»2. Кроме того, появляются нормы, цель которых состояла в охранении общества от неправильных действий с оружием, что наиболее ярко проявлялось в отношении взрывного оружия. С появлением более разрушительных видов оружия, а также в связи с участившимися случаями причинения вреда с его использованием на первый план, наряду с государственной безопасностью, выходят общественная и личная безопасность граждан. Наиболее значимым достижением законодательной деятельности конца XIX — начала ХХ вв. в части регламентации незаконных деяний с оружием можно считать появление норм, содержащих указание на наличие оружия как на условие, способствующее совершению иных преступлений или приготовлению к ним.

Манифест об усовершенствовании государственного порядка 17 октября 1905 г. // Российское законодательство Х–ХХ веков : в 9 т. М., 1994. Т. 9 : Законодательство эпохи буржуазнодемократических революций. С. 48 ; Именной Высочайший указ Правительствующему Сенату о временных правилах о собраниях 4 марта 1906 г. // Там же, с. 225.

Шелковникова Е. Д. Теоретические и правовые основы деятельности органов внутренних дел по контролю за оборотом оружия. М., 1998. С. 58.

После революции 1917 г. действовавшие нормативные правовые акты утратили свою силу. Новое правительство ставило перед собой цели, для которых принималась соответствующая законодательная база. Если в дореволюционный период была сформирована система регулирования оборота оружия и правового реагирования на незаконные деяния с ним, то советская власть начала создавать эту систему заново.

В целях изъятия скопившихся у населения оружия и боеприпасов Декрет Совнаркома РСФСР от 10 декабря 1918 г. «О сдаче оружия» обязал граждан и учреждения сдавать находившиеся у них исправные и неисправные винтовки, пулеметы, револьверы всех систем и патроны к ним. Ранее выданные разрешения на хранение оружия были объявлены недействительными1. Положением от 20 ноября 1919 г. «О революционных военных трибуналах» неограниченные права были предоставлены революционным военным трибуналам при определении меры наказания в отношении военнослужащих, совершивших «похищение, умышленное повреждение и уничтожение предметов вооружения... а равно промотание»2.

При этом законодатель «стремился одновременно вести борьбу с любыми нарушениями безопасности по обращению с оружием»3. Так, согласно Декрету СНК РСФСР от 12 июля 1920 г. «О выдаче и хранении огнестрельного оружия и обращении с ним»4, хранить и пользоваться огнестрельным оружием могли только лица, имеющие на это законные права (которым по роду службы присвоено оружие).

В параграфе 4 данного Декрета предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не менее 6 месяцев за следующие деяния: а) хранение огнестрельного оружия без законного на него права, даже если хранение не имело преступных целей; б) стрельбу в воздух без особой необходимости в местах скопления народа; в) беспричинную стрельбу часовыми, постовыми милиционерами и т. п.; г) незаконную выдачу оружия лицам, не имеющим на то право, или лиДекреты советской власти : в 5 т. М., 1968. Т. 4. С. 196–199.

Сборник документов истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917– 1952 гг. / под ред. И. Т. Голикова. М., 1953. С. 54–55.

Тихий В. П. Уголовная ответственность за незаконное владение оружием. Харьков, 1978.

С. 6.

Сборник документов истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917– 1952 гг. / под ред. И. Т. Голикова. С. 77–78.

цу, которому оружие не присвоено; д) небрежное обращение с огнестрельным оружием, следствием чего явился несчастный случай. Параграф 6 содержал положение о привлечении к суду лиц, выдавших оружие лицам, не умеющим владеть им, и не принявших мер к ознакомлению с правилами обращения с оружием, если следствием этого упущения стал несчастный случай. Таким образом, кроме незаконных хранения оружия и стрельбы из него появились два новых состава преступления: незаконная выдача оружия и небрежное обращение с огнестрельным оружием. Предусматривалась даже ответственность «за прицеливание» в местах, где могла быть создана опасность для других лиц.

Декрет СНК РСФСР от 17 октября 1921 г. «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ»1 устанавливал, что оружие и взрывчатые вещества при отсутствии надлежащего разрешения на их хранение подлежат безвозмездной сдаче государству. Данное положение можно считать прообразом ныне действующего правила, согласно которому лица, добровольно сдавшие предметы, указанные в ст. ст. 222–223 УК РФ, освобождаются от уголовной ответственности.

В первые годы советской власти происходит активное изъятие оружия, в частности огнестрельного, из гражданского оборота. Этот процесс был обусловлен осознанием опасности для населения бесконтрольного владения оружием, в том числе лицами, не умеющими с ним обращаться, а также увеличением числа преступлений, совершенных с использованием оружия.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. стал первой попыткой унификации уголовного законодательства в Советской России. Глава 8 «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок» содержала всего один состав преступления, связанный с оружием. К преступлениям против общественной безопасности было отнесено хранение огнестрельного оружия без надлежащего разрешения (ст. 220)2, наказываемое принудительными работами. Изготовление, приобретение, хранение или сбыт взрывчатых веществ и снарядов без соответствующего разрешения, если не доказана преступная цель учинения этих деяний (ст. 93), в свою очередь, были причислены к государственным преступлениям,

–  –  –

О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР : постановление ВЦИК от 1 июня 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 15, ст. 153.

посягающим на порядок управления. Выделялись такие деяния, как организация вооруженных восстаний (ст. 58) и участие в оных (ст. 62). Если лицо, участвовавшее в массовых беспорядках (ст. 75), было вооружено, оно наказывалось лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет с конфискацией или без конфискации всего или части имущества, в то время как невооруженные участники беспорядков — лишением свободы на срок не ниже одного года. Согласно ст. 76 УК РСФСР 1922 г., организация и участие в бандах (вооруженных шайках) карались высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества с допущением по смягчающим обстоятельствам снижения наказания до лишения свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества. Незаконное применение оружия выделялось как отягчающее обстоятельство в составе превышения власти должностным лицом.

Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 г. расширил круг незаконных деяний с оружием, относимых к нарушению правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок. Согласно ст. 182, изготовление, хранение, покупка и сбыт взрывчатых веществ или снарядов, а равно хранение огнестрельного (не охотничьего) оружия без надлежащего разрешения наказывались принудительными работами на срок до шести месяцев или штрафом до 1 тыс. рублей с конфискацией названных веществ, снарядов и оружия. Здесь впервые было закреплено положение о том, что огнестрельное охотничье оружие не является предметом указанных преступлений1.

Постановление ЦИК и СНК СССР от 6 февраля 1929 г. «Об усилении уголовной ответственности за хищение оружия и огнестрельных припасов» дополнило Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) от 25 февраля 1927 г.2 статьей 17-1 «Тайное или открытое похищение огнестрельного оружия, частей к нему и огневых припасов»3. Кроме того, предлагалось правительствам союзных ресУголовный кодекс РСФСР (с изм. на 1 июня 1937 г.) : официальный текст с приложением постатейно-систематизированных материалов. М., 1937. С. 84.

Сборник материалов по истории социалистического уголовного законодательства (1917– 1937 гг.). М., 1938. С. 197.

Сборник документов истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917– 1952 гг. / под ред. И. Т. Голикова. С. 242–243.

публик дополнить уголовные кодексы союзных республик особыми статьями, предусматривающими ответственность за: а) тайное или открытое хищение огнестрельного оружия (кроме оружия охотничьего образца и мелкокалиберного) и огневых припасов к нему, не подпадающее под действие ст. 17-1 Положения о преступлениях государственных; б) покупку, хранение и продажу заведомо похищенного огнестрельного оружия (кроме оружия охотничьего образца и мелкокалиберного) и огневых припасов к нему с установлением в качестве меры социальной защиты лишения свободы на срок до пяти лет.

Проблема ответственности за незаконный оборот оружия периодически оказывалась в центре внимания законодателя исключительно с позиции ее усиления.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«Кравцов Алексей Юрьевич КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В УСЛОВИЯХ КРУПНОГО ГОРОДА Специальность 12.00.08. – «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» Диссертация на соискание учной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат...»

«КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.11 – судебная деятельность; прокурорская деятельность; правозащитная...»

«ГУЛЯГИН Александр Юрьевич ОСНОВЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ Специальность 12.00.11 — судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность Специальность 12.00.14 — административное право, административный процесс Диссертация на соискание...»

«Касымов Фаррух Абдулмуминович Проблемы гражданских информационных прав и обязательств в акционерных обществах Специальность 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Гаюров Ш.К. Душанбе 20 Оглавление Введение..3 19 Глава 1. Общие вопросы информационной правосубъектности в акционерных обществах. 1.1....»

«Хилтунов Николай Николаевич Уголовная ответственность за нарушение требований охраны труда Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Соктоев Зорикто Борисович доктор юридических наук,...»

«Бобров Евгений Александрович Реализация права на страховую пенсию: вопросы теории и практики Специальность 12.00.05 – трудовое право; право социального обеспечения Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук профессор Е.Е. Мачульская Москва ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА СТРАХОВУЮ ПЕНСИЮ 1.1....»

«Нобель Артем Робертович ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ Специальность 12.00.14. – Административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор П.И....»

«Семочкина Марина Алексеевна ИНВЕСТИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТОРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, доцент Спектор А.А. Москва – Содержание Введение стр. Глава 1. Теоретико-правовые аспекты правового режима иностранных инвестиций в...»

«ДОБРЫНИН Виктор Олегович ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СЛУЖЕБНЫХ ИЗОБРЕТЕНИЙ Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«МУКАБЕНОВ Мингиян Валериевич СУБЪЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ 12.00.14 административное право, административный процесс. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель Доцент кафедры управления деятельностью служб обеспечения общественного порядка, кандидат юридических наук, доцент Солошенков Птр Афанасьевич Москва – 2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение...3...»

«Захарова Мария Владимировна ФРАНЦУЗСКАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ 12.00.01 – Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный...»

«СТЕПАНЕНКО Роман Алексеевич ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОСРЕДНИЧЕСТВОМ ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ Специальность 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Ю. П. Гармаев Улан-Удэ – СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Теоретические основы...»

«НАУМЕНКО ОКСАНА АЛЕКСАНДРОВНА ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ЛИЧНОСТИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ДОЗНАНИЯ Специальность 12.00.09 – уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Семенцов Владимир Александрович, доктор юридических наук, профессор Краснодар – 20...»

«ГОРОДНОВА Ольга Николаевна ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ КАК КРИТЕРИЙ ОЦЕНКИ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТЫ Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«РАДИОНОВ Григорий Геннадьевич УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ФАЛЬСИФИКАЦИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РАЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Специальность 12.00.08 – «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат...»

«Кожевникова Светлана Игоревна МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ КАК УСЛОВИЕ ЭФФЕКТИВНОГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ФИНАНСОВО – ПРАВОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РФ: ПРАВОВОЕ РЕШЕНИЕ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Е.Ю. Грачева МОСКВА –...»

«Малыхина Елена Александровна Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: особенности финансово-правового регулирования 12.00.04 — финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Быкова Мария Сергеевна ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ О ТЕХНИЧЕСКОМ РЕГУЛИРОВАНИИ В СФЕРЕ ОБОРОТА ПРОДУКТОВ ДЕТСКОГО ПИТАНИЯ Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Панов Виктор Александрович Гражданско-правовой режим документов в сфере предпринимательской деятельности Специальность: 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Симонов Аркадий Григорьевич Уголовно-правовая охрана лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения Специальность 12.00.08 – «уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: заслуженный юрист Российской Федерации,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.