WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО И ПОТЕРПЕВШЕГО ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Для обоснования этого представим гипотетическую ситуацию. Обвиняемый заявил ходатайство о заключении досудебного соглашения, которое было удовлетворено. В числе обязательств – участие в очных ставках, в проверке показаний на месте. Следователь же не провел большую часть из тех следственных действий, которые были заявлены в соглашении, либо провел, но с нарушением закона, что повлекло признание полученных доказательств недопустимыми.

В этой ситуации возникают вопросы: какова тогда судьба досудебного соглашения и как оценить содействие обвиняемого?

Очевидно, что взятые на себя подозреваемым, обвиняемым обязательства влекут и правовые последствия для следователя, которые должны иметь правообеспечительный характер и быть направлены на способствование выполнению подозреваемым, обвиняемым взятых на себя обязательств. Правовое воплощение должны найти обязанности следователя, основанные на указанном тезисе. При этом важно отметить, что речь не идет о введении новых обязанностей для следователя. Подлежит уточнению уже имеющийся потенциал его полномочий.

Так, в ч. 2 ст. 159 УПК РФ определено, что подозреваемому, обвиняемому и другим участникам предварительного расследования не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела. Считаем, что обязательное удовлетворение ходатайств о производстве следственных действий должно иметь место и в тех случаях, когда они заявляются в рамках выполнения обязательств досудебного соглашения о сотрудничестве. Соответствующее дополнение полагаем целесообразным внести в ч. 2 ст. 159 УПК РФ.

Отказ в удовлетворении заявляемых ходатайств о производстве следственных действий, а также несоблюдение процессуальной формы их производства, влекущие недопустимость получаемых доказательств, следует рассматривать как противодействие выполнению обязательств подозреваемым, обвиняемым при досудебном соглашении о сотрудничестве. В этой ситуации подозреваемый, обвиняемый, а также защитник на основании ч. 1 ст. 123 УПК РФ вправе обжаловать действия (бездействие) и решения следователя руководителю следственного органа, прокурору и в суд.

Подводя итог рассмотрению вопросов о нормативной основе обеспечения прав участников досудебного соглашения, отметим главное.

1. Международные акты предписывают не понижать уровень обеспечения прав участников уголовного судопроизводства в зависимости от формы производства по уголовным делам и устанавливать достаточные процессуальные средства защиты и охраны этих прав.

2. Нормативное регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве предполагает соблюдение принципов уголовного судопроизводства и общих условий предварительного расследования при наличии отдельных особенностей процедуры производства. Особенности производства по уголовным делам, предусмотренные ст. 317.4 УПК РФ, не связаны с изъятиями из процессуальных гарантий прав участников досудебного соглашения, при отсутствии нормативных их ограничений.

3. В числе нормативных положений, определяющих обеспечение прав и законных интересов участников досудебного соглашения о сотрудничестве, следует назвать те, что регламентируют полномочия следователя и традиционно включаются в его процессуальный статус. Существуют пробелы в нормативном определении процессуального статуса следователя, выражающиеся в отсутствии прямого нормативного регулирования особенностей реализации отдельных полномочий следователя применительно к институту досудебного соглашения о сотрудничестве.

4. Исследование вопроса о возникших коллизиях в нормативном регулировании процессуальных прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и их обеспечении при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, показало, что трудности его решения связаны с недостаточной теоретической разработанностью процессуального статуса этих участников.

ГЛАВА 2. ДОСУДЕБНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ

ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ:

ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ ПОДОЗРЕВАЕМОГО,

ОБВИНЯЕМОГО И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

§ 1. Права подозреваемого, обвиняемого на этапе заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и средства их обеспечения Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве вызывает потребность пересмотра устоявшихся представлений о механизмах обеспечения прав подозреваемого и обвиняемого. Отмеченные в работе проблемы нормативного закрепления особенностей процессуального положения и статуса этих участников уголовного судопроизводства в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве нуждаются в подробном исследовании и выработке концептуальных подходов к их разрешению.





К наиболее существенным вопросам, подлежащим разъяснению наукой уголовного процесса, следует отнести определение содержания процессуального статуса, которым наделяются подозреваемый, обвиняемый при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Также важна процедура реализации предоставленных подозреваемому, обвиняемому прав, а также средства их защиты, охраны, а при необходимости – и восстановления.

Основные права подозреваемого и обвиняемого закреплены в ст.ст. 46 и 47 УПК РФ. Законодатель аккумулировал эти права, справедливо полагая, что по своему содержанию процессуальный статус подозреваемого и обвиняемого универсален и на протяжении производства по уголовному делу может изменяться только в специально предусмотренных законом случаях. Содержание этих изменений может быть различным, но традиционно осуществляется лишь в одном направлении – путем их конкретизации. Например, предписания п. 12 ч. 4 ст. 47 УПК РФ уточняются в ст. 217 УПК РФ, где подробно расписан порядок ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия.

При формировании процессуального статуса подозреваемого, обвиняемого выполняется и основное правило структурирования уголовно-процессуальных правоотношений: праву субъекта правоотношения корреспондирует обязанность другого его субъекта. Поэтому правам подозреваемого, обвиняемого соответствуют обязанности властных участников уголовного судопроизводства, осуществляющих уголовное преследование, или суда.

Введение законодателем процедуры досудебного соглашения о сотрудничестве существенно повлияло на процессуальное положение подозреваемого и обвиняемого, объем, и содержание их процессуальных прав. При этом изменяется вектор формирования процессуального статуса этих лиц, когда происходит не конкретизация их процессуальных прав, а предполагается не только фактический отказ (на определенных условиях, в частности, в добровольном порядке) от довольно широкого круга процессуальных прав, но и изменение процессуального положения подозреваемого, обвиняемого, которое приобретает отдельные черты обвинительной деятельности. Так, в соответствии с положениями ст. 317.1 УПК РФ подозреваемый (обвиняемый) должен содействовать в изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления.

В определенной мере процессуальное регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве допускает отступление от привычной формулы: права соответствуют обязанностям. В данной части следует обратить внимание на следующее обстоятельство.

В тексте уголовно-процессуального закона процедура заключения досудебного соглашения о сотрудничестве начинается с заявления подозреваемым, обвиняемым ходатайства об этом. И здесь ученые задались резонным вопросом:

кто и когда уведомит подозреваемого, обвиняемого о наличии соответствующего права и порядке его осуществления?

На практике этот вопрос разрешается неоднозначно. При проведении анкетирования на вопрос «Обязан ли следователь разъяснить подозреваемому, обвиняемому его право ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве?» 64 % респондентов ответили утвердительно, а 36 % отрицательно.

В теории уголовного процесса также нет единообразного подхода к этому вопросу. По мнению Р.Д. Шарапова, «предусмотренный ст. 3171, 3172 УПК РФ порядок заявления и рассмотрения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве не предусматривает гарантий реализации права подозреваемого и обвиняемого на заключение такого соглашения при наличии к тому оснований и содержит коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения»1.

На сайте Московской областной прокуратуры дается следующее разъяснение: «В законе прямо указано, что ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подается подозреваемым или обвиняемым в письменном виде (ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ). Следовательно, инициатива о заключении такого соглашения должна исходить от лица, участвовавшего в совершении преступления»2.

Но как подозреваемый (обвиняемый) проявит инициативу, если не уведомлен о наличии собственно права и порядка его осуществления?

В законе нет прямого указания об уведомлении подозреваемого (обвиняемого) о наличии у него права заключить досудебное соглашения о сотрудничестве, а у следователя обязанности разъяснять это право.

В связи с этим в науке уголовного процесса возникают вопросы:

1) каким образом подозреваемый (обвиняемый) узнает о наличии такого права и о последствиях заключения соглашения;

2) в какой момент следователь должен уведомить подозреваемого, обвиняемого о наличии такого права;

Шарапов Р.Д. Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном праве – «хотели как лучше, а получилось как всегда» // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы VIII Междунар. науч.-практ. конф. М., 2011. С. 70.

URL: http://mosoblproc.ru/explain/e214/.

3) каков должен быть порядок такого уведомления, включая его процессуальную фиксацию?

Вопросы эти не простые, а ответы на них имеют принципиальное значение.

В следственной практике выявлены ситуации, когда неразъяснение соответствующего права стало причиной для возвращения уголовного дела судом прокурору.

Так, органами предварительного следствия К. и А. предъявлено обвинение в убийстве, совершенном группой лиц. Постановлением суда уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. В обоснование своего решения о возвращении уголовного дела прокурору суд указал, что органами предварительного следствия обвиняемым не разъяснены положения гл. 40.1 УПК РФ о праве на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. С учетом заявления обвиняемого К. в судебном заседании о наличии у него желания заключить досудебное соглашение о сотрудничестве суд признал неисполнение требований главы 40.1 УПК РФ нарушением уголовнопроцессуального закона, препятствующим рассмотрению уголовного дела по существу.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление суда по следующим основаниям. Данное решение представляется показательным по следующим обстоятельствам. Суд в числе оснований такой отмены указал на результаты анализа фактической стороны уголовного дела. Суд отметил, что в ходе предварительного следствия К. вину в совершении преступления не признавал и отказывался от дачи показаний. Заявление о желании заключить досудебное соглашение К. сделал лишь на предварительном слушании, назначенном в связи с заявлением обвиняемых о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей. При этом К. не указал, какие именно действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. В то же время К. заявил ходатайства об исключении из числа доказательств протоколов допроса ряда свидетелей и опознания по фотографии, об исследовании в судебном заседании всех материалов уголовного дела, вызове в судебное заседание дополнительных свидетелей и лиц, участвовавших в проведении следственных действий. Изложенные обстоятельства не подтверждают согласие К. с предъявленным обвинением, что предусматривается ч. 1 ст. 317-1, ст. 316 УПК РФ, и его заявление о желании сотрудничать с органами следствия1.

Данный пример, на наш взгляд, показателен в силу нескольких обстоятельств:

1) установлен факт неразъяснения подозреваемому, обвиняемому права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве;

2) суд первой инстанции признал это обстоятельство основанием для возвращения уголовного дела прокурору, т.е. существенным нарушением уголовнопроцессуального закона, препятствующим рассмотрению уголовного дела по существу;

3) вышестоящий суд взял на себя решение задачи по установлению фактических оснований к заключению досудебного соглашения о сотрудничестве, при этом обвиняемому в стадии предварительного расследования неразъяснение права на заявление соответствующего ходатайства не вызвало правовых последствий.

В числе научных позиций по данному вопросу можно привести следующие.

Ю.Г. Овчинников задается вопросом о причинах отсутствия в УПК РФ указания на право подозреваемого и обвиняемого на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве и порядка его разъяснения. Он присоединяется к точке зрения о необходимости дополнения ст.ст. 46, 47 УПК РФ положением о том, что «следователь должен разъяснять подозреваемому и обвиняемому право на подачу ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве,

Суд г. Орехово-Зуево Московской области. 2011. Уголовное дело № 1-217.

его сущность, значение, правила оформления, порядок и последствия его подачи»1. Эта точка зрения высказывается и обосновывается и другими учеными2.

Н.Н. Апостолова полагает, что разъяснение обвиняемому права заключения досудебного соглашения о сотрудничестве должно производиться следователем в ходе предъявления обвинения, а подозреваемому – при задержании3.

И. Ткачев и О. Тисен в этой связи предлагают дополнить бланк допроса в качестве подозреваемого, обвиняемого указанием на разъяснение основных положений заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. По мнению указанных авторов, в случае разъяснения правовых последствий заключения досудебного соглашения о сотрудничестве уже на первом допросе повысится вероятность возникновения у подозреваемого мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщения сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений4.

И.В. Ткачев и О.Н. Тисен также обосновывают предложение о закреплении содержания рассматриваемого права в законе и обязанности следователя детально разъяснять его основные положения и правовые последствия. На основании изложенных позиций в Оренбургской области анализируемое право в развернутой форме внесено в бланки протокола о задержании подозреваемого, допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого, постановления о привлечении в качестОвчинников Ю.Г. О процессуальном порядке разъяснения прав подозреваемому или обвиняемому на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2011. № 15. С. 29.

См., например: Артамонова Е.А. Кто должен разъяснять обвиняемому право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2011. № 2;

Гричаниченко А.В. Особый порядок принятия судебного решения: сравнительный анализ содержания главы 40 и главы 40.1 УПК РФ, проблемы их применения // Уголовное право. 2010.

№ 1. С. 85.

См.: Апостолова Н.Н. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве необходимо совершенствовать // Российский судья.

2010. № 1. С. 14.

См.: Ткачев И., Тисен О. Применение института досудебного соглашения о сотрудничестве // Законность. 2011. № 2. С. 12.

ве обвиняемого и соответственно подробно разъясняется следователем в процессе проведения соответствующих процессуальных действий1.

По мнению Ю.Г. Овчинникова, разъяснять право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве необходимо уже на ранних этапах уголовного судопроизводства, т.е. с момента начала уголовного преследования, когда в деле появился такой участник, как подозреваемый. Разъяснение же права обвиняемого на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть возможно вплоть до объявления ему об окончании предварительного следствия (ч. 2 ст.

317.1 УПК РФ), перед уведомлением о том, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения (ч. 1 ст. 215 УПК РФ)2.

Е.А. Артамонова полагает, что инициатива о заключении такого соглашения должна исходить от лица, участвовавшего в совершении преступления (курсив наш. – Я.Л.).Причем, по ее мнению, в самом соглашении обязательно должны быть указаны помимо прочего описание преступления, время, место, способ и другие обстоятельства его совершения, обстоятельства, свидетельствующие о виновности лица в совершении преступления, форма вины и мотив; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого и доказывающие характер и размер вреда, причиненного преступлением. Кроме того, в соглашении должна быть указана точная квалификация совершенного преступления. Автор проводит аналогию с обязанностью следователя разъяснять подозреваемому (обвиняемому) его права, рассматривает право на заявление ходатайства о заключении соглашения как составной элемент права на защиту3.

См.: Ткачев И.В., Тиссен О.Н. Сравнительный анализ правовой регламентации досудебного соглашения о сотрудничестве и особого порядка судебного разбирательства в российском уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2011. № 1. С. 80.

См.: Овчинников Ю.Г. Процессуальный порядок разъяснения прав подозреваемому или обвиняемому на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2011. № 15. С. 29.

См.: Артамонова Е.А. Кто должен разъяснить обвиняемому право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве? // Российский следователь. 2011. № 2. С. 8, 9.

Е.А. Артамоновой высказывается предложение о законодательном закреплении обязанности следователя разъяснять возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, условия, основания и последствия нарушения достигнутого соглашения. Для этого следует дополнить ч. 4 ст. 46 и ч. 4 ст. 47 УПК РФ соответствующим пунктом: «заключить досудебное соглашение о сотрудничестве»1.

В.М. Быков считает, что подозреваемому, обвиняемому «необходимо получить четкое и ясное представление о своих правах и обязанностях по заключаемому соглашению с прокурором до того, как они подпишут это соглашение»2.

«Отнюдь не каждое преступление порождает право обвиняемого на заключение соглашения. Неверно расширительно толковать правовой статус обвиняемого (подозреваемого) и включать в перечень их процессуальных прав ст.ст. 46, 47 УПК РФ, гарантирующие обязанность органа, ведущего уголовное преследование, право на заявление ходатайства о заключении и досудебного соглашения о сотрудничестве. Предложения такого рода не учитывают договорную природу процедуры, предусмотренной гл. 40. 1 УПК РФ: права и обязанности сторон порождаются договором. Следователь, дознаватель, прокурор не обязаны разъяснять каждому подозреваемому и обвиняемому их право ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, это их право»3.

Мы разделяем приведенную точку зрения. На наш взгляд, подлежит обсуждению сама возможность установления обязанности следователя о разъяснении подозреваемому, обвиняемому права на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Отмеченная нами ранее4 смешанная правовая природа досудебного соглашения вызывает неоднозначное решение вопроса о возможности установления указанной обязанности следователя, равно

–  –  –

Быков В.М.

Защита прав интересов потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым // Следователь. 2010. № 3. С. 9.

Абшилава Г.В. Уголовно-процессуальная сделка как результат конвергенции частного и публичного права // Библиотека криминалиста. 2012. № 3. С. 137.

–  –  –

как и права подозреваемого, обвиняемого на заявление ходатайства о сотрудничестве.

По нашему мнению, отсутствие в содержании уголовно-процессуального закона указания на соответствующие права и обязанности вовсе не является пробелом и соответствует правовой природе досудебного соглашения о сотрудничестве. В то же время полное молчание законодателя по этому весьма существенному вопросу не может рассматриваться как терпимая ситуация. Отметим, что имеется точка зрения, в соответствии с которой обосновывается инициативная роль следователя в заключении соглашения1.

Досудебное соглашение о сотрудничестве предполагает обоюдную заинтересованность в нем. Установление обязанности означало бы, что следователь разъясняет указанное право даже в тех случаях, когда он сам не заинтересован в таком сотрудничестве. Если такой заинтересованности у следователя нет, то разъяснение права на заявление ходатайства превращается в дополнительную нагрузку для следователя, непродуктивное расходование процессуального времени, так как в ответ на заявленное ходатайство необходимо принимать процессуальное решение об отказе в его удовлетворении.

Такое постановление может быть обжаловано руководителю следственного органа, который обязан рассматривать уже жалобу и принимать по ней процессуальное решение. При этом вполне очевидно, что руководитель следственного органа не может принять решение об отмене постановления следователя, так как не вправе обязать следователя заключить с подозреваемым, обвиняемым досудебное соглашение при отсутствии к тому оснований. В результате ситуация доводится до абсурда: зачем нужна процедура, которая не способна привести к рациональному разрешению возникшей ситуации?

Публичность уголовного судопроизводства диктует несколько иное рассмотрение указанной ситуации и определяет, на наш взгляд, следующие возможные путь ее разрешения.

См.: Кубрикова М.Е.Актуальные вопросы института досудебного соглашения о сотрудничестве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 19.

Досудебное соглашение о сотрудничестве, несмотря на смешанную правовую природу, существует в правовом поле публичной отрасли. Следовательно, инициатива применения указанного института зависит от усмотрения и воли властных субъектов.

Считаем, что применительно к полномочиям следователя, разъяснение права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве подозреваемому или обвиняемому должно выступать не в статусе обязанности, а как процессуальное право следователя. Его реализация зависит от конкретной ситуации, складывающейся при расследовании уголовного дела, необходимости и целесообразности привлечения к сотрудничеству подозреваемого, обвиняемого и иных факторов.

Признание за следователем права, а не обязанности разъяснения соответствующего права подозреваемого или обвиняемого обеспечивает рациональный подход к его деятельности, хотя проблемы, связанные с процедурой реализации, остаются. Применительно к процедурным правилам исходным положением выступает то обстоятельство, что подозреваемый (обвиняемый) узнает о своем праве заявить ходатайство, если следователь разъясняет его по собственной инициативе.

Есть мнение, что ст.ст. 46 и 47 УПК РФ необходимо дополнить положением, согласно которому следователь, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, должен разъяснять право на подачу ходатайства о заключении досудебного соглашения подозреваемому и обвиняемому, правила его оформления, порядок и последствия подачи, его смысл1.

Само разъяснение, на наш взгляд, должно иметь свою процессуальную форму фиксации, чтобы, во-первых, конкретизировать сущность права для подозреваемого и обвиняемого, исключить неправильное с их стороны понимание соответствующих правовых положений. Во-вторых, процессуальная фиксация См.: Апостолова Н.Н. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве необходимо совершенствовать // Российский судья.

2010. № 1. С. 14.

позволяет удостоверить факт разъяснения этого права. В-третьих, с помощью процедуры разъяснения можно выяснить позицию подозреваемого (обвиняемого) по поводу заявления им ходатайства, когда он может заявить о своем намерении подать такое ходатайство либо отказаться от реализации указанного права.

Полагаем, что предложение В.М. Быкова о введении протокола как процессуальной формы фиксации заслуживает законодательного закрепления. Данный протокол должен подписать следователь, подозреваемый или обвиняемый и его защитник. Только после этого подозреваемым или обвиняемым или его защитником может быть составлено ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, которое подается следователю1.

В процедуре разъяснения права на заключение досудебного соглашения целесообразно участие защитника. В процессе обобщения материалов уголовных дел встретилась ситуация, когда подсудимый в судебном заседании отказался от заключенного досудебного соглашения, указав, что оно было заключено под принуждением2. Введение в правовое поле официальной процедуры разъяснения соответствующего права с составлением протокола исключит и основания для подобных заявлений.

Следующий важный аспект рассмотрения права подозреваемого, обвиняемого на заявление ходатайства о досудебном соглашении о сотрудничестве заключается в определении объективных оснований для принятия по нему законного, обоснованного и мотивированного решения.

Законодательное регулирование полномочия следователя на этапе рассмотрения и разрешения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется не вполне корректным. В ч. 3 ст. 317. 1 УПК РФ определено, что ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется прокурору через следователя. Следователь при этом обязан, исходя из контекста правового регулирования, самостоятельно принять реСм.: Быков В.М. Защита прав и интересов потерпевшего при заключении стороной обвинения соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым // Следователь. 2010.

№ 3. С. 11.

Архив суда г. Москвы. 2010. Уголовное дело № 1-217.

шение о необходимости и целесообразности положительного решения по заявленному ходатайству. При положительном решении он составляет мотивированное ходатайство о заключении досудебного соглашения, согласовывает его с руководителем следственного органа и после этого вместе с ходатайством подозреваемого, обвиняемого направляет все документы прокурору. В случае отказа в удовлетворении ходатайства следователь выносит постановление.

Например, в ходе расследования уголовного дела о получении организованной группой взятки в размере 3 млн. 250 тыс. р. за содействие в получении разрешения на эксплуатацию незаконно построенного складского комплекса обвиняемый С. заявил ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В данном ходатайстве С. обязывался подтвердить в судебном заседании ранее данные им показания, изобличающие соучастников преступления.

Свое ходатайство обвиняемый мотивировал тем, что преступление совершил впервые, и, участвуя в оперативном эксперименте, способствовал изобличению других должностных лиц во взяточничестве. Следователь отказал в удовлетворении ходатайства в связи с тем, что С. указал лишь известные следствию данные об обстоятельствах совершения преступления, не обязываясь совершить какиелибо действия в целях содействия в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других участников преступления. Решение следователя С. обжаловал руководителю следственного органа, который признал жалобу необоснованной. В другие органы (к прокурору, в суд) С. с жалобами не обращался. При рассмотрении уголовного дела судом С. признан виновным в совершении преступления и осужден к 7 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 700 тыс. р.1 Обращает на себя внимание некоторая непоследовательность законодательного регулирования ситуации с обжалованием решения следователя об отказе в удовлетворении ходатайства подозреваемого, обвиняемого и заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Архив Владимирского областного суда. 2013. Уголовное дело № 2-1/2012.

Позитивное решение следователя в обязательном порядке согласовывается с руководителем следственного органа. При этом законодатель однозначно указывает на то, что это постановление должно быть мотивированным. Что касается отказа следователя в удовлетворении ходатайства, то законодатель обходит молчанием как основания такого решения, так и формальные требования к форме и содержанию постановления следователя.

На наш взгляд, расстановка акцентов должна быть здесь обратной. Отказ как решение, препятствующее реализации подозреваемым (обвиняемым) его процессуального права, должен сопровождаться большим объемом процессуальных гарантий. Если речь идет о постановлении, то в соответствии со ст. 7 УПК РФ такое решение должно обладать свойствами законности, обоснованности и мотивированности. Отмечая в ч. 3 ст. 317.1 УПК РФ качество мотивированности, законодатель специально акцентирует на нем (этом процессуальном качестве) внимание правоприменителей.

Представляется, что отказ в удовлетворении заявленного ходатайства обладает не меньшей значимостью для законных интересов подозреваемого и обвиняемого. Полагаем, что требования законности, обоснованности и мотивированности должны применяться к постановлению следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

По нашему мнению, основаниями отказа в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве могут быть следующие обстоятельства:

1) заявление ходатайства ненадлежащим участником уголовного судопроизводства;

2) заявление ходатайства вне определенного в законе процессуального периода;

3) недостоверность, неполнота или заведомая ложность сведений, сообщаемых подозреваемым, обвиняемым;

4) предоставление подозреваемым (обвиняемым) сведений, касающихся лишь его собственного участия в преступной деятельности;

5) если у органа предварительного следствия отсутствует заинтересованность в сведениях, предоставляемых подозреваемым, обвиняемым;

6) заявление ходатайства без предварительной консультации с защитником.

Приведенные обстоятельства могут быть классифицированы как фактические и формальные. Наличие формальных обстоятельств, препятствующих заключению досудебного соглашения о сотрудничестве, делает нецелесообразным и разъяснение соответствующего права подозреваемому, обвиняемому.

Фактические обстоятельства, как правило, имеют оценочную сущность, подлежат обсуждению и требуют своего обоснования. Фактические основания к отказу в удовлетворении ходатайства могут возникнуть уже в процессе обсуждения условий такого соглашения.

По нашему мнению, нормативное регулирование отказа в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно соответствовать следующей процессуальной модели:

1) основания к отказу следует нормативно закрепить и разграничить на фактические и формальные;

2) установление формальных оснований ведет к однозначному и необжалуемому отказу в удовлетворении ходатайства (например, несовершеннолетний возраст подозреваемого или обвиняемого);

3) фактические основания требуют обоснования, являются оценочными и их наличие в решении следователя может повлечь его обжалование;

4) постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно отвечать требованиям ст. 7 УПК РФ, а его копия вручена заинтересованным лицам (заявителю, защитнику).

Важной гарантией законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений в уголовном судопроизводстве выступает право обжалования этих решений.

По мнению Г.Я. Борисевич, в ст. 317.1 и 317.2 УПК РФ необходимо предусмотреть основания для отказа в удовлетворении ходатайств о заключении досудебного соглашения; в ст. 37 УПК РФ предусмотреть обязанность прокурора рассматривать жалобы на отказ нижестоящих прокуроров в удовлетворении ходатайств о заключении соглашений; указать в законе на добровольность участия подозреваемого, обвиняемого в соглашении; разъяснять подозреваемым, обвиняемым последствия несоблюдения принятых на себя обязательств1.

Существует и другая точка зрения по некоторым высказанным предложениям. Так, Г.В. Абшилава полагает, что «законодательный запрет на обжалование в суд решения следователя, руководителя следственного органа, прокурора, которое не позволяет состояться досудебному соглашению о сотрудничестве, совершено оправдан. Никто не может принудить ни одну из сторон к заключению соглашения, в том числе суд»2.

Ю.К. Якимович не согласен с установлением порядка обжалования отказа в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения только руководителю следственного органа. «При этом закон не предусматривает возможности обжаловать отказ следователя прокурору, т.е. тому субъекту, собственно с которым и хотел бы заключить соглашение подозреваемый или обвиняемый»3.

Е.В. Мильтова замечает, что положения гл. 40.1 УПК РФ не лишают подозреваемого (обвиняемого) права на обжалование в суд действий (бездействия) властных участников уголовного судопроизводства. Тем не менее, суд, по ее мнению, не вправе принудить стороны к заключению такого соглашения, так как оно по своей правовой природе носит диспозитивный характер4. Полагаем, что в См.: Борисевич Г.Я. Обеспечение прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Доказывание и принятие решений в современном уголовном судопроизводстве: материалы Междунар. науч.-практ.

конф. М., 2011. С. 353–355.

Абшилава Г.В. Уголовно-процессуальная сделка как результат конвергенции частного и публичного права // Библиотека криминалиста. 2012. № 3. С. 138.

Якимович Ю.К. Соглашение о сотрудничестве – новый институт уголовнопроцессуального права // Избранные труды. М., 2011. С. 727.

См.: Мильтова Е. В. Согласительные процедуры в российском уголовном процессе:

автореф. дис…. канд. юрид. наук. Тюмень, 2011. С. 15.

основе данного вывода заложены противоречия: если нельзя принудить стороны к заключению соглашения, что собственно и выступает целью обжалования, то зачем наделять лицо правом обжалования?

Применительно к рассматриваемым постановлениям об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения Ю.Г. Зуев предлагает установить срок обжалования, указав, что перечисленные в ч. 4 ст. 317.1 и ч. 2 ст. 317.2 УПК РФ участники процесса вправе подать жалобы в течение 10 суток с момента получения соответствующего постановления1.

Представляется весьма существенным вопрос об обжаловании принятых следователем решений по ходатайству о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Отметим уже традиционное восприятие права на обжалование как гарантии законности и обоснованности процессуальных решений. В то же время институт досудебного соглашения о сотрудничестве имеет весьма существенную специфику, применительно к которому право обжалования, равно как и иные права подозреваемого, обвиняемого и защитника, приобретают особенности как по содержанию, так и по процедуре их реализации.

Первоочередным следует считать вопрос о предмете обжалования.

Исходя из положений уголовно-процессуального закона, следователь, как уже говорилось, вправе принять два решения:

1) о вынесении постановления о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства подозреваемого, обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Какое из предусмотренных решений должно или может стать предметом обжалования?

Очевидно, что это постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

Ранее уже была высказана авторская позиция относительно условий законности См.: Зуев Ю.Г. Обжалование процессуальных решений по делу в связи с наличием досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2012. № 3. С. 24.

и обоснованности принятия такого решения следователя. Рассмотрим далее гипотетическую ситуацию.

Если следователь разъясняет право подозреваемому, обвиняемому на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, то сам факт такого разъяснения становится предложением к заключению соглашения и выражает намерение следователя использовать сотрудничество с подозреваемым, обвиняемым при расследовании уголовного дела. Выражая свою заинтересованность в сотрудничестве, следователь, при подтвержденном в ходатайстве желании подозреваемого, обвиняемого, очевидно, примет положительное решение. Следовательно, предмет для обжалования отсутствует.

Другая ситуация, когда инициатива сотрудничества исходит от подозреваемого, обвиняемого, а следователь имеет процессуальную альтернативу в разрешении ситуации, когда может отказать в удовлетворении ходатайства о сотрудничестве. При этом, руководствуясь объективными основаниями к отказу, в том числе формальными по содержанию, следователь фактически исключает для стороны защиты обжалование его решения по причине необоснованности отказа.

Тогда остается такое основание обжалования, как незаконность. Однако уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо четких формальных правил вынесения такого решения, за исключением общих, зафиксированных в ст. 159 УПК РФ, и относящихся к правилам рассмотрения и разрешения ходатайств. При использовании незаконности как основания к обжалованию постановления об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве сторона защиты не способна склонить следователя к заключению досудебного соглашения. Речь может идти лишь о затягивании этой процедуры при предрешенности и очевидности результата для обеих сторон.

На наш взгляд, право обжалования в системе досудебного соглашения о сотрудничестве не выполняет своей традиционной роли гаранта законности процессуальных решений. Для создания эффективных гарантий необходимо в большей степени учитывать особенности этого процессуального института. Отрицание необходимости установления названного права не должно вести к полному исключению контроля за законностью и мотивированностью решений следователя в части соглашения о сотрудничестве.

Поэтому предлагается иной выход из сложившейся ситуации. В ст. 317.1 УПК РФ закреплено правило, которое способно дать позитивный результат – установление процессуального контроля не только за положительными, но и отрицательными решениями следователя по вопросам заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Представляется, что следователь должен согласовывать с руководителем следственного органа не только постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, но и отказ в удовлетворении ходатайства. Такое решение законодателя повысило бы эффективность процессуального контроля руководителя следственного органа за решениями следователя. Для этого предлагаем исключить из текста ч. 3 ст. 317. 1 УПК РФ второе предложение, изложив его в новой редакции:

«Следователь, получив указанное ходатайство, в течение трех суток принимает по нему согласованное с руководителем следственного органа решение:

1) о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства».

Следует также дополнить ч. 3 ст. 317. 1 УПК РФ третьим предложением:

«Копия решения следователя незамедлительно направляется заявителю и прокурору».

А.А. Иванов отмечает, что удовлетворение ходатайства о «заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть обязательным для следователя и прокурора при наличии установленных законом оснований, поскольку применение к обвиняемому смягчающих наказание обстоятельств, связанных с реализацией досудебного соглашения о сотрудничестве, не может ставиться в зависимость от свободного усмотрения стороны обвинения»1.

Такое предложение вряд ли приемлемо. Как уже отмечалось ранее, заключение досудебного соглашения с подозреваемым, обвиняемым представляет собой институт со смешанной правовой природой, сочетающий элементы частного и публичного права. Но сам факт, что речь идет о соглашении, следует рассматривать как акт добровольный, причем с обеих сторон. Признание обязательности заключения этого соглашения для одной из сторон способно нанести непоправимый вред ее процессуальным интересам. Получается, что даже при отсутствии процессуальной необходимости в содействии подозреваемого, обвиняемого в расследовании уголовного дела сторона обвинения будет вынуждена заключать соответствующие соглашении о сотрудничестве. Полагаем, что для реализации права обвиняемого на смягчение возможного уголовного наказания существуют и иные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные возможности, чтобы продемонстрировать позитивную направленность поведения этого лица.

Довольно активно обсуждается вопрос о сроках заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, который больше тактический, чем формальный. Однако и при его решении существует аспект формального процессуального регулирования. Согласно ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ ходатайство о заключении досудебного соглашения может быть заявлено с момента начала уголовного преследования и до объявления об окончании предварительного следствия.

Очевидно, что для следователя наиболее благоприятный момент заключения соглашения – как можно более ранний этап расследования для обеспечения его большей эффективности и соблюдения разумного срока. Именно на первоначальном этапе расследования чаще всего применяется такая мера принуждения, как задержание подозреваемого, цель которой состоит в том, чтобы пресечь проИванов А.А.Теоретические и организационно-правовые аспекты реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве в российском уголовном процессе: автореф. дис....

канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 11.

тивоправную деятельность лица и (или) выяснить его причастность к совершению преступления. А вот для стороны защиты тактически оправданно не спешить с заявлением ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Г.Я. Борисевич предлагает установить гарантии своевременности уведомления подозреваемых и обвиняемых о наличии возможности заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. Для этого, по ее мнению, было бы рационально закрепить в ст.ст. 46, 47 УПК РФ лично принадлежащие возможности подозреваемому, обвиняемому заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Также ею делаются и другие важные предложения по укреплению процессуального статуса подозреваемого или обвиняемого при заключении досудебного соглашения: указать в законе на добровольность участия подозреваемого, обвиняемого в соглашении; разъяснять подозреваемым, обвиняемым последствия несоблюдения взятых на себя обязательств1.

Понятие своевременности выступает оценочной правовой категорией. В такой оценке весьма существенным является субъективный фактор: следователь, исходя из собственных представлений, усмотрения и оценки процессуальной ситуации, сложившейся при производстве по уголовному делу, оценивает возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Полагаем, что нормативное установление требования о своевременности разъяснения подозреваемому, обвиняемому права на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве неэффективно.

Процедура рассмотрения и разрешения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве также нуждается в определенной корректировке.

В ст. 317.1 УПК РФ отмечается, что ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подается подозреваемым или обвиняемым на Борисевич Г.Я. Обеспечение прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Доказывание и принятие решений в современном уголовном судопроизводстве: материалы Междунар. науч.-практ. конф.

М., 2011. С. 353–355.

имя прокурора. Вместе с тем предписания ч. 2 ст. 119 и ст. 122 УПК РФ убеждают в том, что прокурор не назван законодателем в числе лиц, уполномоченных рассматривать заявленные в ходе предварительного расследования ходатайства и принимать по ним решения. Учитывая особенности заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, предлагаем дополнить ч. 2 ст. 119 УПК РФ словами: «Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется подозреваемым или обвиняемым прокурору на рассмотрение и разрешение через следователя».

В соответствии с ч. 1 ст. 317.2 УПК РФ прокурор принимает решение об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве либо об отказе в удовлетворении такого ходатайства на основании представленных следователем материалов. Ученые полагают, что в вопросе установления оснований для принятия объективного решения следует использовать зарубежный опыт. Например, в США прокурор перед принятием решения встречается с лицом, изъявившим желание сотрудничать со стороной обвинения, для получения от него необходимых пояснений. Поскольку российский уголовнопроцессуальный закон не содержит запрета на эти встречи, то существует возможность и отечественным прокурорам их практиковать1.

Кроме того, на возможность таких встреч указывает Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 15 марта 2010 г. № 107, где отмечено, что прокурор, вправе при необходимости истребовать дополнительные сведения у инициаторов обращения. В таком качестве может выступать и личная встреча прокурора с подозреваемым, обвиняемым и защитником для уточнения условий соглашения и выяснения иных вопросов. Установление возможности личных консультаций перед заключением соглашений, на наш взгляд, требует дополнительного системного правового регулирования. Возникает ряд вопросов. ДополСм.: Решетова Н.Ю., Конярова Ж.К. Досудебное соглашение о сотрудничестве по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности: учеб. пособие. М., 2011.

С. 39.

нительные консультации – это право или обязанность прокурора? Какова должна быть их процедура? Нужно ли составлять протокол?

В целом мы поддерживаем идею заимствования зарубежного опыта в данной части. Предварительные консультации, по нашему мнению, способны кардинальным образом улучшить ситуацию с проработкой условий заключаемого соглашения. В то же время считаем, что излишняя формализованность этих действий способна лишь затруднить процесс обсуждения условий соглашения. Полагаем, что процедура могла бы быть следующей.

После принятия прокурором решения об удовлетворении заявленного ходатайства (копия постановления вручается заявителю и его защитнику) следователь уведомляет подозреваемого, обвиняемого и защитника об их праве ходатайствовать о проведении предварительных консультаций. Ходатайство должно содержать конкретные вопросы, подлежащие обсуждению в рамках этих консультаций. Решение по данному ходатайству принимает прокурор. Отказ обжалованию не подлежит.

В случае удовлетворения ходатайства прокурор назначает место и время проведения консультаций. При необходимости на них могут присутствовать иные лица, об участии которых ходатайствует сторона соглашения либо считает целесообразным прокурор.

Ход и результаты консультаций процессуально не фиксируются, непосредственным результатом становится проект соглашения.

Как указала Судебная коллегия по уголовным делам в своем определении, заключение досудебного соглашения о сотрудничестве зависит от волеизъявления следователя, руководителя следственного органа и прокурора1.

Отмечая этот факт, А. Каретников указывает, что в связи с ранжированием должностных лиц в данном определении, а также существующей процедурой заявления, рассмотрения ходатайства подозреваемого и обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве прокурор «об этом факте (заявлении Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2010 г. № 66-О10-41 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 11.

ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. – Я.Л.) может даже и не ведать до поступления к нему уголовного дела с обвинительным заключением. Фактически получается, что право прокурора есть всего лишь полуправо»1. Высказанные аргументы А. Каретников использует для обоснования тезиса о необходимости предусмотреть такую процедуру заключения досудебного соглашения, в которой именно прокурор рассматривает и разрешает заявляемое подозреваемым и обвиняемым ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве2.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |


Похожие работы:

«Ковалева Наталья Витальевна ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства, история учений о праве и государстве Диссертация на соискания ученой степени доктора юридических наук Москва Введение.. Глава...»

«Садовников Николай Игоревич Правовое регулирование геологического изучения недр в Российской Федерации Специальность 12.00.06 – земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет» НА ПРАВАХ РУКОПИСИ Русаков Виталий Июстинович Правовой режим инвестиций, объединяемых участниками государственно-частного партнерства Специальность: 12.00.03 гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Лебедев...»

«Талаев Илья Владимирович ОБОСНОВАННЫЙ РИСК, ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ И ОТПРАВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ 12.00.08 уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Арямов...»

«ЕВСТИГНЕЕВ ЭДУАРД АЛЕКСАНДРОВИЧ ИМПЕРАТИВНЫЕ И ДИСПОЗИТИВНЫЕ НОРМЫ В ДОГОВОРНОМ ПРАВЕ Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель к.ю.н. Егоров А.В. Москва –...»

«Филиппова Софья Юрьевна ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ЦИВИЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Специальность 12.00.03 гражданское право; семейное право; предпринимательское право; международное частное право; 12.00.07 корпоративное право; энергетическое право. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических...»

«ХАСАНШИНА РЕГИНА ГАЙФУЛОВНА СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА ПОТЕРПЕВШЕМУ ПРИ ПРИНЯТИИ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Муратова Н.Г. Казань –...»

«Кастанова Екатерина Дмитриевна Правовые основы международного сотрудничества в области избежания двойного налогообложения и предотвращения уклонения от уплаты налогов Специальность 12.00.04 Финансовое право; налоговое право; бюджетное право...»

«Лепина Татьяна Геннадьевна УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ Специальность 12.00.08 – Уголовное право, криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Понятовская Т.Г. Курск 20 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«» Негосударственное образовательное частное учреждение высшего профессионального образования «Институт гуманитарного образования и информационных технологий» (НОЧУ ВПО «ИГУМО и ИТ») Научный руководитель: кандидат юридических наук, профессор Гришаев Сергей Павлович Николаева Александра Александровна ИЗОБРАЖЕНИЕ ГРАЖДАНИНА: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ, ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, ОХРАНЫ И ЗАЩИТЫ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право;...»

«МУРАНОВ АЛЕКСАНДР ИГОРЕВИЧ ПРОБЛЕМА “ОБХОДА ЗАКОНА” В МАТЕРИАЛЬНОМ И КОЛЛИЗИОННОМ ПРАВЕ Специальность 12.00.03 – Гражданское право; семейное право; гражданский процесс; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ – КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР С.Н. ЛЕБЕДЕВ МОСКВА – 1999 ВВЕДЕНИЕ АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ...»

«ГУЦУЛЯК ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ВНУТРЕННИХ ВОД ГОСУДАРСТВА Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук Шинкарецкая Галина Георгиевна Москва 20 СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1. Понятие и составные части внутренних вод...»

«Нахов Максим Сергеевич МЕДИАЦИЯ КАК МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ЦЕЛИ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА 12.00.15 – гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор Исаенкова Оксана Владимировна Саратов – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТ ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА) Кожевникова Светлана Игоревна Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) как условие эффективного осуществления финансовой деятельности в РФ: правовое решение и практика применения 12.00.04 – Финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Е.Ю. Грачева доктор юридических наук, профессор Москва –...»

«БЕЛОВА Татьяна Александровна ИНСТИТУТ НАЛОГОВОЙ АМНИСТИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЛОГОВОГО ПРАВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Покачалова Елена Вячеславовна Саратов – 20...»

«Соколов Максим Александрович Криминологическая характеристика организованной преступной деятельности лиц раннего молодежного возраста Специальность 12.00.08 – «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат...»

«Усов Герман Владимирович КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) Специальность 12.00.02 – Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени...»

«НАУМЕНКО ОКСАНА АЛЕКСАНДРОВНА ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ЛИЧНОСТИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ДОЗНАНИЯ Специальность 12.00.09 – уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Семенцов Владимир Александрович, доктор юридических наук, профессор Краснодар – 20...»

«Степанян Армен Жоресович ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВЫБОРОВ В РАМКАХ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА 12.00.10 – Международное право. Европейское право. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор С. Ю. Кашкин Москва – СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВЫБОРОВ И ДРУГИХ ИНСТИТУТОВ НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ В РАМКАХ ЕВРОПЕЙСКИХ ИНТЕГРАЦИОННЫХ...»

«Дубессан Рафeд X. Дубессан РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА РЕСПУБЛИКИ ИРАК В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук 12.00.02 – Конституционное право, муниципальное право, конституционный судебный...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.