WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО И ПОТЕРПЕВШЕГО ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ ...»

-- [ Страница 2 ] --

– заключение соглашения должно основываться на добровольности волеизъявления подозреваемого, обвиняемого;

– подозреваемый, обвиняемый принимает на себя обязательства определенного рода без порождения обязательств для иных лиц.

При отмеченных обстоятельствах, на наш взгляд, нельзя не учитывать содержание ст. 154 ГК РФ2, где предусмотрено существование односторонних сделок, в которых свою волю выражает лишь один участник. Он же принимает на себя и определенные обязательства. Для иных лиц односторонняя сделка порождает обязательства только в случаях, специально предусмотренных законом (ст.

155 ГК РФ).

Если применить эти положения к досудебному соглашению о сотрудничестве, то можно увидеть совпадение основных признаков. Подозреваемый, обвиняемый в одностороннем порядке принимает на себя определенные обязательства. Для иных лиц, например прокурора, возникновение обязательств связано с См., например: Тертышная О.А. Указ. соч.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 20 ноября 1994 г. № 51ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 1 сентября 2014 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. №

32. Ст. 3301; Собрание законодательства РФ. 2014. № 19. Ст. 2304.

выполнением условий, которые оговорены и четко сформулированы в уголовнопроцессуальном законе. При этом в большинстве высказанных научных позиций отмечается, что соглашение как разновидность сделки вызывает необходимость возложения обязательств на обе стороны, участвующие в соглашении. Предпринимаются и соответствующие попытки обосновать наличие тех или иных обязательств у прокурора и суда. Однако действующее уголовно-процессуальное законодательство в данной части однозначно говорит об обратном: обязательства наступают только у одного участника уголовного судопроизводства – подозреваемого или обвиняемого.

В силу приведенных соображений к досудебному соглашению о сотрудничестве, на наш взгляд, более всего подходит определение «односторонняя сделка».

Как гражданско-правовой институт, применяемый в условиях публичной отрасли права, односторонняя сделка должна обладать соответствующими публичности свойствами и особенностями. Эти особенности (в определенной части) предусмотрены действующим уголовно-процессуальным законом. Например, субъектный состав лиц, вовлекаемых в этот процесс (следователь, руководитель следственного органа, прокурор) и обладающих властными, официальными полномочиями, в том числе и по недопущению заключения соответствующей сделки в случаях, предусмотренных законом. Публичный характер сделки подчеркивается и полномочиями указанных лиц, когда законодательно установлена возможность отказать в удовлетворении заявленного ходатайства о заключении досудебного соглашения (следователь – ч. 3 ст. 317.1 УПК РФ, прокурор – п. 2 ч. 1 ст. 317.2 УПК РФ).

Об одностороннем характере данной сделки свидетельствуют и другие обстоятельства. В соответствии с п. 1.16 Приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 1071 прокурор вправе прекратить сотрудничество, либо отказать во внесении представления.

См.: Об организации работы по реализации полномочий прокурора по заключению с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным деПо данному поводу в теории уголовного процесса отмечается: «Законодатель не исключает возможности расторжения сделки в одностороннем порядке со стороны прокурора… Законодатель… лишает обвиняемого (подозреваемого) права на применение в отношении его соответствующей льготы»1.

Отметим существенную неточность приведенной позиции: об отказе от представления об особом порядке судебного разбирательства законодатель не упоминает. Речь идет о разъяснении логики законодательного регулирования в подзаконном нормативно-правовом акте. Однако сам факт возможности такого отказа, на наш взгляд, свидетельствует о своеобразии досудебного соглашения и дополнительно характеризует его как одностороннюю сделку. Ранее мы уже отмечали, что при односторонней сделке обязательства принимает на себя только один участник. Для иных лиц обязательства наступают только в случаях, специально оговоренных законом.

Именно такая ситуация имеет место в случаях, когда прокурор отказывается от принесения указанного представления: у прокурора не наступают иные обязательства в силу отсутствия оснований, указанных в законе. Для принесения соответствующего представления прокурор должен убедиться в выполнении условий соглашения, если же он убежден в обратном, то те позитивные последствия, которые ожидались в результате досудебного соглашения со стороны прокурора, невозможны, для них отсутствуют правовые основания.





В современных условиях различные формы процессуальных сделок используются в уголовно-процессуальном законодательстве ряда стран. Например, согласно п. 1 ч. 1 ст. 612 УПК Республики Казахстан, принятого 4 июля 2014 г. и вступившего в законную силу с 1 января 2015 г.2, расследование уголовного дела лам: приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 15 марта 2010 г. № 107 // Законность. 2010. № 6. В дальнейшем изложении – Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 15 марта 2010 г. № 107.

Белоковыльский М.С., Гуртовенко Э.С. Спорные вопросы главы 40.1 УПК РФ // Проблемы применения досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовным делам: сб. ст.

Ижевск, 2010. С. 77.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы: Юрист, 2014. 356 с.

в рамках заключенного процессуального соглашения может производиться в форме сделки о признании вины.

Следовательно, раскрывая сущность досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовном судопроизводстве как односторонней сделки необходимо кардинально изменять представления о расстановке процессуальных сил, распределении обязательств и правовых основаниях их наступления и выполнения, в том числе в обеспечении прав подозреваемого, обвиняемого, заключающего такое соглашение.

2. Соглашение позиционируется как досудебное. В таком контексте появляется возможность его распространения на две стадии: возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Законодатель установил, что подозреваемый (обвиняемый) имеет право заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования и до объявления об окончании предварительного следствия.

Относительно начала уголовного преследования Б.Б. Булатов пишет: «Момент возникновения официального уголовного преследования четко обозначен в законе решениями, посредством которых лицо ставится в процессуальное положение подозреваемого или обвиняемого»1.

Согласно ч. 1 ст. 46 УПК РФ подозреваемым является лицо:

1) в отношении которого возбуждено уголовное дело;

2) задержанное в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ;

3) к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ;

4) уведомленное о подозрении.

При этом следует учитывать, что согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 27 июня 2000 г., факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться не только Булатов Б.Б. Процессуальное положение лиц, в отношении которых осуществляется обвинительная деятельность. М., 2013. С. 29.

актом возбуждения в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.), но и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрения против него1.

Указанное решение Конституционного Суда Российской Федерации свидетельствует о том, что обвинительная деятельность имеет место на этапе подозрения, но только в тех ситуациях, когда направлена против конкретного лица. Подтверждение этому находим в п. 55 ст. 5 УПК РФ, где формулируется понятие уголовного преследования как процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления2.

Помимо этого, уголовное преследование осуществляется и с момента вынесения в отношении конкретного лица постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 47 УПК РФ).

Окончание предварительного следствия, упомянутое в норме ч. 2 ст. 317.1

УПК РФ имеет два процессуальных значения:

1) как определение окончания допустимого временного периода, в котором допустимо заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве;

2) как указание на форму предварительного расследования, допускающую заключение досудебного соглашения о сотрудничестве.

Положения уголовно-процессуального закона позволяют исключить стадию возбуждения уголовного дела, так как указанные решения могут приниматься только в результате окончания этой стадии либо после начала стадии предварительного расследования.

По делу о проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П // Собрание законодательства РФ. 2000. № 27. Ст. 2882.

См., об этом: Семенцов В.А. Обвинительная деятельность следователя // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар: Издательский Дом–Юг, 2011. С. 54.

Таким образом, заключение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно только в стадии предварительного расследования.

Относительно того, возможно ли заключение досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве по уголовному делу в форме дознания, высказываются достаточно противоположные точки зрения.

В частности, Т.Н. Топчиева отрицательно относится к идее распространения досудебного соглашения на дознание1.

В то же время Т.Н. Топчиева справедливо отмечает наличие объективных трудностей, если отсутствует возможность заключить досудебное соглашение при производстве дознания: «Подозреваемый, обвиняемый может заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, обязуясь оказать содействие в раскрытии и расследовании преступления путем изобличения других соучастников преступления (ч. 2 ст. 317.1 УПК), например, не установленных на стадии возбуждения уголовного дела. В таких случаях неизбежно возникает вопрос о возможности заключения такого соглашения и форме расследования. Толкование норм УПК в их взаимосвязи не позволяет дать однозначные ответы на поставленные вопросы, поскольку требуется законодательное их разрешение»2.

Интересную мысль высказал Г.В. Абшилава, который считает, что «должна существовать возможность подачи ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как в ходе предварительного расследования, включая дознание, так и в ходе ОРД, т.е. вне рамок процесса»3.

По мнению Д.В. Татьянина, нелогично исключать право подозреваемого на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве только на основании то

–  –  –

Николаева Т., Ларкина Е. Некоторые вопросы заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2009. № 6. С. 85-88. С. 29.

Абшилава Г.В. Уголовно-процессуальная сделка как результат конвергенции частного и публичного права // Библиотека криминалиста: научный журнал. 2012. № 3. С. 136.

го, что производство по уголовному делу должно производиться в форме дознания, а не предварительного следствия1.

С.А. Новиков выступает за применение досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве дознания2, а Ю.Г. Зуев указывает на наличие законопроекта, распространяющего положения гл. 40.1 УПК РФ на производство дознания3.

Учеными приводится разъяснение Верховного Суда Российской Федерации в обоснование возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве дознания. В частности, отмечается: «Пленум Верховного Суда подтвердил (курсив наш. – Я.Л.) возможность заключения досудебного соглашения с подозреваемым, обвиняемым в рамках производства дознания по уголовному делу»4.

Ссылка в данном случае дается на п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, где сказано следующее: «Досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено с обвиняемым (подозреваемым) при расследовании уголовного дела в том числе в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 150 УПК РФ»5. На основе этого разъяснения формируется определенный алгоритм поведения дознавателя и прокурора.

Так, по мнению Ж.К. Коняровой, дознаватель, при поступлении к нему ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, должен поставить об этом в известность прокурора. Прокурор же, на основании предоставСм.: Татьянин Д.В. Возможно ли заключение соглашения о сотрудничестве по уголовным делам о преступлениях, расследуемых в форме дознания? // Проблемы применения досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовным делам: материалы межрегион. науч.практ. семинара. Ижевск, 2010. С. 40.

См.: Новиков С.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: разъяснения получены, но проблемы остались // Российский судья. 2013. № 2. С. 42–47.

См.: Зуев Ю.Г. Обжалование процессуальных решений по делу в связи с наличием досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2012. № 3. С. 21.

Александров А.С., Колесник В.В. Порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве: правовые позиции высших судов России // Российский следователь. 2013. № 19.

С. 16–22.

О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 9.

ленных ему ст. 37 УПК РФ полномочий, должен изъять у дознавателя данное уголовное дело и передать его следователю, который и рассмотрит данное ходатайство1.

Вместе с тем, Ж.К. Конярова отмечает, что разрешение этого вопроса может быть отложено до принятия прокурором решения по поступившему к нему уголовному делу с обвинительным актом, поскольку, учитывая заявленное обвиняемым ходатайство о заключении досудебного соглашения, прокурор может направить уголовное дело для производства предварительного следствия, руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 226 УПК РФ2.

Полагаем, что этот вывод Ж.К. Коняровой несколько преждевременен и, не столь однозначен. Формирование нашей позиции по данному вопросу основывается на следующих суждениях.

Смысл приведенного положения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации можно расценить неоднозначно. Мнение о том, что досудебное соглашение о сотрудничестве возможно заключить только при производстве в форме предварительного следствия основывается не на прямых установлениях, а на косвенных признаках, предусмотренных в уголовно-процессуальном законе. Об этом свидетельствует содержание ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, а также предписания нормы ч. 3 ст. 317.1 УПК РФ (ходатайство подается через следователя), ч. 4 этой же статьи (обжалование отказа в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве осуществляется руководителю следственного органа), ч. 1 ст. 317.2 УПК РФ (прокурор рассматривает постановление следователя о возбуждении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве) и др. При этом ни социально-правовое назначение досудебного соглашения, ни его процедура, по нашему мнению, не препятствует его заключению в рамках дознания.

См.: Решетова Н.Ю., Конярова Ж.К. Досудебное соглашение о сотрудничестве по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности: пособие. М., 2011. С. 16.

Решетова Н.Ю., Конярова Ж.К. Указ. соч.

Что касается приведенного положения из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, то, на наш взгляд, вряд ли можно утверждать, что оно свидетельствует о правовой позиции Верховного Суда разрешить заключение досудебного соглашения о сотрудничестве в рамках дознания.

Здесь следует учитывать, что ч. 4 ст. 150 УПК РФ гласит: «По письменному указанию прокурора уголовные дела, указанные в пункте 1 части 3 настоящей статьи могут быть переданы для производства предварительного следствия».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал на возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве по этой категории уголовных дел. При системном истолковании положений законодательства и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует вывод о том, что заключение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно и в тех случаях, когда производство предварительного расследования начато в форме дознания, а затем эта форма изменена на предварительное следствие. При этом ни законодатель, ни высшая судебная инстанция не уточняют основания изменения прокурором формы предварительного расследования и его порядок.

Полагаем, что в условиях действующего уголовно-процессуального закона, возможно следующее развитие ситуации:

1) в случае заявления подозреваемым ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве дознания, прокурор изменяет форму предварительного расследования;

2) прокурор передает уголовное дело от дознавателя следователю для производства дознания (заменяет субъекта расследования без изменения его формы).

За пределами действующего уголовно-процессуального закона остается третий вариант, наиболее простой: дознаватель обращается к прокурору для решения вопроса о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Но если первые два варианта основываются на существующих полномочиях прокурора, то третий законом не предусматривается и имеет гипотетический характер. При этом ни один из приведенных вариантов развития событий не имеет процедуры осуществления.

По нашему мнению, в рамках дознания наиболее оптимален третий вариант заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Для этого необходимо предусмотреть возможность заключать досудебное соглашение о сотрудничестве при производстве дознания, процедура которого должна быть аналогична той, что установлена гл. 40.1 УПК РФ.

В иных случаях необходимы достаточно сложные, а главное, длительные механизмы согласования и передачи уголовного дела, что вряд ли обеспечит соблюдение разумных сроков предварительного расследования, а также прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых иных участников производства по уголовному делу.

Возражения противников расширения сферы применения досудебного соглашения о сотрудничестве за счет дознания в основном базируются на таком аргументе, как правовая и социальная цель введения этого уголовнопроцессуального института. Большинство ученых видят ее в установлении эффективного механизма по защите общества от тяжких и особо тяжких преступлений.

Так, Г.В. Абшилава пишет: «Общество защищено тогда, когда правоохранительные органы снабжены эффективным правовым инструментом для борьбы с тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Но данные виды преступлений представляют наибольшую сложность в плане их выявления, раскрытия и пресечения. Все это приводит к идее компромисса, воплотившейся в согласительной процедуре, что закреплена в гл. 40, 401 УПК. Это вынужденный компромисс, применение его должно быть исключением из общего правила неотвратимости уголовной ответственности. Поэтому предлагается в уголовном законе (ст. 62 УК) и уголовно-процессуальном законе (ст. 317.1 УПК) сделать специальную оговорку о том, что соглашение о досудебном сотрудничестве с обвиняемым допускается только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в исключительных случаях»1.

Абшилава Г.В. Согласительные процедуры в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2012. С. 31.

Г.В. Абшилава, безусловно, прав в части того, что уголовное судопроизводство – сфера публичных правоотношений, где компромисс должен допускаться в исключительных и ограниченных законом случаях. Однако, если взять статистику совершения преступлений, а также посмотреть на их криминологическую характеристику, то представляется очевидным вывод о том, что наибольший удельный вес имеют преступления средней тяжести. Именно их совершение создает наибольшее напряжение в обществе. Поэтому полагаем, что при рассмотрении вопросов о введении компромиссов и их влиянии на криминогенную обстановку необходимо учитывать такой фактор, как необходимость снижения социальной напряженности в обществе в связи с большим количеством преступлений средней тяжести.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации за особо тяжкие преступления в 2008 г. осуждены 54 892 чел., а в 2012 г.

– 46 309; за тяжкие преступления в 2008 г. – 230 825 чел., в 2012 г. – 187 218. В то же время за преступления небольшой и средней тяжести осуждены в 2008 г.

соответственно 323 462 и 315 987 чел., а в 2012 г. – 286 448 и 262 299 чел.1 По нашему мнению, досудебное соглашение о сотрудничестве – достаточно эффективное средство для борьбы не только с тяжкими и особо тяжкими, но и с преступлениями средней тяжести, по которым подозреваемые и обвиняемые также мотивированы на сотрудничество, поскольку:

1) могут избежать заключения под стражу, с применением более мягкой меры пресечения;

2) рассчитывать на снижение уголовного наказания;

3) меньше вероятность угрозы их жизни и здоровью, а соответственно и необходимости применения мер безопасности в их отношении, а также в отношении их близких.

Основные статистические показатели судимости за 2008–2012 гг. URL:

http://www.cdep.ru/index.php?id=80&item=1911. Дата обращения – 12 марта 2013 г.

Поэтому полагаем, что существует социальная оправданность и правовая возможность применения досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве дознания.

Ранее был определен допустимый период заключения соглашения о сотрудничестве – стадия предварительного расследования1. Здесь же отметим, что тем самым исключается возможность заключения соглашения в судебном производстве, из чего можно сделать следующие выводы:

1) суд не является стороной досудебного соглашения, следовательно, у него нет каких-либо обязательств в рамках соглашения, даже носящих производный или отсроченный во времени характер;

2) досудебный характер соглашения определяет цель его заключения для властных субъектов уголовного судопроизводства – получение от подозреваемого (обвиняемого) содействия в решении важных задач предварительного расследования (раскрытия преступления, изобличения виновных и розыска похищенного имущества);

3) досудебный период заключения соглашения обусловливает отличия этого уголовно-процессуального института от иных процессуальных институтов, направленных на получение содействия от подозреваемого (обвиняемого), рассчитывающего на смягчение уголовного наказания, например, в случае деятельного раскаяния (предполагающего явку с повинной) или признания своей вины (допускается и учитывается как смягчающее вину обстоятельство на всех этапах производства по уголовному делу до вынесения приговора суда).

В то же время стадия предварительного расследования нормативно определена только для досудебного соглашения о сотрудничестве, заключение которого в иных процессуальных стадиях невозможно. Примером тому служит конкретное уголовное дело.

В этом отношении представляется неверной точка зрения о том, что «сфера возможного применения досудебного соглашения о сотрудничестве ограничивается рамками уголовного дела в отношении данного подозреваемого (обвиняемого)». См., например: Костенко Н.С. Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном процессе: правовые и организационные вопросы заключения и реализации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 6.

Органами предварительного следствия К. и А. предъявлено обвинение в убийстве, совершенном группой лиц, и дело направлено в суд для рассмотрения по существу. Однако постановлением суда уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В обоснование своего решения суд указал, что органами предварительного следствия обвиняемым не разъяснены положения гл. 40.1 УПК РФ о праве на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. С учетом заявления обвиняемого К. в судебном заседании о наличии у него желания заключить досудебное соглашение о сотрудничестве суд признал неисполнение требований гл. 40.1 УПК РФ нарушением уголовно-процессуального закона, препятствующим рассмотрению уголовного дела по существу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление суда по следующим основаниям:

«Как видно из материалов дела, заявление о желании заключить досудебное соглашение К. сделал лишь на предварительном слушании, назначенном в связи с заявлением обвиняемых о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей»1.

Заключение соглашения в стадии предварительного расследования предполагает продолжение сотрудничества и при дальнейшем производстве по уголовному делу. Так, если обвиняемый в судебном разбирательстве отказывается от дачи показаний или не признает свою вину, то суд обязан перейти от особого порядка к обычной процедуре судебного разбирательства с отказом от вынесения приговора по правилам, предусмотренным ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ. Приведем некоторые примеры.

В приговоре суда указано, что подсудимый М. согласился с предъявленным обвинением и свою вину в совершении преступлений, предусмотренных п.

«а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 2 ст. 326 УК РФ, признал полностью, в присутствии защитника поддержал ранее заявленное им ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, против чего не возражали поОпределение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации № 66-О10-41 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 11.

терпевшие, а также государственный обвинитель. Приговор постановлен в особом порядке1.

В другом случае обвиняемая, при исполнении предписаний ст. 217 УПК РФ, выразила несогласие с квалификацией ее действий, представленной следователем. Последствия: судья Железнодорожного района г. Читы, при наличии в деле представления прокурора о выполнении условий досудебного соглашения о сотрудничестве и проведении судебного разбирательства в особом порядке назначил уголовное дело в отношении М., обвиняемой по ч. 3 ст. 30 и п. «а», «г» ч.

3 ст. 228.1 УК РФ, к слушанию в общем порядке2.

Сотрудничество, которое становится основным объектом заключаемого соглашения, и есть основное обязательство подозреваемого, обвиняемого. Направление сотрудничества и его пределы указываются в уголовно-процессуальном законе – содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем. Исходя из одностороннего характера заключаемого соглашения, именно подозреваемый, обвиняемый добровольно принимает на себя обязательства по поддержанию сотрудничества. При этом установление и формальное закрепление сотрудничества – право властных субъектов.

Сотрудничество как объект соглашения в уголовном судопроизводстве по своему содержанию и структуре представляется следующим:

1) сотрудничество не является партнерским (на равных началах);

2) ведущее положение занимают властные субъекты уголовного судопроизводства, определяющие задачи сотрудничества;

Справка по результатам изучения судебной практики применения Новгородским районным судом норм главы 40.1 УПК РФ об особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве за 2010 год и первое полугодие 2011 года. URL: http://novgorodski.nvg.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=240.

Архив суда Железнодорожного района г. Читы. 2011. Уголовное дело № 1-71. Аналогичные решения принимались Мещанским районным судом г. Москвы (2010. Уголовное дело № 1-219), Протвинским городским судом Московской области (2010. Уголовное дело № 1-39) и др.

3) подозреваемый (обвиняемый) выступает лицом, добровольно принимающим на себя обязательства решать задачи, поставленные властными субъектами.

Применительно к данному аспекту важно сознавать: какие именно задачи могут быть решены подозреваемым, обвиняемым, т.е. не зависят от иных лиц;

насколько возможности подозреваемого, обвиняемого способны удовлетворить потребности предварительного расследования; как именно следует формулировать задачи и средства их решения в соглашении. На наш взгляд, последнее обстоятельство имеет особенно важное значение для обеспечения прав подозреваемого, обвиняемого, так как непосредственно позволяет влиять на характер и содержание его конкретных обязательств.

Применительно к сотрудничеству необходимо еще раз подчеркнуть, что оно не ограничивается стадией предварительного расследования. Сотрудничество подозреваемого, обвиняемого выстраивается таким образом, чтобы затронуть как предварительное расследование, так и судебное разбирательство. При этом направленность сотрудничества при переходе от одной стадии в другую изменяется, равно как и его содержание.

В стадии предварительного расследования сотрудничество направлено на выполнение добровольно принятых обязательств по участию в следственных и иных процессуальных действиях. В самом общем виде речь идет об участии в уголовно-процессуальном доказывании.

В судебном разбирательстве подсудимый, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, при сохранении стремления к получению преимуществ в части назначения наказания обязан его продолжать, но уже в отношении суда. Изменяется характер этого сотрудничества, которое приобретает в большей степени не познавательную, а удостоверительную направленность (подсудимый подтверждает перед судом добровольность заключения соглашения, признание своей вины в предъявленном обвинении и др.).

Таким образом, фактическое содержание соглашения выражается в установлении неравноправного сотрудничества подозреваемого, обвиняемого, подсудимого применительно к доказыванию существенных обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ и удостоверению фактов, имеющих существенное значение для постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства.

Цель досудебного соглашения выполняет важную функцию в определении его сущности.

В комментариях УПК РФ отмечается такая цель досудебного соглашения о сотрудничестве, как расширение средств противодействия организованным и другим опасным преступлениям и повышения эффективности их расследования.

Для этого допускается привлечение к сотрудничеству лиц, состоящих в организованных группах и преступных сообществах1. Аналогичное мнение высказывается Ю.К. Якимовичем: «Основная цель его (досудебного соглашения о сотрудничестве – Я.Л.) стимулировать членов организованных преступных формирований сотрудничать с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность и органами предварительного следствия»2.

О цели имеется и такая точка зрения: «Соглашение о сотрудничестве может преследовать три цели, которые в каждом конкретном случае присутствуют вместе либо порознь. Это содействие следствию: 1) в раскрытии и расследовании преступления; 2) изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления; 3) розыске имущества, добытого в результате преступления»3.

А.А. Иванов пишет: «Основная цель договорных отношений с обвиняемым заключается не в отказе от установления истины по делу, а, наоборот, в обеспечении максимальной полноты и всесторонности предварительного расследования за счет использования сведений об обстоятельствах преступления, которыми Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред.

В.М. Лебедева и В.П. Божьева. 6-е изд. М., 2010. С. 831.

Якимович Ю.К. Соглашение о сотрудничестве – новый институт уголовнопроцессуального права // Избранные труды. М., 2011. С. 727.

Практика применения Уголовно-процессуального кодекса РФ / под ред. В.М. Лебедева. 4-е изд. М., 2011. С. 433.

располагает само лицо, совершившее преступление»1. Существует точка зрения, что досудебное соглашение о сотрудничестве предназначено специально для эффективного раскрытия и расследования фактов бандитизма, преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, заказных убийств и разного рода коррупционных проявлений2.

Эту мысль высказывают и другие ученые. В частности, «она (цель введения досудебного соглашения о сотрудничестве. – Я.Л.) подразумевает создание правовой базы для противодействия организованной преступности, коррупции, организации эффективного расследования наиболее сложных уголовных дел»3.

Н.С. Костенко считает, что досудебное соглашение о сотрудничестве по своему социально-правовому назначению в определенном смысле совпадает с деятельным раскаянием, явкой с повинной, добровольным отказом от доведения преступления до конца. Но вместе с тем оно «является принципиально новым явлением в уголовно-процессуальном законодательстве, отличающимся… целями заключения (изобличение не только себя в преступной деятельности, но и других соучастников преступления)»4. Однако далее автор пишет: «Досудебное соглашение о сотрудничестве, как и любое другое соглашение, должно иметь стороны, наделенные правами и обязанностями для достижения целей, которые являются для них взаимосвязанными и охватывают собой взаимовыгодное сотрудничество»5.

По нашему мнению, цель досудебного соглашения может быть истолкована в двух аспектах:

Иванов А.А.Теоретические и организационно-правовые аспекты реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве в российском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 12.

См.: Шаталов А.С. Принятие судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: правовая регламентация, проблемы, тенденции, перспективы: Уголовное судопроизводство. Теория и практика / под ред. Н.А. Колоколова. М., 2011. С. 873.

Гаврилова О.В., Степкин С.М., Цечоев Х.И. К вопросу о создании института досудебного соглашения о сотрудничестве в современной России // Вестник Санкт-Петербургского института Пожарной безопасности (научный электронный журнал). 2012. № 3. С. 79.

Костенко Н.С. Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном процессе: правовые и организационные вопросы заключения и реализации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 6.

–  –  –

1) как уголовно-процессуального института;

2) как уголовно-процессуальной деятельности, причем в этом случае необходимо различать цель для властных субъектов и для подозреваемого, обвиняемого.

Потребность в таком разграничении очевидна в связи с тем, что не представляется возможным адекватно отнестись к такой цели, как борьба с заказными убийствами, если участником соглашения становится обвиняемый в таком преступлении. Вряд ли имеет смысл надеяться, что обвиняемый станет бороться с этими преступлениями. Его цель явно иная. Соответственно и цель властных субъектов (следователя, прокурора) не может совпадать с целью подозреваемого, обвиняемого.

Цель, преследуемая подозреваемым, обвиняемым, прямо в законе не определена, однако ее содержание логически следует из смысла: смягчение максимального наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В соответствии с ч. 2 ст. 62 УК РФ в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, срок или размер наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, при:

1) наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных в п. «и» ч. 1 ст.

61 УК РФ, а именно: явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;

2) отсутствии отягчающих обстоятельств.

Кроме того, если статьей УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы ли смертная казнь, в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве эти виды наказания не применяются. При этом срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания в виде лишения свободы.

Стоит отметить также, что согласно ч. 5 ст. 317.1 УПК РФ подсудимому с учетом положений ст. 64, 73 и 80.1 УК РФ суд может назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или освободить от отбывания наказания.

На различия в целях участников досудебного соглашения о сотрудничестве указывают и иные авторы. Например, О.А. Тертышная полагает, что можно вывести цель для каждой из сторон. Цель сотрудничества стороны обвинения заключается в возможности:

– наиболее быстро и эффективно раскрыть и расследовать преступление (или преступления), совершенное лицом, заключившим «соглашение о сотрудничестве;

– раскрыть и расследовать преступление (или преступления), которые не были известны органам следствия;

– получить необходимые сведения об обстоятельствах преступления, а также информацию о возможных его соучастниках;

– установить местонахождение имущества, добытого в результате преступления»1.

Мы разделяем справедливость общего подхода к разграничению целей различных участников досудебного соглашения о сотрудничестве. В то же время вряд ли можно согласиться с множественностью целей органов предварительного расследования. На наш взгляд, в приведенной точке зрения О.А. Тертышной перечисляются не столько цели, сколько задачи. Что касается цели, то она должна быть единой и достаточно общей, позволяющей представить весь потенциал досудебного соглашения.

Полагаем, что цель досудебного соглашения о сотрудничестве состоит в получении достоверной информации от подозреваемого, обвиняемого по обстоятельствам (всем или их части), перечисленным в уголовно-процессуальном законе. Так, как применительно к конкретным обстоятельствам уголовного дела

Тертышная О.А. Указ. соч.

досудебное соглашение о сотрудничестве может помочь в решении не всех задач, указанных в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, а только их части, исходя из объективных потребностей предварительного расследования (например, установления местонахождения похищенного имущества).

Поэтому вряд ли целесообразно устанавливать в качестве общих целей досудебного соглашения решение всех задач, указанных в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, тем более, что цель – не процесс, а результат деятельности, достигаемый путем постановки и решения конкретных задач.

Таким образом, цели досудебного соглашения о сотрудничестве необходимо дифференцировать, исходя из применяемого контекста. Для участников досудебного соглашения о сотрудничестве цели принципиально отличаются: если для должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, цель – достоверная информация, то для подозреваемого, обвиняемого сотрудничество служит средством для достижения его собственной цели – смягчения наказания.

Предмет досудебного соглашения о сотрудничестве представляется важным сущностным признаком. По мнению Г.В. Абшилавы, «предметом соглашения о сотрудничестве должны стать действия обвиняемого, направленные на раскрытие тяжкого или особо тяжкого преступления, на обнаружение тяжкого или особо тяжкого преступления или возбуждение уголовных дел по таким преступлениям»1. В другой своей работе Г.В. Абшилава предметом соглашения определяет обстоятельства, предусмотренные п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 и ст. 62 УК РФ2.

Абшилава Г.В. Предмет досудебного соглашения о сотрудничестве, заключаемого в рамках главы 40.1 УПК Российской Федерации // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Тюмень, 2012. Вып. 9. С. 226.

См.: Абшилава Г.В. Деятельное раскаяние как составная часть досудебного соглашения о сотрудничестве // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер.:

Право. 2011. № 27. С. 30.

Как пишет Н.С. Костенко, «предметом досудебного соглашения о сотрудничестве являются только условия реализации, а не основания уголовной ответственности, а также особенности назначения наказания»1.

По словам О.А. Тертышной «из анализа норм, посвященных досудебному соглашению о сотрудничестве, следует, что предметом заключаемого соглашения о сотрудничестве является правоотношение, возникающее в сфере уголовнопроцессуальной деятельности, или еще точнее – действия участников соглашения о сотрудничестве, направленные на достижение поставленной цели, и как следствие, вид и размер наказания»2.

В.Т. Топчиева считает, что «предметом досудебного соглашения о сотрудничестве является объем действий, определяющих соблюдение условий данного соглашения, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом и направлены на установление существенных обстоятельств по конкретному уголовному делу»3.

А.А. Иванов полагает, что, «в отличие от существующего порядка предметом досудебного соглашения о сотрудничестве должно охватываться оказание содействия правоохранительным органам не только на стадии предварительного расследования, но и на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовных дел в отношении других лиц, преступную деятельность которых изобличил обвиняемый в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве»4.

В российском Гражданском кодексе используются такие понятия, как «предмет обязательства» (ст. 322), «предмет договора» (ст. 429, 432), «предмет сделки» (ст. 178). Учитывая многозначность понятия «договор», рассматриваемого и как сделка, и как обязательство, определение «предмет договора» касается исключительно обязательства. Предмет договора не тождественен существу обязательства, поэтому в Гражданском кодексе Российской Федерации имеются

–  –  –

Тертышная О.А. Указ. соч.

Топчиева Т.В. Досудебное соглашение о сотрудничестве в российском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2013. С. 12.

–  –  –

нормы, которые разграничивают эти понятия. Такое разграничение соответствует традиции, например, в римском праве предметом признавалась вещь или действие; характер обязательства и предмет договора не были тождественными понятиями1.

В современных работах по цивилистике нет единой точки зрения относительно предмета договора. Нередко разграничивают предмет (действия обязанного лица) и объект (имущество)2. Существует подход, согласно которому предмет договора включает два рода объектов: объектом первого рода служат действия обязанных лиц по передаче друг другу имущества, объектом второго рода является само имущество3.

В качестве одного из авторитетных мнений в гражданском праве приведем позицию выдающегося русского ученого-цивилиста Г.Ф. Шершеневича, который считал, что «предмет договора... есть то юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц»4.

Как единое правовое последствие досудебного соглашения о сотрудничестве можно рассматривать составление обвинительного заключения по уголовному делу, по которому заключалось досудебное соглашение о сотрудничестве.

При этом предварительное расследование осуществлялось при активном содействии подозреваемого, обвиняемого в решении основных задач. Очевидно, что усилия каждого из участников соглашения в этом случае проявляются поразному. Подозреваемый (обвиняемый) согласен предоставить следователю необходимую информацию, а следователь – использовать ее для раскрытия преступления. Без следователя все стремления подозреваемого, обвиняемого неосуществимы. Поэтому необходимо наличие стремлений с обеих сторон.

См.: Римское частное право: учебник / под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского.

М., 2004.

См.: Малеина М.Н. Договор о частном сервитуте // Вестник гражданского права. 2008.

№ 4.

См.: Витрянский В.В. Договор мены // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.

2000. № 1, 2.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. / под ред. В.С. Ем. М.,

2005. С. 74.

В такой ситуации усматривается единая воля обоих участников (хотя формально соглашение подписывает прокурор) на получение общего результата: подозреваемый (обвиняемый) намерен совершать действия, а следователь обеспечивает эту возможность процессуально и эффективно использует полученные сведения.

Таким образом, конкретизированным предметом досудебного соглашения о сотрудничестве выступают действия подозреваемого, обвиняемого и обеспечительная деятельность следователя.

Для формирования общей картины досудебного соглашения о сотрудничестве актуальной представляется и проблема возможности его применения в российском уголовном судопроизводстве.

По мнению О.В. Карпова и И.В. Маслова, подозреваемые не пойдут на соглашение с органами, осуществляющими уголовное преследование, на аморфных условиях снижения наказания, без каких-либо четких гарантий конкретного вида и определенного размера наказания, которое будет назначено в обмен на сотрудничество1. Как отмечают авторы, назначение наказания лицу, изобличившему особо опасных профессиональных преступников в виде реального лишения свободы, можно приравнять, исходя из обычаев, существующих среди лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях, к его физическому уничтожению2.

Схожей позиции придерживаются А.С. Александров и И.А. Александрова, говоря о том, что слабость и даже опасность данного института состоит в том, что обвиняемый не застрахован от продолжения уголовного преследования уже после заключения соглашения в связи с возможностью установления отягчающих обстоятельств и предъявления ему новых, более тяжких, обвинений. А это См.: Карпов О., Маслов И. Досудебное соглашение о сотрудничестве: проблемы правового регулирования и вопросы порядка применения // Уголовный процесс. 2009. № 9. С. 5.

–  –  –

значит, что стороны неравноправны1. Аналогичное мнение высказано и некоторыми другими учеными.

На наш взгляд, такие опасения действительно обоснованы, но только в определенной части. Например, неравенство участников соглашения запрограммировано его сущностью как односторонней сделки. Структура сотрудничества также не позволяет устанавливать равноправное партнерство. Тем не менее, для односторонней сделки правообеспечение выглядит далеко не полным и весьма недостаточным.

Подводя итоги, можно сформулировать следующее определение: досудебное соглашение о сотрудничестве – уголовно-процессуальный институт, создающий правовую основу и предусматривающий процессуальную форму для заключения в стадии предварительного расследования односторонней сделки о сотрудничестве, объектом которого выступают партнерские отношения подозреваемого, обвиняемого со следователем, а в судебном разбирательстве – подсудимого и суда, выражающиеся в установлении и удостоверении существенных обстоятельств уголовного дела, необходимых для вынесения приговора в особомпорядке.

Отметим, что досудебное соглашение о сотрудничестве обладает двойственной правовой природой – гражданско-правовой и уголовно-процессуальной.

Каждая сторона этого явления находит свое формальное, нормативное выражение и закрепление.

См.: Александров А.С., Александрова И.А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. 2009. № 8. С. 4.

–  –  –

На сегодняшний день нормативно-правовое регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве весьма разнообразно и требует своей систематизации по юридической силе, с выделением международного и национального законодательства.

Международно-правовую основу регулирования досудебного соглашения о сотрудничестве составляет целый ряд нормативных документов.

Так, в ст. 26 Конвенции ООН «Против транснациональной организованной преступности»1 предусмотрены обязательства государств-участников по поощрению лиц, которые участвуют или участвовали в организованных преступных группах, к сотрудничеству с правоохранительными органами путем предоставления:

1) информации, полезной для компетентных органов, в целях расследования и доказывания обстоятельств преступления:

2) сведений об идентификационных данных, характере, составе, структуре, местонахождении или деятельности организованных преступных групп; о связях, в том числе международных, с другими организованными преступными группами; о преступлениях, которые совершили или могут совершить организованные преступные группы;

3) фактической, конкретной помощи компетентным органам, которая может способствовать лишению организованных преступных групп их ресурсов или доходов от преступлений.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |


Похожие работы:

«ВОРОНЦОВА ИРИНА ВИКТОРОВНА НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА КАК ИСТОЧНИК ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА 12.00.15. – гражданский процесс; арбитражный процесс Диссертация на соискание учной степени доктора юридических наук Научный консультант: доктор юридических наук, профессор О.В. Исаенкова САРАТОВ 20 Оглавление Введение.....»

«Амирханова Евгения Александровна АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СФЕРЕ ТУРИЗМА Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических...»

«Сибагатуллин Айдар Муфассирович УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ ПРЕКУРСОРОВ В РОССИИ 12. 00. 08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Т.В. Пинкевич Ставрополь, 201 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3– Глава 1. Уголовно-правовая характеристика...»

«Маковецкая Марина Геннадьевна ПРЕДЕЛЫ ОГРАНИЧЕНИЙ ПРАВ И СВОБОД ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИИ Специальность 12.00.02 – «Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент...»

«РОГОВА ЕВГЕНИЯ ВИКТОРОВНА УЧЕНИЕ О ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант доктор юридических наук, профессор В.Ф. Цепелев Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..4 Глава 1. Методологические основы учения о дифференциации уголовной ответственности..34 1.1. Методологические...»

«Гринёв Павел Дмитриевич Государственный контроль за оспариванием и принудительным исполнением решений международных коммерческих арбитражей 12.00.15. – гражданский процесс; арбитражный процесс ДИССЕРТАЦИЯ На соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный...»

«Огурцова Марина Леонидовна ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат...»

«Абдул-Кадыров Шарпудди Муайдович ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРОКУРОРОМ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ И НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ В ДОСУДЕБНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ Специальность 12.00.09 – «Уголовный процесс» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор А.Г....»

«ГУЛЯГИН Александр Юрьевич ОСНОВЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ Специальность 12.00.11 — судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность Специальность 12.00.14 — административное право, административный процесс Диссертация на соискание...»

«АМИНОВ МУХАМАДЖОН МАХМАДРИЗОЕВИЧ ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководительдоктор юридических...»

«Гладкая Екатерина Игоревна Правовой режим доменного имени в России и США Специальность: 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: д.ю.н., доцент Серго Антон...»

«Черныш Артем Вадимович КОНКУРЕНТНОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Специальность 12.00.10 – международное право; европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент А.С. Исполинов Москва Оглавление Введение Глава 1....»

«Чуйко Наталия Андреевна МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ В РАМКАХ ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Специальность 12.00.10 Международное право; Европейское право. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор,...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Штей, Николай Александрович Обеспечение соответствия учредительных и иных нормативных правовых актов субъектов РФ Конституции Российской Федерации и федеральным законам Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru Штей, Николай Александрович Обеспечение соответствия учредительных и иных нормативных правовых актов субъектов РФ Конституции Российской Федерации и федеральным законам : [Электронный ресурс] : Дис. . канд. юрид. наук :...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Лукашев, Михаил Александрович Предмет правового регулирования как категория теории государства и права Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru Лукашев, Михаил Александрович.    Предмет правового регулирования как категория теории государства и права  [Электронный ресурс] : дис.. канд. юрид. наук : 12.00.01. ­ Краснодар: РГБ, 2007. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)....»

«Яловенко Татьяна Васильевна ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПРАВОЗАЩИТНОЙ СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА (вопросы теории) 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент В. А. Рудковский Волгоград — 201 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1....»

«Ашуров Вели Кахриманович СЛЕДСТВЕННАЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ИХ РОЛЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВИЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА Специальность 12.00.09 – уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук,...»

«ПОЖИДАЕВ ИЛЬЯ ЕВГЕНЬЕВИЧ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НЕЗАКОННОМУ КУЛЬТИВИРОВАНИЮ РАСТЕНИЙ, СОДЕРЖАЩИХ НАРКОТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИЛИ ПСИХОТРОПНЫЕ ВЕЩЕСТВА ЛИБО ИХ ПРЕКУРСОРЫ. Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор...»

«Кецба Бата Игоревич Учение Отцов Церкви в политико-правовой мысли Византийской империи. 12.00.01 – Теория и история права и государства; история учений о государстве и праве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук,...»

«ТИХОНОВА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА РОЛЬ АРБИТРАЖНОГО СУДА В ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Т.А. Григорьева САРАТОВ – 2015...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.