WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОСРЕДНИЧЕСТВОМ ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Как уже отмечалось нами89, два суда – Европейский суд в названном постановлении по делу Веселова и других, а также Верховный суд РФ в своих постановлениях Пленума – фактически предлагают оперативнорозыскным и следственным подразделениям частно-методические криминалистические и оперативно-розыскные рекомендации, становясь тем самым источниками методик расследования. Доказать и проиллюстрировать это несложно. Так, в следственных ситуациях, связанных с оперативными экспериментами и проверочными закупками, ЕСПЧ фактически требует «проведения расследования в основном пассивным способом», предлагая четкие критерии того, что он имеет в виду под этим словосочетанием.

Как указано в п. 92 решения по делу Веселова и других: «… Это, в частности, исключает любое поведение, которое может расцениваться как давление, Подробнее об этом см. : Степаненко Р. А. Влияние решений Европейского суда по правам человека на практику расследования коррупционных преступлений в России // Международное уголовное право и международная юстиция. М. 2014. № 4. С. 10–13.

оказанное на заявителя90 с целью совершения им преступления, такое как инициативный контакт с заявителем, повторное предложение после первоначального отказа, настоятельные требования, повышение цены по сравнению с обычной…». Аналогичные по сути рекомендации дает и Верховный суд России в упомянутых выше разъяснениях.

К сожалению, необходимо констатировать, что оперативно-розыскные подразделения правоохранительных органов России все еще нередко допускают провокационно-подстрекательские действия по делам о незаконном сбыте наркотиков и по делам о взяточничестве. Однако тенденция последних лет такова, что российские суды, в основном правильно применяя нормы Конвенции в толковании Европейского суда и Верховного суда РФ, в соответствующих судебных ситуациях все чаще выносят оправдательные приговоры. Примеров тому множество.

Так, А. А. Илюшин, обобщая судебную практику Нижегородской области, приводит решение областного суда: глава органа местного самоуправления одного из районов области (гр. М.) был оправдан по обвинению в покушении на получение взятки в крупном размере в связи с отсутствием в его действиях состава преступления91. В ходе судебного разбирательства по этому делу установлено, что Б. на момент обращения к М. с просьбой выделить земельный участок под строительство магазина в интересах ООО «С» не являлся руководителем либо работником этой фирмы, а выступал в качестве участника оперативного эксперимента, проводимого оперативными сотрудниками органа – субъекта оперативно-розыскной деятельности. При этом наименование фирмы использовалось оперативными сотрудниками без ведома и согласия этого юридического лица только лишь для проведения оперативного эксперимента. При такой ситуации суд пришел 90 Под заявителями в данном контексте понимается гражданин Веселов и другие лица, обратившиеся в Европейский суд. Отмечено мной. – Р. С.

Илюшин А. А. Оценка доказательств, полученных в результате ОРМ при выявлении взяточничества // Законность. 2013. № 7. С. 59–61. Далее приводится практический пример из этой публикации. Следует отметить, что в последние годы подобных решений об оправдании в российских регионах множество.

к выводу об искусственном создании признаков преступления – получения взятки.

По этому делу доказательства, полученные путем проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ), судом признаны недопустимыми в силу нарушения ч. 8 ст. 5 ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (запрет подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий). Вызывает сожаление тот факт, что следственные органы Следственного комитета РФ, имея возможность дать верную оценку содеянному и прекратить дело на стадии предварительного расследования, поддержали правовую позицию органов – субъектов ОРД, допустивших явное, как нам представляется, нарушение названных требований закона и Конвенции. Так, следователи, много месяцев расследовавшие дело, тем не менее не представили данных, подтверждающих, что при инициировании ОРМ с участием Б. были основания подозревать М. в получении взяток.

Здесь типичным для российской практики оперативно-розыскной деятельности является то, что в деле оперативного учета, а затем и в уголовном деле в части обоснования наличия основания для проведения ОРМ (ст. 7 ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности») имелось лишь ничем не подтвержденное заявление и показания оперативного сотрудника о том, что он якобы располагал секретной информацией о неправомерной деятельности подсудимого. С учетом сложившейся в России практики применения законодательства о государственной тайне92 проверить достоверность данной информации, в том числе в рамках предварительного и судебного следствия, крайне сложно, а порой и невозможно.





Государственную тайну составляют в том числе сведения о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности. Пункт 4 статьи 5 Закона РФ от 21.07.1993 № 5485-1 «О государственной тайне» // Справочноправовая система «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=156018.

В этом деле суд признал такие заявления оперативного сотрудника и его же показания (как свидетеля) явно недостаточными для начала проведения ОРМ. Следователи также не провели необходимых следственных действий по проверке версии М. о том, что его долго уговаривали и в конечном итоге вынудили принять деньги, которые он намеревался потратить на общественные нужды.

В этом деле явно угадывается пресловутый «обвинительный уклон» – распространенное не только в российской, но и в мировой судебной практике негативное явление. «Суть его в стремлении сначала сформулировать, а затем любой ценой подтвердить приговором суда обвинение, которое не отвечает требованию всесторонности, полноты и объективности исследования фактических обстоятельств дела и в силу этого не позволяет суду правильно применить нормы уголовного права и вынести правосудное решение по делу»93.

Важно отметить, что не только областной суд оправдал подсудимого.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РФ выводы суда первой инстанции были признаны обоснованными. Повторимся, этот пример далеко не единичный. Он указывает на устойчивую в судебной практике тенденцию к оправданию подсудимых по делам о взяточничестве и незаконном сбыте наркотиков. Разумеется, при наличии сходных обстоятельств. Однако сохраняется и негативная тенденция к применению провокационно-подстрекательских подходов в деятельности оперативных сотрудников органов – субъектов ОРД при поддержке других органов уголовного преследования (следствие, прокуратура).

Вместе с тем, полагаем, нельзя говорить о тотальном умышленном нарушении законности сотрудниками оперативно-розыскных подразделений в ходе документирования преступной деятельности участников коррупционных отношений. Как верно по этому поводу отмечает А.

Воскобитова Л. А. Обвинение или обвинительный уклон? // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 3. С. 455–462.

Е. Чечетин, «…сотрудники оперативных служб нередко затрудняются в выборе правильных тактических приемов, позволяющих исключить провокацию преступления. Для решения этой проблемы требуются более четкие правовые ориентиры в установлении допустимых приемов проверочной закупки наркотиков»94.

Анализ указанных взаимосвязанных между собой разъяснений Верховного суда РФ, Европейского суда и изучение тенденций правоприменительной практики позволяет сделать некоторые, не лишенные внешней противоречивости, обобщения. Безусловно, оперативные подразделения не вправе допускать не только провокаций (ст. 304 УК РФ), но и описанных выше подстрекательских действий. Причем запрет распространяется не только в отношении взяткополучателей, взяткодателей, но и в отношении предполагаемых посредников во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), поскольку последние изобличаются в рамках оперативных экспериментов, аналогичных тем, что проводят в отношении субъектов преступлений, предусмотренных ст. 204, 290 и 291 УК РФ. Как будет подробно раскрыто в гл. 3, в распространенной тактике проведения этих ОРМ оперативные сотрудники часто проводят двойной, двухэтапный эксперимент: сначала взятка под контролем передается посреднику, а затем он, будучи изобличенным, привлекается к дальнейшей передаче взятки должностному лицу. Бесспорно, подстрекательские действия недопустимы и влекут признание незаконными действий оперативных подразделений как на первом, так и на втором этапе оперативного эксперимента.

Не только в актах судебного толкования, а прежде всего на уровне законодательства об оперативно-розыскной деятельности необходимо сформулировать нормы, раскрывающие критерии разграничения трех видов деятельности: правомерного проведения оперативного эксперимента (а также Чечетин А. Е. Оперативно-розыскные мероприятия и права личности // Уголовная юстиция: связь времен. Избранные материалы международной научной конференции.

Санкт-Петербург, 6–8 октября 2010 года. С. 102.

проверочной закупки), провокации преступлений и описанных подстрекательских действий. По мнению некоторых авторов, вопрос о правомерности проведения оперативно-розыскных мероприятий в ходе выявления преступлений (равно как и об их противоправности) необходимо урегулировать прежде всего в УК РФ95.

Однако в аспекте настоящего исследования важно отметить, что в настоящий момент приведенные разъяснения Верховного суда РФ, Европейского суда, еще не став в полной мере нормами национального права, уже определенным образом осложнили практику борьбы с коррупционными преступлениями и могут повлиять на и без того невысокую ее эффективность. Как с явным сожалением отмечает А. Н. Халиков, при нынешнем уровне коррумпированности в России с учетом «профессионализма» взяткополучателей, согласованности во многих случаях интересов взяткополучателей и взяткодателей ожидание заявлений со стороны лиц, дающих взятки, – это утопия. Выход из положения автор видит в том, чтобы предварительно проводить ОРМ «оперативное внедрение», когда под видом потенциального взяткодателя выступает оперативный работник, с участием которого и проводится последующий оперативный эксперимент по контролируемому вручению вымогаемой взятки и задержанию взяткополучателя с поличным96.

Нет сомнений в том, что правоохранительные органы обязаны всеми законными средствами, причем в кратчайшие сроки, резко повысить эффективность расследования коррупционных преступлений97. Обозначенная проблема должна решаться комплексно, путем синтеза достижений многих

Шмонин А. В. Провокация преступлений со стороны правоохранительных органов:

сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства / А. В. Шмонин, О. И.

Семыкина // Журнал российского права. 2013. № 7. С. 80–81.

Халиков А. Н. Перспективы оперативной работы в борьбе с коррупцией // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2006. № 4. С. 15–18.

97 Зрелов А. П. Обзор актуальных предложений по совершенствованию антикоррупционного законодательства // Гражданин и право.2013. № 8. С. 71.

отраслей научных знаний98. На данный момент в России, по нашему мнению, есть понимание того, что в числе таких отраслей, помимо уголовного права, уголовного процесса и других наук антикриминального цикла, ведущее место должны занять две науки: криминалистика, а также оперативнорозыскная деятельность. С помощью их научного инструментария вновь создаваемые, включая настоящую, а также модернизируемые криминалистические методики расследования взяточничества, иных коррупционных преступлений, рекомендации в рамках оперативнорозыскного обеспечения противодействия коррупции в обязательном порядке должны содержать советы, инструкции по поводу:

- с одной стороны, тактических приемов, направленных на избежание провокаций и подстрекательских действий со стороны оперативных сотрудников и содействующих им лиц;

- с другой стороны, тактических операций и оперативно-тактических комбинаций, направленных на инициативное выявление и изобличение коррупционеров. «Инициативное выявление и изобличение» в заданном контексте означает практическую реализацию заявленного выше (параграф 1.2) принципа приоритета наступательного характера расследования, когда правоохранительные органы не только ожидают пассивно тех, кто придет с заявлениями о вымогательстве взятки (такой подход зачастую неэффективен), а сами идут в наступление на коррупционную преступность.

Здесь будет полезен как российский опыт и предложения по его оптимизации99, так и опыт зарубежный. Нами ранее в соавторстве с Ю.

Актуальные проблемы противодействия коррупционным преступлениям : сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции (19 апреля 2013 г., г.

Хабаровск) / В. А. Авдеев, О. А. Авдеева, В. В. Агильдин и др.; под ред. Т. Б. Басовой, К.

А. Волкова; Хабаровский краевой суд, Дальневосточный филиал Российской академии правосудия. Хабаровск : Юрист, 2013. С. 4–5.

Ранее отдельными авторами предлагался алгоритм проведения так называемых инициативных оперативных экспериментов. См.: Гармаев Ю. П. Оперативный эксперимент по делам о получении взятки: правила проведения, исключающие провокацию / Ю. П. Гармаев, В. А. Фалилеев // Проблемы совершенствования прокурорского надзора : сборник статей. Вып. 2. Иркутск : Изд-во ИИПК ПР ГП РФ, 2006.

С. 86–97.

П. Гармаевым формулировались предложения об использовании зарубежного опыта100. Ведь, безусловно, во всех развитых странах мира проблема борьбы с коррупцией стоит достаточно остро. К тому же, например, в США не менее остро стоит проблема коррупции в самой полиции, а также жестокости, временами проявляемой блюстителями порядка101. Таким образом, комплекс данных проблем представляется актуальным на международном уровне.

Например, в Великобритании и США в отдельных типовых следственных ситуациях правоохранительные органы прибегают к тактике, граничащей с провокацией, но не являющейся таковой102. Так, А. В. Шмонин и О. И. Семыкина приводят краткие описания обманных операций под названием «укусы» (stings) и «манна небесная» (manna from heaven) и т. п.

При использовании подобных тактик полиция создает фиктивные магазины, например, по купле-продаже ювелирных изделий, автомобилей и проч. в надежде пресечь сбыт краденого имущества. В данной ситуации полиция не нарушает границы правомерности. Она использует тактику обмана с целью выявления преступной сети сбыта имущества, приобретенного преступным путем103.

Далее формулируются эти предложения. См.: Garmaev Yury P. Judgments of the

European Court of Human Rights as a Source of Recommendations on Fight against Corruption:

Prospects for Interdisciplinary Research / Yury P. Garmaev, Diana A. Stepanenko, Roman A.

Stepanenko // Asian Social Science; Vol. 11, No. 9; 2015. P. 266-272. ISSN 1911-2017 EISSN 1911-2025. Published by Canadian Center of Science and Education.Received: November 21, 2014 Accepted: December 31, 2014 Online Published: April 2, 2015.

doi:10.5539/ass.v11n9p URL: http://dx.doi.org/10.5539/ass.v11n9p266 http://www.ccsenet.org/journal/index.php/ass/arti cle/view/47170/25507 Карпович О. Г. «Беловоротничковая» преступность и коррупция в США // Закон и право. 2013. № 8. С. 7.

–  –  –

Шмонин А. В. Указ. соч. С. 75–81. Авторы при этом ссылаются на следующую работу:

Ashwotrh A., Redmayne M. Op. cit. P. 262– 263.

В России разработкой такого рода частных методик, методических рекомендаций и алгоритмов должны заняться прежде всего представители двух названных наук – криминалистики и оперативно-розыскной деятельности, во взаимодействии со специалистами в области уголовного права и уголовного процесса, поскольку очевиден междисциплинарный, системный характер проблемы, а значит – и средств ее решения.

Очевидна также необходимость объединения усилий российских и зарубежных ученых – представителей названных наук антикриминального цикла. Несмотря на кардинальные различия в правовом регулировании соответствующих правоотношений, эффективные методики борьбы с коррупцией в разных странах имеют много общего. Например, результаты исследований, проводимых в США, созвучны с российскими в той части, что учеными обеих стран на основании тщательного анализа национального законодательства и судебной (прецедентной) практики формулируются весьма сходные критерии правомерности/неправомерности проведения полицейских операций по изобличению коррупционеров. На основе этих критериев формулируются советы, рекомендации полицейским, следователям. Государства разные, а рекомендации в значительной мере сходны. Так, в США правомерность «ловушки» со стороны правоохранительных органов обосновывается категорией преступления, посягающего прежде всего на публичную сферу государственных интересов (например, взяточничество, вынуждающее обвинение основываться на фактах совершения преступления разрабатываемым лицом в результате «ловушки»)104. В любом случае, как утверждает S. Emanuel, правоохранительные органы не должны нарушить тонкую границу между ранее сформировавшимся умыслом на совершение преступления и подстрекательством к нему105.

Bloom R. Criminal Procedure. The Constitution and the Police / R. Bloom, M. Brodin. 6th ed. Wolters Kluwer, 2010. P. 338.

Emanuel S. Criminal Procedure. 28th ed. WoltersKluwer, 2009. P. 183 – 184.

Вновь отметим, что таким образом формулируются не только и не столько предложения о дополнении и изменении соответствующего национального законодательства. Предлагаются универсальные методические рекомендации, направленные на повышение эффективности выявления и расследования коррупционных преступлений106.

Таким образом, представляется доказанной выдвинутая в начале параграфа гипотеза о том, что источником криминалистической методики расследования взяточничества, включая посредничество во взяточничестве, является судебная практика в части решений Европейского суда и постановлений Пленума Верховного суда РФ. Этот методологический подход будет применен нами при формировании положений настоящего исследования (см. параграф 3.3). Считаем также, что он вполне применим и фактически применяется при создании многих других криминалистических методик расследования отдельных видов и групп преступлений.

Garmaev Yury P.

URL: http://dx.doi.org/10.5539/ass.v11n9p266 http://www.ccsenet.org/journal/index.php/ass/arti cle/view/47170/25507.

Глава 2. Особенности криминалистической характеристики преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве, и обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию § 2.

1. Проблемы формирования криминалистической характеристики преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве В задачи настоящего диссертационного исследования не входит рассмотрение всей совокупности проблемных вопросов, возникших вокруг понятия, иных терминологических аспектов, сущности, признаков и элементов научной категории «криминалистическая характеристика преступления» и взаимосвязей между ними. Споров по этим, безусловно, важным теоретическим проблемам в последние десятилетия в криминалистической науке развернулось более чем достаточно. А поскольку диссертация посвящена вопросам конкретной – частной методики расследования преступлений, а вернее «особенностям методики», т. е.

вспомогательной (по отношению к более общим – методикам расследования взяточничества) совокупности положений и рекомендаций, полагаем, что в гносеологическом аспекте нам, равно как и авторам других подобных разработок,107 из жанра диссертационных исследований следует сосредоточиться на двух аспектах:

1) отдельных методологических проблемах формирования и представления общих и частных108 криминалистических характеристик, имеющих прямое отношение к конкретно формируемой криминалистической характеристике;

По такому пути пошла, например, Я. О. Кучина в диссертации на смежную тему. См.:

Кучина Я. О. Методика расследования преступлений, совершаемых в сфере оказания профессиональной юридической помощи : дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2009. С.

95.

Термины, конечно же, не вполне устоявшиеся по отношению к научной категории «криминалистическая характеристика», но вполне, на наш взгляд, корректные по аналогии и в соотношении с общими и частными методиками расследования.

2) собственно самой частной криминалистической характеристике не как научной категории, а как описании присущих тому или иному виду преступлений особенностей, имеющих наибольшее значение для расследования и обусловливающих применение криминалистических методов, приемов и средств.

Итак, по аспекту 1, опуская все дискуссии, отметим, что в науке нет единства по поводу структуры типовой криминалистической характеристики.

Вместе с тем большинство авторов, а прежде всего нас интересуют те, что создали смежные методики расследования взяточничества, иных коррупционных, должностных, служебных преступлений, включают в нее в качестве элементов следующие данные:

1) данные о личности типичного преступника – участника взяточничества, его целях и мотивах;

2) данные о типичных способах подготовки, совершения и сокрытия взяточничества;

3) данные о типичных следах и следовых картинах;

4) данные об обстановке преступлений, связанных со взяточничеством109.

Разумеется, разные авторы-разработчики криминалистических характеристик указанных смежных видов посягательств выделяют иные или иначе называемые структурные элементы. Верно отмечено, что критерием истины в споре об элементном составе является практическая необходимость такой характеристики для раскрытия и расследования преступлений110.

Поэтому, думается, не стоит отвлекаться и давать полный перечень, предлагаемый каждым автором. Отметим лишь ключевые моменты, на Дискуссию по элементному составу данной категории см., например: Белкин Р. С.

Криминалистика: Проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М., 2001. С. 221–224.

См.: Могутин Р. И. Метод формирования информационной модели преступления (криминалистической характеристики на основе единой базы данных) // Вестник криминалистики. 2006. № 2 (18). С. 36–42 которые они сами обращают особое внимание читателя – «потребителя»

методики.

Так, например, Е. Ю. Фролова в структуре криминалистической характеристики коррупционной деятельности в правоохранительных и судебных органах выделила: специальных субъектов преступления (судьи и должностные лица правоохранительных органов); их физическую и психическую деятельность, основанную на использовании своих служебных полномочий или возможностей, вытекающих из должностного положения в особой сфере деятельности (правоохранительной); ее корыстную направленность. При этом автор выделила в качестве основного элемента данные «специфического субъекта» – должностного лица, осуществляющего правоохранительную или судебную деятельность111.

А. Н. Халиков в своей докторской диссертации в качестве элементов криминалистической характеристики должностных преступлений, помимо «содержания типичных механизмов и способов совершения отдельных видов преступлений» и других элементов (всего 7), указал на то, что в этой структуре «доминирует коррупционный интерес субъектов, что позволяет выявлять ряд признаков их преступного поведения, устанавливать круг участников преступления, механизм и способы его совершения, определять цели и мотивацию таких правонарушений»112. Уделяя много внимания содержанию типичных механизмов и способов преступлений, автор, тем не менее, уточняет: «Именно понятие должностного лица, связанного с элементами его правового статуса и служебными полномочиями, составляет ядро криминалистической характеристики должностных преступлений и Фролова Е. Ю. Методика расследования коррупционной деятельности в правоохранительных и судебных органах : автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар,

2005. С. 9–10.

Халиков А. Н. Теория и практика выявления и расследования должностных преступлений (криминалистический аспект) : дис. … д-ра юрид. наук. Уфа, 2011. С. 15.

образует связи с другими взаимозависимыми элементами: механизм и способ совершения деяния, обстановка, наносимый вред и др.»113.

В свою очередь, если взять не научно-диссертационные, а сугубо прикладные разработки, то авторы одного из наиболее распространенных и известных в стране пособий для практиков выделяют следующие основные элементы криминалистической характеристики взяточничества: субъекты, цели и мотивы, предмет взятки, способы взяточничества, место и время совершения взяточничества, обстановка. И вновь в качестве основного элемента отмечается субъект взяточничества114, а наиболее подробному описанию подвергаются способы преступлений.

Эти мнения полностью согласуются с результатами проведенного нами анкетирования. Так, на вопрос о том, какая информация из криминалистической характеристики преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве, представляется наиболее важной и полезной, следователи и оперативные сотрудники чаще всего отмечали:

«Данные о личности типичного посредника (мнимого посредника) во взяточничестве, его целях и мотивах» (31,81 % опрошенных).

Изложенное позволяет и нам констатировать, что ключевым элементом криминалистической характеристики преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве, являются данные о личности типичного посредника, мнимого посредника, его целях и мотивах. Однако подробному описанию подлежит и специфика способов преступного посредничества и мнимого посредничества.

Так, по уголовному делу в отношении С. – уполномоченного отдела организации административных расследований Восточно-Сибирской оперативной таможни, обвиняемого по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ – получение взятки в крупном размере, к уголовной ответственности по п. «в»

Халиков А. Н. Указ. соч. С. 57.

Организация и методика расследования взяточничества : методическое пособие / Е. А.

Миронова, А. В. Бриллиантов, Н. А. Гаража, С. П. Кушниренко и др. М., 2002. С. 22.

ч. 3 ст. 291.1 УК РФ – посредничество во взяточничестве в крупном размере, привлекался гр. М. Гр. С. выбрал гр. М. в качестве посредника по ряду причин, проанализированных в обвинительном заключении и приговоре:

состоял с ним в доверительных отношениях; М. подходил для этого по своим моральным и деловым качествам; имел юридическое образование и занимался на практики юридическими услугами, в том числе в таможенной сфере. В декабре 2011 года по заранее тщательно оговоренному плану С. и М. требовали взятку в размере 300 000 рублей у генерального директора ООО «Т» гр-на П. за бездействие, связанное с непривлечением указанного ООО к административной ответственности по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ («Невыполнение резидентом в установленный срок обязанности по возврату в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за не ввезенные в РФ товары….»). Первое требование о передаче указанной взятки потенциальному взяткодателю огласил сам гр. С. Однако далее большинство действий, связанных с передачей взятки, совершал М.:

переговоры со взяткодателем и представляемым его лицом, «торг» о размере взятки, звонки со специально купленного для этого телефона и симкарты, высказывание угроз в случае неуплаты в установленный срок, непосредственное получение предмета взятки и т. д. Гр. М. был задержан при передаче предмета взятки в рамках ОРМ «Оперативный эксперимент».

Характерно, что следственные органы и суд, опираясь на заключение судебно-психологической экспертизы, выявили в структуре личности посредника – гр. М. следующие индивидуально-психологические особенности:

ведомость, низкие лидерский потенциал и самооценка, инфантильность, внушаемость, склонность ко лжи и обогащению и др. Однако криминальная направленность мышления у него, так же как и у взяткополучателя, не выявлена. У последнего, напротив, были выявлены такие качества, как хороший лидерский потенциал, низкая подчиняемость, независимость и др.

Как показало изучение уголовного дела и опрос респондента – представителя стороны обвинения по этому делу, указанные личностные качества обвиняемых были использованы органами предварительного следствия для обеспечения полноты расследования и далее судом – для назначения справедливого наказания. Естественно, чем раньше подобные сведения в отношении обвиняемых будут получены следователем, тем лучше. Однако заключение соответствующей экспертизы следователь получает далеко не сразу, а зачастую уже ближе к концу многомесячного расследования. Это лишний раз указывает на важность описания данных о личности типичного преступника в криминалистической характеристике.

Обобщая изложенное, следует сделать вывод о том, что большинство авторов – разработчиков смежных криминалистических характеристик выделяют ключевые элементы моделей взяточничества. Чаще всего речь идет о: 1) личности типичного преступника, 2) типичных способах преступлений.

Однако эти элементы криминалистической модели преступной коррупционной деятельности применительно к посредничеству во взяточничестве и мнимому посредничеству в имеющихся публикациях по существу не раскрыты. Авторы по п. 1 основное внимание уделяли только взяткодателю и взяткополучателю; а по п. 2 не акцентировали внимания на специфике способов опосредованной передачи взятки.

Содержание остальных элементов криминалистической характеристики, в том числе таких как обстановка подготовки, совершения и сокрытия взяточничества, механизм следообразования, предмет преступного посягательства, достаточно подробно проанализировано в многочисленных работах, посвященных вопросам расследования коррупционных

115 Архив Октябрьского районного суда г. Иркутска. Уголовное дело № 1-15/2014. 2014год.

преступлений в целом и взяточничества в частности116. При этом существенной спецификой указанные структурные элементы криминалистической характеристики применительно к совершению посредничества во взяточничестве не обладают. Полагаем нецелесообразным уделять значительное внимание перечислению уже известных и неоспоримых в науке и практике фактов.

Поэтому далее, в следующих параграфах этой главы, необходимо сосредоточиться на анализе только существенных особенностей криминалистической характеристики посредничества во взяточничестве и раскрыть содержание ее двух ключевых элементов, а именно: личности типичного преступника и типичных способов преступлений; а в гл. 3 показать то значение, которое имеет знание о них, об их взаимосвязях в расследовании конкретных преступлений.

И вновь по первому аспекту, изложенному в начале параграфа («отдельные методологические проблемы формирования и представления общих и частных криминалистических характеристик…»), остановимся на одной из мало обсуждаемых и так и не решенных по существу проблем в науке. Вопрос касается назначения криминалистической характеристики преступлений (как конкретной характеристики, а не как научной категории).

Многие авторитетные ученые высказывались в том смысле, что «основное целевое назначение криминалистической характеристики заключается в том, Алферова В. А. Расследование коррупционных преступлений следователями прокуратуры : дис. … канд. юрид. наук. Тула, 2006. 197 с.; Ануфриева Е. А. Особенности методики предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о коррупционных преступлениях, совершаемых сотрудниками ОВД : дис. … канд. юрид.

наук. Томск, 2012. 215 с.; Посохина И. В. Криминалистические аспекты поддержания государственного обвинения по делам о взяточничестве : дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2006. 235 с.; Филатова Т. В. Расследования взяточничества как проявления коррупции :

дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. 236 с.; Халиков А. Н. Особенности расследования получения взяток должностными лицами правоохранительных органов : дис. … канд.

юрид. наук. Саратов, 2005. 176 с. и др.

что она может служить базой для выдвижения следственных версий»117. Эта позиция – наиболее распространенная и общепризнанная. Другие авторы трактовали назначение криминалистической характеристики более широко и менее определенно, имея в виду, что она имеет значение для верной оценки ситуаций, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступлений, «для разработки научных рекомендаций», «для способствования раскрытию преступлений»118.

Нисколько не оспаривая указанных позиций, признавая их теоретическую и практическую ценность, хотелось бы дополнить, что с учетом принятой в параграфе 1.2 концепции еще одним назначением формируемой, как и любой иной частной криминалистической характеристики преступлений, может и должно быть предупреждение, профилактика преступлений, правовое просвещение широких слоев населения, в том числе в рамках частной и общей превенции.

Как известно из уголовно-правовой доктрины, «…задача предупреждения преступлений включает два аспекта: частную превенцию, под которой понимается предупреждение новых преступлений лицами, ранее совершившими общественно опасные деяния (в том числе рецидив преступлений), что достигается путем применения к ним уголовного наказания либо мер воспитательного или медицинского характера; общую превенцию, т. е. предупреждение совершения преступления всеми гражданами и иными лицами, что реализуется не только путем определения, возложения и применения уголовно-правовых запретов, но и установлением норм, стимулирующих правомерное, в том числе посткриминальное, поведение…»119.

См., например: Мухин Г. Н. Научные криминалистические исследования: современные проблемы, перспективы / Г. Н. Мухин, Д. В. Исютин-Федотков. М. : Юрлитинформ,

2013.С. 52.

См., например: Сергеев Л. А. Расследование и предупреждение хищений, совершаемых при производстве строительных работ : дис…. канд. юрид. наук. М., 1996. С. 4–5.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А. Бриллиантова.

М. : Проспект, 2015.

В этом своем назначении (превенции и просвещения) частная криминалистическая характеристика преступления, первоначально излагаемая языком, доступным в основном для профессиональных участников уголовного судопроизводства, прежде всего для следователя, оперативного сотрудника, может далее стать основой для разработки доступных уже для более широких слоев населения информационных материалов (памяток, буклетов, учебных пособий)120.

Данная концепция, впервые предложенная Ю. П. Гармаевым, была взята за основу в настоящем исследовании. Вместе с тем мы предприняли попытку проверить эту концепцию как научную гипотезу путем применения традиционных социологических методов. По результатам проведенного анкетирования судей, а также студентов-юристов: на вопрос «Нужно ли в рамках антикоррупционного просвещения разъяснять широким слоям населения типичные способы преступлений, включая способы вовлечения граждан в их совершение; данные о личности типичных преступников – посредников и мнимых посредников (мошенников) и другие данные из криминалистической характеристики, изложенные кратким и доступным языком?» положительно ответили 67,2 % опрошенных граждан. Выбрали ответ «Достаточно того, что есть пособия, учебники по методике расследования взяточничества и других коррупционных преступлений для следователей, где описывается криминалистическая характеристика преступления» 21,9 % респондентов (прил. 1). Кроме того, 64,92 % опрошенных государственных обвинителей рассматривают повышение правовой культуры по вопросу противодействия взяточничеству и посредничеству во взяточничестве как один из основных факторов борьбы с данными противоправными явлениями (прил. 3).

Гармаев Ю.П. Мультимедийные межотраслевые средства предупреждения преступности: перспективы разработки и внедрения // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. - № 3, 2014. – С. 71-80.

Полученные результаты лишний раз доказывают, что как минимум применительно к настоящей методике расследования разработку и внедрение наряду, а вернее параллельно, с «профессиональными» рекомендациями еще и информационных материалов (памяток, буклетов, учебных пособий) криминалистического просветительского характера, решающих задачи антикоррупционного просвещения широких слоев населения, следует признать важной и необходимой задачей разработчика методики, перспективным направлением дальнейшего развития криминалистической методики расследования преступлений как раздела науки и учебной дисциплины.

Также опрошенные в рамках проведенного исследования граждане на вопрос «В каких направлениях, по Вашему мнению, должно осуществляться антикоррупционное просвещение?» чаще отвечали: «Курсы повышения квалификации всех категорий рабочих и служащих» – 88,57 %, «Буклеты, памятки в местах большого скопления людей (кафе, кинотеатры, медучреждения, органы внутренних дел)» – 47,63 %, «Краткие бесплатные памятки в электронном виде, на сайтах в Интернете, в интернет-магазинах» – 13,3 % (прил. 1).

Вместе с тем анализ уже созданных частных криминалистических методик показывает, что лишь немногие авторы уделяют внимание исследованию причин и условий, способствующих совершению преступлений121. Четко же сформулированных криминалистических рекомендаций, подготовленных в рамках создания частной криминалистической методики, направленных на профилактику и предупреждение взяточничества и смежных с ним преступлений, в современной криминалистической литературе не представлено.

См., например: Крюков В. В. Методика расследования должностных преступлений коррупционной направленности : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2011. С.

19–20 и др.

–  –  –

Изложенные ранее методологические положения, в частности о содержании усеченной, сокращенной (особенностей) криминалистической методики расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве (гл. 1), и о специфике формирования криминалистической характеристики посягательств данного вида (параграф 2.1), позволяют рассматривать не все, а только некоторые традиционно раскрываемые в научных работах элементы криминалистической характеристики. Как отмечено в параграфе 2.1, представляется важным в качестве ядра криминалистической характеристики выделить данные о типичных преступниках, их поведении до, во время и после совершения преступления, а также о занимаемых позициях на различных стадиях уголовного судопроизводства122.

В настоящее время, вероятно, нет ни одной частной криминалистической методики расследования, в которой не уделялось бы внимания личности типичного преступника. По мнению О. В. Полстовалова, «изучение личности обвиняемого в процессе расследования преступлений очерчено рамками процессуально-криминалистической и уголовно-правовой необходимости, тогда как на теоретическом уровне наиболее важным остается принцип комплексного подхода к такому интегральному понятию, как «личность участника уголовного судопроизводства»123. Этому элементу криминалистической характеристики посвящен ряд кандидатских и докторских диссертаций, иных работ монографического характера124. Как верно заметил Г. А. Зорин, «…изучение преступника должно начинаться с первых секунд производства осмотра и продолжаться до его выхода из стен Авдонин В. А. Предпосылки формирования криминалистического учения о личности преступника // Публичное и частное право. № 1 (21).2014. С. 151.

Полстовалов О. В. Процессуальные, нравственные и психологические проблемы криминалистической тактики на современном этапе : дис. … д-ра юрид. наук. Уфа, 2009.

С. 170.

См., например: Ахмедшин Р. Л. Криминалистическая характеристика личности преступника : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Томск, 2006.

исправительного заведения»125. С учетом ранее изложенных концептуальных положений необходимо изучать личность преступника, в том числе с целью формирования рекомендаций для антикоррупционного просвещения широкого круга граждан.

Прежде всего напомним, что, исходя из положений параграфа 1.1, важнейшими криминалистически значимыми признаками (атрибутами) самого выделения анализируемой группы посягательств являются общие отличительные признаки типичных преступников.

Личность преступника характеризуется совокупностью социально обусловленных признаков, черт, свойств и связей, которые условно можно объединить в две группы: социально-демографические признаки (пол, возраст, семейное и должностное положение, образование и т. п.); признаки, черты и свойства, прямо или косвенно связанные с совершением преступления, обусловливающие или объясняющие его совершение (социально деформированные убеждения, установки, ценностная ориентация, направленность личности преступника и проч.)126.

Учитывая значительное количество работ, посвященных вопросам расследования взяточничества, полагаем, нет особой необходимости проводить самостоятельное и совершенно новое исследование в условиях, когда личность преступников-коррупционеров изучена ранее многими авторами. Стоит лишь корректно использовать полученные ими данные с изменениями и дополнениями относительно данного, достаточно узкого предмета исследования и взятой за основу методологии.

Говоря о социально-демографических признаках преступников исследуемой категории, необходимо отметить, что среди посредников во взяточничестве встречаются и мужчины, и женщины. Несмотря на тот факт, что количество мужчин превалирует (по данным нашего исследования, Зорин Г. А. Криминалистическая методология. Минск : Амафея, 2000. С. 401.

Башмаков И. С. Особенности первоначального этапа расследования коррупционных преступлений, совершаемых представителями органов местной власти : дис. … канд.

юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 46–47.

посредниками во взяточничестве выступали мужчины – 63,7 % ), женщины – посредники во взяточничестве тоже не редкость. Ими было совершено 36,3 % изученных нами уголовных дел.

Например, В. по поручению С. снимала складское помещение. В указанном помещении С. хранил около 900 мешков с рыболовными сетями, которые запрещены к ввозу на территорию Российской Федерации. В ходе проведения обыска в складском помещении старшим оперуполномоченным УЭБ и ПК ГУ МВД России мешки с рыболовными сетями были изъяты. С.

обратился к В. с просьбой договориться с оперуполномоченным о возвращении сетей за денежное вознаграждение в размере 600 000 рублей.

После установления договоренности В. встретилась с оперуполномоченным в его служебном автомобиле на парковке гипермаркета, где в ходе передачи В. денежных средств, полученных ею от С., она была задержана. В результате рассмотрения уголовного дела в суде В. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст.

291.1 УК РФ, с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 5 лет127.

Преступники данной категории относятся к наиболее активной возрастной группе. Наиболее часто совершается лицами в возрасте от 30 до 45 лет (43 %), а также в возрасте от 25 до 29 лет (33,3 %).

Образовательный уровень посредников во взяточничестве, как правило, достаточно высок. Большинство из них имеют высшее образование

– 63,5 %, 23,6 % – среднее специальное, 8,2 % – неоконченное высшее и 4,7 % – среднее.

Анализ семейного положения показывает, что большая часть посредников во взяточничестве были женаты (замужем) – 76,3 % и имели детей (66,8 %).

Интерес представляет профессиональная принадлежность посредников во взяточничестве. По результатам изучения уголовных дел данной

Приговор Волгоградского областного суда. Уголовное дело № 2-75/2012.

категории было установлено, что посредниками во взяточничестве являлись адвокаты – 12,3 %, муниципальные и государственные служащие – 22,1 %, сотрудники правоохранительных органов – %, представители 18,6 коммерческих организаций – 24,4 %, представители иных сфер деятельности

– 14,4 %, безработные – 8,2 % (прил. 3).

М. В. Лямин верно отмечает, что с целью предотвращения личного изобличения во взяточничестве взяткополучатели используют в качестве посредников своих знакомых, родственников и сослуживцев128. Он же указывает, что достаточно широкое распространение получила маскировка получения взятки работниками органов предварительного следствия и дознания с помощью посредника – адвоката. Взятка маскируется под получение гонорара адвокатом, осуществляющим защиту подозреваемого, обвиняемого. В дальнейшем полученная взятка делится между следователем и адвокатом. Причем акцентируется, что в большинстве случаев адвокаты, выступающие в роли посредников, в недавнем прошлом работали в следственных подразделениях129.

Е. Ю. Фролова в том же ключе – применительно к коррупционной деятельности в правоохранительных и судебных органах – указывает на использование в качестве посредников представителей обвиняемых, подсудимых. Отмечается, что заинтересованное лицо выясняет, с какой адвокатской, иной юридической фирмой судья «сотрудничает» (вероятно, автор подразумевает сферу не только уголовного, но иного: гражданского, арбитражного судопроизводства и др. – Р. С.). Далее, заключая договор с такой организацией, заинтересованная сторона по делу формально оплачивает услуги представительства по делу, которые на самом деле Лямин М. В. Использование криминалистических методов при расследовании взяточничества в правоохранительных органах : дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2003.

С. 143.

Лямин М. В. Указ. соч. С. 35. Здесь также автор цитирует следующую работу: Гликин М. А. Милиция и беспредел. М., 1998. С. 168. См. также: Николаев А. Ю. Адвокат как объект ОРМ по делам о посредничестве во взяточничестве // Уголовный процесс. 2014.

№ 11. С. 16–19.

включают в себя завуалированную взятку. В качестве посредников, по мнению автора, выступают, как правило, родственники или знакомые судьи, а иногда коллеги-судьи, сами официально не имеющие никакой связи с заинтересованной стороной130.

В своих многочисленных работах о незаконной деятельности адвокатов Ю. П. Гармаев указывает на негативную закономерность использования в правоохранительных и судебных органах так называемых «карманных»

адвокатов. Такой адвокат, по мнению автора, получает работу, как правило, по рекомендации самих судей, следователей, дознавателей и, естественно, идет на любые сделки с правоохранительными органами. Обычно этот адвокат становится постоянно действующим посредником во взяточничестве между коррумпированными представителями суда, стороны обвинения и доверителями131.

Ярким тому примером может послужить решение, вынесенное в отношении судьи Киевского районного суда г. Симферополя. Прокуратурой АР Крым судье инкриминировалось получение взятки в размере 5500 долларов США за принятие законных решений по делам относительно возврата выпускнице школы-интерната жилья и взыскания в пользу кредитора суммы долга. Для того чтобы гражданские дела попали на рассмотрение именно данного судьи, заместитель руководителя аппарата суда вмешался в работу автоматизированной системы распределения дел, а получить взятку помогал адвокат.

Заместитель руководителя аппарата местного суда был приговорен к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными Фролова Е. Ю. Методика расследования коррупционной деятельности в правоохранительных и судебных органах : дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. С.

47. Автор здесь также цитирует следующую работу: Черниговский М. Законный бизнес // Коммерсантъ – DAILY. 2001. № 16.

Подробно см.: Гармаев Ю. П. Коррупция между адвокатами и судьями: краткая характеристика преступной деятельности // Официальный сайт Владивостокского центра исследования организованной преступности и коррупции. Режим доступа:

http://crime.vl.ru.

функциями, сроком на 3 года, с конфискацией имущества. К адвокату наказание в виде 5 лет заключения было применено условно132.

А. Н. Халиков указывает на специфический характер поведения преступных посредников – неочевидность их преступной деятельности. То есть, например, вымогательство взятки зачастую совершается неизвестным лицом, чаще всего посредником между должностным лицом и лицом, дающим взятку, для оказания содействия в решении конкретного вопроса. В этом случае должностное лицо ничего не требует и не получает напрямую, но всеми способами препятствует решению вопроса (волокита, мелочные придирки и другие атрибуты разыгрываемого должностным лицом «спектакля»)133. Автор, как и другие исследователи, верно подметил закономерность поведения преступника-посредника – организованность, отработанность действий, умелая «актерская игра в спектакле», где незримо и неосязаемо участвует внешне отстраненное лицо – взяткополучатель. Далее А. Н. Халиков говорит, что, имея целью завладеть предметом взятки, должностное лицо поручает получить ее другому лицу, нередко не связанному с работой учреждения. Далее, после получения взятки посредником, должностное лицо положительно решает все необходимые вопросы (разумеется, после получения своей части «вознаграждения»)134.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«УДК 340. 11 КОСЫХ Алексей Алексеевич УБЕЖДЕНИЕ В ПРАВЕ: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА, ТЕХНИКА Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Головкин Роман Борисович Владимир 2015...»

«ТИХОНОВА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА РОЛЬ АРБИТРАЖНОГО СУДА В ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Т.А. Григорьева САРАТОВ – 2015...»

«Ломакина Евгения Витальевна НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Специальность 12.00.03 гражданское право;...»

«Пшипий Рустам Махмудович БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;...»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»

«Богатырев Николай Владимирович Место и роль нотариата в осуществлении охранительной функции права: общетеоретический и сравнительный аспект 12.00.01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: заслуженный деятель науки РФ,...»

«БЕЛОВА Татьяна Александровна ИНСТИТУТ НАЛОГОВОЙ АМНИСТИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЛОГОВОГО ПРАВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Покачалова Елена Вячеславовна Саратов – 20...»

«Мальченко Ксения Николаевна ПРЕЮДИЦИЯ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 — гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — кандидат юридических наук, доцент Цепкова Татьяна Митрофановна Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I....»

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«ВОЛОДИНА Светлана Вячеславовна МНОГОПАРТИЙНОСТЬ КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ РОССИИ 12.00.02 — конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор,...»

«ГЕРАСИМОВА Екатерина Александровна УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинов Александр...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Агеев, Олег Григорьевич 1. Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru лгеев, Олег Григорьевич Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.02.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки — Финансовое право — Российская...»

«Малыхина Елена Александровна Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: особенности финансово-правового регулирования 12.00.04 — финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Копик Мария Игоревна Компенсация морального вреда жертвам терроризма 12.00.03 гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Н.А. Баринов Волгоград 20 Содержание...»

«Кобыляцкий Дмитрий Андреевич ПРАВОВАЯ ОХРАНА ПРОИЗВЕДЕНИЙ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Стрегло Валентина Ефимовна Ростов-на-Дону – 20 Оглавление...»

«НАБИРУШКИНА Ирина Сергеевна ФИНАНСОВО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УПЛАТЫ И ВЗИМАНИЯ ТАМОЖЕННЫХ ПЛАТЕЖЕЙ 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор Бакаева Ольга Юрьевна Саратов – 2014...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.