WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОСРЕДНИЧЕСТВОМ ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ ...»

-- [ Страница 3 ] --

В этом контексте характерен пример расследования и судебного разбирательства по делу в отношении А. – инспектора отдела оперативнодежурной службы и таможенной охраны Иркутской таможни. Гр. А., являясь должностным лицом, 24.02.2014 потребовал, а 20.03.2014 получил от представителя коммерческой фирмы «В» гр. Б. деньги в размере 50 000 рублей за содействие в решении вопроса об освобождении указанной фирмы от административной ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ55. Гр. А был изобличен и осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ – мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Мера наказания – лишение свободы условно сроком на 1,5 года, с испытательным сроком 1 год, без штрафа, без ограничения свободы. Безусловно, вызывает недоумение столь мягкое наказание.

Как было установлено в рамках интервьюирования практического работника, первоначально уголовное дело было возбуждено по ч. 3 ст.

УК РФ – получение взятки гр-ном А., за незаконные действия. Гр. А. был задержан при получении указанной денежной суммы у банкомата с банковской карты, принадлежащей иному лицу (способ сокрытия преступления, см. параграф 2.3). В данной типичной следственной ситуации следователь выдвинул версию о получении взятки лично гр. А. Таким образом, использованию подлежала методика расследования взяточничества, без посредника.

Однако дальнейшее расследование, в частности анализ результатов ОРМ – прослушивания телефонных переговоров, показало, что гр. А.

убеждал взяткодателя, что деньги будут переданы начальнику отделения валютного контроля таможни гр-ке Г. В полномочия именно этого должностного лица и ее подчиненных входило проведение соответствующей

Архив Октябрьского районного суда г. Иркутска, 2014 год. Уголовное дело № 1-338/14.

проверки и административное производство по делу в отношении коммерческой фирмы «В». Возникла и была проверена версия о взяточничестве, где А. выступал посредником, а гр-ка Г. – взяткополучателем. Однако позднее гр. А. дал и в последующем подтвердил показания о том, что он получил эти деньги, изначально не намереваясь передавать их гр-ке Г., т. е. совершил мошенничество. Думается, что если бы оперативные сотрудники и следователь, благодаря рекомендациям методики расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве (а таковой тогда не было), вовремя выдвинули и проверили бы все три версии: о взяточничестве «напрямую» гр-ну А.; о посредничестве и о мошенничестве, то далее, вероятно, могли бы быть установлены новые обстоятельства преступной деятельности, новые эпизоды, соучастники и т. д.

Как уже отмечалось во введении, изучение имеющихся методик расследования взяточничества показывает, что авторы всегда лишь упоминают (не более) фигуру посредника в данных криминалистической характеристики преступлений, в описании типичных следственных ситуаций и т. п., однако не показывают особенностей собственно выдвижения версий, выявления и расследования этих преступлений в условиях деятельности посредника, мнимого посредника.

Так, в работах М. В. Лямина часто используются формулировки типа «передача взятки лично взяткополучателю или через посредника», обозначаются типичные следственные ситуации и версии, связанные с посредничеством, однако никаких особенностей проведения следственных действий и ОРМ в криминалистических ситуациях участия этого субъекта в механизме преступной деятельности не отмечается56.

Лямин М. В. Использование криминалистических методов при расследовании взяточничества в правоохранительных органах : дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2003.

С. 28–29, 32 и др.

Аналогично А. Н. Халиков указывает, что «…в условиях неочевидности может происходить вымогательство взятки неизвестным лицом, чаще всего посредником между служащим органа государственной власти и дающим взятку гражданином…», но специфических рекомендаций для выявления и расследования подобных способов передачи взятки им не предлагается57.

Между тем есть основания полагать, что потребности практики как раз направлены на повышение эффективности борьбы с одними из наиболее сложных, изощренных групп способов взяточничества – связанных с посредничеством. Так, по результатам анкетирования на вопрос о том, сложнее ли раскрыть факты передачи взятки лично от взяткодателя взяткополучателю или через посредника, 81,82 респондентов – % следователей и оперативных сотрудников и 61,64 % государственных обвинителей ответили, что «существенно сложнее» (другие имевшиеся варианты: «Примерно одинаково», «Несколько сложнее»).





Здесь же на вопрос «Существенно ли должна отличаться методика изобличения взяточничества без посредника и с посредником?» 74,55 % следователей и оперативных работников, а также 56,18 % государственных обвинителей ответили: «Да, существенно» (другие имевшиеся варианты: «Да, но несущественно», «Примерно одинаково»), остальные затруднились ответить на этот вопрос. Поскольку ответ на вопрос подразумевал открытый вариант, здесь же мы впервые увидели комментарии типа: «Нужно проводить оперативный эксперимент в два этапа: против посредника, потом – против взяткополучателя» (прил. 2, 3).

Сравним ситуации расследования взяточничества, совершенного без участия посредника и с участием такового. Так, И. являлся должностным лицом – врачом общей практики (семейным врачом) амбулатории пос.

Октябрьский МБУЗ «Ленинградская ЦРБ», согласно должностной Халиков А. Н. Теория и практика выявления и расследования должностных преступлений (криминалистический аспект) : дис. … д-ра юрид. наук. Уфа, 2011. С. 297.

инструкции врача общей практики амбулатории пос. Октябрьский, выполняющим организационно-распорядительные функции по руководству деятельности подчиненного ему среднего и младшего медицинского персонала. И., находясь на рабочем месте в амбулатории пос. Октябрьский МБУЗ «Ленинградская ЦРБ», имея умысел на получение взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, т. е. за выдачу медицинской справки об обращении З. в амбулаторию пос. Октябрьский Ленинградского района, получил от него денежные средства в сумме 5 000 рублей, после чего был задержан сотрудниками ОМВД России по Ленинградскому району58.

Расследование указанного преступления не имело особых трудностей.

В правоохранительные органы обратился З. с заявлением о вымогательстве у него взятки врачом МБУЗ «Ленинградская ЦРБ» за выдачу медицинской справки об обращении З. в амбулаторию. Оперативным сотрудникам оставалось обеспечить контролируемые условия передачи взятки И., осуществить документирование противоправной деятельности врача, и затем результаты проведенных оперативно-розыскных мероприятий были использованы в доказывании вины И. в совокупности с другими доказательствами по делу. Гораздо более сложную задачу представило расследование в следующей ситуации.

М., работающий автомойщиком на автомобильной мойке, расположенной рядом со станцией ОГТО и РАС ГИБДД УВД по г. Уфе, будучи по месту работы знакомым с сотрудниками ОГТО и РАС ГИБДД УВД по г. Уфе, обратился к государственному инспектору отделения государственного технического осмотра (ОГТО) и РАС ГИБДД УВД по г.

Уфе К., зная, что в полномочия последнего входит выдача актов технического осмотра транспортных средств об их технической исправности и разрешении эксплуатации, которые являются основанием для выдачи владельцам транспортных средств талона о прохождении

Приговор Ленинградского районного суда Краснодарского края. Уголовное дело № 1-33/2015.

государственного технического осмотра. При этом М. сообщил К., что к нему обращаются граждане, которые желают получить на автомашины с техническими неисправностями талоны технического осмотра, выдаваемые на основании акта технического осмотра транспортного средства о его технической исправности и разрешении эксплуатации. Также М. сообщил К., что граждане согласны получать такие акты технического осмотра транспортного средства за взятку в размере 500 рублей за каждое автотранспортное средство, прошедшее указанным незаконным способом технический осмотр. В ходе разговора М. и К. пришли к соглашению, направленному на получение взяток от граждан, согласно которому К.

будет без проведения надлежащего осмотра технического состояния и оборудования транспортных средств незаконно выдавать акты технического осмотра транспортных средств об их технической исправности и разрешении эксплуатации, не отражая в них имеющиеся технические неисправности и недостатки транспортных средств, за взятку в указанном размере, а М., действуя по поручению взяткодателей и выступая посредником во взяточничестве, будет передавать К. взятки от взяткодателей за совершение последним указанного бездействия, при этом М. заведомо знал, что указанное бездействие К. является незаконным.

В правоохранительные органы поступила оперативная информация о том, что М. за денежное вознаграждение оказывает помощь в получении на автомашины с техническими неисправностями талонов технического осмотра. Задача, стоящая перед следователем и оперативными сотрудниками, была осложнена тем, что предстояло не только доказать факт виновности М.

в совершении посреднических действий во взяточничестве, но и установить лиц из числа сотрудников ОГТО и РАС ГИБДД УВД по г. Уфе, причастных к совершению данных противоправных деяний, и также доказать факт их виновности.

В этих целях было принято решение об обращении к М. Н., выполняющего в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» роль взяткодателя, с просьбой о содействии введению государственного технического осмотра автомобиля ВАЗ-21043 с дарственным регистрационным знаком М837ТВ102, принадлежащего Д., с имеющимися техническими неисправностями и недостатками, за взятку, на что М.

согласился.

Далее М., действуя согласно достигнутому ранее соглашению с К. о получении взятки, обратился к последнему и сообщил о том, что необходимо без проведения надлежащего осмотра технического состояния и оборудования транспортных средств выдать акт технического осмотра указанного автомобиля ВАЗ-21043, не отражая в нем имеющиеся технические неисправности и недостатки, на что К., желая получить взятку в сумме 500 рублей, согласился. После этого К. надлежащий осмотр технического состояния и оборудования вышеуказанного автомобиля ВАЗне провел и не отразил в выданном и подписанном им акте технического осмотра транспортного средства очевидных технических неисправностей и недостатков, имеющихся у данного автомобиля.

Подписанный в нарушение требований действующего законодательства К.

акт технического осмотра транспортного средства послужил основанием выдачи Д. талона о прохождении государственного технического осмотра транспортного средства.

Затем на территории станции ОГТО и РАС ГИБДД УВД по г. Уфе М.

умышленно, из корыстных побуждений, выступая посредником в получении К. взятки, получил от Н. денежные средства в сумме 1500 рублей, из которых 1000 рублей оставил себе. После чего М. непосредственно передал в качестве взятки К. за совершение заведомо незаконного бездействия денежные средства в сумме 500 рублей. После совершения указанных преступных действий К. и М. были задержаны сотрудниками УСБ МВД РФ по Республике Башкортостан59. Таким образом, очевидно, что практика расследования фактов взяточничества с использованием посредника имеет значительную специфику, поскольку перед оперативно-розыскными подразделениями и органами следствия стоит задача двух-, а нередко и трехступенчатой документации преступной деятельности сначала взяткодателя, потом посредника, а затем взяткополучателя. Отсюда своеобразие возникающих следственных ситуаций и методов их разрешения.

Малейшая тактическая или процессуальная ошибка может послужить причиной «развала» всего дела. Использование для этих целей общей базовой методики расследования взяточничества не может принести желаемых результатов, поэтому необходима разработка отдельной частной криминалистической методики расследования посредничества во взяточничестве.

С учетом изложенных теоретико-методологических положений, а также характеристики, определения типа исследования (научнодиссертационное монографическое исследование) в структуру методики следует ввести:

- понятие, характеристику и классификацию преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве;

принципы и иные теоретические положения, касающиеся формирования и использования методики (настоящий параграф);

теоретические основы разработки и криминалистическую характеристику (в кратком изложении) данных преступлений;

обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию (гл. 2 диссертации);

- типичные следственные ситуации, особенности проверки версий, связанных с посредничеством, и специфику проведения тактических операций (гл. 3 диссертации).

Приговор Ленинского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан. Уголовное дело № 1-291/2011.

Далее необходимо отметить, что, как и многие авторы, мы считаем, что разработка и применение криминалистических методик расследования должны осуществляться в соответствии со специальными принципами – основополагающими началами нескольких взаимосвязанных частных методик расследования, образующих единую группу криминалистических методических научных рекомендаций. В этом случае, как отмечает С.

Ю. Косарев, система криминалистических методик будет упорядоченно выстроена по принципу «от частного к общему»60.

В литературе неоднократно отмечалась важность выделения принципов методики. Например, в одном из первых упоминаний этой научной категории (А. Н. Колесниченко) обозначено: «Принципы методики – это основанные на законе и служащие его наиболее эффективному осуществлению криминалистические рекомендации, важные для расследования преступлений всех видов»61. Автор здесь имеет в виду принципы практической деятельности, принципы реализации любой методики.

К сожалению, как отмечает А. В. Шмонин, в большинстве работ, посвященных проблемам криминалистической методики, ее принципы либо не рассматриваются, либо приводятся вне системы, либо авторы смешивают принципы построения частных криминалистических методик и принципы криминалистической методики62.

В том же ключе говорят о них авторы одной из методик расследования взяточничества: «Принципы уголовного преследования по делам о коррупционных преступлениях (принципы уголовного преследования, или принципы обвинения) – это основополагающие идеи, которыми должен руководствоваться любой из субъектов уголовного преследования в рамках Косарев С. Ю. Указ. соч. С. 343.

Колесниченко А. Н. Общие положения методики расследования преступлений. Харьков,

1965. С. 27.

Шмонин А. В. Методология криминалистической методики : монография. М. :

Юрлитинформ, 2010. С. 72.

своей деятельности по выявлению, раскрытию и в ходе производства по уголовному делу»63.

Вопрос о принципах не только использования, но и создания методик расследования преступлений является весьма важным в контексте настоящего исследования. Поэтому приведем позиции известных ученых по этой проблеме. Так, И. А. Возгрин все принципы методики расследования преступлений разделил на три группы:

общие принципы, формулирующие ее базовые положения как 1) особой системы научного знания об организации и осуществлении уголовного преследования лиц, совершивших преступные деяния (принципы:

историзма, системности криминалистического методического научного знания, единства теории и практики);

частные принципы, определяющие исходные положения 2) построения и использования частных методик расследования преступлений (принципы: законности, теоретической обоснованности и практической ценности, конкретности, плановой основы, этапности, ситуационности и реализации этических норм в методиках расследования преступлений);

специальные принципы, раскрывающие важнейшие положения о 3) структуре и содержании отдельных групп методик расследования преступлений.

общих64 частных Автор подробно раскрывает содержание и принципов. Однако перечень и содержание специальных принципов криминалистической методики исследователь опускает, передавая инициативу их формирования другим авторам – тем, кто возьмет на себя труд создания конкретных групповых и частных методик. И. А. Возгрин 63 Гармаев Ю. П. Квалификация и расследование взяточничества: учебно-практическое пособие / Ю. П. Гармаев, А. А. Обухов. М. : Норма, 2009. С. 71–93. Только они указывают на принципы уголовного преследования, которые охватывают и стадию предварительного расследования, и судебного разбирательства.

64 Возгрин И. А. Введение в криминалистику: История, основы теории, библиография.

СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 260–268, 65 Возгрин И. А. Указ. соч. С. 270–287.

особо отмечает, что именно групповые методики расследования должны обязательно содержать в своей структуре особый раздел: исходные нормативные, организационные, психологические, методические, этические и иные принципы их построения и использования66.

В настоящей работе будет использован именно этот подход к созданию методики. Однако следует помнить, что категория криминалистической методики, впрочем, как и любая другая система научных знаний, имеет два аспекта: онтологический – система деятельности, и гносеологический – система отражающих эту деятельность знаний67. Думается, что высказанные И. А. Возгриным положения носят преимущественно гносеологический характер, т. е. он излагал принципы не столько использования, сколько создания методик расследования.

Представляется, что задача настоящего исследования – как онтологическая, так и гносеологическая, т. е. необходимо разработать, представить и внедрить в практику принципы как создания, так и применения криминалистической методики расследования. В данной работе рассмотрим принципы ее применения.

Принципы применения методики – это основополагающие идеи, которыми должен руководствоваться любой субъект расследования в рамках своей деятельности по выявлению и расследованию конкретных преступлений. Неукоснительное соблюдение этих принципов обеспечивает правоприменителю достижение целей уголовного судопроизводства.

Возгрин И. А. Указ. соч. С. 293.

Колдин В. Я. Структура и система криминалистических методик / В. Я. Колдин, О. А.

Крестовников : материалы ІІІ Всерос. науч.-практ. конф. по криминалистике и судебной экспертизе (Москва, 15–17 марта 2006 г.). В 2 т. М., 2006. Т. 1. С. 74–77.

В качестве таких принципов деятельностного характера, применительно к методике расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве68, выделяются следующие положения:

1) принцип приоритета ОРМ в выявлении преступлений;

2) принцип приоритета наступательного характера расследования;

3) принцип выявления совокупностей преступлений и серийности их совершения (см. особенности анализируемых преступлений – гл. 2);

4) принцип компромисса в расследовании преступлений;

5) принцип прогнозирования высокопрофессионального противодействия расследованию, приоритета его предупреждения.

Раскроем эти принципы применения методики более подробно.

Принцип 1. Приоритет ОРМ в выявлении преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве.

Проведенное обобщение следственносудебной практики показало, что примерно 70 % всех обвинительных приговоров по делам об этих преступлениях основаны на доказательствах вины, полученных в результате легализации результатов ОРД. Как отмечалось в параграфе 1.1, наиболее распространенным видом рассматриваемых преступлений из числа как зарегистрированных, так и тех, по которым вступили в законную силу обвинительные приговоры судов, является мошенничество (ст. 159 УК РФ) и собственно посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ). Изучение прекращенных уголовных дел показало, что более чем половина этих дел прекращалась в связи с недоказанностью прямого умысла, корыстного мотива взяткодателя, посредника и/или взяткополучателя. Как известно, эти обстоятельства чаще всего устанавливаются путем проведения оперативно-розыскных мероприятий. 87 % опрошенных респондентов признали, что указанные Полагаем, что эти же принципы относятся и к методике расследования всех коррупционных преступлений. Подробнее см.: Гармаев Ю. П. Квалификация и расследование взяточничества: учебно-практическое пособие / Ю. П. Гармаев, А. А.

Обухов. М. : Норма, 2009. С. 72. Ниже, отмечая и конкретизируя принципы для настоящей методики, мы основываемся на принципах, выделенных в указанной работе.

обстоятельства являются наиболее сложными в выявлении и доказывании.

Исследование показало, что по большинству дел с обвинительными приговорами одной из решающих причин успеха расследования было то обстоятельство, что оперативные сотрудники не допустили существенных нарушений законодательства об ОРД.

Принцип 2. Принцип приоритета наступательного характера расследования означает, что правоохранительные органы должны не только и не столько ожидать пассивно тех, кто придет с заявлениями о вымогательстве взятки (такой подход зачастую неэффективен), а сами должны идти в наступление на коррупционную преступность.

Этот принцип мы попытаемся подробнее раскрыть в гл. 3 настоящего исследования применительно к проведению тактических операций по изобличению взяточников.

Принцип 3. Выявление совокупностей преступлений и серийности их совершения.

В параграфе в качестве сущностного признака 1.1.

преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве, указывалось, что они в практике редко бывают единично совершенными. Наблюдаются две важные и практически значимые закономерности: а) они в основном совершаются серийно; б) при квалификации они чаще всего подпадают под признаки различных совокупностей составов преступлений69.

Так, А., являясь доцентом кафедры, используя свое служебное положение, получила от студента В. денежные средства в размере 6 000 рублей с целью проставления студенту В. без фактической сдачи им зачетов и экзаменов по дисциплинам «Теоретическая механика», «Русский язык», «Материаловедение», «Философия, «Экология». При этом часть зачетов и экзаменов А. проставила путем передачи преподавателям взятки из денежных средств, переданных ей В., а остальные зачеты и экзамены А.

проставила, используя личные доверительные отношения с

См.: Чашин К. В. Уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве :

монография. М. : Юрлитинформ, 2015. С. 112–113.

преподавателями, не сообщив им о факте передачи В. ей денежных средств и присвоив их себе. Судом А. была признана виновной, а ее действия квалифицированы по ст. 291.1 ч. 2, 159 ч. 3, 291.1 ч. 5, 291.1 ч. 5 УК РФ и назначено наказание в виде штрафа в размере 15 000 рублей70.

Из этого примера, подобных которому почти в любом регионе множество, а также из анализа закономерностей криминальной деятельности можно сделать важные выводы для стороны обвинения: если собран материал (проведены ОРМ, получено заявление, возбуждено уголовное дело) по признакам любого из преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве, следует уже на первоначальном этапе расследования и далее в ходе следствия:

– выдвигать и проверять версии о систематическом характере коррупционных и сопутствующих преступлений;

– исследовать не один эпизод преступления, а всю соответствующую профессиональную и иную деятельность взяткодателя, посредника, взяткополучателя и, при необходимости, третьих лиц, выдвигать версии о соучастниках преступлений; при наличии оснований – о деятельности ОПГ, ОПС.

Кроме того, 54,55 % опрошенных следователей и оперативных сотрудников и 68,01 % государственных обвинителей отметили, что они сталкивались с оказанием противодействия уголовному преследованию по делам о взяточничестве и посредничестве во взяточничестве. При этом среди наиболее распространенных форм противодействия расследованию выделили «Воздействие на лицо, осуществляющее расследование» – 68,18 % респондентов, «Воздействие на свидетелей» – 40,91 %, «Воздействие на экспертов» – 13,64 %, «Попытки уничтожить (повредить) материальные следы» – 31,82 % (прил. 2, 3). Очевидно, что, принимая во внимание эту Приговор Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Уголовное дело № 1-241/2011.

особенность преступлений исследуемой категории, следователь должен действовать на опережение возможных действий со стороны защиты.

Таковы, на наш взгляд, основные принципы применения методики расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве. Эти правоприменительные принципы представляются очень важными для каждого субъекта расследования. Они рекомендуются в качестве руководящих правил их ежедневной работы по данной категории дел.

Теперь перейдем к принципам создания методики. Мы предлагаем два таких принципа:

Принцип «смежности»;

1.

Принцип приоритета антикоррупционного просвещения и 2.

предупреждения коррупционных преступлений.

По первому принципу необходимо обосновать потребность охвата разрабатываемой криминалистической методикой составов преступлений, которые в контексте исследования названы смежными по отношению к преступлениям, связанным с посредничеством во взяточничестве. Как указывают Ю. П. Гармаев, А. А. Кириллова, «все виды криминалистических методик (расследования и/или судебного разбирательства; поддержания государственного обвинения) должны формироваться и использоваться с учетом «принципа смежности», содержание которого заключается в том, что вновь разрабатываемая или модернизируемая криминалистическая методика должна содержать указания о том, по каким иным, помимо указанных в названии, видам, группам преступлений она может быть использована правоприменителями и, желательно, в какой части, в какого рода криминалистических ситуациях, при каких условиях и т. п.»

71 См.: Гармаев Ю. П. Основы криминалистической методики судебного разбирательства по уголовным делам об убийствах (ч. 1 ст. 105 УК РФ) : монография, практическое пособие / Ю. П. Гармаев, А. А. Кириллова. М. : Юрлитинформ, 2015. С. 16.

Как отмечено в параграфе 1.1., мы предлагаем охватывать криминалистическими рекомендациями настоящей методики уголовные дела о преступлениях, при квалификации подпадающих под признаки составов, которые мы, вслед за А. А. Кирилловой, в контексте настоящего исследования называем смежными по отношению к ст. 291.1 УК РФ или, как предложил Верховный суд РФ, «связанными со взяточничеством». К таким преступлениям следует отнести деяния, предусмотренные ст. 204 УК РФ «Коммерческий подкуп».

Так, А., работая в должности начальника электромонтажного участка, обладая функциями руководителя, имеющего право представлять интересы предприятия во взаимоотношениях с иными структурными подразделениями предприятия и сторонними организациями по вопросам, касающимся его деятельности, находясь на объекте ООО «Армада», после установления факта установки рекламного щита в зоне прохождения кабельных линий высокого напряжения с последующим повреждением указанного кабеля, поставил условие Р., директору ООО «Армада», за несоставление соответствующей документации (протокола) по фиксации выявленных вышеуказанных нарушений в деятельности ООО «Армада» и сокрытие факта причинения материального ущерба, нанесенного организацией последнего, а также за ненаправление материалов в административно-техническую инспекцию о выявленных нарушениях действующего законодательства Российской Федерации, за передачу ему лично денежную сумму в размере 150 000 рублей.

Затем А. составил акт осмотра повреждения кабельной линии, и, продолжая реализацию своего преступного умысла, А., находясь в помещении кафе «Фронт», незаконно лично получил в качестве коммерческого подкупа 3000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ составило 862 рубля, за несоставление соответствующей документации (протокола) и тем самым сокрытие факта причинения материального ущерба, выразившегося в установке рекламного щита в зоне прохождения кабельных линий высокого напряжения, с последующим его (кабеля) повреждением, нанесенным организацией последнего, а также за ненаправление материалов в административно-техническую инспекцию о выявленных нарушениях действующего законодательства в деятельности ООО «Армада», после чего был задержан сотрудниками правоохранительных органов с поличным. Судом действия А. были квалифицированы по ч. 1 ст. 204 УК РФ72.

В параграфе 1.1 уже обоснован этот тезис, точнее принцип «смежности» формирования методик. Главное из обоснований: следователи, оперативные сотрудники и судьи в целом поддерживают подход, связанный с общей, объединенной разработкой и внедрением методик расследования взяточничества и коммерческого подкупа.

По второму принципу – принципу приоритета антикоррупционного просвещения и предупреждения коррупционных преступлений – мы берем за основу концептуальный подход, изложенный Ю. П. Гармаевым, поэтому рассмотрим его позицию более подробно.

По мнению автора, в имеющихся методиках расследования коррупционных преступлений не учитывается задача профилактики, то, что, к примеру, Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» провозглашает принцип приоритетного применения мер по предупреждению коррупции (п. 6 ч. 1 ст. 3). Между тем выглядит очевидным, что ее предупреждение, в том числе криминалистическими средствами, должно иметь безусловный приоритет перед иными мерами противодействия. Ю. П. Гармаев излагает и другие аргументы. Так, в Национальном плане противодействия коррупции на 2014– 2015 годы (утв. Указом Президента РФ от 11 апреля 2014 г. № 226) неоднократно упоминается о необходимости разработки и реализации программ антикоррупционного просвещения, комплекса просветительских мер, направленных на формирование в обществе нетерпимого отношения к

Приговор Хорошевского районного суда г. Москвы. УД № 1-230 /2011.

коррупции. Реализация перечисляемых мер осуществляется различными государственными органами и учреждениями, однако практически в любой части Национального плана – во взаимодействии с образовательными организациями73. Далее автор задается вопросом о том, надлежащим ли образом реализуются перечисленные направления противодействия средствами наук антикриминального цикла в целом и криминалистики в частности. Отрицательный ответ для криминалистов вполне очевиден74.

Далее Ю. П. Гармаев предлагает в рамках антикоррупционного просвещения (подразумевая при этом и криминалистические методические рекомендации. – Р. С.) демонстрировать, разъяснять широким слоям населения75:

- типичные заблуждения относительно разграничения преступных коррупционных посягательств и правомерного поведения;

- за какого рода типичные коррупционные деяния (способы), в каких типичных ситуациях привлекаются к юридической ответственности работники именно данной сферы деятельности;

- как и кем, какими средствами и методами ведется борьба с этими преступлениями, как противостоять провокациям и иным незаконным методам псевдоборьбы с коррупцией;

- как не допустить вовлечения себя в коррупционные отношения в типичных, хорошо знакомых гражданам ситуациях.

Здесь автор особо выделяет следующий тип рекомендаций. Он полагает, что необходимо информировать граждан о том, что вокруг должностных лиц государственных органов и учреждений часто разворачивают преступную деятельность различные «мнимые посредники», Тимошенко Д. А. Взяточничество в настоящее время в Российской Федерации и меры по его предупреждению // Юридический мир. 2013. № 6. С. 30–31.

Гармаев Ю. П. Современные средства правового просвещения в криминалистике // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Юридические науки». Том 27 (66). 2014. № 3. С. 188.

Данный перечень приводится с некоторыми сокращениями, с учетом ограничений по предмету исследования настоящей работы.

которые берут взятки «под них» и без их участия, фактически торгуя их полномочиями и услугами.

Завершая свой перечень, Ю. П. Гармаев отмечает, что большая часть этих рекомендаций имеют криминалистическую природу, а в целом они носят ярко выраженный междисциплинарный характер76.

Итак, применительно к настоящим «особенностям методики расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве», использование данного подхода, на наш взгляд, подразумевает несколько важных правил формирования (методологических правил):

- криминалистическая характеристика названных преступлений может и должна излагаться в двух формах: сначала – для профессиональных участников уголовного судопроизводства (следователя и других); затем – в краткой и доступной форме – для широкого круга граждан, в целях их антикоррупционного просвещения и общей превенции;

- иные прикладные рекомендации в рамках данной методики также могут излагаться в двух формах, т. е., условно говоря, в «профессиональной»

и в «просветительской». Так, в рамках некой «процедуры преобразования»

могут быть созданы рекомендации следующего типа: об упомянутых выше типичных заблуждениях; о типичных способах преступлений, включая способы вовлечения граждан в их совершение; о типичных криминальных и криминалистических ситуациях по делам данной категории, с учетом сферы деятельности адресатов рекомендаций; о средствах и методах криминалистической деятельности по борьбе с этими преступлениями; о противодействии провокациям и иным незаконным методам борьбы с коррупционными преступлениями; а также о том, как гражданину не Гармаев Ю. П. Современные информационные технологии в механизме внедрения криминалистических и межотраслевых средств противодействия коррупции // Уголовнопроцессуальные и криминалистические средства обеспечения эффективности уголовного судопроизводства : материалы междунар. науч.-практ. конф., Иркутск, 25–26 сент. 2014 г.

Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2014. С. 270.

допустить вовлечение себя в эти противоправные деяния в типичных, хорошо знакомых ему ситуациях.

Изложенные выше основания формирования, структура и принципы позволяют нам сформулировать понятие частной (сокращенной, неполной) криминалистической методики расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве. Это сформированный в дополнение к более общим методикам – методикам расследования взяточничества и иных коррупционных преступлений – комплекс вспомогательных рекомендаций, относящихся к нескольким видам общественно опасных деяний (предусмотренных ст. 291.1, 159, 204 УК РФ и др.), являющихся частью криминальной коррупционной деятельности с участием посредников во взяточничестве и/или мнимых посредников (мошенников), отражающий закономерности механизма этих преступлений, а также особенности средств и приемов их расследования и предотвращения.

Таков, на наш взгляд, понятийный аппарат, структура, а также принципы формирования особенностей усеченной криминалистической методики расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве. Разрешенные в этой части исследования научные проблемы дают возможность перейти к анализу теоретических положений и прикладных рекомендаций, касающихся содержания обозначенной методики.

§ 1.3. Решения Европейского суда по правам человека и Пленума Верховного суда РФ как источники методики расследования взяточничества В научной и учебной литературе по криминалистике констатируется, что право (закон и право), практика и наука в своей совокупности образуют перечень источников криминалистических методик расследования преступлений77. Если говорить о практике как об источнике методики, то, по мнению Ю. П. Гармаева и А. Ф. Лубина, в настоящее время у разработчиков криминалистических методик расследования нет единой, общепринятой методологической программы (концепции) криминалистического исследования практики расследования уголовных дел. Авторы считают, что это задача для специального исследования, потребность в котором назрела давно78. Общепризнанно, что, говоря об этом источнике, криминалисты имеют в виду не только практику следственную в узком смысле этого слова.

Во-первых, подразумевается, что есть две области человеческой деятельности: это криминальная деятельность и ее антипод – деятельность криминалистическая. Во-вторых, второй вид деятельности должен включать практику не только следственную, но и судебную. Применительно к каждой из этих областей криминалистика как наука должна формировать конкретные цели, задачи, алгоритмы их изучения.

Однако Ю. П. Гармаев и А. Ф. Лубин с сожалением констатируют, что общепринятые методологические подходы к использованию практики как источника методических рекомендаций не соответствуют критериям эффективности, существенно обедняют, снижают качество методик Белкин Р. С. Курс криминалистики : учеб. пособие для вузов. 3-е изд., доп.М., 2001. С.

755–758.

78 Лубин А. Ф. Проблемы создания криминалистических методик расследования преступлений: теория и практика / А. Ф. Лубин, Ю. П. Гармаев. СПб. : Юрид. центр Пресс, 2006. С. 93.

расследования, их репрезентативность и даже тормозят разработку новейших, современных методических рекомендаций79.

Мы вынуждены согласиться с этой позицией. Уязвимость названных подходов видится еще и в том, что изучение криминалистических научных работ показало отсутствие примеров использования и, тем более, какой-либо методологии использования крупных и крайне важных пластов, массивов судебной практики: решений Европейского суда по правам человека (далее – Европейский суд, ЕСПЧ) и постановлений Пленума Верховного суда РФ.

Рассмотрим эту проблему применительно к предмету настоящего исследования.

Как известно, Федеральным законом от 30.03.1998 № 54-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней (далее – Конвенция)81. Таким образом, наша страна взяла обязательство, кроме прочего, исполнять постановления ЕСПЧ, вынесенные по делам, по которым наше государство участвовало в качестве стороны.

Трудно переоценить влияние данных обязательств на правоприменительную практику82. Так, Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении от 27.06.2013 № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» вновь, уже в который раз, подчеркнул роль и значение правовых позиций Европейского суда для российской судебной, а соответственно, и для следственной практики. Так, в п. 2 данного Лубин А. Ф. Указ. соч. С. 94.

80 О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней : федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ // Справочно-правовая система «Гарант» [Электронный ресурс]. Дата обращения: 20.03.2015.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) // Справочно-правовая система «Гарант» [Электронный ресурс].

Последнее обновление: 20.03.2015.

Жиганова А. А. Правовая регламентация международного сотрудничества государств по борьбе с коррупцией // Мир юридической науки. 2013. № 1. С. 66.

постановления сказано, что правовые позиции ЕСПЧ, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов. С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции ЕСПЧ, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств – участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского суда.

Далее в этом же постановлении (п. 11) Пленум Верховного суда РФ отметил: «Обратить внимание судов на то, что решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, в том числе дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, государственного или муниципального служащего, должны соответствовать не только законодательству Российской Федерации, но и общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации, включая Конвенцию и Протоколы к ней в толковании Европейского Суда (часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, часть 2 статьи 1 и часть 4 статьи 11 ГПК РФ, часть 3 статьи 1 УПК РФ, часть 2 статьи 1.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации)». Думается, что изложенное означает, что, например, доказательства по делу являются недопустимыми как в случае их получения в нарушение положений УПК РФ, так и в случае их получения с нарушением Конвенции или Протоколов к ней, как это понимает в своих актах толкования Европейский суд.

Правовые позиции Европейского суда неоднократно излагались по делам против России, где ее граждане привлекались к уголовной ответственности за незаконный сбыт наркотиков (дела Ваньяна, Худобина, Веселова и др.). Очевидно, что обстоятельства проведения по таким делам проверочных закупок с признаками провокации преступлений, ставшие предметом рассмотрения Европейского суда, полностью аналогичны обстоятельствам проведения оперативного эксперимента по изобличению взяточничества и иных коррупционных преступлений с признаками аналогичной провокации83.

Так, по делу «Худобин против России» ЕСПЧ обратил внимание, что в принципе прецедентное право Европейского суда не запрещает ссылаться – на стадии расследования уголовного дела и в случае, если позволяет характер преступного деяния, – на доказательства, полученные в результате проведения сотрудниками органов внутренних дел операции под прикрытием. Однако применение агентов под прикрытием должно быть ограничено; сотрудники полиции могут действовать тайно, но не занимаясь подстрекательством84.

Немалый интерес вызывает также решение ЕСПЧ по делу «Быков против России». В своей жалобе заявитель указал на неправомерность использования против него данных, полученных в ходе оперативнорозыскных мероприятий. В своем решении по данному делу Суд заключил, что использование технических средств наблюдения при сборе улик не сопровождалось соответствующими мерами безопасности, чтобы избежать возможных злоупотреблений, что свидетельствует о нарушении статьи 8 Что касается дел о проведении оперативных экспериментов по делам о взяточничестве, то совсем недавно сделан официальный перевод на русский язык следующего документа:

Постановление ЕСПЧ от 30.10.2014 (Дело «Носко и Нефедов против Российской Федерации» (жалоба № 5753/09 11789 /10) // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. Дата обращения: 21.03.2015. Однако в этом документе по сути воспроизводятся те же правовые позиции, в тех же выражениях, что и уже излагались ЕСПЧ по делам («Худобин», «Веселов» и др., описанным ниже.

Пункт 128 Постановления ЕСПЧ от 26.10.2006 (Дело Худобин (Khudobin) против Российской Федерации (жалоба № 59696/00) // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. Дата обращения: 21.03.2015.

(право на уважение частной и семейной жизни). В итоге был сделан вывод о нарушении прав заявителя85.

Одним из последних и наиболее, на наш взгляд, информативных решений такого рода является дело «Веселов и другие (Veselov and others) против Российской Федерации»86. Так, в п. 90 этого решения Европейский суд отметил, что в делах, в которых основное доказательство получено за счет негласной операции (например, в рамках оперативного эксперимента или проверочной закупки. – Р. С.), власти должны доказать, что они имели достаточные основания для организации негласного мероприятия. В частности, они должны располагать конкретными и объективными доказательствами, свидетельствующими о том, что имеют место приготовления для совершения действий, составляющих преступление, за которое заявитель в дальнейшем преследуется (см.

Решение Европейского суда по делу «Секейра против Португалии» (Sequeira v. Portugal), жалоба № Решение Европейского суда по делу 73557/01, ECHR 2003-VI, «Юрофинаком» против Франции» (Eurofinacom v. France), жалоба № 58753/00, ECHR 2004-VII, Решение Европейского суда по делу «Шэннон против Соединенного Королевства» (Shannon v. United Kingdom), жалоба № 67537/01, ECHR 2004-IV, Постановление Большой палаты по делу «Раманаускас против Литвы», § 63 и 64, Постановление Европейского суда по делу «Малининас против Литвы», § 36).

Европейский суд, отмечая, что не в первый раз сталкивается в своей практике с подобными нарушениями, подверг жесткой критике не только и уже не столько российскую судебную практику, но и всю систему российского законодательства, обеспечивающую борьбу с коррупционными 85 Быков против России : постановление от 10 марта 2009 г.: вынесено Большой Палатой после уступки юрисдикции / Bykov v. Russia, № 4378/02 / Европейский Суд по правам человека // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2009. № 8. С. 32–34.

Постановление Европейского Суда по правам человека от 2.10.2012: дело «Веселов и другие (Veselov and others) против Российской Федерации» (Жалобы № 23200/10, 24009/07 и 556/10) (Первая Секция). Страсбург, 2 октября 2012 года // Справочноправовая система «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=307260.

преступлениями и незаконным оборотом наркотиков: «... российская система, в которой проверочные закупки и оперативные эксперименты всецело относятся к компетенции органов оперативно-разыскной деятельности, расходится с практикой, принятой большинством государствучастников. Европейский суд полагает, что этот недостаток отражает структурное уклонение от обеспечения гарантий против милицейской провокации»87.

Думается, что во многом под влиянием этих разъяснений ЕСПЧ Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем Постановлении от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», помимо вопроса об уголовной ответственности за провокацию взятки либо коммерческого подкупа, запрещенного ст. 304 УК РФ (п. 32 Постановления), впервые в опубликованной судебной практике разъяснил судам (п. 34) сущность подстрекательских действий (выделено мной. – Р. С.) сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа88. Как отметил Пленум в этом пункте своего постановления, указанные действия совершаются в нарушение требований ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и состоят в передаче взятки или предмета коммерческого подкупа с согласия или по предложению должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, когда такое согласие либо предложение было получено в результате склонения этих лиц к получению ценностей при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что

87 Там же. Пункт 106.

О недопустимости не только провокаций, но и шире – подстрекательских действий ранее уже упоминалось в криминалистической литературе. См., например: Гармаев Ю. П.

Квалификация и расследование взяточничества : учебно-практическое пособие / Ю. П.

Гармаев, А. А. Обухов. М. : Норма, 2009. С. 125–132.

без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено. Отметим между прочим, что эти и многие иные разъяснения Верховного суда РФ, когда он в заданном контексте фактически приравнивает передачу взятки с коммерческим подкупом, лишний раз указывают на справедливость предложенного нами принципа «смежности» в формировании методики (параграф 1.2), близости в криминалистическом аспекте названных видов преступной деятельности.

Далее в этом же пункте Верховный суд РФ разъясняет, что принятие должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, при указанных обстоятельствах денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние. В этом случае в содеянном отсутствует состав преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«Волос Алексей Александрович ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор Е.В. Вавилин Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Мальченко Ксения Николаевна ПРЕЮДИЦИЯ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 — гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — кандидат юридических наук, доцент Цепкова Татьяна Митрофановна Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I....»

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«ВОЛОДИНА Светлана Вячеславовна МНОГОПАРТИЙНОСТЬ КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ РОССИИ 12.00.02 — конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор,...»

«Пшипий Рустам Махмудович БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;...»

«Кобыляцкий Дмитрий Андреевич ПРАВОВАЯ ОХРАНА ПРОИЗВЕДЕНИЙ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Стрегло Валентина Ефимовна Ростов-на-Дону – 20 Оглавление...»

«УДК 340. 11 КОСЫХ Алексей Алексеевич УБЕЖДЕНИЕ В ПРАВЕ: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА, ТЕХНИКА Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Головкин Роман Борисович Владимир 2015...»

«Чежидова Александра Вячеславовна ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОТКРЫТОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНТРОЛЬНО-НАДЗОРНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ Специальность: 12.00.14 – административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой...»

«ГЕРАСИМОВА Екатерина Александровна УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинов Александр...»

«Ломакина Евгения Витальевна НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Специальность 12.00.03 гражданское право;...»

«Малыхина Елена Александровна Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: особенности финансово-правового регулирования 12.00.04 — финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.