WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«0БЕСНЕЧЕНР1Е СООТВЕТСТВИЯ УЧРЕДИТЕЛЬНЫХ И ИНЫХ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КОНСТИТУЦИИ РОССРШСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНАМ ...»

-- [ Страница 3 ] --

В российском энциклопедическом словаре помимо определения законодательства как совокупности всех правовых норм, действующих в данном государстве, приведена ещё и дефиниция, в соответствии с которой законодательство представляет собой «.„деятельность уполномоченных органов государства по принятию закона»"^. Зачастую акты органов местного самоуправления также называют одним из элементов, составляющих законодательство.

Отсутствие четкого определения термина «законодательство»

свойственно не только правоведению: легально общеправового определения законодательства нет ни на федеральном, ни на региональном уровнях, что создаёт трудности в правотворчестве, правоприменении и систематизации нормативных правовых актов. В этой связи нормативное определение «законодательства» является не только важной теоретической, но и практической задачей"''.

Противники расширительного толкования законодательства считают, что это может привести к подмене закона подзаконными актами и использованию ' " Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности. - СПб., 1991. - С. 55.

''^ Российский энциклонедический словарь: В 2 т. / Гл. ред. A.M. Прохоров. - М., 2001. Кн.

2: Н - Я. - С. 5 2 4.

"^ См.: Белкин А.А. О категории «законодательство» //Ученые заниски СанктПетербургского государственного университета экономики и финансов. Вып. 7. - СПб., 2001. С. 8-9.

И в качестве легального средства умаления роли закона в жизни общества"'*.

Х Не случайно некоторые учёные-юристы встали на позицию неприятия широкой трактовки законодательства.

Среди них Ю.А. Тихомиров, который утверждает, что теперь «понятие «законодательство» оправданно рассматривать в более узком смысле — как упорядоченную совокупность собственно законов»"^.

С точки зрения содержания пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ, более предпочтительной является расширенная трактовка и «закона», и «законодательства», в силу причин, о которых говорилось выше. В противном случае статью 72 Конституции РФ необходимо будет дополнить ещё одним пунктом, касающимся «обеспечения соответствия», но уже в сфере соотношения подзаконных федеральных и региональных актов.

Двусмысленной остаётся ситуация с «обратным обеспечением соответствия актов»: обеспечением соответствия уже федерального закона нормативным правовым актам субъекта РФ по смыслу части 6 статьи 76 Конституции РФ. Почему-то в тексте части 6 статьи 76 Конституции лишь федеральный закон противопоставляется нормативному правовому акту субъекта РФ, что, по нашему мнению, является очередным свидетельством того, что «федеральный закон» понимается Конституцией расширенно. При таком соотношении актов Федерация, вопреки предметам ведения и полномочиям, которые регламентированы Конституцией РФ, принимает свой закон, вторгающийся в сферу собственного ведения субъектов в рамках их остаточной компетенции. Если говорить о правовых основах такого «обратного обеспечения соответствия актов» и, в первую очередь, конституционных основах, то на первый взгляд пункт «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ его не закрепляет. Возможно, федеральная Конституция намеренно выстраивает систему «обеспечения соответствия актов» под Федерацию, хотя конституционно-правовое обоснование «обратного обеспечения соответствия " " См.: Гошуляк В.В. Теоретико-правовые проблемы конституционного и уставного законодательства субъектов Российской Федерации. - М., 2000. - С. 9.

" ' Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. - М., 1994. - С. 33.

актов» можно усмотреть в том, что пункт «а» части 1 статьи 72 Конституции указывает в качестве эталона соотнесения, прежде всего. Конституцию РФ, а часть 6 статьи 76 - это тоже конституционная норма, следовательно, пункт «а»

части 1 статьи 72 является правовой основой, в том числе, и для «обратного обеспечения соответствия».

«Обратное обеспечение соответствия актов» осложнено ещё и тем, что статья 73 Конституции РФ, закрепляющая исключительное ведение субъекта РФ, неконкретна и является некой «остаточной схемой», по которой всё, что не закреплено в исключительном федеральном и совместном ведении может быть отнесено к вопросам собственное регионального ведения. Таким образом, предметом «обратного обеспечения соответствия актов» тоже являются нормативные акты, но их иерархические связи уже имеют диаметрально противоположную направленность.

По поводу «обратного обеспечения соответствия» необходимо также отметить следующее: в первом парафафе в числе направлений «обеспечения соответствия» нами было названо «согласование» и «приведение в соответствие» " ^.





По поводу приведения — всё достаточно понятно: существует конфликт в отношениях условно «закон Федерации — закон субъекта» или, наоборот, «закон субъекта - закон Федерации», принимаются меры по преодолению конфликта либо его устранению. По «обеспечение соответствия актов» может характеризовать и положительный аспект соотношения нормативных правовых актов: например, когда положения федерального закона, принятого по предметам совместного ведения, развиваются региональным законодателем.

Можно ли в этом случае говорить о положительном «обратном обеспечении соответствия актов» в форме согласования? Опять же "^ Намеренно использовался соединительный союз «и», так как приведение закона субъекта Федерации в соответствие федеральному закону или приведение федерального закона в соответствие региональному закону позволяло бы лишь односторонним образом исследовать приведение в соответствие как вид «обеспечения соответствия». Фраза «приведение в соответствие федеральных и региональных законов» позволяет оцепить данную деятельность двойственным образом.

гипотетически - можно, но в реальной действительности сложно представить ситуацию, когда федеральный закон по предметам исключительного регионального ведения развивает рамочные (или иного свойства) законодательные нормы нормативных правовых актов субъектов РФ. Скорее в данном случае речь может идти лишь о таком виде «обеспечительной»

деятельности, как приведение в соответствие.

Российское законодательство имеет сложную не только иерархическую, но и отраслевую структуру, поэтому вопросы конфликтности соотношения нормативных актов могут возникать не только по уровню и субъекту его принятия (например, закон субъекта РФ и федеральный закон по предметам совместного ведения), но в тех случаях, когда конфликтуют нормы актов одного уровня (например, федеральный закон и федеральный закон - общая и специальная норма). Иными словами, речь идет о вертикальной и горизонтальной структурах национального законодательства. Логично, что и здесь предметом «обеспечительного» воздействия будет не просто акт, но и его связь с нормативным материалом. Однако в этом случае установление системообразующих связей нормативного акта осложняется уже отраслевым аспектом, т.е. спецификой общественных отношений, являющихся предметом регулирования.

Очевидно, что в пункте «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ закрепляется иерархический аспект «обеспечения соответствия», который и анализируется в настоящей работе. Система «горизонтального» (отраслевого) обеспечения соответствия в качестве отдельной нормы Конституции РФ не выделяется, хотя косвенно на это указывает пункты «а» и «п» статьи 71 — «принятие и изменение Конституции РФ и федеральных законов, контроль за их соблюдением» и «федеральное соответственно.

коллизионное право»

Полагаем, что направление по анализу «горизонтального обеспечения соответствия» является глубоким и комплексным, составляя объект самостоятельного исследования, поэтому диссертант оставляет за собой право изучения в конституционно-правовом русле лищь иерархического аспекта соотношения нормативных актов и «обеспечения соответствия» между ними.

Исходя из выше изложенного представляется возможным заключить, что «федеральные законы» содержащиеся в пункте «а» части 1 статьи 72 не есть только законы федерального уровня, принимаемые Федеральным Собранием РФ в установленном Конституцией порядке. Данный термин в контексте «обеспечения соответствия» носит собирательный характер, а поэтому позволяет включить в себя следующие нормативные правовые акты: законы РФ о поправках к Конституции РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы (включая кодексы и основы законодательства, референдарные законы, законы федерального значения, утверждающие договоры о разграничении предметов ведения между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ), действующие законы РСФСР и РФ, законы СССР.

В России в установленных законодательством случаях также применяются законы иностранных государств, которые, однако, не могут быть предметом «обеспечения соответствия актов». По мнению А.Н. Кокотова и Н.Д. Мершиной, возможность признания закона иностранного государства не соответствз^ощим или противоречащим Конституции РФ означало бы выход за Пределы государственно-властных полномочии самой Федерации.

Что же касается международного права, то элементами эталонного уровня необходимо рассматривать общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, при надлежащей их ратификации, в силу системной связи пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ с частями 1 и 4 статьи 15 Конституции РФ.

Особое положение занимают законы СССР, законы РСФСР, которые, являясь законами другого государства (хотя уже и не существующего), продолжают действовать на территории Российской Федерации, являющейся "^ Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. М.С. Саликов. - М., 2003. - С.294.

правопреемницей СССР и РСФСР. Данная категория «федеральных законов» в смысле пункта «а» части 1 статьи 72 также может выступать в качестве эталона соотнесения, а, следовательно, и «обеспечительной» деятельности, но при этом «обеспечение соответствия актов» ограничено определёнными условиями.

Например, Закон СССР от 02.11.1989 № 719-1 «О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и ДОЛЖНОСТНЫХ лиц, )Ш|емляющих права граждан» действует в части, непротиворечащей Конституции России, закону РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» "^ и федеральному закону «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»'^^. Таким образом, теоретически, та часть союзного закона, которая удовлетворяет требованиям непротиворечия названным нормативным правовым актам, может выступать в качестве эталона «обеспечения соответствия актов» на правах «федерального закона» по смыслу пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ.

Ещё один пример - закон СССР «О кооперации в СССР»'^' от 26.05.1988 JSo 8998-XI. Порядок применения норм данного нормативного акта, а вместе с ним, и «обеспечение соответствия актов» ограничены следующим условием: он не применяется на территории РФ в части, касающейся потребительской кооперации, и в части, регулирующей деятельность кооперативов в сферах производства товариществ и дачных кооперативов.

Законы РСФСР, применяются в части, не противоречащей действующему российскому законодательству, в первую очередь. Конституции РФ, следовательно, также как и законы СССР (на аналогичных условиях) они являются «образцом» (эталоном) «обеспечения соответствия актов разного уровня».

Свод законов СССР. т. 1. - С. 376-2.

Российская газета. 1993. - 12 мая.

Российская газета. 1995. - 26 декабря.

Свод законов СССР. т. 5. - С. 6-34-10.

В качестве примера приведём закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры». Каким образом ограничивается действие данного нормативного акта: порядок согласования градостроительной и проектной документации и порядок согласования и выдачи разрешений на проведение земляных, строительных, мелиоративных хозяйственных и иных работ, установленных статьями 31, 34, 35, 40, 42 данного документа, сохраняются впредь до начала проведения историко-культурной экспертизы в порядке, установленном федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ»'^^ от 25.06.2002 К» 73ФЗ. В данной ситуации действие акта, а также деятельность по «обеспечению соответствия актов» связывается не таким условием, что «применяется пока не противоречит» действующему законодательству и Конституции РФ, а с условием проведения историко-культурной экспертизы.

Далее, рассматривая содержание понятия пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ - «федеральный закон», - следует выделить законы РФ о поправках к Конституции РФ, обладающие наибольшей юридической силой в системе федеральных законов после Конституции РФ.

Закон РФ о поправках к Конституции РФ представляет собой специальный правовой акт о конституционной поправке, имеющий особый статус и отличающийся как от федерального, так и от федерального конституционного законов.''^'* Это тоже эталон для всего иного нормативного материала, однако существует сложность решения вопроса о возможности проверки конституционности закона РФ о поправке к Конституции РФ, которая заключается в том, что, во-первых, такой закон еще ни разу не принимался, и, во-вторых, трудно оценить соответствие нормативного правового акта Конституции РФ, максимально приближенного к ней по юридической силе и направленного на изменение непосредственно конституционного текста.

'^^ Свод законов РСФСР. т.З. - С. 498.

'^^ Российская газета. 2002. - 29 июля.

'^'^ О толковании статьи 136 Конституции РФ: Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 года №12-П // Собрание законодательства РФ. 1995. - №45. - Ст.44О8.

Данный вид закона является формой поправки к Конституции РФ, цель которого новая редакция, исключение, дополнение предписаний глав 3-8 Конституции Рф'^^ Закон РФ о поправке к Конституции РФ может содержать положения, противоположные нормам глав 3-8 Конституции РФ. Особенность законов РФ о поправках к Конституции РФ состоит в том, что данные источники права носят временный характер собственного регулирующего воздействия. Оно прекращается с внесением поправки в Конституцию.'^^ После этого действие правовых норм таких законов продолжается уже в рамках Конституции.

Закон РФ о поправках к Конституции РФ как «образец», с которым соотносят конституции, уставы, законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, обеспечивая их соответствие указанному акту, защищен от проверки на предмет конституционности, поскольку с момента вступления в силу Конституции РФ в новой редакции такая проверка означала бы проверку самой Конституции РФ, что недопустимо.

Другой вид «федерального закона» - федеральный конституционный закон — относительно недавно появился в российской правовой системе. Федеральные конституционные законы представляют собой законы, развивающие наиболее важные положения конституции. Федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией РФ, принимаются во исполнение Конституции РФ, не могут изменять положений Конституции и ЯВЛЯТЬСЯ ее составной частью. Конституционный Суд РФ уже осуществлял проверку конституционности федеральных конституционных зaкoнoв'^^, '^^ О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации:

Федеральный закон от 4 марта 1998 года №33-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 1998.

.NblO.-CT. 1146.

'^^ Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. - М., 2002. - С.82.

'^^ Конституционное право России: Учебник. - Екатеринбург, 2001. - С.38; Конституция Российской Федерации: Энциклопедический словарь / В.А. Туманов, В.Е. Чиркин, Ю.А.

Юдин и др. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М., 1997. - С.298. и др.

'^* О толковании статьи 136 Конституции РФ: Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 года №12-П // Собрание законодательства РФ. 1995. ^245. - Ст.44О8.

'^^Пo делу о проверке конституционности Федерального конституционного закона «О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон «О референдуме следовательно, федеральный конституционный закон, а следом за ним и федеральный закон, являются предметом «обеспечения соответствия актов», но уже по отнощению к Конституции РФ'^° и вне пределов действия пункта «а»

части 1 статьи 72 Конституции РФ, Здесь, в частности, применимы положения статей 4 и 15 Конституции РФ, «подчиняющие» все законы, принимаемы в стране федеральному учредительному акту.

Самой многочисленной группой законов, принимаемых на федеральном уровне, являются федеральные законы. Федеральные законы обладают рядом признаков: I) их принимает Государственная Дума Федерального Собрания РФ и одобряет Совет Федерации Федерального Собрания РФ; 2) имеют прямое действие на всей территории страны; 3) принимаются в определенном порядке (статьи 104-107 Конституции РФ).

Федеральные законы можно разделить на несколько групп. Первую фуппу составляют акты, принимаемые по вопросам исключительного ведения Российской Федерации, вторую - акты, изданные по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, в некоторых случаях возможно принятие федерального закона по вопросам ведения субъектов Федерации.

Одним из видов федеральных законов являются кодексы. Кодекс представляет собой систематизированный, единый, юридически и логически цельный, внутренне согласованный законодательный акт прямого действия, регулирующий определенную область общественных отнощений.'"^^ Существует также такая разновидность федеральных законов, как законы о ратификации международных договоров.

В отдельную гр)шпу законодательных источников, вовлечённых в «обеспечительную.деятельность» в качестве «эталона» соотнесения, следует Российской Федерации»: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 июня 2003 г.

№10-П // Собрание законодательства РФ. 2003. №25. - Ст.2564.

'^° Это и является, в основном, функцией Конституционного Суда РФ.

" ' См.: Комаров С.А. Малько А.В. Теория государства и права: Учебно-методическое пособие. - М., 2003. - С.173.

выделить Основы законодательства Российской Федерации.'"'^ Содержание Основ законодательства РФ составляет совокупность важнейших законодательных норм, определяющих специфические особенности и задачи той или иной отрасли российского законодательства по вопросам, отнесенным к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.'"'•' В отечественной правовой истории форма «Основы законодательства» существовала уже в 60-80-х годах XX века, когда было принято свыще полутора десятка «основ». Данное положение закреплялось Конституцией СССР 1977 года, согласно которой, к ведению СССР относились обеспечение единства законодательного регулирования на всей территории СССР и установление основ законодательства СССР и союзных республик. Появление института основ законодательства в современной правовой системе России явилось следствием заключения Федеративного договора 1992 года. На основании данного договора по вопросам, относящимся к совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ, федеральные органы государственной власти РФ издают Основы законодательства, в соответствии с которыми органы государственной власти субъектов РФ осуществляют собственное правовое регулирование в пределах своей компетенции, принимая правовые акты. Конституция РФ этот вид правового акта не предусматривает, но при этом их действие не противоречит ей.

Помимо выще перечисленных актов, имеющих по смыслу пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции статус «федерального закона», к числу таковых можно также отнести постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ об амнистии. Конституционный Суд РФ признал постановление об амнистии «...уникальным нормативно - правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы..., в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений.

'•'^ Например, «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г., «Основы законодательства Российской Федерации об Архивйом фонде Российской Федерации и архивах» от 7 июля 1993 г. и др.

Кутафин О.Е. Предмет конституционного нрава. - М., 2001. - С. 191.

Принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией Российской Федерации, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу...

постановлении об амнистии, могут и должны выполнять функцию законодательного регулирования, тем более что издание законов по вопросам амнистии не предусматривается Конституцией»'^'' Договор о разграничении полномочий между органами федеральной и региональной государственной власти имеет силу федерального закона, согласно пункту 2 части 9 статьи 26.7 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»'^^. Следовательно, и этот вид нормативного правового акта не может рассматриваться в отрыве от пункта «а» части I статьи 72 Конституции РФ, а поэтому рассматривается как полноценный критерий (акт-эталон) «обеспечения соответствия».

Переходя уже непосредственно к актам, составляющим предмет «обеспечения соответствия», необходимо указать на то, что статья 76 Конституции РФ предоставляет субъектам Российской Федерации право вне пределов исключительного ведения Федерации и предметов совместного ведения осуществлять собственное правовое регулирование. Это обстоятельство предопределило перечень предметов «обеспечения соответствия», предусмотренного пунктом «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ: конституция, устав, закон и иной нормативный правовой акт субъекта РФ.

Конституция.республики в составе РФ как один из предметов «обеспечительной деятельности» является разновидностью регионального '^"^ Постановление Конституционного Суда РФ №11-П от 05.07.2001 «О проверке конституционности Постановления Государственной Думы от 28.06.2000 № 492-III ГД «О внесении изменения в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» // СЗ РФ. 2001. J*fo29. Ст. 3059.

'^^ СЗ РФ. 2003. № 27 (Ч.2). Ст. 2709.

учредительного акта, имеющего структуру, включающую, как правило, три фуппы норм'^^: основы конституционного строя республики, закрепление правового статуса личности в республике, закрепление институтов государственной власти и местного самоуправления. Наличие у республик именно конституций обусловлено государственным конституционным статусом отличает республики от других субъектов РФ.

Появление в юридическом обороте в связи с принятием Закона РФ «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации»'^', а после и в тексте Конституции РФ, «устава края, области, города федерального значения, автономной области, автономных округов»

связано с тем, что федеральная Конституция стремится «выровнить» систему федеративных отношений, признав названные территориальные образования 1 ^12 полноправными субъектами РФ наряду с республиками, которые имеют не уставы, а конституции. Уставы служат нормативной базой для развития всего текущего законодательства субъектов РФ. По аналогии с федеральной Конституцией и федеральными конституционными законами все уставы содержат отсылки к законодательным актам субъектов Федерации, дополняющим и развивающим их. Количество подобных отсылок неодинаково и поставлено в зависимость от той модели регулирования, которую избирает субъект РФ: устав может самостоятельно регулировать основные правоотнощения в субъекте Федерации, при этом отсылок на региональные законы обычно немного, в противном случае, когда устав служит лищь общей нормативной основой, а большинство вопросов разрешаются законами субъектов РФ, количество отсылок возрастает.

Таким образом, формируется следуюшая связь: устав и законы '"'^ См. подробнее: Гошуляк В.В. Конституционное и уставное законодательство субъектов Российской Федерации. - М., 1999.

' " Ведомости РФ. 1992. -.№ 13. - Ст. 663.

Никитина Е.Е. Устав области (края) как источник конституционного права // Журнал российского права. — 1977. - №11.

См.: Никитина Е.Е. Устав края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа как источник конституционного права: Автореф. дисс....канд.

юрид. наук. - М., 1998.

соответствующего субъекта РФ, а также конституция республики в составе России и её законы представляют собой (как предмет «обеспечения соответствия актов») неизолированные нормативные системы, составляющие одно целое, поэтому в идеале любой закон субъекта РФ — это логическое развитие текста соответствующего устава или региональной конституции. Следовательно, в том случае, когда устав шш конституция субъекта РФ противоречат или не соответствуют Конституции РФ или федеральным законам и подвергаются «обеспечительной процедуре», соответствующие изменения коснутся и региональных законов, развивающих их положения.

«Обеспечение соответствия» региональных конституции или уставов имеет определённые особенности. Как уже было отмечено выще, пункт «а» части 1 статьи 72 предусмотрел два «эталона» соотнесения всех актов, составляющих предмет обеспечения соответствия — федеральные законы (со всей комплексностью содержания даьшого понятия) и Конституция РФ. Федеральные законы являются более «низкой» ступенью как акты-эталоны, и в идеале они должны соответствовать Конституции РФ, поэтому, обеспечение соответствия любого нормативного правового акта субъекта РФ федеральному закону предполагает автоматическое его обеспечение соответствия Конституции РФ. Однако Конституционный Суд РФ посчитал, что выявление соответствия конституций (уставов) субъектов Российской Федерации федеральным законам без установления их соответствия Конституции Российской Федерации не является достаточным основанием для признания нормы конституции (устава) субъекта Российской Федерации утративщей юридическую силу и потому не подлежащей применению. Разрещение такого рода вопросов влечет за собой необходимость применения процедур конституционного судопроизводства''*^.

Это связано с особой юридической природой учредительных актов субъектов ''*° См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений 115 и 231 ГПК РСФСР, 26,251,253 ГПК РФ, статей 1, 21, 22 федерального закона «О прокуратуре РФ» в связи с запросом Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета' Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан» // СЗ РФ. 2003.

ЯоЗО.Ст.3101.

РФ, особым порядком их принятия и изменения, закреплением ими конституционно-правового статуса субъекта РФ.

Таким образом, своим решением федеральный Конституционный Суд дополнил смысл пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции России, и содержание данного дополнения сводится к тому, что учредительные акты субъектов РФ составляют специфический предмет «обеспечения соответствия», основополагающим критерием «качества» которых является соответствие Конституции РФ.

Устав, а равно и конституция субъекта РФ должны содержать определённый «общий минимум» норм, за исключением национально-культурных, исторических, религиозных и иных вопросов, касающихся самобытности региона или нации. Этот «минимум» и выступает в качестве нормативной материи для соотнесения, а в необходимых случаях и для системы «обеспечения соответствия актов». Было бы странным, если бы предметом «обеспечения соответствия актов» были нормы учредительного акта субъекта РФ, устанавливающие специфическое, обусловленное культурными традициями, название законодательного (представительного) органа субъекта РФ.

Указанный «минимум» должен быть тождественным для всех субъектов РФ и касаться, как правило, вопросов организации государственной власти субъекта РФ (например, структура, полномочия регионального законодательного (представительного) органа; порядок назначения высщего должностного лица субъекта РФ по представлению Президента РФ), а также иных вопросов, необходимость рещения которых свойственна всем субъектам РФ, независимо от их геофафического расположения, исторических и иных особенностей.

Правовые нормы, формирующие содержание пррюедённого «минимума»

учредительного акта субъекта РФ, могут быть предметом прецедентных правоотношений, и это закрепил сам Конституционный Суд РФ в одном из своих решений - Определении Конституционного Суда }к 65-0 «По ходатайству Полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснений Определения Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года по запросу депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции РФ отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания, Республики Татарстан».''*' Конституционный Суд РФ решил, что при отсутствии специального судебного решения, непосредственно подтверждающего неконституционность положения законодательства субъекта Российской Федерации, аналогичного ранее признанному Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации, принцип непосредственного действия решений Конституционного Суда Российской Федерации и положение части 2 статьи 87 федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» обязывают органы государственной власти субъектов Российской Федерации выявлять в своем положения, аналогичные тем, которые признаны законодательстве неконституционными, и отмеиять их в установленном порядке.

Неисполнение этой обязанности также влечет конституционно-правовую ответственность в форме досрочного прекращения полномочий.

Такая позиция Конституционного Суда РФ по сути деформирует систему конституционного «обеспечения соответствия актов», поскольку критерием соотнесения акта выступает уже не конкретный акт, а некая абстрактная «аналогичность содерэюания» судебного рещения. Возникает вопрос — а могут ли решения Конституционного Суда РФ выступать в качестве «эталона»

«обеспечения соответствия» всех видов нормативных правовых актов, указанных в части первой пункте «а» части 1 статьи 72 Конституции? По смыслу приведённого в качестве примера Определения Конституционного Суда РФ - могут. Однако литература на сей счёт не даёт однозначного ответа.

По мнению М.А. Митюкова, точка зрения отнесения решений Конституционного Суда к источникам права «имеет больше оппонентов, чем

Собрание законодательства РФ. 2001. № 20. - Ст. 2059.

сторонников»''*^. Действительно, система права имеет в качестве минимальной структурной единицы правовую норму, которая является общеобязательным правилом поведения. Суд, в том числе и Конституционный, не может подменять правотворческий орган, его деятельность должна сводиться к «...установлению содержания правового акта для его практической реализации», «установлению содержания нормативных актов, направленному на раскрытие выраженной в них воли законодателя» '*^. Таким образом, судебное решение - это лишь разъяснение содержания правовой нормы, содерж:ания и значения»'^^. Исходя из этого, «развертка её «разъяснение содержания» не должно быть аналогом установления правовых норм в силу своей «обслуживающей» природы.

Однако, вновь возвращаясь к решениям Конституционного Суда РФ, а конкретнее, к постановлениям о толковании отдельных норм федеральной Конституции, можно указать на следующие особенности: Конституционный Суд РФ называет законы о поправках к Конституции РФ, которые самой Конституцией не выделяются''*^; в другом решении''*' федеральный Конституционный Суд установил такой порядок изменения названий субъектов РФ, при котором часть 1 статьи 65 Конституции РФ корректируется обыкновенными указами Президента РФ. Очевидно, что данные постановления создают новые общеобязательные правила поведения, т.е. то, что в юриспруденции признаётся правовой нормой.

Таким образом, выкладки теоретиков права в приложении к реалиям '''^ Митюков М. Вопросы парламентского права в решениях Конституционного Суда РФ // Проблемы парламентского права России. — М.- 1996. - С. 76-77.

' " Алексеев С.С. Общая теория права. Т.2 - М., 1982. - С. 293.

'"^^ Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование. - М., 1998. - С. 66.

'^^ Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и нрактика. — М., 1998.-С. 52.

'''^ См. подробнее: Постановление Конституционного Суда РФ № 12-П от 31.10.1995 «По делу о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации» / Собрание законодательства РФ. 1995. № 45. - Ст. 4408.

''*'См. подробнее: Постановление Конституционного Суда РФ № 15-П от 28.11.1995 «По делу о толковании части второй статьи 137 Конституции Российской Федерации» / Собрание законодательства РФ. 1995. № 48. - Ст. 4868.

Российской Федерации обнаруживают свою несостоятельность, а решения Конституционного Суда РФ и для целей настоящего исследования, и для их общего определения в системе источников отечественного нрава могут быть нризнаны полноценными критериями «обеспечения соответствия актов» по смыслу пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции России. Причём, речь не идет о том, что решения Конституционного суда — это федеральные законы в широком смысле. Было бы абсурдно отождествлять закон и судебное решение, но конституционное «обеспечение соответствия актов» имеет ограниченный текстом пункта «а» части 1 статьи 72 перечень эталонов соотнесения, поэтому очевидно, что решения федерального органа конституционного судопроизводства выступают в качестве некоего органичного развития смысла и содержания самой Конституции РФ, а потому и выступают полноценным критерием для «обеспечения соответствия» актов ниже уровня федеральной Конституции и федеральных законов (в интерпретируемом значении).

Последний вид нормативного акта, который употребляется в пункте «а»

части 1 статьи 72 - это «иные нормативные правовые акты краёв, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов».

Что такое «иные нормативные правовые акты» указанных видов субъектов РФ? И одно ли и то же - «нормативный правовой акт субъекта РФ» и «нормативный правовой акт органа субъекта РФ»? Конституция не делает на этом акцента, хотя в отдельных федеральных нормативных правовых актах данные понятия дифференцируются. Например, статья 29 АПК РФ в части 1 и части 2 говорит о различных категориях актов. В первом случае речь идёт о нормативных правовых актах: «...об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда»; во втором — «... ненормативные правовые акты органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправленгш»^^^.

Отличает такие акты друг от друга и региональное право. Так, в законе Свердловской области от 10.03.1999 № 4-03 «О правовых актах в Свердловской области»''^' в его статье 9, именующейся «Законодательство

Свердловской области», указанное отличие чётко сформулировано:

«Распоряжения Правительства Свердловской области нормативного характера, а также нормативные правовые акты областных и территориальных исполнительных органов государственной власти Свердловской области не являются нормативными правовыми актами Свердловской области. В форме указанных актов не могут издаваться нормативные правовые акты общего значения (т.е. акты, обязательные для органов государственной власти, органов местного самоуправления муниципальных образований, организаций, граждан и иных лиц на всей территории Свердловской области)».

При этом областной законодатель под нормативным правовым актом Свердловской области понимает «правовой акт, содержащий нормы права (то есть рассчитанные на многократное применение правила поведения, устанавливающие, изменяющие или прекращающие права, обязанности, ответственность персонально не определенного круга лиц и (или) предусматривающие утверждение, введение в действие, толкование, приостановление либо прекращение действия нормативного правового акта».

Невзирая на такую дифференциацию, на наш взгляд, проблематично рассуждать о том, что «нормативный правовой акт исполнительного органа государственной власти субъекта РФ» выпадает из предмета «обеспечения соответствия актов» по смыслу пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ.

Рассматривая муниципальный уровень правового регулирования, следует заметить, что предмет «обеспечения соответствия» по смыслу пункта «а» части 1 статьи 72 не включает в себя различного рода правовые акты органов Собрание законодательства РФ. 2002. №30. - Ст. 3012.

Собрание законодательства Свердловской области. 1999. № 3. - Ст. 148.

местного самоуправления, поскольку в данной норме упоминаются лишь законы и акты органов государственной власти. Местное самоуправление и его органы представляют собой особую форму организации публичной власти, которая не является государственной в силу статьи 12 Конституции РФ.

«Обеспечение соответствия» в системе связей «муниципальные правовые акты

- федеральное и региональное законодательство» вполне может быть исчерпано пунктом «н» части 1 статьи 72, статьями 4 и 15 Конституции РФ. По поводу регионального законодательства, регулирующего сферу местного самоуправления, то оно, безусловно, находится в режиме «обеспечения соответствия» по смыслу пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ, хотя в литературе встречаются попытки «объединить» законы субъектов РФ по вопросам местного самоуправления и муниципальные правовые акты в «механизме обеспечения соответствия нормативных правовых актов муниципальных образований, регионального законодательства о местном самоуправления федеральному законодательству»'^^.

Итак, в заключении сформулируем общие выводы для даииого параграфа.

1. Предмет «обеспечения соответствия актов» подразумевает не только сам проверяемый и приводимый в соответствие с актом большей силы нормативный акт, а также его системообразующие связи, роль и место в системе права и законодательства.

2. Пункт «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ имеет в виду широкое толкование понятия «федеральный закон», включающий в свой смысл законы СССР, законы РСФСР, законы РФ, федеральные законы, федеральные конституционные законы, законы о поправках к Конституции, референдарные законы, ратифицированные международные нормы по смыслу части 4 статьи 15 Конституции РФ, договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти '^° См.: Костюков А.Н. Муниципальное право как отрасль росснйского права: Монография. М., 2003.-С. 240-242.

РФ И субъектов РФ, утверждаемые федеральными законами, федеральные подзаконные акты.

3. «Обеспечение соответствия актов», предусмотренное статьёй 72 Конституции РФ, учитывает лишь «иерархическую» структуру российского законодательства: «горизонтальный» (отраслевой) аспект соотношения нормативных правовых актов находится за пределами содержания данной нормы. Он является предметом регулирования со стороны, например, пунктов «а» и «п» статьи 71 Конституции РФ.

4. Уставы и конституции субъектов РФ являются специфическим предметом «обеспечения соответствия», так как выявление их соответствия федеральным законам без установления соответствия Конституции Российской Федерации не является достаточным основанием для признания нормы конституции (устава) субъекта РФ утратившей юридическую силу.

5. Решения Конституционного Суда РФ могут быть признаны полноценными критериями «обеспечения соответствия» по смыслу пункта «а» части 1 статьи 72 Конституции России, поскольку они, также как и нормативные правовые акты, устанавливают определённые права и обязанности, влекут правовые последствия.

6. Нормативный правовой акт субъекта и нормативный правовой акт органа государственной власти субъекта — это не синонимы, хотя в силу содержания конституционного «обеспечения соответствия актов» могут быть объединены в качестве предмета «обеспечительной» деятельности под общим понятием «иной нормативный правовой акт субъекта РФ».

7. Муниципальный правовой акт не является предметом «обеспечения соответствия» по смыслу статьи 72 пункта «а» части 1 Конституции РФ, поскольку необходимость осуществления целенаправленной деятельности по обеспечению их соответствия актам большей юридической силы вытекает из статей 4, 15, а также пункта «н» части 1 статьи 72 Конституции РФ.

Глава 2. Обеспечение соответствия учредительных и иных нормативных правовых актов субъектов РФ Конституции РФ и федеральным законам как предмет совместпого ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации §1, Отечественная модель конституционно-правового разграничения предметов ведения и полномочий Современная модель конституционного разграничения предметов ведения и полномочий между уровнями государственной власти имеет обширную историческую подоплеку'^'.

Это, вне всяких сомнений, комплексная система, однако для того, чтобы определить место и роль в ней конституционного «обеспечения соответствия актов», необходимо понять, насколько она совершенна и насколько гармонично нахождение в ней той деятельности, которая является объектом настояшего диссертационного исследования.

Свой анализ разграничения предметов ведения и полномочий, которое закрепляет национальное право России, построим на основе следующих основных позиций:

1) содержание понятий «предметы ведения», «полномочие», «компетенция»;

2) содержание, средства «разграничения» в сфере совместного ведения.

'^' См.: Умнова И.А. Современная конституционная модель российского федерализма:

проблемы совершенствования и тенденции эволюции // Государство и право. - 1999. - № 11;

Умнова И.А. Совместное ведение Российской Федерации и ее субьектов как предмет конституционного регулирования // Журнал российского права. - 1999. - № 11;

Варламова Н.В. Конституционная модель российского федерализма // Российский федерализм: конституционные предпосылки и политическая реальность: Сборник докладов / Под. ред. Н.В. Варламовой, Т.А. Васильевой. М. - 2000; Шахрай С М. Конституционный Суд и совершенствование правовых инструментов разграничения полномочий между федеральным центром и регионами // Право и экономика. - 2001. - № 10 и другие.

Изучение модели разграничения через призму содержания «совместного ведения» обусловлено теми целями, которые ставит в настоящем исследовании диссертант. Рассматриваемое «обеспечение соответствия актов» является элементом статьи 72, поэтому первоначально целесообразно определить специфику «совместного ведения» как своего рода «системы» по отношению к своему «элементу» - пункту «а» части 1 данной конституционной статьи.

В литературе нередко разграничение предметов ведения и полномочии обобщается понятием «разграничение компетенции»'^^, но единого понимания и единообразного использования в правотворчестве понятий «компетенция», «предметы ведения» и «полномочия»'^^ нет.

Российское законодательство официально определяло данные понятия в федеральном законе от 24 июня 1999 г. № 119-ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации», ныне не действующем'^"*.

Понятие «предмет ведения» в Законе определялось как сфера общественных отношений, регулирование которой отнесено Конституцией к компетенции Российской Федерации, субъекта РФ или одновременно Российской Федерации и субъекта РФ (соответственно предмет ведения Федерации, субъекта Федерации и предмет совместного ведения).

В этих сферах общественных отнощений (предметах ведения) Федерация и субъекты осуществляют государственно-властную деятельность, в ходе которой принимаются законы и иные нормативные правовые акты, в которых в том числе определяются полномочия государственных органов Российской Федерации и ее субъектов в рамках их предметов ведения.

Как следовало из положений Закона, полномочия органа государственной власти '^^ См.: Лапаева В.В. Законодательство об общественных объединениях: правовая концепция разграничения Федерации и субъектов // Законодательство и экономика. - 2002. - № 10.

См. подробнее: Чертков А.Н. Четкость и единообразие конституционно-правовых понятий и разграничение компетенции // Журнал российского права. - 2004. - № 4.

^^ Собрание законодательства РФ. 1999. № 26. - Ст. 3176.

представляют собой права и обязанности органа государственной власти в отношении принятия правовых актов, а также осуществления иных государственно-властных действий.

Таким образом, полномочия производим от предметов ведения.

Согласно указанному Федеральному закону, по предметам ведения Российской Федерации полномочия определяются и реализуются федеральными органами, по предметам ведения субъектов Федерации - органами государственной власти субъектов Федерации, но на основе федеральной Конституции, а по предметам совместного ведения - совместно органами государственной власти Федерации и ее субъектов. Компетенцию органа государственной власти Федеральный закон определял как совокупность полномочий органа государственной власти по предметам ведения, установленным Конституцией РФ, и принятыми в соответствии с ней конституциями (уставами) субъектов Федерации.

В настоящий момент официального законодательного определения упомянутых понятий нет, поскольку Федеральный закон «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 4 июля 2003 г. Я» 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и высщих исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»'^^.

Тем не менее, это не означает, что федеральный законодатель будет понимать под приводимыми понятиями что-то иное, по сравнению с определениями утративщего силу федерального закона. По существу, нормы данного закона основывались на положениях юридической науки о том, что полномочия составляют содержание компетенции, а предметы ведения - сферу компетенции, которые представляются вполне обоснованными.

См.: Собрание законодательства РФ. 2003. № 27. Ч. П. - Ст. 2709.

В российском законодательстве понятие «компетенция органа государственной власти» зачастую подменяется «предметами или вопросами ведения» Российской Федерации и субъектов Российской Федерации'^^.

Существуют и обратные ситуации, когда понятие «компетенция» используется вместо понятия «предметы ведения» Российской Федерации'^^ либо «полномочия Российской Федерации и полномочия субъектов Российской Федерации»'^^.

«Компетенция» не является синонимом «предметов ведения» или «сфер компетенции» ^. Само понятие «ведение»'^*^ означает заведование, управление в целом, то есть именно область, сферу, а не право и возможность совершать определенные деяния. Зачастую понятие «предметы ведения» обозначает не только сферы, направления государственно-властной деятельности, осуществляемые Федерацией, субъектами Федерации или совместно Федерацией и субъектами, но и часть компетенции конкретных органов государственной власти.

В юридической науке устоялась позиция, согласно которой разграничение предметов ведения как сферы компетенции является частью отношений федерации и субъектов, а разграничение как содержания полномочий компетенции - частью отношений между отдельными видами органов или органами Федерации и ее субъектов'^'. Следуя такой логике, не совсем оправданно использовать понятие «предметы ведения» применительно к '^* Например, федеральный закон от 23 ноября 1995 г. Яо 174-ФЗ «Об экологической экспертизе», федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции».

Например, заголовок главы 2 федерального закона от 13 октября 1995 г. № 157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности».

'^^ Например, в федеральном законе от 9 января 1996 г. № 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения» или федеральном законе от 14 июня 1995 г. № 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации».

'^^ Зачастую в российской юридической науке это игнорируется. См., например: Шахрай СМ, Актуальные проблемы российского федерализма // Власть. 1995. JSfe 8. - С. 8 - 9.

'^^ Словарь русского языка/ Под ред. СИ. Ожегова. - М., 1975. - С 67.

'^' См., например: Федерация в зарубежных странах. - М., 1993. - С. 17.

компетенции органа государственной власти. Было бы более обоснованно ограничиться использованием понятия «полномочия» органа государственной власти.

Однако, если обратиться непосредственно к тексту федеральной Конституции, то приведённая выше схема обоснования терминов вообше игнорируется.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |


Похожие работы:

«Сибагатуллин Айдар Муфассирович УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ ПРЕКУРСОРОВ В РОССИИ 12. 00. 08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Т.В. Пинкевич Ставрополь, 201 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3– Глава 1. Уголовно-правовая характеристика...»

«БОГДАНОВА Татьяна Васильевна ЗАЩИТА ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 – гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Цепкова Т.М. Саратов – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«Тырышкин Виктор Владимирович ПРЕОДОЛЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНЫХ БАРЬЕРОВ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.11 – судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная...»

«Лысенко Владлена Владимировна КОНСТИТУЦИОННО–ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ (В КОНТЕКСТЕ ОПЫТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА И ПРИДНЕСТРОВЬЯ) Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное...»

«ГЕРАСИМОВА АЛЕКСАНДРА ЕВГЕНЬЕВНА КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В США 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических наук, доцент...»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»

«Копик Мария Игоревна Компенсация морального вреда жертвам терроризма 12.00.03 гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Н.А. Баринов Волгоград 20 Содержание...»

«НАУМЕНКО ОКСАНА АЛЕКСАНДРОВНА ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ЛИЧНОСТИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ДОЗНАНИЯ Специальность 12.00.09 – уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Семенцов Владимир Александрович, доктор юридических наук, профессор Краснодар – 20...»

«ЗВЕРЕВА Юлия Николаевна ДОКАЗЫВАНИЕ ХАРАКТЕРА И РАЗМЕРА ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ Специальность 12.00.09 – уголовный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – кандидат юридических наук, доцент Андрей Владимирович Федулов Нижний Новгород – 20 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1. Теоретические основы доказывания характера и размера вреда,...»

«ПОЖИДАЕВ ИЛЬЯ ЕВГЕНЬЕВИЧ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НЕЗАКОННОМУ КУЛЬТИВИРОВАНИЮ РАСТЕНИЙ, СОДЕРЖАЩИХ НАРКОТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИЛИ ПСИХОТРОПНЫЕ ВЕЩЕСТВА ЛИБО ИХ ПРЕКУРСОРЫ. Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор...»

«САПОВ Дмитрий Андреевич ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ДОГОВОРЫ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИИ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР Специальность 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук В.М. Корякин Москва – 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава I. ОЛИМПИЙСКОЕ...»

«ЕВСТИГНЕЕВ ЭДУАРД АЛЕКСАНДРОВИЧ ИМПЕРАТИВНЫЕ И ДИСПОЗИТИВНЫЕ НОРМЫ В ДОГОВОРНОМ ПРАВЕ Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель к.ю.н. Егоров А.В. Москва –...»

«Благополучная Камила Владимировна Единая патентно-правовая охрана изобретений на территории Таможенного Союза России, Беларуси и Казахстана, как средство его инновационного развития Специальность: 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация...»

«Калоева Регина Казбековна ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ О ВНЕСЕНИИ ИСПРАВЛЕНИЙ ИЛИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАПИСИ АКТОВ ГРАЖДАНСКОГО СОСТОЯНИЯ специальность 12.00.15 – Гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Фокина Марина Анатольевна...»

«Талаев Илья Владимирович ОБОСНОВАННЫЙ РИСК, ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ И ОТПРАВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ 12.00.08 уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Арямов...»

«ДУСЕВА НИНА ЮРЬЕВНА ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ НАВИГАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ В РАССЛЕДОВАНИИ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Специальность 12.00.12 — «Криминалистика, судебно-экспертная деятельность, оперативно-розыскная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — Заслуженный...»

«Савельева Евгения Александровна ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЗОНИРОВАНИЯ ТЕРРИТОРИЙ Специальность: 12.00.06 – земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право Диссертация на соискание учной степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, Н.Н. Мельников Москва – Оглавление Введение Глава 1. Теоретико-правовые...»

«Кастанова Екатерина Дмитриевна Правовые основы международного сотрудничества в области избежания двойного налогообложения и предотвращения уклонения от уплаты налогов Специальность 12.00.04 Финансовое право; налоговое право; бюджетное право...»

«Игнатова Анна Анатольевна УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕНАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА ПОЛОВУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЛИЦ, НЕ ДОСТИГШИХ ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА Специальность 12.00.08 – «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«Жильцов Андрей Владимирович АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕУПЛАТУ АДМИНИСТРАТИВНОГО ШТРАФА В СРОК, УСТАНОВЛЕННЫЙ ЗАКОНОМ, И РОЛЬ ПОЛИЦИИ В МЕХАНИЗМЕ ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, доцент Н.Н. Цуканов...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.