WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«Ашуров Вели Кахриманович СЛЕДСТВЕННАЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ИХ РОЛЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВИЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА Специальность 12.00.09 – уголовный процесс ...»

-- [ Страница 4 ] --

Ч. 1 ст. 125 УПК РФ гласит: «Постановление дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования».

Следует учитывать правовую позицию Конституционного суда РФ, изложенную в определениях от 05 ноября 2004 г. № 350-О и 24 мая 2005 г. № 256-О в отношении предмета и субъектов обжалования, в соответствии с которой, действия (бездействие) и решения органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы как участниками уголовного судопроизводства, так и иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. В ходе предварительного расследования могут быть обжалованы в суд действия и решения следователя, органа дознания, дознавателя, и прокурора, если они нарушают конституционные права и свободы, которые не могут быть восстановлены в полном объеме при рассмотрении судом уголовного дела, и если проверка их законности и обоснованности не связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела.

Практика реализации судебного контроля в части рассмотрения жалоб (ст. 125 УПК РФ) показывает, что далеко не все благополучно в этой сфере уголовно-процессуальной деятельности1. Например, по данным Волгоградского областного суда, районными (городскими) судами г. Волгограда и Волгоградской области нарушаются сроки рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, несвоевременно извещаются лица о времени рассмотрения жалобы2.

Вообще следует признать, что данный институт сам по себе не способен гарантировать полное обеспечение защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства: его эффективность во многом зависит от слаженной работы всей системы обжалования в досудебном производстве.

Анализ материалов практики применения норм гл. 16 УПК РФ показывает тревожные тенденции, наметившиеся в деятельности некоторых органов предварительного расследования. Материалы рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ чаще всего фиксируют решения суда в виде отказа в удовлетворении жалобы, либо в виде прекращения производства по жалобе3. Последнее решение судья выносит, если силами ведомственного контроля отменяется постановление следователя или дознавателя, как незаконное, что делает беспредметным дальнейшее производство по жалобе. Подобные решения судьи выносят в большинстве случаев.

Таким образом, в рассматриваемых случаях некоторые руководители органов предварительного расследования не реагируют на действия (бездействия) и решения своих подчиненных, причиняющие ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства и затрудняющие гражданам доступ к правосудию, до тех пор, пока граждане не подадут жалобу в суд в порядке ст. 125 УПК РФ либо непосредственно не обратятся к ним.

Как только становится известно о поданной в суд жалобе, руководители следственных подразделений, начальники органов дознания «оперативно»

Об этом пишут и другие авторы (См.: Облаков А.Ф., Облаков А.А. Развитие института судебного обжалования и практика применения его норм на досудебных стадиях уголовного процесса [Электронный ресурс]. // Юридический мир. 2014. N 8. С. 56 - 60. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»).

См.: Обобщение судебной практики Волгоградского областного суда по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ // [Электронный ресурс] URL:

http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=8 Редко, когда судья удовлетворяет жалобу заявителя.

реагируют на возможные проблемы, которые могут возникнуть при удовлетворении судьей жалобы участника процесса. Для предотвращения негативной статистики, руководители органов предварительного расследования сами отменяют обжалованные решения своих подчиненных.

Все это было бы «нормальной практикой», если бы не одно обстоятельство: нередко после отмены таких решений следователи и дознаватели продолжают процессуальную деятельность с аналогичными нарушениями.

Очень часто в суд обжалуют незаконный отказ в возбуждении уголовного дела. Так 12% опрошенных руководителей следственных органов подтвердили, что к ним нередко обращаются потерпевшие с жалобами на незаконные неоднократные решения следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, у 36% респондентов в практике были такие единичные случаи1. О «порочной практике принятия органами дознания и предварительного следствия решений об отказе в возбуждении уголовного дела по надуманным, реально не существующим основаниям» пишет В. С. Шадрин2.





После «предусмотрительной» отмены данного решения руководителем органа расследования, материалы вновь направляются на проверку - нередко к тем же следователям. По истечении сроков проверки они опять выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Это решение снова обжалуется заявителем в суд, что влечет отмену уже следующего постановления следователя его руководителем (чтобы добиться в суде прекращения производства по жалобе). Такая «схема» деятельности ведет к затягиванию сроков разрешения заявления граждан, к нарушению их конституционных прав. Однако все проходит без особых последствий для лиц, реально виновных в нарушении закона.

Например, по жалобе М-вой Котельниковский районный суд Волгоградской области признал бездействие органов предварительного расследования незаконным. При этом было констатировано, что М-ва подавала два См.: приложение 2, позицию 10.

См.: Шадрин В. С. Судьба стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2015. № 1.

С. 47 - 51.

заявления – одно в 2006 г., другое – в 2007 г. Причем по первому заявлению Мвой с 19 апреля 2006 г. по 10 февраля 2010 г. десять раз выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, десять раз они ею обжаловались в суд и отменялись руководителями следственного органа, которые направляли материалы для повторных проверок. По второму заявлению Мвой с 16 марта 2007 г. по 10 февраля 2010 г. было зафиксировано 7 случаев обжалования и отмены решений1.

Полагаем, для искоренения такой негативной практики следует повысить прокурорский надзор за обеспечением прав заявителей и лиц, подавших жалобы. Необходимо привлекать к дисциплинарной ответственности следователей, дознавателей и их руководителей при выявлении подобных случаев. Судебный контроль, ведомственный контроль и прокурорский надзор должны стать действенным средством защиты прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве, заслоном на пути формирования негативной практики.

Негативную практику может порождать и недостаточная нормативная урегулированность общественных отношений, создающая условия для проявления произвольного усмотрения правоприменителя2.

Проанализировав такие свойства практики, выделяемые в теории, как ее устойчивость, позитивность и негативность, полагаем, что можно говорить и о таком свойстве, как способность практики влиять на законотворческий процесс. Дело в том, что между правоприменительной практикой и законотворчеством существует диалектическая взаимосвязь, которая проявляет себя в обоюдном влиянии этих социальных явлений друг на друга: в результате законотворчества возникают новые нормативные установления, корректирующие существующую практику и создающие новую систему правоприменения; одновременно выявленные в ходе правоприменения пробелы нормативного регулирования на практике восполняются иногда способами, которые См.: Гринюк Е. Н. Роль прокурора в обеспечении прав участников досудебного производства по уголовным делам : моногр. / Е. Н. Гринюк, Е. А. Зайцева. Волгоград : ВА МВД России, 2013. С. 157.

См. о негативной практике осмотров компьютеров: Оконенко Р. И. К вопросу о правомерности осмотра компьютера как следственного действия // Адвокат. 2015. № 1. С. 31-37.

ввиду их целесообразности и востребованности становятся основой для формулирования соответствующих законодательных новелл.

Итак, на основе проведенного в данном параграфе исследования можно прийти к следующим выводам:

1. В уголовно-процессуальной практике можно выделить две составляющие – нормотворческую и правореализационную, что позволяет рассматривать это явление как уголовно-процессуальную практику в «широком смысле».

2. Уголовно-процессуальной практикой в «узком смысле» следует признавать реализацию правовых предписаний в ходе осуществления производства по уголовному делу. Та ее часть, которая связана с реализацией норм права в форме применения правовых предписаний – представляет собой правоприменительную уголовно-процессуальную практику.

3. Схематично структуру правоприменительной практики в таком аспекте можно представить как синтез двух составляющих. Во-первых, как процесс применения норм права в конкретных следственных ситуациях и при разбирательстве конкретных уголовных дел, находящий свое завершение в издании соответствующих правоприменительных актов (эмпирическая форма практики).

Во-вторых, как результат обобщения, анализа и синтеза конкретной деятельности правоприменителей и их актов, отраженный в ведомственных обзорах, приказах, других документах, носящих инструктивный характер для соответствующих субъектов права (интерпретационно-синтезирующая форма практики).

4. Предлагается следующая дефиниция практики реализации норм уголовно-процессуального права (уголовно-процессуальной практики в узком смысле) – это урегулированная законом деятельность участников уголовно-процессуальных отношений по применению, исполнению, соблюдению и использованию норм уголовно-процессуального права, в ходе которой формируется опыт реализации правовых предписаний, который в обобщенной форме направляет и организует деятельность субъектов и участников данной правореализационной деятельности.

5. Представляется уместным говорить о классификации уголовнопроцессуальной практики по объекту на различном уровне: отраслевом, институциональном, субинституциональном.

6. Полагаем, что в классификации уголовно-процессуальной практики по субъектам необходимо вычленять подструктуры с горизонтальными и вертикальными связями.

7. По степени распространенности уголовно-процессуальную практику следует подразделять на: всероссийскую, региональную, местную, а также групповую и индивидуальную.

8. Наряду с такими свойствами практики, выделяемыми в теории, как ее устойчивость, позитивность и негативность, полагаем, что можно говорить и о таком свойстве, как способность практики влиять на законотворческий процесс.

9. Будучи разновидностями уголовно-процессуальной правоприменительной практики, следственная и судебная практика играют приоритетную роль в обеспечении выполнения назначения уголовного судопроизводства, так как деятельность органов предварительного следствия и суда формирует специфический правоприменительный режим, своеобразную внутреннюю атмосферу правоприменения, создающую оптимальные условия для реализации назначения уголовного судопроизводства. Правильное применение норм уголовно-процессуального права имеет место там, где правоприменитель толкует уголовно-процессуальный закон в соответствии с реальным замыслом законодателя и применяет нормы права согласно назначению уголовного судопроизводства.

Позитивная правоприменительная практика обеспечивает эффективное выполнение задач уголовного судопроизводства, вытекающих из его назначения. Негативная практика искажает процесс правоприменения, затрудняет доступ граждан к правосудию, ведет к ограничению их конституционных прав и свобод, препятствуя адекватному, соответствующему реальному замыслу законодателя, применению норм уголовно-процессуального права.

ГЛАВА 2.

АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ СЛЕДСТВЕННОЙ

ПРАКТИКИ И ЕЕ РОЛЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВИЛЬНОГО

ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОРМ

Следственная практика как юридический феномен формируется в результате неоднократной реализации определенных уголовно-процессуальных норм в конкретно заданных условиях, что ведет к постепенной выработке оптимального, наиболее привычного алгоритма действий следователей в тех или иных следственных ситуациях.

Для исследования следственной практики как правового явления весьма продуктивным представляется анализ ее содержания через рассмотрение следующих ее компонентов, таких как: объекты, субъекты и участники, юридические действия и операции, средства и способы их осуществления, принятые решения и результаты действий, выделяемых в общей теории права1, которые отражают деятельностный подход к ее изучению.

Под объектами практики подразумевают то, на что направлены юридические действия и операции ее субъектов и участников. Объектами следственной практики выступают общественные отношения, складывающиеся между следователем и иными участниками досудебного производства по поводу осуществляемой следователем деятельности по приему, проверке и разрешению информации о преступлении и по расследованию уголовного дела.

Организующее и управляющее воздействие следственной практики испытывают на себе и такие ее объекты, как действия (бездействия) участников процесса, поведение которых нередко предопределяет сложившаяся следственная практика. Однако в этом взаимодействии присутствует и обратная связь

– в силу законов диалектики объекты практики, так или иначе, влияют См.: Карташов В. Н. Структура юридической практики // Теория государства и права.

Курс лекций. Изд. 2-е, перераб.и доп. / под ред. Н. И. Матузова и А.В. Малько. М.:

Юристъ, 2001. [Электронный ресурс]. URL: http://www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-iprava-1/93.htm (дата обращения 12.02.2015).

на содержание действий субъектов, формирующих эту практику. В качестве примера можно привести процесс формирования эффективной практики назначения судебных почерковедческих экспертиз следователями органов внутренних дел Волгоградского региона. Безусловно, успешность производства судебной экспертизы во многом предопределяет качественная подготовка материалов для экспертного исследования, тщательный подбор сопоставимых по времени и исполнению образцов, правильная постановка вопросов эксперту. Многие следователи сталкиваются с проблемами на этом этапе – ввиду сложности почерковых объектов, специфики данного вида экспертиз. Руководство ЭКЦ ГУ МВД России по Волгоградской области наладило взаимодействие со следователями на этапе назначения судебной экспертизы таким образом, что до вынесения постановления о назначении почерковедческой экспертизы следователи стали консультироваться с сотрудниками отделения почерковедческих экспертиз по сложным аспектам достаточности объектов экспертизы, подготовки экспериментальных образцов почерка, отбору свободных и условно-свободных образцов, постановки вопросов экспертам. Материалы, подлежащие экспертному исследованию, представлялись сотрудникам ЭКЦ на «доэкспертную оценку» - т. е.

они фактически помогали следователю «снимать» сложные моменты в назначении экспертизы, что приводило к качественной подготовке и организации экспертных исследований, быстрому получению результатов судебной экспертизы. Практически по всем случаям назначения судебных почерковедческих экспертиз следователи стали применять эту практику, видя ее эффективность.

С учетом того, что следственная практика формируется в ходе правоприменительной деятельности следователей, «субъектами» этой практики выступают именно следователи, в правореализационную деятельность которых вовлекаются иные субъекты уголовно-процессуальных отношений, выступающие в структурном построении следственной практики в роли ее «участников». При этом следует подчеркнуть, что нередко следственная практика целенаправленно формируется для обеспечения прав и законных интересов определенных ее участников. Так, можно выделить следственную практику обеспечения безопасности отдельных категорий участников, практику обеспечения имущественных интересов гражданских истцов и потерпевших.

Например, А. Н. Иванов и Е. С. Лапин описывают становление следственной практики наложения ареста на имущество в интересах гражданского истца и потерпевшего в 90-е годы прошлого века, отмечая, что в постановлении о наложении ареста на имущество указывались повод и основания проведения данного процессуального действия, место нахождения имущества, его перечень, если было известно о наличии у данного лица или в данном хранилище определенного имущества. В некоторых случаях в таком постановлении делалась лишь общая ссылка на то, что аресту подлежит все имущество, «где бы оно ни находилось, в чем бы оно не заключалось». Если наложением ареста на имущество обеспечивался гражданский иск, то имущество описывалось на сумму, соответствующую цене иска.

Наложение ареста на имущество в таких случаях отменялось, когда в процессе расследования ущерб, в обеспечение возмещения которого был наложен арест, был возмещен добровольно; не было доказано, что имущество «иных лиц» приобретено или приумножено преступным путем; дело полностью прекращалось производством; дело прекращалось производством частично, но именно в той части, в связи с наличием которой было осуществлено наложение ареста на имущество; оказывалось, что имущество арестовано ошибочно. По сути, описываемые аспекты применения наложения ареста на имущество во многих нюансах используются в современной следственной практике1.

Анализ следственной практики наложения ареста на имущество последних лет привел В. Б. Искандирова к выводу о том, что следователи наклаСм.: Иванов А.Н., Лапин Е.С. Наложение ареста на имущество в уголовном судопроизводстве. М., «Юрлитинформ», 2007. С. 19 - 20.

дывают арест на имущество, только если к ним поступает заявление потерпевшего об этом (либо возможна конфискация). По мнению этого автора, такую практику нельзя признать правильной, так как она не обеспечивает в полной мере восстановление прав и законных интересов потерпевшего (не реализуется назначение уголовного процесса)1.

С учетом пассивности потерпевших в уголовном судопроизводстве, незнании ими положений закона, описанная выше следственная практика опосредованно влияет и на судебную практику разрешения гражданских исков2:

по данным Судебного Департамента при Верховном Суде РФ за 2013 г. судами общей юрисдикции, разрешающими уголовные дела по первой инстанции, было удовлетворено полностью 85 085 гражданских иска, удовлетворено частично – 26 212 исков, оставлено без рассмотрения – 14 482 иска. Это при том, что общее число оконченных производством в судах дел составило 943 939 (что на 1985 дел больше, чем в 2012 г.). В 2012 г. судами общей юрисдикции, разрешающими уголовные дела по первой инстанции, было удовлетворено полностью 92 799 гражданских иска, удовлетворено частично – 26 467 исков, оставлено без рассмотрения – 15 384 исков. Это при том, что общее число оконченных производством в судах дел составило 941 954. В 2011 г. судами общей юрисдикции, разрешающими уголовные дела по первой инстанции, было удовлетворено полностью 103 989 гражданских иска, удовлетворено частично - 26 827 исков, оставлено без рассмотрения - 16 281 исков. Общее число оконченных производством уголовных дел - 997 334. В 2010 году эта статистика выглядела сходным образом: удовлетворено полностью 119 661 гражданский иск, удовлетворено частично - 26 238 исков, оставлено без рассмотрения - 16 287 исков число оконченных производством См.: Искандиров В. Б. Наложение ареста на имущество в уголовном процессе: автореферат дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2012. С. 75-76.

Более детально о практике применения гражданского иска как способа восстановления имущественных прав потерпевших см.: Ашкатова К. В. Уголовно-процессуальные возможности восстановления нарушенного имущественного права потерпевшего: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2014. С. 109-117.

в судах дел - 1 073 5131.

Соотношение этих показателей по годам относительно стабильно, что можно продемонстрировать на следующей гистограмме, которая показывает устойчивость такой практики на местах и по России в целом:

–  –  –

Состояние правоприменительной практики в этом вопросе послужило одним из «толчков» к обращению законодателя к проблематике обеспечения имущественных прав потерпевших, что нашло отражение в федеральном заСм.: Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2010-2013 гг. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=951, URL:

http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=836,URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=2360;

http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=1775, URL: (дата обращения 4.08.2014).

коне № 432-ФЗ от 28.12.2013 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве»1, а также в государственной программе Российской Федерации «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности»2. В следственных подразделениях органов внутренних дел стала формироваться новая правоприменительная практика: теперь на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела требуют установления наличия имущества у лица, в отношении которого осуществляется проверка, – с целью возможного наложения ареста на это имущество сразу после возбуждения уголовного дела.

Своеобразна роль в формировании следственной практики такого субъекта, как руководитель следственного органа. По сути, полномочия руководителя следственного органа данное должностное лицо осуществляет только тогда, когда реализует ведомственный контроль за деятельностью подчиненных ему следователей, организуя и направляя эту деятельность.

Влияние указанного участника уголовного процесса на следственную практику проявляется на групповом, местном, региональном и ведомственном уровне. И хотя руководитель следственного органа не осуществляет предварительное следствие (если он принял уголовное дело к своему производству и расследует его в полном объеме – он выполняет полномочия следователя, а не руководителя следственного органа), представляется, что его направляющая и организующая роль в формировании соответствующей следственной практики несомненна. Поэтому данное должностное лицо также необходимо относить к субъектам следственной практики. В ходе анкетирования следователей, которые проходили подготовку на факультете повышения квалификации Волгоградской академии МВД России, из 90 опрошенных на вопрос: о том, на какое место они поставили бы по степени влияния на См.: Российская газета. № 6271. 2013. 30 дек.

Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности»: Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 345 // Собрание законодательства РФ. 05.05.2014. № 18 (часть IV). Ст.

2188.

формирование следственной практики такой фактор, как «указания руководства», 8 респондентов отметили это как самый решающий фактор,

– отдали ему 2-е место, 39 человек – 3-е место, 20 опрошенных – 4-е место1.

Опрос 83 руководителей следственных подразделений показал сходную ситуацию: 33 опрошенных дали этому фактору 3-е место по значимости2. По степени «популярности» данный фактор в целом занимает 3-е место после судебной и прокурорской практики в регионе.

Сами же опрошенные руководители следственных органов (на уровне субъектов Российской Федерации) в анкете отметили, что в их практике были единичные случаи, когда к ним с обжалованием решений своих руководителей обращались следователи (так ответили 8% респондентов).

Юридические действия, как элемент структуры следственной практики, представляют собой внешне выраженные, социально-преобразующие и влекущие определенные правовые последствия акты следователей и участников (например, подписание постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого). Совокупность взаимосвязанных между собой юридических действий, объединенных локальной целью, составляют операцию (например, осмотр места преступления включает самые разнообразные правовые действия)3.

Для формирования следственной практики весьма значимым является неоднократное повторение определенных групп юридических действий (в виде своеобразного алгоритма) по разным уголовным делам. Эти действия, будучи выполнены единичным субъектом правоприменения, воспринимаемые и другими следователями как эффективные действия, дающие позитивные результаты, «берутся на вооружение» сотрудниками следственного подразделения, как передовой опыт следственной работы. Таким образом, из инСм.: Приложение № 1 - сводную анкету опроса следователей, позицию 11.

См.: Приложение № 2 - сводную анкету опроса руководителей следственных подразделений, позицию 12.

См.: Карташов В. Н. Структура юридической практики // Теория государства и права.

Курс лекций. Изд. 2-е, перераб.и доп. / под ред. Н. И. Матузова и А.В. Малько. М.:

Юристъ, 2001. [Электронный ресурс]. URL: http://www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-iprava-1/93.htm (дата обращения 12.01.2015).

дивидуальной практики формируется групповая следственная практика, которая может послужить основой для образования практики более высокого уровня – региональной практики.

Комбинации юридических действий для достижения одного результата могут быть различными и варьироваться в зависимости от конкретных условий. К примеру, исследовав данные о возбуждении дел о коррупционных преступлениях, Н. А. Михайличенко отмечает, что «анализ материалов следственной практики свидетельствует о различном порядке возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории. В одних следственных органах после принятия заявления организуется его проверка, которая состоит из комплекса оперативно-розыскных мероприятий... По результатам оперативнорозыскной деятельности… принимается решение о возбуждении уголовного дела. В других следственных органах на основании заявления возбуждается уголовное дело по факту, после чего проводятся следственные действия, направленные на сбор доказательств. И тот, и другой вариант имеют как свои положительные, так и отрицательные стороны, поэтому выбор зависит от конкретной ситуации, объема проверочных материалов, характера совершенного преступления и многих других факторов»1. По сути, следователи отдельного следственного органа могут использовать в своем арсенале оба алгоритма действий – с учетом складывающейся следственной ситуации.

В качестве средств следственной практики признаются соответствующие требованиям уголовно-процессуального закона предметы и явления, с помощью которых обеспечиваются достижение цели и необходимый результат2. С точки зрения доказательственной деятельности следователя средства следственной практики можно классифицировать в зависимости от того элемента процесса доказывания, реализации которого служат эти средства:

Михайличенко Н. А. Уголовные дела о коррупционных преступлениях. [Электронный ресурс] // Проблемы местного самоуправления. Интернет-журнал. URL:

http://www.samoupravlenie.ru/50-12.php (дата обращения 4.08.2012).

См.: Карташов В. Н. Структура юридической практики // Теория государства и права.

Курс лекций. Изд. 2-е, перераб.и доп. / под ред. Н. И. Матузова и А.В. Малько. М.:

Юристъ, 2001. [Электронный ресурс]. URL: http://www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-iprava-1/93.htm (дата обращения 12.01.2015).

средства обнаружения следов преступления, средства фиксации показаний на цифровые и аналоговые аудио- и видео- носители и т. д.

В современных условиях, с начала действия положений федерального закона № 23-ФЗ от 4 марта 2013 г.2, стала нарабатываться новая следственная практика использования технических средств в связи с производством следственных действий без участия понятых.

Ранее следователь мог проводить осмотр места происшествия и ряд других следственных действий3 без участия понятых, если действие проводилось в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если существовала опасность для жизни и здоровья людей, о чем обязательно должна делаться запись в протоколе следственного действия. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации признала правомерным производство осмотра места происшествия по делу о бандитизме (осужденные Атуов Р.К., Эбзеев К.Б., Япов Х.С.) без понятых – с учетом существа дела и конкретных обстоятельств, связанных с осмотром места боестолкновения роты десантников и членов бандитского формирования4.

При этом закон обязывал следователя применять технические средства фиксации хода следственного действия, а при отсутствии возможности их применения – необходимо было в протоколе делать соответствующую запись.

УПК РФ в условиях действия положений федерального закона № 23ФЗ от 4 марта 2013 г. предписывает следователю в обязательном порядке См.: Там же.

См.: О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 04 марта 2013 г. № 23-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 04.03.2013. № 9. Ст. 875.

Такие как: наложение ареста на имущество, осмотр трупа и его эксгумация, иные виды осмотра, следственный эксперимент; все виды обыска и выемки; осмотр, выемка и снятие копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений, осмотр и прослушивание фонограммы, предъявление для опознания, проверка показаний на месте.

См.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 28.06.2012 по делу № 23-О12-6 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

привлекать к участию в следственных действиях понятых только в случае производства любых видов обыска, при изъятии электронных носителей информации в ходе выемки и копировании с них информации, а также при предъявлении для опознания. Для этих следственных действий сохранено правило, согласно которому их можно провести и без понятых, если действие проводится в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также при наличии опасности для жизни и здоровья людей – но с обязательным применением технических средств. Причины проведения данных следственных действий без понятых должны быть указаны в протоколе следственного действия, а при невозможности применения технических средств – должна быть сделана соответствующая запись.

Если необходимо провести наложение ареста на имущество, выемку предметов или документов, любые виды осмотра, эксгумацию трупа, следственный эксперимент, осмотр, выемку и снятие копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений, осмотр и прослушивание фонограммы, проверку показаний на месте, перед следователем стоит альтернатива: или приглашать понятых или провести данные действия без них, но с обязательной фиксацией хода следственных действий с помощью технических средств.

При этом закон делает оговорку: при невозможности применения технических средств об этом в протоколе следственного действия должна быть сделана соответствующая запись.

Полагаем, данная система нормативного регулирования факультативного участия понятых с заменой их присутствия применением технических средств способна породить негативную правоприменительную практику. При изучении материалов ряда уголовных дел, расследованных следователями ОВД и рассмотренных Краснооктябрьским судом г. Волгограда еще до введения в действие положений федерального закона № 23-ФЗ от 4 марта 20 г., нами было выявлено 3 случая, когда к протоколу осмотра места происшествия следователь прилагал справку специалиста-криминалиста, в который было написано, что фототаблица не изготовлялась, так как фотопленка оказалась засвеченной (данные случаи относятся к 2005-2008 гг.). Также по одному уголовному делу, когда осмотр места происшествия проводился в ночное время в условиях ограниченной видимости, в протоколе осмотра было отмечено, что фотосъемка не производилась ввиду того, что разрядился аккумулятор фотоаппарата.

Безусловно, данные ситуации возможны в реальной жизни, однако они должны быть редким исключением. Современное состояние технических средств фото- и видео-фиксации на цифровые носители позволяет осуществлять запись хода следственных действий с минимальными издержками. Дежурные следственно-оперативные группы должны быть всегда укомплектованы надлежащими техническими средствами в исправном состоянии, способном обеспечить бесперебойную работу технических устройств в режиме, необходимом для качественной фиксации хода следственных действий. Каждый случай отказа в работе техники необходимо рассматривать как чрезвычайный, а лиц, ответственных за состояние технических средств, их укомплектование и наладку, необходимо привлекать к ответственности, чтобы исключить злоупотребления должностных лиц органов предварительного следствия и дознания при производстве следственных действий в отсутствие понятых. Формирование доказательств должно проходить в условиях, позволяющих максимально объективировать процесс закрепления доказательственной информации. Отсутствие понятых следует в обязательном порядке компенсировать применением технических средств, которые позволяют в наибольшем объеме зафиксировать необходимые сведения.

При этом должна нарабатываться новая практика применения технических средств в отсутствие понятых – особенно при производстве таких следственных действий, как осмотр места происшествия и обыск. Ученым-криминалистам следует разработать научно обоснованные рекомендации, позволяющие наиболее оптимально фиксировать ход следственного действия, чтобы в дальнейшем у стороны защиты не было оснований подвергать сомнению результаты данных следственных действий. Так, по приговору Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 11 марта 2011 г. И.И. осужден за незаконные приобретение, хранение и сбыт И.П. огнестрельного оружия и боеприпасов, а И.П. - за незаконные приобретение у И.И., хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов. Кроме того, вердиктом присяжных заседателей И.П. признана невиновной в совершении убийства Р. из корыстных побуждений, в связи с чем она оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Вследствие незаконного решения суда об исключении как недопустимого протокола обыска и производного от него заключения судебно-медицинской экспертизы, сторона обвинения была лишена возможности представить суду заключение эксперта об обнаружении следов выстрела на одежде И.П. и показания эксперта Г., подтверждающие производство выстрелов из оружия И.П., а присяжные заседатели были введены в заблуждение относительно обоснованности предъявленного И.П. обвинения в убийстве Р. с использованием огнестрельного оружия. Суд исходил при оценке допустимости производства обыска в жилище И.П. только из показаний ее мужа М., который в ходе допроса отрицал свое присутствие при обыске, заявив, что протокол обыска он мог подписать впоследствии в Хасавюртовском ГОВД, где его допрашивали и давали на подпись различные документы. Суд даже не обратил внимания на участие понятых при обыске1. Если бы оперуполномоченный тактически правильно применил бы технические средства, то у суда не было бы оснований сомневаться в допустимости протокола обыска. Для таких случаев необходимо с помощью фотоили видео- техники фиксировать не только ход следственного действия, но и всех лиц, присутствовавших при этом, а также все важные этапы обыска, связанные и с обнаружением следов и предметов, имеющих значение для дела, См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ № 20О11-9сп (Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2011 года [Электронный ресурс] // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 10. Доступ из СПС «КонсультантПлюс»).

и с разъяснением участникам следственного действия их прав, обязанностей и ответственности.

Применение в ходе практической деятельности следователя различных средств возможно в том или ином виде, определенным способом. «Способ – это конкретный путь достижения намеченной цели (результата) с помощью конкретных средств и при наличии соответствующих условий и предпосылок деятельности. Способы накладывают отпечаток на выбор средств и характер их использования, в известной степени определяют стиль деятельности субъектов и участников», отмечает В. Н. Карташов1. В любом случае, способ применения тех или иных тактических приемов следователя, технических средств в ходе производства следственных и процессуальных действий должен быть законным, соответствовать предписаниям действующего уголовнопроцессуального законодательства.

Выбор способа осуществления процессуальных действий нередко зависит от знаний, умений и навыков конкретного следователя, которые формируются у него в ходе обучения, получения профессионального образования и окончательно закрепляются в процессе ежедневного правоприменения. На предпочтение одних способов деятельности другим оказывает значительное влияние успешность применения этих способов, их надежность в получении желаемых результатов – то есть собственная практика следователя. Однако в процессе освоения профессии, ежедневной практики и общения с другими следователями, руководителем следственного органа происходит продолжение практического обучения, в ходе которого следователь может овладеть и другими надежными способами производства процессуальных действий – то есть обогатить собственный арсенал способов практической деятельности.

Карташов В. Н. Структура юридической практики // Теория государства и права. Курс лекций. Изд. 2-е, перераб.и доп. / под ред. Н. И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 2001. [Электронный ресурс]. URL: http://www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-pravahtm (дата обращения 22.03.2015).

Комбинация сходных способов образует специфический метод воздействия субъекта практики на ее объекты. Объединение способов действий следователя и методов воздействия образуют юридическую тактику, правильное применение которой дает желаемый результат.

В ходе неоднократного применения в практической деятельности следователя различных тактических приемов, способов и методов воздействия на объекты практики формируется юридический опыт, который выступает итогом практической деятельности, объединяя в себе наиболее оптимальные, рациональные комбинации действий и решений, служащие в дальнейшем следователю ориентиром в сходных ситуациях. Именно этот личный юридический опыт, а также обобщенный, объективированный юридический опыт передовых следственных подразделений выступает необходимым инструментом совершенствования юридической практики.

Итак, проанализировав отдельные компоненты следственной практики как разновидности юридической практики, следует особо остановиться на правоприменительной составляющей практической деятельности следователя как лидирующего субъекта досудебного производства, от правильности и успешности действий которого зависит судебная перспектива уголовного дела.

Представление о следственной практике вне процесса правоприменения не возможно: следственная практика наряду с объективированным опытом воплощения в жизнь уголовно-процессуальных норм следователями являет собой, прежде всего, форму реализации правовых предписаний в ходе осуществления досудебного производства по уголовному делу. Прежде всего, именно в ходе правоприменительной деятельности формируется личный опыт следователя-правоприменителя, практика отдельных следственных подразделений и региональная следственная практика.

Как отмечал Н. Н. Вопленко, сам термин «реализация» в юридической науке означает практическое осуществление, претворение, внедрение или воплощение права в общественную практику, она обеспечивает перевод всеобщей нормативности правовых предписаний, заключенной в источниках права, в плоскость субъективных прав и обязанностей, составляющих юридическое содержание правовых отношений1.

При этом необходимо еще раз подчеркнуть, что реализация норм уголовно-процессуального права следователями, как лидирующими субъектами правоприменительного процесса в досудебном производстве по уголовным делам возможна в формах: применения, исполнения, соблюдения и использования норм уголовно-процессуального права. Данная классификация форм в зависимости от характера действий по реализации права, по мнению ряда теоретиков, носит несколько условный характер ввиду отсутствия четкого критерия, позволяющего отграничивать одну форму реализации от другой2.

Действительно, исполняя норму права, субъект тем самым ее соблюдает и использует, и наоборот, соблюдая ее, использует и исполняет одновременно. Этот тезис справедлив в особенности для субъектов правореализации

- органов государства и государственных служащих3.

По сути, исполняя требования закона о приеме, регистрации и разрешении сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях, следователь реализует в своей деятельности обязывающие нормативные предписания и одновременно осуществляет правоприменительную деятельность, принимая решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом.

Соблюдение норм права отличается от других форм тем, что субъекты воздерживаются от совершения действий, запрещаемых правом. Это пассивная форма поведения субъектов в сфере правового регулирования. Обычно соблюдение права происходит незаметно, нигде не фиксируется. Как правило, в этой форме находят свою реализацию запрещающие нормы4. Следователь, осуществляя деятельность по производству обыска и реализуя свое реСм.: Вопленко Н. Н. Указ. соч. С. 381, 380.

См.: Тихомиров Ю. А. Правоприменение: от стихийности к системе // Журнал российского права. 2007. № 12. С. 27-43.

См.: Кораблина О. В. Усмотрение в правоприменительной деятельности (общетеоретический и нравственно-правовой аспекты) : дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 13См.: Алексеев С. С. Теория права. М., 1994. С. 177.

шение об этом, должен соблюдать гарантированные Конституцией РФ права личности, установленную процедуру производства обыска. Закрепленный в законе (ст. 11 УПК РФ) запрет осуществления действий и принятия решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья, должен всегда соблюдаться следователями в ходе производства по уголовному делу. Для указанной формы реализации права характерно наличие норм, отражающих императивный метод воздействия права на общественные отношения.

Такая форма реализации права, как использование, по мнению С. С. Алексеева выражается в осуществлении возможностей, вытекающих из дозволений1, что в наибольшей степени характерно именно для властных субъектов правоотношений, которые реализуют свои полномочия в соответствии с требованиями закона. Например, следователь в соответствии с ч. 3 ст.

39 УПК РФ вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на указания руководителя следственного органа в случае несогласия с этими указаниями.

Для данной формы реализации права характерно наличие норм, отражающих диспозитивный метод воздействия права на общественные отношения.

Следователь может не использовать это право, а может и воспользоваться им, фактически применив вышеупомянутую уголовно-процессуальную норму.

Таким образом проявляет себя комплексный характер правоприменительной деятельности следователя, которая аккумулирует в себе соблюдение, исполнение и использование, сохраняет свою властную специфику, оставаясь организационно оформленной и ведущей за собой все остальные правореализационные формы2.

Многообразие форм реализации права обусловлено следующими об

–  –  –

Вопленко Н. Н. Указ. соч. С. 397.

стоятельствами: 1) содержанием и характером общественных отношений; 2) различием средств воздействия права на поведение людей; 3) спецификой содержания норм права; 4) положением того или иного субъекта в общей системе правового регулирования, его отношением к юридическим предписаниям; 5) формой внешнего проявления правомерного поведения1. Полный спектр форм реализации права в деятельности следователя обусловлен его особой ролью в правоприменительном процессе в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, а также спецификой реализуемых им правовых предписаний.

Теоретики права в реализации правовых норм выделяют три существенных момента: правореализационная деятельность должна быть правомерной; она направлена на достижение целей правовых норм и способна порождать юридические последствия2.

Применительно к деятельности следователя требование правомерности означает неукоснительное соблюдение следователем норм материального и процессуального права при осуществлении его властных правомочий, что создает должный режим для развития правоотношений в досудебном производстве по уголовным делам. Правомерность выступает необходимым компонентом правореализационной деятельности, индикатором законности ее результатов. Если действия следователя осуществляются с нарушением требований закона, то и правореализация в данной ситуации не состоялась – т. к. не обеспечено достижение целей правовых предписаний, не созданы соответствующие закону правоотношения, либо существующие правоотношения были прекращены с нарушением установленных для этого действующим законодательством правил.

Так, по уголовному делу № 126312, возбужденному руководителем третьего отдела Второго управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета Российской См.: Теория государства и права: учебник для вузов / под ред. В. М. Карельского, В. Д. Перевалова. М., 2005. С. 397.

См.: Вопленко Н. Н. Указ. соч. С. 381.

Федерации по Московской области 21 марта 2011 г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении К.Г.З., 23 марта 2011 г. вынесено постановление о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства, а именно в строениях дачного некоммерческого партнерства «Дмитровское» по адресу: Красногорский район между садоводческими товариществами «Зеленый ветер» и «Зеленый ветер-1»

площадью 9950 кв. метров с кадастровым номером 50:11:0050108:31 с целью отыскания имеющих значение для дела документов ДНП «Дмитровское» (хотя еще 22 марта 2011 г. постановление о возбуждении уголовного дела было отменено прокурором Московской области).

Из описательной части постановления следователя о производстве обыска следует, что названный земельный участок был разделен на шесть самостоятельных участков и на них К. и неустановленные лица возвели дачные дома и иные строения. Из протокола обыска усматривается, что он проводился в строениях ДНП «Дмитровское» по адресу:... кадастровый номер 50:11:0050108:31. Данные о том, в каких именно и скольких строениях производился обыск, в протоколе не указаны. В ходе обыска ничего не обнаружено и не изъято.

В иных представленных следователем в обоснование законности произведенного следственного действия документах также отсутствуют какие-либо сведения о строениях (помещениях), в которых производился обыск и точном адресе их нахождения, в том числе о том являются ли они жилищем и если таковым являются, то кому принадлежат. Как следует из протокола обыска, он производился в присутствии Т.И.И., которому было объявлено постановление следователя. При этом никаких сведений о том, кем он является, каково его процессуальное положение, и какое отношение он имеет к строениям (помещениям), в которых производился обыск, в материалах не имеется1. При описанных условиях трудно говорить о правомерСм.: Постановление президиума Московского областного суда от 30.11.2011 № 531 по делу N 44у-326/11 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из ности действий следователя и законности полученных результатов данного следственного действия – обыска.

Относительно направленности правореализационной деятельности следователя на достижение целей правовых норм необходимо отметить, что выполнение назначения уголовного судопроизводства предполагает адекватность поставленных следователем целей и выбранных средств их достижения. К примеру, существующая система мер пресечения предоставляет следователю «веер возможностей»1, используя который он может добиться различных законных целей применения данных мер процессуального принуждения: обеспечить явку и надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого), пресечь его преступную деятельность и предотвратить его попытки уклонения от следствия. Причем в ряде случаев мера пресечения может выступать и своеобразной формой уголовно-процессуальной ответственности2 когда заключение под стражу избирается в отношении обвиняемого (подозреваемого) по основаниям, изложенным в п. 3 ч. 1. ст. 108 УПК РФ, если он нарушил ранее избранную меру пресечения. Перечисленные цели согласуются с реальным замыслом законодателя, который был заложен в соответствующую систему норм.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«ТИХОНОВА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА РОЛЬ АРБИТРАЖНОГО СУДА В ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Т.А. Григорьева САРАТОВ – 2015...»

«ШМЕЛЕВА Дарья Вагифовна ПРИОРИТЕТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Амангельды Айжан Амангельдыкызы Право интеллектуальной собственности Республики Казахстан на современном этапе 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант: академик Национальной академии наук Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор...»

«Малыхина Елена Александровна Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: особенности финансово-правового регулирования 12.00.04 — финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный...»

«Юлегина Екатерина Игоревна АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ЭКСПЕРТИЗА НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ И ИХ ПРОЕКТОВ В СИСТЕМЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЕЕ СУБЪЕКТОВ (АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) Специальность 12.00.14 – Административное право; административный процесс. Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Амирханова Евгения Александровна АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СФЕРЕ ТУРИЗМА Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических...»

«ПОДГРУШНЫЙ Михаил Александрович БОРЬБА СО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВОМ КАК КОРРУПЦИОННЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель:...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Овчинников, Сергей Сергеевич Правовое регулирование специальных налоговых режимов Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru Овчинников, Сергей Сергеевич Правовое регулирование специальных налоговых режимов : [Электронный ресурс] : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.14. ­ М.: РГБ, 2006 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки ­­ Финансовое право ­­ Российская Федерация ­­ Налоговое право...»

«БОГДАНОВА Татьяна Васильевна ЗАЩИТА ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 – гражданский процесс, арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Цепкова Т.М. Саратов – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«Мартынова Яна Николаевна АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР В СФЕРЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.14 – административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, Севрюгин Виктор...»

«БАЛАШОВА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА РОЛЬ ТЕЛЕОНОМНЫХ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ПОЛЕЙ В ОРГАНИЗАЦИИ РЕЛИГИОЗНОГО ДИСКУРСА Специальность 10.02.19 – Теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант – доктор филологических наук, профессор, Л.В. Балашова Саратов – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ ДИСКУРСА В...»

«Ковалева Наталия Николаевна АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ГОСУДАРСТВЕННОМ УПРАВЛЕНИИ 12.00.14 – административное право, административный процесс 12.00.13 – информационное право Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант — доктор...»

«ГЕРАСИМОВА Екатерина Александровна УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинов Александр...»

«АЛЕХИН ЕГОР ВЛАДИМИРОВИЧ РАССЛЕДОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ЭКСТРЕМИСТСКИХ СООБЩЕСТВ Специальность: 12.00.12 – Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный...»

«ГИЛЯЗЕВА ДИАНА РАШИТОВНА ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО И НАЦИОНАЛЬНОГО ПРАВА В СФЕРЕ ОХРАНЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВ КОРЕННЫХ НАРОДОВ. Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук....»

«Евстратенкова Магдалена Александровна ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ШВЕЙЦАРСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«Семенов Андрей Сергеевич ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРОКУРАТУРЫ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ Специальность: 12.00.11 – «Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность» Диссертация на соискание ученой степени...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Агеев, Олег Григорьевич 1. Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru лгеев, Олег Григорьевич Конституционно-правовые основы Бюджетный отношений в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.02.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Государство и право. Юридические науки — Финансовое право — Российская...»

«ВОЛОДИНА Светлана Вячеславовна МНОГОПАРТИЙНОСТЬ КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ РОССИИ 12.00.02 — конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юридических наук, профессор,...»

«Багмет Михаил Анатольевич ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ В ПОЛИЦИИ (криминологическое исследование) Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Заслуженный деятель науки Российской Федерации доктор юридических наук, профессор И.М. Мацкевич Москва СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.