WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«Ашуров Вели Кахриманович СЛЕДСТВЕННАЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ИХ РОЛЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВИЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА Специальность 12.00.09 – уголовный процесс ...»

-- [ Страница 2 ] --

http://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=15518 (дата обращения 7.01.2012); Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка. 4-е изд-е / под ред. Л. А. Чешко. М., 1975. С. 239.

См.: Тумашов С.А. Характеристика отдельных принципов уголовного судопроизводства // Уголовный процесс : учебник: в 3 ч. Ч. 1. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. В. Г. Глебова, Е. А. Зайцевой. Волгоград: ВА МВД России, 2009. С. 48.

Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. М., 1986. С. 758.

См.: Тумашов С.А. Указ. соч. С. 48.

Гаврилов Б. Я. Реализация отдельных положений Устава уголовного судопроизводства в современном досудебном производстве России [Электронный ресурс]. // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 5. С. 897 – 905. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

7 См.: Ерохина О. С. Участие следователя в судебном заседании в ходе досудебного производства по уголовному делу: дис. … канд. юрид. наук. М., 2014. С. 44.

С. А. Тумашовым, следует помнить, что, несмотря на то, что термины «задачи» и «назначение» по своему смыслу в определенной мере совпадают, полностью их отождествлять нельзя1.

Например, В. А. Смирнов и К. Б. Калиновский разграничивают данные термины по признаку желательности достижения цели и безусловности исполнения задач2.

Ю. А. Фролов так соотносит эти категории: цель конкретизируется в отдельных задачах в зависимости от условий ее достижения. По отношению к цели задачи имеют более частный характер: каждая из них связана с целью, формируется в рамках поставленной цели, конкретизируя последнюю3.

Однако в ряде работ можно найти отождествление данных терминов.

Так, Н. В. Витрук пишет: «…можно признать, что в полном соответствии с установлениями Конституции РФ российское законодательство о судопроизводстве в качестве основной общесоциальной цели (задачи) называет защиту личности, ее прав и свобод, личных благ и ценностей в различных сферах жизнедеятельности судебными средствами»4.

Представляется, такой подход ведет к подмене понятий. По сути, цель

– это стратегическое, магистральное направление деятельности. А задачи – это тактические моменты этой деятельности. Выполняя задачи, достигают цель. Так, Ю. А. Фролов видит практическую необходимость конкретизации цели в задачах уголовного процесса: определение направлений практической деятельности. При этом автор подчеркивает, что каждая из конкретных задач, решаемых в рамках отдельного направления целостной уголовно-процессуальной деятельности, не является единственной и уже по См.: Россинский С. Б. Уголовный процесс России: курс лекций. М., 2008. С. 10; Фролов Ю. А.

Указ. соч. С. 97.

См.: Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов. [Электронный ресурс] / под общ. ред. А. В. Смирнова. СПб., 2004. URL:

www.pravo.vuzlib.net/book_z079_page_11.html (Дата обращения 11.09.2011).

См.: Фролов Ю. А. Указ. соч. С. 109.

Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности. [Электронный ресурс]. 2-е изд., исправленное и доп. М.: НОРМА, 2009. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

этой причине не может считаться тождественной общей цели уголовного процесса в целом1.

Поэтому, полагаем, идея С.А. Тумашова о косвенном закреплении задач уголовного судопроизводства через его назначение не совсем верна. Логически правильным было бы в законе сформулировать норму о назначении уголовного судопроизводства и закрепить задачи, с помощью решения которых добиваются реализации данного назначения. Так, например, С. М. Прокофьева справедливо утверждает, что всякая деятельность, в том числе уголовно-процессуальная, имеет определенную цель, которая достигается путем решения конкретных задач2.

Интересными с точки зрения тематики данного параграфа настоящей диссертации являются результаты межотраслевого сравнения. Так, в ГПК РФ закреплена отдельная статья 2 «Задачи гражданского судопроизводства», которая фиксирует важные для этого вида деятельности положения: «Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду»3.





Анализ этих установлений показывает, что, несмотря на почти близкое по времени принятие двух процессуальных законов (ГПК РФ и УПК РФ) – в пределах одного календарного года – подход законодателя к формулироваФролов Ю. А. Система уголовного судопроизводства: история и современные тенденции развития : дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2006. С. 99.

Прокофьева С. М. Гуманизация уголовного судопроизводства: дис. … д-ра юрид. наук.

СПб., 2002. С. 50.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 08.03.2015). [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

нию базовых положений, определяющих целеполагание и задачи процессуальной деятельности в сфере уголовного и гражданского судопроизводства, был различным.

ГПК РФ наряду с социальной задачей по защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских отношений закрепляет и важные общегосударственные, профилактические и воспитательные задачи: укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду.

Еще более детально структурировал законодатель задачи судопроизводства в арбитражных судах, отнеся к ним:

1) защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере;

2) обеспечение доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

3) справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом;

4) укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

5) формирование уважительного отношения к закону и суду;

6) содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (ст. 2 АПК РФ)1.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 08.03.2015). [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсульЕсли проанализировать административное законодательство в контексте рассматриваемой тематики, то можно выявить еще более детализированный подход разработчиков КоАП РФ1 к формулированию законоположений о задачах: кодекс содержит две группы задач – задачи законодательства об административных правонарушениях (ст. 1.2. КоАП РФ) и задачи производства по делам об административных правонарушениях (ст. 24.1. КоАП РФ).

Причем в этих установлениях обнаруживаются не только общесоциальные задачи, но и профилактические задачи2. Разработанный новый Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации также включает ст.

3 «Задачи административного судопроизводства»3.

Возникает вполне закономерный вопрос: почему в законодательстве, посвященном регулированию такого значимого вида государственной деятельности, как уголовное судопроизводство, которое должно способствовать защите интересов общества, государства от преступлений, укреплению правопорядка и законности, предотвращению совершения новых преступлений, воспитанию граждан, повышению их правовой культуры, вообще не сформулированы задачи4 соответствующего содержания?

Полагаем – это результат системной методологической ошибки разработчиков УПК РФ, которые отказались от традиционного подхода, применяемого при структурировании норм общей части большинства отечетантПлюс».

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 08.03.2015). [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

А, по мнению А. Н. Приженниковой и В. А. Баранова, нормы уголовно-процессуального права созвучны нормам КоАП РФ в части формулирования назначения уголовного судопроизводства и задач законодательства об административных правонарушениях - ст. 6 УПК РФ и ст. 1.2 КоАП РФ (см.: Приженникова А.Н., Баранов В.А. Административное судопроизводство в системе судебной власти [Электронный ресурс] // Lex russica. 2014. №

6. С. 741 - 747. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ // Рос. газета. № 49. 2015. 11 марта.

С. А. Колосович вполне справедливо отмечал: «Вызывает недоумение уклонение законодателя от четкого формулирования цели и задач уголовного судопроизводства» (Уголовный процесс: учебник. Изд-е 2-е, перераб. и доп. / Под ред. С.А. Колосовича, Е.А. Зайцевой. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2003. С.4).

ственных кодифицированных законодательных актов. Пытаясь придать УПК РФ правозащитный и правоохранительный характер (такой вывод вытекает из анализа содержания гл. 2 УПК РФ, закрепившей принципы уголовного судопроизводства), разработчики настолько были «увлечены» этой идеей, что отказались от формулирования важных общегосударственных, профилактических и воспитательных задач уголовного судопроизводства.

Безусловно, никто не отрицает значимости в правовом государстве установления системы гарантий прав личности при производстве по уголовным делам, создания действенного механизма реализации прав участников уголовного судопроизводства, однако, считаем, это не должно быть главной целью данного вида государственной деятельности.

К примеру, И. А. Дубина, утверждает, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и свобод личности, вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства. Это достигается путем выполнения задач уголовного судопроизводства, которыми являются: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод; 3) уголовное преследование; 4) назначение виновным справедливого наказания1.

Защита интересов только личности – это узкий подход к пониманию социального назначения уголовного судопроизводства2. И хотя некоторые авторы пытаются толковать формулировку назначения уголовного судопроизводства, выстраивая логическую цепочку «личность член общества См.: Дубина И. А. Задачи досудебного уголовного судопроизводства и роль прокурора в их достижении : дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2006. С. 8-9.

Аналогичное мнение было высказано и П. Е. Барабановым, который считает целесообразным отразить в ст. 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного судопроизводства защиту личности, организаций, общества и государства от преступлений, что в большей степени соответствовало бы УК РФ, так как преступления совершаются не только против личности и организаций, но и против интересов государства (главы 29-33 УК РФ), общества (главы 24-28 УК РФ) (см.: Барабанов П. Е. Реализация назначения уголовного судопроизводства при доказывании в суде первой инстанции : дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2011. С. 37).

общество государство»1, полагаем, в тексте закона должна найти графическое закрепление цель защиты интересов и общества, и государства, а не только личности и организаций, что наблюдается в ст. 6 УПК РФ.

Представляется интересной позиция Ю.К. Орлова, который утверждает, что в уголовном процессе должна быть иерархия целей2.

О многоуровневом характере целей уголовного судопроизводства писал и В. Т. Томин: цель уголовного процесса, как желаемый результат деятельности участников уголовного процесса, ведущих процесс, концентрируется в изобличении лиц, виновных в совершении общественно опасных деяний (на следственном и оперативно-розыскном уровнях), определении степени вины этих лиц в содеянном и применении к ним справедливых наказаний или иных предусмотренных законом мер воздействия (на следственносудебном уровне), а также во внесении изменений в качественные и количественные характеристики принудительных мер воздействия (на судебном уровне) с тем, чтобы достичь целей наказания, установленных уголовным законодательством3. Как видно, в данной системе доминирует публичное начало, отражающее чаяния субъектов правоприменения – без учета частного интереса лиц, имеющих в деле правовой интерес, и их представителей.

И. Б. Михайловская также выделяет несколько целей уголовного судопроизводства, классифицируя их для характеристики его социального назначения: цели-задания (воля законодателя), цели-ориентации (мотивация участников уголовного судопроизводства) и цели системы (борьба за «живуТак, О. И. Андреева утверждает, что «уголовный процесс должен быть ориентирован на участников уголовного судопроизводства не просто как на личность - индивида, но и как на личность - члена общества. Такой способ разрешения проблемы позволит учесть цели и законные интересы не только личности, но и личности как члена общества, самого общества, а в конечном итоге - и государства» (Андреева О. И. Концептуальные основы соотношения прав и обязанностей государства и личности в уголовном процессе Российской Федерации и их использование для правового регулирования деятельности по распоряжению предметом уголовного процесса: дис.... д-ра юрид. наук. Томск, 2007. С. 78).

О «древе целей» говорит и Ю. А. Фролов (Фролов Ю. А. Система уголовного судопроизводства: история и современные тенденции развития : дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-наДону, 2006. С. 128-129).

См.: Томин В. Т. Понятие цели советского уголовного процесса // Правоведение: Известия высших учебных заведений. 1969. № 4. С. 70; Томин В. Т. Понятие цели советского уголовного процесса // Избранные труды. СПб.: Изд. «Юрид. центр Пресс», 2004. С. 41- 47.

честь»)1.

А по мнению А. А. Козявина, также системно рассматривающего цели уголовного судопроизводства, социальное назначение уголовного судопроизводства складывается из назначений по отношению к личности, обществу и государству, чем выполняется гносеологическая, целевая, политическая и ценностная социальные функции данного производства2. Такой подход позволил этому автору охарактеризовать функции уголовного судопроизводства следующим образом: гносеологическая функция уголовного процесса – это особая разновидность социального познания, заданная социальным назначением уголовного процесса, его процессуальной формой и уголовно-правовой моделью состава преступления; целевая социальная функция уголовного процесса позволяет реализовать основную (разрешение социального конфликта в предусмотренных законом формах), институциональные и субъектные цели уголовно-процессуальной деятельности; политическая функция уголовного процесса проявляется в принятии правоприменителем тех управленческих решений, где действует принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению и возможно принятие решения по усмотрению, когда закон предоставляет ему свободу выбора из альтернативных вариантов; ценностная функция уголовного процесса - это отражение в закрепленных в законе принципах уголовного процесса нравственных ценностей общества3.

Такой «полицелевой» подход позволяет выявить различные аспекты ценности уголовного судопроизводства в современном обществе, он рационален для анализа данного правового явления в определенных системах координат. Однако очень сложно свести результаты вышеизложенного подхода к «удобоваримой» (с точки зрения законодательной техники) формуле, которую можно было бы использовать для построения соответствующей юридической конструкции, способной конкурировать по полноте и четкости с соСм.: Михайловская И. Б. Социальное назначение уголовной юстиции и цель уголовного процесса // Государство и право. 2005. № 5. С. 112-113.

См.: Козявин А. А. Социальное назначение и функции уголовного судопроизводства :

дис. … канд. юрид. наук. Курск, 2006. С. 8.

См.: Козявин А. А. Указ. соч. С. 8-9.

временной редакцией ст. 6 УПК РФ.

Возможно, по этим причинам Ю. К. Орлов, развивая идею иерархии целей уголовного судопроизводства, приходит к заключению, что основной целью является именно борьба с преступностью1 (раскрытие преступлений, изобличение виновных …). Именно для этого он и существует в первую очередь. Все остальное, в том числе и соблюдение прав личности, - лишь условия осуществления этой цели, чтобы она достигалась соразмерными средствами, и принуждение при этом было оправданным2.

Для дореформенного периода развития уголовного процессуальной науки был характерен моноцелевой подход. Так, борьбу с преступностью также признавали целью уголовного процесса многие ученыепроцессуалисты советского периода3.

М. С. Строгович считал, что целью уголовного процесса является установление материальной истины по уголовному делу4. Такой же точки зрения придерживались и Т. Н. Добровольская, Я. О. Мотовиловкер и ряд других ученых5.

Можно сказать и иначе – контроль над преступностью (см., к примеру: Зубарева О. В.

Теория уголовной политики: становление и развитие [Электронный ресурс] // Российский судья. 2011. № 1. С. 35 - 39. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Абшилава Г. В. Проявление принципа целесообразности в уголовно-процессуальном институте, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ [Электронный ресурс] // Общество и право.

2011. № 3. С. 243 - 248. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»).

См.: Орлов Ю.К. Указ. соч. С. 15-16.

См.: Чельцов-Бебутов М. А. Советский уголовный процесс. Вып. 1. Харьков, 1928; Голунский С. А. Советский уголовный процесс. М., 1953; Квашис В. Е. Гуманизм советского уголовного права. М., 1969; Кокарев Л. Д. Участники правосудия по уголовным делам.

Воронеж, 1971; Нажимов B. П. Типы, формы и виды уголовного процесса. Калининград, 1977; Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956; Петрухин И. Л., Батуров Г. П., Морщакова Т. Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979).

См.: Строгович М. С. Принципы советского уголовного процесса // Советское право.

1927. № 3. С. 95, 97; Строгович М. С. Уголовный процесс: Учебник. М., 1946. С. 14.

См.: Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1971; Мотовиловкер Я. О. Установление истины в советском уголовном процессе. Учебное пособие.

Ярославль: Изд-во Яросл. ун-та, 1974; Пашкевич П. Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М.: Госюриздат, 1961.

Высказывалось также мнение, что целью уголовного процесса является осуществление правосудия и реализация норм уголовно-процессуального права1.

При анализе этих позиций возникает закономерный вопрос: а для чего, собственно, нужно вести борьбу с преступностью, устанавливать истину по уголовному делу, осуществлять правосудие и реализовывать нормы уголовно-процессуального права? Эти приоритеты способны быть самостоятельной целью уголовного судопроизводства, его важнейшим предназначением, тем, ради чего он функционирует? Пожалуй, нет. Должно существовать нечто более значимое, ради чего государство ведет борьбу с преступностью, его органы устанавливают истину по уголовным делам для обеспечения осуществления правосудия и правильной реализации норм уголовно-процессуального права.

Это «нечто», на наш взгляд – стабильность, целостность и нормальное существование социума, где гарантирована защита интересов личности, организаций, общества, государства. Только обеспечивая защиту личности, организаций, общества, государства от преступных посягательств и последствий запрещенных уголовным законом деяний, уголовное судопроизводство выступает действенным механизмом борьбы с преступностью. Однако эффективность этого механизма во многом зависит от своевременности и правильности принимаемых при этом решений и осуществляемых процессуальных действий. Соблюдение разумных сроков судопроизводства – один из принципов, гарантирующих выполнение важного социального назначения уголовного судопроизводства.

Социальное назначение уголовного судопроизводства – это и есть высшая (приоритетная) цель данного вида государственной деятельности. По сути - это ожидания общества в данной сфере. Ее надо отличать от цели угоСм.: Боботов С. В. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1979; Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовнопроцессуальном праве. Л., 1976.

ловного процесса по конкретному уголовному делу (цель деятельности отдельных участников реальных правоотношений - прежде всего – правоприменителей – следователя, дознавателя, органа дознания, прокурора, суда).

Возможно, именно поэтому законодатель и применил термин «назначение»

для наименования цели «более высокого порядка», выстраивая определенную иерархию. Однако в этой закрепленной в ст. 6 УПК РФ иерархии наблюдается некоторый дисбаланс в пользу интересов отдельной личности, что представляется несколько нелогичным с точки зрения общих интересов социума2.

Такую картину мы наблюдаем и при анализе позиции Ю. А. Фролова, который полагает, что «содержание целевого назначения системы уголовного судопроизводства обнаруживается в виде иерархической системы взаимосвязанных и согласованных целей:

- защита прав и свободных интересов лиц и организаций (главная цель);

- защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (цели второго уровня);

- уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания; защита невиновных от уголовного преследования, освобождение от наказания и реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (цели третьего уровня)»3.

Хотя в науке можно встретить и еще одно сочетание, применяемое для обозначения целеполагания в уголовном судопроизводстве. Например, Е. Б. Мизулина пишет: «Поскольку уголовный процесс есть вид человеческой деятельности, предполагающей цель и средства ее осуществления, вполне обоснованно построение его модели на базе целевого назначения» (Мизулина Е. Б. О модели уголовного процесса // Правоведение. 1989. № 5.

С. 48).

Не случайно А. Д. Бойков подчеркивал, что дело законодателя - не выпячивать одно назначение за счет другого, а найти между ними разумный баланс (см.: Бойков А. Д Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990-1996 гг. М.,

1997. С. 63).

Фролов Ю. А. Указ. соч. С. 20.

Полагаем, что приоритетными в ранжировании целей уголовного судопроизводства должны быть не только интересы отдельной личности и интересы организаций, но и общества и государства в целом, на что указывал Ю. К. Орлов: «часть никогда не может быть больше и ценнее целого. Поэтому интересы отдельной личности не могут быть более ценными, чем интересы общества в целом. …Когда речь заходит о более высоких социальных ценностях, интересы отдельной личности отходят на задний план либо вообще не принимаются в расчет»1. Поэтому справедливо высказывание А. С. Барабаша, что «формулировка социального заказа, а назначение уголовного судопроизводства можно рассматривать и таким образом, - это выражение в процессе публичного, а не частного начала»2. Справедливо в этом смысле и замечание С. П. Ефимичева, что «вряд ли можно обеспечить защиту прав и законных интересов обвиняемого и других лиц, если не будут защищены интересы государства, поскольку именно оно выполняет эту функцию»3. Сходную позицию в этом вопросе занимают В. А. Семенцов, О. В. Гладышева4.

Однако при этом должен все-таки соблюдаться разумный баланс:

«личность, вопреки ее интересу, ограничивается в интересах государства, стоящего на защите интересов других личностей и общества в целом, а государство (его органы и чиновники) ограничивается в интересах человека и гражданина»5.

Таким образом, констатируя вышеизложенное, можно прийти к следующим выводам:

Орлов Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Юристъ, 2009.

С. 13.

Барабаш А. С. Публичное начало российского уголовного процесса : дис. … д-ра юрид.

наук. Красноярск, 2006. С. 155.

Ефимичев С. П. Реформирование уголовно-процессуального законодательства России // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам: Сб. науч. тр. М.,

1999. С. 3.

См.: Семенцов В. А., Гладышева О. В. О взаимосвязи публичности, законности и справедливости в системе уголовного судопроизводства // Общество и право. 2011. N 1. С. 156

- 159.

Лазарев В. В. Ограничение прав и свобод как теоретическая и практическая проблема [Электронный ресурс] // Журнал российского права. 2009. № 9. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

1) Способ изложения цели уголовного судопроизводства, равно как и содержание этой цели, закрепленное в ст. 6 УПК РФ, не соответствует реальному назначению уголовного судопроизводства в системе государственной деятельности.

2) Исходя из соотношения системы «задачицель», полагаем, что назначение (цель) уголовного судопроизводства следует раскрывать через его задачи, направленные на достижение этой цели, что диктует необходимость изложения задач уголовного судопроизводства в тексте закона. С учетом вышеизложенного потребуется формулирование новой редакции статьи 6 УПК РФ – «Назначение и задачи уголовного судопроизводства»:

«1. Задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного и своевременного применения уголовного закона с целью защиты физических и юридических лиц, общества, государства от преступных посягательств и последствий запрещенных уголовным законом деяний.

2. Уголовное судопроизводство должно способствовать укреплению законности, предупреждению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод физических и юридических лиц, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции Российской Федерации и действующего законодательства, предотвращению привлечения к уголовной ответственности и наказания невиновных и реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.».

Представляется, что именно такая формулировка ст. 6 УПК РФ содержит все необходимые компоненты, позволяющие раскрыть и назначение, и задачи уголовного судопроизводства.

В системе действующего нормативного регулирования, по мнению Т. В. Шушановой, ст. 6 УПК РФ с полным правом можно именовать нормойдоминантой. Содержание этой нормы определяет смысл существования такого правового явления как уголовное судопроизводство, цель и социальную ценность всей осуществляемой в его рамках правоприменительной деятельности1.

Только в результате адекватного правоприменения, соответствующего «духу и букве закона» возможна надлежащая реализация назначения уголовного судопроизводства. С учетом этого в настоящей работе и выявляется влияние следственной и судебной практики на законный режим правоприменения в досудебном и судебном производстве по уголовным делам.

Уголовное судопроизводство является разновидностью правоприменительного процесса (юрисдикционного процесса): после поступления сообщения о преступлении следователь, дознаватель, орган дознания, прокурор и суд в пределах предоставленных им уголовно-процессуальным законом полномочий принимают ряд решений, связанных с реализацией норм уголовнопроцессуального и уголовного права. Систематическое толкование положений ч. 1, ч. 2 ст. 6 УПК РФ и ч. 1, ч. 4 ст. 7 УПК РФ привело В. Л. Кудрявцева к справедливому выводу о том, что «полномочиями для достижения назначения уголовного судопроизводства обладают только компетентные государственные органы, их должностные лица, а также суд»2.

Сходное утверждение находим и у М. Т. Аширбековой: «Правоприменение, осуществляемое через юридические процедуры, не может не иметь публично-правового характера, поскольку является властно-организующей деятельностью субъектов, ведущих процесс»3.

П. А. Лупинская, известнейший специалист в теории уголовнопроцессуальных решений, отмечала, что в уголовном процессе только суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель наделены правомочиями применять нормы уголовно-процессуального права4. В современных условиШушанова Т. В. Применение уголовно-процессуальных норм (концептуальные основы) :

дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 21.

Кудрявцев В. Л. Указ. соч.

Аширбекова М. Т. Принцип публичности уголовного судопроизводства: понятие, содержание и пределы действия : дис. … д-ра юрид. наук. Волгоград, 2009. С. 7.

См.: Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика. М., 2006. С. 17.

ях некоторые авторы пытаются подвергнуть ревизии данные постулаты1. Так, Т. В. Шушанова утверждает, что «Те действия, которые вправе осуществлять защитник по сбору доказательств … представляют собой разновидности урегулированной УПК РФ правоприменительной деятельности, обеспеченной к тому же возложением на адресатов обязанности предоставить защитнику запрашиваемые документы или их копии»2.

С подобным утверждением трудно согласиться по следующим соображениям. Во-первых, идентификация деятельности защитника по сбору доказательственной информации должна проводиться с соблюдением общих установлений теории права. По всем внешним признакам данная деятельность в большей степени соотносится с такой формой реализации права, как использование права, которое, как известно, осуществляется в трех формах: 1) беспрепятственное осуществление действий в соответствии с субъективными правами, непосредственно входящими в правовой статус гражданина; 2) совершение юридически значимых действий на основе правоспособности субъектами частного права, а также - в соответствии с компетенцией - субъектами публичного права; 3) осуществление участником правоотношения его возможностей: определенного (правовой нормой или договором) поведения; его требования соответствующих этому поведению действий других лиц; в случае необходимости - обращения к правоохранительным органам государства с требованием защиты нарушаемого или восстановления нарушенного права3.

Кроме того, если исходить из правил адвокатской этики и обязанностей адвоката (п. 1 ч. 1 ст. 7 федерального закона «Об адвокатской деятельности и Возможно, поводом к этому служат разработки в области общей теории права. Например, О. В. Кораблина утверждает, что «применение права - это особый вид юридической деятельности, осуществляемой компетентными субъектами (государственными и негосударственными), наделенными властными полномочиями, в рамках которых осуществляется индивидуально-правовое регулирование» (Кораблина О. В. Усмотрение в правоприменительной деятельности (общетеоретический и нравственно-правовой аспекты) : дис.

… канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 8).

Шушанова Т. В. Применение уголовно-процессуальных норм (концептуальные основы) :

дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 55.

См.: Марченко М. Н. Теория государства и права. [Электронный ресурс]. 2-е изд., перераб. и доп. М.: 2004. URL: http://rewolet.ru/book_26_chapter_129_%C2%A7 _2._Ispolzovanie,_ispolnenie_i_sobljudenie_prava.html (дата обращения 10.12.2011).

адвокатуре в Российской Федерации»), защитник должен принимать все предусмотренные законом меры для выполнения возложенной на него функции – «честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами»1.

Данные обстоятельства указывают и на наличие в рассматриваемой деятельности защитника элементов такой формы реализации права, как его исполнение, которое обладает рядом черт: распространяется в основном на обязывающие нормы; предполагает активные действия субъекта; отличается известной императивностью; правоисполнительные действия находят определенное оформление2.

Во-вторых, вопрос об отнесении деятельности защитника по сбору доказательственной информации к правоприменению нельзя рассматривать изолированно от вопроса об участии в доказывании иных субъектов уголовно-процессуальных отношений. Весьма сомнительно говорить о том, что предоставляя следователю документы, предметы – т. е. участвуя в доказывании, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, обвиняемый, подозреваемый также осуществляют правоприменительную деятельность.

И, наконец, в-третьих, в теории права общим местом стало понимание правоприменения как такого способа реализации права, который связан с властными действиями юрисдикционных органов и должностных лиц, выступающих от имени государства и выполняющих возложенные на них специальные функции и полномочия3. С. С. Алексеев отмечает, что применение права имеет следующие признаки:

1) осуществляется органами или должностными лицами, наделенными Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 21.11.2011). [Электронный ресурс]. Доступ из справ.правовой системы «КонсультантПлюс».

См.: Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права : учебник. М., 2004. С. 330.

См.: Там же. С. 331; Марченко М. Н. Теория государства и права. [Электронный ресурс].

2-е изд., перераб. и доп. М.: 2004. URL: http://rewolet.ru/book_26_chapter_130_%C2%A7 _3._Primenenie_prava.html (дата обращения 10.12.2011); Дюрягин И. Я. Применение норм советского права и социальное (государственное) управление: автореф. дис. … д-ра юрид.

наук. Свердловск, 1975. С. 14; Вопленко Н. Н. Очерки общей теории права : монография.

Волгоград, 2009. С. 393-394.

функциями государственной власти;

2) имеет индивидуальный характер;

3) направлено на установление конкретных правовых последствий субъективных прав, обязанностей, ответственности;

4) реализуется в специально предусмотренных процессуальных формах;

5) завершается вынесением индивидуального юридического решения1.

«Синтетический», комплексный характер правоприменения не исключает, а предполагает его публичный характер. Справедливо подчеркивает Н. Н. Вопленко, что «даже аккумулируя в себе соблюдение, исполнение и использование, правоприменение сохраняет свою властную специфику, оставаясь организационно оформленной и ведущей за собой все остальные формы правореализации государственной деятельностью»2.

Таким образом, доказательственную деятельность защитника весьма сомнительно относить к разновидности уголовно-процессуального правоприменения, как это пытается утверждать Т. В. Шушанова.

Особенностью правореализационной деятельности в уголовном судопроизводстве является то, что собственно применение норм уголовного закона обеспечивается всеми видами реализации норм уголовнопроцессуального закона. При этом в тех решениях, где применяются нормы уголовного закона, нормы уголовно-процессуального закона, например ст. 7 УПК РФ, также реализуются в форме правоприменения, что отражается в значимых процессуальных решениях (постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, постановление о возвращении уголовного дела прокурору в порядке соответствующих частей ст. 237 УПК РФ, приговор). Именно это обеспечивает движение уголовного дела от стадии к стадии, придает цикАлексеев С.С. и [др.] Теория государства и права: учебник. [Электронный ресурс]. 3 изд.

М.: Норма, 2009. URL:

http://rewolet.ru/book_27_chapter_137_%C2%A7_2._Primenenie_prava.html (дата обращения 10.12.2011).

Вопленко Н. Н. Указ. соч. С. 397.

личность правоприменительному процессу.

В досудебном производстве осуществляется преимущественно применение норм уголовно-процессуального права, регулирующего юридически значимую деятельность органов предварительного расследования, прокурора, суда. Применение норм уголовного права носит чаще всего «усеченный характер», когда должностные лица органов предварительного следствия и дознания, как лидирующие субъекты досудебного производства, квалифицируют деяние, фактически применяя диспозицию статьи Особенной части УК РФ к конкретному случаю. По сути, правоприменительная деятельность органов предварительного следствия и дознания выступает способом достижения назначения уголовного судопроизводства на этом его этапе.

В судебном производстве осуществляется применение не только норм уголовно-процессуального права, но и санкций статей Особенной части УК РФ, когда суд реализует функцию правосудия и выносит приговор по уголовному делу, обеспечивая выполнение назначения уголовного судопроизводства.

Таким образом, и в судебном, и в досудебном производстве осуществляются правоприменительные циклы, направленные на реализацию назначения уголовного судопроизводства. Каждый цикл выстраивается по законам правоприменительного процесса, в котором теоретики права выделяют этапы (стадии).

Существует несколько подходов к определению стадий правоприменения, которые с различной степенью детализации структурируют рассматриваемую деятельность. Так, Н. Н. Вопленко выделяет три стадии:

1) установление фактических обстоятельств дела;

2) выбор правовой нормы и ее анализ;

3) принятие правоприменительного решения и его документальное оформление1.

Вопленко Н. Н. Указ. соч. С. 413.

Аналогичную точку зрения можно найти в работах: Алексеев С. С. Право: азбука теория Большее количество стадий в правоприменительном процессе выделяли Ю. Г. Ткаченко и Я. С. Михаляк. По мнению Ю. Г. Ткаченко, их пять:

1) анализ фактических обстоятельств дела;

2) выбор нормы и удостоверение правильности ее текста;

3) уяснение смысла и содержания юридической нормы;

4) разъяснение юридической нормы компетентными органами, если после уяснения данной нормы ее смысл требует специального раскрытия;

5) принятие решения1.

В данной системе правоприменительных стадий пункты 2-4 связаны с выбором нормы и ее толкованием, что, как представляется, отражает чрезмерную детализацию правоприменительного процесса.

С точки зрения Я. С. Михаляк, необходимо выделять шесть стадий:

1) анализ фактических обстоятельств рассматриваемого случая, к которому следует применить норму права;

2) выбор правовой нормы, подлежащей применению к рассматриваемому случаю;

3) уяснение смысла избранной номы права (ее толкование);

4) издание акта применения избранной нормы права к рассматриваемому случаю;

5) совершение фактических действий по обеспечению реализации изданного акта применения;

6) проверка и контроль за фактическим исполнением акта применения2.

В вышеприведенном подходе также пункты 2-3 можно было объединить в одну стадию: «выбор правовой нормы и ее толкование», а 5-6 стадии могли бы образовать стадию «контрольно-исполнительную», как это предуфилософия. М., 1999. С. 119-120; Дюрягин И. Я. Применение норм советского права.

Свердловск, 1973. С. 51; Лазарев В. В., Липень С. В. Теория государства и права : учебник.

М., 1998. С. 309-313; Черданцев А. Ф. Теория государства и права : учебник. М., 2002. С.

249-256.

См.: Ткаченко Ю. Г. Применение социалистического права // Теория государства и права: учебник / под ред. А. М. Васильева. М., 1977. С. 385.

См.: Михаляк Я. С. Применение социалистического права в период развернутого строительства коммунизма. М., 1963. С. 24.

смотрено в системе, предложенной Н. И. Матузовым и А. В. Малько:

1) установление фактических обстоятельств дела (стадия доказывания);

2) выбор нормы права и юридическая квалификация дела;

3) проверка и толкование нормы права;

4) вынесение правоприменительного акта (документально-оформительская стадия);

5) контрольно-исполнительная стадия1.

Полагаем, что четырехстадийное построение правоприменительного процесса представляется нам более верным, чем предложение Т. В. Шушановой рассматривать в данной деятельности только три стадии: «а) установления обстоятельств уголовного дела, вызывающих необходимость применения тех или иных уголовно-процессуальных норм (их групп); б) выбора основанных на правильном уяснении содержания применительно к установленным обстоятельствам уголовного дела уголовно-процессуальных норм (их групп) и в) принятия процессуальных решений с их процессуальным оформлением и доведением их содержания до конкретных адресатов-участников соответствующих уголовно-процессуальных отношений2».

Такой подход к структурированию уголовно-процессуального правоприменения исключает важный этап, связанный с непосредственной реализацией принятых решений и контролем за ходом их реализации, что, как представляется, в корне не верно. Применение уголовно-процессуальных норм предполагает в конечном итоге воплощение в жизнь правовых предписаний, что находит свою материализацию в возникновении новых уголовнопроцессуальных отношений, либо в корректировке или прекращении уже имеющихся правоотношений. Исключение из правоприменительного процесса контрольно-исполнительной стадии превращает правоприменение в

См.: Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права : учебник. М., 2004. С. 334Шушанова Т. В. Применение уголовно-процессуальных норм (концептуальные основы) :

дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 74.

абсурд, ибо «сводит на нет» все усилия правоприменителей.

Не случайно последнее время вопросам исполнения решений (в особенности судебных) уделяется значительное внимание не только в работах ученых-процессуалистов, но и в деятельности законодателя. Так в недавнем прошлом (2009 г.) Европейский Суд по правам человека наложил мораторий на рассмотрение жалоб российских граждан на нарушение положений ст. 6 Европейской конвенции на срок до приведения законодательства Российской Федерации в соответствие с требованиями положений Конвенции.

Толчком к тому послужили многочисленные обращения россиян по поводу неисполнения судебных решений, в связи с чем Европейский Суд по правам человека в постановлении по делу Бурдова № 2 констатировал существование структурных проблем российского законодательства, лежащих в основе нарушений Конвенции, и указал конкретные меры или действия, которые должны быть предприняты государством-ответчиком для их исправления1.

Поэтому 26 сентября 2008 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 16 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации конституционного закона "О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов" и федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов"»2. В результате во всех процессуальных кодексах появились Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 января 2009 г. по делу «Бурдов против России (№ 2)» (Жалоба № 33509/04) [Электронный ресурс]. URL:

http://www.pytkam.net/web/index.php?go=Content&id=284 (дата обращения 11.02.2011 г.).

Электронный ресурс. URL: http://vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=5491 (дата обращения 11.02.2011).

статьи (в том числе и в УПК РФ – ст. 6.11), регулирующие разумные сроки судопроизводства.

Что касается выделяемых нами четырех стадий правоприменительного процесса в уголовном судопроизводстве (установление фактических обстоятельств дела; выбор правовой нормы и ее толкование; вынесение правоприменительного акта; контрольно-исполнительная стадия) то, в зависимости от субъекта правоприменения и стоящих перед ним задач, эти стадии имеют свою специфику, находящую отражение в определенных процессуальных формах, установленных законодателем для данного вида отношений.

Применение права как процессуально оформленная деятельность – это многоступенчатый, длящийся во времени и развивающийся в соответствии с нормами юридической процедуры процесс организационно-властной реализации права2, в котором отдельные стадии могут потребовать большей детализации деятельности, что отражает несколько условный характер выделения данных этапов. Тем не менее, для теоретико-правового анализа правоприменения структурирование правоприменительного процесса в уголовном судопроизводстве играет исключительно важную методологическую роль.

Исследовавшая данный феномен Т. В. Шушанова определяла применение уголовно-процессуальных норм как «законодательно урегулированную процессуальную деятельность судей, прокуроров, следователей и руководителей следственных органов, дознавателей и начальников органов и подразделений дознания, а также уполномоченных государством лиц негосударственных образований, являющихся участниками уголовного судопроизводства по реализации содержания таких норм через формирующиеся при этом Введена в действие федеральным законом от 30.04.2010 № 69-ФЗ (Собрание законодательства РФ. 03.05.2010. № 18. Ст. 2145). Данная статья была подвергнута корректировке федеральным законом от 21.07.2014 № 273-ФЗ, а в настоящее время на обсуждение представлен проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок)» (см.:

http://regulation.gov.ru/project/24357.html?point=view_project&stage=3&stage_id=17262 (дата обращения: 25.03.2015)).

См.: Горшенев В. М., Дюрягин И. Я. Правоприменительная деятельность // Сов. государство и право. 1969. № 5. С. 21-22.

уголовно-процессуальные отношения, осуществляемую в установленной законом уголовно-процессуальной форме с соблюдением законности, обоснованности, мотивированности и справедливости принимаемых процессуальных решений и направленную на обеспечение безопасности государства, защиту прав, свобод и законных интересов его сограждан, выполнение назначения уголовного судопроизводства»1.

Для уяснения сути правоприменительного процесса в уголовном судопроизводстве необходимо определить, деятельность каких субъектов можно признавать правоприменением. Ранее мы уже указывали на публичный характер этой являющейся особым видом государственной деятельности специально уполномоченных должностных лиц и органов. Перечень властных субъектов правоприменения, предложенный Т. В. Шушановой, представляется нам недостаточно полным. В уголовном судопроизводстве полномочиями по реализации норм уголовно-процессуального права в форме их применения наделены, наряду с указанными ею судьями, прокурорами, следователями, руководителями следственных органов, дознавателями, начальниками органов и подразделений дознания, также следующие властные субъекты:

- руководитель следственной группы (его соответствующие полномочия закреплены в ч.ч. 3-5 ст. 163 УПК РФ);

- руководитель группы дознавателей (ч.ч. 3-5 ст. 223.2 УПК РФ);

- следователь-криминалист (п. 40.1 ст. 5 УПК РФ);

- орган дознания (ст. 144-146, 148, 149 УПК РФ).

Кроме того, применение уголовно-процессуальных норм определяется Т. В. Шушановой как деятельность по реализации содержания таких норм через формирующиеся при этом уголовно-процессуальные отношения. Однако, как мы отмечали ранее, правоприменение не только вызывает к жизни и формирует новые уголовно-процессуальные отношения, оно нередко ведет

Шушанова Т. В. Применение уголовно-процессуальных норм (концептуальные основы) :

дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 10.

к корректировке уже имеющихся отношений или к их прекращению.

Данная специфика правоприменения также должна найти отражение в дефиниции указанной деятельности. Помимо этого, полагаем, уместным было бы отразить в формулируемом определении стадийность процесса применения норм уголовно-процессуального права, о которой мы писали выше.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«Чепрасов Константин Викторович КОНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ И ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СУЩНОСТЬ, РАЗВИТИЕ, КОНСТИТУЦИОННО-СУДЕБНОЕ ВЛИЯНИЕ Специальность 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право...»

«Зорькина Анна Александровна НЕОСТОРОЖНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ И УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ Специальность: 12.00.08 уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: д.ю.н., доцент Анисимов...»

«ЧЕРНОВА МАРИЯ НИКОЛАЕВНА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВО В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ Специальность: 12.00.15 – Гражданский процесс; арбитражный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Абова Тамара Евгеньевна Москва – 201 Содержание...»

«Яловенко Татьяна Васильевна ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПРАВОЗАЩИТНОЙ СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА (вопросы теории) 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент В. А. Рудковский Волгоград — 201 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1....»

«Сиверская Людмила Анатольевна Рассмотрение сообщений о преступлениях: правовое регулирование и процессуальный порядок Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, доцент Кобзарев Ф. М. Москва – Содержание...»

«Черныш Артем Вадимович КОНКУРЕНТНОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Специальность 12.00.10 – Международное право; Европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Кандидат юридических наук, Доцент, А.С. Исполинов Москва Оглавление Введение Глава 1. Конкурентное право Европейского Союза §1. Становление конкурентного права в Европейском...»

«Гладкая Екатерина Игоревна Правовой режим доменного имени в России и США Специальность: 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: д.ю.н., доцент Серго Антон...»

«Чежидова Александра Вячеславовна ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОТКРЫТОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНТРОЛЬНО-НАДЗОРНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ Специальность: 12.00.14 – административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой...»

«Соколов Максим Александрович Криминологическая характеристика организованной преступной деятельности лиц раннего молодежного возраста Специальность 12.00.08 – «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат...»

«Пиличева Анна Владимировна ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА КАК ОБЪЕКТЫ ПАТЕНТНЫХ ПРАВ специальность 12.00.03. гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических наук, Павлова Елена...»

«ГЕРАСИМОВА Екатерина Александровна УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинов Александр...»

«ОНУФРИЕНКО АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ СИСТЕМА ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Скляров С.В. Москва 2015 г. План...»

«БЕЛОВА Татьяна Александровна ИНСТИТУТ НАЛОГОВОЙ АМНИСТИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЛОГОВОГО ПРАВА 12.00.04 – финансовое право; налоговое право; бюджетное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Покачалова Елена Вячеславовна Саратов – 20...»

«Кастанова Екатерина Дмитриевна Правовые основы международного сотрудничества в области избежания двойного налогообложения и предотвращения уклонения от уплаты налогов Специальность 12.00.04 Финансовое право; налоговое право; бюджетное право...»

«Сибагатуллин Айдар Муфассирович УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ ПРЕКУРСОРОВ В РОССИИ 12. 00. 08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Т.В. Пинкевич Ставрополь, 201 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3– Глава 1. Уголовно-правовая характеристика...»

«Благополучная Камила Владимировна Единая патентно-правовая охрана изобретений на территории Таможенного Союза России, Беларуси и Казахстана, как средство его инновационного развития Специальность: 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация...»

«ВОРОБЬЕВ Дмитрий Сергеевич ГАРАНТИИ БЕЗОПАСНОСТИ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор...»

«БУШ ВАСИЛИЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ КАК ВИД НАКАЗАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель кандидат юридических наук,...»

«Шаронов Сергей Александрович Гражданско-правовое регулирование охранной деятельности в Российской Федерации Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант – доктор юридических...»

«Орлов Владислав Николаевич ПРИМЕНЕНИЕ И ОТБЫВАНИЕ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант заслуженный юрист России, доктор юридических наук,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.