WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |

«СЕНСОРНЫЕ, АФФЕКТИВНЫЕ И ИДЕАТОРНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ ОСТРОМ ПАТОЛОГИЧЕСКОМ ВЛЕЧЕНИИ К ПСИХОАКТИВНЫМ ВЕЩЕСТВАМ ...»

-- [ Страница 4 ] --

В связи с обсуждаемым вопросом, он рассматривает два варианта расстройств сознания: изменение (в смысле скорее философском, нежели психиатрическом) и нарушение (помрачение) в клиническом понимании. При такой позиции отсутствие «ясного сознания», т.е. понятие «неясное сознание», нельзя рассматривать в качестве синонима понятия «помраченное сознание»; «неясное сознание» - это сознание измененное, но не помраченное. В соответствии с этим все существующие формы и варианты бреда, по мнению М.И. Рыбальского, можно объединить в две большие сводные группы, включающие феномены, возникающие на базе «измененного сознания» и развивающиеся на основе «помраченного сознания». Разные степени выраженности расстройства сознания (обычно «изменение», а не помрачение) можно наблюдать при некоторых навязчивых состояниях и реже - при сверхценных идеях.

Некоторые авторы делали попытки детализации понятия «изменение сознания». С.П. Рончевский (1941) вводит понятие «структурное изменение сознания», отражающее не снижение степени ясности, а изменение соотношения категории сознания и «психизма», нарушение слитности потока психических переживаний. Наиболее важными феноменологическими чертами, свойственными таким изменениям сознания по С.П. Рончевскому являются изменение чувства активности, нарушение восприятия собственного единства, присутствие аффективных нарушений, интровертированная установка сознания и удаление от окружающего мира с изменением отношения к нему (Рончевский С.П.,1941). H. W. Gruhle (1932), анализируя соотношения между шизофреническим бредом и сознанием, говорил о трех состояниях сознания:

ясности сознания в настоящий момент, единстве сознания во времени (от прошлого к настоящему) и содержании «Я» в сознании (самосознание - по современной терминологии). При шизофреническом бреде обычно страдает самосознание, причем расстройство сознания очень тяжело переживается больными, особенно на самых ранних этапах формирования бреда, когда улавливаются тончайшие изменения собственной личности (Gruhle H. W.,1932).

М.О. Герцберг (1961) вводит понятие «парциального нарушения сознания», уточняя, что речь идет не о стойком нарушении мыслительных операций вообще, а о «расстройстве сознательности лишь некоторых мыслительных операций»

(Герцберг М.О., 1961).

Вопрос о связи идеаторных расстройств с расстройствами сознания при ПВ остается открытым. Разрозненные сведения можно получить всего из нескольких ранее цитируемых работ. Так Г.В. Зеневич воспринимал патологическое влечение как «особое качество сознания», своего рода «деформацию сознания, с которой связано неадекватное отношение причин и следствий и вообще всех факторов, имеющих отношение к пьянству (Зеневич Г.В., 1967). Л.Н. Благов указывает на сочетание бредовых расстройств мышления с патологией сознания в структуре ПВ («наркоманической доминанты» по терминологии автора) (Благов Л.Н., 2005, 2013). В наших ранее опубликованных исследованиях было показано, что при ОПВ расстройства мышления психотического уровня возникают на фоне и как следствие дезорганизации структуры сознании особого рода (Михайлов М.А., 2010). Кроме того, было описано, имеющее место при наркоманиях расстройство сознания во времени, которое является одним из кардинальных расстройств болезней зависимости и проявляется в самых разных вариантах, в частности, в виде разрыва интимной связи между индивидуальным прошлым, настоящим и будущим. Речь идет о «фрагментарности» сознания больного наркоманией, особенно отчетливо проявляющегося в интоксикации и при актуализации ПВ, существование его исключительно здесь и сейчас, невозможности экстраполирования своего «Я» в будущее, невыводимости его настоящего «Я» из индивидуального прошлого (Михайлов М.А., 1992в).

На связь аддиктивной патологии с обязательными расстройствами самосознания есть указания и в некоторых патопсихологических работах (Блохин К.Н.,2006;

Цветков А.В. с соавт., 2008).

1.5.7. Патокинез патологического влечения Патокинетические закономерности актуализации патологического влечения в соответствующей литературе освещены крайне скудно. Встречаются лишь разрозненные косвенные указания на то, что в основе возникновения патологического влечения лежит определенная цикличность биологических процессов, происходящих в постабстинентном периоде. Так Brunswick A.F., Messeri P.A. (1986); Darke S. G. et al. (1995) отмечают в динамике постабстинентных расстройств цикличность с очерченными фазами и психомоторыми взрывами. Имеются клинические наблюдения об «особо опасных» для актуализации влечения критических временных промежутках. По наблюдениям А.В.Шевцова и М.А. Винниковой (1998) актулизация патологического влечения к наркотикам отмечается на 9-10, 14-15 сутки после резкой отмены наркотика и сопровождается появлением бессонницы, «болевых ощущений», аффективных расстройств. Длительность такого состояния колеблется от 4 до 12 часов (Шевцов А.В.. Винникова М.А.,1998).

Н.Г.Найденова (1975) рассматривая клинические особенности компульсивного патологического влечения к наркотику в ремиссии в динамике, указывает на фазность развития данного расстройства, зависимость клинических проявлений от стадии заболевания. Первая фаза (продромальная), характеризуется постепенным ухудшением психофизического состояния, появление сенестопатических сенсаций в области кубитальных вен, нарушением сна. Далее присоединяются вегетопатологические предвестники. При этом больной влечение не осознает. Вторая фаза проявляется психомоторным возбуждением и аффективной патологией. Сознание сужено, узко направлено на поиск наркотика.

Больной дисфоричен, готов к агрессии. Третья фаза - спада, характеризуется автором, как фаза обратного развития симптоматики компульсивного влечения.

Спонтанно возникают колебания настроения, вспышки гнева чередуются с подавленностью; имеет место повышенная утомляемость, быстрая истощаемость (Найденова Н.Г., 1975).

При описании синдромокинеза патологического влечения к опиоидам Т.В.

Клименко и А.С. Субханбердина (2002) обнаружили, что патологическое влечение обладает определенной внутрисиндромальной динамикой и имеет конкретные динамические особенности своего течения. Были выявлены три типологических варианта влечения, которые оказались последовательными этапами единого психопатологического образования и соответствовали основным стадиям развития наркомании. 1) Этап обсессивного влечения наблюдался на начальных этапах формирования наркомании и был одним из первых ее проявлений. Он выражался навязчивыми мыслями о наркотическом эффекте наркотика и интенсивном желанием его употребления. Яркие и образные представления о действии наркотика сопровождались тягостными вегетативными нарушениями. Мысли о наркотике постепенно овладевали всем сознанием больного, начинали определять его эмоциональную жизнь, искажались нравственные представления, перестраивалась иерархия прежних ценностей. Все эти характеристики укладывались в традиционную клиническую картину так называемой психической зависимости и соответствовали первой стадии наркомании. Обсессивное влечение появлялось, как правило, только при нарушении ритма наркотизации, легко купировалось дозой наркотика и, таким образом, по механизму своего развития было первичным по отношению к состоянию наркотического опьянения. 2). Этап компульсивного влечения характеризовался нарастанием внутренней напряженности, раздражительности, беспокойства. Больные полностью находились под влиянием влечения и не пытались с ним бороться. В их сознании происходило полное искажение реальной ситуации, связанной с употреблением наркотика. Они игнорировали очевидные факты, путали причинно-следственные связи, их сужения отличались односторонностью, поверхностностью, противоречивостью. Развитие первичного компульсивного влечения характеризовалось отчетливой цикличностью с выявлением последовательных этапов: этапа предвестников, клинически развернутого синдрома и обратного развития. После одно-двухнедельного периода предвестников (с характерными аффективными, вегетативными, специфическими сенсорными проявлениями) у больного появлялось осознанное влечение к наркотику, сопровождавшееся резким снижением настроения, подавленностью, тоскливостью, вегетативно-соматическими и многообразными сенсорными и неврологическими нарушениями. По механизму развития компульсивное влечение было как первичным (возникало аутохтонно на фоне воздержания), так и вторичным (на фоне абстинентных нарушений). В отличие от обсессивного компульсивное влечение не только не купировалось приемом наркотика, но, как правило, существенно углублялось и обусловливало необходимость постоянного увеличения доз психоактивного вещества.

При отсутствии медикаментозного вмешательства в среднем через 2- 3 недели отмечалось самопроизвольное купирование влечения. При этом на этапе обратного развития на фоне редукции аффективных нарушений появлялись элементы обсессивного влечения. Исходя из традиционных представлений авторы соотносили компульсивное влечение со 2-й стадией наркомании.

3) Этап импульсивного влечения характеризовался полной утратой контроля над своими поступками. Влечение возникало внезапно, оно неодолимо распространялось на всю психическую деятельность больных, они были неспособны к продуктивному контакту, ассоциации были хаотичны и обрывочны, поведение напоминало автоматизированные действия, окружающее воспринималось неотчетливо. Отрешенность от окружающего с потерей ясности сознания свидетельствовала о его измененности, а возникновение стереотипных моторных и вегетативно-сосудистых стигм на фоне злобно-раздражительного либо тоскливого аффекта не позволяло исключить эпизоды нарушения сознания по типу сумеречного. Нарастание интенсивности влечения от обсессивного варианта к импульсивному расширяло диапазон входящих в структуру синдрома расстройств вследствие нарушений более глубокого уровня поражения. При обсессивном варианте ведущими были нарушения аффективного и идеаторного уровня при минимальной роли поведенческих, соматоневрологических и нейровегетативных нарушений. При формировании компульсивного варианта расстройства идеаторного уровня значительно редуцировались и ведущими становились аффективные нарушения при обязательном их сочетании с нейровегетативными стигмами. При импульсивном варианте – психопатологическая структура синдрома определялась поведенческими отклонениями и массивными соматоневрологическими и нейровегетативными нарушениями с элементами измененного сознания при сравнительно незначительной роли нарушений идеаторного и аффективного уровней. В зависимости от психопатологической структуры синдрома патологического влечения авторами было выделено три типа его динамики: волнообразный характерный для обсессивного варианта, циклический - характерный для компульсивного варианта и пароксизмальный - характерный для импульсивного варианта (Клименко Т.В., Субханбердина А.С., 2002).

Определенные сведения о патокинетических закономерностях патологического влечения можно также почерпнуть из ранее приводимых работ Л.Н. Благова, хотя специально этой темой исследователь не занимался. Так из работ Л.Н. Благова следует, что сама по себе наркомания представляет собой патологический процесс – со своим дебютом, своей логикой развития и финалом.

Любой патологический процесс (наркоманический здесь - не исключение), развиваясь в соответствии со своими закономерностями отражает совокупность биологических и средовых факторов в их переплетении и взаимном влиянии.

Наркоманический процесс и его важнейшая составная часть – патологическое влечение, представляет собой процесс эндоформный (эндогеноподобный).

Патокинетическая динамика данного процесса предполагает поступательное движение симптоматики от невротического к психотическому и психоорганическому уровню. Наиболее развернутая клиническая картина проявляется на психотическом уровне. Психотический этап зависимости характеризуется бредовым характером отражений реальной действительности через призму наркоманической доминанты и наркоавтоматизмом. Динамика бредообразования как нельзя лучше отражает суть патокинеза патологического влечения: доминирующая идея дает импульс для формирования патологических структур, которые вначале имеют сверхценный характер, а затем трансформируются в псевдобредовый и бредовый симптомокомплекс. Бредовая интерпретация и установка вначале имеют образно-чувственный характер, к которому по мере прогрессирования процесса присоединяется интерпретативный.

Образно- чувственный компонент бреда реализуется в факторе анозогнозии, интерпретативный – в легитимизации аддиктивного поведения и в формировании резонерского типа мышления.

Л.Н. Благов прослеживает формирование патологического влечения на всем длиннике аддиктивного заболевания, то есть на протяжении дней, месяцев и лет болезни. К сожалению ни этот автор, ни ранее упоминавшиеся исследователи, не описывали динамику симптомо- и синдромокинеза в рамках острого приступа актуализации патологического влечения, разворачивающегося в течение минут и часов. Между тем знание закономерностей развития такого кратковременного приступа не менее важно для клиники, чем более глобальные представления о долговременном патокинезе влечения. Практикующий психиатр-нарколог постоянно сталкивается с очень кратковременными проявлениями обострения патологического влечения, которое возникает на фоне длительно текущего патологического процесса и безусловно нуждается в знании его конкретных патокинетических механизмов для своевременного принятия стратегических и тактических мер по дезактуализации и купированию наиболее брутальных проявлений крейвинга (Благов Л.Н., 2005, 2008 а,в,с,d).

Для правильного понимания феномена патологического влечения помимо исследования клинических, биологических, психологических и иных закономерностей, лежащих в его основе, необходимо также учитывать дополнительные факторы, такие как преморбидные свойства личности, динамические паттерны развития, тип течения заболевания, возрастные характеристики и гендерные различия. Наиболее значимыми представляются паттерны употребления, тип течения и гендерные различия.

1.5.7. Паттерны употребления психоактивных веществ и тип течениязаболевания

В.В. Чирко и М.В. Демина (2002) определяли паттерн приема ПАВ как клиническое выражение всех детерминант аддиктивного поведения: в нем суммируются мощность патологического влечения, постоянство или колебания напряженности этой мощности, тенденции к угасанию влечения, уровень и динамика толерантности, участие личности в регуляции потребления и влияние среды. Выделяют 4 типа паттернов употребления ПАВ.

Прогрессирующий или экспансивный паттерн, характеризуется тенденцией к расширению арсенала ПАВ, переходу от более «слабых» к более «тяжелым»

наркотикам, росту толерантности, учащению эпизодов их приема, все более приближаясь к систематическому или постоянному (к концу первого десятилетия заболевания этот паттерн сохраняется лишь у 6,47% больных, через 20 лет уже не остается ни одного больного с этим паттерном употребления).

Стационарный паттерн, характеризуется систематическим приемом со значительно снижающейся, по сравнению с манифестным периодом болезни, толерантностью, но без заметного дальнейшего ее изменения, равно как и самой модели употребления (к концу первого десятилетия этот паттерн отмечаетсяся у 9,35%, через 20лет - только у 1,14% больных).

Ремитирующий паттерн, характеризуется изменением модели приема с чередованием периодов повышения и снижения интенсивности потребления и толерантности, приближаясь к перемежающемуся.

Регрессирующий паттерн, характеризуется тем, что продолжение приема происходит со значительным снижением толерантности: как в виде уменьшения разовых и суточных доз, так и урежения эпизодов приема. Характерным становится прием «минимально необходимых» для «поддержания жизнеспособности» доз наркотика («trickle американских авторов).

use»

Увеличивается продолжительность терапевтических ремиссий и перерывов, вызванных резким ухудшением физического и психического состояния, тесно связанных со снижением интенсивности патологического влечения к наркотикам.

По мнению исследователей, через конкретный паттерн приема наркотика объективно может быть оценен именно стержневой в клинике наркологических заболеваний синдром патологического влечения, формирующийся с участием сложного переплетения психопатологических, биологических, личностных и ситуационных факторов (Чирко В.В., Демина М.В., 2002).

Вся палитра психопатологических расстройств патологического влечения наиболее ярко и отчетливо проявляется при экспансивном или стационарном паттернах, характерных для высокопрогредиентного типа течение заболевания.

Описание подобных больных можно встретить в доступной литературе (Найденова И.Н., 2002, 2008; Благов Л.Н., 2005; Найденова Н.Г., 2012). Очень подробно описана аналогичная группа пациентов (мужчин и женщин), страдающих героиновой наркоманией в работе И.Н. Найденовой (2008). Автор указывал, что для большей части обследуемых был характерен изначально негативный настрой к лечению, даже в условиях типичного наркологического отделения. Эти больные выделялись среди остального контингента пациентов неопрятным внешним видом, вызывающим негативным или агрессивным поведением, асоциальным образом жизни, на их счету были различные правонарушения, хулиганство, бродяжничество, мелкие кражи, проституция и т.д., имели судимости. Для этой категории пациентов было характерно патохарактерологическое развитие личности по неустойчивому типу (что было диагностировано у 57,4%). У них возникало очень быстрое формирование психической, а затем и физической зависимости. У 69,1% - психическая зависимость сформировалась с первой пробы героина. Практически с первых проб героина вся их жизнь изменялась и определялась поиском средств на наркотики, приобретением наркотика. Показательны слова одной из наблюдаемых пациенток, так описывающей первую пробу героина: «Я сразу поняла, что это – мое; я лучше умру с героином, чем буду жить без него».

Опьянение у большей части молодых людей почти сразу начинало составлять весь смысл их жизни, «обогащало» чувства, заполняло внутренний мир, вносило в него что-то совершенно новое и крайне привлекательное. Этих пациентов совершенно не беспокоило, что они могут стать наркоманами – они просто не задумывались над этим, а стремились только вновь испытать пережитое героиновое опьянение. Автор отмечал большое своеобразие ощущений, возникающих у этих больных под воздействием наркотика. Так у 30,9% первые прием героина сопровождался рвотой, но все обследованные описывали этот, казалось бы, неприятный физиологический процесс как «теплую», «приятную», «мягкую струю», а один пациент назвал рвоту даже «бархатной». 11,8% от общего числа больных неоднократно имели передозировки, у некоторых пациентов их было до 10 в анамнезе. Предозировки у них возникали из-за того, что патологическое влечение проявлялось в стремлении достичь максимально выраженного опьянения. Автор расценивает влечение к наркотику у этих больных как выраженную компульсию, психологические задержки перед введением наркотика, борьба мотивов «за» и «против» наркотизации отсутствуют, возникшее влечение без промедления реализуется. Оно сохраняется в течение длительного времени – даже находясь в клинике, больные стремятся достать героин или любое другое одурманивающее средство, если это не удается, стараются под любым предлогом выписаться. Часто их выписывают из-за систематического нарушения режима отделения, хулиганских действий. Сразу же после выписки больные обычно возобновляют наркотизацию. Они не представляют себе дальнейшей жизни без наркотиков, не имеют никаких реальных планов на будущее; самостоятельно не могут и не хотят изменить свою жизнь (Найденова И.Н., 2008). В дополнение к описанным выше характеристикам злокачественной (ядерной) наркомании Л.Н. Благов (2005) обращает внимание на:

непрерывный (безремиссионный) характер течения; преморбидную отягощенность; ранний дебют и быструю динамику поисковой наркотизации с быстрым формированием основного наркоманического интоксикационного континуума; короткие сроки созревания наркоманической доминанты; ее психопатологическую динамику с быстрым возникновением психотического регистра поражения на фоне драматического аддиктивного поведения, часто приводящих к тяжелой дезадаптации и дефекту (Благов Л.Н., 2005.- С. 195).

Курабельность большинства случаев высокопрогредиентного течения героиновой наркомании невысока, прогноз такой наркомании неблагоприятен.

1.5.7. Гендерные особенности патологического влечения

Влияние гендерных различий на интенсивность, структуру и динамику патологического влечения практически не изучалось, существуют единичные работы, непосредственно посвященные этой теме. Представление о сходстве и различиях между патологическим влечением у мужчин и женщин нередко можно составить лишь на основе косвенных и нередко противоречивых литературных данных. Есть мнение, что наркомания, а значит и патологическое влечение, у женщин течет более злокачественно, чем у мужчин (Воецкая В.П., Гунченко JI.C. 1991; Генайло С.П., 1990; Генайло С.П. с соавт., 1988; Шипилов Ю.А., 1991; Юлдашев В.Л., 1990, 1997; Ellinwood E. H. et al.,1966; Hser Y. I. et al., 1987; Moise R. et al.,1982 – Цит. По Рохлина М.Л., 1999; Rosenbaum M., 1981). У них в более сжатые сроки формируются основные синдромы наркомании. Они чаще и быстрее, чем мужчины переходят на систематический прием наркотиков, минуя фазу эпизодического употребления (Anglin M.D. et al., 1987; Rosenbaum M., 1981). У женщин проходит значительно меньше времени от первого знакомства с наркотиками до формирования психической зависимости (Anglin M.D. et al., 1987;

Воецкая В.П., Гунченко JI.C. 1991; Шипилов Ю.А., 1991), значительно короче продолжительность стадий опийной наркомании. Толерантность возрастает очень быстро (Шипилов Ю.А., 1991), хотя в целом она у женщин ниже, чем у мужчин (Воецкая В.П., 1989.- Цит. по Рохлина М.Л., 1999). При систематическом употреблении у женщин сильнее, чем у мужчин, выражены зависимость и компульсивное влечение (Юлдашев В.Л., 1990; Anglin M.D. et al., 1987).

Ремиссии у женщин наблюдаются значительно реже, к отказу от наркотиков у них приводит чаще всего соматическое неблагополучие, связанное с наркотизацией (Hser Y. I. et al., 1987). Медико-социальные последствия наркотизации у женщин более тяжелые, чем у мужчин, у них раньше и быстрее наступает психосоциальная дезадаптация (Юлдашев В.Л., 1997).

По данным В.Б. Альтшулера с соавторами (2006) при патологическом влечении к алкоголю, в отличие от мужчин, для основной массы женщин характерны редукция идеаторного компонента и более спонтанный, автоматический характер поведенческого. Эти особенности проявляются в двух вариантах. Первый – имеет характер «пассивного непротивления». Такие больные отрицают наличие патологического влечения, легко соглашаются с действиями близких и медиков, направленными на прекращение алкоголизации и лечение, но оказавшись в алкогольном окружении без колебаний возобновляют алкоголизацию, погружаясь в тяжелое пьянство. Второй вариант – получил название пароксизмального и разделяется на два подтипа. Один из них - это манифестные приступы очень интенсивной тяги к алкоголю. На фоне полного физического и психического благополучия, при отсутствии каких-либо провоцирующих обстоятельств, совершенно неожиданно возникает острейшее желание немедленно выпить. Оно сопровождается тягостным, трудноописуемым аффектом, некоторым сужением сознания и слепым стремлением бежать туда, где можно получить алкоголь. Другой подтип пароксизмального ПВА редуцированный приступ, имеет сходство с импульсивностью. В этом случае прием алкоголя опережает решение, совершается без раздумий и колебаний – по типу «короткого замыкания». Впоследствии больные не могут объяснить почему на фоне абсолютного отсутствия влечения к алкоголю они внезапно возобновили алкоголизацию.

Исключение составляет особая группа женщин с «интенсивным влечением». У них, также как и у мужчин, отмечаются идеаторные проявления патологического влечения близкие к паранойяльным состояниям. На пике влечения у этих больных особую силу приобретают суждения о якобы единственном возможном выборе «алкогольного пути» в жизни, они полностью игнорируют негативные стороны пьянства, выдвигают «доказательства» своей правоты, открыто планируют продолжать потребление спиртного и сопротивляются попыткам окружающих ограничить их. У этой группы женщин отмечается тяжелое поражение эмоциональной сферы.

Наиболее уязвимой оказывается сфера высших, тонко дифференцированных эмоций – чувства совести, стыда, долга, а также материнской любви и заботы (Альтшулер В.Б. с соавт., 2006).

Выявлена четкая связь между выраженностью аффективных расстройств и интенсивностью патологического влечения к наркотикам (Литвинцев С.В. с соавт., 2004). Аффективные расстройства, часто маскирующие влечение к наркотикам, которые наблюдаются у женщин с героиновой наркоманией после купирования острого абстинентного синдрома, проявляются в выраженной аффективной лабильности, преобладании сенесто-ипохондрических субдепрессивных расстройств, склонности к соматизации жалоб. У женщин в таком состоянии, в отличие от мужчин, реже встречается дисфория, раздражительность и конфликтность, чаще наблюдается истероформное поведение. Нередко такие пациентки ярко и броско одеты, используют необычные цвета косметики. Своим поведением они эпатируют, стремятся привлечь к себе внимание, не скрывая, что «играют на публику», требуют к себе повышенного внимания, бывают капризными, непоследовательными в просьбах и жалобах (Мохначев С.О., 2001). С другой стороны, W. Hall et al. (1993) считают, что спаянные с патологическим влечением дисфорические реакции наоборот наиболее часты у женщин. Есть мнение, что вообще эмоциональные расстройства в виде тревоги, беспокойства, депрессии и раздражительности, наблюдаемые при актуализации влечения и приводящие к рецидиву, одинаково интенсивно проявляются как у женщин, так и мужчин (Рохлина М.Л., 1999).

Если принять во внимание тезис о вторичности аффективных нарушений в структуре синдрома патологического влечения (Погосов А.В., Барбина Е.М., 2000; Mc Namee S.е1 а1., 1992; Prusoff B.A. et а1., 1979), можно предположить, что его аффективный компонент в большей степени зависит от преморбидных, биологических и характерологических свойств личности, а не от ее половой принадлежности. Исследования Т.Е. Галактионовой (2009) показывают, что не только аффективные, но и разнообразные поведенческие и диссомнические проявления патологического влечения не зависят от пола, но коррелируют с преморбидными особенностями личности (Галактионова Т.Е., 2009).

1.6. Обсуждение литературных данных Анализ вышеприведенных выше данных отечественной и зарубежной литературы, касающихся изучения синдрома патологического влечения свидетельствует о том, что многие аспекты этого явления по – прежнему остаются малоисследованными и представляют значительные трудности для понимания. В течение последнего десятилетия в отечественных наркологических журналах, появилась тенденция к более пристальному изучению психопатологических проявлений наркологических заболеваний (Менделевич В.Д., 2010 в). Однако это, по мнению некоторых экспертов, принципиально не сказывается на результативности терапии зависимости (Айзберг О.Р., 2008;

Альтшулер В.Б., 2012; Крупицкий Е.М., Звартау Э.Э., 2004; Менделевич В.Б., 2012; Сиволап Ю.П., 2006; Шарыгина К.С., 2013). На наш взгляд, подобное положение связано с тем, что результаты разнообразных психопатологических исследований, к настоящему моменту все еще не достаточно структурированы, значительное количество вопросов психопатологии патологического влечения далеки от своего разрешения, не разработаны интегральные концепции объединяющие психопатологические трактовки патологического влечения с биологическими, нейропсихологическими, психоаналитическими теориями крейвинга. Многие факты изучены еще недостаточно или освещены неравноценно, существуют противоречивые данные, требующие осмысления, отсутствует комплексный, системный подход к данному вопросу. Совершенно не исследованной оказалась очень важная область изучения данного феномена – патокинетические закономерности развития острого патологического влечения к психоактивным веществам. Все это указывает на необходимость более глубоких психопатологически ориентированных исследований синдрома патологического влечения с привлечением знаний из общей психопатологии и опираясь на представления о фундаментальных патогенетических и патокинетических механизмах психических заболеваний.

93

ГЛАВА 2 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБСЛЕДОВАННЫХ БОЛЬНЫХ ИМЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Общая характеристика обследованных больных Исходя из целей и задач работы мы обследовались больные нарко- и токсикоманиями с высокопрогредиентным типом течения. Эта группа была выбрана из-за максимально возможной тяжести психопатологических проявлений патологического влечения, доходящих до психотического уровня и представляющих, так сказать, «предельный случай» исследуемого феномена (Благов Л.Н., 2005; Найденова Н.Г., 2012; Чирко В.В., Демина М.В., 2002).

Из проходивших стационарное лечение в ГКУЗ МНПЦ наркологии Департамента здравоохранения г. Москвы в 2008-2012г. для исследования были отобраны 415 больных (200 мужчин и 215 женщин) с высокопрогредиентным типом течения заболевания, экспансивным или стационарным вариантом развития патологического влечения по В.В. Чирко и М.В. Деминой (2002), употреблявших опиоиды, психостимуляторы, коаксил и каннабиноиды.

Критерии отбора пациентов для исследования структуры и динамики острого патологического влечения были следующими:

1. Формирование психической зависимости после первой пробы ПАВ.

2. Неконтролируемое первичное влечение к ПАВ.

3. Трансформация наркотического опьянения после первых проб ПАВ.

4. Стремительный рост толерантности (удвоение дозировки после 10-15 введений вещества).

5. Стремительное формирование синдрома отмены.

6. Утрата ситуационного контроля после первых проб ПАВ.

7. Безремиссионный характер течения заболевания.

8. Асоциальное поведение (нетрудовые доходы, приводы в милицию, судимости, лишение родительских прав, сожительство с зависимыми от ПАВ).

9. Наличие в анамнезе перинатальной патологии.

10. Прогрессирующий или стационарный паттерн употребления ПАВ.

Из исследования исключались пациенты:

с сопутствующими психическими заболеваниями (в том числе с эндогенной аффективной патологией), с тяжелым органическим поражением ЦНС;

с острыми психотическими расстройствами; с сочетанием химической и нехимической зависимости; ВИЧ инфекцией; с хроническими соматическими заболеваниями в стадии обострения.

Распределение больных по возрасту показано на рисунке 2.1. Средний возраст, общий для всей когорты больных, включенных в исследование, составил 26,17 ± 1,66 года.

–  –  –

Рисунок 2.1.

Распределение всех больных по возрасту Выявление значимости различия между группами осуществлялось с помощью углового преобразования Фишера, которое предназначено для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости интересующего исследователя эффекта.

Критерий оценивает достоверность различий между процентными долями двух выборок, в которых зарегистрирован интересующий нас эффект. Статистически значимыми считались различия между данными при р0,05.

Распределение больных по типу принимаемых ПАВ представлено в таблице 2.1.

Таблица 2.1.

Распределение больных по типу принимаемых ПАВ

–  –  –

Исходя из статистического анализа данных было выявлено, что доля больных в возрасте 20-21 год и 22-24 года в группе пациентов, принимающих стимуляторы (=3,07 при р=0,002 и =2,07 при р=0,02) больше, чем больных того же возраста в группе пациентов, принимающих опиоиды. Доля больных в возрасте 22-24 года в группе пациентов, принимающих коаксил (=2,09 при р=0,02) больше, чем больных того же возраста в группе пациентов, принимающих опиоиды. Доля больных в возрасте 27-28 лет в группе пациентов, принимающих опиоиды больше, чем больных того же возраста в группах пациентов, принимающих стимуляторы (=4,24 при р=0,0001) и каннабиноиды (=2,28 при р=0,02). А также доля больных в возрасте 29-30 лет в группе пациентов, принимающих опиоиды больше (=2,88 при р=0,004), чем больных того же возраста в группе пациентов, принимающих коаксил.

2.2. Группа больных наркоманией, вызванной употреблением опиоидов.

Это больные с диагнозом по МКБ-10 «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления опиоидов». Синдром зависимости.

Воздержание в условиях исключающих употребление F 11.212. В эту группу входили 332 пациента (163 мужчины и 169 женщин), т.е. 80% от общего

–  –  –

Начало приема опиоидов происходило в 78,6% случаев в возрасте от 18 до 22 лет Период эпизодического употребления был коротким, длился от 2-3 недель до 3-4 месяцев и быстро сменялся систематическим приемом. Период от начала приема опиоидов до появления признаков абстинентного синдрома проходил в сжатые сроки, в большинстве случаев проследить его не представлялось возможным из-за непрерывного приема наркотика. У всех больных этой группы отмечался прогрессирующий или стационарный паттерн приема наркотиков.

Длительность заболевания у обследованных больных варьировала от 4 до 7 лет. У большинства пациентов в представленной выборке (72,3%) длительность заболевания составила от 5 до 6 лет. Средняя длительность заболевания на 97 момент госпитализации в этой группе составляла 5,57±0,60 лет. Все больные героиновой, метадоновой и буторфаноловой зависимостью на момент исследования принимали наркотик внутривенно; золдиар и терпинкод использовали перорально. Толерантность у исследованной выборки больных составляла от 0,5 до 3,0 граммов «уличного» героина, «метадона» до 1 грамма, буторфанола – до 15 мл, золдиара до 40 таблеток и терпинкода – до 30 таблеток в сутки (что в пересчете на содержание в этих препаратах кодеина составляет 1-1,2 грамма в сутки).

У 28,3% больных этой группы отсутствовали ремиссии в анамнезе, краткосрочные ремиссии (менее 3-х месяцев) были в 28,3% случаев. Ремиссии более 3 месяцев наблюдались лишь у 10,54% больных. Ремиссии длительностью более 12 месяцев отмечались в анамнезе более, чем у трети обследованных (32,83%). Этот факт объясняется тем, что большая часть подобных «ремиссий»

была вынужденной, в связи с изоляцией наших больных в местах лишения свободы.

–  –  –

Больные употребляли кокаин, «первитин», амфетамин, метамфетамин.

Возрастной диапазон от 20 до 30 лет, средний возраст составил 24,84 ± 1,87 года.

Клинико-динамическим показатели группы пациентов, злоупотреблявших психостимуляторами представлены в таблице 2.3.

Таблица 2.3.

Характеристика пациентов наркоманией, вызванной употреблением психостимуляторов, по основным клинико-динамическим показателям

–  –  –

Начало приема психостимуляторов у основной массы больных (83,26%) приходилось на возраст от 18 до 22 лет. Наблюдались случаи начала приема психостимуляторов с 14 лет (2 больные – 8,33%). Период эпизодического употребления был еще более коротким, чем у опийных наркоманов. Например, при употреблении «первитина» зависимость возникала сразу, практически без периода эпизодического употребления. В случае употребления кокаина эпизодическое употребление растягивалось до 4-5 месяцев в основном из-за дороговизны наркотика, амфетамин наши пациентки начинали употреблять систематически в течение 2-3 месяцев с момента первой пробы. Влечение к психостимуляторам сразу же приобретало неконтролируемый брутальный характер, полностью подчиняло себе всю жизнь пациенток, меняло их приоритеты и круг знакомых. У всех больных этой группы отмечался прогрессирующий или стационарный паттерн приема наркотиков. Длительность заболевания у обследованных больных варьировала от 4 до 7 лет. У большинства пациентов (66,66%) длительность заболевания составила от 5 до 6 лет. Средняя длительность заболевания на момент поступления в этой группе - 5,63±0,57 лет.

«Первитин» больные использовали внутривенно в дозах до 5-10мл/сут.

Амфетамин и метамфетамин в основном также вводили в виде раствора нутривенно, периодически употребляли также перорально. Суточная доза этих наркотиков составляла до 6 и 5 граммов соответственно. Кокаин использовали как в/в, так и интраназально. Суточные дозы колебались и обычно определялись конкретными финансовыми возможностями больных, максимальные дозы достигали 0,8-1 грамм в сутки.

У 62,5% больных отсутствовали ремиссии в анамнезе, краткосрочные ремиссии (менее 3-х месяцев) возникали в 25% случаев. Ремиссии более 3 месяцев наблюдались лишь у 8,33% больных. Ремиссии более 12 месяцев также встречались не часто – в 4,16% случаев.

2.4. Группа больных токсикоманией, вызванной употреблением коаксила.

Это больные с диагнозом по МКБ-10 «Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением седативных веществ (коаксил). Синдром зависимости. Воздержание в условиях, исключающих употребление» F 13.212;

Больные с диагнозом «Психические и поведенческие расстройства вызванные сочетанным употребления нескольких видов психоактивных веществ (с преимущественным употреблявших коаксила). Синдром зависимости.

Воздержание в условиях исключающих употребление» F 19.212. В эту группу вошли 18 пациентов (7 мужчин и 11 женщин), т.е. 4% от общего количества обследованных. Возрастной диапазон от 22 до 28 лет, средний возраст составил 25,33 ± 1,52 года.

Клинико-динамическим показатели группы пациентов, злоупотреблявших коаксилом представлены в таблице 2.4.

Таблица 2.4.

Характеристика пациентов токсикоманией, вызванной употреблением коаксила, по основным клинико-динамическим показателям

–  –  –

Начало приема коаксила в 66,66% случаев пришлась на возраст от 18 до 20 лет. В течение последующих дух лет начинали употреблять еще 22,22% больных.

Период эпизодического употребления длился от 4 до 6 месяцев. Это связано с тем, что обычно употреблению коаксила предшествовало употребление опиоидов и/или каннабиноидов. Нередко потребители коаксила в этот начальный период эпизодического употребления ПАВ перемежали потребление коаксила с героином, но затем переходили исключительно на прием коаксила. Таким образом, фактически период эпизодического приема был еще более коротким, чем при опийной наркомании. После полного перехода на прием коаксила зависимость от этого препарата формировалась в течение 2-3 недель. У всех больных отмечался прогрессирующий или стационарный паттерн приема 101 психоактивного вещества. Больных не останавливали типичные для данной токсикомании побочные эффекты в виде острых и хронических тромбофлебитов, ишемических и гнойных поражений кожи, абсцессов и флегмон. Большая часть пациентов к моменту госпитализации использовала для введения препарата только паховые вены. Длительность заболевания варьировала от 4 до 7 лет. У большинствоа пациентов (88, 88%) длительность заболевания составила 6 - 7 лет. Средняя длительность заболевания на момент поступления в этой группе составляла 6,41±0,51 лет. Коаксил больные употребляли в виде раствора и вводили его внутривенно. Суточная доза тианептина достигала 750 - 1125 мг/сут (т.е. больные изготовляли раствор для инъекций из 60-90 таблеток коаксила).

У 27,77% больных этой группы отсутствовали ремиссии в анамнезе, краткосрочные ремиссии (менее 3-х месяцев) были в 38,88% случаев. Ремиссии более 3 месяцев наблюдались у 3-х больных (27,77%). Ремиссии более 12 месяцев встречались лишь у 1 больного (5,55%). Столь незначительная длительность ремиссий тем более удивительна, что у многих больных в процессе употребления коаксила постоянно возникали многочисленные соматические осложнения.

2.5. Группа больных наркоманией вызванной употреблением каннабиноидов.

Это больные с диагнозом по МКБ -10 «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления каннабиноидов. Синдром зависимости.

Воздержание в условиях, исключающих употребление» F 12.212; Больные с диагнозом «Психические и поведенческие расстройства, вызванные сочетанным употребления нескольких видов психоактивных веществ (с преимущественным употреблением каннабиноидов)» F19.212. В эту сборную группу включен 41 пациент (19 мужчин и 22 женщины), т.е. 10% от общего количества обследованных. Возрастной диапазон этой группы - от 20 до 30 лет, средний возраст составил 25,67 ± 1,73 года.

Клинико-динамическим показатели группы пациентов с наркоманией, вызванной употреблением каннабиноидов представлены в таблице 2.5.

Таблица 2.5.

Характеристика пациентов наркоманией, вызванной употреблением каннабиноидов, по основным клинико-динамическим показателям

–  –  –

Начало активного приема каннабиноидов в 77,04% приходилась на возраст от 16 до 20 лет. В течение последующих двух лет начинали употреблять еще 17,98% больных. К сожалению, отследить длительность периода эпизодического употребления было практически невозможно из-за постоянного комбинирования каннабиноидов с опиоидами и/или психостимуляторами, галлюциногенами.

Больные этой группы в начале своей «наркотической карьеры» охотно экспериментировали с различными психоактивными веществами. Большая часть из них, кроме того ежедневно употребляла анашу. Однако обычно они не придавали этому особого значения, поскольку в их субкультурном пространстве анаша в качестве наркотика не воспринималась. Ретроспективно они, однако, утверждали, что без каннабиноидов никогда не удавалось добиться необходимого качества наркотической интоксикации и, наоборот, если каннабиноиды использовались в чистом виде и в достаточном количестве – это всегда позволяло добиваться необходимого состояния. Таким образом, каннабиноиды в течение достаточно короткого времени становились базовым наркотиком. Эпизодическое употребление каннабиноидов никогда не превышало 4-5 месяцев, обычно этот период был короче – (1-2 месяца). С этого момента влечение к каннабиноидам присутствовало постоянно, даже если на первых порах больные не отдавали себе в этом отчета. Прогрессирующий паттерн употребления практически сразу переходил в стационарный паттерн приема наркотика. Длительность заболевания варьировала от 4 до 7 лет. У большинства пациентов (85,36%) длительность заболевания составила 6 - 7 лет. Средняя длительность заболевания на момент поступления в этой группе составляла 6,32±0,54 лет. Толерантность к каннабиноидам в течение всего срока заболевания оставалась на высоком уровне.

Определить количественные характеристики толерантности не представлялось возможным, однако больные этой группы курили не менее 10- 15 раз в сутки и при любой возможности старались употреблять вместо анаши гашиш. Таким образом суточная доза каннабиноидов постоянно удерживалась на высоком уровне.

У 26,82% больных этой группы отсутствовали ремиссии в анамнезе, краткосрочные ремиссии (менее 3-х месяцев) возникали в 31,7% случаев.

Ремиссии более 3 месяцев наблюдались у 26,82% больных. Ремиссии более 12 месяцев также встречались не часто – в 14,63% случаев. Для этой группы больных было характерно то, что практически всегда ремиссии вызывались какими-то внешними обстоятельствами.

Проведенные сравнения показали, что доля больных, начавших прием ПАВ в возрасте 14-16 лет в группе пациентов, принимающих опиоиды ниже, чем больных в группах пациентов, принимающих стимуляторы (=1,77 при р=0,04) и коаксил (=1,97 при р=0,03), также, как и доля больных, начавших прием ПАВ в этом же возрасте в группе пациентов, принимающих каннабиноиды значительно ниже (такие пациенты попросту отсутствуют), чем больных в группах пациентов, принимающих стимуляторы (=2,24 при р=0,02) и коаксил (=2,39 при р=0,01).

Доля больных, начавших прием ПАВ в возрасте 17-18 лет в группе пациентов, принимающих опиоиды ниже, чем больных в группе пациентов, принимающих коаксил (=2,37 при р=0,01), а доля больных, начавших прием ПАВ в этом же возрасте в группе пациентов, принимающих каннабиноиды значительно выше, чем больных в группах пациентов, принимающих стимуляторы (=2,86 при р=0,004) и опиоиды (=5,47 при р=0,000004). Доля больных, начавших прием ПАВ в возрасте 19-20 лет в группе пациентов, принимающих опиоиды ниже, чем больных в группах пациентов, принимающих стимуляторы (=2,53 при р=0,009) и каннабиноиды (=1,78 при р=0,04). А вот доля больных, начавших прием ПАВ в возрасте 21-22 и 23-24 года в группе пациентов, принимающих опиоиды значительно выше, чем больных в группах пациентов, принимающих стимуляторы (=2,05 при р=0,03 и =3,76 при р=0,0004 соответственно), коаксил (=2,46 при р=0,01 и =3,27 при р=0,001 соответственно) и каннабиноиды (=4,2 при р=0,0001 и =2,08 при р=0,02 соответственно).

Анализируя длительность заболевания, было обнаружено, что доля больных, с длительностью приема ПАВ от 4 до 5 лет в группе пациентов, принимающих коаксил ниже (такие пациенты отсутствуют), чем больных в группах пациентов, принимающих опиоиды (=2,79 при р=0,005) и стимуляторы (=2,73 при р=0,005). Доля больных, с длительностью приема ПАВ 6 лет в группах пациентов, принимающих опиоиды и стимуляторы значительно выше, чем больных в группах пациентов, принимающих коаксил (=5,58 при р=0,000003 и =3,98 при р=0,0002 соответственно) и каннабиноиды (=8,35 при р=0,000000002 и =4,96 при р=0,00002 соответственно). А вот доля больных, с длительностью приема ПАВ 7 лет, наоборот, выше в группах пациентов, принимающих коаксил и каннабиноиды, чем больных в группах пациентов, принимающих опиоиды (=6,68 при р=0,0000002 и =5,18 при р=0,000008 соответственно) и стимуляторы (=9,04 при р=0,0000000004 и =5,93 при р=0,000001 соответственно).

Сравнивая длительность ремиссий в анамнезе, было обнаружено, что доля больных с отсутствием ремиссии, в группе пациентов, принимающих стимуляторы значительно выше, чем больных в группах пациентов, принимающих опиоиды (=3,4 при р=0,001), коаксил (=2,3 при р=0,01) и каннабиноиды (=2,88 при р=0,004). Доля больных, с длительностью ремиссии более 3 месяцев в группах пациентов, принимающих коаксил и каннабиноиды выше, чем больных в группах пациентов, принимающих опиоиды (=1,81 при р=0,04 и =2,52 при р=0,009 соответственно) и стимуляторы (=1,74 при р=0,04 и =2,02 при р=0,03 соответственно). Доля больных со сроком ремиссии более 12 месяцев, в группе опийных наркоманов значительно выше, чем больных в группах пациентов, принимающих коаксил (=3,01 при р=0,003), стимуляторы (=3,88 при р=0,0003) и каннабиноиды (=2,59 при р=0,008).

Кратко суммируя вышеприведенные данные можно сказать, что длительность заболевания для всех обследованных в среднем составляла 5,70±0,65 лет. К моменту обследования практически у всех больных был опыт стационарного лечения в наркологических клиниках (от 1 до 7 раз). Лечение обычно осуществлялось только под нажимом внешних обстоятельств, было кратковременным и не приводило к стойким ремиссиям. 33 человек из 415 (7,95%) госпитализировались по 2-3 раза в год и практически всегда уходили из клиники до окончания срока лечения и сразу же возобновляли наркотизацию.

Безремиссионное течение заболевания наблюдалось у 125 пациентов (т.е. в среднем в 30%). Ремиссии менее 3-х месяцев – у 120 пациентов (29%). Если суммировать две эти цифры, то оказывается, что в 59% случаев ремиссии практически не возникали. Ремиссии более 3-х месяцев наблюдались только у 53 пациентов (у 13%). Ремиссии более 12 месяцев отмечались у 117 пациентов (у 28%). Длительные ремиссии всегда возникали только в связи с вынужденной изоляцией больных в местах лишения свободы. Из всех 415 наших больных 140 человек (34%) имели судимости, что почти в 2 раза превышает процент осужденных, больных нарко- и токсикоманиями, пролеченных за тот же период в МНПЦН (17,93%). Более того, из 140 человек, имевших в анамнезе судимости, 59 (42% от этого количества) были осуждены более 1 раза.

2.6. Социально-демографические характеристики В таблице 2.6 представлен уровень образования обследованных больных.

Таблица 2.6.

Распределение больных по уровню образования

–  –  –

Проведенные сравнения по уровню образования, выявили, что доля пациентов:

со средне-специальным образованием значимо выше в группе больных, принимающих коаксил, чем в группе больных, принимающих стимуляторы (=2 при р=0,03);

с незаконченным высшим образованием значимо выше в группе больных, принимающих стимуляторы, чем в группах больных, принимающих опиоиды (=2,37 при р=0,01) и коаксил (=3,05 при р=0,002);

с высшим образованием значимо выше в группах больных, принимающих опиоиды (=2,92 при р=0,003) и стимуляторы (=1,84 при р=0,04), чем в группе больных, принимающих коаксил.

Из всех обследованных 74 (17,8%) пациентов имели неполное среднее образование, 95 (22,9%) – среднее; 174 (41,9%) – среднее специальное; 27 (6,5%) – незаконченное высшее, 45 (10,8%) – высшее. Следовательно, 59% обследованных были вполне подготовлены к профессиональной деятельности. Тем не менее, основная масса больных не использовала полученное образование и профессиональные навыки для получения средств к существованию.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |

Похожие работы:

«ШИТОВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ И ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА 25.00.36 – Геоэкология (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Горно-Алтайск...»

«Головань Екатерина Викторовна Ресурсы декоративных растений для озеленения внутриквартальных территорий (на примере г. Владивостока) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., доцент О.В. Храпко Владивосток — Оглавление Введение Глава 1. Современные подходы...»

«Фирстова Виктория Валерьевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ИММУНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВЫБОРА СТРАТЕГИИ ОЦЕНКИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА ПРОТИВ ЧУМЫ И ТУЛЯРЕМИИ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических...»

«Кириллин Егор Владимирович ЭКОЛОГИЯ ОВЦЕБЫКА (OVIBOS MOSCHATUS ZIMMERMANN, 1780) В ТУНДРОВОЙ ЗОНЕ ЯКУТИИ 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д. б. н., профессор Мордосов И. И. Якутск – 2015 Содержание Введение.. Глава 1. Краткая физико-географическая...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«Цвиркун Ольга Валентиновна ЭПИДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КОРИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ. 14.02.02 – эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР профессор, доктор медицинских наук Ющенко Галина Васильевна Москва – 20 Содержание...»

«_ ТЕМИРОВ Николай Николаевич КОРРЕКЦИЯ АФАКИИ РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА МУЛЬТИФОКАЛЬНЫМИ ИНТРАОКУЛЯРНЫМИ ЛИНЗАМИ С АСИММЕТРИЧНОЙ РОТАЦИОННОЙ ОПТИКОЙ Специальность 14.01.07 – «Глазные болезни» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских...»

«УШАКОВА ЯНА ВЛАДИМИРОВНА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ ДНК-МАРКИРОВАНИЯ В СЕЛЕКЦИОННО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ЯБЛОНИ Специальность 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических...»

«Кроткова Ольга Сергеевна Структурные изменения селезенки мышей при воздействии иглоукалывания и лазера во временном аспекте диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Научный руководитель – доктор медицинских наук доцент Гурьянова Е.А....»

«Абдуллоев Хушбахт Сатторович ИММУНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО БРОНХИТА КУР ГЕНОТИПА QX 06.02.02 «ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Макаров Владимир Владимирович...»

«Мамалова Хадижат Эдильсултановна БИОЛОГИЧЕСКАЯ И ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ОЦЕНКА ПЕРСПЕКТИВНЫХ СОРТОВ ЯБЛОНИ В УСЛОВИЯХ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ специальность: 06.01.08 – Плодоводство, виноградарство диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель, доктор сельскохозяйственных наук, доцент Заремук Римма...»

«КАДЕРМАС ИРИНА ГЕННАДЬЕВНА ФОРМИРОВАНИЕ ФОТОСИНТЕТИЧЕСКОГО И СИМБИОТИЧЕСКОГО АППАРАТОВ РАСТЕНИЙ И ИХ ВКЛАД В ПОВЫШЕНИЕ ПРОДУКТИВНОСТИ АГРОЦЕНОЗОВ ГОРОХА ПОСЕВНОГО (Pisum sativum L.) 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор с. – х. наук,...»

«Леонов Вячеслав Сергеевич Разработка технологии производства субстанций терапевтических вакцин против заболеваний, ассоциированных с вирусом папилломычеловека 6/11 и 16/18 типов 03.01.06 Биотехнология (в том числе бионанотехнология) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель:...»

«МИНАЕВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ ПОВЕДЕНИЕ ЛОСЯ В УСЛОВИЯХ ДОМЕСТИКАЦИИ (биотелеметрическое исследование) Специальность 03.00.08 зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва 1992. -2ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. Введение........... 3 Глава 1. Материал и методика....... 7 Глава 2. Система радиоопределения Лось-2 и оптимальные методы работы с...»

«Куяров Артём Александрович РОЛЬ НОРМАЛЬНОЙ МИКРОФЛОРЫ И ЛИЗОЦИМА В ВЫБОРЕ ПРОБИОТИЧЕСКИХ ШТАММОВ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ АЛЛЕРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СЕВЕРА 03.02.03 – микробиология 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание учёной степени кандидата...»

«ШИГАПОВ Иршат Сайдашович ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ МАЛЫХ ОЗЕР УРБАНИЗИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ (на примере города Казани) 25.00.36 Геоэкология Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор, зав. каф. природообустройства и водопользования, зав. лабораторией оптимизации водных экосистем КФУ МИНГАЗОВА Н.М. Научный консультант: доктор...»

«Мануйлов Виктор Александрович Генетическое разнообразие вируса гепатита В в группах коренного населения Сибири 03.01.00 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: член-корр. РАН, профессор, д.б.н. С.В. Нетесов...»

«Вафула Арнольд Мамати РАЗРАБОТКА ЭЛЕМЕНТОВ ТЕХНОЛОГИИ ВЫРАЩИВАНИЯ ПАПАЙИ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЗДОРОВОГО ПОСАДОЧНОГО МАТЕРИАЛА И ЭКСТРАКТОВ С БИОПЕСТИЦИДНЫМИ СВОЙСТВАМИ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ЕЕ ОТ ВРЕДНЫХ ОРГАНИЗМОВ Специальности: 06.01.07 – защита растений 06.01.01 – общее земледелие и растениеводство Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных...»

«КЛЁНИНА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА УЖОВЫЕ ЗМЕИ (COLUBRIDAE) ВОЛЖСКОГО БАССЕЙНА: МОРФОЛОГИЯ, ПИТАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ Специальность 03.02.08 – экология (биология) (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук, доцент Бакиев А.Г. Тольятти – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. К...»

«ЗАУЗОЛКОВА Наталья Андреевна АГАРИКОИДНЫЕ И ГАСТЕРОИДНЫЕ БАЗИДИОМИЦЕТЫ ЛЕСОСТЕПНЫХ СООБЩЕСТВ МИНУСИНСКИХ КОТЛОВИН 03.02.01 – «Ботаника» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель – кандидат биологических наук, И. А. Горбунова Абакан – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ... ГЛАВА 1....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.