WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

«СЕНСОРНЫЕ, АФФЕКТИВНЫЕ И ИДЕАТОРНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ ОСТРОМ ПАТОЛОГИЧЕСКОМ ВЛЕЧЕНИИ К ПСИХОАКТИВНЫМ ВЕЩЕСТВАМ ...»

-- [ Страница 2 ] --

1.5.1. Рамки синдрома патологического влечения С позиции психопатологии на протяжении нескольких десятилетий в отечественной наркологической литературе идет полемика и уточнение описания, классификации и оценки феномена патологического влечения (ПВ). (Автономов Д.А., 2009а, 2011в; Альтшулер В.Б., 1994; Менделевич В.Д., 2007, 2010 а, в;

Погосов А.В., Мустафетова П.К., 1998; Пятницкая И.Н., 2008;; Сиволап Ю.П., 2007; Чирко В.В., 2002 а, в). В клинической наркологии в рамках синдрома патологического влечения нередко описывается очень широкий спектр психопатологических проявлений, так что само понятие «влечение» становится далеко не тождественным тому, что подразумевается под ним в психологии и нейрофизиологии.

При этом внимание исследователей порой концентрируется на различных аспектах феномена, в зависимости от тех его свойств, которые соответствуют целям и задачам конкретных авторов. В настоящее время большинством авторов принято включение в понятие синдрома патологического влечения всего комплекса вторичных патологических когнитивных (идеаторных) процессов, формирующихся у больных в ходе заболевания, таких как: алкогольная или наркотическая «идеология»; особого рода интеллектуальная «недостаточность», наблюдающаяся при осмыслении фактов, связанных с употреблением психоактивного вещества; выработанные в ходе длительного употребления механизмы психологической защиты и т.п. (Благов Л.Н., 2005, 2008 а, в, с; Габрильянц О.А., 2008; Иванец Н.Н., 2000а; Чирко В.В., 2002;).

Такой подход критикует В.Д.Менделевич (2010а, в), он рассматривает патологическое влечение исключительно в ракурсе особых форм изменений (искажения) волевой деятельности. Безусловно, расстройство воли является важным составным компонентом патологического влечения, что подтверждается объективными данными о соответствии ПВ принятым критериям истинных влечений. Об этом говорит в частности его приступообразность, аутохтонность аффективных расстройств, чувство охваченности переживаниями, отсутствие внутренней переработки (Клименко Т.В., Кондратьев Ф.В., 1991). Однако, до настоящего времени патологическое влечение не причислено ни к одному из нарушений волевой деятельности – ни к парафилиям, ни к парабулиям, ни к гипербулиям. В.Д. Менделевич (2010 в), опираясь на положение о том, что ПВ способно достигать интенсивности витальных влечений и вытеснять другие витальные влечения, такие как голод или жажду, полагает, что можно провести параллель и сравнить его с искаженными влечениями, формирующимися на «патофизиологической почве», например, с так называемыми извращениями вкуса. Он считает, что это явление по своей клинической феноменологии мало отличается от сексуальных парафилий. И тот и другой феномены характеризуются непроизвольностью, непреодолимостью, осознанием «чуждости», - связанностью с абстиненцией (фрустрацией), связанностью с физиологическими (патофизиологическими) процессами, стойкостью, склонностью к рецидивированию, резистентностью к психофармакотерапии. Их отличает лишь механизм возникновения, который при химической аддикции связан с изменениями, связанными с воздействием ПАВ, а при сексуальной аддикции – гормональными изменениями. В.Д. Менделевич совершенно верно говорит о том, что невозможность реализации аддиктивного влечения способна существенно нарушить гомеостаз и привести к медицинским последствиям, однако делает из этого весьма парадоксальный вывод – приравнивает патологическое влечение к полидипсии при сахарном диабете, вызывающей непреодолимое влечение к жидкости. Более того, на этом основании он считает, что вообще нельзя признавать феномен патологического влечения психопатологическим симптомом или синдромом и относить его к психическим расстройствам. Безусловно, нарушения физиологических процессов, лежащих в основе патологического влечения, имеют место, однако любой психопатологический симптом или синдром не возникает из ничего, в его основании всегда имеются отчетливые изменения обменных процессов. Этот факт, помимо здравого смысла, подтверждается еще и многочисленными нейрофизиологическими и биологическими исследованиями крейвинга, упоминаемыми в первой части обзора литературы. Что же касается сравнения ПВ с полидипсией, то критическое отношение к такой постановке вопроса отчетливо сформулировано Т.А. Кожиновой (2012): « У наркомана присутствует не только стремление избежать мучительного абстинентного синдрома как полагает В.Д.

Менделевич … Влечение во время абстинентного синдрома сохраняется и тогда, когда принимается доза, которая способна купировать соматоневрологические признаки болезненного состояния.

Принимается доза, которая не просто устраняет болезненные признаки, а обусловливает возникновение «кайфа»… даже во время наркотического опьянения, когда нет никакой необходимости купировать абстинентный синдром, влечение к наркотику сохраняется и даже возрастает. Это может приводить к передозировкам и летальному исходу, что не пугает наркомана и к чему он относится без критики, демонстрируя отсутствие инстинкта самосохранения» (С. 109). Аналогичных взглядов на точку зрения В.Д Менделевича придерживается и А.Г. Гофман (2011): «Никогда больной диабетом не обнаруживает тех психических изменений, которые всегда обнаруживаются у больных, страдающих зависимостью от наркотиков. Трудно понять, как можно чисто психологически объяснить возникновение депрессии, дисфории, когнитивных нарушений, как можно отрицать наличие грубой личностной патологии, которая заставляла психиатров всех поколений начиная с конца XIX в., рассматривать наркоманию в качестве тяжелого психического заболевания.

Это, видимо. понимает и сам В.Д. Менделевич. Иначе вряд ли бы ему принадлежало известное выражение «Требовать от наркомана прекращения приема героина – все равно, что требовать от шизофреника прекратить галлюцинировать»» (С. 124).

Причины расширительного понимание феномена патологического влечения большей частью психопатологически ориентированных авторов, по видимому, заключаются в том, что хотя синдром патологического влечения по формальным признакам относится к патологии влечений, в клинической реальности он представляет собой более интегративное явление, включающее в себя целый конгломерат разнообразных психопатологических расстройств, неразрывно связанных друг с другом и который и лишь благодаря сложившейся традиции, носящий название патологического влечения. Не случайно в последнее время многие исследователи стараются использовать для обозначения обсуждаемого явления понятия аддиктивное влечение или крейвинг, отличающиеся большей полисемантичностью (Зобин М.Л., 2011, Крупицкий Е.М.,2008; Крупицкий Е.М., Звартау Э.Э., 2004; Автономов Д.А., 2011(в) и др.). Все без исключения авторы, занимавшиеся патологическим влечением, указывают на особость, нестандартность и необычность этого явления. И.Н. Пятницкая (2008), говоря о структурной сложности влечения, указывает на то, что «в психиатрии выделяется группа расстройств влечений – патология, механизмы которой неясны». В.В.

Чирко и М.В. Демина (2002) считают, что патологическая зависимость от психоактивных веществ является самостоятельным процессуальным психическим заболеванием, для которого имманентным психопатологическим феноменом является нарушение адекватной критической самооценки. Ю.П.

Сиволап и В.А. Савченков (2005) вообще предлагают рассматривать аддиктивные феномены как особую разновидность психопатологии, отличную от всех известных и названную «собственно аддиктивными расстройствами». По мнению Ю.П. Сиволапа (2007), патологическое влечение входит в отдельный — аддиктивный психопатологический регистр и принадлежат к сфере мотивационных расстройств, которые формируют особую нозологическую группу, включающую зависимость от различных ПАВ и нехимичсские вилы зависимости. Д.И. Кургак с соавт. (2007) совершенно резонно указывают на то, что патологическое влечение к интоксикации рассматривается как основной феномен патологического пристрастия к психоактивным веществам и «несмотря на большой круг симптоматики, включаемой в состав синдрома патологического влечения, его современные интерпретации не являются окончательными» (Кургак Д.И. с соавт., 2007. - С.19).

1.5.2. Варианты систематизации синдрома патологического влечения

Предлагались разные варианты систематизации синдрома патологического влечения: первичное и вторичное (Качаев А.К. с соавт., 1976), экзогенное и эндогенное (Валентик Ю.В., 1984), ситуационно обусловленное и спонтанное (Гофман А.Г. 1964), парциальное и генерализованное (Альтшулер В.Б., 1994).

А.В. Погосов и П.К. Мустафетова (1998) описывая психопатологическую структуру и динамику формирования патологического влечения к опиатам, выделяют, например, его клинические разновидности: по набору психопатологических проявлений, по степени охваченности личности, а также по условиям возникновения. А. Шихмурадов (1977) подразделяет патологическое влечение к наркотику по степени его выраженности: на нерезко выраженное, выраженное и резко выраженное. Неосознанное влечение к наркотику в период ремиссии выделяет К.И. Гладкова с соавт. (1989). Они указывают, что в условиях длительного отрыва от наркотика актуализация влечения изменяет состояние больных: появляются напряженность, дисфория, ухудшение общего самочувствия, болезненное реагирование на внешние раздражители. К.Э.

Воронин (1987) определяет два клинических варианта первичного патологического влечения к наркотикам - периодический и постоянный.

Периодический вариант влечения проявляется внезапным, спонтанным возникновением влечения к наркотику, развивающимся по типу пароксизма, который быстро достигает степени компульсивности. В этих случаях пациенты после окончания цикла наркотизации (что особенно характерно для больных, злоупотребляющих психостимуляторами) определенное время не испытывают осознанного влечения к наркотикам. Рецидив болезни возможен на фоне кажущегося отсутствия признаков влечения к наркотикам, при соматическом и душевном благополучии. Однако обычно за несколько часов или даже минут до очередного «срыва» или рецидива болезни у пациентов могут возникать различные, несвойственные им ранее ощущения (тахикардия, одышка, сердцебиение, потливость, подъемы и падения АД и т.д.), которые исчезают сразу после употребления наркотиков. Постоянный вариант влечения к наркотикам наиболее часто встречается при гашишизме и употреблении наркотических средств опийной группы и является прогностически наиболее неблагоприятным. Такие больные почти все время ощущают на себе «действие»

влечения, им постоянно «чего-то не хватает». Это могут быть разной степени выраженности мысли о наркотиках, ситуациях, связанных с их употреблением, постоянное чувство неудовлетворенности, беспокойства. В большинстве случаев осознанное, постоянное влечение к наркотикам сочетается с астеноневротической симптоматикой (слабостью, вялостью, повышенной утомляемостью, эмоциональной лабильностью и т.д.). Проявления данного симптомокомплекса, в отличие от периодического варианта, практически не исчезают. При постоянном варианте всегда, даже при значительном уменьшении его выраженности, остаются какие-либо проявления признаков влечения к наркотическим веществам, чаще элементы астеноневротического синдрома в виде невыраженной слабости, сонливости, повышенной утомляемости.

Периодически на этом фоне наблюдается спонтанная актуализация патологического влечения, проявляющаяся в усилении симптоматики. М.Л.

Рохлина с соавт. (1996) также как и К.Э Воронин выделяет две разновидности патологического влечения к опиатам: периодическую и постоянную. Т.В.

Клименко и Ф.В. Кондратьев (1991), изучая патологическое влечение к опиатам, пришли к выводу, что структурно-динамические особенности данного явления предполагают четыре типа развития: стационарный (статический), ремиттирующий, циклический и пароксизмальный. В.М. Колодный (1993) выделяет «идеаторную (с преобладанием образных представлений «алкогольного» содержания), «астеновегетативную» (с преобладанием раздражительной слабости и вегетативных нарушений) и «аффективную» (с преобладанием эмоциональных нарушений) формы первичного патологического влечения. Автор уточняет, что аффективные нарушения в структуре патологического влечения различны: могут преобладать дисфория с выраженной эксплозивностью, тревожно-тоскливый аффект и депрессивно апатические проявления. Л.А. Кириллова (1998) в структуре синдрома патологического влечения у больных героиновой наркоманией выделяла по преобладанию психопатологических расстройств две формы: астено- гиподинамическую и астено-гипердинамическую.

При первой форме синдром патологического влечения к героину не всегда осознавался больными, был представлен пониженным фоном настроения, чувством вялости и апатии, преобладанием тревожного аффекта. При второй форме превалировали психопатоподобные проявления, дисфорические реакции, агрессивность. В.Б. Альтшулер (1994) выделяет при алкоголизме генерализованную и парциальную формы патологического влечения. Генерализованная форма характеризуется быстрым формированием заболевания, частыми рецидивами, высокой интенсивностью влечения. Кроме того, при этой форме у больных обнаруживается явное преобладание эмоционально-волевых нарушений над интеллектуальномнестическими. Парциальная форма отличается от генерализованной меньшей интенсивностью, что проявляется значительно более благоприятным течением заболевания, более медленным его формированием, меньшим числом рецидивов и их большей длительностью. Эмоционально- волевые нарушения здесь хотя и преобладают над интеллектуально-мнестическими, однако не в такой мере, как при генерализованной форме, а по некоторым признакам (некритичное отношение к болезни, непостоянство и лживость) даже уступают им. Кроме этого, В.Б. Альтшулер выделяет еще и пароксизмальный вариант патологического влечения. Этот вариант возникает у больных с самой большой давностью и тяжестью заболевания. В этом случае интеллектуальномнестические расстройства преобладают над эмоционально-волевыми.

Большая часть исследований, посвященных патологическому влечению, была выполнена в клинике при изучении хронического алкоголизма. Здесь традиционно принято выделять: первичное патологическое влечение к алкоголю (ПВА), возникающее у алкоголиков в период воздержания от спиртного; влечение к алкоголю в опьянении, т.е., возникающее после приема определенной «критической дозы» алкоголя (Авербах Я.К., 1963, 1974; Меликсетян А.С., 2011);

влечение в рамках ААС, т.е. возникающее при резком прерывании длительного приема алкоголя. (Гофман А.Г. с соавт., 1991), а также влечение при так называемом псевдоабстинентном синдроме в виде «жажды опьянения» (Авербах Я.К., 1963; Портнов А.А., Пятницкая И.Н., 1971). Аналогичные формы влечения выделяют и при употреблении других психоактивных веществ (Иванец Н.Н. с соавт., 1997; Стрелец Н.В. с соавт., 2000).

В постабстинентном периоде у больных опийной наркоманией несмотря на субъективное улучшение состояния отмечается преобладание симпатического тонуса без выраженного истощения парасимпатического отдела, что может приводить к «вегетативным срывам» в виде немотивированного изменения поведенческих реакций (Миртовская В.В. с соавт., 1991). Т.Н. Майкова (1992) описывает у таких больных достаточно выраженную вегетопатологическую симптоматику: бледное лицо, нередко с красными пятнами, расширение зрачков, сухость слизистых, сердцебиение, тахикардию, тахипноэ, боли различной локализации, гиперестезию и зуд в местах бывших инъекций. Это состояние имеет тенденцию к постепенному выравниванию в течение 3-х - 4-х недель после купирования опийного абстинентного синдрома. На этом фоне опийные наркоманы нередко начинают активно жаловаться на возвращение «ломки», с идентичными абстинентному синдрому ощущениями и резким усилением потребности в наркотике. А.Е. Личко и B.C. Битенский (1991) квалифицируют псевдоабстинентый синдром как аналог патологического влечения к наркотику, сопровождающегося комплексом психопатологических и вегетосоматических нарушений.

1.5.3. Составляющие патологического влечения Патологическое влечение представляет собой сложную многокомпонентную структуру, в которой принято выделять все составляющие психической деятельности – поведенческую (волевую, деятельностную), сенсорную, вегетативную, эмоциональную, идеаторную (Альтшулер В.Б., 1999).

Поведенческая составляющая патологического влечения может проявляться очень индивидуально. Тем не менее в поведенческих проявлениях влечения всегда имеется нечто общее и типичное для аддикции.

Поведенческая компонента патологического влечения является наиболее ярким показателем состояния больного в данное время. «Смакование алкогольной тематики, стремление уклониться от лечения, недовольство больничным режимом трезвости, враждебность и оппозиционность к трезвенникам, «эксперименты» с алкоголем, непоседливость, суетливость, рассеянность, просьбы о дополнительном лечении, показной пафос в осуждении пьянства – это далеко не полный перечень поведенческих признаков влечения к алкоголю» (Альтшулер В.Б., 1999.- С. 261).

Сенсорная составляющая патологического влечения является свидетельством активности болезненного процесса и отражает его высокую интенсивность. В случае хронического алкоголизма сенсорная составляющая ПВ, например, хорошо иллюстрируется такими высказываниями больных как: « зубы сводит», сосет под ложечкой», «спазмы во рту», «раздирает», «трепещет сердце» и т.п. По мнению В.Б. Альтшулера (1994) сенсорный компонент влечения не имеет большого прогностического значения, поскольку в случае его появления интенсивность влечения такова, что не вызывает трудностей в его обнаружении.

Однако сенсоризация симптоматики патологического влечения и придание ей черт телесности, на наш взгляд, представляет значительный интерес, поскольку сближает подобные проявления с психопатологическими расстройствами психотического уровня, имеющими место в «большой» психиатрии. В этом смысле интересен взгляд А.В. Надеждина (1995), трактующего разнообразные телесные ощущения в абстиненции и в постабстинентном периоде при опийной наркомании как облигатные для этих состояний расстройства общего чувства.

Вегетативный компонент патологического влечения малоспецифичен и многообразен. Вегетативным проявлением влечения служат, например, мимические реакции – заметное оживление, блеск глаз, покраснение или побледнение кожных покровов, саливация, глотательные движения, облизывание губ при упоминании о психоактивном веществе и т.п. Возможны и неспецифические вегетативные реакции, представляющие собой нарушение баланса между симпатическим и парасимпатическим отделами вегетативной нервной системы. Подобные проявления синдрома патологического влечения очень устойчивы. Они могут быть зафиксированы и измерены инструментально.

В процессе дезактуализации патологического влечения эти реакции затухают в последнюю очередь (Дубинина Л.А., 1996). Среди обилия вегетативных сдвигов в качестве относительно специфичных для патологического влечения В.Б.

Альшулер (1999) выделяет «алкогольные» сновидения, «которые нарушают сон, будоражат, оставляют сильное впечатление у больного, вызывают у него волнение при их воспроизведении». Они могут появляться среди полного благополучия, задолго до манифестации патологического влечения. Безусловно, сон как физиологический процесс относится к вегетативным проявлениям, однако можно думать, что сновидения в большей степени опосредованы идеаторными процессами - взаимодействием подсознания и сознания, чем собственно вегетатикой. Наркоманические сновидения очень детально описаны и квалифицированы А.В. Надеждиным (1992). Он подразделяет их на три вида:

наркопетальные, наркофугальные, нарконейтральные. Автор предполагает, что сновидения с наркотической фабулой являются своеобразным индикатором «наркотического или анаркотического поведения».

При разработке оценочного глоссария патологического влечения к алкоголю В.Б. Альтшулер (1994) посчитал целесообразным не включать в него сенсорный компонент и оценивал только 4 компонента: поведенческий, вегетативный, аффективный и.идеаторный. Некоторые авторы объединяют волевые, сенсорные и вегетативные проявления и таким образом рассматривают лишь три компонента синдрома патологического влечения: поведенческий, аффективный и идеаторный (Галактионова Т.Е., 2009). В работах Е.А. Брюна (1984, 1993а, 1993в,

1998) рассматриваются 3 компонента синдрома ПВ: телесный, аффективный, идеаторный. Подобное уменьшение количества рассматриваемых компонентов синдрома, как правило, предпринимается авторами только в качестве удобного им методического приема, исходя из целей и задач конкретного исследования, и также как в классическом пятикомпонентном варианте включает описание всей феноменологии ПВ, только скомпанованой в более крупные блоки. Исходя из подобной трехкомпонентной структуры ПВ рассмотрим каждую из перечисленных составляющих более подробно.

1.5.4. Телесная составляющая патологического влечения и патология общего чувства Отправной точкой в изучении телесного (соматического) компонента синдрома патологического влечения и его патокинеза при остром патологическом влечении у больных разными формами заболеваний зависимости, послужил известный факт преобладания разнообразных телесных ощущений в клинике опийной наркомании (Бабаян Э.Х, Гонопольский М.Х., 1987; Битенский В.С. с соавт., 1989; Личко А.Е., Битенский В.С., 1991; Михайлов М.А., 1992а; Морозов Г.В., Боголепов Н.Н.,1984; Пятницкая И.Н., 1975, 1994;

Смулевич А. Б., 1983; Cooper J.R. et al., 1985; Jaffe J.H., 1992; Jaffe O.P., Martin W.R., 1985; Kaplan H.I., Sadock B.J., 1994; Kolb L.S.,1925; Levin L.,1894; Meyer R.E., Mirin S.N., 1979; Sell S.B., 1979; Staehelin J.E., 1967 и др.) Учитывая, что не менее 80% лиц, страдающих наркоманиями приходится на долю опийных наркоманов, исследование телесной составляющей первичного психического расстройства в структуре синдрома патологического влечения представлялось очевидным.

Известно, что основные психопатологические феномены, присутствующие в интоксикации психоактивными веществами, обязательно присутствуют и в абстинентном периоде, но с обратным знаком (Михайлов М.А., 1992а; Брюн Е.А., Михайлов М.А., 2011; Tatum A.L. et al., 1929). Те же психопатологические феномены, что и в абстиненции в структуре патологического влечения наблюдаются на фоне ремиссии. В телесной сфере ярче всего это представлено в структуре наиболее тропной к телесным ощущениям опийной наркомании.

Опийные наркоманы обычно называют неприятные соматические ощущения в абстиненции болями, однако при подробном опросе выясняется, что это совершенно иное, более сложно организованное явление. Больные жалуются на мучительные, вызывающие тревогу и беспокойство ощущения в области суставов верхних и нижних конечностей, ознобы, «гудение», перебои в области сердца, одышку, неприятные ощущения в голове, под кожей, в области внутренних органов, и т.п. Все эти ощущения обладают особыми свойствами, которым в обычной жизни трудно найти аналогии. Психопатологически ориентированные авторы, занимавшиеся исследованием этого вопроса приходили к выводу, что указанные феномены в интоксикации и абстиненции следует относить к патологии общего чувства (Колесов Д.Б., 1991; Михайлов М.

А., 1992а; Пятницкая И.Н., 1994; Надеждин А.В., 1995). И.Н.Пятницкая (1994), например, указывала, что «всем больным - и в состоянии опьянения, и при абстинентном синдроме, и при неустойчивой ремиссии – свойственны сенестопатии. Сенестопатии – обязательный симптом наркоманической зависимости, на который к сожалению, еще не обращено должного внимания.

Приятны эти ощущения лишь в наркотической интоксикации, во всех прочих состояниях они – источник разнообразных жалоб». Д.В. Колесов ( 1991) в своей монографии рассматривал абстинентные явления при нарко- и токсикоманиях как проявление расстройства протопатической чувствительности и на примере опийной наркомании квалифицировал ощущения, которые испытывают наркоманы в абстиненции, как коэнестопатии ( сенестопатии), правда объясняя их периферической афферентацией «от неощущаемых в норме микротравм». В наших ранних работах (Михайлов М.А.,1992а) отмечалось присутствие практически на всех этапах опийной интоксикации телесных ощущений, которые расценивались как телесные сенсации и относились к «своеобразной патологии общего чувства».

По миновании опийного абстинентного синдрома, на следующем этапе абстинентного периода одновременно с уменьшением глубины астенических расстройств и выраженности «болевого» синдрома на первое место в структуре патологического влечения при опийной наркомании на первое место выходят именно телесные сенсации (Киткина Т.

А., 1993). Таким образом, во всем длинике опийной наркомании отмечаются массивные расстройства общего чувства, которые можно отнести к сенестопатиям. Расстройства общего чувства, конечно, присутствуют не только при опийной наркомании; они присущи и другим нозологическим формам болезней зависимости, однако вследствие преобладания в структуре опийной наркомании телесного компонента эти расстройства в большей степени оказываются «на виду», что облегчает их изучение и квалификацию.

В психопатологии к проявлениям патологии «общего чувства» традиционно относят сенестопатии Камю и Дюпре или «соматопсихические ощущения»

Вернике. C.Wernicke выводил «общее чувство» из мышечного и органических внутренних ощущений и включил это в выделенную им сферу соматопсихики, предложив термин «соматопсихические ощущения для телесных переживаний не болевого регистра» (Wernicke C. 1894). С.С. Корсаков (1901) и В.П. Сербский (1906) объясняли возникновение ипохондрических ощущений гиперестезией «общего чувства» со снижением порога для соматических ощущений. Эта точка зрения являлась достаточно распространенной для конца XIX и начала XX века, ее высказывали Р. Крафт-Эббинг, Г. Шюле., F. Jolly., E. Kraepelin (Крафт-Эббинг Р, 1991; Шюле Г.,1880; Jolly F., 1878; Kraepelin E., 1923). Термин «сенестопатии»

ввели E. Dupre и P. Camus в 1907году (Dupre E., Camus P., 1907).

Сенестопатиями называл «изменение общей или внутренней E. Dupre чувствительности», проявляющееся анормальными сенсациями «скорее мучительного и стесняющего характера, чем болевого» и тревожащие своим упорством. «Эти странные, не поддающиеся описанию ощущения, которые больные описывают, пользуясь весьма разнообразными образными сравнениями, которые по своей тонкости и живописности соответствуют интеллектуальному уровню и богатству воображения… их описания, весьма подробные и исполненные сравнений, интересно записывать буквально, так как они представляют собой весьма ценные документы для клинического анализа столь разнообразных и индивидуальных недомоганий, различных для каждого больного, которые исходят из индивидуальной чувствительности и в своем крайнем полиморфизме не поддаются попыткам описательного анализа, формулировки» (Dupre E., 1925.- Р. 292). Дюпре выделил два вида сенестопатий:

симптоматические и эссенциальные. Первые всецело обусловлены периферической органической патологией, вторые являются аналогом галлюциноза, но в телесной сфере, то есть имеют центральное происхождение.

Дюпре подчеркивает метафизический характер жалоб больных, условность описаний телесных переживаний. Взгляды Дюпре и Камю дошли до настоящего времени практически без изменений. Основная борьба мнений впоследствии развернулась вокруг вопроса о центральном или периферическом происхождении сенестопатий. В настоящее время вопрос решен в пользу центрального генеза патологических сенсаций, что убедительно доказано психопатологически в работах А.К. Ануфриева (1963. 1964. 1969), А.В. Снежневского (1970), В.Г.

Остроглазова (1975),, Р.И. Эглитиса (1977) и с позиции физиологии Г.А Ротштейном (1961). Убедительным свидетельством центрального генеза расстройств общего чувства являются исследования А.С. Боброва (1984), показавшего высокую частоту формирования сенестопатических состояний при центральных неврологических расстройствах инфекционного, сосудистого и инволюционного генеза (Бобров А.С., 1984).

Патологические телесные сенсации широко представлены в клинике различных психических заболеваний, что послужило основанием для выделения их отдельных сенестопатических и/или ипохондрических вариантов (Бехтерев В.М., 1928; Консторум С.И. с соавт., 1935; Момот Г.Н.,1957; Омаров Т.З., 1994;

Рохлин Л.Л., 1957; Скворцов К.А.. 1964; Hempel J., 1937; Huber G., 1957; Lemke R., 1949; Montassut M., 1938; Saavedra A., 1966; Sattes H., 1955).

А.К. Ануфриев (1963, 1969) рассматривал расстройство общего чувства – кайнестопатию (сенестопатию) как фундаментальное психотическое расстройство и относил ее к патологическим явлениям протопатической чувствительности. По М.И. Аствацатурову (1939) «кайнестопатия состоит в необычных неприятных ощущениях и представляет собой не чувство боли, а своеобразное переживание, существенный элемент которого составляет чувство беспокойства, или страха, являющееся следствием мучительной необъяснимости испытываемых необычных ощущений». Таким образом, это явление представляют собой глубинное, гомогенное протопатическое переживание, в котором чувствительность и аффективность тесно спаяны друг с другом (Остроглазов В.Г., 1975).

В литературе существует значительное число классификаций сенестопатических феноменов. Наиболее интересной в клиническом плане, на наш взгляд, является систематики сенестопатий G. Huber (1957) включающая 12 типов сенестопатических ощущений:

1). Ощущение онемения, чуждости, «застывания» в конечностях, во всем теле или отдельных его частях.

2). Внезапная моторная слабость в руках, ногах, «внутри конечности», на одной стороне тела.

3). Ограниченные (циркумстантные) сверлящие, разрывающие ощущения, чувства жжения или колотья, которые могут возникать в определенное время суток, внезапно появляться и исчезать, изменяться в интенсивности.

4). Чувство стягивания и верчения – как - будто, что-то поднимается вверх, тянет, перемещается. Такие ощущения могут локализоваться то в одной, то в другой части тела, распространяться на все тело.

5). Чувство наэлектризованности – как - будто по всему телу, позвоночнику, мозгу проходит ток; ощущение наэлектризованности в половых органах.

6). Термические ощущения, которые проявляются в виде изменения температуры тела – «как жжение или холод». Эти ощущения диффузные, часто возникают волнообразно, локализуются по одной стороне тела, иногда напоминают «воздействие лучами», часто сочетаются со страхом смерти.

7). Чувство давления, движения, напряжения в теле – как – будто что-то дергает, вибрирует, течет, переливается, ползает, «нервирует», скользит где-то в теле или в какой-то его части.

8). Ощущение зуда, щекотания, неприятного прикосновения, ползания мурашек по коже или под ней. Больным кажется, будто что-то давит на тело, стягивает его как обручем.

9). Сенсорно или акустически вызванные ощущения – неприятные ощущения, возникающие в ответ на аффективные или сенсорные раздражители, чаще всего звуковые.

10). Патологическое чувство тяжести или легкости, чаще всего сочетающееся с расстройством схемы тела. В какой-то области тела или во всем теле больной испытывает ощущение тяжести или легкости, может быть чувство падения. 1 11). Ощущение сморщивания или распирания, удлинения, раздвигания тела или его частей.

12). Кинестетические и вестибулярные ощущения – трудно классифицируемые ощущения в теле, связанные с чувством потери равновесия (головокружения, слабость, нестабильность походки); больному кажется, что поверхность под ногами неровная.

В настоящее время наиболее употребимой и адекватной является систематика соматопсихических ощущений I. Glatzel (1969, 1978). Используя классификацию психопатологических симптомов и синдромов K. Kleist, автор выделяет два возможных варианта телесных сенсаций: гомономные –имеющие эквивалент в обыденной, не патологической душевной жизни, отличающиеся от проявления «нормы» только степенью выраженности, и гетерономные – не имеющие эквивалентных феноменов в нормальной душевной жизни (Glatzel I.,1969).

Возвращаясь к исследованию телесной составляющей ПВ можно констатировать, что эта область психопатологии до настоящего времени остается практически не изученной. В особенности это касается описания структуры и динамики расстройств общего чувства при остром патологическом влечении.

Между тем телесная составляющая любого психопатологического феномена представляет собой ту точку, в которой наиболее отчетливо проявляют себя фундаментальные биологические механизмы психической патологии, т.е. эта область является ключевым связующим звеном между собственно психической патологией и ее биологическим базисом.

1.5.5. Аффективная составляющая патологического влечения Аффективная составляющая ПВ в литературе представлена наиболее полно.

Эмоциональные расстройства вообще являются одними из ведущих как в структуре абстинентного синдрома, так и в период становления ремиссии (Благов JI.H. 1994). Аффективные компоненты патологического влечения представлены широким спектром нарушений, среди которых выделяются почти все варианты депрессивного синдрома, тревожные и ипохондрические, эксплозивные и другие расстройства. Они часто сочетаются с астеническими, волевыми, поведенческими нарушениями. Нередко аффективные расстройства составляют как бы базовый фон, на котором проявляется патологическое влечение. В структуре эмоциональных нарушений в период после купирования острых проявлений опийного абстинентного синдрома по наблюдениям Е.Г.

Трайниной (1984) преобладает анергическая депрессия с дисфорическими включениями, вязкостью и ригидностью аффекта. К подобным выводам, но на материале включающем и другие зависимости, приходят Hendriks V.M. et al.

Е.Г. Трайнина с соавт. (1988) выделяют (2000); Wiesbeck G.A. et al..(1996).

особую «наркотическую депрессию» с преобладанием тоскливого аффекта. На проявления влечения к наркотику в виде психической истощаемости, безразличия, негативизма, эмоциональной напряженности, ипохондричности, раздражительности в постабстнентном периоде указывали ряд авторов (Franken I.H. et al., 1999; Meyer R.E., Mirin S.M.,1979; Wikler А.,1952). На длительное, затяжное существование у морфинистов апатии и психического опустошения, как основы для патологического влечения, обращал внимание J.E. Staehelin (1967).

Астеническую симптоматику, выраженную дисфорию, эксплозивность, психопатоподобное поведение, наблюдаемые еще в течение 3-4 недель после купирования острых проявлений абстинентного синдрома, М.Л. Рохлина с соавт.

(1996) расценивают как актулизацию патологического влечения к наркотикам (Рохлина М.Л. с соавт., 1996). При этом улучшение эмоционального состояния обусловливает ослабление влечения к наркотику (Литвинцев С.В., Рохлина М.Л. с соавт., 2004 в). О тесной связи аффективных расстройств и нарушений поведения с синдромом патологического влечения к опиатам писали многие исследователи (Альтшулер В.Б., 1994; Альтшулер В.Б., с соавт.,1989; Баскалова Е.Б., Валаева О.Г., 1991; Полубояринов Н.Г., 1984; Brown S.A. et al., 1995). Характерными для патологического влечения признаками являются: подавленное настроение с переживаниями безнадёжности и бесперспективности, тревога, злоба, возбудимость, эксплозивность, дисфоричность (Браво О.С. с соавт. 1998; Meyer R.E., Mirin S.M., 1979). На повышении агрессивности и дисфоричности, которая исчезает лишь очередным приемом наркотика указывали E.G. Khantzian и C.

E.G., Treece C., 1985). При этом у лиц, Treece (1985) (Khantzian злоупотребляющих опиатами, наиболее выражена тревога, а дисфория и гневливость характерны для кокаинистов (Malfish S. et al., 1990). W. Hall с соавт.

(1993) выявили при героиновой наркомании, что дисфорические состояния наиболее выражены у женщин по сравнению с мужчинами (Hall W. et al.,1993).

Есть мнение, что расстройства дисфорического круга свидетельствуют о наибольшей интенсивности патологического влечения к наркотику. Их длительность может доходить до 1-1,5 месяцев после купирования абстинентного синдрома (Благов Л.Н., 1994).

Для депрессивных расстройств в структуре патологического влечения к наркотикам характерны полиморфность, нечеткость синдромального оформления, ларвированный характер. Практически не встречается классическая депрессивная триада, отсутствует витальность симптоматики.

В.Д. Менделевич (2003) выделяет следующие клинические варианты обострения патологического влечения: 1) депрессивные переживания с оттенком пониженного настроения и тревожностью; 2) депрессивные переживания с оттенком пониженного настроения и тоскливостью; 3) депрессивные переживания с оттенком пониженного настроения и гневливостью; 4) депрессивные переживания с оттенком пониженного настроения и чувством субъективного внутреннего дискомфорта; 5) эмоциональные состояния с оттенком снижения уровня эмоционального реагирования; 6) переживания со склонностью к смене (колебаниям) настроения. Формирование патологического влечения отмечалось при каждом из перечисленных автором депрессивных состояний, но наиболее частыми являются аффективные расстройства с доминированием «скуки».

По мнению В.Б. Альтшулера (1999), в целом аффективная составляющая патологического влечения характеризуется двумя особенностями: с одной стороны, она наиболее облигатна и обычно находится как бы на «фасаде» всего симптомокомплекса влечения, а с другой стороны (как и близкая к ней вегетативная компонента), в отличие от идеаторных и поведенческих проявлений относительно малоспецифична и диагностически неоднозначна. Самым частым эмоциональным проявлением патологического влечения являются дисфорические расстройства разной тяжести — от ворчливости, недовольства, угрюмости до напряженности, подавленности, ощущения внутреннего дискомфорта, взрывчатости, агрессивности. Нередки нарушения, более близкие к апатической депрессии: хмурый вид, необщительность, бездеятельность, неряшливость, жалобы на скуку и однообразие жизни, безразличие к окружающему. Однако от типичной эндогенной депрессии они отличаются отсутствием заторможенности и характерных суточных колебаний настроения, а также экстрапунитивными тенденциями, т. е. склонностью винить во всем окружающих и судьбу, но не себя, а также отсутствием характерных для депрессии соматических жалоб. В ряде случаев эмоциональная компонента выражается преимущественно тревогой. При этом больного тяготят мрачные предчувствия, пугающая неопределенность будущего, ощущение беспомощности, напряженное ожидание надвигающегося «срыва»; больной не находит себе места, беспокоен, назойлив, капризен, сомневается в эффективности лечения, плохо спит. Влечение к алкоголю у больных алкоголизмом, особенно у женщин, нередко проявляется эмоциональной лабильностью — обидчивостью, слезливостью, чувством жалости к себе, одиночества, обостренной восприимчивостью к неприятным разговорам и беседам на темы, касающиеся алкогольных и других проблем, которые вызывают волнение, сердцебиение, различные тягостные соматические, телесные ощущения. Возможны смешанные состояния, включающие тоскливость, тревожность, раздражительность и неустойчивость эмоций (Альтшулер В.Б, 1999. - С. 262).

Основой патологического влечения к наркотикам большинством авторов признаются аффективные расстройства депрессивного спектра, однако при гипертимной акцентуации характера обострение влечения к наркотикам может проявляться преобладанием "маниакального спектра эмоционального феномена" (Менделевич В.Д., 2003). Переживания с оттенком повышенного настроения характеризуются избыточной энергией, улыбчивостью, восторженностью, радостью, уживчивостью и демонстрацией расположения. В таком состоянии отмечается чувство восторга, благоговения, благодушия, блаженства, веселья, восхищения, гордости, симпатии, счастья, упоения, умиления. Гипоманиакальный эпизод длится, как правило, три - четыре дня. В течение эпизода пациенты переживают периодически повышенное, экспансивное или раздражительное настроение. По наблюдениям Ц.П. Короленко и Н.В. Дмитриевой (2000), подобный гипоманиакальный эпизод не сопровождается бредовыми идеями, галлюцинациями, социальными и профессиональными нарушениями. В ряде случаев, наоборот, наблюдается увеличение продуктивности, активизации творческого потенциала (Короленко Ц.П., Дмитриевой Н.В., 2000).

Большинство авторов придерживается мнения о вторичном характере аффективных нарушений у больных опийной наркоманией, напрямую связанных с синдромом психической зависимости и актуализацией патологического влечения к наркотику (Погосов А.В., Барбина Е.М., 2000; Мс Namee еt а1., 1992;

Prusoff B. et а1., 1979). Многими авторами аффективная патология, как составляющая крейвинга, рассматривается в тесной связи с компульсивными механизмами влечения (Бориневич В.В., 1963; Найденова Н.Г., 1987; Трайнина Е.Г., 1984).

Теснейшая связь аффекта с влечениями известна давно. К. Ясперсом (1997), например, описаны случаи аффективно суженного сознания при актуализации выраженных витальных влечений (Ясперс К.,1997).

В структуре психопатологических проявлений у больных наркологического профиля расстройства эмоциональной сферы являются обязательными (Иванец Н.Н., Анохина И.П. и др., 2000; Malfish S. et al.,1990; Nunes E.V. et al., 1994;

Schuckit M.А.,1979, 1986). По литературным данным аффективные расстройства сочетаются с зависимостью от психоактивных веществ в диапазоне от 32,5% до 85,0% случаев (Гельдер М. с соавт., 1997; Минко А.И., Линский И.В., 2003а, 2003в; Сыропятов О.Г., Дзеружинская Н.А., 2000;). При этом они входят как в симптоматику абстинентного синдрома, так и патологического влечения к психоактивному веществу, что убедительно показано при алкоголизме и опийной наркомании (Альтшулер В.Б., 1994; Гузиков Б.М. с соавт., 1989; Винникова М.А., 2003; Лобачева А.С., 2005). При алкогольном абстинентном синдроме частота аффективных нарушений достигает 95% (Альтшулер В.Б., 1994; Ерышев О.Ф. с соавт., 1989; Иванец Н.Н., Игонин А.Л., 1983). У больных героиновой наркоманией частота встречаемости этих расстройств в структуре патологического влечения составляет 78% (Рохлина М.Л., 2003).

В настоящее время нет единства во взглядах на природу соотношения аффективных расстройств и синдрома зависимости. Одни исследователи говорят о коморбидности, предусматривающей некоторую патогенетическую обособленность рассматриваемых состояний (Мухин А.А., 2000; Царук Т.П., 2003; Kokkevi A, Stefanis C., 1995), другие – о том, что аффективные расстройства являются неотъемлемой частью синдрома зависимости как такового (Винникова М.А., 1999; Иванец Н.Н 2000 (а); Иванец Н.Н., Анохина И.П., 1993; Никитин Ю.И. с соавт., 1987; Янушкевич М.В., 2005). В клинической практике встречаются подтверждения обеих точек зрения. Оба описанных подхода имеют равное право на существование. В этом нет противоречия, поскольку варианты формирования, развития и сосуществования аффективных расстройств у больных наркологического профиля крайне многообразны (Минко А.И., Линский И.В., 2003а).

М.А. Винникова (2003) установила, что аффективные (депрессивные) нарушения синдромологически равнозначны патологическому влечению к наркотику и обладают рядом особенностей, к которым относятся их малая дифференцированность, структурная нечеткость, преобладание в качестве базисного расстройства тревоги (Винникова М.а., 2003). И.В. Бокий с соавт., (1982) показали, что во время ремиссии алкоголизма аффективные нарушения выступают не только в качестве самостоятельного мотива обращения к психоактивному веществу, но являются и основными «маркерами»

патологического влечения, поскольку изменения эмоционального состояния в виде повышенной лабильности, тревоги, дисфории или депрессии, как правило, предшествуют актуализации патологического влечения (Бокий И.В. с соавт., 1982). Между интенсивностью патологического влечения и его аффективным наполнением прослеживаются отчетливые корреляции (Рохлина М.Л, 2005;

Габрильянц О.А., 2008). При актуализации патологического влечения встречается вся палитра аффективных расстройств: описаны тоскливые, астено-депрессивные, тревожно-депрессивные, а также тревожно- дисфорические проявления аффективной патологии (Благов Л.Н., 1994; Гольдрин С.Э., 2003; Найденова Н.Г., 1987; Рохлина М.Л., 2003). Наиболее отчетливо эти расстройства проявляются в постабстинентном периоде.

М.Л. Рохлина (2005) указывает, что «к концу первой недели лишения наркотиков у части больных можно наблюдать собственно депрессивные расстройства, иногда даже с предсердечной тоской, но обычно без двигательной заторможенности. В то же время более чем у половины пациентов преобладает тревога с двигательным беспокойством. Нередко субъективные ощущения тоски и депрессивные жалобы в беседе с врачом оказываются в некотором диссонансе с поведением больных в отделении, где они внешне достаточно активны и общительны». По особенностям клинико-психопатологической структуры в этот период М.Л. Рохлина выделяет три основных варианта аффективных нарушений: астено-депресивные, тревожно-депрессивные и тревожнодисфорические состояния, где в одинаковой степени представлены тревога и дисфория. Этот вариант встречается наиболее часто. Автор указывает, что и в других случаях, практически всегда, депрессивные жалобы больных сопровождаются той или иной степенью раздражительности, общим недовольством окружающей обстановкой и склонностью к дисфорическим реакциям (Рохлина М.Л., 2005). В одной из более ранних работ М.Л. Рохлина с соавт. (2002) охарактеризовала настроение больных в постабстинентном периоде как «дисфорично-угрюмая подавленность» (Рохлина М.Л. с соавт., 2002). В наиболее информативном исследовании, посвященном этой теме, Т.В. Агибалова (2007) выделила следующие типы аффективных расстройств: астенодепрессивный. депрессивный, депрессивно-ипохонрический, тревожный, тревожно-депрессивный, дисфорический. Наиболее часто встречались, сниженный фон настроения, тревога и дисфория. Проявления тревоги практически не зависели от нозологической принадлежности пациентов, однако, её проявления были различны у больных с различными характерологическими типами. У больных с возбудимыми и эпилептоидными характерологическими особенностями тревога в большей степени сопровождалась раздражительностью с повышенной моторной активностью. У больных с неустойчивыми и истерическими характерологическими проявлениями (с выраженными проявлениями инфантилизма) тревога сопровождалась растерянностью и беспомощностью перед «угрожающим и непонятным миром». Больные с астеническими, психастеническими (ананкастными) и шизоидными проявлениями характера на фоне тревоги демонстрировали неуверенность в себе, нерешительность и пассивность.

Выраженность дисфории имела высокую степень корреляции с эпилептоидными и возбудимыми чертами характера, в меньшей степени – с неустойчивыми и истерическими, и была минимальна в сочетании с астеническими, психастеническими и шизоидными характерологическими проявлениями. У больных с преобладанием возбудимых и эпилептоидных характерологических особенностей дисфория в большей степени проявлялась гневом с достаточно выраженным оттенком тоскливости. У больных с преобладанием истерических и неустойчивых черт ведущим компонентом дисфории являлся страх с конкурентно выраженными проявлениями гнева. У больных с астеническими, психастеническими и шизоидными особенностями личности дисфория сочеталась с тоской и выраженным гневливым страхом.

Автор отмечает, что аффективные расстройства при аддиктивной патологиии отличаются атипичностью, размытостью, смешанностью, малой дифференцированностью и структурной нечеткостью, непостоянством, волнообразностью, лабильностью, диссоциацией между объективно выраженными нарушениями и их субъективной оценкой (Агибалова Т.В., 2007).

Указание на то, что основными проявлениями аффективной патологии в структуре патологического влечения являются тревога и дисфория, подтверждается и другими авторами (Иванец Н.Н., Игонин А.Л., 1983; Валентик Ю.В., 1984; Lingford-Hughes A. R. et al., 2002; Ludwig A.M., 1983; Ludwig A., Stark L.,1974).

Биологическими предпосылками аффективной патологии при аддиктивных расстройствах являются специфические нарушения функций катехоламиновой, (Свининников С.Г.,1970; Анохина И.П., 1990, 1995, 2000, 2002; Анохина И.П., Гамалея Н.Б., 1980), а также серотонинергической системы (Анохина И.П., 1995;

Ackenheil M., 1990). Нарушения связывания серотонина с определенными типами специфических рецепторов оказываются одинаковыми как для аддиктивной патологии, так и для депрессивных и тревожных состояний, встречающихся в общепсихиатрической практике. Это еще раз подтверждает тезис об универсальности патогенетических механизмов, существующих при самых разных нозологиях. Как говорил И.В. Давыдовский (1962), «Природа достигает 55 приспособления в измененных условиях жизни (болезни), с помощью скромных средств, материалов и способов действия». Очевидно, что все нейромедиаторные системы организма тесно взаимосвязаны, и нарушение функционирования только в одной из них маловероятно, поэтому вопрос о нозологической принадлежности и об отношении эмоциональных сдвигов к патологическому влечению должен решаться только в контексте понимания симптомокомплекса влечения как целостного образования. Взятый в отдельности, сам по себе, ни один симптом не обладает достаточной нозологической специфичностью (Морозов Г.В., 1988;

Снежневский А.В., 1971).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

Похожие работы:

«КАДЕРМАС ИРИНА ГЕННАДЬЕВНА ФОРМИРОВАНИЕ ФОТОСИНТЕТИЧЕСКОГО И СИМБИОТИЧЕСКОГО АППАРАТОВ РАСТЕНИЙ И ИХ ВКЛАД В ПОВЫШЕНИЕ ПРОДУКТИВНОСТИ АГРОЦЕНОЗОВ ГОРОХА ПОСЕВНОГО (Pisum sativum L.) 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор с. – х. наук,...»

«КУДРЯШОВА ЛЮДМИЛА ЮРЬЕВНА ОСОБЕННОСТИ БИОЛОГИИ АМЕРИКАНСКОГО ТРИПСА ECHINOTHRIPS AMERICANUS MORGAN И ПРИЁМЫ БОРЬБЫ С НИМ В ОРАНЖЕРЕЯХ СЕВЕРО-ЗАПАДА РФ Специальность 06.01.07 – Защита растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заслуженный...»

«ЕГОРОВА Ангелина Иннокентьевна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У МУЖЧИН КОРЕННОЙ И НЕКОРЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЯКУТИИ В РАЗНЫЕ СЕЗОНЫ ГОДА 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Д.К....»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«УДК 256.18(268.45) ШАВЫКИН АНАТОЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЭКОЛОГО-ОКЕАНОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ОСВОЕНИЯ НЕФТЕГАЗОВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ АРКТИЧЕСКОГО ШЕЛЬФА (НА ПРИМЕРЕ БАРЕНЦЕВА МОРЯ) Приложения Специальность 25.00.28 «океанология» Диссертация на соискание ученой степени доктора географических наук Мурманск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ПРИЛОЖЕНИЕ А...»

«Цвиркун Ольга Валентиновна ЭПИДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КОРИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ. 14.02.02 – эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР профессор, доктор медицинских наук Ющенко Галина Васильевна Москва – 20 Содержание...»

«Черкасова Анна Владимировна НОВЫЕ КАРОТИНСОДЕРЖАЩИЕ БАД: ПОЛУЧЕНИЕ, СВОЙСТВА И ПРИМЕНЕНИЕ ДЛЯ ОБОГАЩЕНИЯ МОЛОЧНЫХ ПРОДУКТОВ Специальность: 05.18.07– Биотехнология пищевых продуктов и биологических активных веществ Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель: доктор технических наук,...»

«ПОПОВ ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ НАУЧНОЕ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ СРЕДСТВ И СПОСОБОВ ИММУНОМЕТАБОЛИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ У СВИНЕЙ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор ветеринарных наук,...»

«МУХАМЕТОВ ИЛЬЯС НИАЗОВИЧ Палтусы прикурильских вод: биология, состояние запасов, перспективы промысла 03.02.06 – ихтиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н. А.М. Орлов Южно-Сахалинск – 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ОКЕАНОГРАФИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РАЙОНА 3. ИССЛЕДОВАНИЙ ОСОБЕННОСТИ...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«Храмцов Павел Викторович ИММУНОДИАГНОСТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДЛЯ ОЦЕНКИ НАПРЯЖЕННОСТИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА К КОКЛЮШУ, ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКУ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Раев Михаил Борисович...»

«БАДМАЕВА АЛИЯ АЗАТОВНА ИММУНОЛОГИЧЕСКОЕ И МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ АДАПТОГЕНОВ НА ФОНЕ ДЕБИКИРОВАНИЯ ПТИЦ Специальность: 06.02.02ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биол. наук, профессор Р.Т. Маннапова Москва 2014 Оглавление ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР 1.1 Влияние дебикирования на организм...»

«СУЛЕЙМАНОВ САЛАВАТ РАЗЯПОВИЧ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕПАРАТЫ В ТЕХНОЛОГИИ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ ПОДСОЛНЕЧНИКА НА МАСЛОСЕМЕНА В УСЛОВИЯХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН 06.01.04 – агрохимия Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель – кандидат сельскохозяйственных наук, доцент Низамов Рустам Мингазизович Казань 2015 СОДЕРЖАНИЕ Стр....»

«УДК 5 КАРАПЕТЯН Марина Кареновна АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ КОСТНОГО ПОЗВОНОЧНИКА (ПО МЕТРИЧЕСКИМ И ОСТЕОСКОПИЧЕСКИМ ДАННЫМ) 03.03.02 «антропология» по биологическим наукам ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: доктор исторических наук, чл.-корр. РАН А.П. БУЖИЛОВА...»

«Будилова Елена Вениаминовна Эволюция жизненного цикла человека: анализ глобальных данных и моделирование 03.02.08 – Экология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант доктор биологических наук, профессор А.Т. Терехин Москва 2015 Посвящается моим родителям, детям и мужу с любовью. Содержание Введение.. 5 1. Теория эволюции жизненного цикла. 19...»

«Шапурко Валентина Николаевна РЕСУРСЫ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Кузнецов Виталий Викторович ОЛИГОНУКЛЕОТИДНЫЕ ИНГИБИТОРЫ ДНК-МЕТИЛТРАНСФЕРАЗЫ 1 ЧЕЛОВЕКА И ИХ ВЛИЯНИЕ НА АБЕРРАНТНОЕ ГИПЕРМЕТИЛИРОВАНИЕ ДНК В РАКОВЫХ КЛЕТКАХ 03.01.03 – молекулярная биология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель:...»

«ВАСИЛЬЕВА ИРИНА ОЛЕГОВНА РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИИ МЯСНОГО ПРОДУКТА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНОГО КОМПОЗИТА НА ОСНОВЕ МОДИФИЦИРОВАННОГО КОЛЛАГЕНА И МИНОРНОГО НУТРИЕНТА 05.18.04 – Технология мясных, молочных и рыбных продуктов и холодильных производств 05.18.07 – Биотехнология пищевых продуктов и биологических...»

«ГОЛОЩАПОВА СВЕТЛАНА СЕРГЕЕВНА МИКРОЦИРКУЛЯТОРНЫЕ ЭФФЕКТЫ БИОЛОГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ АПИПРОДУКТА ИЗ ТРУТНЕВОГО РАСПЛОДА В УСЛОВИЯХ ПОВЫШЕННОГО ДВИГАТЕЛЬНОГО РЕЖИМА (ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ГИСТОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) Специальность 03.03.01 – Физиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«НОВИЧКОВ АНДРЕЙ СЕРГЕЕВИЧ Молочная продуктивность и качество молока коз русской породы в условиях техногенного загрязнения Саратовской агломерации 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор М.В. Забелина Саратов 2015 СОДЕРЖАНИЕ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.