WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 15 |

«СЕНСОРНЫЕ, АФФЕКТИВНЫЕ И ИДЕАТОРНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ ОСТРОМ ПАТОЛОГИЧЕСКОМ ВЛЕЧЕНИИ К ПСИХОАКТИВНЫМ ВЕЩЕСТВАМ ...»

-- [ Страница 11 ] --

В идеаторной сфере процесс переходит на второй этап (этап «парциального нарушения сознания»). Вследствие последовательного нарастания интенсивности аффективных расстройств мышление на этом этапе аффективно дезорганизуется.

Оно приобретает характер идеаторного наплыва с включением отдаленных, нередко совершенно разрозненных ассоциаций. Возникают вспомогательные ассоциативные и символические «внутренние» связи - идет процесс «аутизации»

мышления. Идеаторные нарушения становятся не конгруэнтными аффекту.

Мышление переполнено суеверными представлениями и фантазмами, практически вся мыслительная продукция связана с наркотической тематикой.

Сверхценное отношение к наркотику пронизывает все сферы ассоциативного процесса. Идеаторные нарушения сочетаются с периодически возникающими расстройствами общего чувства в виде неврологических сенсаций, гомо- и 265 гетерономных сенестопатий. Наличие патологических телесных ощущений усиливает чувство внутренней измененнности, лишает больных привычных точек отсчета в оценке своего физического самочувствия, дает повод для дополнительного «заглядывания внутрь себя». Все это происходит на тревожнодепрессивном фоне и приводит к появлению мыслей о неизбежности смерти, бесцельности жизни, принципиальной невозможности преодоления болезни, служит «естественным оправданием» наркотизации. Осознания влечения пока не происходит, рассуждения о наркотике всегда имеют умозрительный, отвлеченный характер. Отмечаются явления аутопсихической деперсонализации, идеаторные и моторные стереотипии. Неудовлетворенность своим внутренним миром сочетается со сдвигом мышления в сторону архаических и символических форм смыслообразования - диссоциации между внешним и внутренним миром наркомана.

На III уровне актуализации влечения переход к следующий этапам развития процесса во всех трех сферах также, как и на предыдущем уровне, происходит синхронно.

4 этап развития симптоматики в телесной сфере назван «галлюцинаторным этапом». Он обозначен так из-за появления эндосоматических галлюцинаций или галлюцинаций общего чувства. Это более глубокий психопатологический уровень, достигают его лишь 7% больных, чаще всего это происходит в конце этапа в кульминационной точке состояния. У остальных больных симптоматика телесных расстройств ограничивается уровнем прежнего 3 этапа, то есть в клинической картине присутствуют парестезии, неврологические сенсации высокой интенсивности, гомономные и гетерономные сенестопатии.

В аффективной сфере наступает 4 этап (этап «кульминации аффекта». Это кульминационная точка в развитии аффективной составляющей патологического влечения. Аффект остается смешанным, базовым фоном всегда является разлитая тревога, которую дополняют тоскливые, апатические и дисфорические включения. Аффективные расстройства отличаются непродолжительностью, крайней степенью лабильности, они включают в себя весь спектр аффективной патологии. Выраженность тревоги максимальна. Больные мечутся, плохо оценивают обстановку и ситуацию. Характерным является «синдром беспокойных ног», он находит свое отражение в расстройствах общего чувства, которые представлены парестезиями, феноменологически сходными с «синдромом беспокойных ног». Больные не могут сосредоточиться, неусидчивы, проявляются моторные стереотипии и микрокататоническая симптоматика. Эта симптоматика сопряжена с еще большим усилением тревожности в самых разных ее проявлениях. Больные живут только настоящим моментом, переполнены обусловленными аффектом переживаниями, возможно аффективное сужение сознания.

В момент кульминации аффекта происходят катастрофические изменения в идеаторной сфере, телесные ощущения в этот момент также достигают наибольшей интенсивности.

Идеаторные расстройства на III уровне актуализации патологического влечения выходят на 3 этап своего развития (этап «кардинальной трансформации сознания»).

Одновременно с нарастанием разлитой немотивированной тревоги в идеаторной сфере возникают нарушения, связанные с тревогой и напоминающие ее феноменологически, но имеющие другие исходные причины и внутреннюю структуру - состояние приобретает черты, сопоставимые с «Wahnstimmung»

(бредовым настроением при эндогенных психозах). По формальным признакам это явление логично отнести к патологии аффективной сферы. Однако, исходя из его внутренней структуры, а также контекста разворачивающегося состояния, эти нарушения невозможно рассматривать только в рамках аффективной патологии. Это состояние отражает нарастающюю дезорганизацию сознания, то есть, по своей сути, в большей степени является патологией идеаторной сферы.

Оно проявляется в виде особого изменения восприятия внешнего мира, ощущения незнакомости, отсутствия связи с собственной соматической или физической активностью, нередко сопровождается растерянностью. Это особое состояние сознания, которое, по мнению Клауса Конрада, при эндогенных психозах обозначает своеобразную границу между нормальными и бредовыми переживаниями (Conrad K.,1979), а при патологическом влечении тесно связано с нарастающей недостаточностью эпикритических функций (Альтшулер В.Б., 2013).

Идеаторный процесс становится монотематичным и стереотипным. На фоне соотносимых с бредовым настроением расстройств нарастают феномены отчуждения в виде малых психических автоматизмов Клерамбо, ментизма, предчувствий и предуведомлений, психических галлюцинаций Байярже.

Психические галлюцинации, которые Байярже рассматривал как «интеллектуальные восприятия независимые от органов чувств» (Baillarger J., 1846), проявляются в виде разного рода предвосхищений, беззвучных «мысленных диалогов», обычно касающихся темы наркотиков или мировоззренческих представлений больных (которые, впрочем, обычно тоже пронизаны наркотической тематикой). Важно, что по современным представлениям обязательным признаком этих феноменов отчуждения является частичное нарушение сознания (Антропов Ю.А. с соавт., 2010). Формируются бредоподобные расстройств воображения соотносимые с интеллектуальным, эмоциональным или наглядно-образным вариантом бреда воображения Дюпре.

Болезненное фантазированием характеризуется относительной произвольностью, возможностью импровизации, расстройства мышления основаны на самовнушении, вере или «интуиции». Больные «предвидят»

предстоящие события, «вдруг интуитивно ощущают», что в данный момент происходит с их близкими, испытывают «телепатическую связь с любимым» и т.п. Мысли движутся в виде «потока», который невозможно остановить, содержание интеллектуальной продукции оказывается стереотипным, ассоциативные связи становятся еще более монотематичными, чем на предыдущем этапе – фигурирует только наркотическая тематика. Усиливается микрокататоническая симптоматика: изменяется тембр голоса, появляется застывший взгляд, отмечаются несовпадение мимики верхней и нижней части лица, гримасы и шмыганье носом, тугоподвижность шейных мышц и мышц плечевого пояса, аспонтанность. Возникают близкие к сверхценным и бредовым идеям феномены - овладевающие представления наркотической тематики, например, калейдоскопические мысленные картины, эпизоды из прошлых наркотизаций и т.п. В этот момент происходит активное взаимодействие идеаторной сферы с телесной. Продолжают возникать гомо- и гетерономные сенестопатии в виде «особой внутренней вибрации», «зуда» или «гудения» в венах, «пронизывания тела энергией», странного выпадения привычных телесных ощущений и т.п. Подобные ощущения также особым образом связываются в сознании больных с представлениями о «физических» или «психических» качествах наркотика.

Бредоподобные расстройства в идеаторной сфере сочетаются с максимальной напряженностью аффекта, то есть кульминационной точкой развития аффективной симптоматики на 4 этапе процесса в аффективной сфере. В апогее разворачивающейся симптоматики «аффективный выброс» является как бы последней каплей, «переполняющей чашу идеаторной патологии» - количество переходит в новое качество.

Происходит отчетливое осознание влечения к наркотику в виде патологического смыслообразования, представляющего собой совершенно неразрушимую психопатологическую конструкцию, интегрирующую в себе все компоненты патологического влечения. Слияние разнообразных телесных, аффективных и идеаторных феноменов, происходящее в момент кардинальной трансформации сознания, это проявление особой «психопатологической гармонии», переход в иное измерение - «психотическое инобытие» по A.T. Weil (1975).

Вслед за подобной трансформацией сознания в аффективной сфере наступает кратковременное разрешение внутреннего напряжения, появляется чувство некоторого облегчения и даже расслабления. Это состояние напоминает известный из большой психиатрии феномен, встречающийся при формировании различных бредовых синдромов (Портнов А.А., 2004).

Нередко вслед за этим в идеаторной сфере возникают галлюцинации воображения, нестойкие психические образования в виде яркой визуализации образов представлений с отчуждением их от личности и проекцией вовне.

В телесной сфере (4 этап процесса) возникают эндосоматические галлюцинации, которые воспринимаются сознанием не просто как ощущение соматического неблагополучия, а в качестве образа предмета, то есть в протопатическом феномене появляются черты эпикритической чувствительности

– дискриминативного различительного элемента восприятия. Кроме того эндосоматические галлюцинации имеют еще один важный признак, указывающий на более глубокий уровень расстройств общего чувства - переживание «жизненности» ( Leibhaftigkеit) этих ощущений.

Завершением симптоматики уровня актуализации патологического III влечения является формирование поведения, направленного исключительно на употребление наркотика, что имеет отражение во всех трех психических сферах.

Больные преодолевают все препятствия для достижения своей цели, даже лишенные возможности тонкого анализа и осознания окружающей ситуации они проявляют известную изобретательность, для получения наркотика нередко совершают нелепые и даже опасные для жизни и здоровья поступки. Попытки внешней коррекции аддиктивного поведения оказываются безуспешными.

6.1. Обсуждение полученных данных Таким образом, за полиморфизмом клинических проявлений, возникающих в рамках отдельного приступа острого патологического влечения, скрывается динамическая, закономерно развивающаяся психопатологическая структура, включающая многообразную психопатологическую симптоматику в телесной, аффективной и идеаторной психической сферах. Развитие симптоматики острого приступа патологического влечения идет от инициальных расстройств общего чувства к нарастанию аффективных и идеаторных расстройств, разнообразных феноменов отчуждения, появлению стереотипий и микрокататонической симптоматики, дальнейшему развитию расстройств в телесной сфере. В апогее процесса это приводит к кардинальной трансформации сознания и поведению, направленному на поиск и употребление наркотика.

I уровень этого многоуровневого процесса включает «этап инициальных проявлений расстройств общего чувства», «этап моно-аффекта», «этап смешанного аффекта» и «этап протопатического изменения поля сознания».

Фактически на I уровне происходит тот инициальный протопатический сдвиг, который является 1-м триггером всего процесса и который А.В. Снежневский и В.А. Гиляровский относили к базовому патологическому основанию психической патологии психотического регистра.

II уровень включает в себя «сенестопатический этап», «этап полной утраты контроля над аффектом» и «этап парциального нарушения сознания». Это максимальное развитие психопатологической симптоматики во всех трех психических сферах, неуклонное «накопление» психопатологических расстройств. Превалирующими расстройствами этого уровня являются аффективные нарушения.

III уровень включает «этап эндосоматических галлюцинаций», «этап кульминации аффекта» и «этап кардинальной трансформации сознания». На III уровне запускается 2-й триггер процесса, происходит дискретный переход накопившихся психопатологических нарушений в принципиально иное качество кардинальную трансформацию сознания, связанную с патологическим смыслообразованием. Для срабатывания этого триггера большую роль играют, также как и на предыдущем уровне, аффективные расстройства.

Кардинальная трансформация сознания включает 3-й триггер процесса, запускающий поведенческие реакции, выражающиеся в поведении, направленном исключительно на добывание и употребление наркотика. В случае полного развития симптоматики острого патологического влечения употребление наркотика неминуемо.

Вопрос квалификации подобного поведения остается открытым. На первый взгляд наиболее логичным было бы воспользоваться для этого термином «аддиктивное поведение». Действительно, с клинических позиций некоторые исследователи под аддиктивным понимают поведение, направленное на удовлетворение любой зависимой потребности в алкоголе или наркотике (Бохан Н.А, Семке В.Я., Мандель А.И., 2005; Семке В.Я., 1999). Однако, более устоявшееся в настоящее время применение этого понятия предполагает подразумевать под «аддиктивным поведением» (addictive behavior) период злоупотребление различными психоактивными веществами («претоксический»

период) до формирования клинически оформленной зависимости (Литвинцев С.В., Снедков Е.В., 1997). Это донозологическое образование предшествующее зависимости, указывающее на преимущественно поведенческий уровень нарушений (Личко А.Е., Битенский В.С., 1991). Во избежание терминологической путаницы использование термина «аддиктивное поведение»

для описания поведенческого завершения приступа острого патологического влечения, было бы, видимо, не удачным.

Учитывая, что пусковым моментом подобных поведенческих расстройств являются бредоподобная симптоматика, максимально приближающаяся к психотическому регистру, а больные для получения и употребления психоактивного вещества во многих случаях совершают нелепые, опасные или труднообъяснимые поступки, одним из возможных вариантов квалификации поведения наркозависимых на пике актуализации патологического влечения с известными оговорками может быть использован термин старых французских авторов delire des actes –бред поступков. П.Б. Ганнушкин (1998) применял этот термин по отношению к антисоциальным психопатам, поясняя его суть так:

«психопаты этого типа рассуждают очень хорошо, правильно, логично, а поступают, действуют очень «плохо» вплоть до совершения уголовно наказуемых поступков (folie lucide, folie raisonnante, folie morale)» (Ганнушкин П.Б., 1998. С.12).

Анализ патокинеза острого патологического влечения обнаруживает в его развитии отчетливый тренд движения симптоматики в сторону психотического регистра. Это дает основания для некоторых теоретических предположений относительно места и роли острого патологического влечения в структуре заболеваний зависимости.

Было показано, что клинические проявления интоксикации психоактивными веществами представляют собой сложное динамическое психопатологическое образование психотического уровня, соотносимое с эндоформным интоксикационным психозом, имеющим единый жестко детерминированный патокинетический стереотип своего развития (Михайлов М.А. 1991, 1992а, 1996).

Поскольку психические проявления интоксикации клинически во многом идентичны эндоформной патологии, а ПВ фактически является ее пусковым механизмом, логично было бы рассматривать это явление в контексте всего длинника психопатологических событий нарко- или токсикомании, то есть в качестве первой фазы единого патологического состояния, представляющего этот континуум. Если добавить к этому естественно следующую за интоксикацией абстиненцию с ее астено-депрессивной симптоматикой, образуется замкнутый цикл, который мы назвали «наркоманическим циклом» (Mikhaylov M.A., 1995).

Аналогичных взглядов придерживался И.Д. Даренский (2005, 2008), называвший это явление «аддиктивным циклом» и рассматривавший наркологические заболевания, как вариант периодически текущего психоза. Фактически, к моменту введения в организм психоактивного вещества больной уже находится в измененном состоянии сознания и, собственно наркотизация ничего принципиально нового в это состояние не привносит, меняются только количественные характеристики процесса, в то время как его качественные характеристики (патокинетический стереотип развития) остаются прежними.

Этим парадоксальность феномена патологического влечения не исчерпывается.

Не смотря на то, что эндоформный радикал в целостной структуре и динамике болезней зависимости (а значит и в структуре и динамике патологического влечения) играет более значительную роль, чем экзоформный (токсический), его проявления принципиально отличаются от симптоматики эндогенных психотических состояний: возможностью моментального купирования состояния приемом психоактивного вещества; направленностью поведения исключительно на добывание и прием психоактивного вещества;

отсутствием чувственного или систематизированного бреда, персекуторного или иного содержания.

Таким образом, изучение патокинетических механизмов формирования синдрома острого патологического влечения к психоактивным веществам, позволило обнаружить ряд динамических закономерностей, лежащих в основе этого процесса, обозначить последовательно возникающие уровни дезинтеграции психики и определить триггерные точки его развития. Это дает основание для разработки патогенетически обоснованных подходов к созданию терапевтической стратегии в отношении острого патологического влечения.

274

ГЛАВА 7. ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ БОЛЬНЫХ ОПИЙНОЙ

НАРКОМАНИЕЙ ВО ВРЕМЯ ОСТРОГО ПАТОЛОГИЧЕСКОГО

ВЛЕЧЕНИЯ

Полученные в предыдущих главах исследования данные по структуре и динамике патологического влечения позволили предположить возможность активного патогенетически обусловленного фармакологического воздействия на его базисные психопатологические проявления.

Исследование не противопоставляет психофармакотерапию психосоциальным воздействиям. Однако на первых этапах постабстинентного периода роль биологической терапии безусловно является ведущей (Балашов П.С., 2003;

Винникова М.А., 1999; Добровольский А.П., 2005). Пока не создано универсального препарата, воздействующего непосредственно на патологическое влечение, поскольку оно является сложным психопатологическим комплексом, включающим патологию общего чувства, расстройства мышления, патологические проявления в аффективной сфере и нарушения поведения. ПВ проявляется в рамках сложного био-психо-социо-духовного континуума зависимости и включает в себя многоуровневую систему патологических взаимоотношений между нейрохимическими, психопатологическими, патопсихологическими, социальными и другими уровнями функционирования организма.

Биологическим основанием разнообразных психопатологических расстройств ПВ являются обусловленные заболеванием нарушения в работе нейротрансмиттерных и нейромодуляторных систем мозга. Наиболее драматично нейрохимические сдвиги проявляются в лимбических отделах головного мозга, обеспечивающих работу систем «награды» и «наказания» (Анохина И.П., 1990, 1995, 2001; Анохина И.П., Гамалея Н.Б., 1980; Blum K. еt al., 1989, 1996, 2008).

Мы исходили из предположения, что направленное психофармакологическое воздействие на эти структуры мозга может избирательно обеспечить редукцию психопатологической симптоматики в телесной, аффективной и идеаторной сферах и способствовать значительному снижению уровня напряженности ПВ или его полному купированию.

При выборе психофармакологических препаратов учитывалось их преимущественное влияние на телесную, аффективную или идеаторную психопатологическую симптоматику, а также то, что лечение должно проводиться по двум направлениям. Препараты первого направления назначаются в течение всего постабстинентного периода. Они призваны обеспечивать непрерывное фоновое влияние на симптоматику патологического влечения в каждой из психических сфер. Это направление симптоматической психофармакотерапии, оно соответствует принципам психофармакотерапии психических расстройств, разработанным Г.Я. Авруцким и его сотрудниками (Авруцкий Г.Я., Гурович И.Я., Громова В.В., 1974; Авруцкий Г.Я., Недува А.А., 1981; Мосолов С.Н., 1996). Второе направление лечебных воздействий - купирование экстремальных проявлений патологического влечения, периодически нарастающей продуктивной симптоматики в телесной, аффективной и идеаторной сферах, а также поведенческих расстройств, обусловленных этой симптоматикой. Данное направление соответствует так называемой ударной или пульс-терапии, успешно применяемой в ревматологии, неврологии, трансплантологии, наркологии и других областях медицины, основанное на применении высоких доз лекарственных средств в короткий промежуток времени (Соловьёв С.К.,1999;

Шевцов А.В., 2005; Cathcart E.S. et al.,1976).

В соответствии с целью и задачами настоящего исследования роль проводимой психофармакотерапии в значительной степени заключалась в подтверждении результатов психопатологического анализа структуры и динамики синдрома патологического влечения. Такую фармакотерапию можно было рассматривать в качестве терапии ex juvantibus. Толковый словарь психиатрических терминов термин ex juvantibus (лат. ex - исходя из, juvanus помогающий) обозначает как лечение, проводимое в целях уточнения диагностики (Блейхер В.М., Крук И.В., 1995). В Большой энциклопедии по психиатрии терапия ex juvantibus – это лечение, имеющее целью уточнение или установление диагноза расстройства (Жмуров В.А., 2012). Например, назначение антидепрессанта при подозрении на наличие депрессивного расстройства, если клинических данных для его выявления бывает недостаточно. Использование в исследовании принципа терапии ex juvantibus с получением положительных результатов вследствие применения назначенных лекарственных средств является еще одним доказательством правильности выдвигаемой гипотезы о возможности направленного фармакологического воздействия на острое патологическое влечение в зависимости от преобладания в его структуре телесного, аффективного или идеаторного компонентов.

Как было показано в предыдущих главах исследования, обострение ПВ сопровождается снижением ли даже полным исчезновением критики к заболеванию. Это приводит к тому, что пациенты выходят из лечебных программ, не соблюдают режим терапии и, в конечном счете, неминуемо возобновляют наркотизацию. Успешность купирования ПВ определяется возможностью удержания больного в лечебных программах, что обеспечивает прохождение программ медико-социальной реабилитации и формирование устойчивой ремиссии. В связи с этим большое значение в оценке эффективности психофармакологического воздействия на патологическое влечение приобретает критерий выписки вопреки рекомендации врача (Against Medical Advice) - АМА – критерий (Alfandre D., 2009; Brook M.,et al., 2006).

Для оценки эффективности психофармакотерапии и объективизации данных, полученных при купировании патологического влечения к наркотику (ПВН осуществлялось следующее:

1. Оценка динамики психического состояния, клинической картины с применением клинико-психопатологического метода.

2. Оценка динамики клинической картины у пациентов с использованием шкалы общего клинического впечатления.

3. Количественный анализ патологического влечения тремя независимыми экспертами в баллах (в числе которых – исследователь, лечащий врач психиатрнарколог, заведующий отделением), полученные данные усреднялись. 0 баллов – означало отсутствие ПВН; 1 балл - минимальная степень выраженности ПВН; 2 балла – ПВН средней степени интенсивности; 3 балла – выраженное ПВН.

4. Оценка длительности лечения в стационаре.

5. Оценка выписки вопреки рекомендации врача (преждевременная выписка – критерий Against Medical Advice).

6. Анализ безопасности и переносимости психофармакотерапии, оценка побочных действий.

Медико-правовой основой для назначения психофармакотерапии в наркологической практике являлось следующее:

- приказ №140 от 28 апреля 1998 года «Об утверждении стандартов диагностики и лечения наркологических больных», где в качестве средств подавляющих влечение к наркотику рекомендовано использовать психофармакотерапию.

- приказ № 114 Департамента здравоохранения города Москвы от 12 марта 2003 года «Стандарты организации медицинской помощи наркологическим больным».

Федеральное руководство по использованию лекарственных средств формулярная система) 2002 - 2012 гг. под редакцией Чучалина А.Г., Яснецова В.В.

Изучение влияния психофармакотерапии на развитие патологического влечения проводилось у 150 больных (77 мужчин и 73 женщин), страдающих опийной наркоманией, как у самой многочисленной кагорты больных, включенных в исследование. В зависимости от преобладающей психопатологической симптоматики пациенты были разделены на три группы: 48 человек (22 женщины, 26 мужчин) – группа пациентов с преобладанием в структуре синдрома патологического влечения к наркотику телесных сенсаций, 50 человек (24 женщины, 26 мужчин) – группа пациентов с преобладанием аффективных расстройств, 52 человека (27 женщины, 25 мужчин) – группа пациентов с преобладанием идеаторных расстройств. В качестве базовой «фоновой» терапии пациенты первой группы получали алимемазин, пациенты второй группы получали сертралин, пациенты третей группы получали 278 перфеназин. В качестве «пульс-терапии» у пациентов первой группы использовался габапентин, у пациентов второй группы – левомепромазин, у третьей – галоперидол.

Контрольная группа включала в себя 150 больных (80 мужчин и 70 женщин), получавших стандартизированную терапию тириодазином в дозе 75мг/сут и амитриптилином в дозе 100мг/сут (предусмотренную стандартами диагностики и лечения наркологических больных в соответствии с приказом Департамента здравоохранения города Москвы от 12.03.2003 г. № 114).

7.1. Фармакотерапия больных в 1подгруппе с преобладанием телесныхсенсаций

Учитывая, что структуру телесных сенсаций составляют целая гамма расстройств общего чувства, включающая сенестопатические проявления, в качестве патогенетического препарата коррекции этих расстройств, может выступать алимемазин (тералиджен, терален). Алимемазин относится к группе нейролептиков, производных фенотиазина..

Courvoisier S. et al. (1958), Rosenblum I. et al. (1964) и Fernandez-Zoila (1961) впервые установили фармакологические свойства этого препарата, показав, что алимемазин обладает менее выраженным адренолитическим действием, чем аминазин, и уступает ему по выраженности антиэметического, а также общего депримирующего действия. Вместе с тем он превосходит аминазин по своему действию на общий тонус вегетативной нервной системы, по спазмолитическому действию на гладкую мускулатуру, а также наблюдающемуся антигистаминовому и антисеротониновому действию. Алимемазин сочетает нейролептические и анксиолитические свойства и, кроме того, обладает меньшим паркинсоническим и гипотензивным действием, чем другие производные фенотиазина.

Фармакологически занимает промежуточное место между прометазином, являющимся противогистаминным препаратом с седативной активностью, и антипсихотическим препаратом хлорпромазином. Более активен по антигистаминному и седативному действию, чем прометазин, и обладает свойствами, характерными для хлорпромазина и других фенотиазиновых нейролептиков. По сравнению с хлорпромазином оказывает менее выраженное адреноблокирующее действие; обладает слабой холинолитической активностью.

Показания к применению алимемазина, описанные в Федеральном руководстве по использованию лекарственных средств (Федеральное руководство…, 2004) следующие: неврозы и неврозоподобные состояния эндогенного и органического генеза с преобладанием сенестопатических, ипохондрических, фобических и психовегетативных расстройств; психопатии с астеническими или психастеническими расстройствами; тревожно-депрессивные состояния в рамках пограничных эндогенных и сосудистых заболеваний; сенестопатические, соматизированные психические расстройства; состояния волнения и тревоги при соматических заболеваниях; нарушения сна различного генеза.

Габапентин по строению сходен с ГАМК, однако, механизм его действия отличается от действия других препаратов, взаимодействующих с ГАМКрецепторами (вальпроаты, барбитураты, бензодиазепины, ингибиторы ГАМКтрансаминазы, ингибиторы захвата ГАМК, агонисты ГАМК и пролекарственные формы ГАМК).

В терапевтических концентрациях не связывается со следующими рецепторами: ГАМК А и В, бензодиазепиновыми, глютаматными, глициновыми и N-метил-d-аспартатными. В исследованиях меченного габапентина in vitro идентифицированы новые пептидные рецепторы в ткани головного мозга крыс, включая неокортекс и гиппокамп, которые могут опосредовать противосудорожную активность габапентина и его производных (строение и функция габапентиновых рецепторов до конца не изучены). Показанием к применению габапентина является нейропатическая боль, что, по нашему мнению, позволяет его использовать при обострении патологического влечения к наркотику с преобладанием телесной составляющей. В опытах на животных было показано, что препарат усиливает синтез ГАМК, оказывает модулирующее действие на NMDA-рецепторы, блокирует 2 субъединицу кальциевых каналов, снижает высвобождение моноаминов, уменьшает синтез и транспорт глутамата, способствует уменьшению частоты потенциалов действия периферических нервов. Вышеуказанные механизмы действия обеспечивают хорошую терапевтическую эффективность препарата при различных вариантах нейропатического болевого синдрома. Недавние результаты, полученные в рандомизированом, двойном-слепом, плацебо-контролируемом исследовании показали положительное влияние габапентина на патологическое влечение к алкоголю (Mason B.J. et al., 2014), предшествующее исследование группы обнаружило аналогичный эффект препарата у больных с B.J.Mason зависимостью от каннабиноидов (Mason B.J. et al., 2012).

1.Оценка динамики психического состояния, клинической картины с применением клинико-психопатологического метода.

48 пациентам с преобладанием телесных сенсаций в структуре патологического влечения к наркотику в постабстинентном состоянии в течение 21 дня назначали алимемазин в таблетках по 5 мг, суточная дозировка – 40 мг на четыре приема. В этой подгруппе пациентов пульс-терапия габапентином проводилась в дозировке 1200 мг (4 капсулы по 300 мг одномоментно однократно). При этом 33 больным (68,75%) пульс-терапия проводилась при обострении патологического влечения однократно, на 12-13 день; 15 больным (31,25%) дважды – на 12-13 и 18-19 дни терапии. Результаты проведенного лечения представлены в Таблице 7.1.

Таблица 7.1 Динамика проявлений патологии общего чувства на 3 этапе в процессе лечения алимемазином и пульс-терапии габапентином

–  –  –

Примечание: количественная оценка тяжести состояния во всех случаях проводилась по четырех балльной шкале, где 0 – отсутствие симптома, 1 – слабая его выраженность, 2 – умеренная выраженность, 3 – тяжелая выраженность.

Результаты представлены по схеме: среднее значение±стандартное отклонение; *

– р0,05; **– р0,01: внутригрупповая динамика, сравнение с 0-м днем лечения.

Применение алимемазина и габапентина у пациентов с преобладанием телесных сенсаций в структуре патологического влечения к наркотику позволяло в большинстве случаев купировать проявления патологии общего чувства и не доводить развитие патологического влечения до 4 этапа. Это также способствовало редукции симптоматики в аффективной и идеаторной сферах и удерживало состояние в пределах II уровня дезинтеграции психики. Таким образом, предотвращался выход процесса на III уровень дезинтеграции, где расположены наиболее важные 2-й и 3-й триггеры процесса, запускающие поведенческие реакции неминуемого употребления психоактивного вещества.

2. Динамика клинической картины у пациентов с использованием шкалы общего клинического впечатления.

На момент завершения терапии, к 21 дню, результаты показали следующее:

количество пациентов, у которых зарегистрировано «выраженное улучшение» (по шкале общего клинического впечатления) – 24 человека (50%), умеренное улучшение – 18 человек (37,5%) (таблица 7.2).

Таблица 7.2.

Результаты применения алимемазина и пульс-терапии габапентином по шкале общего клинического впечатления (терапевтический эффект)

–  –  –

3. Количественный анализ патологического влечения при помощи бальной оценки.

На 10 день лечения наблюдается снижение интенсивности расстройств общего чувства на 48%, а к 21 дню снижение средних показателей на 96% по сравнению с 0 днем лечения. Результаты представлены на рисунке 7.1 2,5 1,5

–  –  –

Достоверность внутригрупповых отличий к 10 и 21 дню терапии: * – р0,05 Рисунок 7.1 Динамика проявлений телесного компонента в структуре ПВН в процессе лечения алимемазином и пульс-терапии габапентином.

Представленная на рисунке динамика телесного компонента ПВН в целом совпадает с динамикой проявлений патологии общего чувства на 3 этапе, представленной в таблице 7.1

4. Длительность лечения в стационаре.

Средняя длительность лечения в стационаре в группе с преобладанием телесного компонента в структуре ПВН составила 27,58±5,45 койко-дней. Для анализа этого показателя и ряда других, в качестве контрольной была набрана группа из 48 больных опийной наркоманией с преобладанием в структуре ПВ телесного компонента, которые не получали алимемазин и габапентин.

Длительность стационарного лечения в контрольной группе составила 16,22±0,81 койко-дней. При проверке достоверности различий между группами по данному показателю при помощи критерия Стьюдента для независимых выборок было обнаружено, что длительность лечения достоверно различается в основной и контрольной группах (p0,001).

5. Выписка вопреки рекомендации (преждевременная выписка – критерий Against Medical Advice).

При анализе выписок вопреки рекомендации врача или преждевременных уходов из лечебной стационарной программы пациентов с преобладанием телесного компонента в структуре ПВН, было установлено, что досрочно выписались с «отказом от лечения» 5 больных (10,4 % от всей выборки). Эти результаты сравнивались с данными по годовым отчетам по отделений клиники за период исследования. В среднем из общего числа больных наркоманиями выписываются с «отказом от лечения» от 20,5% до 24,5 %. В контрольной группе из 48 пациентов, не получавших алимемазин и габапентин, выписка вопреки рекомендациям происходила в три раза чаще. С помощью теста Фишера было установлено, что в общей группе пациентов с наркоманией (на рисунке это группа обозначена как контрольная) количество преждевременных выписок вопреки рекомендациям врача (отказ от лечения, критерий Against Medical Advice) было достоверно выше, чем в группе (на рисунке это группа обозначена как основная) пациентов, получавших алимемазини и габапентин (p0,05). Данные представлены на Рисунке 7.2.

–  –  –

Рисунок 7.2.

Количество пациентов, преждевременно выписанных из стационара вопреки рекомендациям врача

6. Анализ безопасности и переносимости психофармакотерапии, оценка побочных действий.

Из побочных явлений при применении алимемазина и габапентина зафиксировано следующее: сонливость в дневное время – 2 наблюдения, сухость во рту – 3, тошнота – 1, головокружение – 1, запоры – 1. Все побочные явления были слабо выраженными и носили преходящий характер. Под влиянием алимемазина и габапентина показатели активности печеночных ферментов оставались в пределах нормы и снизились к концу лечения, что свидетельствует о безопасности применения данных препаратов. Данные представлены в таблице 7.3 Таблица 7.3 Динамика биохимических показателей при применении алимемазина и пульстерапии габапентином

–  –  –

Примечание: результаты представлены по схеме: среднее значение стандартное отклонение Таким образом, базовое или «фоновое» применение алимемазина позволяет значительно редуцировать уровень патологического влечения у больных с преобладанием в его структуре телесного компонента.

«Пульс-терапевтическое» фармакологическое воздействие на телесную составляющую синдрома патологического влечения габапентином позволяет достаточно быстро купировать выраженные обострения патологического влечения у данной группы больных.

7.2. Фармакотерапия больных во 2 подгруппе с преобладанием аффективных расстройств Проведенное исследование показало, что аффективная патология предстает в виде главного «двигателя» патологического процесса актуализации влечения.

Аффективный компонент патологического влечения к наркотику задействован в двух из трех патогенетических триггерах этого процесса. 1-й триггер связывает аффективную патологию с инициальными расстройствами общего чувства, которые служат пусковым механизмом собственно аффективной составляющей влечения; 2-й триггер, возникающий в результате кульминация аффективной патологии на 4 этапе, включает механизм появления идеаторной составляющейПВ. Таким образом, представляется, что успешное воздействие на аффективную составляющую ПВ может внести значительный вклад в конечный результат применения психофармакотерапии для купирования патологического влечения. Важно воздействовать на меняющийся аффективный фон уже на первом этапе развертывания ПВН. Следовательно, препаратами выбора для купирования аффективной патологии в структуре ПВН могут являться антидепрессанты. Применение нейролептических препаратов как средств купирования аффективных расстройств в структуре ПВН ограничено.

Используются преимущественно так называемые малые нейролептики.

Исследователи приводят положительные результаты применения тералена при тревожно-депрессивной симптоматике и бессоннице, а также неулептила при устранении психопатоподобных расстройств (Сиволап Ю.П., Савченков В.А., 2000). Из других антипсихотических средств в наркологической практике используется флюанксол, который в малых дозах обладает отчётливым антидепрессивным, противотревожным и активирующим действием. По выраженности анксиолитического действия некоторые исследователи приравнивают его к диазепаму. Таким образом, флюанксол может применяться для устранения неглубоких аффективных расстройств у больных, страдающих зависимостью от ПАВ (Мухин А.А., 2000). Учитывая возможность поражения внутренних органов и систем организма вследствие длительной интоксикации, при подборе психофармакотерапии, не меньше внимания приходится уделять соматическому и неврологическому состоянию пациента. Побочные эффекты тимотропных средств могут значительно утяжелить имеющуюся соматическую или неврологическую патологию. Так, например, трициклические антидепрессанты вследствие кардиотоксического действия могут ухудшить течение миокардиодистрофии, а в силу способности повышать судорожную готовность могут спровоцировать развитие судорожного приступа (Иванец Н.Н., Анохина И.П., 1993). Антидепрессанты различной структуры традиционно широко применяются в наркологической практике. Проанализировав результаты различных исследований по применению антидепрессантов для купирования ПВН, мы остановились на наиболее подходящий по клиническим требованиям препарате – сертралине. Сертралин – антидепрессант из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС). На нейрональный захват норадреналина и допамина практически не влияет. Не обладает специфическим сродством к адрено- и м-холинорецепторам, GABA-рецепторам, допаминовым, гистаминовым, серотониновым или бензодиазепиновым рецепторам. Не ингибирует МАО. Применяется в основном для лечения и профилактики депрессии различной этиологии (в том числе сопровождающейся чувством тревоги).

Левомепромазин – активное нейролептическое средство (лекарственное средство, оказывающее тормозящее действие на центральную нервную систему и в обычных дозах не вызывающее снотворного эффекта) с разносторонней фармакологической активностью; оказывает быстрое седативное действие (успокаивающее действие на центральную нервную систему). Показанием к применению левомепромазина, согласно инструкции, является психомоторное возбуждение, психозы, маниакальные (неадекватно повышенное настроение, ускоренный темп мышления, психомоторное возбуждение) и депрессивнопараноидные (подавленное состояние, бред) состояния при шизофрении;

реактивные депрессии и невротические реакции с чувством страха, тревоги и двигательным беспокойством, бессонница. В качестве вспомогательного средства левомепромазин используется при ажитированной депрессии. Учитывая его выраженное влияние на тревогу, страх, двигательное беспокойство, левомепромазин является препаратом выбора для пульс-терапии патологического влечения с выраженным аффективным компонентом.

1.Оценка динамики психического состояния, клинической картины с применением клинико-психопатологического метода.

50 пациентам с преобладанием депрессивных аффективных нарушений в структуре патологического влечения к наркотику в постабстинентном состоянии назначали сертралин в таблетках по 50 мг, суточная дозировка – 150 мг на два приема (утро – 100 мг, обед – 50 мг). В этой группе пациентов пульс-терапия левомепромазином проводилась в дозировке 50 мг внутримышечно (2,0 мл 2,5% раствора одномоментно однократно). При этом 12 больным (24,0%) пульстерапия проводилась при обострении патологического влечения однократно, на 12-13 день; 38 больным (76,0%) дважды – на 12-13 и 18-19 дни терапии.

Результаты представлены в таблице 7.4.

Таблица 7.4.

Динамика проявлений аффективных нарушений в процессе лечения сертралином и пульс-терапии левомепромазином

–  –  –

Примечание: количественная оценка тяжести состояния во всех случаях проводилась по четырех балльной шкале, где 0 – отсутствие симптома, 1 – слабая его выраженность, 2 – умеренная выраженность, 3 – тяжелая выраженность.

Результаты представлены по схеме: среднее значение±стандартное отклонение; *

– р0,05; **– р0,01: внутригрупповая динамика, сравнение с 0-м днем лечения.

Применение сертралина и левомепромазина у пациентов с преобладанием аффективных нарушений в структуре патологического влечения к наркотику позволило купировать аффективные расстройства уже на 1 этапе и не допустить развитие патологического влечения до 4 этапа в большинстве случаев.

2. Динамика клинической картины у пациентов с использованием шкалы общего клинического впечатления.

На момент завершения терапии, к 21 дню, результаты оказались следующими:

количество пациентов, у которых зарегистрировано «выраженное улучшение» (по шкале общего клинического впечатления) – 32 человека (64%), умеренное улучшение – 12 человек (24%). (Таблица 7.5 ).

–  –  –

3. Количественный анализ патологического влечения при помощи бальной оценки.

На 10 день лечения наблюдается снижение интенсивности аффективных расстройств на 50%, а к 21 дню снижение средних показателей на 93% по сравнению с 0 днем лечения. Результаты представлены на рисунке 7.3 2,5 1,5 0,5

–  –  –

Достоверность внутригрупповых отличий к 10 и 21 дню терапии: * – р0,05 Рисунок 7.3. Динамика аффективной патологии в структуре ПВН в процессе лечения сертралином и левомепромазином.

Динамика аффективного компонента ПВН, представленная на рисунке, в целом соответствует динамике редукции различных аффектов на 1 этапе, что отражено в таблице 7.4. Из рисунка 7.3 следует, что при применении сертралина и левомепромазина тяжесть аффективных нарушений уменьшается в два раза к 10 дню лечения.

4. Длительность лечения в стационаре.

Средняя длительность лечения в стационаре пациентов из подгруппы с преобладанием аффективного компонента в структуре ПВН составила 25,68±4,41 койко-дней. Для анализа этого показателя и ряда других, была набрана контрольная группы из 50 больных опийной наркоманией с преобладанием в структуре ПВН аффективного компонента, которые не получали сертралин и левомепромазин.

Длительность стационарного лечения в контрольной группе составила12,21±2,61 (более чем в два раза меньше, чем в основной группе!) койко-дней. При проверке достоверности различий между группами по данному показателю при помощи критерия Стьюдента для независимых выборок было установлено, что длительность лечения достоверно различается в основной и контрольной группах (p0,001).

5. Выписка вопреки рекомендации (преждевременная выписка – критерий Against Medical Advice).

При анализе выписок вопреки рекомендации врача или преждевременных уходов из лечебной стационарной программы пациентов с преобладанием аффективного компонента в структуре ПВН, было установлено, что досрочно выписались с «отказом от лечения» 3 больных (6% от всей выборки). В контрольной группе выписка вопреки рекомендациям происходила более чем в три раза чаще. С помощью теста Фишера было установлено, что в общей группе пациентов с наркоманией (на рисунке группа обозначена как контрольная) количество преждевременных выписок вопреки рекомендациям врача (отказ от лечения, критерий Against Medical Advice) было достоверно выше, чем в группе (на рисунке это группа обозначена как основная) пациентов, получавших сертралин и левомепромазин в связи с преобладанием аффективного компонента в структуре ПВН (p0,05). Данные представлены на рисунке 7.4 8

–  –  –

Рисунок 7.4.

Количество пациентов, преждевременно выписанных из стационара вопреки рекомендациям врача

6. Анализ безопасности и переносимости психофармакотерапии, оценка побочных действий.

Из побочных явлений при применении сертралина и пульс-терапии левомепромазином зафиксировано следующее: сонливость в дневное время – 3 наблюдения, сухость во рту – 2, тошнота – 1. Все побочные явления были слабо или умеренно выраженными и носили преходящий характер, не требовали отмены препарата. Данные представлены в таблице 7.6 Таблица 7.6.

Динамика биохимических показателей при применении сертралина и пульстерапии левомепромазином

–  –  –

Примечание: результаты представлены по схеме: среднее значение стандартное отклонение При назначении сертралина и левомепромазина показатели печеночных ферментов снизились к концу лечения, что свидетельствует о безопасности применения данного препарата (таблица 7.6).

Таким образом, применение сертралина в качестве препарата «фоновой»

терапии в случае преобладания аффективного компонента в структуре ПВН позволяет достоверно снижать базовый уровень патологического влечения в аффективной сфере.

«Пульс-терапевтическое» фармакологическое воздействие на аффективную составляющую синдрома патологического влечения левомепромазином позволяет достаточно быстро купировать выраженные обострения патологического влечения у данной группы больных.

7.3. Фармакотерапия больных в 3 подгруппе с преобладанием идеаторныхрасстройств

Идеаторный компонент ПВ определяет патологическое смыслообразование и целеполагание у больных с опийной наркоманией. Отсюда проистекают:

убежденность в необходимости немедленного употребления наркотика, абсолютное отсутствие критики к потреблению наркотика, соответствующее поведение (приобретение и употребление наркотических веществ). Поэтому базовым («фоновым») препаратом в данном контексте может выступать нейролептик, действующий на указанные психопатологические проявления. Мы выбрали перфеназин – это антипсихотический препарат, производное фенотиазина. Антипсихотическое действие обусловлено блокадой дофаминовых D2-рецепторов мезолимбической и мезокортикальной системы. Ингибирование дофаминовых рецепторов в нигростриарной зоне и тубулоинфундибулярной области может обусловливать экстрапирамидные расстройства и гиперпролактинемию. Седативное действие обусловлено блокадой адренорецепторов ретикулярной формации ствола головного мозга;

противорвотное действие - блокадой дофаминовых D2-рецепторов триггерной зоны рвотного центра; гипотермическое действие - блокадой дофаминовых рецепторов гипоталамуса. Периферические альфа-адреноблокирующий и H1гистаминоблокирующий эффекты проявляются соответственно артериальной гипотензией и противоаллергическим действием. В.Б. Альтшулер придерживается точки зрения, что нейролептики, обладающие выраженным антипсихотическим действием (в особенности это касается производных фенотиазина), целесообразно использовать для подавления патологического влечения (Альтшулер В.Б., 1994, 2012). Под влиянием нейролептиков ПВ претерпевает изменения, отмечаются его ослабление, дезактуализация, уменьшение степени охвата личности, инкапсуляция и др. (Альтшулер В.Б., Анучин В.В., 1980, 1986). Особенно отчетливо эффект прослеживается в тех случаях, когда патологическое влечение проявляется преобладанием идеаторных расстройств. Было показано также положительное влияние этаперазина на продуктивную и негативную симптоматику в постабстинентном периоде у больных опийной наркоманией, наркоманией, вызванной употреблением психостимуляторов и токсикоманией, вызванной злоупотреблением летучими углеводородами; особенно отчетливо это проявлялось в редукции идеаторного компонента ПВ (Михайлов М.А.,1996 b,1997; Mikhaylov M.A., 1996, 1998).



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 15 |

Похожие работы:

«Зубенко Александр Александрович СИНТЕЗ И ФАРМАКО-ТОКСИКОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВЕТЕРИНАРНЫХ ПРОТИВОПАРАЗИТАРНЫХ И АНТИБАКТЕРИАЛЬНЫХ ПРЕПАРАТОВ В РЯДУ АЗОТСОДЕРЖАЩИХ ГЕТЕРОЦИКЛОВ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук г. Новочеркасск – 2015 Содержание ВВЕДЕНИЕ.. 6 1.Обзор литературы..19 1.1. Проблема лекарственной устойчивости микроорганизмов и пути её преодоления..19 1.2. Проблема...»

«Головань Екатерина Викторовна Ресурсы декоративных растений для озеленения внутриквартальных территорий (на примере г. Владивостока) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., доцент О.В. Храпко Владивосток — Оглавление Введение Глава 1. Современные подходы...»

«Петро ва Ю лия Геннад ь евна «ШКОЛА УХОДА ЗА ПАЦИЕНТАМИ» ПР И ПР ОВЕДЕНИИ МЕДИЦИНСКОЙ Р ЕАБИЛИТАЦИИ ПОСЛЕ ЦЕР ЕБР АЛЬНОГО ИНСУЛЬ ТА 14.01.11 – нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, Пряников И.В. профессор Москва – 2015 стр ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. СПЕЦИФИКА И ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ...»

«НОВИЧКОВ АНДРЕЙ СЕРГЕЕВИЧ Молочная продуктивность и качество молока коз русской породы в условиях техногенного загрязнения Саратовской агломерации 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор М.В. Забелина Саратов 2015 СОДЕРЖАНИЕ...»

«МУХАМЕТОВ ИЛЬЯС НИАЗОВИЧ Палтусы прикурильских вод: биология, состояние запасов, перспективы промысла 03.02.06 – ихтиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н. А.М. Орлов Южно-Сахалинск – 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ОКЕАНОГРАФИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РАЙОНА 3. ИССЛЕДОВАНИЙ ОСОБЕННОСТИ...»

«ШАЙКЕВИЧ Елена Владимировна ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ БЛИЗКОРОДСТВЕННЫХ ВИДОВ НАСЕКОМЫХ И РОЛЬ СИМБИОНТОВ В ИХ ЭВОЛЮЦИИ (НА ПРИМЕРЕ КОМПЛЕКСА ВИДОВ Culex pipiens И Adalia spp). 03.02.07 – генетика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант член-корр. РАН, доктор биологических наук, профессор Захаров-Гезехус Илья...»

«СЛАДКОВА Евгения Анатольевна ЦИТОАРХИТЕКТОНИКА И СВОЙСТВА ПОВЕРХНОСТИ ЛИМФОЦИТОВ У ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ (ДОНОРОВ) И ПРИ РАЗВИТИИИ ЛИМФОПРОЛИФЕРАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ НА ОСНОВЕ АТОМНО-СИЛОВОЙ МИКРОСКОПИИ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«CИЛИ ИВАН ИВАНОВИЧ УДК 621.341 ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННАЯ РАДИОИМПУЛЬСНАЯ БИОТЕХНОЛОГИЯ И ЭЛЕКТРОННЫЕ СИСТЕМЫ УНИЧТОЖЕНИЯ ВРЕДИТЕЛЕЙ КАРТОФЕЛЯ 05.11.17 – биологические и медицинские устройства и системы Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Федюшко Юрий Михайлович доктор технических наук, профессор Мелитополь – 2015 СОДЕРЖАНИЕ...»

«СИМАНИВ ТАРАС ОЛЕГОВИЧ ОПТИКОМИЕЛИТ И ОПТИКОМИЕЛИТ-АССОЦИИРОВАННЫЕ СИНДРОМЫ ПРИ ДЕМИЕЛИНИЗИРУЮЩИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ 14.01.11 – Нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук М. Н. Захарова Москва – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Обзор литературы Оптиконевромиелит Аквапорины и их биологическая функция 13 Патогенез...»

«Жабина Виктория Юрьевна Экспериментальная и производственная оценка элективных питательных сред и дезинфектантов при туберкулезе крупного рогатого скота 06.02.02 – Ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«Флоринский Игорь Васильевич Теория и приложения математико-картографического моделирования рельефа Специальность 25.00.33 – картография Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Пущино – 2010 СОДЕРЖАНИЕ Обозначения и сокращения Введение Глава 1 Основные понятия и методы моделирования рельефа 1.1 Цифровые модели рельефа и морфометрические характеристики 1.1.1 Методы...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«СИДОРОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНЫХ РЕАКЦИЙ У ДЕВУШЕК К УСЛОВИЯМ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ 03.02.08 Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, доцент Драгич О.А. Омск-2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1 Обзор литературы.. 1.1. Механизмы адаптации организма человека к окружающей среде 1.2. Закономерности развития...»

«ШУБНИКОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА ВЛИЯНИЕ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ И ФОРМ АДАПТИВНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ НА ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ ПАТОГЕННЫХ БУРКХОЛЬДЕРИЙ К ХИМИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИМ ПРЕПАРАТАМ 03.02.03 –...»

«МИГИНА ЕЛЕНА ИВАНОВНА ФАРМАКОТОКСИКОЛОГИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ ТРИЛАКТОСОРБ В МЯСНОМ ПЕРЕПЕЛОВОДСТВЕ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Кощаев Андрей...»

«СУЛЕЙМАНОВ САЛАВАТ РАЗЯПОВИЧ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕПАРАТЫ В ТЕХНОЛОГИИ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ ПОДСОЛНЕЧНИКА НА МАСЛОСЕМЕНА В УСЛОВИЯХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН 06.01.04 – агрохимия Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель – кандидат сельскохозяйственных наук, доцент Низамов Рустам Мингазизович Казань 2015 СОДЕРЖАНИЕ Стр....»

«Платонова Ирина Александровна ПОСТПИРОГЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ НАДЗЕМНОЙ ФИТОМАССЫ В СОСНЯКАХ СЕЛЕНГИНСКОГО СРЕДНЕГОРЬЯ Специальность 06.03.02 – Лесоведение и лесоводство, лесоустройство и лесная таксация ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., с.н.с. Г.А. Иванова Красноярск – 2015...»

«Кузнецова Татьяна Сергеевна ПРОГНОЗИРОВАНИЕ РЕФРАКЦИОННОГО РЕГРЕССА ПОСЛЕ ЭКСИМЕР-ЛАЗЕРНОЙ КОРРЕКЦИИ БЛИЗОРУКОСТИ ВЫСОКОЙ СТЕПЕНИ ПРИ МЕХАНИЧЕСКОЙ И ФЕМТОЛАЗЕРНОЙ ТЕХНОЛОГИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ЛОСКУТА РОГОВИЦЫ 14.01.07 – глазные болезни Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«ПОРЫВАЕВА Антонина Павловна ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ 03.02.02 Вирусология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Глинских Нина Поликарповна Екатеринбург 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 2.1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«УДК 591.15:575.17-576.3 БЛЕХМАН Алла Вениаминовна ВНУТРИПОПУЛЯЦИОННАЯ И ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ШИРОКОАРЕАЛЬНОГО ВИДА HARMONIA AXYRIDIS PALL. ПО КОМПЛЕКСУ ПОЛИМОРФНЫХ ПРИЗНАКОВ 03.00.15 генетика Диссертация на соискание ученой степени V кандидата биологических наук Научные руководители: доктор биологических наук,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.