WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«РОЛЬ НОРМАЛЬНОЙ МИКРОФЛОРЫ И ЛИЗОЦИМА В ВЫБОРЕ ПРОБИОТИЧЕСКИХ ШТАММОВ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ АЛЛЕРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СЕВЕРА ...»

-- [ Страница 4 ] --

В группе контроля (ГК, n=15) применяли пробиотики согласно прописи коррекции лактосодержащими препаратами «Лактобактерин», для изготовления которого используют микробную массу живых лактобацилл L. plantarum 8RA3 и L.

plantarum 90TC-4, лиофильно высушенных в защитной среде. Одна доза препарата содержит не менее 109КОЕ лактобацилл, препарат во флаконах содержит 5 доз.[25, 59, 70] Алгоритм коррекции лактосодержащими препаратами «Лактобактерин» заключается в том, что его применяют для нормализации микрофлоры кишечника при сниженном содержании лактобацилл.

На четвёртый день от начала применения препарата показана уменьшающая избыточность роста микроорганизмов (убедительность доказательства С). «Лактобактерин» назначают внутрь, растворяя кипяченой водой комнатной температуры, за 40-60 мин. до еды. Дозы лактобактерина соответствовали возрастной группе от 15 лет и старше и составляли 6-10 доз или табл./сут.[6, 73] В группах сравнения под наблюдением находилось 15 чел. из группы риска АД (ГСАД) и 16 чел. из группы АтД (ГСАтД). В этих группах сравнения применялась схема коррекции нарушений эубиоза с использованием подобранных пробиотических штаммов с определённой лизоцимной, диаминооксидазной и антагонистической активностью в виде кисломолочных смесей.

Коррекция по рекомендуемой нами схеме заключалось в назначении кисломолочной смеси в виде биологически активной добавки 1-2 раза в день по 100мл утром и вечером.

Результаты оценивались клинически и подтверждались бактериологическими и биохимическими исследованиями, которые проводились до коррекции и после окончания курса (30 дней).

Критерием эффективности проводимой коррекции считали признаки нормализации микрофлоры слизистой носа и зева, а также содержание гистамина и лизоцима в ротовой жидкости, которые проходили на фоне снижения частоты жалоб и клинических симптомов. Эффективность проведения коррекции нарушений в состоянии микрофлоры представлены в таблице 24.

Данные таблицы 24 свидетельствуют, что показатели состояния микробиоценоза в контрольной группе и группах сравнения до коррекции имели общую тенденцию. После проведённой коррекции отмечены положительные сдвиги в нормализации микробиоценоза слизистой оболочки носа. Однако, уровень их эффективности значительно отличался.

–  –  –

В контрольной группе показатель Staphylococcus spp. КОЕ/мл более 3 lg уменьшался в 1,4 раза. В группе ГСАР данный показатель изменился в 2,4 раз и в 2,2 раза в ГСАтД. Частота бактерионосительства S. aureus КОЕ/мл более 3lg в группах сравнения снижалась в 2,5-4,0 раза при показателе 1,5 раза в контрольной группе.

В группах сравнения по отношению к контрольной группе отмечено более выраженное снижение показателя биологического профиля, что свидетельствует о доминировании на слизистой оболочке носа и зева S. aureus и S. epidermidis с меньшим потенциалом патогенности.

Содержание гистамина и лизоцима в слюне до и после коррекции микрофлоры представлено в таблице 25.

–  –  –

мкг/мл в ГСАтД, соответственно; Р10,05) и достигали величин, которые незначительно отличались от группы контроля (табл. 13, содержание лизоцима 7,0±0,4 мкг/мл в ГС; табл. 25, содержание лизоцима 6,8±0,3 мкг/мл в ГСАР и 6,7±0,3 мкг/мл в ГСАтД, Р20,05).

Содержание гистамина после коррекции в контрольной группе имело тенденцию к снижению (Р0,05), в то время как в группах сравнения снижение имело достоверный характер и уменьшалось в 1,7-1,8 раза. (Р10,05). После коррекции содержание гистамина в группах ГСАР и ГСАтД не достоверно отличалось от показателей группы сравнения (табл. 13, содержание гистамина 1,3±0,3 нг/мл в ГС и 1,4±0,3 нг/мл в ГС АР и 1,5±0,3 нг/мл в ГС АтД, Р20,05).

Соотношение лизоцима в слюне до коррекции во всех исследуемых группах составляло 1,4-1,6. После коррекции в ГК этот показатель равнялся 2,3, а группах ГСАР и ГСАтД величины этого соотношения увеличивались и составляли 4,9 и 4,5, соответственно.

В результате проведённой коррекции, использующей два варианта пробиотиков, установлено, что в группах сравнения, в которых коррекция проводилась с использованием обоснованных нами штаммов для пробиотиков, получена позитивная динамика по биохимическим и бактериологическим показателям. Отмечено достоверное повышение лизоцима при значительном снижении содержания гистамина. В результате коррекции микрофлоры в группах сравнения наблюдалась нормализация биоценоза слизистой оболочки носа, которая по степени выраженности была более эффективной, чем в контрольной группе. Нормализация состояния микрофлоры происходила за счёт снижения количества микрофлоры с высоким потенциалом патогенности.

90

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наряду с проведёнными исследованиями роли бактерий в механизмах врождённого иммунитета организма, ряд теоретических и практических вопросов этой проблемы остаются неизученными. К их числу следует отнести оценку бактериальных сообществ и потенциала патогенности микроорганизмов на стадии начальных нарушений эубиоза слизистой оболочки верхних дыхательных путей.

Не определены показатели диагностической информативности ряда ферментов, способствующих колонизации микроорганизмов. Необходимость изучения содержания лизоцима и гистамина в слюне во взаимосвязи с потенциалом патогенности микрофлоры слизистой оболочки носоглотки и кишечника при оптимизации выбора пробиотических препаратов определяет актуальность избранной темы.

Целью настоящей работы явилось изучение факторов врождённого иммунитета для проведения оптимизации выбора пробиотических препаратов для жителей Севера.

Для достижения поставленной цели поставлены и решены следующие задачи: изучена микрофлора слизистой оболочки носа и зева у студенческой молодежи, определено влияние бактерионосительства на содержание лизоцима и гистамина в слюне и их взаимосвязь; дана оценка активности ферментов патогенности микрофлоры слизистой оболочки верхних дыхательных путей и содержания лизоцима и гистамина в группах риска по возникновению круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита; изучено состояние микробиоценоза кишечника, видового состава и лизоцимной активности лактобацилл данного биотопа в группах риска, разработаны критерии показаний к коррекции нарушений врождённого иммунитета; исследована диаминооксидазная, лизоцимная, антагонистическая активность лактобацилл, используемых в качестве пробиотиков и проведена оценка их эффективности.

Использован комплекс клинических и лабораторных исследований, который включал унифицированные и стандартизованные методы: бактериологические, клинико-лабораторные, биохимические, статистические.

Проведено клинико-лабораторное исследование 192 студентов СурГУ в возрасте от 19 до 24 лет длительно, не менее 10 лет, проживающих в условиях Севера.

Проведена оценка состояния микробиоценоза кишечника, идентификация 63 штаммов лактобацилл, выделенных из кишечника человека при дисбактериозе в группах риска по возникновению круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

Среди студенческой молодежи выделение со слизистой оболочки носа Staphylococcus spp. с наличием роста КОЕ/мл более 3lg микробных клеток на тампон отмечено у 47,9% лиц (на 100 исследуемых). Индикация S. aureus со слизистой оболочки носа наблюдалась у 28,6% исследуемых лиц. Из этого количества у 63,6% (35 чел.) плотность бактерий составляла 103 и более микробных клеток на тампон. Отмечена высокая частота выделения и бактерионосительства S.

epidermidis с гемолитической активностью (48,4% исследуемых лиц).

Микрофлора слизистой оболочки зева у студенческой молодежи характеризовалось меньшим количеством лиц с наличием роста 103 и более микробных клеток на тампон как изолятов Staphylococcus spp. (32,3%), так и изолятов S. aureus (15,6%).

При сравнении сообщества микроорганизмов на слизистой оболочке носа и зева по показателю процентного сходства установлено, что сходство количественного участия популяций Staphylococcus spp. в образующихся биоценозах составляло 79,5%.

Для студенческой молодёжи в условиях Севера характерно повышенная частота индикации со слизистой оболочки носа и зева представителей вида S.

аureus и S. epidermidis с гемолитической активностью (50,5% исследуемых лиц).

Отмечена высокая частота случаев с плотностью бактерий КОЭ lg 103 и более микробных клеток (64,3% случаев).

Наибольшее содержание лизоцима в слюне, определяемого по методу Бухарина О.

В.[21], отмечено в группе бактерионосителей S. еpidermidis без гемолитической активности (7,5 мкг/мл). У бактерионосителей S. еpidermidis с гемолитической активностью содержание лизоцима в слюне значительно снижалось и составляло 4,4 мкг/мл (Р0,05). Самое низкое содержание лизоцима отмечено у носителей S. аureus (3,3 мкг/мл, Р0,05). Соотношение моды, медианы и средней арифметической содержания лизоцима (MoMeМ2,43,44,7 мкг/мл) позволяет оценить характер распределения признака как правосторонняя асимметрия и сделать заключение, что наиболее распространённым является показатель 2,4 мкг/мл.

Показатели концентрации гистамина в слюне, определяемого иммуноферментным набором ELISA указывало на характер распределения признака также по признаку правосторонней асимметрии (MoMeМ01,31,9 нг/мл). Средний уровень содержания гистамина в слюне составил 1,9 нг/мл. Половина исследуемых имели показатель содержания гистамина свыше 1,3 нг/мл.

Самые низкие концентрации гистамина отмечены в группе бактерионосителей S. еpidermidis без гемолитической активности (1,1 нг/мл) и значительно возрастали в группах бактерионосителей S. еpidermidis с гемолитической активностью и S. aureus (2,1 нг/мл и 2,3 нг/мл соответственно).

Соотношение величин концентрации лизоцима и гистамина для всего исследуемого контингента студенчества составило 2,4, а для бактерионосителей S.

еpidermidis без гемолитической активности эта величина составляла 6,8 и существенно изменялась у бактериносителей S. epidermidis Hly+ и S. aureus (2,1 и 1,4, соответственно).

Расчёт коэффициента линейной корреляции (Пирсон-r) показал, что его величина – 0,9 указывает на сильную обратную связь концентрации лизоцима и гистамина в слюне.

При оценке профиля содержания лизоцима по методу сигмальных отклонений в группе бактерионосителей S. epidermidis Hly– у подавляющего большинства исследуемых лиц содержание лизоцима больше среднего показателя и в 40,6% случаев характеризовалось как «выше среднего», в 37,5% случаев как «высокое» и в 6,3% случаев как «очень высокое».

В группе бактериносителей S. epidermidis Hly+ содержание лизоцима в слюне уменьшалось и находилось в диапазоне от -2G до +2G. Наибольшее число носителей S. еpidermidis с гемолитической активностью имело содержание лизоцима в пределах «ниже среднего» (в диапазоне –1G находилось 47,6% случаев) и «низкое» (в диапазоне –2G находилось 7,1% случаев).

У бактерионосителей S. аureus отмечено наибольшее число лиц с содержанием лизоцима в слюне в диапазоне «ниже среднего» (44,4%) и «низкое» (24,4%).

Расчёт диагностических коэффициентов профиля содержания лизоцима по методу А. Вальда[30] позволил установить, что наибольшие величины диагностических коэффициентов в 6 и 9 баллов (при достоверной величине информативности, I равен 1,06 и 0,9, соответственно) для диапазона с содержанием лизоцима «ниже среднего» и «низкое» у бактерионосителей S. аureus. Диагностические коэффициенты в 4 балла и 6 баллов (при статистически достоверной информативности I) указывают на диагностически значимое снижение содержания лизоцима у бактерионосителей S. epidermidis Hly+.

При оценке содержания гистамина в слюне по методу сигмальных отклонений установлено, что среди бактерионосителей S. epidermidis Hly- со средним содержанием гистамина в слюне 1,1±0,1 нм /мл у большинства обследуемых лиц содержание этого биогенного амина было «ниже среднего» (65,6% случаев).

В группе бактерионосителей S. epidermidis Hly+, где содержание гистамина значительно увеличивалось, большинство показателей концентрации гистамина (71,5% случаев) находилось в диапазоне выше среднего от +1G до +3G. Наибольшее число носителей S. еpidermidis Hly+ имело содержание гистамина в слюне в пределах +1G, т. е. «выше среднего» (42,9% случаев).

В группе бактерионосителей S. аureus содержание гистамина в слюне у 88,9% лиц было выше среднего. При этом в 35,6% случаев показатели содержания гистамина находились в диапазоне +2G, что оценивается как «высокое».

Использование метода последовательной диагностической процедуры, разработанного А. Вальдом[33], позволило установить, что показатели концентрации гистамина в диапазоне «выше среднего» имели величину диагностического коэффициента в 1 и 2 балла. Наибольшие величины диагностического коэффициента в 6 и 8 баллов при достоверной величине информативности (I равен 0,54 и 1,19 соответственно) отмечены для диапазона с содержанием гистамина «высокое». Показатели содержания гистамина в слюне в диапазоне «ниже среднего» имели диагностические коэффициенты со знаком «минус».

Проведённое исследование взаимоотношения лизоцима и гистамина в ротовой жидкости позволило сделать вывод, что бактерионосительство вида S.

аureus и S. еpidermidis с гемолитической активностью сочетается с уменьшением содержания лизоцима и значительным увеличением содержания гистамина (р0,05). Соотношение лизоцима и гистамина в ротовой жидкости находятся в обратной сильной корреляционной зависимости (r= –0,9).

Проведённой оценкой клинических проявлений аллергического ринита среди студенческой молодежи установлено, что характерные клинические проявления аллергического ринита встречались с частотой от 10,4% в проявлении коньюктивита до 24,4% случаев заложенности носа и 26,0% исследуемых лиц, которые отмечали серозисто-слизистое отделяемое из носа.

В группе риска АР с наибольшей частотой отмечены клинические проявления заложенности носа (93,5%), чихания (87,1%), отделяемого из носа (83,9%).

Характерные клинические проявления атопического дерматита среди исследуемого контингента студенческой молодежи составляли от 14,6% в проявлении зуда кожных покровов до 22,4% лиц, указавших на шелушение.

В группе риска АтД все исследуемые отметили типичную локализацию проявлений на коже, которая в 87,5% сочеталась с зудом и в 84,4% случаев с шелушением. Диагностические коэффициенты этих клинических проявлений составляли 11-12 баллов с достаточной степенью информативности (I0,5).

84 респондента из общего контингента исследуемых студентов (43,8 лиц на 100 опрошенных) указали на наличие заболеваний желудочно-кишечного тракта, 26 из которых по результатам анкетного опроса вошли в группу риска АтД, что составило в этой группе 81,3% и соответствовало ДК в 3 балла (I0,5).

Высокие показатели частоты заболеваний желудочно-кишечного тракта отмечены Нефедовской Л. В. [84] у студентов Казанского университета, у которых эти показатели увеличивались в процессе обучения и составляли в возрасте 20 лет и старше 50,4±2,84 лиц на 100 опрошенных.

При оценке состояния биоценоза слизистой оболочки носа в группах риска по аллергическому риниту и атопическому дерматиту среди студенческой молодежи установлено, что в группах риска наблюдалось достоверное увеличение числа случаев с повышенным содержанием Staphylococcus spp. относительно группы сравнения (КОЕ/мл более 3lg в группе риска АР 74,2% и 78,1% в группе риска АтД, Р0,05).

В группах риска наблюдалось более высокая частота носительства S. aureus. Если выделение S. aureus со слизистой оболочки носа в группе сравнения составило 16,1±6,6%, то в группе АтД этот показатель составлял 48,3±9,0% и 50,0±8,8% в группе АР (Р0,05). В группах риска наблюдалось значительное увеличение частоты выделения со слизистой оболочки носа S. aureus в количестве более 3lg, составляя 35,5±8,6% в группе АД и 37,5±8,6% случаев в группе АтД (Р0,05).

При оценке потенциала патогенности микрофлоры слизистой оболочки носа отмечено значительное увеличение частоты выделения в группах риска S.

epidermidis Hly+ плотностью КОЕ/мл более 3lg (38,7±8,7 в группе АР и 40,6±8,7 в группе АтД; Р0,05).

В группах риска на слизистой оболочке зева наблюдалось достоверное увеличение числа случаев с повышенным содержанием микроорганизмов рода Staphylococcus spp. относительно группы сравнения (КОЕ/мл более 3lg 51,6±9,0% в группе риска АР и 59,4±8,7 в группе риска АтД Р0,05).

На слизистой оболочке зева, как и со слизистой оболочки носа, наблюдалось значительное увеличение частоты носительства S. aureus (48,4±9,0% в группе АР и 50,0+8,8% в группе АтД при 9,7±5,3 в ГС, Р0,05). Повышенная частота индикации S. aureus сопровождалась значительным увеличением частоты выделения со слизистой оболочки зева S. aureus в количестве более 3lg и составила 19,4±7,1% в группе АР и 21,9±7,3% случаев в группе АтД. (Р0,05).

На слизистой оболочке зева также отмечалось значительное увеличение частоты выделения в группах риска S. epidermidis Hly+ с плотностью микроорганизмов КОЕ/мл более 3lg (32,3±8,4% в группе АР и 37,5±8,6 в группе АтД;

Р0,05).

Расчёт диагностической значимости по методу Вальда[33] позволил установить, что увеличение частоты выделения Staphylococcus spp. КОЕ/мл более 3 lg со слизистой оболочки носа имело диагностические коэффициенты в группах риска в 4 балла.

Более высокую диагностическую значимость имела колонизация слизистой оболочки носа S. aureus, что соответствовало диагностическому коэффициенту в 5 баллов как для группы риска АР, так и для группы АтД. Увеличение количества S. aureus КОЕ/мл более 3 lg соответствовало диагностическому коэффициенту в 7 и 8 баллов для групп АР и АтД, соответственно.

Показатели диагностических коэффициентов увеличения частоты выделения Staphylococcus spp. КОЕ/мл более 3 lg со слизистой оболочки зева имели более высокий уровень и в группах риска АР и АтД составляли 6 и 7 баллов соответственно. Высокую диагностическую значимость имело носительство S. aureus, что соответствовало диагностическому коэффициенту в 7 баллов как для группы риска АР, так и для группы АтД. Увеличение количества S. aureus КОЕ/мл более 3 lg соответствовало и повышению диагностического коэффициента для этих групп до 8 баллов. Значительные величин ДК (7 и 8 баллов) установлены при выделении S. epidermidis Hly+ с плотностью микроорганизмов КОЕ/мл более 3lg.

Расчёт диагностической информативности ферментных факторов патогенности слизистой носа и зева позволил установить, что для S. aureus характерна достаточно высокая частота таких ферментов патогенности, как протеолитическая, уреазная и лизоцимная активность. Обратил на себя внимание факт повышенной частоты встречаемости гемолитической и уреазной активности, который наблюдался у подавляющего большинства изолятов S. epidermidis.

Это позволило сформулировать вывод, что диагностические коэффициенты активности ферментов патогенности микрофлоры слизистой оболочки носа и зева, содержания лизоцима и гистамина в слюне имеют достаточный диагностический и информационный уровень (6-8 баллов, I0,5) для определения риска возникновения круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

При исследовании микрофлоры кишечника на дисбактериоз лиц группы риска у всех диагностирован дисбактериоз. Оценка результатов каждого анализа на дисбактериоз по количеству отклонений от параметров эубиоза позволила установить, что изменения биоценоза по одному показателю отмечены в 14,3% случаев и по двум показателям в 19,0% наблюдений соответственно. Значительно увеличивалась доля лиц с изменениями микробиоценоза кишечника по трём показателям (30,2%). Наиболее часто у исследуемых лиц отмечены случаи с изменением эубиоза по четырём и более показателям (36,5% случаев). Уровень изменения биоценоза в среднем составил 2,9 на одного исследуемого, что значительно выше, чем аналогичные показатели в других регионах [66].

Проведённая оценка микробного сообщества и видового состава лактобацилл при дисбактериозе кишечника позволила установить, что среди исследуемых лиц с проявлением дисбактериоза кишечника по одному показателю преобладали случаи со сниженным количеством лактобацилл (ЛКБ, 33,3% случаев) и с повышенным содержанием Е. coli c гемолитической активностью (КПГ, 33,3% случаев). Реже отмечались результаты анализов с уменьшением количества типичных кишечных палочек и увеличением количества лактозонегативных кишечных палочек (КПТ 22,2% и КПЛН по 11,1% случаев).

При оценке числа случаев с проявлением дисбактериоза по двум показателям также установлено преобладание результатов со сниженным количеством лактобацилл (50,0%) и лиц с повышенным содержанием Е. coli c гемолитической активностью (41,7%). Нарушение эубиоза связано также с увеличением количества лактозонегативных E. coli (25,0% случаев), грибов рода Candida (25,0%) в сочетании с уменьшением содержания бифидобактерий (16,7% случаев).

Наиболее часто изменения в видовом составе микробиоценоза кишечника в группе риска отмечены по трём и четырём показателям. Наряду с вышеперечисленными изменениями наблюдались результаты анализов с повышенным содержание кокковых форм микроорганизмов (КФМ, 21,7% случаев) и сниженным содержанием бифидобактерий (БФБ, 34,8% случаев). Повышенное количество клостридий отмечено в 8,7% случаев.

У подавляющего большинства исследуемых лиц группы риска установлено сниженное количество лактобацилл (87,2%) на фоне снижения общего количества типичных Е. coli. При этом отмечается увеличение случаев идентификации Е. coli латозонегативных и Е. coli с гемолитической активностью. Учитывая установленный факт увеличения частоты штаммов E. сoli декарбоксилирующих субстрат гистидин при уменьшении их количества в кишечнике, а также при снижении ферментативной активности (E. сoli lac-) и приобретении гемолитической активности (E. сoli Hly+)[59, 66], следует указать на повышение доли гистидиндекарбоксилирующих E. сoli в биоценозе кишечника у лиц групп риска.

Проведённые исследования микрофлоры кишечника позволили сделать вывод, что микробиоценоз кишечника в группах риска по круглогодичному аллергическому риниту и атопическому дерматиту характеризуются уменьшением количества и лизоцимной активности бактерий рода Lactobacillus (87,2% исследуемых лиц) на фоне увеличения атипичных Е. coli с декарбоксилирующей активностью. Наиболее часто идентифицируются представители вида L. delbrueskii (22,5%), L. сasei и L. rhamnosus, реже выделяются L. brevis (11,3%), L. рlantarum, L. trichodes. Представители вида L. аcidophilus, характерные для нормальной микрофлоры человека, выделялись в единичных случаях (3,2%).

Из фенотипически идентифицированных штаммов лактобацилл наибольшей лизоцимной активностью обладали L. jensenii (1,91±0,06 мкг/мл), L. fermentum (1,47±0,05 мкг/мл), L. plantarum (1,35±0,04 мкг/мл). В группу со средней лизоцимной активностью входили L. rhamnosus (1,22±0,04 мкг/мл), L. delbrueskii (1,20±0,04 мкг/мл). У L. acidophilus лизоцимная активность составила 0,84±0,3 мкг/мл. Наименьшая лизоцимная активность отмечена у L. cellobiosus и L. сorynoformis (0,34±0,01 мкг/мл). Отсутствие лизоцимной активности наблюдалось у L. lactis.

Лизоцимная активность лактобацилл, выделенных из кишечника при нарушении эубиоза по одному показателю составила 1,36±0,07 мкг/мл. По степени увеличения нарушения эубиоза в кишечнике отмечено значительное снижение лизоцимной активности лактобацилл. При нарушении эубиоза по двум показателям лизоцимная активность лактобацилл составила 0,95±0,05мкг/мл, а нарушение эубиоза по трём и четырём показателям сопровождалось уменьшением величины этого показателя до 0,77±0,04 мкг/мл и 0,79±0,04, соответственно (Р0,05).

По мере нарастания нарушений эубиоза в кишечнике в биоценозе кишечника формируются условия способствующие значительному снижению лизоцимной активности лактобацилл, которое служит основанием вывода о том, что увеличение степени нарушения микробиоценоза кишечника сопровождается снижением лизоцимной активности лактобацилл в 1,8 раза (Р0,05), из которых в большинстве случаев (61,3% изолятов) преобладают штаммы с «низкой» и «ниже среднего» лизоцимной активностью.

При отборе перспективных штаммов микроорганизмов для приготовления пробиотиков, наряду с общепринятыми тестами такими как кислотообразование, сахаролитическая, протеолитическая активность, антагонизм[70, 139] учитывали сочетание их с диаминооксидазной и лизоцимной активностью.

Среди исследованных штаммов лактобацилл, рекомендуемых для использования в качестве пробиотиков, установлен диаминооксидазный эффект с различной степенью выраженности. Согласно условию методического приёма, предусматривающего контроль уровня гистамина в питательной среде, после суточной инкубации отмечено выраженное уменьшение гистамина при культивировании штаммов L. helveticus ГРК-08, L. helveticus NKJC, L. helveticus JCH, L. casei KAA.

Определение антагонистической активности пробиотических штаммов на антибактериальный эффект к наиболее часто встречаемой при дисбактериозе E.

сoli с гемолитической активностью наблюдался у исследуемых культур L. helveticus с преобладанием антагонизма средней (53,8-61,5% случаев) и высокой степени (15,4-38,5% случаев).

По отношению к часто встречаемым при дисбактериозе кишечника изолятам S. aureus антибактериальный эффект лактобацилл значительно ниже. Лактобациллы со средней антагонистической активностью составили 34,6-42,3% случаев, а высокая антагонистическая активность наблюдалась до 15,4% случаев.

Проведена коррекция нарушений микрофлоры кишечника с использованием обоснованных пробиотических штаммов лактобацилл в группах риска. Коррекция по разработанной схеме заключалась в назначении кисломолочной смеси в виде биологически активной добавки 1-2 раза в день по 100-150 мл утром и вечером.

Результаты оценивались клинически и подтверждались бактериологическими и биохимическими исследованиями, которые проводились до коррекции и после окончания курса (45 дней).

Критерием эффективности проводимой коррекции считали признаки нормализации микрофлоры слизистой носа и зева, а также содержание гистамина и лизоцима в ротовой жидкости.

После проведённой коррекции отмечены достоверно положительные сдвиги в нормализации биоценоза слизистой оболочки носоглотки. В группе сравнения по отношению к контрольной группе отмечено более выраженное снижение показателя биологического профиля, что свидетельствует о доминировании на слизистой оболочке носа и зева S. aureus и S. epidermidis с меньшим потенциалом патогенности.

В процессе коррекции наблюдалось значительное увеличение содержания лизоцима, которое по уровню значительно превышало показатели до коррекции (0,05). Содержание гистамина после коррекции в значительно снижалось (Р0,05).

Соотношение лизоцима к гистамину в процессе коррекции имело позитивную динамику и увеличивалось с 2,1 до 5,0.

На основании приведённых выше исследований сделан следующий вывод, что сочетание степени диаминооксидазной и лизоцимной активности лактобацилл может являться критерием отбора перспективных штаммов пробиотиков, обеспечивающих эффективность коррекции факторов врождённого иммунитета в группах риска по возникновению круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

Определение диагностической значимости признаков нарушения эубиоза слизистых оболочек носа, зева и кишечника в сочетании с биохимическими показателями содержания лизоцима и гистамина в слюне способствовало составлению таблицы, в которую вошли наиболее информативные показания к коррекции микробной экологии. В таблице представлены симптомы дисбактериоза кишечника, такие как расстройство стула, метеоризм (6 баллов). Показатели состояния микрофлоры слизистой оболочки носа и зева, а именно выделение Staphylococcus в количестве КОЕ/мл lg более 3 (4 балла), S. aureus (5 баллов), S. aureus в количестве КОЕ/мл lg более 3 (8 баллов), S. epidermidis Hly+ в количестве КОЕ/мл lg более 3 (5 баллов). Биохимические показатели содержания лизоцима в ротовой жидкости в количестве менее 4,6 мкг/л и содержание свободного гистамина в ротовой жидкости более 3,9 нг/мл имеют ДК в 6 баллов.

Разработанные и апробированные диагностические коэффициенты ферментов патогенности микрофлоры слизистой оболочки верхних дыхательных путей, содержания лизоцима и гистамина рекомендуются для практического применения в прогнозировании риска возникновения круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

Обоснованы практические рекомендации по необходимости определения степени диаминооксидазной и лизоцимной активности лактобацилл при отборе перспективных штаммов пробиотиков, перспективных для повышения эффективности коррекции факторов врождённого иммунитета в группах риска по возникновению круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

102

ВЫВОДЫ

1. Для студенческой молодёжи в условиях Севера характерна повышенная частота индикации со слизистой оболочки носа и зева представителей вида S.

аureus и S. epidermidis с гемолитической активностью (50,5% исследуемых лиц) при высокой частоте случаев с плотностью бактерий КОЕ lg 103 и более микробных клеток (64,3%). Бактерионосительство этих видов сопровождается снижением содержания лизоцима и значительным увеличением содержания гистамина в слюне (р0,05), их соотношение находится в обратной сильной корреляционной зависимости (r= –0,9).

2. Диагностические коэффициенты активности ферментов патогенности микрофлоры слизистой оболочки носа и зева, содержания лизоцима и гистамина в слюне имеют достаточный диагностический и информационный уровень (6-8 баллов, I0,5) для определения риска возникновения круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

3. Микробиоценоз кишечника в группах риска по круглогодичному аллергическому риниту и атопическому дерматиту характеризуется уменьшением количества и лизоцимной активности бактерий рода Lactobacillus (87,2% исследуемых лиц) при увеличении атипичных Е. coli с декарбоксилирующей активностью. Наиболее часто идентифицируются L. delbrueskii (22,5%), L. сasei, L. rhamnosus, реже выделяются L. brevis (11,3%), в единичных случаях L. рlantarum, L. trichodes, L. аcidophilus, характерные для нормальной микрофлоры человека (3,2%).

Среди этих изолятов в большинстве случаев (61,3% изолятов) преобладают штаммы с «низкой» и «ниже среднего» лизоцимной активностью.

4. Использование пробиотических штаммов лактобацилл с учётом их диаминооксидазной, лизоцимной и антагонистической активности к микроорганизмам с наибольшим потенциалом патогенности, выделяемых в регионе, является эффективным для коррекции нарушений микрофлоры и нормализации соотношения содержания лизоцима и гистамина в слюне у лиц групп риска по круглогодичному аллергическому риниту и атопическому дерматиту.

103

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Разработанные и апробированные диагностические коэффициенты ферментов патогенности микрофлоры слизистой оболочки верхних дыхательных путей, содержания лизоцима и гистамина рекомендуются для прогнозирования риска возникновения круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

2. Определение степени диаминооксидазной и лизоцимной активности лактобацилл и их антагонистической активности к микроорганизмам с наибольшим потенциалом патогенности в регионе при отборе пробиотических штаммов рекомендуется для повышения эффективности коррекции нарушений микрофлоры в группах риска по возникновению круглогодичного аллергического ринита и атопического дерматита.

ПЕРСПЕКТИВЫ ДАЛЬНЕЙШЕЙ РАЗРАБОТКИ ТЕМЫ

1. Необходимо продолжить изучение разнообразия микрофлоры организма человека в различных регионах Российской Федерации у лиц при отсутствии клинических проявлений и при различных заболеваниях, обусловленных нарушением эубиоза.

2. Исследовать эффективность расширения спектра применения пробиотических штаммов лактобацилл для персонизированной профилактики нарушений микрофлоры организма человека и в комплексе лечения заболеваний.

3. Продолжить разработку новых алгоритмов селекционирования и использования пробиотических штаммов с учётом их фенотипической активности и полногеномного секвенирования.

104

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АР – группы риска с круглогодичным аллергическим ринитом АтД – группа риска с атопическим дерматитом БФБ – бифидобактерии ГК – группа контроля при оценке эффективности ГС – группа сравнения ГСАР – группа сравнения из лиц с аллергическим ринитом ГСАтД – группа сравнения из лиц с атопическим дерматитом ДК – диагностический коэффициент ДрГ – повышение количества дрожжеподобных грибов рода Candida Кл – повышение количества клостридий КО – коэффициент общности КОЕ – колониеобразующие единицы КПГ – повышение количества E. coli Hly+ КПЛН – повышение количества лактозонегативных E. coli Lac КПТ – уменьшение количества типичных E. coli КФМ – повышенное количество кокковых форм микроорганизмов ЛКБ – уменьшение количества лактобактерий НГИЗ – неспецифические гастроинтестинальные заболевания ПС – процентное сходство Р – частота встречаемости на 100 обследованных, % СтЭ – повышение количества эпидермального стафилококка 105

ЛИТЕРАТУРА

1. Агаджанян, Н.А. Адаптационная медицина и здоровье / Н.А. Агаджанян // Вестник Уральской медицинской академической науки. – 2005. – № 2. – С. 10-18.

2. Алешкин, А.В. Поликомпонентные пробиотические препараты – конструирование, производство и стратегия их продвижения на российском фармацевтическом рынке: дисс.... д-ра биол. наук: 03.01.06 / Алешкин Андрей Владимирович. – М., 2011. – 38 с.

3. Алёшкин, В.А. Становление пробиотикотерапии в России / В.А. Алёшкин [и др.] // Вестник Российской Академии медицинских наук. – 2005. – № 12.

– С. 3-13.

4. Алешукина, А.В. Отношения микроб-хозяин в биотопах толстой кишки при дисбактериозах: дисс.... д-ра мед. наук: 03.02.03 / Алешукина Анна Валентиновна. – М., 2012. – 237 с.

5. Амерханова, А.М. Научно-производственная разработка новых препаратовсинбиотиков и клинико-лабораторная оценка их эффективности: дис.... д-ра биол.

наук: 03.00.07, 03.00.23 / Амерханова Аделаида Михайловна. – М., 2009. – 280 с.

6. Андреева, И.В. Потенциальные возможности применения пробиотиков в клинической практике / И.В. Андреева // Клиническая микробиология антимикробной химиотерапии. – 2006. – Т. 8, № 2. – С. 151-172.

7. Атауллаханов, Р.И. Иммунитет и инфекция: динамичное противостояние живых систем / Р.И. Атауллаханов, А.Л. Гинцбург // Педиатрия. Журнал им.

Г.Н. Сперанского. – 2005. – № 4. – С. 47-61.

8. Афанасьев, С.С. Микробиоценозы открытых полостей и мукозальный иммунитет / С.С. Афанасьев [и др.] // Эффективная фармакотерапия. – 2013. – № 27.

– С. 6-11.

9. Бакшеева, С.С. Закономерности формирования эндоэкологического статуса детей в условиях крупного промышленного города: дис.... д-ра биол. наук:

03.02.08 / Бакшеева Светлана Сергеевна. – Красноярск, 2011. – 292 с.

10. Баранов, А.А. Физиология роста и развития детей и подростков / Под ред. А.А. Баранова, Л.А. Щеплягиной. – М., 2000. – 587 с.

11. Барер, Г.М. Кристаллографический метод изучения слюны / Г.М. Барер. – 2008. – 191 с.

12. Башкина, О.А. Сравнительная характеристика стафилококкового носительства у здоровых и часто болеющих острыми респираторными заболеваниями детей / О.А. Башкина [и др.] // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии. – 2003. – № 6. – С. 3-6.

13. Белобородов, В.Б. Почему клиническая эффективность целенаправленной антимикробной терапии может быть ниже предполагаемой / В.Б. Белобородов // Клиническая антибиотикотерапия. – 2002. – № 6(20). – C. 3-8.

14. Беляева, Е.А. Микробиота кишечника коренного жителя Центрального федерального округа Российской Федерации как основа для создания региональных пробиотических препаратов: автореф. дисс.... канд. биол. наук: 03.02.03 / Беляева Екатерина Андреевна. – М., 2014. – 24 с.

15. Бондаренко, В.М. Обоснование и тактика назначения в медицинской практике различных форм пробиотических препаратов / В.М. Бондаренко // Фарматека. – 2013. – № 13. – С. 77.

16. Бондаренко, В.М. Молекулярно-клеточные механизмы терапевтического действия пробиотических препаратов / В.М. Бондаренко, Н.М. Грачева // Фарматека. – 2010. – № 2(196). – Гастроэнтерология, Гепатология. – С. 26-32.

17. Булатова, Е.М. Кишечная микробиота: современные представления / Е.М. Булатова [и др.] // Педиатрия. Журнал им. Г. Н. Сперанского. – 2009. – Т. 88, № 3. – С. 104-110.

18. Бухарин, О.В. Микробные ингибиторы лизоцима / О.В. Бухарин, А.В.

Валышев // Журнал микробиологии. – 2006. – № 4. – С. 8-13.

19. Бухарин, О.В. Экология микроорганизмов человека / О.В. Бухарин, А.В. Валышев, Ф.Г. Гильмутдинова // УрО РАН. – Екатеринбург, 2006. – 480 с.

20. Воропаева, Е.А. Микробная экология и гистаминобразующая активность микроорганизмов задней стенки глотки детей, больных бронхиальной астмой: автореф. дисс.... канд. биол. наук: 03.02.03 / Воропаева Елена Александровна. Москва, 2002. – 26 с.

21. Воропаева, Е.А. Роль микробиоценозов открытых полостей в формировании реактивности организма; диагностические критерии дисбиозов для оценки состояния здоровья человека: автореф. дисс.... д-ра биол. наук: 03.02.03, 14.03.09 / Воропаева Елена Александровна. – М., 2013. – 38 с.

22. Ганковская, О.А. Молекулярно-генетические механизмы врожденного иммунитета на уровне слизистых оболочек при патологии инфекционного генеза: дисс.

... д-ра мед. наук: 14.03.09 / Ганковская Оксана Анатольевна. – М., 2010. – 232 с.

23. Гацко, Ю.С. Системный анализ эффективности лечения отомикоза желатиновыми пленками: дисс.... канд. мед. наук: 05.13.01 / Гацко Юрий Сергеевич. – Сургут, 2009. – 121 с.

24. Глушанова, Н.А. Экспериментальное обоснование новых подходов к коррекции микробиоценоза кишечника: дисс.... д-ра мед. наук: 03.00.07 / Глушанова Нина Алексеевна. – М., 2006. – 260 с.

25. Голошва, Е.В. Изменение колонизационной резистентности кишечника при дисбактериозах, обусловленных антибиотиками широкого спектра действия:

дис.... канд. биол. наук: 03.00.07 – Ростов н/Д, 2005. – 180 c.

26. Горкин, В.З. Система аминооксидаз: современные достижения в исследованиях природы, функций и их нарушений: обзор / В.З. Горкин, Л.Н. Овчиникова // Вопросы медицинской химии. – 1993. – № 4. – С. 2-10.

27. Грачёва, Н.М. Микробная экология и состояние слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта у больных аллергическими заболеваниями / Н.М.

Грачёва, Н.А. Колганова, И.Т. Щербаков // Журнал микробиологии. – 2004. – № 1.

– С. 79-81.

28. Григорьев, И.В. Белковый состав смешанной слюны человека: механизмы психофизиологической регуляции / И.В. Григорьев [и др.] // Вестник Российской академии медицинских наук. – 2004. – № 7. – С. 36-47.

29. Гриценко, В.А. Роль персистентных свойств микроорганизмов в патогенезе эндогенных инфекций / В.А. Гриценко, Ю.Б. Иванов // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии. – 2009. – № 4. – С. 66-71.

30. Гублер, Е.В. Информатика в патологии, клинической медицине и педиатрии / Е.В. Гублер. – Л.: Медицина, 1990. – 176 с.

31. Гущин, И.С. Устранение неизбежности аллергического ответа /И.С.

Гущин // Пульмонология. – 2010. – № 4. – С. 23-33.

32. Дегтева, Г.К. Роль молекулярно-биологических методов в характеристике и отборе производственно-перспективных культур бактерий для создания биологических препаратов / Г.К. Дегтева [и др.] // Естественные факторы защиты в профилактике и лечении экологически обусловленных заболеваний. – Н. Новгород, 2000. – С. 41-44.

33. Дегтева, Г.Н. Северная медицина: фундаментальные исследования и прикладные аспекты // Экология человека. Приложение 4/1. – 2006. – С. 8-12.

34. Дерябин, Д.Г. Стафилококки: экология и патогенность // УрО РАН. – Екатеринбург, 2000. – 239 с.

35. Дехтяренко, Н.В. Закономерности проявления биологических свойств новых штаммов Lactobacillus, перспективных для создания препаратов и продуктов с пробиотической активностью / Н.В. Дехтяренко, Л.Н. Шикаренко, A.M. Дуган // Клиническое питание. – 2007. – № 1-2. – С. А37.

36. Димова, М.И. Бактериоциногенные и пробиотические свойства штамма Lactobacillus plantarum УКМ В–2705 / М.И. Димова, Н.К. Коваченко // Клиническое питание. – 2007. – № 1-2. – С. А38.

37. Долгушин, И.И. Внеклеточный антимикробный механизм защиты нейтрофильных гранулоцитов / И.И. Долгушин [и др.] // Вестник Уральской медицинской академической науки. – 2012. № 4(41). С. 30-31.

38. Доронин, А.Ф. Функциональное питание / А.Ф. Доронин, Б.А. Шендеров. – М.: Грантъ. – 2002. – 296 с.

39. Еськов, В.М. Программа идентификации параметров аттракторов поведения вектора состояния биосистем в m-мерном пространстве / В.М. Еськов [и др.] // Свидетельство об официальной регистрации программы для ЭВМ № 2006613212.

РОСПАТЕНТ. – М., 2006.

40. Ефимов Б.А. Микроэкология кишечника человека, коррекция микрофлоры при дисбиотических состояниях: дисс.... д-ра мед. наук: 03.00.07 / Ефимов Борис Алексеевич. – М., 2005. – 277 с.

41. Жадченко, Ю.В. Фенотипические характеристики популяции S. aureus, выделенных от различных категорий носителей / Ю.В. Жадченко [и др.] // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 4 (2). – С. 295-298.

42. Забирова, Т.М. Биологические свойства лактобацилл биотопов человека в норме и при дисбиозе: автореф. дисс.... канд. мед. наук / Т.М. Забирова. – Оренбург, 2001. – 24 с.

43. Зарудий, Ф.С. Гистамин и противогистаминные средства. – Уфа: Башкортостан, 1995. – 224 с.

44. Захарова, Ю.В. Оценка состояния микробного статуса у медицинского персонала многопрофильных стационаров: дисс.... канд. мед. наук: 03.00.07 / Захарова Юлия Викторовна. – М., 2008. – 140 с.

45. Зорина, В.В. Модуляция клеток иммунной системы лактобактериями / В.В. Зорина, Т.Н. Николаева, В.М. Бондаренко // Журнал микробиологии. – 2004.

–№ 6. – С. 57-60.

46. Иванова, Е.В. Видовая характеристика и факторы персистенции бифидофлоры кишечника в норме и при дисбиозах / Е.В. Иванова [и др.] // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии. – 2009. – № 2. – С. 89-93.

47. Ильина, Т.С. Системы коммуникаций у бактерий и их роль в патогенности / Т.С. Ильина, Ю.М. Романова, А.Л. Гинцбург // Молекулярная генетика, микробиология и вирусология. – 2006. – № 3. – C. 22-29.

48. Каганов, Б.С. Современные проблемы педиатрической диетологии / Б.С. Каганов, Т.Н. Сорвачева, А.Г. Сурков // Вопросы детской диетологии. – 2008. – № 1. – С. 49-54.

49. Калуцкий, П.В. Влияние аномального геомагнитного поля на состояние факторов врождённого иммунитета и репаративных процессов при экспериментальной раневой инфекции у животных / П.В. Калуцкий, Л.Г. Климова, О.А.

Медведева // Мат-лы рос. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы инфекционной патологии», посвященной 85-летию кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии Сибирского гос. мед. ун-та (ноябрь 2009, г. Томск). – Томск, 2009. – С. 64-66.

50. Караулов А.В. Роль микробиоценозов и врожденного иммунитета в мукозальных защитных реакциях и развитии воспаления / А.В. Караулов [и др.] // Физиология и патология иммунной системы. – 2013. – Т. 17, № 4. – С. 3-10.

51. Карпин, В.А. Современные медико-экологические аспекты урбанизированного Севера / В.А. Карпин [и др.]. – М.: Изд-во РУДН, 2003. – 197 с.

52. Карташова, О.Л. Фенотипическая характеристика стафилококков и местный иммунитет при бактерионосительстве / О.Л. Карташова [и др.] // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии. – 2009. – № 4. – С. 99-102.

53. Кафарская, Л.И. Локальный иммунитет кишечника / Л.И. Кафарская [и др.] // Вопросы практической педиатрии. – 2007. – Т. 2, № 4. – С. 46-50.

54. Кашперова, Т.А. Конструирование пробиотиков на основе генетически модифицированных штаммов Bacillus subtilis и Bacillus licheniformis: дис.... канд.

биол. наук: 16.00.03, 03.00.23. – Кольцово, 2005. – 141 с.

55. Клюева, Л.А. Формирование бактерионосительства стафилококковой микрофлоры у детей в условиях Севера Современные наукоемкие технологии / Л.А. Клюева, В.К. Байрашева, Г.Н. Куярова. – 2007. – №7. – С. 54-55.

56. Клюева, Л.А. Микроэкологические нарушения и их коррекция при хроническом рецидивирующем афтозном стоматите (на примере г. Сургута):

дис.... канд. мед. наук: 03.00.16 / Клюева Лидия Александровна. – Сургут, 2008.

– 124 с.

57. Коваленко, Л.В. Факторы неспецифической защиты в группах риска с неспецифическими гастроинтестинальными и аллергическими заболеваниями студенческой молодежи в условиях Севера / Л.В. Коваленко, А.А. Куяров, Л.А.

Сайгушева // Вопросы патогенеза типовых патологических процессов: Труды II Всероссийской науч.-практ. конф. с международным участием. – Новосибирск, 2010. – С. 197-201.

58. Ковальчук, Л.В. Врождённые компоненты иммунитета: toll-подобные рецепторы в норме и при иммунопатологии / Л.В. Ковальчук, М.В. Хорева, А.С.

Варивода // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии. – 2005. – № 4.

– С. 96-104.

59. Козлов, Л.В. Исследование функциональной активности компонентов и факторов системы комплемента человека / Л.В. Козлов // Вопросы медицинской химии. – 2002. – Т. 48, № 6. – С. 634.

60. Королюк, А.М. От простакваши Мечникова к современным пробиотическим продуктам функционального питания / А.М. Королюк // Вестник Российской академии медицинских наук. – 2008. – № 3. – С. 146.

61. Кочеровец, В.И. Микрофлора верхнечелюстных пазух у детей с острым риносинуситом / В.И. Кочеровец [и др.] // Российская оториноларингология. – 2011. – № 3. – С. 71.

62. Крамарь, В.О. Эколого-гигиенические аспекты бактерионосительства стафилококков у детей, проживающих в районах крупного промышленного города с различной антропогенной нагрузкой: дисс.... канд. мед. наук: 14.00.07 / Крамарь Варвара Олеговна. – Волгоград, 2009. – 107 с.

63. Крамарь, О.Г. Микроэкология кишечника и коррекция дисбактериоза у жителей крупного промышленного города / О.Г. Крамарь [и др.] // Международный журнал экспериментального образования. – 2012. – №1. – С. 49-51.

64. Кудрявцева, А.В. Атопический дерматит у детей и подростков / А.В.

Кудрявцева // Медицинский совет. – 2010. – № 5. – С. 78-86.

65. Кузнецова, Е.К. Микробиоценоз репродуктивной системы мужчин и его роль в течении гонококковой инфекции: дисс. … канд. мед. наук: 14.00.11 / Кузнецова Евгения Константиновна. – Оренбург, 2006. – 124 с.

66. Кулакова, Ю.В. Разработка поликомпонентного метаболитного пробиотика для наружного применения на основе лактобацилл: автореф. дис.... канд.

биол. наук: 03.01.06, 03.02.03 / Кулакова Юлия Владимировна. – М., 2013. – 24 с.

67. Куяров, А.В. Микробная экология детей Севера (клиника нарушений, диагностика, коррекция): монография / А.В. Куяров, Г.Н. Куярова, Л.А. Клюева.

– Ханты-Мансийск: Полиграфист, 2008. – 100 с.

68. Куяров, А.В. Пробиотическая микробиология на службе здоровья жителей Севера: монография / А.В. Куяров [и др.] – Сургут. гос. ун–т ХМАО – Югры. – Сургут: ИЦ СурГУ, 2013. – 223 с.

69. Лахно, В.Д. Компьютеры и суперкомпьютеры в биологии / В.Д. Лахно, М.Н. Устинин. – М.; Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2002. – 528 с.

70. Лахтин, В.М. Стратегические аспекты конструирования пробиотиков будущего / В.М. Лахтин [и др.] // Вестник Российской академии медицинских наук. – 2008. – № 2. – С. 33-44.

71. Лахтин М.В. Лектины пробиотиков – новый класс сигнальных молекул чувства кворума / М.В. Лахтин [и др.] // Клиническая лабораторная диагностика.

– 2012. – № 9. – С. 82.

72. Лебедев, К.А. Иммунология образраспознающих рецепторов: Интегральная иммунология / К.А. Лебедев, И.Д. Понякина. – М.: Либроком, 2013. – 256 с.

73. Леванова, Г.Ф. Фенотоксономия и геносистематика лактобацилл / Г.Ф.

Леванова, Е.И. Ефимов; под ред. д-ра биол. наук, проф. Г.И. Григорьевой. – Н.

Новгород: Изд-во Ю.А. Николаев, 2009. – 248 с.

74. Литовченко, О.Г. Особенности морфофункционального и психофизиологического развития уроженцев Среднего Приобья в возрасте 7-20 лет: дисс. … д-ра биол. наук: 03.00.13 – Челябинск /Литовченко Ольга Геннадьевна. – 2009. – 285 с.

75. Лобзин, Ю.В. Дисбактериоз кишечника (клиника, диагностика, лечение):

Руководство для врачей / Ю.В. Лобзин, В.Г. Макарова, Е.Р. Кровякова. – СПб., 2003. – 256 с.

76. Мартыканова, Д.С. Изменения микробных сообществ в желудочно-кишечном тракте детей при дисбактериозах кишечника и их коррекция пробиотиками и нитрофуранами: дис.... канд. биол. наук: 03.00.07, 14.00.25 / Мартыканова Диляра Сафовна. – Казань, 2006. – 112 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Похожие работы:

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«Мухаммед Тауфик Ахмед Каид ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕНОТИПОВ С ХОРОШИМ КАЧЕСТВОМ КЛЕЙКОВИНЫ, ОТОБРАННЫХ ИЗ ГИБРИДНЫХ ПОПУЛЯЦИЙ АЛЛОЦИТОПЛАЗМАТИЧЕСКОЙ ЯРОВОЙ ПШЕНИЦЫ МЯГКОЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДНК-МАРКЕРОВ Специальность 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«Вафула Арнольд Мамати РАЗРАБОТКА ЭЛЕМЕНТОВ ТЕХНОЛОГИИ ВЫРАЩИВАНИЯ ПАПАЙИ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЗДОРОВОГО ПОСАДОЧНОГО МАТЕРИАЛА И ЭКСТРАКТОВ С БИОПЕСТИЦИДНЫМИ СВОЙСТВАМИ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ЕЕ ОТ ВРЕДНЫХ ОРГАНИЗМОВ Специальности: 06.01.07 – защита растений 06.01.01 – общее земледелие и растениеводство Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«Карачевцев Захар Юрьевич ОЦЕНКА ПИЩЕВЫХ (АКАРИЦИДНЫХ) СВОЙСТВ РЯДА СУБТРОПИЧЕСКИХ И ТРОПИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ПАУТИННОГО КЛЕЩА TETRANYCHUS ATLANTICUS MСGREGOR Специальность: 06.01.07 – защита растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Попов Сергей...»

«Цвиркун Ольга Валентиновна ЭПИДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КОРИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ. 14.02.02 – эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР профессор, доктор медицинских наук Ющенко Галина Васильевна Москва – 20 Содержание...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.