WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 17 |

«ПРОСТРАНСТВЕННАЯ СТРУКТУРА ФЛОРЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ...»

-- [ Страница 6 ] --

3. Смоленско-Московский округ. Занимает волнистую моренную равнину, перекрытую с поверхности покровными суглинками. Округ относится к дерновоподзолистому покровносуглинистому моренному типу. В структуре почвенного покрова преобладают дерново-подзолистые суглинистые и тяжелосуглинистые почвы (до 80%), впрочем разной степени оподзоленности, оглеенности и смытости. Преобладающими сильно- и среднеподзолистыми дерново-подзолистыми почвами заняты водораздельные равнинные пространства, а также значительные части склоновых позиций. Как правило, по шлейфам и в нижних частях склонов они сочетаются с дерново-подзолисто-глееватыми и глеевыми почвами (поверхностного или грунтового увлажнения). Только в низинах преобладают торфянисто- или торфяно-подзолисто-глеевые почвы, среди которых имеются вкрапления низинных и переходных болот (доля болотных почв не превышает 3%).

4. Юрьев-Польский округ. Занимает Ополье, почвообразующие породы которого образованы слабокарбонатными лессовидными суглинками. Округ относится к дерновоподзолисто–серолесному карбонатно-покровносуглинистому моренному типу.

Особенностью почвенного покрова является наличие наряду дерново-подзолистыми почвами также серых лесных почв, что, по-видимому, связано с карбонатностью пород и преобладанием широколиственных лесов на водоразделах. Расчлененный рельеф способствует тому, что автоморфные почвы занимают свыше 90% территории.

Слабокислая реакция преобладающих почв, повышенное содержание гумуса и ЭМП обусловили сравнительно высокий уровень плодородия почв, что давно привело к интенсивному сельскохозяйственному освоению, небольшой облесенности и значительной доли пахотных земель (до 70%). Почвам Ополья посвящена отдельная монография (Тюрюканов, Быстрицкая, 1971).

3.1.5 Растительность

Территория Владимирской области полностью расположена в подзоне подтайги (хвойно-широколиственных лесов) таежной зоны (Огуреева и др., 1999). Северная граница зоны широколиственных лесов проходит по р. Ока примерно в 50 км к югу от южной границы области, однако затем идет по Оке от Касимова до Нижнего Новгорода. Таким образом, левый (владимирский) берег Оки относится к подтайге, а правый (нижегородский) – к зоне широколиственных лесов. Южная граница подзоны южной тайги на данной долготе лежит в 100 км к северу от границ области.

Ландшафтные особенности растительного покрова охарактеризованы по выделам физико-географического районирования в следующем подразделе (3.2.1). Кроме того, мозаика растительных сообществ региона, в т.ч. редких, вкратце разбирается в разделе 9.3 «Пространственный анализ ценотических групп: от распространения видов к распространению сообществ».

По дробному лесорастительному районированию Нечерноземного Центра (Курнаев, 1982), Владимирская область разделена на 10 лесорастительных районов. Их границы во многом соответствуют схемам физико-географического районирования (см. ниже).

Приведем краткую характеристику лесной растительности этих районов (по Курнаеву, 1982, с дополнениями).

1. Район Клинско-Дмитровской гряды (восточная оконечность). Район преобладания лесов зонального типа – сложных ельников с липой и сложных ельников с дубом. Экотопы ельников с липой и ельников с дубом занимают примерно равную площадь (в общей сложности около 80% от площади района). Среди них в депрессиях небольшими площадями размещаются хвойные леса бореального типа (бореальные и субнеморальные ельники, бореальные сосняки с елью), иногда среди них встречаются верховые болота с сосною. По вершинам водоразделов (на более тяжелых, богатых суглинках) – сложные ельники с ясенем.

2. Район Владимирского Ополья. Лесов осталось мало. Мелкие «острова» сильно нарушены и представлены в основном березняками. Коренными следует считать широколиственные леса с преобладанием липы и значительным участием дуба, вяза голого, клена1.

3. Нерлинский район2. Район с сочетанием сложных ельников, бореальных сосняков с елью, чистых бореальных сосняков, сложных сосняков. Важную роль играют экотопы сложных ельников, но большую площадь занимают экотопы бореальных сосняков – с елью и чистых. В настоящее время большая площадь лесов занята производными древостоями березы, хотя сохранились и сосняки.

4. Район Центральной болотно-озерной Мещеры. Преобладают леса бореального типа: чистые сосняки и сосняки с елью, реже встречаются бореальные ельники. Широко распространены болота, особенно низинные, много верховых болот и заболоченных березняков. Нередко встречаются проточные болота с ольхой черной.

5. Район Окско-Цнинского вала. Поверхность района сухая, болот мало, речная 1 С.Ф. Курнаев (1982) ошибочно приводит для Ополья также ель.

2 У С.Ф. Курнаева (1982) – без названия.

сеть почти отсутствует. Преобладают леса бореального типа: сосняки, сосняки с елью, реже – чистые ельники. По местам с близким подстиланием известняков встречаются сложные сосняки с липой и дубом.

6. Приволжский район. Район господства сосновых лесов со степными элементами.

Среди дюнно-бугристого рельефа наблюдается большое количество замкнутых, иногда очень обширных понижений, заболоченных или с озерами. Господствующее положение занимают чисто боровые типы – брусничники, лишайниковые, вересковые, особенность которых – сильное «остепнение» покрова. Широко распространены сфагновые сосняки.

Также имеются ельники и пойменные дубравы.

7. Район Придокской равнины. В лесном покрове на песчаном плаще – сочетание бореальных хвойных лесов (сосняков, сосняков с елью, сложных сосняков), местами – на покровных суглинках – сложных ельников.

8. Район приокских террас. Господствуют сосновые леса, представленные полным набором экологического ряда, – от лишайниковых до сложных боров.

Кроме того, небольшими фрагментами заходят еще два района:

9. Район Верхневолжской низины (вдоль подножия Клинско-Дмитровской гряды).

Район с лесами различного характера, но с преобладанием лесов бореального типа и значительным распространением заболоченных березняков, травяных и верховых болот.

10. Район Подмосковной Мещеры (северо-западная окраина). Район с преобладанием сложных ельников зонального типа, реже – сложных сосняков.

3.1.6 Краткая история развития растительного покрова в четвертичное время (по Тихомирову, Куликовой, 1987; Анненской и др., 1997) Современный растительный покров сформировался в голоцене, благодаря миграциям комплексов видов с территорий, не затронутых оледенением. Впрочем, уже начиная с микулинского времени на территории могли существовать условия для непрерывного развития растительного покрова, однако из-за холодного климата валдайского времени растительные сообщества той эпохи вскоре уступили место более термофильным сообществам. В.Н. Тихомиров и Г.Г. Куликова (1987) считают, что лишь немногие водные виды являются у нас реликтами микулинского межледниковья как, например, Isotes lacustris и I. echnospora.

Освобождение территории от московского ледника привело к формированию обширных водных потоков, которые по древним ложбинам дренировали освобождавшуюся территорию. Растительность сначала появлялась на возвышенностях, которые не были покрыты плащом водно-ледниковых наносов. В наступившую микулинскую эпоху на сухих участках господствовала лесная растительность вплоть до широколиственных лесов в наиболее теплый период. На песках была широко распространена Pinus sylvestris.

В начале фазы широколиственных лесов на возвышенностях преобладали леса с заметным участием Quercus robur и Pinus sylvestris, затем широкое распротсранение получили ольшаники. В дальнейшем возросла роль Ulmus, Corylus avellana, Picea, а во второй половине фазы Quercus robur, Ulmus и Corylus avellana были вытеснены Tilia и Carpinus, временно возросла роль Betula. К концу микулинского межледниковья на низменностях широко распространились хвойные леса (сосновые, отчасти еловые), а широколиственные породы входили в их составах как примесь; чуть позже в лесах возрастает роль Betula и Alnus.

В ледниковые максимумы валдайской эпохи произошло резкое сокращение лесных площадей в результате похолодания и иссушения климата (само валдайское оледенение не затронуло территорию региона). На обширных песчаных массивах в разреженных лесах преобладали Pinus sylvestris и отчасти Betula. Колебания границ ледника приводили к появлению в качестве примесей Tilia, Ulmus, увеличивалась площадь ольшаников. В осташковскую фазу валдайского оледенения в лесных сообществах преобладала Betula.

На песчаных низменностях были распространены криофильные и галофильные полыннолебедовые сообщества (Chenopodium album, C. foliosum, C. chenopodioides, Atriplex verrucifera, A. cana, Suaeda spp., Halocnemum strobilaceum, Artemisia spp.), что было обусловлено резко континентальным холодным климатом. Господство в перигляциальных ландшафтах той эпохи холодных степей характерно для позднего дриаса – последнего временного отрезка плейстоцена.

Примерно 10,3–10,5 тыс. лет назад началось быстрое потепление, что отмечено в растительном покрове активизацией процессов торфонакопления и болотообразования.

Климат становится теплее и влажнее, растительность приобретает лесной характер.

Быстро расселяется пришедшая с северо-востока сибирская ель Picea obovata, образовавшая островные леса.

В послеледниковое время на песчаных низменностях господствовали эоловые процессы, и формировался дюнный рельеф. Из-за особенностей рельефа широкое распространение здесь получили гидроморфные ландшафты – болота и крупные озера.

К началу древнего голоцена площади травяных сообществ (перигляциального типа) на низменностях сократились. Распространение получили леса таежного типа, в которых определяющую роль играли Pinus sylvestris и Picea. Граница темнохвойной тайги в тот период шла примерно по Оке. В древнем голоцене наблюдалось несколько циклов похолодания (и увеличения континентальности), во время которых площадь лесов сокращалась, а открытые пространства занимали холодные степи с полынями, маревыми, осоковыми, эфедрой.

В конце древнего голоцена и бореальном периоде происходит значительно потепление, увеличивается площадь лесов. При этом сокращается участие ели, полностью отступает сибирская Picea obovata. Господствуют сосновые и отчасти березовые леса, как примесь появляются широколиственные породы – Quercus robur, Ulmus, Tilia, Corylus avellana. Увеличивается роль Alnus против Salix.

Потепление климата бореального времени продолжалось и в среднем голоцене, достигнув в атлантическое время климатического оптимума. Климат становится относится теплым и влажным. Увеличивается количество широколиственных пород (особенно Tilia), которые формировали чистые леса на возвышенностях. Низменные песчаные пространства по-прежнему были заняты сосновыми борами (впрочем, с примесью широколиственных пород). Широкое распространение на обширных влажных участках получила Alnus. Среди травяных растений на песчаных низменностях резко сокращается участие Artemisia и маревых при увеличении роли злаков, осоковых, лютиковых.

Впрочем, средний голоцен не был однороден по климатическим условиям – так, в суббореальное время теплый климат стал более сухим (при понижении уровня грунтовых вод). При этом останавливается торфонакопление, а на болотах преобладает Pinus sylvestris.

Со второй половины суббореала началась новая волна похолодания, продолжавшаяся затем весь субатлантический период, при этом повышается влажность климата. Сокращается участие широколиственных пород (в основном Tilia). На водоразделах преобладает бореальные леса – сосновые и березовые на низменностях, сосново-еловые и еловые (из Picea abies) на суглинистых водоразделах. Значительно увеличивается участие вересковых и плаунов – типичных таежных растений.

Растительность субатлантического времени является непосредственной основой современного растительного покрова, на который сильное воздействие уже оказывал человек.

3.2 Положение в системах физико-географического (ландшафтного) районирования 3.2.1 Физико-географическое районирование Н.А. Гвоздецкого и др. (1960 г.) Научные основы физико-географического районирования Центрального Нечерноземья были заложены ландшафтной школой Московского университета под неформальным руководством Н.А. Гвоздецкого. Первая схема дробного физикогеографического районирования этой территории, которая включает Владимирскую область, была опубликована более 50 лет назад (Карта физико-географических районов..., 1960).

На территорию Владимирской области в ее современных границах заходят, согласно этой схеме, 15 районов трех физико-географических провинций, в т.ч. три района, полностью лежащих в пределах региона (рис. 3.1). Отметим, что один район (33), относящийся к Верхневолжской провинции (подпровинция смешанных лесов), лишь немного заходит на крайний северо-запад Владимирской области (бассейн р. Кубрь) и, таким образом, многими исследователями природы области в дальнейшем не учитывался.

Его типологическая характеристика совпадает с таковой для Левобережной Мещеры.

Рис. 3.1. Физико-географические районы Владимирской области: районирование Н.А. Гвоздецкого и др. (Карта физико-географических районов..., 1960).

Прочие 14 районов двух физико-географических провинций объединяются в 10 типов и имеют следующие основные характеристики.

1. Смоленско-Московская провинция

1.1. Преимущественно возвышенные районы с холмистым, крупнохолмистым и грядовым моренным рельефом и значительным эрозионным расчленением. Почвы формируются на покровных суглинках, реже на морене и песках. Преобладают дерново– средне- и сильноподзолистые пылеватые суглинистые почвы, относительно мало заболоченные и значительно распахиваемые. Залесенность сравнительно невелика. Леса вторичные – осиново-березовые с участием елово-широколиственных, сероольховых.

Почвы местами эродированы. Район 63: Дмитровско-Загорская моренно-эрозионная возвышенность.

2. Мещерская провинция, подпровинция смешанных лесов

2.1. Пологоволнистые эрозионнорасчлененные моренные равнины в сочетании с зандровыми. Почвы преимущественно дерново-среднеподзолистые, местами оглеенные.

Леса мелколиственные с примесью широколиственных пород, с участием ели. По песчаным почвам зандровых равнин – сосновые. Лесистость умеренная, распаханность значительная. Район 80: Вязниковско-Гороховецкое моренно-эрозионное плато.

2.2. Зандровые равнины с участками слегка приподнятых пологохолмистых и волнистых моренных равнин, местами перекрытых покровными суглинками, с камами и древними террасами. Преобладают дерново–средне- и слабоподзолистые супесчаные и песчаные почвы с участками дерново-средне- и сильноподзолистых суглинистых почв.

Заболоченность значительна. Леса преимущественно вторичные – березово-осиновые, реже – сосновые, широколиственно-еловые. Лесистость и распаханность неравномерны.

Район 68: район Приклязьминской Левобережной Мещеры (также 33: НерльПлещеевский район).

2.3. Низменные заболоченные равнины, зандровые и аллювиально-зандровые, с пятнами озерно-ледниковых отложений и участками моренных холмов, с перегнойноторфяно-глеевыми, дерново-подзолисто-глеевыми и дерново-подзолистыми почвами.

Леса сосновые и вторичные – елово-мелколиственные и осиново-березовые; местами сохранились островки дубрав. Лесистость значительная, распаханность невелика (не более 30%). Районы 71: район Центральной озерной Мещеры, 75: Нерльская зандрово-аллювиальная низменность, Нижнеокская древнеаллювиальная 81:

низменность, 82: Лухское полесье.

2.4. Маломощные зандры с плоским или волнистым рельефом, с песками, сравнительно близко подстилаемыми мореной или коренными водоупорными породами, местами перекрытые маломощными покровными суглинками. Преобладают дерново– средне- и сильноподзолистые почвы преимущественно легкого механического состава, формирующиеся на песках или двучленном наносе. Заболоченность значительная. Леса мелколиственно-еловые и сосновые с примесью широколиственных пород. Залесенность неравномерна (30–60%), распаханность относительно невелика (20–40%). Район 73:

Судогодское высокоречье.

2.5. Маломощные зандры на приподнятом цоколе коренных карстующихся пород.

Преобладают почти плоские равнины, местами со значительным развитием карста. Почвы дерново–средне- и слабоподзолистые супесчаные и песчаные (реже суглинистые), нередко заболоченные, формирующиеся на песках или двучленном наносе. Леса вторичные – осиново-березовые, реже широколиственно-еловые и сосновые. Залесенность и распаханность неравномерны. Районы 76: Савинско-Южский аллювиальнозандровый карстовый район, 77: Окско-Клязьминское карстовое плато.

Зандровые и аллювиально-зандровые равнины, сложенные песками 2.6.

значительной мощности, с эоловыми формами рельефа, преимущественно боровые, мало распахиваемые с преобладанием дерново-среднеподзолистых супесчаных и песчаных почв и значительной заболоченностью. Район 72: Гусевско-Копьская карстовая Мещера.

2.7. Хорошо дренированные зандровые равнины с комплексом дерново–слабо- и среднеподзолистых почв, формирующихся на песках и дерново-слабоподзолистых, светло-серых и серых лесных почв, формирующихся на лессовидных суглинках, подстилаемых песками или мореной. Леса сосново-елово-березовые. Лесистость невелика, распаханность 40–70% Район 79: Муромская хорошо дренированная зандровая равнина.

2.8. Преимущественно возвышенные эрозионнорасчлененные равнины, с остатками моренно-холмистого рельефа, с покровом суглинков, нередко лессовидных, с серыми лесными и дерново-слабоподзолистыми почвами (и переходными между ними) почвами с дубовыми лесами. Благодаря относительно высокому плодородию почв и хорошей дренированности поверхности распаханность высокая (до 70%). Местами развита эрозия почв. Район 74: Владимирское ополье.

2.9. Аллювиальные равнины – пойма крупных рек, изобилующие озерами и заболоченными староречьями. Почвы пойменные, преимущественно дерновые, дерновоподзолисто-глеевые различного механического состава. Наиболее дренированные участки нередко распаханы. Широко распространены луга, местами черноольховые топи. Район 78: пойма Оки.

Мы привели эти краткие описания для того, чтобы охарактеризовать природные условия отдельных районов области. Районирование Н.А. Гвоздецкого послужило надежной основой для работ регионального масштаба (см. ниже), которые уточняли отдельные участки границ. Отметим также, что за небольшим исключением районирование 1960 г. неплохо соотносится с нашим флористическим районированием, полученным в результате кластерного анализа данных.

Поскольку основные физико-географические границы были установлены на карте Н.А. Гвоздецкого верно, эта схема в дальнейшем лишь в разной степени уточнялась, но не менялась кардинально как в целом, так и в деталях.

3.2.2 Схема природных районов П.Д. Ярошенко (1971 г.)

Районирование 1971 г. – первая схема, специально разработанная для территории Владимирской области. Сам автор так охарактеризовал предложенные им природные районы: «Подразделение Владимирской области на части, отличающиеся по своим природным условиям: рельефу, почвам, растительности и климату» (Ярошенко в Путеводителе..., 1971). Таким образом, районы П.Д. Ярошенко – безранговые выделы физико-географического районирования. Помимо группы природных районов речных долин, автор выделил пять районов на водоразделах: 1. Северо-западный природный район (юго-восточная и восточная окраина Клинско-Дмитровской гряды); 2. Природный район Ополья; 3. Северо-восточный природный район (Заклязьменский бор); 4.

Природный район Мещерской низменности; 5. Восточный природный район ОкскоЦнинского вала.

3.2.3 Схема геоботанических районов П.А. Серегина (1974 г.)

Развитие идей П.Д. Ярошенко мы находим у его ученика – моего отца П.А. Серегина (1974), который преобразовал предложенную схему природных районов в схему геоботанического районирования. П.А. Серегин выделил семь районов: 1. СевероЗападный; 2. Владимирское Ополье; 3. Западный; 4. Нерльско-Клязьминское междуречье;

5. Северо-Восточный; 6. Мещерская низменность; 7. Ковровско-Касимовское плато.

В связи с тем, что «отличия растительности намеченных районов неодинаковы по рангу таксономических единиц», П.А. Серегин впоследствии отказался от применения термина «геоботаническое районирование» для разработанной схемы.

3.2.4 Схема природных районов П.А. Серегина (1994 г.)

Позднее переработанное и более детальное физико-географическое («природное») районирование области, сопровождавшееся картосхемой, П.А. Серегин опубликовал в 1994 г. в «Экологическом вестнике Владимирской области». Это была первая региональная схема, сопровождавшаяся картосхемой. Отдельно рассматривая пойменные ландшафты, на междуречьях П.А. Серегин выделил 6 округов (рис. 3.2) и 12 районов.

Рис. 3.2. Природные районы Владимирской области: районирование П.А. Серегина (по учебнику «География Владимирской области» (П. Серегин, 1996)).

1. Округ Мещера:

а) Левобережная Подмосковная Мещера;

б) Центральная Приозерная Мещера;

в) Судогодское Высокоречье;

г) Гусевско-Колпинское междуречье.

2. Округ Ковровско-Касимовское плато:

а) Окско-Цнинский вал;

б) Муромская Предокская равнина;

в) Нижнеокская древнеаллювиальная низина.

3. Округ Ополье.

4. Принерлинский округ:

а) Заборский район;

б) Нерльско-Уводьский район.

5. Округ Фролищева низина, или Лухское полесье.

6. Округ Клинско-Дмитровская гряда.

В генерализованном виде эта схема попала в учебник «География Владимирской области» (П. Серегин, 1996). Она была представлена на уровне перечисленных шести округов, которые были названы «районы». Именно эта шестичастная схема (рис. 3.2) широко вошла в современную литературу по природе и географии Владимирской области и является основой наших представлений о природе региона.

3.2.5 Схема ландшафтного районирования В.В. Романова (2008–2013 гг.)

Дальнейшее обсуждение схемы П.Д. Ярошенко – П.А. Серегина на основе представлений о физико-географическом делении Нечерноземья и его отдельных частей на провинции (Карта физико-географических районов..., 1960; Анненская и др., 1997) мы находим в новейших работах В.В. Романова (2008, 2013). Схема этого автора, хорошо знающего регион, в некоторых элементах совершенно оригинальна и показывает некоторые особенности территории, которым прежде не уделялось внимания.

В Смоленско-Московской провинции автор выделил шесть районов:

1. Юрьевско-Суздальское ополье, район с лесостепным ландшафтом, развитым преимущественно в условиях доледниковой эрозионной равнины, и типичным для Ополья почвенно-растительным покровом.

2. Ставровское плато (Ставровское ополье) с переходным от экстразонального к зональному ландшафтом, развитым в условиях доледниковой эрозионной равнины, с преобладанием более бедных (светло-серых лесных и дерново-подзолистых почв).

3. Берендеевская возвышенность (Берендеевское ополье) с переходным от экстразонального к зональному ландшафту, развитым в условиях различных форм наложенного моренного рельефа и сложным почвенным покровом.

4. Струнинская возвышенность, район с типичным подтаежным ландшафтом, развитым в условиях вторичной мореной равнины.

5. Кольчугинское плато, район с типичным подтаежным ландшафтом, развитым в услових эрозионной равнины.

6. Лакинский ландшафтный район, переходный от типичных подтаежных ландшафтов Смоленско-Московской провинции к полесским ландшафтам Мещеры.

Во всех районах выделены подрайоны, но они здесь не рассматриваются, поскольку для целей сопоставления с флористическим районированием эти выделы являются слишком мелкими.

Районирование на остальную часть Владимирской области (Романов, 2013) к моменту окончания работы над текстом этой диссертации находилось в печати и, таким образом, было недоступно для анализа.

4 ВАЖНЕЙШИЕ ФЛОРИСТИЧЕСКИЕ НАХОДКИ АВТОРА

Находки новых и редких видов на исследуемой территории – традиционный результат работ по флористике. В результате учета новых находок происходит уточнение знаний об ареале того или иного вида в пространстве и в динамике. Флористические находки составляют львиную долю журнальных публикаций по флористике.

В нашем исследовании поиск наиболее редких видов и специальное «прочесывание»

мест их возможной концентрации никогда не были самоцелью. Многочисленные интересные находки, приведенные ниже, были сделаны как бы попутно в результате последовательного выявления флористического состава всех квадратов. Итогом такого подхода стало то, что большинство находок были сделаны как раз в таких местах, где, по здравому рассуждению, их вообще не следовало ожидать.

Новые виды для флоры области, обнаруженные автором до 2012 г. включительно и приведенные ниже, указаны в хронологическом порядке. Всего в списке 132 вида. Для каждого растения приводится год и место первой находки, ссылка на публикацию. В этом перечне не учтены новые виды, обнаруженные автором в сборах других коллекторов (как хранящиеся в фондах гербариев, так и переданные непосредственно нам). Условные обозначения статусов адвентивных видов (A, AN, C, CN и др.) см. ниже.

1997 г.

AN Bidens frondosa, г. Владимир (Серегин, 1998).

1999 г.

A Gypsophila perfoliata, ост. п. Молодники (Серегин, 2003).

2000 г.

Sparganium glomeratum, пос. Уршельский (Серегин, 2003, 2012)1.

AN/CN Oxalis stricta, г. Владимир (Серегин, 2003).

CN Amelanchier alnifolia, ст. Тасинский Бор (Серегин, 2009).

CN Galega orientalis, 5 км к СЗ от г. Владимир (Серегин, 2010) – опр. А.П.

Сухоруков.

2001 г.

Carex montana, с. Порецкое (Серегин, 2007) – опр. Н.М. Решетникова и Ю.Е.

Алексеев.

D Pyrus pyraster, окр. д. Воютино (Серегин, 2012).

1 Указывался для области (например, Определитель…, 1986) на основании сборов из сопредельных местностей Московской области.

A? Poa humilis, окрестности с. Бабаево (Серегин, 2006) – опр. Н.М. Решетникова.

C Dipsacus fullonum s.l., окрестности ст. Арсаки (Серегин, 2003).

CN Prunus pensylvanica, г. Покров (Серегин, 2009).

AN/CN Vicia villosa, окрестности с. Бабаево (Серегин, 2010)1.

2002 г.

Ranunculus reptans, оз. Святое (Серегин, 2003).

A Centaurea diffusa, ст. Добрятино (Серегин, 2003)2.

A Crataegus volgensis, пос. Уршельский (Уфимов, Серегин, 2013) – опр. Р.А.

Уфимов.

A Tragopogon podolicus, ст. Добрятино (Серегин, 2012) – опр. Н.Н. Цвелев3.

A/C Malus baccata, окрестности пос. Мезиновский (Серегин, 2009).

AN Ballota nigra, ост. п. Тасин (Серегин, 2003).

AN Collomia linearis, окрестности г. Курлово (Серегин, 2007).

AN Rumex stenophyllus, ст. Торфопродукт (Серегин, 2003).

C Coreopsis tinctoria, д. Ильичево (Серегин, 2009) – опр. С.Р. Майоров.

C Lupinus angustifolius, д. Косьмино (Серегин, 2003) C Sedum hybridum, с. Палищи (Серегин, 2003).

C Sedum spectabile, с. Палищи (Серегин, 2012).

C Symphoricarpus albus (L.) S.F. Blake s. l., д. Перово (Серегин, 2004).

AN/CN? Ribes aureum, ст. Торфопродукт (Серегин, 2003).

CN Aronia mitschurinii, д. Струя (Серегин, 2003).

CN Brunnera sibirica, д. Труфаново (Серегин, 2004).

CN Euphorbia cyparissias, пос. Уршельский (Серегин, 2003).

CN Hippopha rhamnoides, д. Мильцево (Серегин, 2004).

CN Sambucus ebulus, ст. Усад (Серегин, 2003).

CN Spiraea rosalba, с. Палищи (Серегин, 2009).

CN Ulmus pumila, ост. п. Тасин (Серегин, 2004).

CN? Mentha piperita, пос. Уршельский (Серегин, 2003).

1 Впервые для Владимирской области вид был указан давно (Назаров, 1928) с ж.-д. путей в Муроме по сборам И.П. Мяздрикова, хранящимся в Муромском музее. Долгое время это указание оставалось единственным. Позже В.Н. Тихомиров и В.С. Новиков в «Определителе…» (1986) поставили данный факт под сомнение в связи с отсутствием сборов. В 2000 г. мы обнаружили два сбора 1923 г. там же, где их видел М.И. Назаров, – в Муромском музее, однако выяснилось, что они были сделаны на правом берегу Оки против Мурома, т.е. на территории современной Нижегородской области.

2 Для ст. Федулово И.В. Вахромеевым (2001) этот вид приводился ошибочно. Образцы, собранные им в 2001 г. (MW), принадлежат C. pseudomaculosa Dobrocz. (Серегин, 2003; cf. Вахромеев, 2006).

3 Этот образец определен с долей сомнения (Н.Н. Цвелев, личное сообщение), однако из-за наличия короткого носика у семянок он, в любом случае, принадлежит виду из этого родства, а не какому-либо другому нашему козлобороднику.

CN? Mentha spicata, ст. Торфопродукт (Серегин, 2003).

2003 г.

Calamagrostis acutiflora, окрестности г. Ковров (Серегин, 2006).

D Erigeron huelsenii, д. Осинки (Серегин, 2005 sub nom. E. droebachiensis).

A Artemisia argyi, ст. Крестниково (Серегин, 2006) – опр. А.А. Коробков.

A/C Aconogonon divaricatum, ст. Крестниково (Серегин, 2006)1.

AN Cuscuta campestris, окрестности г. Суздаль (Серегин, 2006).

AN Phragmites altissimus, г. Лакинск (Серегин, 2006).

C Eschscholzia californica, д. Коршуниха (Серегин, 2006, in adnot.).

C Ipomoea purpurea, окрестности г. Ковров (Серегин, 2006, in adnot.).

C Phlox paniculata, д. Симонцево (Серегин, 2012).

2004 г.

A Trifolium resupinatum, д. Пестово (Серегин, 2006).

AN Chaenorhinum minus, ст. Окатово – ст. Нечаевская (Серегин, 2006)2.

C Achillea ptarmica, пос. Муромцево (Серегин, 2006).

C Dianthus plumarius, с. Менчаково (Серегин, 2006) – опр. С.Р. Майоров.

C Pyrus ussuriensis, окрестности с. Шихобалово (Серегин, 2009).

C Salvia viridis, с. Оликово (Серегин, 2006, in adnot., sub nom. “S. sclarea”).

C Sorbus hybrida, окрестности с. Шихобалово (Серегин, 2006).

C Viburnum lantana, пос. Муромцево (Серегин, 2006).

CN Acer tataricum, пос. Муромцево (Серегин, 2007).

CN? Rubus allegheniensis, д. Луньково (Серегин, 2006).

2005 г.

Diphasiastrum zeilleri, г. Киржач (Серегин, 2007).

A Silybum marianum, д. Болдино (Серегин, 2007).

C Apium graveolens, с. Курилово (Серегин, 2007).

CN? Physalis alkekengi, пос. Ставрово (Серегин, 2007).

2006 г.

D Epilobium tetragonum s.l., с. Колпь (Серегин, 2009).

D Hypochoeris radicata, с. Колпь (Серегин, 2007).

A Holcus mollis, окрестности с. Цикуль (Серегин, 2012).

A Rosa dumalis, окрестности г. Киржач (Серегин, 2007).

AN? Salix purpurea, окрестности с. Цикуль (Серегин, 2007 sub nom. S.

1 См. текст после списка.

2 Хотя и отмечался для области еще в «Определителе…» (1987), однако соответствующий гербарный материал или другие точные свидетельства отсутствовали.

vinogradovii).

C Agastache rugosa, окрестности с. Мошок (Серегин, 2007 sub nom. A. foeniculum).

C Cotoneaster lucidus, Малыгинский карьер (Серегин, 2007).

C Iris hybrida, окрестности пос. Муромцево (Серегин, 2007).

C Mahonia aquifolium, д. Глебово (Серегин, 2007).

CN Prunus virginiana, окрестности г. Киржач (Серегин, 2009).

2007 г.

Festuca makutrensis, окрестности д. Шордога (Серегин, 2012)1.

Sisymbrium strictissimum, окрестности д. Шордога (Серегин, 2008).

A Chaerophyllum aureum, д. Кумино (Серегин, 2009).

A Juncus inflexus, д. Власьево (Серегин, 2008).

C Crataegus maximowiczii, с. Горки (Уфимов, Серегин, 2013) – опр. Р.А. Уфимов.

C Lysimachia punctata, с. Давыдово (Кольчугинский р-н) (Серегин, 2012).

C Tanacetum balsamita, г. Кольчугино (Серегин, 2012) – опр. В.Д. Бочкин.

CN Reynoutria bohemica, д. Савельево (Серегин, 2012) – опр. С.Р. Майоров.

2008 г.

Alchemilla cheirochlora, д. Николо-Ушна (Серегин, Глазунова in Серегин, 2012) – опр. К.П. Глазунова.

AN Anchusa officinalis, пос. Краснознаменский (Серегин, 2009)2.

AN Hieracium sylvularum, д. Песочное (Серегин, 2009) – опр. А.Н. Сенников.

C Gaillardia grandiflora, поворот на с. Спасское Городище (Серегин, 2009 sub nom. G. aristata).

C Glebionis coronaria, пос. Сергеиха (Серегин, 2009).

C Silene coronaria, д. Новоселка (Серегин, 2009).

CN Symphytum uplandicum, г. Владимир (Серегин, 2009).

2009 г.

Agrimonia procera, д. Талызино (Серегин, 2012).

Alchemilla hebescens, окрестности г. Владимир (Серегин, Глазунова in Серегин, 2012) – опр. К.П. Глазунова.

Alchemilla nemoralis, окрестности г. Владимир (Серегин, Глазунова in Серегин, 2012) – опр. К.П. Глазунова.

Carex bohemica, окрестности д. Ивачево (Серегин, Дудов, 2011).

1 Ранее вид приводился для территории Владимирской области (Алексеев и др., 1981; Вахромеев, 2002) на основании образца, собранного на сопредельной территории современной Ивановской области у д.

Мышкино (Алексеев, 1972).

2 Указание М.И. Назарова (1916) относится к территории современной Нижегородской области.

Rosa acicularis, окрестности пос. Балакирево (Серегин, 2012).

D Najas major, Дмитриева Слобода (Серегин, 2012)1.

A Aconogonon alpinum, окрестности ст. Заколпье (Серегин, 2012).

A Galatella biflora, окрестности ст. Безлесная (Серегин, 2012).

A/C Poa chaixii, г. Александров (Серегин, 2012)2.

AN Bromus commutatus, раз. Золотковский (Серегин, 2012).

AN Centaurium pulchellum, г. Гусь-Хрустальный (Серегин, 2012)3.

AN Coronilla varia, окрестности г. Муром (Серегин, 2012).

C Aesculus hippocastanum, г. Муром (Серегин, 2012).

C Amaranthus cruentus, с. Архангел (Серегин, 2012).

C Cornus sanguinea, окрестности пос. Зименки (Серегин, 2012).

C Crataegus nigra, пос. Южный (Серегин, 2012).

C Crataegus rhipidophylla, г. Муром (Уфимов, Серегин, 2013) – опр. Р.А. Уфимов.

C Oenothera pilosella, окрестности с. Фоминки (Серегин, 2012) – опр. С.Р.

Майоров.

C Paeonia officinalis, г. Меленки (Серегин, 2012).

C Phaseolus coccineus, г. Гусь-Хрустальный (Серегин, 2012).

C Sedum aizoon, Дмитриева Слобода (Серегин, 2012).

C Sedum spurium, окрестности г. Муром (Серегин, 2012).

C Tropaeolum majus, г. Гусь-Хрустальный (Серегин, 2012).

C Vicia faba, д. Октябрьская (Серегин, 2012).

C? Rosa caesia, д. Кондраково (Серегин, 2012) – опр. И.О. Бузунова.

CN Berberis vulgaris, с. Фоминки (Серегин, 2012).

2010 г.

Hottonia palustris, г. Петушки (Серегин, 2012)4.

Potentilla arenaria, окрестности пос. Большое (Серегин, 2012).

Salvia glutinosa, окрестности д. Обашево (Серегин, 2012).

AN Arabidopsis arenosa, окрестности пос. Центральный (Серегин, Дудов, 2011).

AN Trisetum flavescens, с. Лучки (Серегин, 2012).

1 Прежде указывалась в «Определителе…» (1986) без конкретных пунктов и, скорее всего, безосновательно

– на картосхеме (с. 63) точки на территории области не показаны. Эти же сведения повторены М.П.

Шиловым (1989).

2 Вид был указан для флоры области в «Определителе…» (1986) со ссылкой на старых авторов (Казанский, 1904; Флеров, 1898) по недоразумению, те же сведения повторили М.П. Шилов (1989) и И.В. Вахромеев (2002). Все эти указания безусловно основаны на P. remota, от которого P. chaixii когда-то не отличали.

3 Свидетельства Т.В. Евдиной (2001) принято считать недостоверными (см. раздел «Использование и первичная обработка данных других исследователей»).

4 Вид был указан для Гусь-Хрустального района Е.Г. Локтионовым (в Путеводителе…, 1971), однако эта статья, по-видимому, целиком недостоверна (см. Серегин, 2013).

C Centaurea montana, г. Кольчугино (Серегин, 2012).

C Crataegus subsphaerica, д. Тюрмеровка (Уфимов, Серегин, 2013) – опр. Р.А.

Уфимов.

C Tagetes erecta L. д. Измайлово (Серегин, 2012).

2011 г.

Alchemilla dasycrater, пос. Балакирево (Серегин, Глазунова in Серегин, 2012) – опр. К.П. Глазунова.

Carex remota, д. Брыкино (Серегин, 2012)1.

D Wolffia arrhiza, окрестности ст. Костерево (Серегин, 2012).

A Artemisia selengensis, окрестности ст. Неклюдово (Серегин, 2012).

AN Poa supina, пос. Балакирево (Серегин, 2012).

C Heliopsis helianthoides, с. Заречье (Серегин, 2012).

C Nicotiana alata, с. Заречье (Серегин, 2012).

2012 г.

Calamagrostis hartmaniana, по р. Ушма (Серегин, 2013).

Rumex heterophyllus, окрестности г. Гусь-Хрустальный (Серегин, 2013б)2.

AN Bidens connata, пос. Тасинский (Серегин, 2013аб).

AN Senecio dubitabilis, ст. Окатово (Серегин, 2013аб).

C Coreopsis grandiflora, с. Марково (Серегин, 2013б).

C Monarda didyma, д. Спудни (Серегин, 2013б).

C Petunia atkinsiana, пос. Тасинский Бор (Серегин, 2013б).

C Prunus avium, окрестности д. Синцово (Серегин, 2013б).

Еще один вид Ceratophyllum submersum был указан мною для флоры Владимирской области ошибочно (Серегин, 2012).

Из видов местной флоры (выделены полужирным курсивом) автор впервые обнаружил в регионе 16 видов (в т.ч. 4 вида Alchemilla) и 4 гибрида. Наиболее интересны первые сборы с территории региона неморальных видов западного тяготения (Salvia glutinosa, Carex remota); типично таежной Rosa acicularis; степной Potentilla arenaria, проникающей к нам по «остепненным» борам; преимущественно лесостепной Carex montana, которая произрастает в Ополье в отрыве от основного ареала; водных и прибрежно-водных Sparganium glomeratum, Ranunculus reptans, Hottonia palustris;

1 Указывается для Меленковского района (Шилов, 1989 [вероятно, по данным Леонидова]). Возможно, что это вполне достоверное указание, однако сборов C. remota в гербарии Ю.М. Леонидова (MW) нет.

2 Этот гибрид был известен ранее под названием R. maximus, однако в старой литературе по флоре области под этим названием фигурировал R. aquaticus (Серегин, 2012).

аллювиальной Carex bohemica; европейской луговой Agrimonia procera; и более южного Sisymbrium strictissimum, который образует небольшой фрагмент ареала в бассейне Нерли (сопредельные районы Ивановской и Владимирской областей). Ожидаема была находка Festuca makutrensis – вида, возникшего в результате гибридизации в зоне контакта F. ovina и F. valesiaca и давно известного в соседних местностях Ивановской области (Е. Алексеев, 1972; Е. Алексеев и др., 1981).

К группе видов местной флоры примыкают 6 видов флоры Средней России, активно расширяющие свой ареал и найденные, в связи с этим, на территории Владимирской области (обозначены D).

Остальные 106 видов – заносные, впрочем, ценность их находок разная.

Самая большая группа – 48 видов – это растения, ускользающие из культуры, но не натурализующиеся в наших условиях (C). Безусловно, это не новые виды для флоры области, а первые находки вне мест культуры. Многочисленные находки культурных растений вполне естественны с учетом того огромного ассортимента декоративных культур, которые предлагается сейчас на рынке.

Еще 19 видов культивируемых растений, впервые найденных нами вне мест культуры, во Владимирской области успешно натурализовались (CN). Так, например, полностью на наших глазах происходило стремительное расселение в регионе Galega orientalis и Aronia mitschurinii (Серегин, 2010).

Непреднамеренно занесенных видов нами обнаружено существенно меньше. Так, из новинок для флоры области автор встретил 15 не натурализующихся заносных видов, в т.ч. 7 на железных дорогах (A), и 18 натурализующихся, в т.ч. 9 на железных дорогах (AN). Небольшое число новинок среди непреднамеренно занесенных видов связано с двумя причинами:

1) использованием мощных гербицидов на железнодорожных магистралях, начиная с конца 1990-х гг. (Антипов, Долженко, 1998);

2) специальное внимание к заносным видам параллельно работавших исследователей – И.В. Вахромеева (2000, 2001, 2002, 2004, 2006) и Е.А. Борисовой (2006, 2007, 2008, 2009, 2013).

Отмечу, что многие находки, сделанные И.В. Вахромеевым и Е.А. Борисовой, были повторены нами, а распространение впервые выявленных ими видов детализировано. О высокой интенсивности изучения флоры Владимирской области в начале – середине 2000х гг. говорят два факта. Так, впервые Papaver dubium для флоры Владимирской области был обнаружен Е.А. Борисовой на ст. Юрьев-Польский 16 июля 2007 г. (IVGU; Борисова и др., 2010), а 17 июля 2007 г. эта популяция была найдена мною независимо (Серегин, 2008). В другом случае, И.В. Вахромеев обнаружил крупный цветущий экземпляр Aconogonon divaricatum близ ст. Федулово 11 сентября 2003 г. и собрал его в гербарий (Вахромеев, 2004). В середине августа 2003 г. мы заметили тот же экземпляр, а также другую особь вида близ ст. Крестниково, которая и попала 18 августа 2003 г. в наши сборы (Серегин, 2006).

С сожалением отметим, что с 2006 г. И.В. Вахромеев не опубликовал ни одной работы по флоре Владимирской области, а Е.А. Борисова в последнее время сосредоточила свое внимание на описании флоры отдельных заказников в Ивановской и Владимирской областях.

5 БОГАТСТВО ФЛОРЫ ПРИ РАЗНЫХ МАСШТАБАХ ВЫЯВЛЕНИЯ

Как было отмечено выше, собранная по сетке флористическая информация является объектом дальнейшего количественного анализа с уникальным для биологических данных свойством – совмещением дискретности находок и непрерывности пространства, на которые эти находки экстраполируются.

Общее число видов – самое очевидное и, одновременно, основополагающее знание о флоре, которое мы получаем в результате флористических работ. Именно по числу видов чаще всего сравниваются флоры на самых разных масштабах исследования – от уровня сообществ до планетарного уровня.

Прежде чем перейти непосредственно к цифрам, необходимо еще раз четко обозначить критерии, по которым тот или иной вид учитывался в описании флоры квадрата, а затем попадал в базу данных. Итак, в настоящем исследовании учитываются только находки видов природной флоры, натурализовавшихся заносных видов и не натурализующихся заносных видов (в т.ч. выросших из случайно просыпанных семян или выброшенных корневищ на свалках и вдоль дорог). Культивируемые растения, не отмеченные вне мест посадки (в т.ч. долго сохраняющиеся в местах былой культуры, но не возобновляющиеся деревья), не приводятся.

5.1 Богатство флоры области

Площадь Владимирской области составляет 29 074 км2. Это один из малых по площади регионов – из 26 регионов Средней России она превосходит по площади восемь областей и республик.

Во «Флоре Владимирской области» (Серегин, 2012) приводится 1371 вид сосудистых растений, в т.ч. два – ошибочно (Ceratophyllum submersum, Crataegus monogyna). По итогам полевого сезона 2012 г. и обработки наших сборов Crataegus монографом группы Р.А. Уфимовым, было выявлено еще 12 видов: Bidens connata, Calamagrostis hartmaniana, Coreopsis grandiflora, Crataegus maximowiczii, Crataegus rhipidophylla, Crataegus subsphaerica, Crataegus volgensis, Monarda didyma, Petunia atkinsiana, Prunus avium, Rumex heterophyllus, Senecio dubitabilis (Серегин, 2013аб;

Уфимов, Серегин, 2013). Кроме того, в самое последнее время были опубликованы находки Pinus strobus, Thuja occidentalis (Борисова, 2013) и Linum perenne (Громов, Орлова, в печати).

Таким образом, на сегодняшний день во флоре Владимирской области насчитывается 1384 вида сосудистых растений, в т.ч.:

1156 видов местной флоры и успешно натурализовавшихся заносных, в т.ч.:

1116 видов присутствующих во флоре на сегодняшний день;

40 вымерших видов;

228 заносных не натурализующихся видов, быстро исчезающих из мест заноса или не расселяющихся из них.

Точно назвать число видов местной флоры не представляется возможным, поскольку провести точную границу между заносными видами (особенно археофитами) и видами природной флоры сложно. Принципиальная невозможность решения этого вопроса связана еще и с тем, что флора нашей территории 1) молода, 2) имеет аллохтонный характер и 3) процессы ее обогащения за счет естественного расширения ареалов некоторых видов продолжаются и сейчас. На мой взгляд, во флоре области насчитывается не более 1000 видов природной флоры (включая археофиты).

Что касается вымерших видов, то существует временной лаг между последней находкой вида и признанием факта его исчезновения. В настоящей работе последние находки некоторых видов, которые мы «объявляем» исчезнувшими, датируются 1976 г.

Безусловно, за прошедшие 35 лет из флоры области выпали и некоторые другие виды, однако этот период времени пока мал для однозначного установления этих фактов. Во всяком случае, ряд сохраняющихся видов природной флоры стали за это время очень редкими (например, Eriophorum gracile, Corallorhiza trifida, Pedicularis palustris и др.).

Обзор исчезнувших видов дан в отдельной главе.

5.2 Богатство флоры муниципальных районов

В административно-территориальном плане Владимирская область состоит из пяти городских округов (Владимир, Ковров, Муром, Гусь-Хрустальный, Радужный) и 16 муниципальных районов. В настоящей работе небольшие по площади городские округа для удобства объединены с прилегающими районами: Суздальский район рассматривается вместе с г. Владимир, Судогодский вместе с ЗАТО Радужный, а Ковровский, Гусь-Хрустальный и Муромский районы включают земли своих райцентров.

Муниципальные районы Владимирской области до недавнего времени были неравномерно изучены ботанически. Только для одного из 16 районов существовали данные о видовом богатстве флоры – для Ковровского района И.В. Вахромеев (2001) приводил 802 вида1.

Во «Флоре…» (Серегин, 2012) мы привели таблицу распределения видов по муниципальным районам. В ходе полевого сезона 2012 г. нами было обнаружено 106 новинок флоры отдельных муниципальных районов – 48 для Гусь-Хрустального района, 20 для Камешковского, 16 для Петушинского, 9 для Собинского, 7 для Судогодского, 4 для Суздальского, 2 для Ковровского. Находки других авторов, сделанные в это же время, к моменту написания диссертации не были опубликованы.

Известное на сегодняшний момент видовое богатство на уровне муниципальных районов приведено в таблице 5.1. Всего мы оперировали 13 240 индивидуальными значениями – фактами присутствия какого-либо вида в каком-либо районе. Как и во «Флоре…» (Серегин, 2012) мы выделили исторический пласт (находки и указания до 1949 г.), что позволило яснее представить современную картину фиторазнообразия в регионе.

–  –  –

Постепенное обследование всей области по программе сеточного картирования позволило получить флористическую информацию, покрывающую весь регион. Таким 1 Против 948 видов, приведенных для Ковровского района в нашей «Флоре…» (Серегин, 2012).

образом, цифры видового богатства административных выделов (особенно без учета исторического пласта находок) сейчас вполне сравнимы. Почти все муниципальные районы области заходят в пределы двух – трех природных районов, что находит закономерное отражение в повышенном разнообразии сосудистых растений (исключением, как будет показано ниже, является Кольчугинский район).

Возникает закономерный вопрос – в чем научная ценность информации о богатстве флор «неестественных» выделов, коими являются муниципальные районы? Зачем нужен такой анализ в принципе? На наш взгляд, та случайность (с физико-географической точки зрения), с которой проходят границы районов, создает разный набор макрофакторов, влияющих на видовое богатство. Таким образом, мы можем понять, какое стечение обстоятельств (т.е. наличие каких географических объектов на территории района) влияет на повышение или на понижение богатства флоры. Муниципальный район – своеобразная случайная пространственная выборка.

В пятерку наиболее богатых видами районов, как по общему числу видов, так и по современным цифрам входят (правда, в разном порядке) Гусь-Хрустальный, Меленковский, Суздальский, Ковровский и Вязниковский районы. Что между ними общего? Во-первых, это разнообразные в физико-географическом отношении районы – на их территорию заходят по два–три природных района и долины крупных рек. Во-вторых, эти районы имеют большую площадь. В-третьих, здесь в разное время проводились интенсивные флористические исследования.

Оценить вклад каждого из этих факторов невозможно, однако можно проиллюстрировать обратные примеры. Так, Кольчугинский район имеет самые низкие показатели видового богатства, поскольку лежит целиком в пределах КлинскоДмитровской гряды (лишь небольшая часть в Ополье) и здесь отсутствуют крупные речные долины. Очень разнообразный Муромский район, обрамленный с востока окской долиной, является одним из самых маленьких районов области и потому немного уступает первой пятерке. Для очень разнообразного по природным условиям Гороховецкого района (Фролищева низина, Гороховецкий отрог, Нижнеокская низменность, долины Оки, Клязьмы и Суворощи) полностью отсутствует пласт исторической флористической информации.

Проанализируем в связи с этим цифры видового богатства пяти ведущих районов.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 17 |

Похожие работы:

«Киселева Ирина Анатольевна СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЙ ПРОДУКТ ДИЕТИЧЕСКОГО ПРОФИЛАКТИЧЕСКОГО ПИТАНИЯ НА ОСНОВЕ КОКТЕЙЛЯ БАКТЕРИОФАГОВ: КОНСТРУИРОВАНИЕ, ТЕХНОЛОГИЯ ПРОИЗВОДСТВА, ОЦЕНКА БЕЗОПАСНОСТИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ 03.01.06 – биотехнология (в том числе...»

«Шемякина Анна Викторовна БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА BETULA L. 03.02.14 – Биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Колесникова Р.Д. Хабаровск – 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЙ. 1.1 Общие...»

«Сафранкова Екатерина Алексеевна КОМПЛЕКСНАЯ ЛИХЕНОИНДИКАЦИЯ ОБЩЕГО СОСТОЯНИЯ АТМОСФЕРЫ УРБОЭКОСИСТЕМ Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Искам Николай Юрьевич ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НОВОЙ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ АЦИД-НИИММП НА ОСНОВЕ ОРГАНИЧЕСКИХ КИСЛОТ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ГОВЯДИНЫ 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства; 06.02.08 – кормопроизводство, кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов. ДИССЕРТАЦИЯ на...»

«Потапова Анна Викторовна ВЛИЯНИЕ ЗАГРЯЗНЕНИЯ ТРОФИЧЕСКИХ СУБСТРАТОВ ТЯЖЁЛЫМИ МЕТАЛЛАМИ И ХЛОРОРГАНИЧЕСКИМИ СОЕДИНЕНИЯМИ НА КАЧЕСТВО ЛОСИНОГО МОЛОКА 03.02.08 – Экология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Баранов Александр Васильевич...»

«ШАРАВИН Дмитрий Юрьевич IN SITU / EX SITU ИДЕНТИФИКАЦИЯ МИКРООРГАНИЗМОВ ФИЛЬТРАЦИОННЫХ ВОД ПОЛИГОНА ТВЁРДЫХ БЫТОВЫХ ОТХОДОВ 03.02.03 Микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор А.И. Саралов Пермь – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ СТР. ВВЕДЕНИЕ.. 4...»

«ЕГОРОВА Ангелина Иннокентьевна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У МУЖЧИН КОРЕННОЙ И НЕКОРЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЯКУТИИ В РАЗНЫЕ СЕЗОНЫ ГОДА 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Д.К....»

«Савельева Наталья Николаевна Генетический потенциал исходных форм яблони для создания устойчивых к парше и интенсивных колонновидных сортов 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Мичуринск-наукоград РФ, 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«КАРПЕНКО Анна Юрьевна Изменение трансинтестинальной проницаемости и показателей врожденного иммунитета у онкологических больных в периоперационном периоде 14.03.09 – клиническая иммунология и аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор медицинских наук...»

«ЖУРАВЛЕВА МАРИЯ СПАРТАКОВНА Количественная характеристика показателей иммунного ответа у кур на различные типы антигенов 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«ПЛОТНИКОВА ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА ИНДИКАЦИЯ ФАКТОРОВ ВИРУЛЕНТНОСТИ ЭНТЕРОБАКТЕРИЙ, ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ЭШЕРИХИОЗА ПТИЦ Специальность: 06.02.02 – Ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук...»

«Хохлова Светлана Викторовна ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ РАКОМ ЯИЧНИКОВ 14.01.12-онкология ДИССЕРТАЦИЯ На соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: Доктор медицинских наук, профессор Горбунова В.А Москва 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. Обзор литературы 1.1. Общая характеристика рака яичников 1.1.1. Молекулярно-биологические и...»

«Сигнаевский Воладимир Дмитриевич МОРФОГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОДУКТИВНОСТИ ЯРОВОЙ МЯГКОЙ ПШЕНИЦЫ СОРТОВ САРАТОВСКОЙ СЕЛЕКЦИИ Специальность 03.02.01 — ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н.,...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«КОЖАРСКАЯ ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ МАРКЕРОВ КОСТНОГО МЕТАБОЛИЗМА У БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 14.01.12 онкология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор биологических наук, Любимова Н.В. доктор медицинских наук, Портной С.М. Москва, 2015 г....»

«РЫЛЬНИКОВ Валентин Андреевич ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПОДХОДЫ К УПРАВЛЕНИЮ ЧИСЛЕННОСТЬЮ СИНАНТРОПНЫХ ВИДОВ ГРЫЗУНОВ (на примере серой крысы Rattus norvegicus Berk.) Специальность 03.00.16 – экология Диссертация на соискание ученой степени...»

«МУХАМЕТОВ ИЛЬЯС НИАЗОВИЧ Палтусы прикурильских вод: биология, состояние запасов, перспективы промысла 03.02.06 – ихтиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н. А.М. Орлов Южно-Сахалинск – 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ОКЕАНОГРАФИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РАЙОНА 3. ИССЛЕДОВАНИЙ ОСОБЕННОСТИ...»

«ВАСИЛЬЕВА ИРИНА ОЛЕГОВНА РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИИ МЯСНОГО ПРОДУКТА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНОГО КОМПОЗИТА НА ОСНОВЕ МОДИФИЦИРОВАННОГО КОЛЛАГЕНА И МИНОРНОГО НУТРИЕНТА 05.18.04 – Технология мясных, молочных и рыбных продуктов и холодильных производств 05.18.07 – Биотехнология пищевых продуктов и биологических...»

«Труш Роман Викторович ФАРМАКО-ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СКАЙ-ФОРСА И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИ КОЛИБАКТЕРИОЗЕ ЦЫПЛЯТ-БРОЙЛЕРОВ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель Горшков Григорий Иванович заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Белгород – п. Майский 2015 г. СОДЕРЖАНИЕ...»

«БЕСЕДИНА Екатерина Николаевна УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДА КЛОНАЛЬНОГО МИКРОРАЗМНОЖЕНИЯ ПОДВОЕВ ЯБЛОНИ IN VITRO Специальность 06.01.08 – плодоводство, виноградарство Диссертация на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель – кандидат биологических наук Л.Л. Бунцевич Краснодар 201 Содержание...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.