WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |

«ПРОСТРАНСТВЕННАЯ СТРУКТУРА ФЛОРЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ...»

-- [ Страница 5 ] --

На начало 2013 г. в базе данных содержалось 2884 записи, основанных на привязке к квадратам сведений из литературы (без учета опубликованных гербарных сборов) и не перекрытых позднейшими находками. Иными словами, на картах распространения отдельных видов почти 2,9 тыс. находок основаны на опубликованных данных.

В данном исследовании во внимание приняты указания из литературы, начиная со «Сборника сведений о флоре Средней России» (Цингер, 1886). Как видно из обзоров самого В.Я. Цингера (1886) и А.Ф. Флерова (1902), более ранние литературные источники по флоре губернии не содержали значительного фактического материала, но грешили ошибками в определении растений и были перегружены архаичной номенклатурой, которую трудно соотнести с реальными объектам растительного мира. Интересующийся читатель найдет у Флерова (1902) критический анализ большинства подобных указаний, содержащихся в трудах Палласа, Лепехина, Боде и др.

Тем очевиднее становится заслуга В.Я. Цингера. Его «Сборник сведений», представляющий, по сути, чек-лист всех имевшихся флористических данных, охватил территорию 15 губерний. Эта работа, основанная на обширном новом гербарном материале, присланном многочисленными корреспондентами на основании циркуляров, позволила унифицировать номенклатуру среднерусских видов, установить ошибочные указания старых авторов, показать, какие регионы и по каким группам изучены хуже прочих. Распространение видов приводится по губерниям, для более редких растений – по уездам, для уникальных находок приводятся точные местонахождения. Эта работа стала первой специальной сводкой по флоре Средней России – фундаментом дальнейших флористических работ во всех среднерусских губерниях на новом уровне.

Основополагающей работой по флоре сосудистых растений собственно владимирского края стала «Флора Владимирской губернии» А.Ф. Флерова (1902), которой предшествовал краткий «Конспект флоры» (Флеров, 1898). На десятилетия она стала важнейшим источником по флоре региона и до сих пор широко цитируется. Первый том сочинения содержит обширные списки видов по отдельным местообитаниям и местонахождениям, почти все они легко привязываются к используемой нами сетке.

Второй том «Флоры», написанный на латыни, заключает кратко аннотированный конспект флоры, в котором приводится под номерами 882 вида. В целом, за годы изучения флоры губернии А.Ф. Флеров опубликовал без малого 30 работ. Ранние публикации целиком вошли в его «Флору», поздние также содержат обширный фактический материал. А.Ф. Флеров стал единственным исследователем владимирской флоры, которому удалось учесть все существовавшие на тот момент литературные и гербарные источники по флоре губернии (впрочем, к тому моменту весьма скромные).

Спустя всего два года в свет вышел «Список растений окрестностей губернского города Владимира и его уезда» Н.А. Казанского (1904). Если рассматривать эту работу вместе с «Первым дополнением к списку…» (Казанский, 1912), то в них автор приводит свыше 800 видов растений (некоторые виды указаны из-за пределов Владимирского уезда). «Список» является вполне современным по форме и содержанию аннотированным конспектом флоры уезда. Для редких видов автор указывает конкретные местонахождения и даты находок, пишет о динамике популяций некоторых растений и о степени натурализации заносных видов. Освещены многочисленные новые находки видов для флоры губернии. Н.А. Казанский был лучшим местным знатоком флоры и стал одним из основателей Владимирского общества любителей естествознания. Его важнейшие ранние находки нашли отражение уже в «Сборнике» В.Я. Цингера (1886). Более поздние сборы Н.А. Казанского долгое время считались утраченными, но недавно выяснилось, что его гербарная коллекция была перевезена одним из сыновей в Крым и ныне хранится в YALT.

Выдающимся исследователем владимирской флоры был М.И. Назаров, который впоследствии стал куратором Гербария Московского университета. В 1912 г. он опубликовал свою первую работу, а в 1913, 1916 и 1928 три обширных дополнения к флоре губернии, выполненных в жанре флористических находок. Результаты обработки его ранних коллекции опубликовал также В.В. Алехин (1913). В 1928 г. М.И. Назаров ввел в научный оборот гербарий Окской биологической станции (сборы И.П. Мяздрикова и др.).

Заметный вклад в изучение флоры Владимирской губ. внес Н.И. Кузнецов (Киржачский), опубликовавший многочисленные наблюдения по флоре окрестностей Киржача. Им были открыты интереснейшие озера Беловодье и Карасье у Собинки (Кузнецов, 1910а).

До войны вышла работа С.С. Стулова (1939) по флоре и растительности Клязьминского заповедника (север Ковровского района и приграничные части Ивановской области). Он собрал там полную гербарную коллекцию (сейчас в MW), в которую вошли также сборы из долины Клязьмы почти на всем протяжении в пределах области.

Геоботанические партии ВПИ в 1960-е – начале 1970-х гг. прошли все районы области. Флористические результаты этих работ нашли отражение в двух выпусках «Путеводителя ботанических экскурсий по Владимирской области» (1971, 1975), соавтором которых был мой отец П.А. Серегин. Гербарий, собранный в тех экспедициях, в довольно плачевном состоянии хранился в Владимирском педагогическом институте и, скорее всего, утрачен. Кое-какая флористическая информация была опубликована учениками П.Д. Ярошенко в различных статьях и сборниках, а также попала в их кандидатские диссертации. Из учеников наиболее значительный след в изучение флоры региона внес М.П. Шилов. Он изучал, преимущественно, редкие виды и водную флору, собрал обширный материал по Trapa natans, обобщенный позднее в работе В.И. Матвеева и М.П. Шилова (1996), опубликовал краткий обзор редких видов (Шилов, 1989) и многочисленные описания локальных урочищ.

Работы Мещерской экспедиции Ботанического сада МГУ по программе «Флора Мещеры» началась в 1969 г. В работах экспедиции, которой руководил профессор В.Н.

Тихомиров, приняли участие многие известные московские ботаники – В.С. Новиков, Е.Б. Алексеев, И.А. Губанов, Е.В. Клюйков, Н.Б. Октябрева, К.П. Глазунова, А.В.

Щербаков и др. Итоговой работой, вышедшей по результатам работ Мещерской экспедиции, стал «Определитель растений Мещеры» в двух томах (1986, 1987). Главным достижением этой книги, помимо обобщения большого фактического материала, стало использование современной на тот момент номенклатуры наряду с составлением оригинальных ключей. Благодаря работам самого В.Н. Тихомирова, было на должном уровне изучено разнообразие манжеток Владимирской области.

И.В. Вахромеев обобщил свои наблюдения над владимирской флорой в ряде важных работ (2001, 2002, 2004). В его работах содержится большой фактический материал (особенно Вахромеев, 2001). «Определитель…» этого автора имеет два недостатка – непроработанность материалов MW (основного гербарного источника по флоре области) и отсутствие указаний на конкретные местонахождения (чаще всего лишь на распространение по административным районам). Всего в этой работе под номерами приводился 1051 вид против 1371 в нашей «Флоре» (Серегин, 2012). К сожалению, гербарий И.В. Вахромеева остался нам недоступным – в MW и LE он передал лишь наиболее важные сборы.

В 2006 г. вышло десятое издание «Флоры средней полосы европейской части России» П.Ф. Маевского. К сожалению, более 100 видов по ошибке не были указаны в этой книге для Владимирской области (Серегин, 2007б) и, напротив, появился ряд «лишних» указаний видов, которые никто во Владимирской области не отмечал – Spergularia salina J. Presl et C. Presl, Herniaria polygama J. Gay, Nigella damascena L., Verbascum marschallianum Ivanina et Tzvelev, Galium triandrum Hyl.

Опубликованные карты распространения видов во Владимирской области.

Следует признать, что прежние картографические материалы по распространению видов флоры Владимирской области скудны.

А.Ф. Флеров во «Флоре Владимирской губернии» (1902) привел одну карту губернии масштаба 1 : 1 680 000, на которой было показано распространение 26 растений, в т.ч. 17 видов, отмеченных в пределах современных административных границ Владимирской области. Границы распространения в пределах губернии А.Ф. Флеров показал для флористических комплексов «остепненных» боров (Cytisus nigricans, Jurinea cyanoides, Arenaria saxatilis, Dianthus borbasii, D. arenarius) и боров, подстилаемых карбонатами (Cephalanthera rubra, Cypripedium calceolus, Ribes spicatum). Значковым способом показаны отдельные местонахождения (и их скопления) для некоторых редких видов – Cinna pendula, Potentilla alba, Rubus arcticus, Trapa natans, Hepatica nobilis, Isotes lacustris, Aconitum flerovii, Cornus alba, Stellaria uliginosa. Фрагмент карты А.Ф. Флерова представлен на рисунке 2.9.

Рис. 2.9. Фрагмент сводной карты распространения 26 видов из книги А.Ф. Флерова «Флора Владимирской губернии» (1902).

x – Rubus arcticus; N – Aconitum flerovii; a – Stellaria uliginosa; H – Hepatica nobilis; P – Potentilla alba.

В «Определителе растений Мещеры» (1986, 1987) приведены 44 карты масштаба 1 : 3 000 000, показывающих распространение видов по территории окско-клязьминского междуречья. Эта территория охватывает 59% от общей площади Владимирской области, а также прилегающие районы Восточного Подмосковья и северной части Рязанской области. На этих картах значковым способом показаны местонахождения 91 вида растений, в т.ч. 83 видов, известных на тот момент во владимирской части междуречья (в основном, редких видов). Большинство местонахождений основано на гербарных сборах и конкретных литературных указаниях, что облегчило их интерпретацию и перенос на сеточную основу. Одна из картосхем «Определителя…» воспроизведена на рис. 2.10.

В Красной книге Владимирской области (2008) известное распространение видов показано на картосхемах с разной детализацией: 1) конкретные пункты (значковый способ); 2) контура местностей, где распространен вид, – с заливкой (способ ареалов); 3) административные районы – с заливкой (способ картограмм); 4) область целиком, без детализации. Если данные о распространении видов авторам очерков по какой-либо причине казались сомнительными, то на картосхемах Красной книги ставился вопросительный знак, который мог быть привязан как к району, так и к конкретному пункту. Кроме того, вопросительным знаком иногда обозначались старые местонахождения видов. Впрочем, зачастую старые находки не обозначались на картосхемах вовсе, хотя и упоминались в тексте очерков. Всего картосхемы масштаба 1 : 5 000 000 приведены для 169 видов, занесенных в Красную книгу Владимирской области, причем лишь у 13 видов сосудистых растений представленные в книге картосхемы на 100% отражают имеющиеся данные по распространению.

Рис. 2.10. Пример картосхемы из «Определителя растений Мещеры» (1987).

1 – Thymus pulegioides; 2 – Thymus serpyllum.

Таким образом, региональная литература, содержащая картографические изображения распространения видов до начала наших работ насчитывала три источника.

Из общих работ следует отметить 15 томов «Атласа флоры Европы» (Atlas…, 1972–2010), в которых распространение видов показано на сеточной основе по квадратам площадью около 2500 км2. На территорию Владимирской области заходит 23 квадрата «Атласа»1, в которых зарегистрировано следующее число видов: 37UEB1 (195 видов), 37UEB3 (160 видов), 37UEB4 (177 видов), 37UFB1 (201 вид), 37UFB2 (174 вида), 37UFB3 (173 вида), 37UFB4 (243 вида), 37VDC3 (199 видов), 37VDC4 (170 видов), 37VEC1 (147 видов), 37VEC2 (154 вида), 37VEC3 (139 видов), 37VEC4 (179 видов), 37VFC1 (133 вида), 37VFC2 (175 видов), 37VFC3 (142 вида), 37VFC4 (164 вида), 38ULG1 (182 вида), 38ULG2 (147 видов), 38VLH1 (116 видов), 38VLH2 (180 видов), 38VLH3 (114 видов), 38VLH4 (189 видов).

Еще один квадрат 37UDB3 едва заходит на крайний запад Петушинского района и в анализ не включен.

По названным в разделе «Методика» причинам наша сетка не когерентна сетке «Атласа флоры Европы», однако поскольку наши ячейки существенно меньше квадратов этого атласа, то никаких проблем с быстрым экспортом данных из одного формата в другой нет.

Архивные (неопубликованные) данные. Наиболее важным неопубликованным источником по флоре региона является машинопись А.Г. Бутрякова «Список растений г.

Коврова и Ковровского района Владимирской области, собранных Бутряковым А.Г. с 1923 по 1971 год» (1972). Имеется три ее экземпляра – в отделе краеведения Владимирской областной научной библиотеки, в МГУ на кафедре высших растений (личное сообщ.

И.М. Калиниченко) и в Коврове (Вахромеев, 2001). Эти экземпляры незначительно различаются между собой. Эта работа содержит большое количество легко картируемого фактического материала (полные списки образцов по видам). Впрочем, некоторые ошибки в определении видов в этой работе очевидны. Гербарий А.Г. Бутрякова был в свое время передан во Владимирский педагогический институт, находился там в плачевном состоянии в начале 2000-х гг., а сейчас, скорее всего, утрачен.

После войны работу над диссертацией и растительность лесов «Флора Владимирского Ополья» проводил Л.И. Красовский (1948). Ее материалы так и не были изданы. К сожалению, безусловно существовавшие гербарные сборы Л.И. Красовского, которые следовало бы искать во Владимиро-Суздальском музее заповеднике, повидимому, не сохранились.

Известный исследователь флоры Меленковского района Ю.М. Леонидов, к сожалению, не опубликовал итогов своих многолетних наблюдений, ограничившись лишь несколькими заметками (Леонидов, 1971, 1972; Леонидов в Путеводителе…, 1975). В.Н.

Тихомиров организовал перевозку всех материалов Ю.М. Леонидова в МГУ (записи, гербарий), но, к сожалению, важной рукописи «Флора восточной части Меленковского района» в составе этих материалов не оказалось (Тихомиров, 1994).

Кроме того, мои коллеги, которые работали в последние годы на территории Владимирской области, оперативно сообщали мне о своих находках. Это М.П. Шилов, Е.А. Борисова, В.М. Васюков, А.Е. Возбранная, Ю.А. Быков, Н.С. Орлова, М.А. Сергеев, С.Б. Циклов, А.В. Сисейкин и др. Многие находки последних лет даже при отсутствии гербарных сборов надежно документированы фотографиями.

На начало 2013 г. в базе данных содержалось 742 записи, основанные на неопубликованных данных других авторов и не перекрытых позднейшими находками.

* * * В заключение раздела 2.2.2 «Материалы других авторов» в качестве интегрального показателя неравномерной изученности флоры Владимирской области к моменту начала наших работ по сеточному картированию приведу картосхему, где для каждого квадрата указано число видов, не обнаруженных мною, но отмеченных или собранных другими авторами (рис. 2.11). Чем выше эта цифра, тем лучше флора этой ячейки была изучена в прошлом.

Рис. 2.11. Число видов на квадрат: «неперекрытые» данные гербарных этикеток, литературы, рукописей (показатели 1–3 для наглядности убраны).

Четко видно, что лучше других флористическими материалами были обеспечены следующие территории: долина р. Клязьмы на всем протяжении, приокская часть Меленковского и отчасти Муромского районов, Судогодское Высокоречье, район Александрова – Киржача и окрестности Юрьев-Польского.

Максимальные показатели по числу «чужих» находок в ячейках карты связаны с работами отдельных авторов. Так, для ближайших окрестностей г. Владимира [И12, 272 вида, не найденных нами] имеются списки Н.А. Казанского (1904, 1912); для Коврова [Е18, 248 видов и Е19, 195 видов] – работы А.Г. Бутрякова (1972 – рук.) и И.В.

Вахромеева (2001); для Киржача [И3, 211 видов] – многочисленные публикации Н.И.

Кузнецова (1904аб, 1908аб, 1909абв, 1910аб и др.); для Меленок [Т9, 230 видов и У8, 204 вида] – сборы М.И. Назарова; для Мурома [Р13, 225 видов] – коллекция Окской биологической станции.

Хорошо была известна флора и некоторых других пунктов. Это окрестности д.

Адина [Т10, 142 вида] по сборам М.И. Назарова; с. Ляхи и д. Черниченка [Т11, 159 видов и У10, 113 видов] по сборам М.И. Назарова и работам Ю.М. Леонидова; д. Дубенки [М11, 107 видов] по сборам Мещерской экспедиции МГУ; пос. Боголюбово [З14, 100 видов] по работам сотрудников Владимирского педагогического института; ст. Тереховицы и с.

Патакино [Ж16, 105 видов] по работам А.Г. Бутрякова, Н.А. Казанского и сотрудников Владимирского педагогического института; Клязьминского заповедника [Д19, 116 видов] по работе и сборам С.С. Стулова.

По многим районам области флористическая информация совершенно отсутствовала. Особенно на картосхеме (рис. 2.11) выделяются следующие «белые пятна»:

1) восточная часть области (осевая часть севера Вала и Нижнеокский район); 2) значительная часть Ополья и прилегающие местности Гряды; 3) Центральная Мещера; 4) Нерлинский район.

2.3 Характер собранных данных

В традиционных флористических исследованиях не принято анализировать полноту отбора данных. Подразумевается, что любая флористическая работа неполна, поскольку всегда есть виды или их отдельные местонахождения, которые ускользают от глаза исследователя. Иногда это выливается в дискуссию о том, чем является флористический список по отношению к самой флоре – генеральной совокупностью или выборкой из генеральной совокупности (неопубликованная дискуссия Н.И. Науменко и А.В.

Щербакова на Всероссийской школе-семинаре по сравнительной флористике в 2010 г.).

Фрагментарно оценки полноты отбора данных присутствуют в работах последующих исследователей, которые пытаются сопоставить свои данные с данными предшественников. В результате этого, любая новая находка (особенно, если это вид регулярно встречающийся), по сути, соотносится со следующими предпосылками:

– вид проник на эту территорию недавно;

– вид очень редкий, поэтому его местонахождения не были обнаружены прежде;

– вид пропускался предыдущими исследователями из-за раннего или позднего развития и (или) из-за сходства с близкими видами.

Последнее утверждение собственно и относится к тому, что в зарубежной литературе принято называть «bias» («ошибка отбора данных», или «ошибка исследователя», по сути – определение факторов, которые влияют на характер выборки).

Проиллюстрирую его тремя примерами из классической работы по флоре региона «Определитель растений Мещеры» (1986, 1987).

1) Про Corydalis intermedia: «…вообще же, по-видимому, встречается у нас несколько чаще, чем это представляется по имеющимся гербарным сборам. Растет обычно вместе с C. solida и часто просматривается…».

2) Про американские астры (ныне в роде Symphyotrichum): «…до сих пор группа не привлекала особого внимания флористов, да и позднее цветение растений не особенно благоприятствует гербаризации…».

3) Про Carex rhynchophysa: «…Судя по разбросанности местонахождений, вероятно, встречается шире и чаще, чем это представляется в настоящее время…».

Впрочем, никакого системного анализа пропусков видов и возможных причин этого сделано не было.

Хорошо известно, что метод сеточного картирования (и сходный с ним метод привязки точных данных к сетке) дает заниженные по сравнению с другими методами данные о видовом богатстве территории (Graham, Hijmans, 2006). В современной европейской литературе, основанной на данных сеточного картирования, четко показаны основные причины недостаточного выявления видов (англ. under-recording) (см. обзоры:

Rich, Woodruff, 1992; Petk et al., 2010). Проведем с этих позиций анализ имеющихся у нас данных.

2.3.1 Доля выявления флоры в стандартных однодневных описаниях

Стандартные однодневные флористические описания квадратов площадью около 100 км2 приводят к созданию флористического списка, который безусловно является выборкой из генеральной совокупности – всего богатства видов сосудистых растений, которые в этом сезоне присутствуют на данной территории. Эта выборка является несимметричной, поскольку растения широко распространенные в нее попадают, а вот пропуски чаще встречаются среди редких видов или видов редких местообитаний.

Прежде чем охарактеризовать системные пропуски некоторых групп видов, остановимся на другом аспекте. Главный вопрос, который встал перед автором по результатам работ по сеточному картированию флоры Владимирской области, какая доля видов выявлена в среднем в одном квадрате? Попытаемся дать ответ на этот вопрос, используя некоторые косвенные данные. Это не даст статистически достоверной картины, но позволит примерно оценить размер получаемой выборки.

Оценка опыта работы в национальном парке «Мещера». Это единственный случай, когда у нас есть возможность анализировать в многократной повторности свои собственные данные. На каждый «большой» квадрат мы располагали, как правило, восемью описаниями «малых» квадратов – по четыре описания 2002 и 2012 гг.

В таблице 2.7 приведены данные по общему числу видов в 20 «больших» квадратах, заходящих на территорию НП «Мещера», и по числу видов в наиболее богатом по числу видов описании.

–  –  –

Таким образом, в наиболее богатом описании квадрата выявлялось свыше 75% видов от того числа, которое накопилось к восьмому описанию (данные для территории НП «Мещера»).

Оценка максимальных показателей. Не вполне корректно, но, на наш взгляд, возможно поранговое сравнение числа видов в наиболее богатых стандартных описаниях и общего числа видов в наиболее богатых ячейках (таблица 2.8). Флора квадратов с 99 максимальным общим числом видов (за счет высокой изученности и большого пласта исторических данных) наиболее близка к тому, чтобы уже считаться не выборкой из генеральной совокупностью, а самой генеральной совокупностью.

–  –  –

По данным таблицы 2.8, при поранговом сравнении 20 наиболее богатых ячеек доля выявления флоры составляет в среднем 78,4±1,2%. Впрочем, заметно, что этот показатель с каждым шагом увеличивается, поскольку действительно полно изученных квадратов в области немного. Так, для первых пяти мест средняя доля выявления 72,0±3,1%, для первых десяти – 75,2±1,9%.

Таким образом, при поранговом сравнении числа видов в наиболее богатых ячейках и в наиболее богатых описаниях оказывается, что в стандартном однодневном описании выявляется около 75% от общего числа видов.

Оценка средних показателей по всему массиву данных. Здесь мы сталкиваемся со следующей методической проблемой: флора большинства квадратов известна именно на основе наших стандартных однодневных описаний. Таким образом, при оценке данных всего массива показатели выявления флоры при однократных описаниях будут завышены.

Средний показатель по всему массиву составляет 358,7±4,2 видов (n=337), средний показатель по однократным описаниям – 314,8±3,2 видов (n=328).

Таким образом, оценка средних показателей выявления флоры в стандартных описаниях по всему массиву данных дает долю ~88%, что, безусловно, является завышенным показателем.

* * * Таким образом, предположу, что без учета временного фактора, который, как будет показано в главе «Общее богатство флор», сильно влияет на показатели богатства, в результате удачно спланированных однодневных стандартных описаний нам удается выявить примерно 75% видов. С учетом накопления исторического пласта информации (т.е. постепенного выпадения одних видов и проникновению на территорию других) этот показатель постепенно снижается до 70% и, возможно, даже ниже. Однако по разным причинам далеко не все описания были спланированы удачно. Предположу, что в дальнейшем число записей в базе данных по всем квадратам может возрасти до 160 тыс.

(против имеющихся 120 883 записей).

2.3.2 Группы видов, данные по которым занижены

Какие же виды пропускались нами регулярно? Безусловно, существуют пропуски, связанные с сезонностью работ. Как было показано выше на основе эмпирических данных, максимальное число видов во Владимирской области может быть зафиксировано с 5 июля по 15 сентября. Такое смещение максимальных показателей выявления флоры на вторую половину лета связано с тем, что виды, цветущие в начале сезона, в большинстве случаев еще заметны во второй половине лета и в начале осени, а виды, которые зацветают в разгар лета, с трудом отыскиваемы и (или) определяемы в мае – июне. Из таблицы 2.1 видно, что число регистрируемых видов быстро растет с конца апреля до середины июля, а затем плавно снижается, оставаясь на высоких уровнях вплоть до конца сентября.

Самым ярким примером «сезонных» видов является группа весенних видов (в основном, эфемероидов и эфемеров), которые уже в первых числах июня становятся трудно отыскиваемыми. Безусловно, повторные описания весной являлись нашим приоритетом, однако краткость сезона, когда эти виды заметны, позволила выявить лишь в 127 квадратах больше, чем два вида (рис. 2.12). Безусловно, представленная картосхема показывает скорее места полевых работ, проводившихся в конце апреля – мае, чем какиелибо природные закономерности.

Рис. 2.12. Число зарегистрированных «весенних» видов, заметных с конца апреля по май (начало июня).

Примечания к рисунку:

1) схема составлена на основании сводного распространения 17 видов (три вида Gagea, четыре вида Corydalis, Anemone nemorosa, A. ranunculoides, Adoxa moschatellina, Chrysosplenium alternifolium, Draba nemorosa, Erophila verna, Ficaria verna, Lathraea squamaria, Myosurus minimus, Myosotis sparsiflora);

2) показатели 0, 1 для наглядности убраны.

С другой стороны, отмечу, что проведение весенних описаний по стандартной методике мало оправдано, если угодно, из экономических соображений. Прибавка в видах к полному летнему описанию оказывается минимальной и лишь на картах немногих видов появляются новые пункты. Так, 5 мая 2011 г. в квадрате И8 прибавка составила 29 видов (8,5%); 5 мая 2012 г. в Н9 – 31 вид (6,9%); 8 мая 2011 г. в Д8 – 39 видов (12,0%); 29 апреля 2012 г. в Ж18 – 40 видов (9,2%).

Другим способом установления видов, данные по которым были занижены, является анализ повторных описаний. Так, в 2011 г., когда из 36 посещенных квадратов в 32 делались именно повторные описания, был установлен перечень видов, которые чаще других пропускались мною в предыдущие годы. Ими оказались Epilobium palustre (26 новых квадратов), Poa palustris, Scutellaria galericulata (по 24), Carex rostrata, Lysimachia thyrsiflora, Fallopia convolvulus (по 23), Calamagrostis canescens, Gnaphalium uliginosum, Gypsophila muralis, Potentilla norvegica (по 22), Agrostis gigantea, Echinochloa crus-galli, Moehringia trinervia, Spirodela polyrhiza (по 21). Таким образом, по видам влажных нарушенных местообитаний данные в прошлом были занижены.

В 2012 г. я повторно описал 10 «больших» ячеек за пределами НП «Мещера».

Выяснилось, что чаще других я пропускал в прошлом Carex cespitosa, Moehringia trinervia, Turritis glabra (6 новых квадратов), Agrostis canina, Caltha palustris, Carex elongata, Chrysosplenium alternifolium, Poa angustifolia, Stellaria nemorum (по 5). Пять из этих видов

– растения, характерные для черноольшаников (Carex cespitosa, C. elongata, Caltha palustris, Chrysosplenium alternifolium, Stellaria nemorum).

Как в 2011 г., так и в 2012 г. улучшение «регистрируемости» видов влажных нарушенных местообитаний и черноольшаников связано с постепенным совершенствованием навыков планирования маршрутов с учетом особенностей локальных местообитаний.

Также в пяти новых квадратах (без учета территории НП «Мещера») в 2012 г. была найдена Aronia mitschurinii, но это, безусловно, связано с прогрессом в числе местонахождений вида, который стал модельным при описании новейших экспансий во флору области в последнее время (Серегин, 2010). В ближайшем будущем именно данные сеточного картирования будут надежной основой для документации инвазий видов во флору Владимирской области. Несколько примеров подобного анализа приведены в главе по анализу динамики распространения видов в национальном парке «Мещера».

В созданной базе данных безусловно занижена встречаемость видов, достоверно определяемых лишь в камеральных условиях (традиционно сложные в таксономическом отношении группы Pilosella, Euphrasia, Alchemilla, Populus), и видов малодоступных местообитаний.

Примерами малодоступных местообитаний могут быть: 1) частные огороды; 2) огороженная в последнее время магистральная железная дорога Москва – Нижний Новгород; 3) небольшие реки с быстрым течением.

Как отметил в рецензии на нашу «Флору Владимирской области» А.В. Щербаков (2013): «Сравнение данных сеточного картографирования сосудистых водных растений, приведенных в рецензируемой «Флоре…», с имеющимися… показал целесообразность специального изучения водного компонента флоры… Такой результат связан с тем, что гидроботанические работы всетаки требуют хотя бы и простейшего, но специального оборудования…». Это бесспорное утверждение.

Ошибка отбора данных существует в столь масштабном проекте для быстро распространяющихся видов. Обследование всех квадратов заняло примерно 10 лет, при этом ячейки, описанные раньше, недосчитались в составе своих флор видов, которые проникли на нашу территорию в самое последнее время. Примерами таких видов могут быть Epilobium tetragonum (первая находка в 2006 г., на конец 2012 г. известен из 87 квадратов); Aronia mitschurinii (первая находка в 2002 г., на конец 2012 г. известна из 70 квадратов); Hypochoeris radicata (первая находка в 2006 г., на конец 2012 г. известен из 26 квадратов).

Кроме того, встречаемость занижена у видов, которые я научился распознавать лишь в последние 3–4 сезона (например, Poa supina, Carex omskiana, Lemna turionifera и др.).

Вероятно, также пропускались редкие виды флористически бедных местообитаний.

Поясню. Для выявления флоры более разнообразных широколиственных лесов Ополья или смешанных лесов Гряды приходится по лесным местообитаниям закладывать более длинные маршруты, чем по бедным соснякам Центральной Мещеры. В связи с этим, редкие виды широколиственных лесов, скорее всего, попадают в описания чаще, чем редкие виды сосняков. Впрочем, повторюсь, что главной задачей, решавшейся ежедневно в ходе полевых маршрутов, для меня всегда оставалось выявление максимального числа видов. В связи с этим, я почти никогда не старался специально повторить находки старых авторов и не прочесывал огромные болотные массивы в поисках двух – трех новых видов для списка квадрата.

2.3.3 Общие замечания по характеру собранных данных

П. Петржик и соавторы (Petk et al., 2010) проанализировали 80 проектов по сеточному картированию разного масштаба в странах, использующих центральноевропейскую («немецкую») сетку 610 и производные от нее. На основе многофакторного анализа они попытались проанализировать те факторы, которые скоррелированы с общим выявленным числом видов флоры.

По их данным, следующие факторы оказывают влияние на общее число видов:

– площадь изучаемой территории;

– продолжительность работ;

– перепад высот;

– средняя температура января;

– географическая широта.

В то же время не обнаружено влияния на общее число выявляемых видов числа задействованных в проекте флористов, размера ячеек сетки, разнообразия растительности, количества осадков, средней температуры июля и географической долготы.

В качестве рекомендаций, авторы сформулировали следующие пять положений, которые желательно учитывать в работах по сеточному картированию (Petk et al., 2010).

Итак, чтобы выявить больше видов и получить сравнимые данные необходимо:

1) постоянно тренировать и улучшать навыки полевого изучения флоры;

2) посещать много участков за короткий период, а не один участок длительный период1;

3) посещать все местообитания;

4) стандартизировать описания (по времени описания или по числу визитов);

5) достигнуть адекватного сезонного покрытия.

Все изложенное нами выше в разделах, посвященных (1) методике стандартного однодневного описания флоры квадрата, (2) использованным материалам и (3) характеру собранных данных показывает, что изучение флоры Владимирской области методом сеточного картирования удовлетворяет выдвинутым выше положениям. Это позволяет перейти непосредственно к анализу сеточных данных.

Убежден, что последующее изучение флоры Владимирской области в рамках проекта по сеточному картированию позволит уточнить некоторые детали пространственного распределения флоры (видов, групп видов, общего богатства флоры), однако основные закономерности, выявленные нами и освещенные в настоящей работе, в целом останутся неизменными из-за «буферности» собранного обширного материала.

В заключение раздела «Материалы и методы» подытожим ключевые моменты, которые нужно иметь в виду при знакомстве с нашим диссертационным исследованием.

1. В данной работе анализируются только бинарные данные о распространении видов по квадратам («вид обнаружен» – 1, «вид не обнаружен» – 0), т.е. сугубо географическая информация – всего свыше 120 тыс. записей о фактах присутствия какоголибо вида в отдельном квадрате. Каждая запись имеет только один анализируемый параметр, помимо факта присутствия вида в ячейке, – это дата находки. Прочая информация о видах взята из литературы (например, экологические характеристики и ценотическая приуроченность).

2. В каждом конкретном квадрате мы имеем дело с выборками. Это специфические выборки, охватывающие, как правило, около 3/4 флоры. Пропуски редких видов закономерно более регулярны, однако редкие виды имеют меньший вес при анализе 1 Т.е. чтобы получить больше исходных данных лучше за пять дней описать по стандартной методике пять квадратов, а не один квадрат, пусть и очень полно.

сеточной информации, а потому оказывают слабое влияние на пространственные модели, многие из которых основаны на нескольких тысячах записей или на относительных параметрах (например, ранг ячейки или средние видовые показатели по шкалам).

3. В работе в количественном и статистическом анализе не используется пространственная информация о факторах среды, привязанная к сетке квадратов.

Физико-географические характеристики области (например, районирование) используется уже на этапе интерпретации полученных результатов.

3 КРАТКАЯ ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

3.1 Общая часть 3.1.1 Геология. Положение в системе геоморфолого-неотектонического районирования Владимирская область находится в центре Русской плиты – региона первого порядка в пределах обширной Восточно-Европейской платформы. В пределах Русской плиты выделено несколько крупных гипсометрических ступеней (геоступени, или регионы второго порядка), в т.ч. Московская (средневысотная центральная) и Вятско-Камская (средневысотная юго-восточная), на стыке которых и расположен регион (по Бабаку и др., 1984).

Этот стык образован так называемым Московско-Горьковским тектоническим швом, активным на новейшем этапе развития. Этот шов представлен зоной сгущения поверхностных разрывных нарушений и повышенной трещиноватости коренных пород (в рельефе данная зона выражена в виде линеаментов или «структурных линий»).

Московско-Горьковский шов идет вдоль среднего течения Клязьмы от границы с Московской областью до северной оконечности Окско-Цнинского вала.

Геологическая карта дочетвертичных отложений области (Карлович, 1996) не очень пестра. К западу от широты Владимира преобладают отложения меловой системы – белые кварцевые пески с глауконитом верхнего мела и подстилающие их глины, песчаники, фосфориты нижнего мела. Ложе долин Средней Клязьмы, Нерли, Гуся образуют слюдистые пески верхней юры.

На востоке области основным структурным элементом является складка ОкскоЦнинского вала. Его осевая зона сложена известняками и доломитами верхнего карбона.

Это древнейшие породы, выходящие на дневную поверхность в регионе (обнажения имеются по рекам Тара, Ушна и Колпь, Унжа, Клязьма и др.). На карбонатах каменноугольного возраста по восточному склону вала залегают породы нижней перми (узкая полоса мергелей и известняков) и перми–триаса (характерные глинистые известняки, которыми сложен фундамент Гороховецкого отрога). На западном склоне вала верхняя пермь также представлена глинистыми известняками, а лежащий выше нижний триас – пестроцветными песками и глинами.

К северу от Московско-Горьковского тектонического шва расположена Центральная (Московская) геоступень. Она обладает четко выраженным единым новейшим тектоническим планом – вытянутостью основных структурных элементов в северо-восточном направлении, орографическим (гипсометрическим) единством. Северозапад региона (к северу от Клязьмы и к западу от Нерли) относится к приподнятому макроблоку Смоленско-Московского мегаблока (области).

Низменные районы к востоку от Нерли лежат в пределах Ярославского мегаблока.

Заходящая к нам часть отличается развитием наложенных посленеогеновых опусканий, что привело к формированию «погруженных» переуглубленных долин, ложе которых опущено на 50 м ниже уровня моря.

К югу от шва расположена Юго-восточная (Вятско-Камская) геоступень. Она соответствует палеозойской Волго-Уральской антеклизе. Он представлен у нас РязаноСаратовским и Горьковско-Марийским мегаблоками.

В орографическом отношении Рязано-Саратовский мегаблок (прогиб) имеет два крупных элемента рельефа в пределах Владимирской области – Мещерская низменность (в центральной части прогиба) и обрамляющий ее с востока Окско-Цнинское плато (вал).

Современный рельеф в пределах Мещеры имеет отметки 100–150 м над уровнем моря, на плато – до 150–180 м. Отметки кровли дочетвертичного рельефа – 80 и 150–160 м над уровнем моря соответственно. В генетическом отношении дочетвертичный рельеф Мещерской низменности представлял собой неогеновую озерно-аллювиальную равнину.

На Окско-Цнинском плато сохранились фрагменты более древней палеогеновой поверхности выравнивания. Мощность четвертичных пород повсеместно небольшая – 10– 20(–30) м, в долинах рек на плато нередки выходы дочетвертичных пород.

Горьковско-Марийский мегаблок (низина) заходит на крайний северо-восток региона (Фролищева низина). Структурная перестройка его рельефа началась с позднего мезозоя и особенно активно проявляется на новейшем этапе развития. Имеющиеся олигоцен-миоценовые и миоцен-плиоценовые уровни рельефа с коренными пермскими породами повсеместно перекрыты водно-ледниковыми отложениями среднечетвертичного возраста мощностью 20–30 (до 40–50) м. В связи со стоком талых вод московского ледника по Оке и Клязьме, были сформированы обширные песчаные полесья, слагающие третью надпойменную террасу. Рядом, на Волге третья терраса достигает высоты 30–50 м над урезом воды, вторая – 16–25 м, первая – 10–12 м, пойма – 4–5(–8) м.

3.1.2 Современный рельеф и гидрология

Рельеф. На формирование современного рельефа оказали влияние дочетвертичная геологическая история Русской плиты, тектоника, четвертичная деятельность ледников и рек. В общих чертах рельеф повторяет древнюю поверхность, а последующие геологические процессы лишь усложнили в разной степени рельеф, сформировав его современный облик. Складка Окско-Цнинского вала имеет мезозойский возраст, депрессии Мещерской низменности и Фролищевой низины сформировались в результате современного опускания поверхности с амплитудой 1 мм в год (по Карловичу, 1996) (крайне завышенная оценка – прим. А.С.).

Важнейшим фактором формирования современного облика рельефа стали плейстоценовые оледенения. Днепровский ледник покрывал всю территорию региона, Московский – северо-западную часть. Их отложениями – моренами и водно-ледниковыми породами – сложена почти вся дневная поверхность региона, включая современный аллювий многих рек, который представляет собой переработанный ледниковый материал.

Северо-запад области занимает обширная Смоленско-Московская возвышенность с особенно четко выраженной в рельефе Клинско-Дмитровской грядой, которая сложена конечной мореной московского ледника. Здесь находится наивысшая абсолютная отметка региона – 271 м. Гряды конечных морен окружены полого-волнистой моренной равниной, также сформированной в московское время.

Пологий южный склон Смоленско-Московской возвышенности представляет собой слаборасчлененную плоскую зандровую равнину, сложенную водно-ледниковыми отложениями начала микулинской эпохи. Эта равнина к югу плавно переходит в Мещерскую низменность.

Поскольку Мещерская низменность располагается в древнем прогибе, ее ложе выполнено водноледниковыми отложениями двух эпох – днепровской и московской.

Местами в Центральной Мещере еще заметны моренные холмы днепровского возраста (Серегин, 2013), возвышающиеся над Островским и Бакшеевским болотами. Впрочем, на дневной поверхности в Мещере преобладают микулинские зандровые пески, в т.ч.

частично перемытые на террасах и в поймах.

Моренная полого-волнистая равнина днепровского возраста, местами осложненная конечными грядами московской эпохи, располагается к востоку от р. Нерль на левом берегу Клязьмы, а также формирует Судогодское Высокоречье.

Складка Окско-Цнинского вала с карбонатами каменноугольного возраста в осевой части перекрыта тонким плащом ледниковых и водно-ледниковых днепровских отложений. Генезис покровных суглинков Гороховецкого отрога (поверхностных отложений пермско-триасового останца) и лессовидных суглинков Ополья не ясен, однако его плейстоценовый возраст не подвергается сомнению.

Речная сеть. Территория региона относится к бассейну Волги (точнее ее правых притоков). К бассейну Оки – притоку Волги первого порядка – относится почти вся область, за исключением крайнего северо-запада Александровского района. Здесь северный макросклон Клинско-Дмитровской гряды дренируется реками Кубрь (левый приток Нерли – правого притока Волги) и Дубна.

Ока обрамляет Владимирскую область с востока и, таким образом, регион дренируется ее левыми притоками. Главная водная артерия области – Клязьма, к бассейну которой относится три четверти территории. Другими окскими притокам дренируются Мещерская низменность (Бужа – Пра, Гусь), Предокская равнина (Унжа, Илевна), восточный макросклон Окско-Цнинского вала (Ушна) и Нижнеокский район. Наименьшая абсолютная отметка 68 м расположена на стрелке при впадении Клязьмы в Оку.

Палеореки и современные водные артерии играют важную роль в формировании рельефа. Обширные террасы и поймы Оки, Клязьмы и их основных притоков сложены аллювиальными отложениями. Аллювиальные пески являются важным и широко представленным компонентом ландшафтов Владимирской области. В некоторых районах (Центральная Мещера, Фролищева низина, Нижнеокская равнина) аллювиальные пески террас, плавно переходящие в долинные зандры, являются физиономическими для этих ландшафтов.

Положение в системе гидрогеологического районирования. Владимирская область находится в пределах двух артезианских бассейнов – Московского и ВолгоКамского, граница которых проходит по осевой зоне Окско-Цнинского вала (Питьева и др., 1984). Глубина залегания грунтовых вод по всей территории, как правило, не более 5 м. Московский артезианский бассейн приурочен к породам палеозойского возраста (слабонапорные краевые участки – к мезозойским песчано-глинистым и песчаным породам). Волго-Камский артезианский бассейн сложен в основном водоносными комплексами палеозойских, меньше – мезокайнозойских пород. Резко отличаются эти бассейны и по условиям формирования подземного стока (Белоусова и др., 1984).

Наиболее важными для растительного покрова параметрами гидрогеологических условий является гидрогеохимия вод. Так, для Московского бассейна характерны гидрокарбонатные и гидрокарбонатно-сульфатные воды с минерализацией от 0,1 до 1,0 г/л, которые формируются при взаимодействии с карбонатными и терригенными породами, обогащенными сульфидами металлов. Волго-Камский бассейн характеризуется гидрокарбонатными, гидрокарбонатно-сульфатными и гидрокарбонатно-хлоридными водами с минерализацией 1,0 г/л, которые формируются при взаимодействии с терригенными дочетвертичными континентальными и морскими отложениями (Питьева, 1984). В обоих случаях воды формируются в условиях значительных длин путей фильтрации и времени взаимодействия с породами.

3.1.3 Краткая климатическая характеристика

Радиационный баланс и циркуляция воздушных масс формируют умеренноконтинентальный климат Владимирской области. Он проявляется в ясно выраженных сезонах при относительно небольших колебаниях температуры. Лето теплое, зима умеренно холодная (Нехайчик, 1996).

Для метеостанции Владимир, расположенной в центре региона, средняя температура января в последние десятилетия составляет –8,5°C, июля 18,8°C. Среднегодовая температура 4,7°C (Погода и климат…, 2013). Ранее многолетние климатические нормы для Владимирской области в целом считались равными –11,0...–11,5°C в январе и 17,5...19,0°C в июле при сумме эффективных температур 1900–2200° (Зворыкина и др., 1968). Абсолютный зарегистрированный минимум составляет –48°C, максимум 38°C (Нехайчик, 1996; Погода и климат…, 2013) Пространственная неоднородность температурного режима приводит к тому, что климат самых восточных пунктов Владимирской области более континентальный, чем на западе региона. Так, изотермы июльских температур и сумм эффективных температур пересекают область в северо-восточном направлении (максимальные значения отмечены в приокской полосе). Изотермы январских температур пересекают область субширотно с (Зворыкина и др., 1968).

Среднее годовое количество осадков в центре региона составляет 585 мм, максимальное месячное количество осадков приходится на 3 летних месяца (Погода и климат…, 2013). В отдельные годы количество осадков может колебаться от 250–290 до 850 мм. Две трети осадков приходится на дождь, одна треть – на снег. Образование устойчивого снежного покрова происходит, как правило, в конце ноября; перед началом снеготаяния его высота составляет в среднем 30 см (Зворыкина и др., 1968).

Значения коэффициента увлажнения (соотношение осадков и испаряемости) на территории области уменьшаются к юго-востоку. В г. Александров его значения составляют 1,5, в Муроме – почти 1,2. Влагообеспеченность при таких значениях можно считать достаточной.

Таким образом, налицо стабильная (хотя и не очень заметная) пространственная дифференциация климатических параметров в пределах области, что позволяет выделить здесь три агроклиматических района, сменяющих друг друга полосами с северо-запада на юго-восток (Зворыкина и др., 1968). Первый район имеет южную границу по линии Петушки – Владимир – Ковров; второй – по линии Гусь-Хрустальный – Красная Горбатка – Гороховец; третий район находится к юго-востоку от этой линии. От первого района к третьему растет континентальность климата – становятся выше летние температуры, ниже зимние, уменьшается количество осадков и значения коэффициента увлажнения, раньше сходит снег и начинается вегетация.

3.1.4 Почвы. Положение в системе почвенно-географического районирования

В системе дробного почвенно-географического районирования Нечерноземья (Добровольский, Урусевская, 1984), доведенного до уровня почвенных округов, Владимирская область расположена в четырех округах. По особенностям структуры почвенного покрова они относятся к четырем различным типам. Все четыре округа расположены в Среднерусской провинции дерново-подзолистых среднегумусированных почв, которая расположена в подзоне дерново-подзолистых почв южной тайги.

1. Мещерский почвенный округ. Низменная песчаная аллювиально-зандровая и зандровая равнина–полесье. Данный округ относится к дерново-подзолисто– полуболотному песчаному аллювиально-зандровому типу. Почвенный покров отличается сильной заболоченностью (до 50%) и широкой представленностью торфянисто- и торфяно-подзолисто-глеевых и торфяных болотных почв. Как правило, он образован сочетаниями дерново-подзолистых почв на автоморфных позициях, болотноподзолистыми почвами подножий склонов и слабодренированных низменных пространств и болотными торфяными почвами обширных понижений. На вершинах песчаных бугров эолового происхождения под лишайниковыми борами формируются почти неоподзоленные почвы («боровые пески»). Почвам национального парка «Мещера», занимающего центральную, наиболее характерную часть Мещерской низменности посвящена отдельная монография (Куст и др., 2000).

2. Муромский округ. Считается, что данный округ приурочен к аллювиальнозандровой песчано-супесчаной равнине, однако он резко выделяется господством автоморфных позиций с дерново-подзолистыми почвами и низкой заболоченностью (около 15%). Это связано с тем, что восточная половина области (к востоку от 41° с.ш.) подстилается карстующимися коренными породами и, как следствие, хорошо дренирована. Муромский округ относится к дерново-подзолистому песчаному аллювиально-зандровому типу.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |

Похожие работы:

«РЫЛЬНИКОВ Валентин Андреевич ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПОДХОДЫ К УПРАВЛЕНИЮ ЧИСЛЕННОСТЬЮ СИНАНТРОПНЫХ ВИДОВ ГРЫЗУНОВ (на примере серой крысы Rattus norvegicus Berk.) Специальность 03.00.16 – экология Диссертация на соискание ученой степени...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«БАРИНОВА Ирина Владимировна Патогенез и танатогенез плодовых потерь при антенатальной гипоксии 14.03.02 – Патологическая анатомия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора медицинских наук Научные консультанты: Заслуженный деятель науки РФ Доктор биологических наук, доктор медицинских наук, профессор профессор САВЕЛЬЕВ...»

«Лямина Наталья Викторовна УДК 591.148:574.52(262.5) ДИНАМИКА ПАРАМЕТРОВ ПОЛЯ БИОЛЮМИНЕСЦЕНЦИИ В ЧЁРНОМ МОРЕ И ИХ СОПРЯЖЁННОСТЬ С ФАКТОРАМИ СРЕДЫ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание учной степени кандидата биологических наук Научный руководитель д.б.н., профессор Ю. Н. Токарев Севастополь 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ Стр. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ И СОКРАЩЕНИЙ, СИМВОЛОВ, ЕДИНИЦ И ТЕРМИНОВ. ВВЕДЕНИЕ.. РАЗДЕЛ ИСТОРИЯ...»

«Очиров Джангар Сергеевич НАРУШЕНИЯ МИКРОНУТРИЕНТНОГО СТАТУСА ОВЕЦ И ИХ КОРРЕКЦИЯ ВИТАМИННО-МИНЕРАЛЬНЫМИ КОМПЛЕКСАМИ 06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор ветеринарных...»

«МАХАЧЕВА ХАННА ГАДЖИЕВНА СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН 14.01.03 – болезни уха, горла и носа 14.02.03 – общественное здоровье и здравоохранение Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты: доктор медицинских наук, профессор Н.А. Дайхес доктор медицинских наук, профессор Л.М. Асхабова...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НА ПРАВАХ РУКОПИСИ НИКУЛИНА НЕЛЯ ШАМИЛЕВНА ПРОДУКТИВНЫЕ КАЧЕСТВА И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОРОВ ЧЕРНО-ПЕСТРОЙ ПОРОДЫ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРОБИОТИЧЕСКОЙ ДОБАВКИ «БИОГУМИТЕЛЬ-Г» 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Сигнаевский Воладимир Дмитриевич МОРФОГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОДУКТИВНОСТИ ЯРОВОЙ МЯГКОЙ ПШЕНИЦЫ СОРТОВ САРАТОВСКОЙ СЕЛЕКЦИИ Специальность 03.02.01 — ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н.,...»

«АУЖАНОВА АСАРГУЛЬ ДЮСЕМБАЕВНА ОЦЕНКА ДЕЙСТВИЯ АБИОТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ И БИОПРЕПАРАТА РИЗОАГРИН НА МИКРОБИОЛОГИЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ ПОЧВЫ, АДАПТИВНОСТЬ И ПРОДУКТИВНОСТЬ ЯРОВОЙ МЯГКОЙ ПШЕНИЦЫ 03.02.08 – Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Решетникова Татьяна Валерьевна ФОРМИРОВАНИЕ ОРГАНИЧЕСКОГО ВЕЩЕСТВА ПОЧВЫ В КУЛЬТУРАХ ОСНОВНЫХ ЛЕСООБРАЗУЮЩИХ ПОРОД СИБИРИ Специальность 03.02.08 – «Экология (биология)» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Э.Ф. Ведрова Красноярск 2015 Содержание Введение..5 Глава 1....»

«БЕСЕДИНА Екатерина Николаевна УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДА КЛОНАЛЬНОГО МИКРОРАЗМНОЖЕНИЯ ПОДВОЕВ ЯБЛОНИ IN VITRO Специальность 06.01.08 – плодоводство, виноградарство Диссертация на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель – кандидат биологических наук Л.Л. Бунцевич Краснодар 201 Содержание...»

«СИДОРОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНЫХ РЕАКЦИЙ У ДЕВУШЕК К УСЛОВИЯМ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ 03.02.08 Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, доцент Драгич О.А. Омск-2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1 Обзор литературы.. 1.1. Механизмы адаптации организма человека к окружающей среде 1.2. Закономерности развития...»

«Ксыкин Иван Валерьевич ВРЕДОНОСНОСТЬ СОРНЯКОВ И МЕРЫ БОРЬБЫ С НИМИ В ПОСЕВАХ ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР НА СВЕТЛО-КАШТАНОВЫХ ПОЧВАХ ВОЛГО-ДОНСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ Специальность: 06.01.01 общее земледелие, растениеводство Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель: доктор...»

«Труш Роман Викторович ФАРМАКО-ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СКАЙ-ФОРСА И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИ КОЛИБАКТЕРИОЗЕ ЦЫПЛЯТ-БРОЙЛЕРОВ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель Горшков Григорий Иванович заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Белгород – п. Майский 2015 г. СОДЕРЖАНИЕ...»

«БИТ-САВА Елена Михайловна МОЛЕКУЛЯРНО-БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ЛЕЧЕНИЯ BRCA1/СНЕК2/BLM-АССОЦИИРОВАННОГО И СПОРАДИЧЕСКОГО РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ Специальности: 14.01.12 – онкология 03.01.04 – биохимия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, д.м.н., профессор, член-корр. РАН В.Ф. Семиглазов Научный консультант:...»

«ТРИФОНОВА Кристина Эдуардовна Особенности распределения штамма мезенхимальных стволовых клеток в условиях опухолевого роста после сингенной трансплантации мышам линии C57BL/6 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«МУХАМЕТОВ ИЛЬЯС НИАЗОВИЧ Палтусы прикурильских вод: биология, состояние запасов, перспективы промысла 03.02.06 – ихтиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н. А.М. Орлов Южно-Сахалинск – 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ОКЕАНОГРАФИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РАЙОНА 3. ИССЛЕДОВАНИЙ ОСОБЕННОСТИ...»

«Шемякина Анна Викторовна БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА BETULA L. 03.02.14 – Биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Колесникова Р.Д. Хабаровск – 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЙ. 1.1 Общие...»

«Щепитова Наталья Евгеньевна Биологические свойства фекальных изолятов энтерококков, выделенных от животных 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат...»

«Мухутдинова Анна Наилевна БИОДЕСТРУКЦИЯ ДРОТАВЕРИНА ГИДРОХЛОРИДА АКТИНОБАКТЕРИЯМИ РОДА RHODOCOCCUS 03.02.03 Микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: чл.-корр. РАН, доктор биологических наук, профессор Ившина Ирина Борисовна, доктор фармацевтических наук Вихарева Елена...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.