WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |

«ПРОСТРАНСТВЕННАЯ СТРУКТУРА ФЛОРЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ...»

-- [ Страница 13 ] --

Данные сеточного картирования флоры могут служить источником составления карт потенциального распространения растительных сообществ по высшим синтаксонам, особенно на территориях, где их состав не выявлен. Однако само наличие диагностических видов в том или ином районе не означает присутствие данного синтаксона. Для каждого сообщества свой порог числа видов, который показывает наличие самого сообщества. Например, во Владимирской области это всего 1 вид для Lemnetea, около 10 видов для Calluno–Ulicetea и не менее 15 видов для Alnetea glutinosae.

Для некоторых классов картина их распространения в регионе совпадает с распространением доминирующих видов (белоус и белоусники, черная ольха и черноольшаники).

9.3.2 Пространственное соотношение зональных ценотических комплексов

Изложенные выше данные по распространению ценотических групп описывают данные, полученные в результате сеточного картирования видов. Как можно их применить для дальнейшего анализа?

Примером сопряженного анализа синтетических данных по сообществам является анализ совместного распределения диагностических видов классов. Рассмотрим их на примере видов лесных зональных классов (хвойных лесов таежного типа Vaccinio– Piceetea и широколиственных лесов Querco–Fagetea) и зональных классов южного тяготения (широколиственных лесов Querco–Fagetea и степей Festuco-Brometea).

Пространственное соотношение зональных лесных классов Vaccinio–Piceetea и Querco–Fagetea. В качестве примера сравним распространение диагностических видов зональных лесных классов растительности – хвойных лесов таежного типа (Vaccinio– Piceetea) и широколиственных лесов (Querco–Fagetea). Число диагностических видов этих классов по ячейкам было разбито по терцилям, т.е. на три примерно равные группы с максимальным, средним и минимальным участием таежных и неморальных видов.

Следующим шагом две картосхемы по терцилям были сведены в одну (рис. 9.101). В результате получилось девять групп ячеек, индексы которых составные. Первая цифра означает номер терциля для неморальных видов, вторая – для таёжных (1 – нижний, 2 – средний, 3 – верхний). Таким образом, получилась следующая система групп:

11 – мало неморальных и таежных видов;

12 – мало неморальных видов, среднее число таежных видов;

13 – мало неморальных видов, много таежных видов;

21 – среднее число неморальных видов, мало таежных видов;

22 – среднее число неморальных и таежных видов;

23 – среднее число неморальных видов, много таежных видов;

31 – много неморальных видов, мало таежных видов;

32 – много неморальных видов, среднее число таежных видов;

33 – много неморальных и таежных видов.

Оттенками красной гаммы выделены ячейки с преобладанием неморальных видов (33, 32, 21); оттенками зеленого – с преобладанием таежных видов (13, 23, 12); оттенками синего – с равным участием видов обоих комплексов; белым цветом (11) – ячейки с минимальным участием лесных видов.

Безлесные ячейки с минимальным участием лесных видов (как таежных, так и неморальных) сосредоточены в двух местах – край Ополья (Г12, Д11, Д12, Д14) и окская пойма (Н19, О15, С12, Т12). Кроме того, отсутствуют леса в квадратах О1 (Бакшеевские торфоразработки) и О13 («Муромское Ополье»), очень бедна видами ячейка Д24 во Фролищевой низине. В прочих случаях, вероятно, имеет место неполнота собранных данных (И7, Д18, И22, И25, И26, У2), хотя, безусловно, отчасти это связано с огрубленной системой терцилей.

Рис. 9.101. Схема пространственного соотношения разнообразия неморальных видов (диагностические виды класса Querco–Fagetea) и таежных видов (диагностические виды класса Vaccinio–Piceetea).

Неморальные виды преобладают над таежными видами в Ополье, на большей части Гряды, по коренным берегам Клязьмы (преимущественно на Гороховецком отроге) и Оки (в пределах Предокской равнины) (оттенки красного).

По краям этих зон располагаются участки с примерно пропорциональным участием во флоре видов обоих комплексов (оттенки синего). Такие «переходные» зоны протянулись на стыке Гряды и Левобережной Мещеры, вдоль коренного берега Клязьмы (в нижнем течении замещаются «карсными» ячейками с господством неморальных видов) и Оки (в пределах Нижнеокского района), а также местами на Предокской равнине. Кроме того, четко отделяется небольшой район Судогодского Высокоречья с большим участием как неморальных, так и таежных видов.

Наконец, зеленой гаммой обозначены участки с господством видов хвойных лесов таежного типа (класс Vaccinio–Piceetea).

Эти районы четко отделились и по результатам кластерного анализа – Мещёра, Нижнеокский район, Нерлинский район, Вал, Фролищева низина. Во Фролищевой низине большинство ячеек относится к группе 12 (мало неморальных видов – среднее число таежных видов), однако здесь сосредоточено максимальное разнообразие «остепненных» боров класса Pyrolo–Pinetea, еще одного лесного класса.

Таким образом, пространственное соотношение неморальных и таежных видов четко укладывается в разработанную на основе кластерного анализа систему флористического районирования региона, в которой преобладают по площади районы с господством хвойных лесов на почвах легкого гранулометрического состава (зеленый фон), а зональная растительность плакорных участков приурочена к Ополью и Гряде (красный фон).

Пространственное соотношение зональных классов южного тяготени Querco– Fagetea и Festuco-Brometea. Как было отмечено выше, во Владимирской области, повидимому, отсутствуют степи класса Festuco-Brometea, однако большое число луговостепных термофильных видов южного тяготения, которые проникают к нам по суходольным и высокопойменным лугам, сухим лесным опушкам и выходам карбонатов, дают возможность анализировать распространение видов этого ценотического комплекса.

Сравним его с распространением видов неморального комплекса. Как и в описанном выше примере, для каждого класса все ячейки были разбиты на три равные группы (терциля) по числу видов, а затем две картосхемы по терцилям были сведены в одну (рис.

9.102). Первая цифра означает номер терциля для степных видов, вторая – для неморальных (1 – нижний, 2 – средний, 3 – верхний). Таким образом, получилась следующая система групп:

11 – мало степных и неморальных видов;

12 – мало степных видов, среднее число неморальных видов;

13 – мало степных видов, много неморальных видов;

21 – среднее число степных видов, мало неморальных видов;

22 – среднее число степных и неморальных видов;

23 – среднее число степных видов, много неморальных видов;

31 – много степных видов, мало неморальных видов;

32 – много степных видов, среднее число неморальных видов;

33 – много степных и неморальных видов.

На этой картосхеме узловой фиолетовый цвет для группы 33 (много степных и неморальных видов) имеет три градиента: в сторону красного (группа 13 – много неморальных, мало степных видов), в сторону синего (группа 31 – много степных, мало неморальных видов) и в сторону белого (группа 11 – мало и степных, и неморальных видов).

Рис. 9.102. Схема пространственного соотношения разнообразия степных видов (диагностические виды класса Festuco–Brometea) и неморальных видов (диагностические виды класса Querco–Fagetea).

На наш взгляд, основная закономерность этой схемы заключается в закономерном переходе от красного цвета (преобладают неморальные виды) к синему (преобладают степные виды) при движении с северо-азапада к юго-востоку региона. Именно в этом направлении идет градиент зональной смены широколиственных лесов степями в южной части Европейской России.

Квадраты с высоким разнообразием неморальных видов на Гряде не имеют большого набора диагностических видов класса Festuco–Brometea. Этот район можно охарактеризовать как район сосредоточения плакорных хвойно-широколиственных лесов, в который на склоновые суходольные луга не проникают виды южного тяготения.

На остальной части области квадраты с большим числом неморальных видов (приурочены к участкам с суглинистыми водоразделами или склонам речных долин) почти всегда имеют большое число степных видов. Особенно четко обособилась группа 33 (много степных и неморальных видов) в Ополье, в узкой полосе вдоль Клязьмы и в ячейках вдоль коренного берега Оки. И если квадраты вдоль Оки и Клязьмы едва ли могут быть корректно интерпретированы с зональной точки зрения, то наличие в Ополье большого числа неморальных и степных видов при полном отсутствии таежных растений заставляет задуматься – в чем результат такого островного положения квадратов с южными ценотическими характеристиками. Некоторые сомнения по поводу правильности принятого зонального положения территории региона изложены в главе «Флористическое районирование Владимирской области на основе кластерного анализа территории».

Кроме того, на окско-клязьминском междуречье и в пойме Оки (т.е. закономерно в восточной части области) регулярно встречаются ячейки с большим числом степных видов и минимальным участием видов широколиственных лесов.

Пространственную картину взаимного участия во флоре двух ценотических комплексов невозможно было бы получить, исходя из абсолютного числа видов этих комплексов или долей их участия. Так, например, неморальный комплекс, включающий существенно большее число видов, «глушил» бы зоны с преобладанием видов хвойных лесов. Использование относительных единиц (здесь – ранжирование ячеек по 0,33/0,66квантилям числа видов) и картографическое представление результатов дает ясную картину соотношения пар зональных комплексов на территории региона.

10 ХАРАКТЕРИСТИКА ФЛОРИСТИЧЕСКИХ РАЙОНОВ

ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

По результатам кластерного анализа массива данных (раздел 8), мы выделили 10 флористических районов (рис. 8.12). Они, в целом, согласуются с выделами физикогеографического (Карта физико-географических районов..., 1960), лесорастительного (Курнаев, 1982), природного (П. Серегин, 1994, 1996), ландшафтного (Романов, 2008,

2013) и «интуитивного» флористического (Серегин, 2012) районирования территории региона. В этом разделе приводится общая флористическая характеристика выделенных районов, включающая сведения о видах, ценотических комплексах видов и экологических группах, которые характерны для выделенных районов или их групп, т.е. сведения полученные в результате пространственного анализа флоры (раздел 9). Характеристика построена по иерархическому принципу, отражающему результаты кластерного анализа.

План описаний по районам, представленным ниже, таков:

– ведущие индикаторные виды по значению индекса IndVal (Dufrne, Legendre, 1997)1;

– название, этимология, площадь;

– число ячеек, число и доля специфических ячеек, характер кластеризации;

– границы района на местности;

– пространственная дифференциация флоры внутри района;

– соотношение с другими схемами районирования;

– специфические виды и группы видов;

– ценотические группы;

– экологические группы;

– объекты исключительного флористического интереса.

Карты распространения обсуждаемых в тексте видов вынесены в приложение 2.3 – соответствующие ссылки см. в описании районов.

10.1 Фролищева низина

Индикаторные виды (по показателю IndVal):

+ Jurinea cyanoides (76,7), Cytisus nigricans (68,8), Diphasiastrum zeilleri (65,2), Arenaria saxatilis (63,4), Festuca polesica (60,8), Dianthus borbasii (57,0), Carex pauciflora (52,9), Dianthus arenarius (49,6), 1 При 11-частном делении территории: девять районов на водоразделах и две крупные речные долины (Ока, Клязьма). Гороховецкий отрог из-за незначительной площади исключен из анализа. См. также таблицу 8.2.

Arctostaphylos uva-ursi (39,0), Pulsatilla patens (38,4).

– Anthriscus sylvestris (67,5), Dactylis glomerata (57,9), Arctium tomentosum (56,0), Geranium pratense (55,7), Leucanthemum vulgare (54,2), Campanula patula (53,9), Tripleurospermum inodorum (53,9), Aegopodium podagraria (53,8), Stellaria graminea (51,4), Plantago media (51,2).

Является частью Балахнинской низменности. Во Владимирскую область заходит частично, также простирается на восток в Нижегородскую область и заходит на севере в Ивановскую область. Название происходит от пос. Фролищи со знаменитой Фролищевой пустынью. У А.Ф. Флерова (1902), М.И. Назарова (1928), М.П. Шилова (в Путеводителе…, 1971) фигурирует под названием «Заклязьменский бор», у П.А. Серегина (1994, 1996) приводится также название «Лухское полесье».

Площадь в пределах Владимирской области составляет 950 км2. Западная и южная границы района выражены четко и проходят по р. Клязьма, на правом берегу которой над Фролищевой низиной возвышаются Гороховецкий отрог и Окско-Цнинский вал.

В сеточной схеме район состоит из 11 ячеек, специфическим кластером является кластер B. Из 11 ячеек района к кластеру B относится 8 ячеек (70%), а одна – к кластеру R (мещерского типа). В район мы включаем еще две ячейки: Ж24 из кластера C (пойменно-лугового типа) и «выбракованная» ячейка Д24, которая из-за своей необычайной флористической бедности формирует по коэффициенту Жаккара сестринский кластер по отношению ко всем квадратам Владимирской области.

К кластеру B относятся еще пять краевых ячеек в Мещерской низменности и квадрат К26. Если «родство» пяти мещерских ячеек объясняется неполнотой выявления флоры обрезанных квадратов, то во флоре квадрата К26 действительно много сходных с Фролищевой низиной видов. Эта ячейка включена в состав Нижнеокского района, в приокской полосе которого регулярно встречаются общие виды с Фролищевой низиной (прежде всего, в сосняках класса Pyrolo–Pinetea).

Фролищева низина, обрамленная с запада и юга Клязьмой, выделяется во всех схемах районирования Владимирской области. Ее флора близка к флорам «мещёрского»

типа (см. ниже), но имеет большое число характерных особенностей. Можно утверждать, что флористически Фролищева низина является наиболее самобытной частью области благодаря большому числу видов, распространение которых не выходит за пределы района. Так, границы района хорошо маркируются распространением видов, которые относятся к комплексам «остепненных» боров южного тяготения1 и дистрофных озер.

Примеры видов, большинство местонахождений которых приурочено именно к Фролищевой низине, приведены на рис. П2.3-1.

1 Сухие боры Мещёрско-Балахнинского типа по П.А. Смирнову (1940).

Характерными видами этих сосновых лесов и разбитых боровых песков являются Diphasiastrum zeilleri, Festuca polesica, Neottianthe cucullata, Pulsatilla patens, Potentilla humifusa, Genista germanica, Cytisus nigricans, Astragalus arenarius, Arenaria saxatilis, Silene borysthenica, S. chlorantha, Dianthus arenarius, D. borbasii, Arctostaphylos uva-ursi, Veronica spicata, Dracocephalum ruyschiana, Thymus serpyllum, Jurinea cyanoides, Centaurea marschalliana.

В озерах низины и на их берегах известны Isotes echinospora, I. lacustris, Juncus bulbosus, Najas flexilis, N. minor, Sparganium gramineum, Schoenoplectus tabernaemontani, Carex pauciflora, C. omskiana, Eriophorum gracile, Drosera anglica, Utricularia intermedia, U. minor.

Выделяется Фролищева низина и общим низким богатством флор отдельных ячеек.

Довольно большое число видов избегают этой низменности, что также помогает очертить границы района. Примеры таких видов приведены на рис. П2.3-2.

Для ячеек Фролищевой низины характерны следующие особенности распределения ценотических групп видов:

– чрезвычайно высокое число диагностических видов класса Pyrolo–Pinetea – наиболее характерного элемента растительного покрова района;

– высокое число диагностических видов класса Oxycocco–Sphagnetea;

– присутствие сообществ и диагностических видов класса Littorelletea;

– повышенное число диагностических видов класса Scheuchzerio–Caricetea fuscae;

– повышенное число диагностических видов класса Alnetea glutinosae;

– повышенное число диагностических видов класса Koelerio–Corynephoretea;

– повышенное число диагностических видов класса Calluno–Ulicetea;

– чрезвычайно низкое число диагностических видов класса Querco–Fagetea (зональные сообщества);

– чрезвычайно низкое число диагностических видов классов Molinio– Arrhenatheretea, Festuco–Brometea (и всех луговых видов в целом);

– низкое число диагностических видов класса Trifolio–Geranietea sanguinei;

– низкое число диагностических видов класса Galio–Urticetea;

– низкое число диагностических видов классов антропогенной растительности (Polygono arenastri–Potea annuae, Stellarietea mediae, Artemisietea vulgaris, Bidentetea tripartitae).

Пространственное распределение экологических групп видов по отношению к трофности и кислотности субстратов также хорошо маркирует границы Фролищевой низины. Для этого района характерно очень высокое число видов наиболее олиготрофных местообитаний, низкое число видов самых эвтрофных местообитаний, повышенное число видов кислых почв и почти полное отсутствие видов, характерных для карбонатных субстратов.

Во Фролищевой низине расположены следующие объекты исключительного флористического интереса: «озера Фролищевой низины» и «дюнные боры Фролищевой низины».

10.2 Районы с богатыми флорами вдоль долин крупных рек (Гороховецкий отрог, Предокская равнина) На востоке области имеется два крупных массива с тяжелыми глинистыми и суглинистыми почвами, возвышающиеся над окружающими низменными районами. Это Гороховецкий отрог, вытянувшийся вдоль нижнего течения Клязьмы, и Предокская равнина, расположенная на левобережье Оки выше устья Ушны.

Помимо геологической основы, общими чертами этих двух районов является близость крупной реки со сформированной долиной, значительный перепад высот между дренированными водоразделами и местным базисом эрозии, рекордное разнообразие флор отдельных ячеек, значительное участие видов западного тяготения вообще и неморальных видов в частности, меньшее участие бореальных видов (растения хвойных лесов, верховых и переходных болот, белоусовых пустошей).

Во флоре области есть несколько видов (правда, очень редких), которые являются общими для Гороховецкого отрога и Предокской равнины, а на остальной части области (почти) не встречаются (рис. П2.3-3). Оговорюсь, что Cardamine quinquefolia встречена не на самом отроге, а в сходных условиях коренного берега Клязьмы севернее Мстёры, а Hypericum hirsutum известен также по двум находкам в бассейне Судогды и Ушны (правда, в этих местах зверобой сильно угнетен и не цветет).

Ниже будет показано, что виды, характерные для суглинистого левобережья области и Гороховецкого отрога, отмечены в единичных местонахождениях и на Предокской равнине (например, Brachypodium sylvaticum, Bromopsis benekenii, Fraxinus escelsior, Carex sylvatica). В свою очередь, некоторые общие для Предокской равнины и Ополья виды проникают и на Гороховецкий отрог (например, Gagea erubescens, Carex caryophyllea).

10.2.1 Гороховецкий отрог Небольшой по площади (610 км2) останцовый глинистый массив в междуречье Клязьмы и Суворощи. Формирует правый высокий берег Клязьмы от Вязников до Гороховца. Известен также под названием «Гороховецкие горы».

Полностью расположен в пределах Владимирской области. Северной границей района является р. Клязьма от г. Вязники до г. Гороховец (Пужалова гора). Далее от Гороховца граница идет примерно по изогипсе 100 м над ур. моря, как бы огибая массив отрога с востока и юга, но не заходя в долину р. Суворощи (примерно по линии д. Выезд – д. Хорошево – ост. п. Молодники – д. Шубино – с. Кожино – д. Дуброво – д.

Михайловская). В районе устья рч. Индрус граница района выходит на р. Суворощь.

Западная граница следует вверх по Суворощи до д. Исаево, а оттуда на север по руслу руч. Голубишка, далее по прямой линии между д. Каликино и западным выездом из Вязников и, огибая город, спускается к Клязьме.

Район в сеточной схеме состоит из восьми ячеек, специфическим кластером является кластер богатых долинных флор G. Из восьми ячеек района к кластеру G относится пять ячеек (60%). Другие три ячейки входят в кластер D, который охватывает, по-видимому, неполно выявленные флоры того же кластера G, расположенные вдоль магистральной ж. д. (З23, И24, И25). Во всяком случае, все ячейки кластера D на схеме примыкают к клязьминским ячейкам кластера G. Таким образом, кластер D также можно считать специфическим для района.

Гороховецкий отрог из-за своих небольших размеров не выделялся в схемах геоботанического и природного районирования П.А. Серегина (1974, 1994). В последней схеме мой отец включал его в состав района Окско-Цнинский вал (округа КовровскоКасимовского плато). Во «Флоре…» (Серегин, 2012) опять же из-за незначительных размеров я объединил его с лежащим южнее Нижнеокским районом, будучи уверенным, что флористическое богатство ячеек отрога – результат долинного эффекта низовьев Клязьмы.

Гороховецкий отрог представляет собой возвышающийся над окружающими пространствами Фролищевой низины и Нижнеокского района водораздел с почвами тяжелого гранулометрического состава. В растительном покрове значительную роль играют широколиственные леса, а значительная часть водоразделов издавна распахана.

Во флоре Гороховецкого отрога нет специфических видов. В данном случае к характерным видам района могут быть отнесены виды западного тяготения, распространенные преимущественно на суглинистом левобережье Клязьмы. Эти виды проникают с запада по долине Клязьмы и (или) с юга по долине Оки, доходя вплоть до Гороховецкого отрога. Примеры таких видов приведены на рис. П2.3-4.

Вообще на Гороховецком отроге по сравнению с окружающими пространствами резко усиливается роль западных видов в целом и неморальных в частности. Возможно, здесь находятся единственные в области естественные местонахождения Alliaria petiolata и Myosotis sylvatica, которые у нас имеют синантропный характер, а вот в Подмосковье уже встречаются регулярно.

Для ячеек Гороховецкого отрога характерны следующие особенности распределения видов по ценотическим группам:

– повышенное число диагностических видов класса Querco–Fagetea (зональные сообщества);

– повышенное число диагностических видов класса Galio–Urticetea;

– полное отсутствие дюнных боров и, соответственно, диагностических видов класса Pyrolo–Pinetea;

– полное отсутствие верховых болот и, соответственно, диагностических видов класса Oxycocco–Sphagnetea;

– низкое число диагностических видов класса Scheuchzerio–Caricetea fuscae;

– пониженное число диагностических видов класса Alnetea glutinosae;

– пониженное число бореальных видов – диагностических видов класса Vaccinio– Piceetea.

Пространственное распределение экологических групп видов по отношению к трофности и кислотности субстратов также хорошо маркируют границы Фролищевой низины. Здесь резко снижено число видов наиболее олиготрофных местообитаний, а вот виды самых эвтрофных местообитаний, напротив, сосредоточены в квадратах вдоль коренного берега Клязьмы. На отроге повышено число видов карбонатных почв, а вот виды кислых почв существенно менее многочисленны, чем на окружающих пространствах.

Ячейки вдоль коренного берега Клязьмы выделяются общим высоким богатством флор. Флоры ячеек З23, И24, И25 выявлены неполно.

10.2.2 Предокская равнина

Индикаторные виды (по показателю IndVal):

+ Anthyllis macrocephala (43,7), Hypochaeris radicata (26,3), Radiola linoides (21,6), Kadenia dubia (21,6), Senecio vernalis (21,2), Salix rosmarinifolia (21,1), Seseli annuum (20,4), Setaria pumila (19,6), Viola hirta (18,9), Campanula rotundifolia (18,6).

– Salix fragilis (13,1), Dianthus superbus (12,9), Persicaria maculosa (11,4), Stratiotes aloides (11,4), Galium odoratum (11,4), Syringa vulgaris (11,3), Chrysosplenium alternifolium (11,3), Carex echinata (11,3), Calamagrostis arundinacea (11,2), Alnus incana (11,1).

Название «Предокская равнина» использовано для этого района в дробном районировании П.А. Серегина (1994). Этот район включает так называемое «Муромское Ополье», бассейн Илевны и междуречье Унжи и Оки, которое продолжается на юг в Рязанскую область. Площадь района 1810 км2. Восточная граница проходит по Оке, северная – по Ушне, западная по Унже и водоразделу Ушны и Илевны (см. описание границ Вала).

В сеточной схеме состоит из 26 квадратов. Специфические кластеры – долинный кластер G (13 ячеек) и «контактные» кластеры – с Валом (кластер U, 5 ячеек) и с флорой «мещерского» типа (кластер P, 3 ячейки). Всего на долю специфических кластеров приходится 80% ячеек. Кроме того, в этот район попали три ячейки пойменно-лугового окского кластера С (О15, С12, Т12), ячейка Р13 (г. Муром, кластер городских флор A) и две «выбракованные» ячейки (совершенно безлесная О13 и неожиданно сформировавшая особый кластер У9).

Предокская равнина была выделена в схеме П.А. Серегина (1994) в качестве одного из районов округа Ковровско-Касимовского плато. Во «Флоре Владимирской области»

(Серегин, 2012) Предокская равнина была включена в район юга Окско-Цнинского вала и занимала его значительную часть. В этой работе Вал также разделен на две части – собственно Вал и Предокская равнина.

Видов, специфических для Предокской равнины, немного, поскольку я не считаю специфическими видами района многочисленную группу видов, связанную с поймой Оки.

Характерными проникающими с юга видами во флоре района являются Nepeta pannonica, Seseli annuum, Pyrus pyraster. Здсь известен также ряд видов, проникающих из зоны широколиственных лесов – Arctium nemorosum, Omphalodes scorpioides, Polystichum braunii, Corydalis marschalliana (примеры на рис. П2.3-5).

Из единственных местонахождений во Владимирской области на Предокской равнине известны Taraxacum falcatum, Scorzonera humilis, Diplazium sibiricum, Vicia biennis (регулярно также попадается вдоль ж. д.). Astragalus cicer, встречающийся здесь на суходольных лугах коренного окского берега, известен в области за пределами района только как заносное растение.

Характерной чертой флоры Предокской равнины является наличие ряда южных видов, которые являются общими для этого района и Ополья. Некоторые примеры представлены на рис. П2.3-6. Собственно говоря, почти все виды, перечисленные как характерные элементы флоры Ополья имеют (или имели) единичные местонахождения на Предокской равнине.

Другая отличительная особенность флоры Предокской равнины заключается в «выходе» на водоразделы некоторых (преимущественно южных) видов, характерных для речных пойм. Примеры таких видов даны на рис. П2.3-7. К этой группе также можно отнести Inula britanica, Rorippa brachycarpa, Salix alba, Silene baccifera, Cyperus fuscus, Viola persicifolia, Xanthium albinum.

Некоторые из этих видов регулярно заносятся из окской поймы на вторичные местообитания – разбитые пески (Xanthium albinum), придорожные кюветы (Beckmannia eruciformis), сухие луга и залежи (Eryngium planum). Однако большинство видов произрастают на водоразделах Предокской равнины постоянно. Наиболее типичным местообитанием для них являются блюдцевидные западины среди полей и осиновые кусты – своеобразные аналоги пойменных условий. Здесь произрастают Kadenia dubia, Torilis japonica, Silene baccifera, Viola persicifolia, Rorippa brachycarpa, Gratiola officinalis, Gnaphalium rossicum, Iris sibirica, Allium angulosum – типичные растения осиновых кустов лесостепной зоны.

Отмечу также, что на Предокской равнине (особенно по Оке) резко снижена встречаемость видов хвойных лесов, что хорошо видно, например, на картосхемах распространения Calamagrostis arundinacea, Linnaea borealis.

Как было сказано, для Предокской равнины характерно высокое богатство флор отдельных квадратов, что связано со значительным перепадом высот между Окой и водоразделами (это ведет к дифференциации различных типов местообитаний), воздействием самой Оки, длительностью и интенсивностью изучения флоры и проникновением в район некоторых видов из соседних районов – Мещеры и Вала.

По распространению некоторых ценотических комплексов видов Предокская равнина достаточно пестра. Впрочем, по некоторым классам здесь имеются наглядные примеры естественности района. Итак, для Предокской равнины характерно:

– очень высокое число диагностических видов класса Festuco–Brometea;

– высокое число диагностических видов класса Trifolio–Geranietea sanguinei;

– высокое число диагностических видов класса Galio–Urticetea;

– повышенное число диагностических видов класса Querco–Fagetea (зональные сообщества), особенно на коренном окском берегу;

– высокое число диагностических видов класса Calluno–Ulicetea на большей части района и минимальные значения в квадратах по Оке;

– повышенное число диагностических видов класса Koelerio–Corynephoretea;

– повышенное число диагностических видов класса Stellarietea mediae в результате активного сельскохозяйственного освоения территории;

– в среднем, повышенное число диагностических видов класса Bidentetea tripartitae;

– в среднем, повышенное число диагностических видов класса Salicetea purpureae;

– отсутствие дюнных боров класса Pyrolo–Pinetea, однако диагностические виды класса проникают на разбитые пески северной части района из сопредельного Нижнеокского района;

– нестабильное число диагностических видов класса Scheuchzerio–Caricetea fuscae (очень низкое в «Муромском Ополье» и высокое у границы с Мещерой);

– пониженное число диагностических видов класса Alnetea glutinosae;

– в среднем, пониженное число бореальных видов – диагностических видов класса Vaccinio–Piceetea;

– отсутствие на большей части территории верховых болот и, соответственно, диагностических видов класса Oxycocco–Sphagnetea.

По экологическим группам картина такова. Видов кислых почв в квадратах Предокской равнины меньше, чем в сопредельных районах (Мещера, Вал, Нижнеокский район). Особенно мало их непосредственно в приокской полосе.

Число видов карбонатных почв в ячейках района высокое (как в Ополье и на северной оконечности Вала). Повышено в среднем и число видов эвтрофных местообитаний.

Что касается олиготрофных местообитаний, то здесь картина неоднородна. На водораздел Оки и Унжи из Мещеры проникает группа олиготрофных видов, а вот в приокской полосе этих видов совсем мало.

К объектам исключительного флористического интереса относятся коренной берег Оки (от Окшова до Верхозерья) и пляжи Оки (песчаные, песчано-илистые).

10.3 Районы с флорой «мещерского» типа (Мещера, Нерлинский район,Нижнеокский район)

Индикаторные виды (по показателю IndVal)1:

+ Viola palustris (19,5), Thyselium palustre (17,8), Calluna vulgaris (16,7), Alnus glutinosa (16,3), Rubus nessensis (16,2), Trientalis europaea (15,7), Calla palustris (15,4), Carex canescens (15,1), Viola epipsila (15,0), Melampyrum pratense (14,8).

– Agrimonia eupatoria (18,4), Kadenia dubia (16,7), Betonica officinalis (16,5), Geranium sylvaticum (16,5), Trollius europaeus (15,8), Aconitum lycoctonum (15,7), Viola mirabilis (15,7), Viola hirta (15,5), Veronica teucrium (15,3), Dianthus superbus (15,1).

Прежде чем приступить к характеристике этих районов, необходимо отметить 1 Для 8-частного районирования (т.е. при объединении районов с флорой «мещерского» типа и двух речных долин).

общие черты их флор. Прежде всего, в этих районах вперемешку встречаются квадраты из двух близких кластеров – Q и R, которые и характерны для всех трех районов. По сути, лишь пространственная разобщенность этих районов заставляет считать их отдельными выделами флористического районирования. Кластер R закономерно включает ячейки с меньшим общим числом видов (за счет меньшего числа синантропных видов). Напротив, ячейки кластера Q почти всегда имеют «полночленные» флористические списки.

Значительное количество видов распространены преимущественно в этих районах, а также в сходных условиях Фролищевой низины. Примеры таких видов приведены на рис.

П2.3-8.

Все три района хорошо маркируются следующими характерными особенностями распределения диагностических видов высших синтаксонов флористической классификации растительности:

– высоким числом диагностических видов класса Calluno–Ulicetea;

– повышенным (но не максимальным) числом диагностических видов класса Vaccinio–Piceetea;

– повышенным числом диагностических видов класса Koelerio–Corynephoretea;

– повышенным числом диагностических видов некоторых классов водной и прибрежно-водной растительности на водораздельных пространствах (Lemnetea, Phragmito–Magno-caricetea, Bidentetea tripartitae);

– повышенным числом диагностических видов класса Salicetea purpureae на водоразделах;

– повышенным числом диагностических видов Alnetea glutinosae;

– низким числом диагностических видов класса Querco–Fagetea (зональные сообщества);

– низким числом диагностических видов классов Festuco–Brometea, Trifolio– Geranietea sanguinei.

Кроме того, ячейки этих районов имеют повышенное число видов кислых почв и наиболее олиготрофных местообитаний (особенно выделяется Мещера к югу от Клязьмы) и низкое число видов, характерных для карбонатных почв1.

10.3.1 Мещера

Индикаторные виды (по показателю IndVal):

+ Viola palustris (18,8), Nuttalanthus canadensis (18,3), Rubus nessensis (16,4), Viola epipsila (14,3), 1 Впрочем, картина осложняется массовым проникновением кальцефильных видов по обочинам дорог с известняковой щебенкой.

Thyselium palustre (13,6), Calluna vulgaris (13,2), Juncus conglomeratus (13,1), Lycopodiella inundata (12,9), Arctium minus (12,9), Trientalis europaea (12,9).

– Trifolium montanum (15,3), Agrimonia eupatoria (14,0), Kadenia dubia (13,3), Carex vulpina (12,9), Geranium sylvaticum (12,5), Betonica officinalis (12,2), Dianthus superbus (12,0), Androsace filiformis (11,9), Campanula glomerata (11,8), Lysimachia nummularia (11,8).

Обширный низменный район с преобладанием флювиогляциальных и аллювиальных песков, а также перемытых моренных супесей. Самый большой по площади флористический район области (7560 км2).

Этот выдел принимается во всех схемах физико-географического районирования. В отличие от схемы П.А. Серегина (1994), из Мещеры я исключаю Судогодское Высокоречье. Границы Мещёры по результатам кластерного анализа почти совпадают с границами, предложенными во «Флоре Владимирской области» (Серёгин, 2012).

Флористические границы Мещеры преимущественно хорошо выражены. Граница Мещеры и Гряды проходит по разделу квадратов из кластеров H и I. На местности эту линию можно провести следующим образом: д. Маренкино – д. Таратино – по р. Молокча (до устья) – ст. Бельково – по ж. д. – ст. Желдыбино – д. Ваулово – д. Воспушка – руч.

Подберезье (до устья) – д. Анкудиново – р. Пекша (до моста на шоссе М7) – излучина Клязьмы у д. Петрушино – р. Клязьма (до ж.-д. моста на Тумской ветке). Эта линия заметна на большинстве схем распределения видов различных ценотических и экологических групп.

На северо-востоке Мещера граничит с Высокоречьем. Эта граница идет следующим образом: по Тумской ж. д. (до ст. Улыбышево) – д. Прокунино – р. Поль (до д. Осташево)

– Тумская ж. д. (до ст. Комиссаровка) – от ст. Комиссаровка строго на восток.

Восточная граница Мещеры отделяет этот район от Вала и Предокской равнины. Эта линия идет следующим образом: по восточной границе бассейна р. Гусь от южной границы Высокоречья (идет по прямой линии ст. Комиссаровка – с. Губцево) до магистральной ж. д. – ст. Заколпье – ж. д. – ст. Алферово – рч. Вареха (от истоков до устья) – р. Унжа. Крайняя восточная граница Мещеры (с Предокской равниной) идет по р.

Унже, на чем в свое время настаивал Ю.М. Леонидов (1971). Наши данные, полученные в результате кластерного анализа, хорошо согласуются с его точкой зрения. Отмечу, что до недавнего времени (например, П. Серёгин, 1994, 1996) восточная граница Мещёры проводилась по Колпи (приток Гуся).

Флористически Центральная Мещера выражена очень хорошо, но многие растения, характерные для низменности «выходят» то на Высокоречье, то на юг Вала. Именно границы с этими двумя районами являются размытыми.

Диагностические кластеры – Q, R. Всего на сеточной схеме в район попадает 91 квадрат, в т.ч. 74 квадрата (80%) из кластеров Q и R. К ним тесно примыкают пять ячеек кластера B («обрезанные» ячейки Н2, Н4, О1, С0, Ф4 с бедными флористическими списками) и четыре ячейки из кластера I, которые в дальнейшем не попадают в более мелкие группы (З5, М5, П4, П5). В окружении квадратов диагностических кластеров оказались также три ячейки из кластера S и одна ячейка из кластера W. Кроме того, я включил сюда две богатые ячейки с долинными флорами по Клязьме (М1, К11), одну «контактную» ячейку из кластера P (Т8, на границе с Предокской равниной) и одну «контактную» ячейку из кластера T (З3, на границе с Грядой).

Собственно специфических видов в этом районе нет – многие характерные виды Мещеры есть и в других районах со сходной флорой (Нижнеокский, Нерлинский, Фролищева низина). Пожалуй, наиболее специфическими видами являются Sparganium glomeratum, Nuttalanthus canadensis, Lycopodiella inundata, Viola uliginosa, Stellaria longifolia, Utricularia australis, Hippuris vulgaris, Sparganium natans, а также Pedicularis palustris и Salix lapponum (если учитывать только новейшие находки этих сокращающихся видов). Некоторые примеры приведены на рис. П2.3-9.

Особенности распределения ценотических групп видов в районах с «мещерским»

типом были кратко перечислены выше. Именно для Мещеры характерны следующие особенности:

– высокое число диагностических видов класса Phragmito–Magno-caricetea, в т.ч. за пределами крупных речных долин;

– высокое число диагностических видов класса Scheuchzerio–Caricetea fuscae;

– высокое число диагностических видов класса Oxycocco–Sphagnetea;

– максимальное число диагностических видов класса Alnetea glutinosae;

– максимальное число диагностических видов класса Calluno–Ulicetea.

Кроме того, для ячеек Мещеры характерно максимальное число видов кислых почв и видов олиготрофных местообитаний.

Несмотря на то, что кластерный анализ не дает основания для выделения из Мещеры каких-либо мелких флористических выделов, отмечу, что Мещера флористически неоднородна. Наиболее характерные флористические комплексы располагаются в так называемой Центральной Мещере, которая занимает западную часть Гусь-Хрустального района и заклязьминскую часть Петушинского района. Эта территория изучалась нами специально по мелким квадратам площадью около 24 км2 в пределах национального парка Мещёра и прилегающих местностей Собинского и Гусь-Хрустального районов (Серегин, 2004, 2013).

К северу от Клязьмы располагается Левобережная Мещера в (принята районировании П.А. Серегина (1994)). К востоку от р. Гусь – Восточная Мещера (в меньших размерах принята П.А. Серегиным (1994) под названием Гусевско-Колпинское междуречье).

Левобережная Мещера располагается на стыке типичной мещерской флоры и флоры Гряды, хотя мещерский «фон», безусловно, превалирует, а неморальных видов мало.

Левобережье Клязьмы по сравнению с Центральной Мещерой характеризуется такими признаками флоры как меньшее число видов кислых почв и видов олиготрофных местообитаний. В связи с лучшей дренированностью территории уменьшается участие во флоре отдельных ячеек диагностических видов болотных классов растительности:

Phragmito–Magno-caricetea, Scheuchzerio–Caricetea fuscae, Oxycocco–Sphagnetea, Alnetea glutinosae, Bidentetea tripartitae. Беднее и флора песков (слабее представлены диагностические виды классов Koelerio–Corynephoretea и Calluno–Ulicetea). Таким образом, почти все характерные черты мещерской флоры выражены здесь менее выпукло.

Тем не менее, граница Левобережной Мещеры и Гряды прослеживается четко.

Восточная Мещера (к востоку от р. Гусь) на большей части также хорошо дренирована. Этот выдел имеет некоторые переходные черты к флоре Вала. Это не удивительно, поскольку значительная часть Восточной Мещеры подстилается южной опущенной частью осевой складки Вала. В Восточной Мещере, как и в случае с Левобережной Мещерой, уменьшается участие во флорах отдельных ячеек диагностических видов «болотных» классов: Phragmito–Magno-caricetea, Oxycocco– что связано с лучшей Sphagnetea, Alnetea glutinosae, Bidentetea tripartitae, дренированностью территории. Характерно и снижение числа диагностических видов класса Galio–Urticetea. С другой стороны, на востоке Мещеры усиливается роль южных видов из класса Pyrolo–Pinetea (например, Koeleria glauca, Veronica spicata – рис. П2.3которые проникают по Гусю и его притоку Колпи с Оки.

10.3.2 Нерлинский район

Индикаторные виды (по показателю IndVal):

+ Dactylorhiza fuchsii (17,1), Amelanchier spicata (15,3), Draba nemorosa (14,3), Carex digitata (12,9), Calamagrostis arundinacea (12,8), Ranunculus auricomus (12,8), Carex vesicaria (12,7), Trientalis europaea (12,6), Comarum palustre (12,5), Cirsium heterophyllum (12,4).

– Jasione montana (15,6), Myosoton aquaticum (15,5), Stachys palustris (14,9), Centaurea scabiosa (14,5), Agrimonia eupatoria (14,4), Silene tatarica (14,1), Elymus caninus (14,1), Koeleria glauca (13,6), Salix rosmarinifolia (13,4), Dianthus fischeri (13,3).

Расположен на левобережье Клязьмы к востоку от р. Нерль. Собственно, эти две реки и формируют границы района в пределах Владимирской области (площадь 1740 км2).

Специфическими кластерами являются последовательно отделяющиеся кластеры Q и R. От Мещеры пространственно отделен ячейками Высокоречья (кластер V). В сеточной схеме состоит из 13 ячеек, из которых 10 (75%) относятся к указанным специфическим кластерам (по пять ячеек в каждом). Также сюда вошел квадрат Ж16 с богатой долинной флорой (кластер G), описанный в мае квадрат З15 (ушел в кластер майских описаний E) и квадрат Д16, неожиданно объединившийся с ячейками Вала в кластер S, но окруженный ячейками «мещёрских» кластеров.

В районировании П.А. Серегина (1994) район назван Нерльско-Уводьским районом Принерлинского округа. Границы Нерльско-Уводьского района полностью совпадают с границами нашего Нерлинского района. Кроме того, к Принерлинскому округу он относил и лесной преимущественно хвойный массив на севере Юрьев-Польского района (так называемый Заборский район, или участок).

Кластерный анализ, проведенный нами, показал, что флора ячеек Заборского участка сходна с флорами ячеек Гряды. Впрочем, у всех видов, характерных для флоры «мещёрского» типа (распространение которых дано на рис. П2.3-8), имеются местонахождения на севере Юрьев-Польского района, что дает основание выделять Заборский участок в схемах флористического районирования, но на более низком иерархическом уровне. Впрочем, отмечу, что только две краевые ячейки Заборского участка (А1, Б4) на нижних уровнях кластеризации примкнули к большому кластеру I (интразональные флоры легких почв), в то время как остальные ячейки примкнули к Гряде и Ополью.

Специфика района в отличие от Мещеры и Нижнеокского района заключается в сниженной встречаемости видов наиболее олиготрофных местообитаний – верховых и переходных болот, сосняков, белоусников. Это связано с тем, что геологической основой территории являются моренные супеси и местами суглинки, на которых преобладают сообщества бореального типа. Лишь на самом юге района, вдоль коренного берега Клязьмы число неморальных видов увеличивается. Именно на картосхеме сводного распределения диагностических видов класса границы района Querco–Fagetea прослеживаются особенно четко.

10.3.3 Нижнеокский район

Индикаторные виды (по показателю IndVal):

+ Salix rosmarinifolia (12,3), Erigeron annuus s. str. (12,2), Crepis tectorum (11,7), Geranium robertianum (11,6), Alnus glutinosa (11,5), Salix pentandra (11,3), Lycopodium clavatum (11,0), Matteuccia struthiopteris (10,9), Tilia cordata (10,8), Lotus corniculatus (10,8).

– Trollius europaeus (15,0), Barbarea vulgaris (14,7), Geranium sylvaticum (14,4), Lamiastrum galeobdolon (13,9), Centaurea phrygia s. l. (13,8), Bistorta officinalis (13,1), Anemone ranunculoides (12,8), Ficaria verna (12,5), Lamium maculatum (12,2), Galium spurium var. echinospermum (12,2).

Преимущественно низменный район, окруженный со всех сторон дренированными водоразделами Гороховецкого отрога (на севере), Вала (на западе), «Муромского Ополья»

(на юге).

Площадь в пределах Владимирской области 1890 км2. Этот район продолжается восточнее в Нижегородской области и включает обширные левобережные террасы Оки на севере Павловского района.

Нижнеокский район был принят нами во «Флоре Владимирской области» (Серёгин, 2012), однако включал в себя Гороховецкий отрог. Выделенный на основе кластерного анализа Нижнеокский район примерно соответствует району Нижнеокская древнеаллювиальная низина округа Ковровско-Касимовское плато в районировании П.А.

Серегина (1994).

В принятых границах район неоднороден. По линии коренного берега Оки он делится на две примерно равные части – на востоке это долина Оки, включающая террасы и пойму, а на западе – приподнятая водораздельная поверхность. «Пограничная» линия прослеживается на сеточной схеме результатов кластерного анализа в виде узкой полосы из четырех ячеек несвойственных для района кластеров U, P, S. Однако к востоку и к западу от этой полосы преобладают ячейки с флорой «мещёрского» типа (кластеры R, Q).

Ближе к Оке (т.е. в восточной части) к ним присоединяются ячейки пойменно-лугового кластера C и всего одна ячейка кластера B (К26), характерного для Фролищевой низины.

Кроме того, самый восточный квадрат близ устья Клязьмы (З28) относится к кластеру богатых долинных флор G, а две ячейки «выбракованы» из анализа – И22, И26.

Таким образом, на долю специфических кластеров Q и R приходится 50% ячеек (12 ячеек из 23).

Самой спорной границей района является западная граница, где Нижнеокский район граничит с Валом (подробности см. в характеристике Вала).

На террасы Оки проникают многие виды, характерные для «остепненных» боров Фролищевой низины. Характерными видами этих лесов (и разбитых боровых песков) являются Diphasiastrum zeilleri, Festuca polesica, Neottianthe cucullata, Pulsatilla patens, Potentilla humifusa, Cytisus nigricans, Astragalus arenarius, Arenaria saxatilis, Silene borysthenica, Dianthus arenarius, D. borbasii, Arctostaphylos uva-ursi, Veronica spicata, Dracocephalum ruyschiana, Thymus serpyllum, Jurinea cyanoides, Geranium sanguineum, Gypsophila paniculata, Potentilla arenaria (см. примеры на рис. П2.3-11).

10.4 Районы с флорой зонального типа (Гряда, Ополье)

Индикаторные виды (по показателю IndVal)1:

+ Galium rivale (56,6), Alnus incana (56,6), Lamiastrum galeobdolon (48,4), Thlaspi arvense (47,1), Geranium sylvaticum (46,6), Bistorta officinalis (46,6), Ranunculus cassubicus (43,7), Carduus crispus (42,7), Galeopsis speciosa (42,0), Sambucus racemosa (40,8).

– Artemisia campestris (57,1), Cytisus ruthenicus (54,6), Jasione montana (52,5), Lycopodium clavatum (51,8), Koeleria glauca (51,7), Pteridium aquilinum (50,8), Nardus stricta (50,5), Salix acutifolia (49,1), Carex ericetorum (48,6), Calluna vulgaris (46,8).

Массив суглинистых водоразделов в левобережной (от Клязьмы) части Владимирской области объединился в один кластер, который включил в себя ячейки Гряды, Ополья и той части Нерлинского района, которая известна под названием Заборский участок. Их нужно рассматривать в качестве территории, на которой распространены зональные флористические комплексы. Этому кластеру противопоставлен кластер водоразделов с легкими песчаными и супесчаными почвами, на фоне которого небольшие массивы суглинистых водоразделов (например, юг Собинского района, Судогодское Высокоречье, бассейн Чармуса) не имеют выраженных зональных черт.

У Ополья и Гряды (о границе между ними см. ниже) множество общих видов – некоторые примеры даны на рис. П2.3-12. Общие виды Гряды и Ополья по-разному распространены на территории области. Некоторые виды проникают на Высокоречье (см.

ниже), на Предокскую равнину, на коренные склоны крупных рек. Это растения, предпочитающие суглинистые почвы – среди них есть как неморальные лесные виды, так и луговые, болотные и прибрежно-водные растения.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |

Похожие работы:

«Храмцов Павел Викторович ИММУНОДИАГНОСТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДЛЯ ОЦЕНКИ НАПРЯЖЕННОСТИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА К КОКЛЮШУ, ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКУ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Раев Михаил Борисович...»

«БАРИНОВА Ирина Владимировна Патогенез и танатогенез плодовых потерь при антенатальной гипоксии 14.03.02 – Патологическая анатомия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора медицинских наук Научные консультанты: Заслуженный деятель науки РФ Доктор биологических наук, доктор медицинских наук, профессор профессор САВЕЛЬЕВ...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«КУЖУГЕТ ЕЛЕНА КРАССОВНА «Хозяйственно-биологические особенности крупного рогатого скота, разводимого в разных природно-климатических зонах Республики Тыва» 06.02.10. Частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный...»

«Шершнева Анна Михайловна ПОЛИМЕРНЫЕ МИКРОЧАСТИЦЫ НА ОСНОВЕ ПОЛИГИДРОКСИАЛКАНОАТОВ: ПОЛУЧЕНИЕ, ХАРАКТЕРИСТИКА, ПРИМЕНЕНИЕ Специальность 03.01.06 – Биотехнология (в т.ч. бионанотехнологии) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Шишацкая Екатерина Игоревна...»

«ЕГОРОВА Ангелина Иннокентьевна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У МУЖЧИН КОРЕННОЙ И НЕКОРЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЯКУТИИ В РАЗНЫЕ СЕЗОНЫ ГОДА 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Д.К....»

«Решетникова Татьяна Валерьевна ФОРМИРОВАНИЕ ОРГАНИЧЕСКОГО ВЕЩЕСТВА ПОЧВЫ В КУЛЬТУРАХ ОСНОВНЫХ ЛЕСООБРАЗУЮЩИХ ПОРОД СИБИРИ Специальность 03.02.08 – «Экология (биология)» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Э.Ф. Ведрова Красноярск 2015 Содержание Введение..5 Глава 1....»

«ТУНЁВ ВИТАЛИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ, ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ И ПРОМЫСЕЛ ПЕЛЯДИ Coregonus peled (Gmelin, 1789) ТАЗОВСКОГО БАССЕЙНА Специальность 03.02.08 – экология (биология) 03.02.06 – ихтиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель:...»

«ПОРЫВАЕВА Антонина Павловна ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ 03.02.02 Вирусология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Глинских Нина Поликарповна Екатеринбург 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 2.1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«Анохина Елена Николаевна ПОЛИМОРФИЗМЫ ГЕНОВ ПРОИ ПРОТИВОВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЦИТОКИНОВ, МУТАЦИИ ГЕНОВ BRCA1/2 ПРИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЯХ ОРГАНОВ ЖЕНСКОЙ РЕПРОДУКТИВНОЙ СИСТЕМЫ 14.03.09 – клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Тугуз А.Р. Майкоп 2015 Оглавление Список сокращений.. 3 Введение.. 5 Глава I....»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«Гилёв Андрей Николаевич ЛАТЕРАЛИЗАЦИЯ ФУНКЦИЙ ПЕРЕДНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ У СУМЧАТЫХ (MAMMALIA: MARSUPIALIA) 03.02.04 – Зоология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук, доцент Е. Б. Малашичев Санкт-Петербург – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОБЗОР...»

«РЫЛЬНИКОВ Валентин Андреевич ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПОДХОДЫ К УПРАВЛЕНИЮ ЧИСЛЕННОСТЬЮ СИНАНТРОПНЫХ ВИДОВ ГРЫЗУНОВ (на примере серой крысы Rattus norvegicus Berk.) Специальность 03.00.16 – экология Диссертация на соискание ученой степени...»

«АРУТЮНЯН ЛУСИНЕ ЛЕВОНОВНА МНОГОУРОВНЕВЫЙ АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ КОРНЕОСКЛЕРАЛЬНОЙ ОБОЛОЧКИ ГЛАЗА В РЕАЛИЗАЦИИ НОВЫХ ПОДХОДОВ К ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИЮ ПЕРВИЧНОЙ ОТКРЫТОУГОЛЬНОЙ ГЛАУКОМЫ 14. 01. 07 глазные болезни Диссертацияна соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты:...»

«Бабкина Ирина Борисовна ИХТИОФАУНА БАССЕЙНА НИЖНЕЙ ТОМИ: ДИНАМИКА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ 03.02.04 – Зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук, профессор Романов Владимир Иванович Томск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1....»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА РАЗРАБОТКА МЕТОДА ОЦЕНКИ ЦИТОТОКСИЧНОСТИ АНТИГЕНОВ ВОЗБУДИТЕЛЯ МЕЛИОИДОЗА IN VITRO НА МОДЕЛИ ПЕРЕВИВАЕМЫХ КЛЕТОЧНЫХ КУЛЬТУР 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«ШИТОВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ И ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА 25.00.36 – Геоэкология (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Горно-Алтайск...»

«Ядрихинская Варвара Константиновна ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОСТРЫХ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ В Г. ЯКУТСКЕ И РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ) 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель кандидат биологических наук, доцент М.В. Щелчкова Якутск 2015...»

«ИВАНОВ Сергей Иванович Особенности воспроизводства атлантического лосося (Salmo salar L.) в озерно-речной системе реки Шуя (Республика Карелия) Специальность 03.02.06 – ихтиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.