WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ ГОРОДОВ В ЗОНЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ АТОМНОЙ ИНДУСТРИИ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Вполне вероятно, что более низкие (по сравнению с мужским персоналом) диапазоны СДВО у работниц, умерших вследствие ЗНО, обусловлены тем, что женщины реже работают в условиях профессионального облучения, а в случае контакта с данным производственным фактором имеют меньшую СДВО.

Тем не менее, целесообразно углублнное изучение проблемы онкологической смертности среди женского персонала предприятия атомной индустрии.

В качестве объекта такого исследования должны выступить работницы, имеющие указанные диапазоны СДВО и умершие вследствие ЗНО молочной железы и органов дыхания.

Данное исследование поможет более рационально формировать группы работниц, подлежащих углублнному обследованию при профилактических осмотрах.

<

–  –  –

Таким образом, представленные в настоящем разделе исследования факты не позволяют подтвердить тезис о наличии значимого (определяющего) влияния ионизирующего излучения на возникновение ЗНО у персонала предприятия атомной индустрии.

Причиной выявления ЗНО в более раннем возрасте у сотрудников, работающих в условиях долговременного профессионального облучения, вполне может служить более жсткий контроль состояния их здоровья, в том числе и в отношении ЗНО, по сравнению с прочим персоналом предприятия.

6.3 Оценка риска онкологической заболеваемости и смертности персонала предприятия атомной индустрии Исследование роли профессионального облучения в развитии ЗНО у работников предприятия атомной индустрии не может ограничиваться сравнением онкологической заболеваемости и смертности среди групп работников, подвергавшихся и не подвергавшихся воздействию указанного фактора риска.

Помимо сравнения фактических показателей онкологической заболеваемости и смертности, необходима оценка СОР развития ЗНО у персонала, контактирующего с ионизирующим излучением в процессе работы.

При изучении влияния факторов среды, в том числе радиационного, на здоровье человека понятие «риск» характеризует степень опасности воздействия в количественных показателях.

В общем случае эта величина включает ущерб (количество заболеваний или смертельных исходов) при реализации негативного события (облучения), а также неопределнности в оценке соответствующих вероятностей и ущерба.

По существу, оценка риска – это разновидность экспертных заключений, направленных на определение количества людей, способных проявить негативные реакции на воздействие конкретного неблагоприятного фактора, действующего с определнной интенсивностью в течение определнного промежутка времени.

Результаты оценки радиационного риска предполагают принятие управленческих решений, направленных на повышение степени безопасности функционирования объектов атомной индустрии [222].

Речь идт, в первую очередь, о формировании среди персонала предприятия атомной индустрии групп риска, отличающихся наибольшей вероятностью заболевания и смерти вследствие ЗНО.

Названные группы риска подлежат усиленному медицинскому наблюдению с целью выявления предраковых заболеваний и ЗНО на ранних стадиях развития.

Данный раздел исследования посвящн определению коэффициентов СОР заболевания и смерти вследствие ЗНО персонала предприятия атомной индустрии, подвергавшегося долговременному профессиональному облучению.

В качестве группы сравнения использованы лица, работавшие вне контакта с рассматриваемой производственной вредностью. Статистически значимым повышение СОР считалось в случае, если нижняя граница доверительного интервала превышала единицу [265].

–  –  –

Таким образом, персонал предприятия атомной индустрии, подвергающийся воздействию профессионального облучения, отличался повышенным риском развития ЗНО.

Факт наличия повышенного риска онкологической заболеваемости лиц, подвергавшихся долговременному профессиональному облучению, ещ не позволяет выделить среди них группы повышенного риска возникновения ЗНО. Для формирования данных групп риска необходимо определение границ СДВО, в рамках которых существует статистически значимо повышенный СОР онкологической заболеваемости.

Поскольку наличие повышенного риска развития ЗНО у персонала предприятия атомной индустрии, подвергавшегося воздействию профессионального облучения, считалось доказанным, были выполнены расчты СОР развития ЗНО среди работников, у которых СДВО достигла определнного порога.

Как показали результаты расчтов, существует статистически значимо повышенный СОР развития ЗНО органов дыхания, мезотелия и мягких тканей при условии накопления СДВО, равной 500 мЗв и более (таблица 52).

Выше было подтверждено существование повышенного риска возникновения ЗНО среди мужского персонала предприятия атомной индустрии, подвергавшегося профессиональному облучению (то есть, имеющего любую СДВО, превышающую 0 мЗв). Однако, среди мужского персонала предприятия атомной индустрии, СДВО у которых превысила 100 мЗв, СОР возникновения ЗНО (всех локализаций, взятых вместе) статистически значимо повышен не был.

В то же время, изучение риска возникновения ЗНО отдельных локализаций позволило выявить статистически значимое его повышение для ЗНО мягких тканей и половых органов (при накоплении СДВО свыше 500 мЗв).

–  –  –

Повышение СОР развития ЗНО других локализаций статистически доказано не было, хотя для ЗНО органов дыхания (при накоплении работником СДВО более 500 мЗв) и мягких тканей (если СДВО превышала 200 и 300 мЗв) величина риска превышала единицу (таблица 53).

–  –  –

Как представлено выше, СОР онкологической заболеваемости женского персонала предприятия атомной индустрии повышен не был. Тем не менее, исследование в группах работниц, СДВО у которых достигла определнного порога, позволило выявить статистически значимо повышенные риски развития ряда ЗНО.

Статистически доказано наличие повышенного СОР развития ЗНО кожи при наличии СДВО, превышающей 100 и 200 мЗв. СОР развития рака молочной железы был статистически значимо повышен при условии накопления работницей СДВО более 200 и 300 мЗв. Риск развития ЗНО мочевых путей был статистически значимо повышен у работниц, имеющих накопленную дозу свыше 200 мЗв.

Следует отметить, что СОР развития ЗНО половых органов среди работниц, подвергавшихся воздействию профессионального облучения, был повышен, однако статистически это подтвердить не удалось (таблица 54).

Таблица 54 – СОР возникновения ЗНО среди женского персонала предприятия атомной индустрии в зависимости от СДВО (открытые интервалы доз) СДВО (мЗв) Локализация ЗНО

–  –  –

С целью уточнения границ интервалов СДВО, в рамках которых повышен риск возникновения ЗНО у работников предприятия атомной индустрии, выполнены расчты СОР для дискретных (закрытых) интервалов доз.

Результаты исследования позволили установить, что у персонала предприятия атомной индустрии статистически значимо повышен СОР развития ЗНО органов дыхания (группа работников с СДВО от 500 до 1 000 мЗв), костей и суставов (диапазон доз от 300 до 500 мЗв).

Следует обратить внимание, что СОР развития ЗНО губы, полости рта, глотки, кожи и мочевых путей был повышен по отношению к группе сравнения, однако статистически подтвердить это не удалось (таблица 55).

Среди мужского персонала предприятия атомной индустрии был выявлен статистически значимо повышенный СОР развития ЗНО мягких тканей (при накоплении СДВО от 500 до 1 000 мЗв) и костной ткани (при наличии СДВО в диапазонах от 50 до 100 мЗв и от 300 до 500 мЗв). СОР возникновения ЗНО мужских половых органов был повышен сразу в нескольких дозовых диапазонах (от 50 до 100 мЗв, от 100 до 150 мЗв, от 150 до 200 мЗв и от 500 до 1 000 мЗв), однако зависимость СОР заболевания или смерти вследствие ЗНО от увеличения СДВО отсутствовала (так как границы доверительных интервалов пересекались). СОР возникновения ЗНО кожи, мочевых путей и гемобластозов среди мужского персонала превышал единицу, однако статистически это не было подтверждено (таблица 56).

Таблица 55 – СОР возникновения ЗНО среди персонала предприятия атомной индустрии в зависимости от СДВО (оба пола, закрытые интервалы доз)

–  –  –

Для уточнения полученного результата когорта работников предприятия атомной индустрии, работавших в условиях профессионального облучения, была разделена на группы в зависимости от СДВО. В результате было установлено, что СОР смерти вследствие всех ЗНО, вместе взятых, был повышен среди работников, имевших СДВО более 300 и более 500 мЗв. Работники с СДВО, превосходящей 500 мЗв, отличалась статистически значимо повышенным риском смерти вследствие ЗНО органов пищеварения, дыхания, мягких тканей, глаз, головного мозга (таблица 59).

Таблица 59 – СОР смерти вследствие ЗНО персонала предприятия атомной индустрии в зависимости от СДВО (оба пола, открытые интервалы доз) СДВО (мЗв) Локализация ЗНО

–  –  –

Несмотря на то, что СОР онкологической смертности мужского персонала, работавшего в условиях профессионального облучения, не был повышен, исследование в группе работников, СДВО у которых превысила 500 мЗв, выявило статистически значимо повышенный риск смерти вследствие ЗНО всех локализаций, взятых вместе, ЗНО органов дыхания, мягких тканей, глаз и головного мозга.

СОР смерти вследствие ЗНО половых органов был статистически значимо повышен среди мужчин, СДВО которых превысила 100 мЗв (таблица 60).

Таблица 60 – СОР смерти вследствие ЗНО мужского персонала предприятия атомной индустрии в зависимости от СДВО (открытые интервалы доз) СДВО (мЗв) Локализация ЗНО

–  –  –

Следует, однако, сделать существенную оговорку относительно вероятной причины повышения СОР возникновения ЗНО мужских половых органов. Занимая одно из первых мест в структуре мужской онкологической заболеваемости и смертности, ЗНО данной локализации являются предметом пристального внимания при проведении профилактических осмотров, в особенности среди работников предприятий атомной индустрии, что, естественно, сказывается на частоте их выявляемости и, в конечном итоге, на величине СОР заболевания и смерти.

Среди женского персонала предприятия атомной индустрии статистически значимо повышенный СОР смерти вследствие ЗНО (всех форм суммарно, мочевых путей, кожи и органов пищеварения) был повышен среди работниц с СДВО, превышающей 100 мЗв. Риск смерти вследствие ЗНО органов пищеварения был повышен среди работниц, СДВО у которых превысила 200 и 300 мЗв (таблица 61).

Таблица 61 – СОР смерти вследствие ЗНО женского персонала предприятия атомной индустрии в зависимости от СДВО (открытые интервалы доз) СДВО (мЗв) Локализация ЗНО

–  –  –

Для формирования среди персонала предприятия атомной индустрии групп повышенного риска смерти вследствие ЗНО необходимо знание не только нижней границы диапазона накопленной дозы, при достижении которой возникает риск, но и верхней его границы.

В связи с этим, были выполнены расчты СОР смерти вследствие ЗНО в группах работников с дискретными значениями дозовых интервалов. СОР смерти вследствие ЗНО всех локализаций, взятых вместе, и отдельно органов пищеварения, мезотелия, мягких тканей, глаз и головного мозга был статистически значимо повышен среди работников предприятия атомной индустрии, имевших СДВО в диапазоне от 500 до 1 000 мЗв. Среди работников, СДВО которых находилась в интервалах от 150 до 200 мЗв, от 200 до 300 мЗв, и от 500 до 1 000 мЗв, был статистически значимо повышен СОР смерти вследствие ЗНО органов дыхания. СОР смерти вследствие первично множественных ЗНО был статистически значимо повышен среди работников с СДВО в диапазоне от 150 до 200 мЗв (таблица 62).

Среди мужчин СОР смерти вследствие ЗНО мягких тканей был статистически значимо повышен у лиц, СДВО которых находилась в интервале от 500 до 1 000 мЗв. Риск смерти вследствие ЗНО половых органов был статистически значимо повышен среди работников, СДВО которых находилась в интервалах от 200 до 300 мЗв, от 300 до 500 мЗв и от 500 до 1 000 мЗв. Работники, СДВО которых находилась в интервале от 150 до 200 мЗв, имели статистически значимо повышенный СОР смерти вследствие первично-множественных ЗНО (таблица 63).

СОР смерти женского персонала вследствие ЗНО всех локализаций, взятых вместе, и отдельно органов дыхания, пищеварительного тракта, кожи, молочной железы, глаз, головного мозга и гемобластозов был статистически значимо повышен среди работниц, СДВО которых составляла от 100 до 150 мЗв.

СОР смерти вследствие ЗНО органов дыхания и молочной железы был повышен среди работниц, СДВО которых составляла от 0 до 20 мЗв. Риск смерти вследствие ЗНО мочевых путей был статистически значимо повышен среди работниц с СДВО в диапазонах от 20 до 50 мЗв и от 150 до 200 мЗв. Работницы с СДВО от 150 до 200 мЗв имели статистически значимо повышенный СОР смерти вследствие ЗНО половых органов (таблица 64).

–  –  –

Таким образом, в результате исследования установлено, что для персонала предприятия атомной индустрии свойственны статистически значимо повышенный СОР возникновения ЗНО органов дыхания, мезотелия и мягких тканей.

Среди мужчин статистически значимо повышен СОР заболевания ЗНО костей и суставов, мезотелия, мягких тканей и половых органов, а среди женщин – ЗНО органов дыхания, кожи, молочной железы, половых органов и мочевых путей. Среди мужчин повышен риск смерти вследствие ЗНО всех локализаций, взятых вместе, и вследствие ЗНО органов дыхания, мезотелия, мягких тканей, половых органов и щитовидной железы. У женщин, работавших в контакте с источниками техногенного облучения, достоверно повышен риск смерти вследствие всех ЗНО, взятых вместе, и ЗНО органов пищеварения, дыхания, мезотелия и мягких тканей, молочной железы, мочевых путей, и гемобластозов.

Необходимо указать, что далеко не во всех случаях, когда нам удалось выявить достоверно повышенный СОР заболевания или смерти вследствие ЗНО, данный эффект имел дозозависимый характер. Возможно, причина этого – особенность изучаемой когорты персонала предприятия атомной индустрии, где СДВО около 90 % работников сосредоточены в диапазоне до 200 мЗв.

Представленные данные схожи с результатами, полученными разными авторами, выявившими статистически значимо повышенный риск смерти вследствие всех солидных раков, взятых вместе [238, 267, 281, 327, 352], и отдельных локализаций ЗНО: рака лгкого [263, 318, 338, 344], плевры [275, 330], предстательной железы [295] и гемобластозов (за исключением хронического лимфоцитарного лейкоза) [198, 267, 286, 329].

Однако, как было отмечено выше, результаты далеко не всех исследований подтверждают наличие повышенного риска заболевания или смерти вследствие ЗНО персонала предприятий атомной индустрии. Многие учные, подводя итоги своих научных работ, указывают на отсутствие повышенных рисков заболевания [324, 326, 335] или смерти вследствие ЗНО у персонала радиационно опасных производств [308, 310, 321, 241]. В связи с этим, представляется обоснованным мнение ряда авторов о том, что рост заболеваемости и смертности от ЗНО в мире нельзя напрямую связывать с развитием атомной индустрии [239, 268, 334]. Данные мировой науки показывают, что соблюдение основных международных норм радиационной безопасности наджно гарантирует безопасность работающих с источниками излучения и населения в целом [92, 94, 102, 258, 261]. Известно, что «малые» дозы радиации могут активировать как репарационную систему, своевременно устраняющую возникшие мутации, так и систему белков клеточного ответа на неблагоприятные воздействия, что повышает устойчивость клеток и организма в целом к более высоким дозам облучения [21, 23, 111, 116, 274, 317].

Таким образом, представленные результаты нельзя воспринимать как бесспорное доказательство наличия повышенного риска онкологической заболеваемости и смертности работников радиационно опасных производств. Следует рассматривать полученную информацию как отправную точку для дальнейших углублнных исследований, направленных на выявление всей гаммы факторов риска (в первую очередь, профессиональных – радиационных и нерадиационных) и основанных на изучении когорт большей численности. При этом с практической точки зрения первоочередные усилия следует прилагать к изучению ЗНО, наносящих наибольший медико-социальный ущерб в силу своей наибольшей распространнности.

К ним относятся: среди мужчин – ЗНО органов дыхания и половых органов, а среди женщин – ЗНО органов дыхания, пищеварения, кожи, половых органов, молочной железы и мочевых путей. Именно эти локализации ЗНО должны стать, с одной стороны, объектом углублнных эпидемиологических, клинических и экспериментальных исследований, а с другой – направлением поиска при проведении медицинских осмотров и скрининговых обследований персонала предприятий атомной индустрии.

Глава 7 ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ,

ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ВЗРОСЛОГО

НАСЕЛЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО ГОРОДА

Исследование социально-экономических факторов, определяющих состояние здоровья взрослого населения промышленного города, расположенного в зоне воздействия предприятия атомной индустрии, выполнено на основании результатов заочного опроса (анкетирования) взрослых работающих жителей. В опросе принимали участие работники так называемых основного (радиационно опасного) и вспомогательного (обсуживающего) производств предприятия атомной индустрии. Кроме того, к опросу привлекались работники других предприятий, не входящих в состав градообразующего.

7.1 Условия жизни взрослого населения промышленного города

Жилищные условия являются одним из ключевых определяющих факторов условий жизни, и качество жилья во многом определяет качество жизни человека.

Согласно результатам опроса 73,6 % [70,9–76,3] респондентов располагают собственным благоустроенным жильм. В то же время 8,2 % [6,5–9,9] респондентов проживают в неблагоустроенном жилье; данный факт наиболее тесно ассоциирован с такими значениями независимых переменных, как должность рабочего, возраст 18–29 лет, среднее образование и занятость на вспомогательном производстве предприятия атомной индустрии и других предприятиях, не входящих в его состав (здесь и далее уровень значимости приводится в порядке, соответствующем порядку указания значений независимых переменных: p = 0,001; p = 0,001;

p = 0,009; p = 0,015).

Распределение респондентов в зависимости от размера дохода на одного члена семьи было следующим: 26,8 % [24,0–29,6] респондентов на момент проведения исследования имели доход более 13,5 тысяч рублей на одного члена семьи;

30,0 % [27,1–32,9] – от 9,0 до 13,5 тысяч; 25,3 % [22,6–28,0] – от 4,5 до 9,0 тысяч;

доход менее 4,5 тысячи рублей на одного члена семьи имели только 6,5 % [5,0– 8,0] респондентов (величина прожиточного минимума в Томской области на момент проведения исследования составляла 4 405 рублей [160]). Полученные данные свидетельствуют о том, что уровень доходов представителей изучаемой популяции заметно превышает среднероссийский: согласно данным официальной статистики на момент проведения исследования (II квартал 2009 г.) удельный вес работающих россиян, чей доход был менее 5 тысяч рублей, составлял 14,2 % [162]. Низкий доход в наибольшей степени ассоциирован с такими значениями независимых переменных, как должность рабочего, возраст 40–49 лет, среднее образование и занятость на вспомогательном производстве предприятия атомной индустрии и других предприятиях, не входящих в его состав (соответственно p = 0,001; p = 0,001; p = 0,001; p = 0,001).

Качественное питание является одним из базовых условий сохранения здоровья [241]. В результате исследования удалось выяснить, что только 58,2 % [55,1–61,3] опрошенных имеют возможность поддерживать правильный режим питания, не отказывая себе в приобретении каких-либо продуктов (мяса, молочных продуктов, фруктов) и, в то же время, избегая переедания. Не имеют возможности купить полноценный набор продуктов питания 26,3 % [23,6–29,0] респондентов; данный факт в наибольшей степени ассоциирован со следующими значениями независимых переменных: женский пол, возраст 30–49 лет и наличие среднего образования (соответственно p = 0,01; p = 0,001; p = 0,001). Не удатся поддерживать правильный режим питания 13,9 % [11,7–16,1] опрошенных; в большей степени это свойственно рабочим (p = 0,043), занятым на вспомогательном производстве предприятия атомной индустрии (p = 0,031). На наличие сразу двух рассмотренных причин (недостаток продуктов и времени для принятия пищи) указали 4,3 % [3,0–5,6] респондентов. Некоторые респонденты (9,5 % [7,7–11,3]) указали на свою склонность к перееданию (преимущественно женщины, p = 0,006).

Состояние здоровья человека и его образ жизни во многом зависят от условий, в которых ему приходится работать [171]; при этом помимо производственных факторов риска, следует учитывать и психоэмоциональное состояние работника [29, 126]. Большинство респондентов, включнных в исследование (76,3 % [73,7–78,9]), работали в условиях воздействия тех или иных факторов риска, среди которых наиболее частыми были напряжнный, ответственный характер труда (у 37,6 % [34,6–40,6] респондентов); неблагоприятный температурный режим (36,1 % [33,1–39,1]), шум (35,9 % [32,9–38,9]) и ионизирующее излучение (у 34,2 % [31,2–37,2] опрошенных). Из всех респондентов, работавших во вредных условиях, 45,4 % [42,3–48,5] испытывали тревогу из-за необходимости работать во вредных условиях; факт наличия тревоги ассоциирован со статусом рабочего и занятостью на вспомогательном производстве предприятия атомной индустрии (соответственно p = 0,001; p = 0,001).

В зависимости от настроения, с которым респонденты, как правило, выходят на работу, ответы распределились следующим образом: с хорошим настроением на работу идут 32,2 % [29,3–35,1] респондентов, с нейтральным – 51,1 % [48,0–54,2], с плохим – 5,1 % [8,9–6,5]; 10,8 % [8,9–12,7] опрошенных не дали определнного ответа. Плохое настроение в наибольшей степени ассоциировано со статусом рабочего, наличием среднего образования, занятостью на вспомогательном производстве предприятия атомной индустрии и доходом менее 4,5 тысяч рублей на одного члена семьи (соответственно p = 0,005; p = 0,011; p = 0,001;

p = 0,001). На плохой морально-психологический климат в рабочем коллективе указали 6,3 % [4,8–7,8] опрошенных, преимущественно из числа работников вспомогательного производства (p = 0,001). Плохое настроение взаимосвязано связано с наличием плохого морально-психологического климата в рабочем коллективе (p = 0,001).

7.2 Образ жизни взрослого населения промышленного города Если условия жизни являют собой объективную сторону жизнедеятельности человека, то образ жизни является е субъективной стороной, в значительной степени определяемой самим индивидом. Согласно поставленной цели была исследована распространнность основных поведенческих факторов образа жизни среди респондентов.

Как показали результаты исследования, 46,9 % [43,8–50,0] опрошенных считают, что не отводят достаточно времени полноценному отдыху после рабочего дня; преимущественно это мужчины, работающие на вспомогательном производстве предприятия атомной индустрии (p = 0,021; p = 0,003).

Малоподвижным сочли свой образ жизни 37,3 % [34,3–40,3] респондентов;

в наибольшей степени данный факт ассоциирован с такими значениями независимых переменных, как женский пол, высшее образование, должность служащего, занятость на основном производстве предприятия атомной индустрии и других предприятиях, не входящих в его состав, и доход более 13,5 тысяч рублей (соответственно p = 0,001; p = 0,001; p = 0,001; p = 0,001; p = 0,002).

Регулярная физическая активность – обязательный элемент здорового образа жизни. Среди опрошенных жителей промышленного города регулярно (как минимум, один раз в неделю) выполняют какие-либо физические упражнения только 31,2 % [28,3–34,1] респондентов. При этом только 19,7 % [17,2–22,2] из них ежедневно уделяют время физической активности; 24,3 % [21,6–27,0] занимаются физкультурой 3–4 раза в неделю, а 52,1 % [49,0–55,2] – только 1–2 раза в неделю. Приверженность регулярной физической активности среди представителей изучаемой популяции в наибольшей степени связана с такими значениями независимых переменных, как мужской пол, возраст 18–29 лет и высшее образование (p = 0,002; p = 0,001; p = 0,001). Среди тех, кто на момент проведения опроса не занимался регулярно физической культурой, 39,3 % [36,3–42,3] хотели бы исправить существующее положение дел и начать заниматься физкультурой и спортом.

Согласно опубликованным результатам научных исследований [28, 112] приверженность регулярной физической активности зависит от уровня общей культуры людей, в том числе от отношения к собственному здоровью.

Избыточное употребление алкоголя представляет серьезную угрозу как для индивидуального, так и для общественного здоровья. Согласно данным Росстата, потребление учтнного алкоголя на душу населения в стране выросло с 5,38 л абсолютного алкоголя в 1990 г. до 10,1 л в 2007 г., или в 1,8 раза. По экспертным оценкам реальное душевое потребление алкоголя с учтом нелегального оборота спиртосодержащей продукции в России составляет около 15–18 л. Эксперты ВОЗ считают, что если потребление чистого алкоголя на душу населения превышает 8 л в год, это опасно для здоровья населения. Злоупотребление алкоголем стоит на первом месте (16,5 %) в структуре причин, влияющих на количество лет жизни с утратой трудоспособности [89].

В зависимости от привычки к употреблению алкоголя ответы респондентов распределились следующим образом: около трети респондентов (31,0 % [28,1– 33,9]) практически полностью отказались от употребления алкоголя; 25,5 % [22,8– 28,2] употребляют его редко. Регулярно (3–4 раза в месяц) употребляют спиртное 32,9 % [30,0–35,8] респондентов, а к частому употреблению алкоголя (от нескольких раз в неделю до ежедневного употребления) оказались склонны 5,0 % [3,6– 6,4] опрошенных; наличие подобной привычки в наибольшей степени взаимосвязано с такими факторами, как мужской пол и возраст 18–29 лет (соответственно p = 0,001; p = 0,003). Частота употребления алкоголя напрямую связана с плохим настроением во время работы (p = 0,001). Полученные данные о частоте употребления спиртных напитков отличаются от сведений, приводимых другими авторами, указывающими на большую распространнность данной вредной привычки [30, 174], однако нельзя исключить вероятность того, что респонденты скрывают свою склонность к употреблению алкоголя.

Спектр предпочитаемых спиртных напитков у мужчин и женщин различен:

среди мужчин 49,2 % [46,1–52,1] предпочитают слабоалкогольную продукцию (пиво, коктейли, тоники), 35,4 % [32,4–38,4] – крепкие напитки и 15,4 % [13,2– 17,6] – винные изделия, в то время как женщины в 50,0 % [46,9–53,1] случаев предпочитают вина, в 30,8 % [27,9–33,7] – слабоалкогольные напитки и только в 19,2 % [16,7–40,3] – крепкие напитки (p = 0,001).

Важной медико-социальной проблемой в России является табакокурение.

Согласно исследованиям отечественных учных, среди взрослого населения России курит 70,1 % мужчин и 26,5 % женщин [107].

В России потребление сигарет с 1985 по 2006 г. увеличилось на 87 %, в основном за счт увеличения курильщиков среди женщин и подростков. В середине 90-х годов прошлого столетия среди взрослого населения страны (20 лет и старше) регулярно курили 63 % мужчин и 9,7 % женщин. В настоящее время по оценкам разных исследователей курят от 39 до 50 % взрослого (15 лет и старше) населения, 60,2–66 % мужчин и 21,7–30 % женщин. Социальный портрет российского курильщика выглядит следующим образом: это мужчина в возрасте 18–54 лет со средним общим образованием [32, 108, 109].

Согласно полученным данным распределение респондентов в зависимости от привычки к курению выглядит следующим образом: курящими на момент проведения опроса являлись 33,1 % [30,2–36,0] респондентов; остальные либо отказались от этой привычки (21,6 % [19,0–24,2]), либо никогда не курили (44,1 % [41,0–47,2]). Полученные данные сходны с результатами исследований, проведнных другими отечественными авторами [28, 66, 67, 118, 167], однако по сравнению со странами Евросоюза, где курит около 27,5 % жителей, привычка к табакокурению среди представителей изучаемой популяции распространена в большей степени.

Среди мужчин некурящими на момент проведения опроса являлись 55,1 % [52,0–58,2] (30,8 % [27,9–33,7] не курили никогда, 24,3 % [21,6– 27,0] – отказались от курения); 23,4 % [20,8–26,0] мужчин выкуривали в среднем одну пачку сигарет в день; 13,0 % [10,9–15,1] – половину пачки, 4,8 % [3,5–6,1] – около пяти сигарет в день и 3,8 % [2,6–5,0] – более одной пачки сигарет в день.

В отличие от мужчин, женщины, принявшие участие в опросе, не имели привычки к табакокурению в 84,8 % [82,6–87,0] случаев; 8,0 % [6,3–9,7] привыкли выкуривать около 10 сигарет в день, 5,2 % [3,8–6,6] – около пяти сигарет, 1,6 % [0,8– 2,4] – около одной пачки в день и лишь 0,5 % [0,1–0,9] – более 20 сигарет в день (указанные различия статистически значимы; p = 0,001). Наличие данной вредной привычки в наибольшей степени ассоциировано с такими значениями независимых переменных, как мужской пол, должность (рабочий), возраст 30–39 лет и среднее образование (соответственно p = 0,001; p = 0,001; p = 0,001; p = 0,001).

Привычки к курению и употреблению алкоголя взаимосвязаны: если среди тех, кто практически полностью отказался от употребления алкоголя, курили только 22,2 % [19,6–24,8], то среди тех, кто употреблял алкоголь часто (от нескольких раз в неделю до ежедневного употребления) удельный вес курящих составил 57,1 % [54,0–60,2] (p = 0,001). Кроме того, как и в случае с употреблением алкоголя, привычка к табакокурению напрямую связана с плохим настроением во время работы (p = 0,001).

Респонденты, имеющие привычку к курению табака, в 20,8 % [18,3–23,3] случаев начали курить в возрасте между 15 и 20 годами; у 11,1 % [9,1–13,1] данная привычка появилась между 20 и 30 годами; с детства курят 6,7 % [5,1–8,3] опрошенных, а в зрелом возрасте (после 30 лет) начали курить лишь 0,9 % [0,3–1,5].

При этом привычка к курению с детства ассоциирована с такими значениями независимых переменных, как мужской пол, должность рабочего, возраст 18–29 лет и среднее образование (соответственно p = 0,006; p = 0,001; p = 0,001; p = 0,011).

Отказаться от привычки к курению хотели бы 57,1 % [54,0–60,2] из числа курящих (67,7 % [64,8–70,6] мужчин и 74,0% [71,3–76,7] женщин). При этом 21,6 % [19,0–24,2] мужчин и 16,0 % [13,7–18,3] женщин уверены в своей способности отказаться от курения. Считают себя не в силах сделать это 46,1 % [43,0– 49,2] мужчин и 58,0 % [54,9–61,1] женщин.

Проведнное исследование выявило довольно низкий уровень осведомлнности респондентов относительно того, какой именно образ жизни является здоровым (либо неадекватность оценки собственного образа жизни). Здоровым свой образ жизни сочли 56,1 % [53,0–59,2] респондентов; нездоровым – 18,2 % [15,8– 20,6]; затруднились дать какую-либо характеристику 25,7 % [23,0–28,4]. Однако среди тех, кто считает, что соблюдает принципы здорового образа жизни, 23,6 % [21,0–26,2] мало двигаются; 7,0 % [5,4–8,6] склонны к перееданию; 26,8 % [24,0– 29,6] не соблюдают режим дня; 21,0 % [18,5–23,5] недостаточно отдыхают; 15,8 % [13,5–18,1] проводят длительное время перед телевизором или компьютером;

60,2 % [57,2–63,2] избегают регулярных (как минимум еженедельных) занятий физической культурой; 14,8 % [12,6–17,0] еженедельно употребляют алкоголь;

25,4 % [22,7–28,1] курят.

Таким образом, в действительности здоровым образ жизни (т. е. свободным от поведенческих факторов риска) можно считать лишь у 2,1 % [1,2–3,0] исследуемой группы респондентов. Объяснение подобного различия между оценкой респондентами своего образа жизни и его фактическим состоянием заключается, вероятно, в низкой осведомлнности исследуемого контингента граждан о принципах здорового образа жизни. Полученные нами показатели приверженности респондентов здоровому образу жизни существенно ниже, чем приводимые в других исследованиях [28].

Несмотря на столь низкий уровень осведомлнности респондентов о сущности здорового образа жизни, 58,0 % [54,9–61,1] опрошенных испытывали потребность в информации о том, как сохранить и укрепить сво здоровье. В наибольшей степени испытывали такую потребность респонденты в возрасте 50 лет и старше (p = 0,001). Предпочтительными источниками информации при этом являлись средства массовой информации (для 30,7 % [27,8–33,6] респондентов) и медицинские работники (этот источник представлялся наиболее удобным 19,7 % [17,2–22,2] опрошенных). Наиболее востребованными категориями информации являлись сведения о профилактике болезней (для 36,3 % [33,3–39,3] опрошенных), информация о принципах здорового питания (для 30,0 % [27,1–32,9] респондентов) и информация о лекарственных препаратах (для 21,7 % [19,1–24,3] респондентов).

Степень выраженности исследуемых социально-экономических и поведенческих факторов риска неодинакова среди представителей отдельных возрастных и социальных групп, среди мужчин и женщин. Мужчины более склонны к регулярному употреблению алкоголя и к табакокурению (p = 0,001), в то время как женщинам в большей степени, чем мужчинам, свойствен малоподвижный образ жизни и они чаще жалуются на неполноценный рацион (p = 0,001). Впрочем, последнее может свидетельствовать о более внимательном их отношении к своему питанию.

Лица молодого возраста (18–29 лет) в наименьшей степени обеспечены благоустроенным жильм (p = 0,001) и чаще, чем другие возрастные группы, употребляют спиртные напитки (p = 0,01).

Привычка к курению в наибольшей степени свойственна лицам в возрасте 30–39 лет (p = 0,001), в то время как респонденты в возрасте 40–49 лет статистически значимо чаще, чем представители других возрастных групп, располагают доходом ниже прожиточного минимума (p = 0,001).

Характер факторов риска, воздействующих на респондентов, вошедших в исследование, взаимосвязан с уровнем полученного образования. Для лиц, не имеющих высшего образования, в большей степени свойственны такие факторы риска, как низкий уровень доходов (p = 0,001) и неполноценный рацион (p = 0,002), а для респондентов с высшим образованием – недостаточная двигательная активность (p = 0,001).

Место работы и занимаемая должность влияют на то, каким факторам риска подвержены респонденты. Сотрудники вспомогательного производства предприятия атомной индустрии и других предприятий, не входящих в его состав, статистически значимо чаще, чем персонал основного производства предприятия, ощущали на себе влияние таких факторов, как материальное неблагополучие (вследствие низких доходов) и неполноценный рацион (p = 0,03), который у сотрудников предприятий, не относящихся к градообразующему, сочетался с неправильным режимом прима пищи (p = 0,001).

Работники основного производства предприятия атомной индустрии в наименьшей степени оказались подвержены рассматриваемым факторам риска (как социально-экономическим, так и поведенческим).

У представителей рабочих профессий статистически значимо чаще, чем у служащих и ИТР, встречались такие факторы, как низкий доход в расчте на одного члена семьи и неблагоустроенное жиль; они в большей степени были склонны к курению табака (p = 0,001).

Служащие в существенно большей степени были склонны к низкой двигательной активности, чем рабочие и ИТР (p = 0,001); последняя категория работников в наименьшей степени испытывала на себе воздействие рассматриваемых факторов риска.

Социальный портрет взрослого жителя промышленного города, в наибольшей степени подверженного социально-экономическим и поведенческим факторам риска, выглядит следующим образом: молодой мужчина без высшего образования, занимающий должность рабочего на вспомогательном производстве предприятия атомной индустрии или на других предприятиях, не входящих в его состав (таблица 65).

–  –  –

Самооценка здоровья позволяет получить обобщнную оценку качества жизни, связанного со здоровьем. Безусловно, использовать эту информацию следует с известной степенью осторожности, учитывая субъективный характер получаемых сведений. Очевидно, что подобные сведения должны анализироваться в сочетании с официальными статистическими данными.

Результаты исследования показали, что 4,5 % [3,2–5,8] респондентов охарактеризовали собственное здоровье как очень хорошее, 66,2 % [63,3–69,1] – как хорошее, 16,3 % [14,0–18,6] – как плохое; как очень плохое охарактеризовали сво здоровье 0,2 % [–0,1–0,5] опрошенных; 12,7 % [10,6–14,8] респондентов затруднились дать какую-либо оценку. Ухудшение состояния своего здоровья в течение последнего года отметили 18,1 % [3,7–6,5] респондентов.

Субъективная оценка здоровья существенно различалась у мужчин и женщин. Женщины расценивали свое здоровье как плохое в 22,1 % [19,5–24,7] случаев; среди мужчин удельный вес таких респондентов составил только 14,7 % [12,5– 16,9] (p = 0,006). Схожая ситуация наблюдалась в других регионах России [150].

Ряд факторов, ассоциированных с той или иной оценкой собственного здоровья, обусловлен трудовой деятельностью респондентов.

Наименьший удельный вес лиц, считающих сво здоровье плохим (13,3 % [11,2–15,4]), был выявлен среди персонала основного производства предприятия атомной индустрии, в то время как среди работников вспомогательного производства их доля составила 20,0 % [17,5–22,5], а среди работников прочих предприятий и организаций – 22,3 % [19,7–24,9] (p = 0,001).

Среди респондентов с большим стажем работы (более 30 лет) 32,0 % [29,1– 34,9] отметили плохое состояние своего здоровья, в то время как среди тех, кто проработал от 11 до 30 лет, плохим состояние своего здоровья сочли 17,7 % [15,3– 20,1], а среди респондентов со стажем, не превышающим 10 лет – 12,9% [10,8– 15,0] (p = 0,001). Безусловно, в данной ситуации нельзя исключать влияние возраста, тесно связанного со стажем работы в силу небольшой текучести кадров на предприятиях, сотрудники которых приняли участие в исследовании.

Респондентам, указавшим на плохое или очень плохое состояние здоровья, было предложено высказать свое мнение о причинах такого положения.

Как следует из представленных ответов, главные причины, по мнению респондентов, не зависят от них самих (нервные потрясения, вредное воздействие факторов окружающей среды и условий работы, возраст, недоступность качественной медицинской помощи), что подтверждает результаты других социологических исследований [63]. Гораздо более скромная роль отведена факторам, зависящим непосредственно от поведения респондентов: неправильному питанию, наличию вредных привычек и низкой физической активности (рисунок 24).

Рисунок 24 – Мнение респондентов о причинах нарушения собственного здоровья (в % к общему количеству опрошенных, оценивших сво здоровье как плохое или очень плохое) В рамках данного исследования изучены распространнность и спектр заболеваний представителей исследуемой популяции, а также их склонность к острым и хроническим заболеваниям.

Результаты опроса показали, что частые эпизоды острых заболеваний имеют место у 5,3 % [3,9–6,7] респондентов; 75,0 % [72,3–77,7] болеют ими редко;

только 10,1 % [8,2–12,0] опрошенных к ним не склонны. На наличие склонности к частым эпизодам острых форм болезней женщины указывали чаще, чем мужчины (соответственно, в 10,5% [8,6–12,4] и 2,5 % [1,5–3,5] случаев; p = 0,001). На наличие у себя хронических болезней указали 39,4 % [36,4–42,4] респондентов.

Наибольший удельный вес лиц, указавших на наличие у себя хронических заболеваний, был выявлен среди респондентов в возрасте 50 лет и старше (62,1 % [59,6–65,1]); среди респондентов возрасте 30–49 лет удельный вес таких лиц составил 41,8 % [38,7–44,9], а среди 18–29-летних – 21,6 % [19,0–24,2] (p = 0,001).

При этом женщины чаще, чем мужчины, указывали на наличие у себя хронических форм заболеваний (p = 0,001).

Наличие у респондентов хронических болезней взаимосвязано с местом их работы: среди работников основного производства предприятия атомной индустрии удельный вес лиц, утвердительно ответивших на вопрос о наличии хронических форм заболеваний, составил 40,8 % [37,7–43,9], среди работников вспомогательного производства – 42,6 % [39,5–45,7], а среди сотрудников прочих предприятий– 55,7 % [52,6–58,8] (p = 0,002).

При этом среди служащих удельный вес респондентов, указавших на наличие у себя хронических болезней, был выше, чем среди ИТР и рабочих (соответственно, 61,6 % [58,6–64,6]; 42,4 % [39,3–45,5] и 43,9 % [40,8–47,0]; p = 0,011).

Вероятность наличия хронических болезней возрастает по мере увеличения стажа работы; наибольший удельный вес лиц, страдающих хроническими болезнями, был выявлен среди респондентов с трудовым стажем 30 лет и более (68,5 % [65,6–71,4]); среди лиц со стажем от 11 до 30 лет доля таких респондентов составила 48,8 % [45,7–51,9], а среди тех, чей трудовой стаж составил не более 10 лет – 33,4 % [30,5–36,3] (p = 0,001); в данном случае, как и в случае с самооценкой здоровья, не исключено сочетанное влияние стажа работы и возраста. При этом респонденты, работавшие в условиях воздействия какого-либо вредного фактора (наиболее распространнные из которых – ионизирующее излучение; напряжнный, ответственный характер труда; шум; неблагоприятный температурный режим), указали на наличие у себя хронических заболеваний в 47,3 % [44,2–50,4] случаев, в то время как лица, работавшие в «безвредных» условиях – в 35,3 % [32,3–38,3] случаев (p = 0,01).

На наличие частых обострений заболеваний указали 24,4 % [21,7–27,1] респондентов, страдающих хроническими болезнями. Обострения чаще наблюдаются у женщин, чем у мужчин (соответственно 36,5 % [33,5–39,5] и 19,9 % [17,4– 22,4]; p = 0,012). Как было показано выше, частота встречаемости хронических болезней среди респондентов увеличивается с возрастом, однако на вероятность возникновения обострений возраст влияния не оказывает (p = 0,658).

Личная медицинская активность – один из ключевых факторов, способствующих сохранению и укреплению здоровья человека. В задачи исследования входило изучение таких аспектов образа жизни взрослого работающего населения, как привычка контролировать состояние собственного здоровья, готовность в случае возникновения заболевания обращаться за медицинской помощью и выполнять врачебные рекомендации.

Большинство респондентов (79,7 % [77,2–82,2]) указали, что тем или иным образом контролируют состояние собственного здоровья. Однако в большей степени подобной линии поведения следуют респонденты, чь здоровье уже нарушено в силу частого возникновения острых заболеваний (p = 0,011) или обострений хронических болезней (p = 0,001).

Среди тех, кто следит за состоянием своего здоровья, 39,2 % [36,2–42,2] делают это самостоятельно (контролируют уровень артериального давления, массу тела и т. п.); 23,7 % [21,1–26,3] полагаются в этом вопросе на медицинские осмотры, проводимые на предприятиях, и только 31,5 % [28,6–34,4] обращаются в медицинские организации. Результаты анализа анкетного материала с высокой степенью значимости (p = 0,001) позволяют заключить, что обращаться в медицинские организации для контроля своего здоровья в большей степени свойственно лицам, страдающим частыми острыми или часто обостряющимися хроническими болезнями; при этом женщины выбирают такую линию поведения значительно чаще мужчин (соответственно, в 38,0 % [35,0–41,0] и 21,8 % [19,2–24,4] случаев;

p = 0,001). Только треть (30,5 % [27,6–33,4]) из обращающихся в медицинские организации приходят, чтобы получить врачебную консультацию; остальные самостоятельно принимают решение о том, какие исследования необходимо выполнить. Таким образом, лишь 7,7 % [6,0–9,4] лиц из общего количества респондентов, принявших участие в опросе, обращаются за врачебной консультацией для сохранения здоровья.

Почти половина респондентов, уделяющих внимание собственному здоровью (47,0 % [43,9–50,1]), считают свои усилия в этом направлении недостаточными. Среди наиболее частых причин этого были названы дефицит материальных средств, недоступность качественной медицинской помощи, отсутствие времени, недостаточно внимательное отношение к своему здоровью и дефицит специальных знаний (рисунок 25).

Рисунок 25 – Причины, мешающие респондентам в достаточной степени контролировать состояние собственного здоровья (в % к общему количеству лиц, контролирующих состояние своего здоровья) В случае возникновения острого или обострения хронического заболевания только 18,5 % [16,1–20,9] респондентов обязательно обращаются за врачебной помощью; 13,0 % [10,9–15,1] обращаются только тогда, когда им требуется листок нетрудоспособности; большая часть респондентов (61,4 % [58,4–64,4]) обращаются в самом крайнем случае, когда без медицинской помощи уже не обойтись; 4,1 % [2,9–5,3] в случае заболевания за медицинской помощью не обращаются вовсе. Статистически значимо чаще за медицинской помощью обращаются сотрудники СХК, чем персонал прочих предприятий (в 20,8 % [18,3–23,3] и 12,1 % [10,1–14,1] случаев, соответственно, p = 0,001).

Среди причин, в силу которых респонденты избегают обращаться за медицинской помощью, ведущими являются: неудовлетворнность качеством или доступностью медицинской помощи, полученной ранее; предпочтение лечиться самостоятельно либо вообще отказаться от лечения и ждать спонтанного выздоровления; недостаток свободного времени либо средств на последующую покупку лекарств (таблица 66).

Таблица 66 – Причины, мешающие респондентам обратиться за медицинской помощью Удельный вес респондентов, Причина указавших данную причину (в % к общему количеству опрошенных) Боязнь материальных затрат 9,6 [7,8–11,4] Неудобное время врачебного прима 13,5 [11,4–15,6] Невнимательное отношение врача 17,8 [15,4–20,2] Неудовлетворительный результат 18,3 [15,9–20,7] предыдущего лечения Надежда на спонтанное выздоровление 18,6 [16,2–21,0] Дефицит времени 24,7 [22,0–27,4] Предпочтение лечиться самостоятельно 27,9 [25,1–30,7] Долгое ожидание врачебного прима 46,3 [43,2–49,4] Привычка надеяться на спонтанное излечение в большей степени свойственна мужчинам, чем женщинам (соответственно 21,9 % [19,3–24,5] и 13,7 % [11,6–15,8]; p = 0,003). Как показал анализ результатов исследования, к самолечению в большей степени склонны лица молодого возраста (18–29 лет; p = 0,010) с незаконченным высшим образованием (p = 0,002), из числа персонала основного производства предприятия атомной индустрии (p = 0,001).

7.3 Оценка качества и доступности медицинского обеспечения взрослых жителей промышленного города Мнение, высказываемое гражданами относительно деятельности медицинских организаций, играет для оценки качества медицинского обеспечения не менее важную роль, чем анализ его клинической (клинико-экономической) эффективности. Почти треть опрошенных работающих жителей промышленного города (29,5 % [26,7–32,3]) столкнулась с существенными трудностями организационного плана при попытке попасть на прим к врачу или на лечение в медицинскую организацию по месту жительства (очереди в регистратуру или на врачебный прим и т. п.). При этом работники предприятия атомной индустрии реже, чем сотрудники других предприятий, испытывали затруднения при обращении в медицинскую организацию (соответственно 32,1 % [29,2–35,0] и 41,5 % [38,4–44,6] от количества работников, обратившихся за медицинской помощью; p = 0,017), а с наибольшими трудностями при попытке получения медицинской помощи сталкивались женщины-служащие, занятые на предприятиях, не входящих в состав градообразующего предприятия атомной индустрии, с доходом менее 4 500 рублей на одного члена семьи (соответственно p = 0,001; p = 0,019; p = 0,017; p = 0,024).

Условия пребывания в медицинской организации (санитарно-гигиеническое состояние помещений, условия ожидания прима в поликлинике и пр.) сочли некомфортными 21,1 % [18,6–23,6] опрошенных, при этом персонал предприятия атомной индустрии давал такую оценку статистически значимо реже, чем сотрудники других предприятий (соответственно 19,0 % [16,6–21,4] и 27,9 % [25,1–30,7] от количества работников, обратившихся за медицинской помощью; p = 0,004).

Низкую оценку расположенности к себе медицинского персонала медицинской организации (проявление таких качеств, как внимательность, заинтересованность, доброжелательность) дали 22,6 % [20,0–25,2] респондентов. Чаще других с невнимательным отношением к себе сталкивались наименее социально защищнные респонденты, чей подушевой семейный доход не превышал на момент опроса 4 500 рублей (p = 0,001).

Работой врачей, в частности, наличием искреннего желания помочь пациенту, неформальным отношением к делу, заинтересованностью в результатах, остались недовольны 22,6 % [20,0–25,2] респондентов; статистически значимо чаще такую оценку давали сотрудники предприятий, не входящих в состав градообразующего предприятия атомной индустрии, чем его персонал (соответственно 32,8 % [29,9–35,7] и 24,1 % [21,4–26,8] от количества работников, обратившихся за медицинской помощью; p = 0,021).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

Похожие работы:

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«Баранов Михаил Евгеньевич Экологический эффект биогенных наночастиц ферригидрита при ремедиации нефтезагрязненных почвенных субстратов Специальность (03.02.08) – Экология (биология) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат...»

«Мануйлов Виктор Александрович Генетическое разнообразие вируса гепатита В в группах коренного населения Сибири 03.01.00 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: член-корр. РАН, профессор, д.б.н. С.В. Нетесов...»

«Гуськов Валентин Юрьевич МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ И ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ БУРОГО МЕДВЕДЯ URSUS ARCTOS LINNAEUS, 1758 ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук, с.н.с. А.П. Крюков Владивосток – 2015 Оглавление Введение Глава 1. Обзор...»

«ТИТОВА СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА Влияние фитопатогенных микроорганизмов на энзиматическую активность растения-хозяина Glycine max (L.) Merr. и Glycine soja Sieb. et Zucc. 03.02.08 ЭКОЛОГИЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: к.б.н., доцент Семенова Е.А. БЛАГОВЕЩЕНСК –...»

«СИМАНИВ ТАРАС ОЛЕГОВИЧ ОПТИКОМИЕЛИТ И ОПТИКОМИЕЛИТ-АССОЦИИРОВАННЫЕ СИНДРОМЫ ПРИ ДЕМИЕЛИНИЗИРУЮЩИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ 14.01.11 – Нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук М. Н. Захарова Москва – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Обзор литературы Оптиконевромиелит Аквапорины и их биологическая функция 13 Патогенез...»

«ПОЕДИНОК НАТАЛЬЯ ЛЕОНИДОВНА УДК 602.3:582.282/284:57.086.83]:[681.7.069.24+577.34 БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТЕНСИФИКАЦИИ КУЛЬТИВИРОВАНИЯ СЪЕДОБНЫХ И ЛЕКАРСТВЕННЫХ МАКРОМИЦЕТОВ С ПОМОЩЬЮ СВЕТА НИЗКОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ 03.00.20 – биотехнология Диссертация на соискание научной степени доктора биологических наук Научный консультант Дудка Ирина...»

«Ядрихинская Варвара Константиновна ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОСТРЫХ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ В Г. ЯКУТСКЕ И РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ) 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель кандидат биологических наук, доцент М.В. Щелчкова Якутск 2015...»

«УДК 591.15:575.17-576.3 БЛЕХМАН Алла Вениаминовна ВНУТРИПОПУЛЯЦИОННАЯ И ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ШИРОКОАРЕАЛЬНОГО ВИДА HARMONIA AXYRIDIS PALL. ПО КОМПЛЕКСУ ПОЛИМОРФНЫХ ПРИЗНАКОВ 03.00.15 генетика Диссертация на соискание ученой степени V кандидата биологических наук Научные руководители: доктор биологических наук,...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«БАРИНОВА Ирина Владимировна Патогенез и танатогенез плодовых потерь при антенатальной гипоксии 14.03.02 – Патологическая анатомия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора медицинских наук Научные консультанты: Заслуженный деятель науки РФ Доктор биологических наук, доктор медицинских наук, профессор профессор САВЕЛЬЕВ...»

«ЕРМОЛАЕВ Антон Игоревич ОСОБЕННОСТИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ МЕЛКИХ СОКОЛОВ В ДОЛИНЕ МАНЫЧА 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук,...»

«МАХАЧЕВА ХАННА ГАДЖИЕВНА СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН 14.01.03 – болезни уха, горла и носа 14.02.03 – общественное здоровье и здравоохранение Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты: доктор медицинских наук, профессор Н.А. Дайхес доктор медицинских наук, профессор Л.М. Асхабова...»

«Толмачева Алла Викторовна УДК 633.34:551.АГРОКЛИМАТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА УСЛОВИЙ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ СОИ В УКРАИНЕ 11.00.09 – метеорология, климатология, агрометеорология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: Полевой Анатолий Николаевич, доктор географических наук, профессор Одесса – 2015 СОДЕРЖАНИЕ стр. ВВЕДЕНИЕ РАЗДЕЛ І. БИОЛОГИЧЕСКИЕ...»

«Шемякина Анна Викторовна БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА BETULA L. 03.02.14 – Биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Колесникова Р.Д. Хабаровск – 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЙ. 1.1 Общие...»

«Цвиркун Ольга Валентиновна ЭПИДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КОРИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ. 14.02.02 – эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР профессор, доктор медицинских наук Ющенко Галина Васильевна Москва – 20 Содержание...»

«ХОАНГ ЗИЕУ ЛИНЬ ЭКОЛОГИЗАЦИЯ ЗАЩИТЫ КАПУСТНЫХ КУЛЬТУР ОТ ОСНОВНЫХ ЧЕШУЕКРЫЛЫХ ВРЕДИТЕЛЕЙ В УСЛОВИЯХ МОСКОВСКОГО РЕГИОНА Специальность: 06.01.07 – защита растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Попова Татьяна Алексеевна, кандидат биологических наук, доцент...»

«СЛАДКОВА Евгения Анатольевна ЦИТОАРХИТЕКТОНИКА И СВОЙСТВА ПОВЕРХНОСТИ ЛИМФОЦИТОВ У ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ (ДОНОРОВ) И ПРИ РАЗВИТИИИ ЛИМФОПРОЛИФЕРАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ НА ОСНОВЕ АТОМНО-СИЛОВОЙ МИКРОСКОПИИ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Чечулова Анна Васильевна ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ НАСЛЕДСТВЕННЫХ И ПРИОБРЕТЕННЫХ ФАКТОРОВ РИСКА ВЕНОЗНОГО ТРОМБОЭМБОЛИЗМА У ПАЦИЕНТОВ МОЛОДОГО ВОЗРАСТА 14.01.21 – гематология и...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.