WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Максимова Ольга Владимировна «Оценка микробиоты кишечника у детей с аллергическими заболеваниями в зависимости от массы тела» 03.02.03. – Микробиология Диссертация на соискание ученой ...»

-- [ Страница 2 ] --

Кроме того, было отмечено, что бактерии из рода Bacteroides преобладали у добровольцев с избыточной массой тела, в отличие от худых и пациентов c ожирением (р = 0,002 и р = 0,145, соответственно), тогда как численность микроорганизмов из подгруппы Ruminococcus flavefaciens, С. leptum, Methanobrevibacter и Bifidobacterium была снижена у людей с избыточным весом и ожирением [137]. В дополнение к этим результатам, в группах худых добровольцев, пациентов с ожирением или с анорексией выявлено, что доля Firmicutes во всех трех группах оказалась одинаковой, доля Bacteroides была снижена у пациентов с ожирением, а Methanobrevibacter mithii превалировала у пациентов с анорексией [32].

Анализ микробиоты тучных детей 6 - 16 лет также показал, что число Firmicutes у них повышено, а Bacteroides снижено. Кроме того, у пациентов, страдающих ожирением, снижено число B. vulgatus, а численность Lactobacillus spp. наоборот повышена. У всех детей уровень Staphylococcus spp. положительно коррелировал с потреблением энергии; у пациентов с ожирением численность Lactobacillus spp. положительно коррелировала с уровнем С-реактивного белка в плазме крови [39].

Бариатрия все чаще используется для лечения ожирения и у тучных пациентов это единственный доступный способ лечения ожирения, с помощью которого можно достигнуть значительного и устойчивого снижения веса. Воздействие таких операций на состав микробиоты кишечника у пациентов изучили путем ее сравнения у 3 пациентов с ожирением, у 3 худых и 3 пациентов после бариатрической хирургии.

Оказалось, что кишечная микробиота людей, перенесших желудочное шунтирование, отличалась от таковой у тучных и худых пациентов. У пациентов после бариатрии повышалась доля бактерий из семейства Gammaproteobacteria (включая Enterobacteriaceae) и Fusobacteriaceae и пропорционально уменьшалось число клостридий. Кроме того, в кишечной микробиоте у худых пациентов обнаружено больше бактерий из рода Lachnospira (порядок Clostridiales) по сравнению с тучными пациентами и после желудочного шунтирования. Ученые отметили, что у тучных пациентов в микробиоее кишечника меньше Verrucomicrobia и больше Archaea относительно двух других групп. Микроорганизмы из семейства Methanobacteriales обнаружены у всех тучных людей и только у одного пациента после желудочного шунтирования [168].

В другом исследовании с помощью количественного ПЦР-анализа изучали микробиоту кишечника 30 тучных пациентов, которых затем подвергли желудочному шунтированию, и 13 худых волонтеров. После операции уровни Bacteroides / Prevotella оказались выше, чем до операции, и были такими же, как у худых пациентов в контроле. Увеличение кишечной палочки и Faecalibacterium prausnitzii отмечено в образцах фекалий у пациентов после шунтирования. Кроме того, снижение числа микроорганизмов в объединенной группе Lactobacillus / Leuconostoc / Pediococcus и Bifidobacterium spр. обнаружено в образцах фекалий после желудочного шунтирования. Вес тела, ИМТ, жировая масса и концентрация лептина отрицательно коррелировали с численностью и кишечной палочки, но положительно Bacteroides / Prevotella коррелировали с Bifidobacterium [72].

1.6 МЕХАНИЗМЫ, СВЯЗЫВАЮЩИЕ КИШЕЧНУЮ МИКРОБИОТУ ИОЖИРЕНИЕ

На сегодняшний день существует много доказательств того, что микробиота может оказывать влияние на массу тела организма-хозяина, повышая эффективность извлечения энергии из поглощаемой пищи, прежде всего - из полисахаридов. С другой стороны, и диета существенно влияет на состав микробиоты: например, диета с высоким содержанием жиров может изменять состав бактерий в кишечнике достаточно быстро – буквально за один день [49;52].

Первые исследования о влиянии питания на микробиоту кишечника проводили на животных моделях. В частности, исследования на мышах показали, что повышение калорийности пищи приводит к изменениям в микробиоте кишечника. А у мышей, которых кормили пищей с высоким содержанием жира, снижалась численность Bacteroides, E. rectale, C.

coccoides, бифидобактерий по сравнению с контрольной группой, получавшей стандартную лабораторную пищу [44].

В альтернативном исследовании взаимосвязи между диетой и микробиотой кишечника были использованы мыши, выращенные обычным способом (СОNV-R) и получившие микробиоту естественным способом при рождении, и мыши, вскормленные сразу после рождения «западным» рационом или диетой с низким содержанием жира, обогащенной растительными полисахаридами (ДРП) в течение 8–9 недель.

Мыши, которых кормили «западным» рационом, быстро набирали вес. Для того чтобы установить, обладала ли кишечная микробиота мышей с ожирением, индуцированным диетой, характерными свойствами, которые позволили более успешно набирать вес и способствовать ожирению, необходимо было трансплантировать кишечную микробиоту от худых и тучных мышей гнотобионтам ДРП-мышам реципиентам. Оказалось, что перенос реципиентам микробиоты мышей с индуцированным ожирением приводил к набору жировой массы, по сравнению с микробиотой мышей, находившихся на ДРП-диете. Кроме того, было изучено влияние определенных изменений в диете на микробную экологию кишечника мышей, имеющих ожирение. Так, CONV-R мышей кормили "западной" диетой с пониженным содержанием углеводов (диета I) или "западной" диетой с пониженным содержанием жира (диета II). У мышей, содержащихся на диетах I и II, снижался уровень Mollicutes и увеличилась численность Bacteroidetes. Таким образом, использованные I и II диеты позволили подавить эффекты "западного" рациона, способствующего ожирению [149].

Изменения в рационе питания в сжатые сроки могут приводить к выраженным качественным и количественным изменениям в составе микробиоты кишечника, как было описано выше. Поэтому изучение микробиоты «гуманизированных» мышей, которых кормили "западным" рационом показало, что такая диета приводила к увеличению числа Firmicutes, а именно, Clostridium innocuum, Eubacterium dolichum и Catenibacterium mitsuokai, и уменьшению доли Bacteroidetes по сравнению с мышами, получавшими пищу с низким содержанием жиров и богатую полисахаридами (НЖ / ВП). Параллельный генный анализ состава кишечного микробиома выявил краткосрочные изменения в геноме при переключении на «западный» рацион в виде обогащения генами, кодирующими АТФ-зависимый транспортер (ABC-транспортер), относящийся к фосфотрансферазной системе. Микробиом, связанный с НЖ / ВП диетой обогащался генами, кодирующими расщепление Nгликанов, метаболизм сфинголипидов и деградацию гликозаминогликанов, благодаря увеличению численности Bacteroidetes[151].

Еще в одном исследовании было изучено влияние диеты с низким содержанием жиров и богатой полисахаридами и "западной" диеты на соотношение Firmicutes и Bacteroidetes у мышей. E. rectale и Bacteroides отобраны как яркие представители и thetaiotaomicron Firmicutes Bacteroidetes. Оказалось, что численность B. thetaiotaomicron не зависела от диеты, а колонизация E. rectale была значительно снижена у мышей, которых кормили диетой с высоким или низким содержанием жиров, но высоким содержанием сахаров. Было выдвинуто предположение, что Е.

rectale не имеет гликозид гидролаз и полисахаридлиаз, с помощью которых организм мог бы перерабатывать гликаны и использовать простые сахара, получаемые из полисахаридов слизи и / или гликобиома организма хозяина [107].

В отличие от мышей, которых кормили нормальной диетой, у мышей нокаутов по аполипопротеину а-I (Apoa-I) и у мышей дикого типа диета с высоким содержанием жира (ВЖ) приводила к снижению уровня Bifidobacterium в фекалиях. Apoa-I мыши-нокауты были включены в исследование, так как у них нарушена толерантность к глюкозе и они быстро набирали вес. После 25 недель на ВЖ диете мыши дикого типа также показали нарушение толерантности к глюкозе. Семейство Desulfovibrionaceae превалировало у Apoa-I мышей на нормальной диете и у мышей дикого типа на ВЖ диете, в сравнении с мышами дикого типа, находящимися на нормальной диете. Оказалось, что диета влияла также на бактерии из семейства Erysipelotrichaceae класса Mollicutes. Мыши дикого типа, которых кормили ВЖ диетой, были самой тучной группой после 25недельного эксперимента [167].

Помимо воздействия различных компонентов питания было проанализировано также влияние голодания на микробиоту кишечника у зимующих животных. Для этого, сравнили микробиоту кишечника самцов сирийских хомяков, которых поделили на 3 группы: 1-я группа состояла из активных животных, получающих пищу и не впадающих зимой в спячку, 2-я группа - активные, голодные и не впадающие зимой в спячку хомяки и 3-я группа - зимующие животные, которых содержали при постоянной темноте 4 °С для того, чтобы они впадали в спячку.

Оказалось, что общая микробная численность значительно сокращалась у активных, голодных хомяков, по сравнению с активными хомяками, которых кормили, и зимующими хомяками, однако никаких существенных различий между двумя последними группами выявлено не было. Жидкостная хроматография содержимого кишечника показала, что у активных голодных хомяков наблюдалась более низкая концентрация общих короткоцепочечных жирных кислот (КЖК), в частности уксусной кислоты, в отличие от сытых активных животных и хомяков, впадающих в спячку.

Анализ 16S рРНК из содержимого кишечника продемонстрировал, что клостридии преобладали во всех группах исследования, однако доля клостридий у голодных активных хомяков снижалась, по сравнению с активными, сытыми и впадающими в спячку хомяками. Также в микробиоте преобладали Verrucomicrobia и Proteobacteria. Интесресно отметить, что анализ всех Verrucomicrobia-ассоциированных последовательностей 16S рРНК у активных голодных хомяков показал, что они относились к роду Akkermansia. Семейство Desulfovibrionaceae было наиболее распространенной таксономической единицей Proteobacteria и их численность была выше в группе активных голодных хомяков, чем в других группах. Поэтому авторы предположили, что голодание стимулирует рост сульфатредуцирующих бактерий, таких как Desulfovibrio spp. путем активного расщепления муцинов Akkermansia muciniphila в кишечнике у голодных активных хомяков. В целом результаты исследований доказывают, что микробиота кишечника сирийских хомяков реагируют по-разному на голодание и на зимовку [143].

Доля в пищеварительном тракте Akkermansia muciniphila млекопитающих составляет 3-5% от общего числа микроорганизмов.

Проведенное исследование показало, что у мышей, генетически предрасположенных к ожирению, количество A. muciniphila было в 3 300 раз меньше. Кроме того, если мышей кормить жирной пищей, то, независимо от массы тела животных, численность A. muciniphila у них падала в 100 раз. A. muciniphila восстанавливала защитный барьер слизистой, защищая кишечник от патогенных микроорганизмов [65].

Еще в одном исследовании, ученые выделили из микробиоты человека ряд микроорганизмов: Blautia hydrogenotrophica, Bacteroides ovatus, Bacteroides caccae, B. thetaiotaomicron, Clostridium symbiosum, и Collinsella aerofaciens, Desulfovibrio piger, E. rectale, E. coli Marvinbryantia formatexigens и трансплантировали в кишечник мышейгнотобионтов, которых кормили рафинированной пищей, изменяющейся каждые 2 недели. В каждой диете систематически менялось соотношение 4 компонентов, а именно казеина, кукурузного масла, кукурузного крахмала и сахарозы. Изменения в питании приводили к изменениям относительной численности различных видов бактерий. В частности, было отмечено, что численность десяти видов бактерий была значительно связана с казеином, то есть 7 видов показали положительную корреляцию с увеличением концентрации казеина, в то время как численность других бактерий (E.

rectale, D. piger и M. formatexigens) снижалась с повышение уровня казеина. Параллельно увеличивалась экспрессия генов, связанных с метаболизмом аминокислот, отмеченных у 7 видов бактерий, у которых была выявлена положительная корреляция с казеином [66].

Помимо выше описанных доказательств, влияния диеты на микробиоту кишечника животных, существует ряд работ, изучавших воздействие рациона питания на микробные сообщества человека и выявивших определенные взаимосвязи. У 14 пациентов с избыточной массой тела изучали влияние не перевариваемых углеводов на микробиоту кишечника. Значительное увеличение процента Ruminococcus bromiiподобных бактерий было отмечено у пациентов, в рационе которых присутствовал не перевариваемый крахмал, в сравнении с больными, получавшими некрахмальные полисахариды. Значительное увеличение Oscillibacter valericigenes-подобных бактерий выявлено у пациентов, получавших резистентный крахмал с низким содержанием углеводов и высоким содержанием белка, в сравнении со стандартной диетой или диетой, содержащей некрахмальные полисахариды. И, наконец, численность и Е. rectale увеличивалась у пациентов, Roseburia получающих резистентный крахмал, и наоборот, снижалась на диете с высоким содержанием белка [155].

Влияние низкокалорийной диеты с ограничением потребления жиров или углеводов в рандомизированном исследовании у 12 тучных пациентов изучали в течение года. После потери веса относительная численность Bacteroides увеличилась, а Firmicutes уменьшилась, эти изменения происходили независимо от питания [104]. Изучение влияния углеводов на микробиоту кишечника проводили в другом исследовании у 19 пациентов, имеющих ожирение. Им были назначены 3 различных диеты:

поддерживающая диета, диета с высоким содержанием белка и средним содержанием углеводов и диета с высоким содержанием белка и низким содержанием углеводов. Оказалось, что микробиота на поддерживающей диете была разнообразнее. В кишечной микробиоте превалировали Bacteroides и C. coccoides (приблизительно 29% и 22% от общей численности бактерий соответственно) во всех случаях. Численность бифидобактерий, Roseburia spp. и E. rectale из группы Clostridium отрицательно коррелировала с потреблением углеводов. Диеты с высоким содержанием белка и диеты с тем же содержанием белка, но с низким содержанием углеводов способствовали снижению концентрации КЖК в кишечнике, причем наиболее выражено снижалась концентрация бутирата [62].

Влияние программы по лечению ожирения на микробиоту кишечника и массу тела исследовали также у 42 подростков, у которых было ограничено потребление калорий и увеличена физическая активность в течение 10 недель. После лечения была выделена группа добровольцев, потерявших 4 кг веса и показавших значительное снижение ИМТ.

Остальные пациенты потеряли 2,0 кг, несмотря на то, что никаких существенных различий в рационе питания в обеих группах не было. В целом, лечение приводило к увеличению численности Bacteroides fragilis и Lactobacillus и уменьшению- C. coccoides, Bifidobacterium longum и Чем успешнее было лечение, тем Bifidobacterium adolescentis.

кардинальнее были изменения в микробиоте. Число бактерий Bifidobacterium bifidum, C. coccoides, Lactobacillus, Bifidobacterium breve снижалось, а B. fragilis, C. leptum, Bifidobacterium catenulatum повышалось в группе с более высокой потерей веса по сравнению с остальными до и после лечения [133]. В схожем исследовании Nadal и другие изучали микробиоту кишечника у подростков, включенных в Программу по снижению веса. Программа включала рекомендации по питанию и подбору индивидуальной диеты, ограничение калорий и увеличение физической активности в течение 10 недель. Максимальное потребление энергии составляло 1800 ккал / сут для девушек и 2200 ккал / сут для мальчиков.

Большинство участников потеряло от 4,1 до 16,6 кг после 10 недель лечения. В целом, снижение веса привело к сокращению доли Clostridium histolyticum, E. rectale, C. сoccoides, что соотносится с предыдущими результатами исследований. Численность микроорганизмов C. histolyticum и E. rectale, C. сoccoides коррелировала с ИМТ, а доля Bacteroidetes увеличивалась с последующей потерей веса. В группе пациентов с незначительной потерей веса (2,5 кг) бактериальный состав существенно не отличался после лечения [116].

При изучении микробиоты фекалий итальянских детей, живущих в городских районах Флоренции, оказалось, что она существенно отличалась от микробиоты детей из сельской местности в Буркина-Фасо. Рацион детей в Буркина-Фасо состоял в основном из зерновых культур (просо, сорго), бобовых (коровий горох, называемый Nib) и овощей, так что содержание углеводов, клетчатки и растительных белков было достаточно высоким.

Потребление животных белков было низким, в основном в пище присутствовали куриное мясо и термиты. Дети из Флоренции питались типичным «западным» рационом с большим содержанием животного белка, сахара, крахмала, жиров и низким содержанием клетчатки [53].

Подобные различия в микробных популяциях отмечены и в исследовании, проводимом у пожилых пациентов старше 65 лет, которые потребляли меньше растительной пищи и в микробиоте которых обнаружили Bacteroides и Alistipes. В микробиоте детей из Буркина-Фасо преобладали бактерии из рода Prevotella. Схожие результаты получены в контрольной группе пациентов, питающихся здоровой пищей исследования ELDERMET. Бактерии из рода Xylanibacter, Prevotella, Butyrivibrio, и Treponema обнаружены у детей исключительно в группе из Буркина-Фасо, что указывает на способность бактериального сообщества использовать ксиланы, ксилозу, и карбоксиметилцеллюлозу для получения высоких концентраций КЖК [49], которые защищают кишечник от воспаления. Эти бактерии способны ферментировать и ксиланы и целлюлозу с помощью таких ферментов, как ксиланазы, карбоксиметилцеллюлазы и эндоглюканазы. Исследователи предположили, что кишечная микробиота детей из Буркина-Фасо ко-эволюционировала совместно с рационом их питания, обогащенного полисахаридами, что позволило им максимизировать извлечение энергии из пищевых волокон, а также подавлять воспаление и защищать организм от неинфекционных заболеваний толстой кишки. Ученые считают, что состав микробиоты существенно связан не только с краткосрочными изменениями, но и с долгосрочными изменениями в питании. Микроорганизмы из рода Bacteroides тесно взаимосвязаны с рационом питания, обогащенного продуктами животного происхождения, а Prevotella - с продуктами растительного происхождения[162]. В исследованиях, проведенных у пожилых людей, детей из Буркина-Фасо и итальянских детей из Флоренции, а также взрослых американцев, выявлены схожие взаимосвязи между микробиотой и питанием на протяжении трех жизненных этапов, доказавшие, что диета модулирует микробиоту независимо от пола или других сопутствующих факторов.

Таким образом, питание на 57% влияет на бактериальные изменения в кишечнике, в то время как с помощью генетических факторов можно объяснить всего лишь 12% от всех изменений [55]. Приведенные литературные данные подтверждают влияние состава пищи на разнообразие и профили кишечной микробиоты. Однако механизм, согласно которому пища, богатая жирами, изменяет функциональные возможности микробиоты, требует дальнейшего изучения.

Некоторые виды мышей предрасположены к набору веса, другие же устойчивы. Это можно объяснить взаимодействием кишечных микроорганизмов и потребляемой пищей (модулируемой составом бактерий), вследствие чего генетически идентичные мыши по-разному отвечают на питание, богатое жирами. У крыс самцов Sprague-Dawle, предрасположенных к набору веса, отмечали воспаление в подвздошной кишке, снижение активности кишечной щелочной фосфатазы (фермент, который обезвреживает бактериальные компоненты липополисахариды ЛПС, вызывающие воспаление) и стимуляцию факторов врожденного иммунитета в люминальном просвете в сравнении с крысами, устойчивыми к ожирению [55].У крыс, склонных и устойчивых к ожирению, наблюдали снижение общего числа бактерий в ответ на пищу с высоким содержанием жиров, однако численность энтеробактерий увеличивалась у крыс с ожирением. В исследовании с генетически идентичными крысами-самцами введение низких доз ЛПС в течение 4 недель приводило к такому же набору веса, как и богатая жирами пища [44].

Крысы-нокауты с выключенным иммунопротеином (CD14), необходимым для запуска воспалительной реакции в ответ на введение ЛПС, были защищены от набора веса [38]. У крыс, которые от природы склонны к набору веса в результате кормления пищей богатой жирами, отмечено воспаление в кишечнике. Воспаление само может вызывать набор веса у нормальных крыс, а отсутствие воспалительного процесса защищает их от прибавки в весе даже при кормлении богатой жирами пищи. Таким образом, можно предположить, что воспаление является неотъемлемой частью развития ожирения.

В серии сравнительных экспериментов с мышами-гнотобионтами и обычными (CONV) мышами было показано, что развитие ожирения под воздействием неправильного питания связано с колонизацией кишечника сложным составом микробиоты Эксперименты по [37; 38; 128].

трансплантации микробиоты показали, что накопление жира в организме зависит от свойств и характеристики микробиоты кишечника, играющей роль в развитии ожирения [149; 151]. По-видимому, ускорение накопления жировой массы у мышей-гнотобионтов можно частично объяснить подавлением печеночного липогенеза de novo и торможением накопления триглицеридов в белой жировой ткани. Считается, что это связано с чрезмерной продукцией адипоцитарного фактора, индуцированного голодом (АФ), или ангиопоэтиноподобного белка-4 в кишечнике мышейгнотобионтов [38]. АФ ингибирует липопротеинлипазу, блокируя высвобождение жирных кислот из триглицеридов для усвоения их тканями и положительной регуляции окисления жирных кислот и расщепления белков, и тем самым потенциально уменьшает количество жира у мышей – гнотобионтов [37]. АФ также играет важную роль в метаболической адаптации при голодании через стимуляцию рецепторов активации пироксисом (PPAR) [128]. Значение АФ как медиатора, с помощью которого кишечная микробиота регулирует вес тела, была продемонстрирована у мышей-гнотобионтов с АФ-дефектным геном. В отличие от животных дикого типа, эти мыши ответили на кормление высококалорийной пищей чрезмерным прибавлением в весе [38].

Было показано, что АФ, индуцированный голодом, находится в основном в белой и бурой жировых тканях, а также в печени во время голодания и имеет очень низкую экспрессию в тонкой кишке [128]. Кроме того, было обнаружено увеличение мРНК кишечного АФ у мышейгнотобионтов, но без увеличения уровня секретируемых белков плазмы в отличие от СONV мышей [68]. В исследованиях с использованием АФдефектных моделей все АФ, включая те, которые находятся в жировой ткани и в кишечнике, удаляются из организма. Это снижает возможность определения влияния АФ определенной ткани на конкретный фенотип.

Следовательно, имеющиеся доказательства не указывают на то, что именно кишечный АФ оказывает значительное влияние на регулирование накопления триглицеридов в жировой ткани и, возможно, отсутствие прибавления веса мышами-гнотобионтами связано с другими механизмами. Определение физиологического вклада кишечного АФ, а также его регулирование посредствам определенной популяции бактерий и их метаболитами, является направлением в их исследовании.

Wall с соавт. изучили возможности бактерий влиять на состав жирных кислот в тканях в организме хозяина. В качестве микроорганизма способного синтезировать биологически активные изомеры конъюгированной линолевой кислоты (КЛК) из свободной линолевой кислоты [156]. Авторы предположили, что прием штамма B. breve NCIMB 702258 может оказывать противовоспалительное действие посредством этих метаболитов. У BALB/c мышей, которых кормили в течение 8-недель B. breve и линолевой кислотой, был обнаружен в 2,4 раза выше уровень изомера цис-9, транс-11 КЛК (с9, t11 CLA) в печени, в сравнении с животными из контрольной группы. Ранее было показано, что этот изомер КЛК обладал рядом полезных факторов, отмеченных в экспериментальных моделях на животных и человеческих клеточных культурах тканей, включая возможность уменьшать жировые отложения и добиваться антидиабетических эффектов. В этом же исследовании изучали иммунодефицитных мышей линии SCID, наиболее часто используемых в качестве животной модели воспалительного заболевания кишечника, которых кормили B. breve и линолевой кислотой. В результате у SCID мышей показано 4-кратное увеличение уровня с9, t11 CLA в печени и 3-х и 2 – х кратное увеличение уровня с9, t11 CLA в толстом кишечнике и слепой кишке соответственно, в сравнении с контрольными мышами, получавшими только линолевую кислоту. Отмечено также, что уровни эйкозапентатеновой и докозагексаеновой кислот в жировой ткани у мышей, получающих только B. breve, были в 3 раза выше, чем в тканях животных контрольной группы. Как известно, эти кислоты обладают противовоспалительными свойствами. В целом, делается вывод, что состав жирных кислот в тканях организма хозяина может положительно влиять на пероральное введение метаболически активных комменсалов, использующих жирные кислоты в качестве субстрата [156].

Влияние полового деморфизма на общее содержание жира в организме исследовали в эксперименте на мышах. Оказалось, что у мышей самцов более высокое содержание жира в организме, чем у мышей самок.

Интересно, что у самцов и самок -гнотобионтов разница эта не выявлена.

У животных-гнотобионтов были отмечены более низкие уровни лактата в бурой жировой ткани и циркулирующих липопротеинов низкой плотности при более высоких уровнях (D)-3-гидроксибутирата в печени, в плазме и бурой жировой ткани. Эти результаты доказывают, что микробиота кишечника регулирует метаболизм липидов в бурой жировой ткани, и таким образом потеря микрофлоры кишечника приводит к липогенезу и запуску липолиза в печени и в бурой жировой ткани [113].

Другой механизм, посредством которого кишечная микробиота влияет на массу тела – это повышение уровня извлечения энергии из пищевых волокон. КЖК фекалий преимущественно образуются в результате ферментации волокон бактериями в толстом кишечнике. КЖК, состоящие в основном из ацетата, пропионата и бутирата, представляют собой дополнительный источник энергии и, более того, предполагается, что они обеспечивают 10% энергетических затрат в организме человека. Уровень КЖК был проанализирован у 98 добровольцев (34 мужчин и 64 женщин) в образцах стула и выявлено наличие ацетата, пропионата, бутирата и валерата, а также изо-валерата и изо-бутирата. В образцах фекалий пациентов с ожирением общая концентрация КЖК была на 20% выше, чем у худых волонтеров. У пациентов с ожирением уровень пропионата был наиболее высоким (41%), после чего отмечен рост уровней бутирата (28%), валерата (21%) и уксусной кислоты (18%). Однако концентрации изо-КЖК существенно не отличались [137]. Duncan и соавт. исследовали уровни КЖК в образцах фекалий в ответ на изменения в рационе количества углеводов. Добровольцы в течение 3-х дней находились на поддерживающей диете (13% белка, 52% углеводов и 35% жира). После этого они получали пищу с высоким содержанием белка (30%) и низким содержанием углеводов (4%) или с высоким содержанием белка (30%) и умеренным количеством углеводов (35%) в течение 4 недель. Анализ образцов фекалий показал, что концентрации КЖК ниже у волонтеров, получавших обе диеты, чем у лиц на поддерживающей диете.

Концентрация доминирующих КЖК, то есть, ацетата, пропионата и валерата, снижалась в связи с переходом от поддерживающей на низкоуглеводную диету (50%), а уровень бутирата снижался еще значительнее (75%). Отмечена линейная зависимость между потреблением углеводов и концентрацией бутирата [62]. В противоположность этому в слепой кишке у ob/ob мышей и у мышей с ожирением, вызванным диетой, в возрасте 7-и недель не обнаружено снижение фекальной энергии и увеличение концентрации КЖК в сравнении с худыми мышами. Однако это исследование не оценивало концентрацию КЖК в течение определенного срока. В то же время было отмечено, что концентрация КЖК не связана с изменениями в численности Firmicutes, Bacteroides или Actinobacteria[114]. Поэтому эти данные позволяют предположить, что связь между микробным составом и энергетическим потенциалом организма является более сложной, чем считалось ранее.

Ожирение и метаболический синдром связанны с неспецифическим воспалением, и данные многих исследований свидетельствует о том, что ЛПС - эндотоксин микробиоты кишечника вносит свой вклад в развитие жировой ткани и нарушение толерантности к глюкозе при ожирении. ЛПС является компонентом клеточных стенок грамотрицательных бактерий и состоит из липидов и полисахаридов. Влияние ЛПС на организм хозяина опосредовано Toll-подобными рецепторами 4 (TLR4) / MyD88/NFB сигнальных путей.

Эндогенные ЛПС организм получает из кишечника в результате гибели грамотрицательных бактерий и всасывания через капилляры кишечника с помощью TLR4-зависимого механизма. В одном из исследований показано, что ЛПС может являться триггером в запуске метаболических заболеваний, ассоциированных с высококалорийной диетой. В частности, питание с высоким содержанием жиров приводило к повышению концентрации ЛПС в плазме в течение всего дня по сравнению с контрольной группой, которая показала изменения плазменных концентраций ЛПС только после обеда. Несмотря на то, что питание с высоким содержанием жиров приводило к росту концентрации ЛПС в плазме крови, его значения были ниже, чем при сепсисе и инфекции, что позволило определить этот феномен как «метаболическая эндотоксемия». Чтобы связать влияние высококалорийной диеты и увеличение концентрации ЛПС с метаболическими заболеваниями, исследователи кормили мышей диетой богатой жирами и подкожно непрерывно вводили ЛПС или физиологический раствор в течение месяца.

Оказалось, что уровни гликемии натощак, глюкозы в крови, инсулинемии натощак, содержание триглицеридов в печени и масса тела были выше у мышей, получающих ЛПС, чем физиологический раствор. Кроме того, набор веса и масса висцеральной и подкожной жировой ткани мышей при инфузии ЛПС не отличались от мышей, которых кормили диетой с высоким содержанием жиров. Концентрация мРНК, соответствующая генам основных воспалительных факторов, связанных с метаболическими заболеваниями (фактор некроза опухоли ФНО-, ИЛ -1, ИЛ-6 и ингибитор активатора плазминогена PAI -1) увеличены в обеих группах: у мышей, которых кормили диетой с высоким содержанием жиров и получающих ЛПС [44]. В другом исследовании, мышам дикого типа и CD14 мутантным мышам внутривенно вводили ЛПС в течение 3 часов. Оказалось, что уровни ИЛ-6, PAI-1, ИЛ -1, ядерного фактора NF-B и I-В киназы увеличились у мышей дикого типа, тогда как у CD14 мутантных мышей уровни тех же факторов уменьшились или не изменились вовсе. Кроме того, вес тела, размер висцеральной и подкожной жировой ткани и вес печени у мышей дикого типа тоже увеличился, а у CD14 мутантных мышей эти показатели не изменились [50].

Возможность кишечной микробиоты влиять на метаболическую эндотоксемию изучали на мышах, которых кормили диетой с высоким содержанием жира, в сравнении с контрольными животными, получавшими нормальную пищу. У мышей, которых кормили пищей с высоким содержанием жира, возросла концентрация ЛПС в плазме по сравнению с контролем. Однако у мышей, получавших антибиотики ампициллин и неомицин в дополнение к питанию с высоким содержанием жира, уровень ЛПС не увеличился. Следовательно, диета с высоким содержанием жиров значительно увеличивала кишечную проницаемость путем механизма, который приводил к снижению экспрессии ZO-1 и окклюдина, т.е. белков высокой плотности. Лечение антибиотиками приводило к обратному эффекту. Предполагают, что кишечные бактерии участвуют в регуляции кишечной проницаемости и, следовательно, в возникновении метаболической эндотоксемии [45].

Было высказано суждение, что возможно существует связь между сывороточным амилоидом А (СAA) и ЛПС. Белки СAA являются медиаторами воспаления. Повышение уровней СAA белков в сыворотке крови связано с ожирением, хронической гипергликемией, резистентностью к инсулину и сердечно-сосудистыми заболеваниями. У мышей идентифицировано 4 функциональных изоформы СAA белков, т.е.

СAA1-4. Белок СAA3 является наиболее распространенной изоформой у мышей и связан с ЛПС и ожирением, его экспрессия индуцируется в жировой ткани после внутрибрюшинного введения ЛПС. У человека изоформа СAA1, наиболее похожа на белок СAA3 мышей по аминокислотной последовательности. Повышенная экспрессия СAA1 наблюдалась в гипертрофированных адипоцитах и приводила к липолизу в адипоцитах у людей, имеющих ожирение [103; 164]. Было показано, что СAA3 активируется в жировой ткани мышей, получавших пищу богатую жирами.

Предполагается, что СAA3 может быть посредником хронического воспаления, связанного с резистентностью к инсулину при ожирении[136]. Для того, чтобы определить, влияют ли компоненты микробиоты кишечника на уровень СAA3, сравнивали уровни мРНК СAA3 в жировой ткани и в кишечнике у мышей-гнотобионтов и CONV-R мышей. Оказалось, что уровни мРНК СAA3 в жировой ткани были значительно выше (в 9,9 раза) у CONV-R мышей, чем у мышейгнотобионтов, в то время как СAA1 и СAA2 уровни не были существенно увеличены в этих тканях. Анализ комплиментарной ДНК из двенадцатиперстной, тощей, подвздошной кишки и проксимального отдела толстой кишки показал, что уровни мРНК СAA3 были самыми высокими в толстой кишке у гнотобионтов и CONV-R мышей. При этом уровни мРНК СAA3 были значительно выше (в 7 раз) в толстой кишке CONV-R мышей, чем у контрольных мышей-гнотобионтов. Экспрессия TNF, участвующего в хронических воспалительных заболеваниях и в регуляции экспрессии СAA3, была значительно выше в толстой кишке CONV-R мышей. Кроме того, оказалось, что СAA3 экспрессируется на эпителиальных клетках кишечника и интраэпителиальных макрофагах, которые могут вносить свой вклад в повышение уровня СAA3 в толстой кишке у CONV-R мышей. Более того, обработка линии эпителиальных клеток толстого кишечника СМТ-93 и линии макрофагов RAW264.7 мышей возрастающей концентрацией ЛПС, полученного и очищенного из E. coli, приводила к увеличению уровня мРНК СAA3. В частности, 27кратное увеличение наблюдалось в СМТ-93 клетках при добавлении ЛПС в концентрации 1 мкг/мл, но в клеточной линии макрофагов RAW264.7 уровень мРНК СAA3 увеличивался только в 1,6 раза. По-видимому, СAA3 мышей функционально похож на СAA1 человека и может быть связан с неспецифическим, индуцированным микробиотой, воспалением и ожирением [129]. Эти данные показали, что ЛПС играет важную роль в развитии ожирения и связанных с ним состояний инсулинорезистентности и неспецифического воспаления.

Глава 2 Материалы и методы

2.1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕТЕЙ, ВКЛЮЧЕННЫХ В

ИССЛЕДОВАНИЕ

В исследование включены дети в возрасте от 2 до 17 лет, находившиеся на лечении в амбулаторном диагностическом центре ДГП №148 ЮВАО, ДГП №48 ЮВАО и в Клинике ФГБНУ «НИИ Питания»

г.Москвы. Диагноз, степень тяжести и фаза аллергических заболеваний установлена по совокупности всех клинических признаков, данных лабораторно-инструментального обследования больных в клинике и амбулаторном центре.

Критерии включения в исследование:

наличие аллергического заболевания, подтвержденного аллергологическими методами обследования.

Критерии исключения из исследования:

- наличие заболеваний, требующих приема антибактериальных, слабительных препаратов и пробиотиков;

- заболевания и состояния, сопровождающиеся декомпенсацией жизненно-важных функций организма;

Группу сравнения составили 48 детей того же возраста.

2.2. БИОЛОГИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ

Материалами для исследования служили:

- 106 образцов фекалий. Сбор фекалий осуществляли в одноразовый стерильный контейнер с завинчивающейся крышкой и ложечкой, после чего доставляли в лабораторию в течение 2,5 часов. В лаборатории в стерильные пенициллиновые флаконы к навеске кала добавляли физиологический раствор и гомогенизировали, чтобы получить взвесь фекалий с исходным разведением 1:10.

- 55 образцов сыворотки крови детей. Кровь для исследования забирали из локтевой вены в процедурном кабинете с соблюдением всех правил асептики и антисептики. Сыворотку отделяли центрифугированием и хранили до использования при температуре -20°С не более 6 месяцев.

2.3 МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В ходе исследования применяли следующие методы комплексного обследования пациентов.

2.3.1 ОБЩЕКЛИНИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ Сбор данных анамнеза и жалоб, данные физикального исследования, данные клинического и биохимического анализов крови, данные УЗИ органов брюшной полости получали из медицинских карт.

Весовые категории (нормальный, избыточный вес и ожирение) определяли по перцентилям (Р) вариационного ряда с учётом возраста и ИМТ. В соответствии с рекомендациями ВОЗ детей, у которых ИМТ соответствовал значениям ниже Р5, относили к весовой группе ниже нормального веса; ИМТ в пределах от Р5 до Р84 – к группе с нормальным весом; от Р85 до Р94 – к группе с избыточным весом, а выше Р95 – к группе с ожирением 2.3.2. ЛАБОРАТОРНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

2.3.2.1МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МИКРОБИОТЫ КИШЕЧНИКА.

Выделение и идентификацию микроорганизмов проводили по общепринятым методикам на основании морфологических, культуральных и биохимических свойств (Никитин В.М., 1986; Коршунов В.М., 1997), а интерпретацию полученных результатов проводили на основе «Протокола ведения больных. Дисбактериоз кишечника» (ОСТ 91500.11.0004-2003).

Из полученной взвеси фекалий готовили десятикратные серийные разведения от 10-3 до 10-8. Затем по 0,1 мл из соответствующих разведений исследуемого материала засевали на селективные питательные среды.

Для выделения бифидобактерий и анаэробных кокков использовали полужидкую бифидум-среду (г.Оболенск, Россия). Среду разливали в пробирки высоким столбиком по 10 мл, после чего стерилизовали при 0,5 Мпа в течение 30 мин. Перед посевом пробирки со средой прогревали на водяной бане при 80С в течение 20 мин и охлаждали до 37С. Затем 10-7 и 10-8 разведений.

производили посев из Метод определения бифидобактерий основан на способности бифидобактерий расти в питательных средах, разлитых высоким столбиком в пробирках при температуре 37C и образовывать в них через 48-72 ч гвоздикообразные характерные колонии. Анаэробные кокки росли в толще среды, образуя белый осадок на дне пробирки. Из изолированных колоний делали препараты, окрашивали по Граму и микроскопировали. Для идентификации бифидобактерий и анаэробных кокков использовали тест

– систему API® 20A (bio Mrieux, Франция) согласно инструкции.

Для выделения лактобактерий использовали среду лактобакагар (г.Оболенск, Россия). Посев производили из 10-3 и 10-5 разведений. Чашки Петри помещали в микроаэрофильные и анаэробные условия с использованием микроанаэростата и газогенераторных пакетов Compact/W-ZIP (БиоВитрум) инкубировали в термостате течение 48 ч. при температуре 37C. На этой среде лактобактерии обычно образуют мелкие нежные колонии с гладкими или изрезанными краями («паучкообразные»).

Из всех типов колоний делали мазки и окрашивали по Граму.

Подтверждением принадлежности микроорганизмов к роду лактобацилл являлись их морфологические свойства, отсутствие спор, каталазной и оксидазной активности. Кроме того, проводили биохимическую идентификацию с помощью тест – системы API® 50 CH согласно инструкции (bio Mrieux, Франция).

Бактероиды выделяли на кровяном анаэробном бактоагар с канамицином и желчью. Чашки инкубировали в анаэробные условия с использованием микроанаэростата и газогенераторных пакетов Compact/W-ZIP (БиоВитрум) в течение 2-х суток в термостате при температуре 37 C в. Колонии на кровяном агаре круглые, гладкие, мелкие.

Рост сопровождался характерным специфическим запахом. Подсчет колоний проводили с учетом морфологии и каталазного теста (как правило, бактероиды каталазоположительны). При учете чашек с посевами делали мазки из всех типов колоний, изучая морфологию микроорганизмов, окрашивали по Граму. Для идентификации бактероидов использовали тест – систему API® 20A (bio Mrieux, Франция) согласно инструкции.

Клостридии выделяли путем посева на среду Вильсона — Блера.

Готовую к применению среду разливали в стерильные пробирки по 7 мл.

Исследуемый материал перемешивали со средой по всему объёму пробирки. Пробирки закрывали стерильными ватно-марлевыми пробками, инкубировали при 37 °С в течение 18 - 24 часов. Клостридии растут в виде чёрных колоний, часто давая почернение всего столбика среды.

Газообразование, особенно при росте C.perfringens, приводило к разрывам столбика среды. Для идентификации использовали тест – систему API® 20A (bio Mrieux, Франция) согласно инструкции.

Бактерии из семейства Enterobacteriaceae выделяли на среде Эндо агар (г.Оболенск, Россия) и среде Левина (г.Оболенск, Россия). Посев производили из 10-5 и 10-7 разведений и инкубировали в термостате при 37 C в течение 48ч. На среде Эндо E.coli образовывали крупные темнокрасные колонии с металлическим отливом, на среде Левина – черные колонии, также с металлическим отливом. Лактозо-отрицательные энтеробактерии образовывали светлые колонии, от светло-розовых до прозрачных, бесцветных. Нетипичные для кишечных палочек колонии отсевали на среду Клиглера (г.Оболенск, Россия), для изучения по их способности ферментировать лактозу, глюкозу, образовывать газ и сероводород, а затем на среду Симмонса (г.Оболенск, Россия), на которой растут (энтеробактер, клебсиеллы) способные утилизировать дигидрофосфат аммония и цитрат натрия в качестве единственных источников азота и углерода и изменяется цвет среды с зеленого на синий.

Кроме того идентификацию проводили с помощью биохимических тест – систем API® 20 E (bio Mrieux, Франция) согласно инструкции.

Стафилококки выделяли на Питательной среде №10 ГРМ (г.Оболенск, Россия) из 10 -1 и 10-4 разведений. Чашки Петри инкубировали в термостате при 37 C в течение 48 ч. S. aureus образовывает на этой среде большие, круглые, золотисто-желтые колонии. Морфологические свойства микроорганизмов изучали в мазках, окрашивали по Граму.

Определение видовой принадлежности проводили с помощью тестов на плазмокоагулазу, хлопьеобразование, способности сбраживать маннит, наличия гемолизирующих свойств, выявляемых при росте на кровяном агаре, а также с помощью биохимических тест – систем API® 20 Staph (bio Mrieux, Франция) согласно инструкции.

Энтерококки выделяли на кровяном агаре. Посев производили из 10-3 и 10-5 разведений. Чашки инкубировали в термостате при 37 C в течение 48 ч. Энтерококки чаще вырастали в виде мелких, выпуклых, гладких, полупрозрачных серовато-белых колоний. Морфологические свойства микроорганизмов изучали в мазках, окрашенных по Граму, проводили тесты на наличие каталазы и оксидазы (отсутствие активности), отсевали выделенные колонии на селективную среду – энтерококкагар.

Идентификацию проводили с помощью биохимических тест – систем API® 20 Strept (bio Mrieux, Франция) согласно инструкции Дрожжеподобные грибы выделяли на среде Sabouraud Dextrose агар (Serva, США) с добавлением ампиокса 500 мг/л для подавления роста сопутствующей микрофлоры. Посев производили из 10-1 и 10-3 разведений.

Чашки Петри инкубировали при 28C в течение 48 ч. Грибы рода Candida определяли по наличию белых матовых колоний на чашках.

При микроскопии колония микроорганизмов из рода Candida состояла из овальных, почкующихся клеток размером 6 - 10 мкм в диаметре, по периферии колоний могли встречаться нити псевдомицелия.

Морфологические свойства плесневых грибов определяли микроскопически. Идентификацию грибов производили с помощью биохимических тест – систем API® 20 C AUX (bio Mrieux, Франция).

Количество микроорганизмов каждого вида в грамме исследуемого материала подсчитывали по формуле:K=E*10 n+1, где K – количество микроорганизмов, E – количество выросших колоний в данном разведении, n – степень разведения.

Данные, полученные при проведении количественного микробиологического анализа были представлены в lg числа колониеобразующих единиц на 1 г исследуемого материала (КОЕ/г).

2.3.2.2 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИММУНОЛОГИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ В

СЫВОРОТКЕ КРОВИ.

Определение общего IgE, содержания sIgE к пыльцевым, пищевым, бактериальным, бытовым и эпидермальным, С-реактивного белка, провоспалительных интерлейкинов: ФНО-, ИЛ-6 в сыворотке крови проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа, основанного на принципе «сэндвича», при помощи коммерческих наборов реагентов производства «Вектор-Бест» (г.
Новосибирск, Россия) в соответствии с Инструкциями по применению. Определение количественного содержания лептина проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа с помощью набора реагентов производства «DRGInstruments» (г. Марбург, Германия) в соответствии с Инструкцией по применению. Измерение оптических плотностей исследуемых образцов производили с помощью спектрофотометра ThermoFisher (г. Вантаа, Финляндия) в двух волновом режиме: основной фильтр – 450 нм, референс

– фильтр – в диапазоне 620 – 655 нм.

2.3.2 СТАТИСТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ Статистическая обработка материала проводилась с использованием пакета прикладных программ «Statistica 7.0». Выборки данных проверяли на нормальность распределения (критерий Колмогорова-Смирнова) [6; 12]. Для количественных показателей рассчитывали среднюю арифметическую величину (m) и стандартное отклонение (SD). В случае отсутствия нормального распределения для описания результатов рассчитывались медиана (Ме) и интерквартильный размах (25 и 75 перцентили) [6;100]. При необходимости проводили аппроксимацию единичных числовых показателей при помощи десятичного или натурального логарифмирования [67].

Проверку равенства средних выборочных величин проводили с использованием t-критерия Стьюдента при соответствии нормальному закону распределения признака в исследуемых выборках, и непараметрический критерий Манна-Уитни (U-тест) для оценки статистической значимости различий показателей выборок, не подчиняющихся закону нормального распределения [6;9]. Для внутригрупповых (множественных) сравнений использовали критерий Крускала-Уоллиса (Н-тест). Различия между показателями считали статистически значимыми при р0,05 [11].

С целью обнаружения связи между исследуемыми показателями проводили корреляционный анализ путем вычисления коэффициента ранговой корреляции Спирмена (R). При корреляционном анализе связь между показателями оценивали как сильную при абсолютном значении коэффициента корреляции Спирмена R0,70, имеющую среднюю силу при R от 0,69 до 0,30 и как слабую при R0,29; при р0,05 [8].

Сравнение частот и долей проводили с помощью критерия хиквадрат (2) Пирсона. При условии, когда объем выборки не превышал 5 случаев, использовали критерий 2 с поправкой Йетса (Yates' correction) [6].С помощью данного критерия оценивается значимость различий между фактическим (выявленным в результате исследования) количеством исходов или качественных характеристик выборки, попадающих в каждую категорию [7]. Для оценки меры статистической связи использовали критерий (фи, phi) для четырехпольных таблиц и V Крамера (Cramer’s V) для многопольных таблиц [7; 10]. Также вычисляли отношение шансов (ОШ) с 95%-ным доверительным интервалом (ДИ). В случаях, когда один из показателей был равен 0, вводили поправку Вульфа-Холдейна (WoolfHaldane correction), позволяющую провести расчет [10; 26; 95].

Глава 3 Результаты собственных исследований.

3.1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕТЕЙ

Всего нами было обследовано 106 детей обоего пола в возрасте от 2 до 17 лет. С нормальной массой тела было 38 детей (20 мальчиков и 18 девочек), с избыточной – 14 детей (10 мальчиков и 4 девочки) и с ожирением – 54 ребенка (26 мальчиков и 28 девочек). Распределив детей по подгруппам согласно их массе тела и возрасту (Рис.1), мы обнаружили, что частота встречаемости детей с ожирением превалирует в подростковом периоде в возрасте 10 – 17 лет (ОШ = 16,76; 95 %, ДИ: 5,98–46,94; p 0,0001). Взаимосвязи между ожирением и полом у детей не обнаружили.

Рис. 1. Распределение детей по весу в зависимости от возраста.

Среди всех детей, включенных в исследование, 58 детей были с аллергическими заболеваниями (33 мальчика и 25 девочек) и 48 условно здоровых детей (23 мальчика и 25 девочек).

Среди другой патологии выделяли:

Нарушения ферментативной функции (вторичные изменения поджелудочной железы или реактивный панкреатит) у 4 (10,5%) детей с нормальным весом, у 4 (29%) с избыточным весом и у 40 (74%) – cожирением. Частота встречаемости нарушений ферментативной функции у детей с ожирением увеличивалась (ОШ= 24,29; 95%, ДИ: 7,30 – 80,76; P 0,0001).

Эндокринные нарушения (эутиреоз, гипотиреоз, инсулинорезистентность, аутоиммунный тиреоидит, узловой зоб, гиперинсулинемия) в подгруппе с нормальным весом отсутствовали, в подгруппе с избыточным весом отмечались у 3(21%) детей и с ожирением

– у 30 (55,5%) детей. Частота встречаемости эндокринных нарушений у детей по мере набора веса увеличивалась (ОШ= 23,43; 95%, ДИ: 1,13 – 487,74; p = 0,0417; ОШ= 95,86; 95 %, ДИ: 5,60 – 1640,71; p= 0,0016;

ОШ=4,58; 95 %, ДИ: 1,15 -18,31; p = 0,0312, соответственно).

Взаимосвязи между способом рождения и набором веса не обнаружили. В подгруппе детей с ожирением чаще выявлялись дети, находившиеся на искусственном и смешенном вскармливании (ОШ= 2,64;

95 % ДИ: 1,11 – 6,26; p = 0,0277).

3.1.1 КЛИНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕТЕЙ С АЛЛЕРГИЧЕСКИМИ

ЗАБОЛЕВАНИЯМИ



Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Похожие работы:

«Тюрин Владимир Анатольевич МАРАЛ (CERVUS ELAPHUS SIBIRICUS SEVERTZOV, 1873) В ВОСТОЧНОМ САЯНЕ (РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЭКОЛОГИЯ, ОПТИМИЗАЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ) Специальность 03.02.08 – Экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Д-р биол. наук, профессор М.Н. Смирнов Красноярск 201 Содержание Введение.. 4 Глава 1. Изученность экологии марала.. Биология марала.. 9...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«Шестакова Вера Владимировна МОРФО-АНАТОМИЧЕСКИЕ И ФИЗИОЛОГО-БИОХИМИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ СЕЛЕКЦИОННОЙ ОЦЕНКИ УСТОЙЧИВОСТИ ФОРМ РОДА CERASUS MILL. К КОККОМИКОЗУ Специальность: 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный...»

«Горовой Александр Иванович БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДРЕВЕСНОЙ ЗЕЛЕНИ И ШИШЕК PINUS KORAIENSIS (ПОЛУЧЕНИЕ, СОСТАВ, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Тагильцев Ю. Г. Хабаровск – 2015 СОДЕРЖАНИЕ стр Введение.. 4 Глава 1 Обзор...»

«Петухов Илья Николаевич РОЛЬ МАССОВЫХ ВЕТРОВАЛОВ В ФОРМИРОВАНИИ ЛЕСНОГО ПОКРОВА В ПОДЗОНЕ ЮЖНОЙ ТАЙГИ (КОСТРОМСКАЯ ОБЛАСТЬ) Специальность: 03.02.08 экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор В.В. Шутов...»

«МАКАРОВ Андрей Олегович Оценка экологического состояния почв некоторых железнодорожных объектов ЦАО г. Москвы специальность 03.02.13 – «почвоведение» и 03.02.08 – «экология» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор биологических наук, Яковлев А.С. кандидат биологических наук Тощева Г.П. Москва 201 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О...»

«Ксыкин Иван Валерьевич ВРЕДОНОСНОСТЬ СОРНЯКОВ И МЕРЫ БОРЬБЫ С НИМИ В ПОСЕВАХ ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР НА СВЕТЛО-КАШТАНОВЫХ ПОЧВАХ ВОЛГО-ДОНСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ Специальность: 06.01.01 общее земледелие, растениеводство Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель: доктор...»

«ЛИТВИНЮК ДАРЬЯ АНАТОЛЬЕВНА МОРСКОЙ ЗООПЛАНКТОН И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЕГО ИЗУЧЕНИЯ Специальность 03.02.10. – Гидробиология Диссертация на соискание учной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Самышев Эрнест Зайнуллинович МОСКВА 2015 СОДЕРЖАНИЕ Стр. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ ВВЕДЕНИЕ РАЗДЕЛ 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1.1. История изучения и методологические аспекты оценки...»

«КАРПЕНКО Анна Юрьевна Изменение трансинтестинальной проницаемости и показателей врожденного иммунитета у онкологических больных в периоперационном периоде 14.03.09 – клиническая иммунология и аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор медицинских наук...»

«Искам Николай Юрьевич ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НОВОЙ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ АЦИД-НИИММП НА ОСНОВЕ ОРГАНИЧЕСКИХ КИСЛОТ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ГОВЯДИНЫ 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства; 06.02.08 – кормопроизводство, кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов. ДИССЕРТАЦИЯ на...»

«СОКУР Светлана Александровна ОПТИМИЗАЦИЯ ИСХОДОВ ПРОГРАММ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ У СУПРУЖЕСКИХ ПАР С ПОВЫШЕННЫМ УРОВНЕМ АНЕУПЛОИДИИ В СПЕРМАТОЗОИДАХ 14.01.01акушерство и гинекология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители:...»

«ЕГОРОВА Ангелина Иннокентьевна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У МУЖЧИН КОРЕННОЙ И НЕКОРЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЯКУТИИ В РАЗНЫЕ СЕЗОНЫ ГОДА 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Д.К....»

«РОМАНЕНКО НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ АНЕМИЯ У БОЛЬНЫХ ОНКОГЕМАТОЛОГИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ: ОСОБЕННОСТИ ПАТОГЕНЕЗА, МЕТОДЫ КОРРЕКЦИИ, КАЧЕСТВО ЖИЗНИ 14.01.21. – гематология и переливание крови Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант – доктор медицинских наук, профессор...»

«БОЛГОВА Светлана Борисовна РЫБНЫЕ КОЛЛАГЕНЫ: ПОЛУЧЕНИЕ, СВОЙСТВА И ПРИМЕНЕНИЕ Специальность: 05.18.07 Биотехнология пищевых продуктов и биологических активных веществ Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель: Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор Антипова...»

«Алексеев Иван Викторович РАЗВИТИЕ КОМПЛЕКСНОГО ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКОГО И МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА НА ЯКОВЛЕВСКОМ РУДНИКЕ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ВЕДЕНИЯ ОЧИСТНЫХ РАБОТ ПОД НЕОСУШЕННЫМИ ВОДОНОСНЫМИ ГОРИЗОНТАМИ Специальность 25.00.08 – Инженерная геология,...»

«УДК 256.18(268.45) ШАВЫКИН АНАТОЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЭКОЛОГО-ОКЕАНОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ОСВОЕНИЯ НЕФТЕГАЗОВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ АРКТИЧЕСКОГО ШЕЛЬФА (НА ПРИМЕРЕ БАРЕНЦЕВА МОРЯ) Специальность 25.00.28 «океанология» Диссертация на соискание ученой степени доктора географических наук Мурманск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ...»

«УШАКОВА ЯНА ВЛАДИМИРОВНА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ ДНК-МАРКИРОВАНИЯ В СЕЛЕКЦИОННО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ЯБЛОНИ Специальность 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических...»

«КОПИЙ ВЕРА ГЕОРГИЕВНА УДК 574.587 (252.5) СООБЩЕСТВА МАКРОЗООБЕНТОСА ПЕСЧАНОЙ ПСЕВДОЛИТОРАЛИ У ЧЕРНОМОРСКИХ БЕРЕГОВ КРЫМА Специальность 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель Заика Виктор Евгеньевич член-корреспондент НАН Украины, доктор биологических наук, профессор Севастополь 2014 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 РАЗДЕЛ 1. СОСТОЯНИЕ ИЗУЧЕННОСТИ...»

«Шапурко Валентина Николаевна РЕСУРСЫ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«ШУБНИКОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА ВЛИЯНИЕ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ И ФОРМ АДАПТИВНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ НА ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ ПАТОГЕННЫХ БУРКХОЛЬДЕРИЙ К ХИМИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИМ ПРЕПАРАТАМ 03.02.03 –...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.