WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 |

«Изменение трансинтестинальной проницаемости и показателей врожденного иммунитета у онкологических больных в периоперационном периоде ...»

-- [ Страница 2 ] --

Пробы инкубировали при 37°С на шейкере при 270 об/мин в течение 40 минут, после чего приготавливали мазки крови и окрашивали их по Романовскому-Гимзе. Для оценки фагоцитарной активности проводили микроскопию мазков в проходящем свете с иммерсией. Для проб с латексом, L. Acidophilus и S. cerevisiae вычисляли фагоцитарный индекс (ФИ) – процент клеток, осуществляющих захват тестируемых объектов, и фагоцитарное число (ФЧ) – количество частиц, захваченных одним нейтрофилом. Для оценки результатов НСТ-теста анализировали количество гранул формазана у 100 нейтрофилов и вычисляли цитологический индекс (ЦИ) по следующей формуле:

ЦИ= (1*а+2*b+3*с)/100 а – количество клеток, где гранулы формазана занимают менее половины цитоплазмы;

b – количество клеток, где гранулы занимают половину площади цитоплазмы;

с – количество клеток, в которых формазан занимает больше половины площади цитоплазмы.

Рассчитывали разницу показателей цитологического индекса в стимулированном и базальном тестах (ЦИ).

2.6.2. Исследование фенотипа лейкоцитов Использовали антитела к CD45, CD66b, CD14, CD16, CD95, CD11a, CD11b, CD11c человека, меченые флюорохромами (Becton Dickinson, USA) в следующем сочетании:

1. CD45/CD66b/CD14/CD11a

2. CD45/CD66b/CD14/CD11b

3. CD45/CD66b/CD14/CD11c

4. CD45/CD66b/CD14/CD95

5. CD45/CD14/CD16 100 мкл крови инкубировали с антителами, после чего добавляли 500 мкл раствора OptiLyse (Immunotech, France) для лизиса эритроцитов. Спустя 10 мин клетки отмывали фосфатно-солевым буфером 2 раза (5 мин при 1500 об/мин). Фенотип лейкоцитов оценивали методом проточной цитометрии на цитофлюориметре BD Canto II (Becton Dickinson, USA). В каждом образце анализировали не менее 10000 клеток.

Измерение сывороточного уровня липополисахарида 2.7.

Концентрацию липополисахарида определяли с помощью коммерческого LAL теста на основе лизата амебоцитов мечехвостов Limulus polyphemus (Hbt, Нидерланды). Использовали колориметрический метод конечной точки.

Измерение концентрации в сыворотке крови интерлейкинов 2.8.

Концентрацию цитокинов ИЛ 6, 8, 10, 18 в сыворотке крови определяли с использованием коммерческих наборов для ИФА (Вектор-Бест, Россия).

–  –  –

Статистические расчеты проводили с помощью пакета Statistica 10.

Использовали методы непараметрической статистики. Так, выборки характеризовали с помощью медианы и размаха квартилей 25%-75%.

Наличие внутригрупповых различий проверяли с помощью критерия Вилкоксона (р0,05). Для выявления межгрупповых различий использовали критерий Манна-Уитни (р0,05).

–  –  –

Источником ЛПС в организме человека помимо внешнего заражения может являться кишечник [3]. Многие бактерии теряют компоненты внешней мембраны в процессе жизнедеятельности, заново синтезируя их для поддержания морфофункциональной целостности, как например Escherichia coli. Освобождение эндотоксина происходит и при гибели микроорганизмов.

В последние годы стало известно, что низкие концентрации эндотоксина в крови необходимы для поддержания физиологической активации иммунной системы. Поэтому их также называют физиологическими [3;5]. Барьерная функция кишечника предотвращает проникновение потенциально патогенной флоры в кровоток, однако нарушение этого барьера приводит к транслокации ЛПС, а иногда и целых бактерий в близлежащие лимфоузлы и кровь.

В данном разделе работы проводилось изучение динамики уровня ЛПС в сыворотке крови у онкологических больных в периоперационном периоде.

В качестве группы сравнения использовали кровь кардиохирургических пациентов. Пробы крови в обеих группах отбирали до операции и на 1-е сутки, 3-и сутки и 5-е сутки после хирургического вмешательства.

Контрольная группа была представлена здоровыми донорами.

Данные, полученные при измерении концентрация ЛПС в крови кардиохирургических, онкологических больных и здоровых доноров представлены в таблице 2. Как следует из представленных материалов, у здоровых доноров отмечаются лишь следовые концентрации ЛПС. В частности, из 10 доноров детектируемый уровень эндотоксина, не превышающий 0,01 МЕ/мл, отмечался только в трех случаях.

–  –  –

ЗД 0 0,01 ОБ 0,011* 0 0,012 0,011* 0 0,019 0* 0 0,011 0* 0 0,011 ОС 0,039 # 0,01 0,06 0,05 0,18 0,06 0,12 0,04 0,10 0,12 0,11 0,05 КХ 0,014* 0 0,023 0,013* 0,01 0,02 ЗД – здоровые доноры, ОБ – онкологические больные без осложнений, ОС – онкологические больные с послеоперационными осложнениями, КХ – кардиохирургические пациенты. Данные представлены в виде медианы (М) и 2575 квартилей. # - достоверные изменения по сравнению со здоровыми донорами; * - достоверное отличие от показателей онкологических больных с осложнениями.

У кардиохирургических больных на дооперационном этапе ЛПС в крови не определялся. Онкологические больные ретроспективно были разделены на 2-е группы: с гнойно-септическими осложнениями и без осложнений. У группы онкологических больных с благоприятным течением послеоперационного периода ЛПС в крови практически не определялся. В то же время у больных со злокачественными новообразованиями с развившимися в раннем послеоперационном периоде осложнениями исходно регистрировались повышенные концентрации бактериального эндотоксина, превышающие 0,05 МЕ/мл. При этом на дооперационном этапе содержание ЛПС у онкологических больных с послеоперационными осложнениями достоверно превышало данный показатель у онкологических больных без осложнений, а также у кардиохирургических пациентов и здоровых доноров.

Оперативное вмешательство не приводит к достоверному изменению концентрации ЛПС в крови в группах кардиохирургических пациентов и онкологических больных без осложнений. Однако у онкологических пациентов с послеоперационными осложнениями концентрация ЛПС достоверно возрастает после хирургического вмешательства. Вместе с тем на первые сутки после операции показатели ЛПС у онкологических больных с осложнениями значимо превышали концентрации эндотоксина в крови здоровых доноров, кардиохирургических пациентов и онкологических больных без осложнений (рис. 5).

# * * * * Рис. 5. Концентрация ЛПС в крови больных до и через сутки после операции.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей; * - достоверное отличие от показателей онкологических больных с осложнениями по критерию Манна-Уитни (р0,05); # - достоверное внутригрупповое отличие от показателей до операции по критерию Вилкоксона (р0,05).

При исследовании динамики концентрации ЛПС в крови онкологических пациентов оказалось, что данный показатель в группе онкологических пациентов с послеоперационными осложнениями был достоверно выше, чем у онкобольных без осложнений на всем протяжении исследования (рис. 6).

* * * * Рис. 6. Динамика концентрации ЛПС у онкологических пациентов в периоперационном периоде.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей; * - достоверное отличие между группами по критерию Манна-Уитни.

Таким образом, проведенное исследование динамики уровня ЛПС позволило установить, что у онкологических больных с развившимися осложнениями уже на дооперационном этапе достоверно превышены концентрации бактериального эндотоксина по сравнению с показателями пациентов со злокачественными новообразовании без послеоперационных осложнений, а также кардиохирургических больных и здоровых доноров.

Кроме того, на протяжении всего исследуемого периоперационного периода концентрация ЛПС у онкологических больных с осложнениями была выше, чем у онкологических пациентов с благоприятным течением послеоперационного периода. Вышеизложенное свидетельствует о том, что уже на дооперационном этапе можно прогнозировать риск развития гнойносептических осложнений у онкологических больных с повышенным уровнем ЛПС в крови.

Исследование трансинтестинальной проницаемости 2.2.

Потенциальной причиной наличия в крови ЛПС может являться повышенная проницаемость кишечной стенки. Поэтому следующим этапом работы стало исследование трансинтестинальной проницаемости у разных групп пациентов на фоне оперативного вмешательства.

Для оценки трансинтестинальной проницаемости использовали определения экскреции с мочой лактулозы и маннитола.

Полученные показатели экскреции лактулозы и маннитола представлены в таблице 3 и 4, соответственно.

На начальном этапе проводилось сравнение показателей трансинтестинальной проницаемости у кардиохирургических и онкологических больных до операции и через 1 сутки после.

При исследовании уровня выведения лактулозы оказалось, что на дооперационном этапе процент экскреции данного сахара у онкологических больных с осложнениями был достоверно выше, чем в группе кардиохирургических пациентов и онкологических больных без осложнений.

После операции процент выведения лактулозы достоверно возрастал в группах кардиохирургических пациентов и онкологических больных без осложнений.

В группе онкологических больных с послеоперационными осложнениями исследуемый параметр имел недостоверную тенденцию к увеличению (p= 0,06), однако существенно (p0,05) превышал исследуемый показатель у онкологических больных без осложнений и кардиохирургических пациентов. Процент выведения лактулозы в группе онкологических больных без осложнений достоверно не отличался от такового у кардиохирургических пациентов, как до, так и после операции (рис. 7).

–  –  –

Рис. 7. Процент выведения лактулозы за 1 сутки до и через 1 сутки после операции у кардиохирургических больных, онкологических пациентов без послеоперационных осложнений и с осложнениями.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей; * - достоверное межгрупповое отличие от показателей онкологических больных с осложнениями по критерию Манна-Уитни (р0,05); # - достоверное внутригрупповое отличие от показателей до операции по критерию Вилкоксона (р0,05).

Процент выведения маннитола в группе онкологических больных с послеоперационными осложнениями исходно также достоверно превышал показатели кардиохирургических больных и онкологических пациентов без осложнений. Экскреция маннитола у онкологических больных с послеоперационными осложнениями достоверно увеличивалась через 1 сутки после хирургического вмешательства. Процент выведения маннитола достоверно не отличался между группами кардиохирургических больных и онкологических пациентов без осложнений до и после операции;

хирургическое вмешательство также не приводило к достоверному изменению данного параметра в указанных группах (рис. 8).

#

–  –  –

Рис. 8. Процент выведения маннитола за сутки до операции и на первые сутки после операции у кардиохирургических больных и онкологических пациентов без послеоперационных осложнений и с таковыми.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей; * - достоверное межгрупповое отличие от показателей онкологических больных с осложнениями по критерию Манна-Уитни (р0,05); # - достоверное внутригрупповое отличие от показателей до операции по критерию Вилкоксона (р0,05).

У онкологических больных исследовалась динамика экскреции маннитола и лактулозы в раннем послеоперационном периоде. При изучении уровня выведения лактулозы было установлено, что процент ее экскреции в группе пациентов с осложнениями остается повышенным в течение 5 суток после операции, в то время как у больных без осложнений операции этот параметр на 5 сутки послеоперационного периода не отличается от исходных значений (рис. 9).

* * * Рис. 9. Изменение процента экскретированной с мочой лактулозы на протяжении периоперационного периода у пациентов без послеоперационных осложнений и с таковыми.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей; * - достоверное отличие между группами по критерию Манна-Уитни (р0,05).

Процент выведения маннитола в группе с осложнениями был достоверно выше, чем у пациентов без осложнений только до и через 1 сутки после операции, в то время как в последующий период (3-5 сутки) достоверных отличий не выявлено (рис. 10).

* * Рис. 10. Изменение процента экскретированного с мочой маннитола на протяжении периоперационного периода у пациентов без послеоперационных осложнений и с таковыми.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей; * - достоверное отличие между группами по критерию Манна-Уитни (р0,05).

Таким образом, процент выведения лактулозы в группе онкологических больных с послеоперационными осложнениями выше, чем у пациентов без осложнений до операции, на первые и пятые сутки после операции. Уровень экскреции маннитола у онкологических пациентов с послеоперационными осложнениями выше, чем таковой у больных без осложнений, до операции и на первые сутки после операции.

Процент выведения лактулозы и маннитола у онкологических больных с послеоперационными осложнениями превышает показатели кардиохирургических пациентов, как до операции, так и на первые сутки после. Показатели трансинтестинальной проницаемости онкологических больных без осложнений не отличаются от таковых в группе кардиохирургических пациентов до операции и через 24 часа. Полученные результаты позволяют заключить, что у онкологических больных с осложнениями отмечается повышение кишечной проницаемости еще на дооперационном этапе и существенное возрастание на первые сутки после операции. Отмеченная динамика повышения трансинтестинальной проницаемости соответствует увеличению содержания ЛПС в крови, что позволяет предположить возможность поступления в системный кровоток бактериального эндотоксина вследствие повышения проницаемости стенки кишечника.

Цитокиновый профиль 3.3.

Для оценки цитокинового профиля у пациентов исследуемых групп определяли уровень ИЛ-1, ФНО, ИЛ-4, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-10 и ИЛ18 в сыворотке крови.

При оценке содержания ИЛ-1, ФНО, ИЛ-4 не было обнаружено различий между группами, при этом концентрации этих боирегуляторов находились в пределах физиологических колебаний и не превышали 5 пг/мл.

Динамика и уровни содержания в крови ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-10 и ИЛ-18 оказались более значимыми. У онкологических и кардиохирургических больных концентрации ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-10, ИЛ-18 были исследованы на протяжении периоперационного периода (табл. 5-8).

Концентрации ИЛ-6 в дооперациооном периде у пациентов исследуемых групп и здоровых доноров существенно не различались и детектируемые уровни рассматриваемого медиатора регистрировались только в отдельных случаях у онкологических больных На первые сутки после операции концентрация ИЛ-6 существенно возрастала в обеих группах онкологических больных по сравнению с дооперационным уровнем. У онкологических больных без осложнений повышенный уровень этого цитокина сохранялся в течение 3-х суток после операции, в то время как у больных с осложнениями высокое содержание ИЛ-6 регистрировалось и на 5-е сутки (табл. 5, рис. 11).

–  –  –

# # # Рис. 11. Изменение концентрации ИЛ-6 на протяжении периоперационного периода у пациентов без послеоперационных осложнений и с таковыми.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей;# - достоверное внутригрупповое отличие от показателей до операции по критерию Вилкоксона (р0,05).

Содержание ИЛ-8 в сыворотке крови онкологических и кардиохирургических больных достоверно не отличалось и было на уровне показателей здоровых доноров (табл. 6). Однако следует отметить, что в группе онкологических больных с осложнениями у отдельных пациентов концентрации ИЛ-8 превышали 20 пг/мл, тогда как у пациентов остальных групп максимальное значение этого показателя было почти в 2 раза меньше.

Через сутки после операции не происходило достоверных изменений исследуемого параметра ни в одной из групп (рис. 12). Однако на 3-и – 5-е сутки отмечалось повышение медианных значений содержания ИЛ-8, которое у отдельных больных с осложнениями превышало 40 пг/мл. У онкологических больных с послеоперационными осложнениями наблюдалась недостоверная тенденция возрастания концентрации цитокина на пятые сутки после операции. Достоверных межгрупповых отличий не выявлено (рис. 13). Следует отметить выраженные индивидуальные колебания концентрации этого цитокина в послеоперационном периоде, при этом пик концентрации ИЛ-8 наблюдался на фоне гнойно-септических проявлений.

–  –  –

Рис. 12. Концентрация ИЛ-8 в сыворотке крови пациентов до операции и после, а также здоровых доноров.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей.

Рис. 13. Динамика концентрации ИЛ-8 на протяжении периоперационного периода у пациентов без послеоперационных осложнений и с таковыми.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей.

Содержание в крови ИЛ-10 в группе онкологических больных с осложнениями на дооперационном этапе достоверно превышало показатели здоровых доноров, кардиохирургических пациентов и онкологических больных без осложнений. Концентрация ИЛ-10 достоверно возрастала через сутки после оперативного вмешательства у всех групп больных, при этом боле высокие цифры концентрации ИЛ-10 отмечены у больных с послеоперационными осложнениями (табл. 7, рис. 14, 15).

# # * * Рис. 14. Концентрация ИЛ-10 в сыворотке крови онкологических и кардиохирургических пациентов до операции и через сутки после.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей; # - достоверное внутригрупповое отличие от показателей до операции по критерию Вилкоксона (р0,05); * - достоверное отличие от показателей онкологических больных с послеоперационными осложнениями по критерию Манна-Уитни (р0,05).

# * Рис. 15. Изменение концентрации ИЛ-10 на протяжении периоперационного периода у пациентов без послеоперационных осложнений и с таковыми.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей. # - достоверное внутригрупповое отличие от показателей до операции по критерию Вилкоксона (р0,05); * - достоверное отличие между группами по критерию Манна-Уитни (р0,05).

–  –  –

ЗД 0,00 0,00 0,44 ОБ 0,64 0,00 2,76 10,35 20,21 1,97 9,79 1,28 9,40 14,75 5,06 3,72 ОС 6,32 1,49 8,93 16,15 29,98 5,15 43,13 1,60 43,47 23,98 11,52 10,58 КХ 0,00 0,00 1,79 3,27 23,91 13,33 ЗД – здоровые доноры; ОБ – онкологические больные без осложнений, ОС – онкологические больные с послеоперационными осложнениями, КХ – кардиохирургические пациенты. Данные представлены в виде медианы (М) и 2575 квартилей.

–  –  –

ЗД 167,95 165,7 187,68 ОБ 86,9 99,2 125,6 103,7 144,1 129,5 157,4 126,9 212,9 93,2 132,3 159,5 ОС 99,3 235,3 264,2 170,5 271,2 221,6 587,3 231,2 707,6 224,8 235,1 343,2 ЗД – здоровые доноры; ОБ – онкологические больные без осложнений, ОС – онкологические больные с послеоперационными осложнениями. Данные представлены в виде медианы (М) и 2575 квартилей.

При исследовании динамики ИЛ-18 достоверных межгрупповых различий не выявлено (табл. 8, рис. 16). В предоперационном периоде содержание ИЛ-18 у больных и здоровых доноров существенно не отличались. В первые сутки после операции концентрация данного цитокина была достоверно повышена в группе онкологических больных с осложнениями, по сравнению с онкологическими больными без осложнений.

На 3-и и 5-е сутки послеоперационного периода статистически значимых различий между отмеченными группами онкологических больных не было отмечено. Однако в эти периоды наблюдения у больных отмечались значительные индивидуальные колебания, при этом у отдельных пациентов концентрация ИЛ-18 достигала чрезвычайно высоких значений, превышая 500 пг/мл.

Рис. 16. Изменение концентрации ИЛ-18 на протяжении периоперационного периода у пациентов без послеоперационных осложнений и с таковыми.

Данные представлены в виде медианы и размаха квартилей.

Таким образом, на дооперационном этапе у онкологических больных с осложнениями была повышена концентрация ИЛ-10. На первые сутки после содержание ИЛ-10 возрастало у всех групп пациентов. ИЛ-10 относится к противовоспалительным цитокинам, индуцируемым бактериальным эндотоксином. ИЛ-10 может играть двойственную роль и при определенных условиях способен поддерживать воспалительный медиаторный каскад. У обеих групп онкологических больных концентрация в крови ИЛ-6 увеличивалась до максимальных значений через 24 ч после операции.

Известно, что синтез ИЛ-6 усиливается под действием бактериальных компонентов, в частности, ЛПС. ИЛ-6 является медиатором воспаления, стимулируя синтез белков острой фазы, пролиферацию и активацию Т- и Влимфоцитов, дифференцировку цитотоксических Т-клеток и повышая активность NK-клеток [12]. В ряде исследований было обнаружено достоверное повышение концентрации ИЛ-6 у пациентов с сепсисом, причем данное повышение имело прямую корреляцию с тяжестью септической реакции. Показано, что концентрации ИЛ-6 1000 пг/мл являются прогностически значимыми в оценке смертности [56]. ИЛ-8 секретируется нейтрофилами в ответ на действие ЛПС. Содержание ИЛ-8 у онкологических больных повышалось к 5-м суткам после операции, при этом наибольшие концентрации наблюдались у пациентов с гнойно-воспалительными осложнениями. ИЛ-8 является маркером гнойно-септических осложнений, повышение его концентрации в крови по мнению Тугуз А.Р. [12] опережает клинические проявления воспалительных процессов. ИЛ-18 относится к иммунорегуляторным медиаторам и является одним из ключевых цитокинов, вовлеченных в формирование врожденного и приобретенного иммунного ответа. ИЛ-18 способен активировать клеточный иммунитет при онкологических и инфекционных процессах. Продукция ИЛ-18 индуцируется бактериальным эндотоксином. Следовательно, повышенные уровни ЛПС у онкологических больных с осложнениями, взаимодействующего с TLR4 рецепторами эффекторов врожденного иммунитета, приводят к продукции биомодуляторов – индукторов системной воспалительной реакции.

Исследование функциональной активности гранулоцитов и 3.4.

моноцитов Чрезмерная активация клеток врожденного иммунитета запускает каскадную гиперпродукцию медиаторов воспаления, что ведет к эскалации патологических нарушений в организме больного. Поэтому оценка функциональной активности клеток-эффекторов врожденного иммунитета, и, в частности, нейтрофилов может отражать изменение иммунного статуса больного и являться фактором прогноза развития бактериальных осложнений на фоне течения основного заболевания.

3.4.1. Фагоцитарная активность нейтрофилов Полиморфноядерные нейтрофилы составляют первую линию неспецифической противомикробной защиты. Они первыми мобилизуются в очаг воспаления или инфекции, и от их фагоцитарной активности зависит элиминация возбудителей. Нейтрофилы обладают всеми функциями фагоцитирующих клеток: адгезивностью, подвижностью, способностью к хемотаксису, способностью захватывать бактерии и другие частицы, убивать захваченные организмы с помощью кислородозависимых или кислородонезависимых механизмов и элиминировать захваченные объекты фагоцитоза.

Поглотительная активность нейтрофилов оценивалась с использованием в качестве объектов фагоцитоза различных чужеродных агентов: латекса, молочнокислых бактерий и дрожжевых грибов (рис. 17).

Б А Г В

–  –  –

При оценке в работе активности клеток-эффекторов врожденного иммунитета в качестве группы сравнения выступали больные бронхиальной астмой. Это связано с тем, что у больных бронхиальной астмой в стадии обострения отмечаются повышенные концентрации в крови ряда про- и противовоспалительных цитокинов (ИЛ-1, ФНО, ИЛ-4), а также плейотропных ИЛ-6 и ИЛ-17 [7;20;76]. Данные изменения содержания цитокинов в сыворотке крови сопровождаются увеличением спонтанной продукции лейкоцитами медиаторов воспаления ИНФ и ИЛ-1. Подобный дисбаланс цитокинового профиля с одновременной экспрессией Th1- и Th2медиаторов, участвующих в развитии воспаления и аллергических реакций, может отражаться на изменении реактивности, в первую очередь, эффекторов врожденного иммунитета [8].

Показатели поглотительной активности нейтрофилов сравнивались у здоровых доноров, больных бронхиальной астмой, кардиохирургических и онкологических пациентов на дооперационном этапе. При использовании в качестве объекта фагоцитоза гранул латекса, оказалось, что ФИ у больных бронхиальной астмой и онкологических пациентов с осложнениями достоверно выше, чем в остальных группах. ФИ у онкологических больных без осложнений также достоверно превышал показатели здоровых доноров и кардиохирургических больных (рис. 18).

Процент нейтрофилов, фагоцитирующих был L. Acidophilus, достоверно выше в группах онкологических пациентов и больных бронхиальной астмой. Показатели кардиохирургических пациентов не отличались от здоровых доноров (рис. 19).

–  –  –

* Рис. 18. Фагоцитарный индекс при использовании гранул латекса в качестве объекта фагоцитоза у здоровых доноров, больных бронхиальной астмой, кардиохирургических и онкологических пациентов на дооперационном этапе # - достоверное отличие от показателей здоровых доноров и кардиохирургических пациентов по критерию Манна-Уитни (р0,05); * - достоверное отличие от показателей онкологических пациентов с послеоперационными осложнениями и больных бронхиальной астмой по критерию Манна-Уитни (р0,05).

–  –  –

Рис. 19. Фагоцитарный индекс при использовании L. Acidophilus в качестве объекта фагоцитоза у здоровых доноров, больных бронхиальной астмой, кардиохирургических и онкологических пациентов на дооперационном этапе.

# - достоверное отличие от показателей здоровых доноров и кардиохирургических пациентов по критерию Манна-Уитни (р0,05).

При изучении фагоцитарной активности на модели S. Cerevisiae, ФИ у онкологических больных был достоверно выше, чем у остальных групп.

Процент фагоцитирующих нейтрофилов у больных бронхиальной астмой превышал таковой у здоровых доноров. Показатели же кардиохирургических пациентов не отличались от здоровых доноров (рис. 20).

–  –  –

* Рис. 20. Фагоцитарный индекс при использовании S. cerevisiae в качестве объекта фагоцитоза у здоровых доноров, больных бронхиальной астмой, кардиохирургических и онкологических пациентов на дооперационном этапе.

# - достоверное отличие от показателей здоровых доноров по критерию МаннаУитни (р0,05); * - достоверное отличие от показателей онкологических пациентов по критерию Манна-Уитни (р0,05) Для изучения влияния хирургического вмешательства на показатели фагоцитарной активности проводили сравнение групп онкологических и кардиохирургических больных на дооперационном этапе и через 24 часа после (табл. 9).

–  –  –

ОБ 36 20 42 37 25,5 59 ОС 63 55 71 63 43,25 70,75

–  –  –

18,5 15,25 37,5 39,5 37 43,75 ОБ 69,5 61,75 73,5 60 60 64 ОС 77,5 59,5 90,25 69 57,25 73,75

–  –  –

С использованием в качестве объекта фагоцитоза L. Acidophilus ФИ у кардиохирургических больных достоверно возрастал в 2,1 раза (рис. 22). В остальных случаях операция не приводила к статистически значимому внутригрупповому изменению (рис. 20, 23).

При использовании L. Acidophilus через сутки после операции ФИ в группе онкологических больных без осложнений достоверно превышал показатели кардиохирургических пациентов (рис. 22).

–  –  –

Рис. 21. Фагоцитарный индекс при использовании гранул латекса в качестве объекта фагоцитоза у кардиохирургических и онкологических пациентов накануне и через 24 часа после оперативного вмешательства.

–  –  –

Рис. 22. Фагоцитарный индекс при использовании L. acidophilus в качестве объекта фагоцитоза у кардиохирургических и онкологических пациентов накануне и через 24 часа после оперативного вмешательства.

# - достоверное отличие от показателей кардиохирургических пациентов по критерию Манна-Уитни (р0,05). @ - достоверное внутригрупповое отличие от показателей до операции по критерию Вилкоксона (р0,05).

–  –  –

Рис. 23. Фагоцитарный индекс при использовании S. cerevisiae в качестве объекта фагоцитоза у кардиохирургических и онкологических пациентов накануне и через 24 часа после оперативного вмешательства.

# - достоверное отличие от показателей кардиохирургических пациентов по критерию Манна-Уитни (р0,05). * - достоверное отличие от показателей онкологических пациентов с послеоперационными осложнениями по критерию Манна-Уитни (р0,05).

Также в работе исследовалась динамика фагоцитарной активности нейтрофилов у онкологических больных на протяжении периоперационного периода (рис. 24-26). Значимые различия между больными с/без послеоперационных осложнений выявлены только на дооперационном этапе при использовании латекса (рис.24) и на первые сутки после операции в опыте с использованием дрожжей (рис. 26).

* Рис. 24. Изменение ФИ при использовании гранул латекса в качестве объекта фагоцитоза у онкологических больных без послеоперационных осложнений и с таковыми в периоперационном периоде.

* - достоверное отличие между группами по критерию Манна-Уитни (р0,05).

Рис. 25. Изменение ФИ при использовании L. acidophilus в качестве объекта фагоцитоза у онкологических больных без послеоперационных осложнений и с таковыми в периоперационном периоде.

* Рис. 26. Изменение ФИ при использовании S. cerevisiae в качестве объекта фагоцитоза у онкологических больных без послеоперационных осложнений и с таковыми в периоперационном периоде.

* - достоверное отличие между группами по критерию Манна-Уитни (р0,05).

3.4.2. Кислородзависисимая цитотоксичность нейтрофилов Тест восстановления НСТ позволяет оценить активность кислородзависимых метаболических процессов в клетке по количеству выпавших кристалов формазана (рис. 27).

Рис. 27. Выпавшие в нейтрофиле гранулы формазана.

–  –  –

Рис. 29. Разница цитологических индексов стимулированного и базального НСТ-тестов за 24ч до операции и на следующие сутки.

У онкологических больных на протяжении периоперационного периода также не выявлено достоверных изменений показателей НСТ-теста (рис. 30, 31).

Рис. 30. Изменение цитологического индекса (ЦИ) в базальном НСТ-тесте на протяжении периоперационного периода.

Рис. 31. Разница цитологических индексов стимулированного и базального НСТ-тестов на протяжении периоперационного периода.

3.4.3. Исследование фенотипа лейкоцитов Клетки крови окрашивались антителами к лейкоцитарному антигену CD45, на графике в зависимости от бокового и прямого светорассеивания выделяются популяции лейкоцитов (рис. 32).

–  –  –

Рис. 33. Гистограмма распределения гранулоцитов по наличию молекулы CD66b.

Фенотип гранулоцитов 3.4.3.1.

В ходе работы был исследован фенотип гранулоцитов (CD45+CD66b+ клетки), а именно экспрессия на их поверхности интегринов СD11a, CD11b, CD11c и маркера апоптоза CD95 (табл. 10).

Статистический анализ полученных результатов показал, что у здоровых доноров процент гранулоцитов, экспрессирующих на поверхности маркеры CD11a, CD11b и CD11c, достоверно ниже, чем у онкологических больных на дооперационном этапе (рис. 34-36). Достоверных отличий в экспрессии исследуемых интегринов между группами онкологических больных с осложнениями и без выявлено не было на всем протяжении периоперационного периода (рис. 34-36).

Рис. 34. Динамика относительного содержания CD45+CD66b+CD11a+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Рис. 35. Динамика относительного содержания CD45+CD66b+CD11b+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Рис. 36. Динамика относительного содержания CD45+CD66b+CD11с+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Процент гранулоцитов, экспрессирующих маркер апоптоза CD95, был достоверно ниже у онкологических больных в сравнении со здоровыми донорами. При исследовании динамики содержания CD95+ гранулоцитов у онкологических больных в периоперационном периоде выявлено, что на пятые сутки после операции данный показатель достоверно ниже в группе пациентов с осложнениями (рис. 37).

* Рис. 37. Динамика относительного содержания CD45+CD66b+CD95+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Фенотип моноцитов 3.4.3.2.

Также был исследован фенотип моноцитов (CD45+CD14+ клетки).

Однако, достоверных отличий в экспрессии интегринов CD11a, CD11b, CD11c и маркера апоптоза CD95 не выявлено (рис. 38-41).

Рис. 38. Динамика относительного содержания CD45+CD14+CD11a+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Рис. 39. Динамика относительного содержания CD45+CD14+CD11b+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Рис. 40. Динамика относительного содержания CD45+CD14+CD11c+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Рис. 41. Динамика относительного содержания CD45+CD14+CD95+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

При анализе моноцитов, экспрессирующих на поверхности маркер CD16, оказалось, что у онкологических пациентов на дооперационном этапе процент CD14+CD16+ клеток достоверно выше, чем у здоровых доноров.

Также на вторые сутки после операции относительная численность данной популяции моноцитов у онкологических больных с послеоперационными осложнениями была достоверно выше, чем у пациентов без осложнений (рис.

42).

* Рис. 42. Динамика относительного содержания CD45+CD14+CD16+ клеток в крови онкологических больных и показатели здоровых доноров.

Таблица 10. – Процент клеток, экспрессирующих различные маркеры.

Точка забора Онкологические больные Онкологические больные с Фенотип

–  –  –

Таким образом, на дооперационном этапе у онкологических больных CD66b+CD11а+, CD66b+CD11b+, относительное содержание популяций CD66b+CD11c+, CD14+CD16+ выше, чем у здоровых доноров. А процент гранулоцитов, экспрессирующих CD95, достоверно ниже, чем у здоровых пациентов. В послеоперационном периоде выявлены следующие различия особенностей фенотипа. На третьи сутки после операции в группе онкологических больных с осложнениями процент CD16+ моноцитов выше, чем у пациентов без осложнений. На пятые сутки после операции у больных с осложнениями снижено количество гранулоцитов, несущих маркер CD95.

Обсуждение

Ряд клинических исследований показал, что бактериальный эндотоксин может обнаруживаться в кровотоке и при отсутствии инфекции. В частности, хирургическая травма, ожоги и другие патологические состояния могут приводить к нарушению кишечной проницаемости и транслокации ЛПС в системный кровоток, даже при отсутствии каких-либо признаков инфекции [29]. В настоящем исследовании показано, что у онкологических больных с послеоперационными осложнениями на дооперационном этапе концентрация ЛПС в крови была достоверно выше, чем у остальных исследуемых групп пациентов. После операции уровень ЛПС у этой группы больных достоверно возрастал и был повышен в сравнении с онкологическими больными без осложнений. Достоверного изменения концентрации ЛПС в ответ на оперативное вмешательство у кардиохирургических пациентов и онкологических больных без осложнений не выявлено, однако это может объясняться тем, что свободный ЛПС в крови связывается с ЛПСсвязывающим белком (ЛСБ). Данный комплекс не определяется с помощью использованной тест-системы.

Для распознавания ЛПС требуется участие различных TLR4 акцессорных молекул. ЛПС сначала связываются с ЛПС – связывающим белком плазмы, который перемещает его к рецепторам макрофагов (CD14).

Далее ЛПС взаимодействует с TLR4 и инициирует каскад внутриклеточных реакций, приводящих к запуску синтеза медиаторов воспаления макрофагами.

Полученные данные согласуются с результатами других исследований, показавших увеличенный уровень ЛПС у онкологических больных с сепсисом [2]. Авторы предлагают использовать нарастание концентрации ЛПС и снижение содержания ЛСБ как прогностический фактор неблагоприятного течения сепсиса [1].

Показатели кишечной проницаемости в группе онкологических больных без осложнений не отличались от таковых у кардиохирургических пациентов как до, так и после операции. Это позволяет предположить, что локализация опухоли в органах желудочно-кишечного тракта, сама по себе не влияет на трансинтестинальную проницаемость. Однако исследуемые параметры были повышены в группе онкологических больных с послеоперационными осложнениями, что наблюдалось уже на дооперационном этапе. Хирургическое вмешательство приводило к возрастанию экскреции лактулозы у всех исследуемых групп больных.

Результаты данного исследования согласуются с имеющимися литературными данными о повышении трансинтестинальной проницаемости в ответ на хирургическое вмешательство [17]. Рассматриваемое явление наблюдалось не только в группе онкологических больных, у которых в ходе операции нарушалась целостность желудочно-кишечного тракта, но и во время кардиохирургических манипуляций, не оказывающих непосредственного влияния на состояние кишечной стенки. У онкологических больных с послеоперационными осложнениями проницаемость кишечной стенки была повышена на протяжении послеоперационного периода в сравнении с пациентами без осложнений.

Результаты настоящей работы свидетельствуют о повышенной кишечной проницаемости онкологических больных с послеоперационными осложнениями в сравнении с кардиохирургическими пациентами и группой онкологических больных без осложнений. Возможно, повышенную трансинтестинальную проницаемость можно связать с развитием послеоперационных воспалительных осложнений.

Измерение экскреции с мочой неметаболизируемых сахаров, введенных перорально, широко используется для исследования кишечной проницаемости, как при различных патологиях, так и в здоровом организме.

Метод двух сахаров основан на том, что небольшие молекулы (маннитол, рамноза) проходят через слизистую оболочку кишечника трансцеллюлярным путем, а большие молекулы (лактулоза, целлобиоза) – парацеллюлярным путем, через плотные контакты. Таким образом, возрастание процента экскреции лактулозы свидетельствует о повышении проницаемости плотных контактов.

Межклеточные плотные контакты представляют собой комплекс из нескольких белков, формирование которого регулируется множеством факторов. Так, имеются данные об изменении числа плотных контактов в ответ на действие интерферона, фактора некроза опухоли, интерлейкинов 1, 4, 6, 10, различных факторов роста. Механизмы такой регуляции связывают с влиянием вышеперечисленных цитокинов на реорганизацию актинового цитоскелета, что ведет к изменению структуры плотных контактов [27].

В данном исследовании хирургическое вмешательство приводило к возрастанию содержания в крови ИЛ-10 у онкологических больных без осложнений и кардиохирургичсеких пациентов. У онкологических больных как без, так и с осложнениями увеличивалась концентрация также и ИЛ-6.

Полученные данные согласуются с описанными выше литературными данными о возрастании содержания как про-, так и противовоспалительных цитокинов после оперативного воздействия.

ИЛ-6 является одним из предполагаемых маркеров тяжести инфекционного или неинфекционного стресса, индуцируя продукцию белков острой фазы. Роль ИЛ-6 в патогенезе септического шока и ПОН, а также его прогностическое значение рассматривается многими авторами, однако результаты противоречивы. Повышенный уровень данного цитокина отмечают при септических состояниях [10;34], но его прогностическое значение не подтверждено. Возрастание концентрации ИЛ-6 в крови отмечено после хирургических операций, причем содержание цитокина коррелирует со сложностью оперативного вмешательства [34;77;83]. Эти работы служат основанием рассматривать ИЛ-6 в качестве прогностического маркера послеоперационных инфекционных осложнений. Однако интерпретация сывороточных уровней цитокинов неоднозначна, так как ИФА позволяет определить только свободные формы, а не связанные с клеточными или растворимыми рецепторами.

Экспрессия цитокинов моноцитами стимулируется бактериальными продуктами. Так, попавший в кровоток ЛПС связывается с CD14 на поверхности моноцитов, активируя через TLR4 внутриклеточные сигнальные каскады, транскрипционные факторы и, в конечном счете, синтез цитокинов.

ФНО является основным цитокином, регулирующим иммунный ответ посредством усиления пролиферации клеток, экспрессии рецепторов, миграции. Кроме того, ФНО влияет на продукцию других цитокинов [21].

С помощью моноклональных антител выделяются классические CD14++ CD14+CD16+ моноциты и популяция Показано, что [121].

численность последних существенно возрастает у пациентов с тяжелой инфекцией [84]. Моноциты CD14+CD16+ характеризуются повышенным уровнем экспрессии антигенов и определенным набором HLA-DR синтезируемых цитокинов [122]. В частности, эти клетки эффективно продуцируют ФНО, в то время как синтез противовоспалительных цитокинов, например, ИЛ-10, практически отсутствует в сравнении с классическими моноцитами [50].

По результатам настоящей работы относительное содержание CD14+CD16+ субпопуляции моноцитов оказывается выше у онкологических больных, чум у здоровых доноров. Также в послеоперационном периоде данный показатель у онкологических больных с осложнениями превышает таковой у пациентов без осложнений. Это говорит о повышенной активации моноцитарного звена иммунитета у онкологических больных с развившимися после операции осложнениями.

Интегрины являются гетеродимерными рецепторами на поверхности клетки. Семейство лейкоцитарных CD11/CD18 интегринов участвует в различных иммунологических функциях, в частности, клеточной адгезии, миграции и фагоцитозе [59;113]. Молекула CD11а экспрессируется на поверхности лейкоцитов в составе гетеродимера с CD18, чьим лигандом является молекула межклеточной адгезии ICAM-1 на поверхности клеток эндотелия [109]. Таким образом, интегрин CD11а на гранулоцитах опосредует их прикрепление к эндотелиальной стенке и последующую экстравазацию [66]. CD11b в комлексе с CD18 распознает компонент C3b комплемента, тем самым участвуя в процессах фагоцитоза [32]. Рецептор CD11c/CD18 экспрессируется на поверхности моноцитов, гранулоцитов, макрофагов, дендритных клеток, подтипах Т и В лимфоцитов. Он взаимодействует с внеклеточными молекулами коллагена, гепарина, фибриногена, растворимой формой комплемента а также C3b, поверхностными молекулами межклеточной адгезии ICAM-1, 2, 4 типов и сосудистой молекулой адгезии VCAM-1 [113].

В настоящей работе показано, что на дооперационном этапе у онкологических больных повышено содержание гранулоцитов, несущих функциональные интегрины CD11a, b, c. Кроме этого, у онкологических CD66b+CD95+ больных ниже процентное содержание клеток. Это свидетельствует о повышенной активности гранулоцитов, в частности их способности к миграции через стенки сосудов, межклеточной адгезии, фагоцитозу. Кроме того, они оказываются менее подвержены процессу апоптоза. Процент гранулоцитов, несущих маркер ниже у CD95 онкологических пациентов с осложнениями в сравнении с больными без таковых на пятые сутки после операции.

Нарушение кишечного барьера является центральным звеном в гипотезе транслокации бактериальных токсинов. РАМРs могут достигать системного кровообращения через портальный тракт или через лимфатические сосуды. Бактериальные эндотоксины и экзотоксины, выходящие из кишечника, вносят значительный вклад в активацию механизмов воспаления. Первую линию защиты составляют нейтрофилы, осуществляющие фагоцитоз чужеродных объектов.

На дооперационном этапе онкологические больные характеризовались повышенной поглотительной активностью в отношении латекса, молочнокислых бактерий и дрожжевых грибов. Показатели онкологических пациентов с осложнениями не отличались от таковых у больных бронхиальной астмой. Это свидетельствует об изначально активированном состоянии нейтрофилов.

После хирургического вмешательства у кардиохирургических больных возрастал фагоцитарный индекс только в отношении L. Acidophilus, что может быть связано с различной природой объектов фагоцитоза. У онкологических больных не происходило достоверных изменений ФИ, что связано с его изначально высокими значениями.

В последнее время все больше работ обращают внимание на развитие сложного ответа со стороны врожденного иммунитета после травмы. Это не только инициация ССВР, но и компенсаторного противовоспалительного ответа. Клинических исход зависит от степени выраженности и продолжительности этих реакций. Однако мало известно о функциональной активности нейтрофилов и моноцитов при упомянутых патологических состояниях и эти данные протворечивы. Так, показано, что после резекции легкого увеличивается содержание CD14+CD16+ субпопуляции моноцитов Также имеются работы, свидетельствующие об увеличении [64].

фагоцитарной активности циркулирующих нейтрофилов и продукции ими АФК в послеоперационном периоде [91]. У кардиохирургических пациентов после реперфузии отмечено увеличение экспрессии интегринов CD11b и CD18 на нейтрофилах и моноцитах, а также усиление продукции АФК нейтрофилами [33]. Однако у пациентов после абдоминальной хирургии через 2 ч показано снижение фагоцитарной активности нейтрофилов, продукции ими активных форм кислорода, экспрессии моноцитами CD14 и HLA-DR [67].

До настоящего времени сохраняется высокая смертность от гнойносептических осложнений, что связано с вовлечением в патогенез сепсиса не только инфекционных агентов, но и факторов иммунной системы, запускающих системную воспалительную реакцию. Все большее признание находит теория развития септических состояний в отсутствии инфекционного очага. Высокий интерес проявляется к поиску новых маркеров прогноза развития и тяжести осложнений. У онкологических больных СВР и септические осложнения развиваются чаще, вследствие самого онкологического процесса, применения лучевой и химиотерапии. Так, среди онкологических больных летальность от сепсиса на 30% выше, чем у остальных пациентов [18]. Неспособность современной антибиотикотерапии снизить летальность подтверждает предположение о небактериальной природе развития системной воспалительной реакции. В последнее время ученые все чаще связывают изменение проницаемости кишечной стенки с развитием ССВР. Нарушение кишечного барьера является ключевым событием в транслокации бактериальных токсинов из полости ЖКТ в лимфатическую, а затем и в кровеносную систему [37].

Известно, что онкологические больные характеризуются повышенным содержанием в крови различных цитокинов [9;11], влияющих на систему межклеточных контактов и, соотвествено, на проницаемость кишечника. Это, наряду с последующим стрессовым воздействием расширенного хирургического вмешательства, может стать причиной транслокации бактерий и/или их токсинов через кишечную стенку в системный кровоток, что может привести к развитию системной воспалительной реакции в раннем послеоперационном периоде. Это согласуется с данными других авторов о повышенном уровне ЛПС и некоторых цитокинов у онкологических больных с сепсисом [2;10]. Можно предположить, что, проникающий вследствие повышенной кишечной проницаемости в кровь ЛПС, посредством толлподобных рецепторов индуцирует ответ эффекторов врожденного иммунитета [13], что на фоне уже активированной иммунной системы приводит к развитию системной воспалительной реакции. Поэтому, оценка трансинтестинальной проницаемости может рассматриваться в качестве прогностического фактора неблагоприятного течения раннего послеоперационного периода у онкологических больных.

В последние годы стало очевидным, что TLRs могут распознавать ряд эндогенных продуктов, которые могут рассматриваться как «сигналы тревоги» неинфекционной природы. К эндогенным активаторам врожденного иммунитета относят: белки теплового шока, фибриноген, гиалуроновые кислоты, мочевую кислоту [65].

При травме или инфекции эффекторные клетки подвергаются воздействию не только одного сигнала, а многократному и синергичному воздействию нескольких стимулов, приводящих к усиленной продукции медиаторов воспаления. В частности, установлен синергизм в действии эндотоксина с другими агонистами TLR или лигандами Nod, микробными экзотоксинами, вирусной инфекцией, гипоксией и даже глюкозой. При инфекционном процессе ответ лейкоцитов (например, макрофагов) на PAMPs усиливается высвобождаемыми эндогенными медиаторами и кофакторами.

Следовательно, «сигналами тревоги» необходимыми для инициации системного воспалительного ответа могут быть не только микроорганизмы или их дериваты, но и продукты неинфекционной природы, в том числе и эндогенные факторы. Системное воспаление способно развиваться в отсутствие бактериемии и даже без наличия локального очага инфекции, который может быть потенциальным источником бактериальных продуктов.

Исследования последствий травмы и сердечно-сосудистой хирургии свидетельствуют о том, что индуктором генерализованной воспалительной реакции может быть эндогенная микрофлора и ее дериваты. Нарушения проницаемости кишечника приводят к транслокации ЛПС и других бактериальных токсинов в кровоток, что неизбежно индуцирует ответную воспалительную реакцию иммунной системы.



Pages:     | 1 || 3 |

Похожие работы:

«Куяров Артём Александрович РОЛЬ НОРМАЛЬНОЙ МИКРОФЛОРЫ И ЛИЗОЦИМА В ВЫБОРЕ ПРОБИОТИЧЕСКИХ ШТАММОВ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ АЛЛЕРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СЕВЕРА 03.02.03 – микробиология 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание учёной степени кандидата...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«КОЖАРСКАЯ ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ МАРКЕРОВ КОСТНОГО МЕТАБОЛИЗМА У БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 14.01.12 онкология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор биологических наук, Любимова Н.В. доктор медицинских наук, Портной С.М. Москва, 2015 г....»

«ПОДОЛЬНИКОВА ЮЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНОГО СТАТУСА МОЛОКА КОРОВ УРБАНИЗИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность: 03.02.08 – экология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Заслуженный работник высшей школы РФ доктор...»

«Егорова Жанна Геннадьевна КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ПРОДУКТИВНОСТИ И КАЧЕСТВА МЯСА, ПОЛУЧЕННОГО ОТ СВИНЕЙ ПОСЛЕ ОВАРИОЭКТОМИИ 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор технических наук, профессор Гиро Татьяна Михайловна Саратов – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4 1 ОБЗОР...»

«Петро ва Ю лия Геннад ь евна «ШКОЛА УХОДА ЗА ПАЦИЕНТАМИ» ПР И ПР ОВЕДЕНИИ МЕДИЦИНСКОЙ Р ЕАБИЛИТАЦИИ ПОСЛЕ ЦЕР ЕБР АЛЬНОГО ИНСУЛЬ ТА 14.01.11 – нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, Пряников И.В. профессор Москва – 2015 стр ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. СПЕЦИФИКА И ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ...»

«ШИТОВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ И БИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) 25.00.36 – Геоэкология (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Горно-Алтайск 201...»

«Серёгин Сергей Викторович Оптимизация конструкций рекомбинантных ДНК для получения иммунобиологических препаратов 03.01.03 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор биологических наук Бажан Сергей Иванович...»

«Мануйлов Виктор Александрович Генетическое разнообразие вируса гепатита В в группах коренного населения Сибири 03.01.00 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: член-корр. РАН, профессор, д.б.н. С.В. Нетесов...»

«Кузнецова Наталья Владимировна СОВРЕМЕННОЕ ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РЕКИ ЯХРОМА КАК МОДЕЛЬНОЙ МАЛОЙ РЕКИ ПОДМОСКОВЬЯ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук...»

«Жукова Дарья Григорьевна ДИАГНОСТИКА И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ РЕАКЦИЙ ГИПЕРЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ К ЛЕКАРСТВЕННЫМ ПРЕПАРАТАМ У БОЛЬНЫХ В ПЕРИОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ В УСЛОВИЯХ МНОГОПРОФИЛЬНОГО СТАЦИОНАРА 14.03.09 клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор...»

«Дорошенко Васса Борисовна ХОЗЯЙСТВЕННО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И КАЧЕСТВЕННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ МЯСА БЫЧКОВ КАЗАХСКОЙ БЕЛОГОЛОВОЙ ПОРОДЫ РАЗНЫХ ГЕНОТИПОВ 06.02.10 – частная зоотехния, технология...»

«Цховребова Альбина Ирадионовна ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ СРЕДЫ НА РАЗВИТИЕ БЕСХВОСТЫХ АМФИБИЙ СЕВЕРНЫХ СКЛОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА Специальность 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук профессор Калабеков Артур Лазаревич Владикавказ 2015 Содержание Ведение..3 Глава I. Обзор литературных данных. 1.1....»

«Шинкаренко Андрей Семенович Формирование безопасного и здорового образа жизни школьников на современном этапе развития общества Специальность 13.00.01– общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные...»

«ДЕНИСЕНКО ВАДИМ СЕРГЕЕВИЧ ОПЕРЕЖАЮЩАЯ ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА СТУДЕНТОВ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ СФЕРЫ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В КОНТЕКСТЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕПРЕРЫВНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание...»

«ДОРОНИН Игорь Владимирович Cистематика, филогения и распространение скальных ящериц надвидовых комплексов Darevskia (praticola), Darevskia (caucasica) и Darevskia (saxicola) 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, заслуженный эколог РФ Б.С. Туниев Санкт-Петербург Оглавление Стр....»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«ЖЕСТКОВА ДАРЬЯ БОРИСОВНА СОСТАВ И СТРУКТУРА ТРАВЯНИСТОГО ПОКРОВА ПРИДОРОЖНЫХ ТЕРРИТОРИЙ АВТОМАГИСТРАЛЕЙ КРУПНОГО ПРОМЫШЛЕННОГО ГОРОДА Специальность: 03.02.08 – Экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«_ ТЕМИРОВ Николай Николаевич КОРРЕКЦИЯ АФАКИИ РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА МУЛЬТИФОКАЛЬНЫМИ ИНТРАОКУЛЯРНЫМИ ЛИНЗАМИ С АСИММЕТРИЧНОЙ РОТАЦИОННОЙ ОПТИКОЙ Специальность 14.01.07 – «Глазные болезни» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.